Место и роль экономической науки в постиндустриальном обществе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРЖАНИЕ

  • ВВЕДЕНИЕ
  • ГЛАВА 1. МЕСТО И РОЛЬ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ
  • 1.1 Характеристика постиндустриального общества во взаимосвязи с экономической наукой
  • 1.2 Основные тенденции развития современной экономики
  • 1.3 Роль и значение экономической науки в развитии постиндустриального общества
  • ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ ДЛЯ ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА
  • 2.1 Проблемы развития современной экономической науки
  • 2.2 Роль российской экономики в переходе к постиндустриальному обществу
  • 2.3 Анализ путей совершенствования и развития экономической науки
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  • ПРИЛОЖЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Теория постиндустриального общества является сегодня одной из наиболее распространенных концепций, позволяющих адекватно осмыслить масштабные перемены, происшедшие в западных обществах на протяжении последних тридцати лет.

Именно поэтому рассмотрение темы «Место и роль экономической науки в постиндустриальном обществе» является актуальной на сегодняшний день.

Анализ данного вопроса предполагает рассмотрение не только теоретических аспектов, характеризующих процесс современной экономической мысли, но и проблем осуществления данного процесса, и, как следствие — путей их решения.

Объектом курсовой работы является процесс развития постиндустриального общества.

Предметом — место и роль экономической науки в данном процессе.

Целью работы является выявление проблем процесса развития экономической научной мысли и выявление путей их решения в постиндустриальном обществе.

Для достижения этой цели потребуется решить следующие задачи:

— изучить теоретические аспекты, характеризующие постиндустриальное общество;

— рассмотреть позицию экономической науки;

— рассмотреть тенденции развития научной экономической мысли;

— выявить проблемы развития постиндустриального общества во взаимосвязи с экономической наукой.

В ходе написания курсовой были использованы методы исследования: метод анализа экономической литературы, посвященной теоретико-методологическим основам исследования инвестиционной деятельности коммерческих банков, методы экономического анализа, синтеза, метод сравнения.

Первая глава исследования посвящена определению места и роли экономической науки в постиндустриальном обществе, во второй рассматриваются проблемы и перспективы развития экономической науки.

ГЛАВА 1. МЕСТО И РОЛЬ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ

1.1 Характеристика постиндустриального общества во взаимосвязи с экономической наукой

Для рассмотрения места экономической науки в постиндустриальном обществе, необходимо, прежде всего, проанализировать трактовку данного понятия различных исследователей.

Истоки понятия «постиндустриальное общество» вряд ли могут быть определены с достаточной точностью. С большой вероятностью можно утверждать, что термин «постиндустриализм» был введен в научный оборот А. Кумарасвами, автором ряда работ по доиндустриальному развитию азиатских стран. [4, с. 217].

Становление системы представлений о природе и характере современного общества сопровождалось активными дискуссиями и спорами относительно адекватного обозначения формирующегося социального состояния.

Вплоть до середины 70-х годов предпочтение отдавалось понятиям, в которых использовался префикс «пост-». Примером могут служить распространившиеся в то время в литературе определения западного общества как «постбуржуазного», «посткапиталистического», «постпредпринимательского» или «пострыночного», а также более общие понятия, строившиеся на признании за современным социальным состоянием посттрадиционного, постцивилизационного или даже постисторического характера.

Однако с середины 70-х годов акценты сместились на поиск более частных терминов, подчеркивающих одну или несколько важнейших тенденций в социальном развитии. Наиболее широкое признание получило понятие информационного общества; знаменательны также попытки определить формирующийся социум в терминах «организованного», «конвенционального» или «программируемого» общества. Можно назвать и некоторые другие понятия, основывающиеся на отдельных якобы фундаментальных признаках современного общества, которые, однако, оказываются при внимательном анализе весьма поверхностными и несущественными. О научной несостоятельности поиска основных принципов и отношений, способных полно и комплексно определить характер нового общества, свидетельствует все более общий характер предлагаемых понятий; в частности, отмечались даже попытки рассуждать об «активном» или «справедливом» обществе.

Весьма показательно замечание известного популяризатора современных социальных теорий О. Тоффлера о том, что все ранее предложенные определения будущего социума, в том числе и данные им самим, не являются удачными [15].

Можно сделать вывод, что на фоне всех известных определений понятие постиндустриального общества оказывается наиболее совершенным.

Оно акцентирует внимание на том основном качестве, которое преодолевается в формирующемся обществе, а именно — на индустриальной природе прежнего способа производства. Кроме того, использование этого понятия предполагает, пусть в неявном виде, что определяющие признаки нового строя невозможно четко назвать и достаточно полно описать, пока сам этой строй не достигнет известной зрелости. Именно поэтому, на наш взгляд, данный термин стал с середины 70-х годов употребляться гораздо чаще прочих.

Особое место в теории постиндустриального общества занимают положения, заимствованные из экономических концепций нашего столетия. Прежде всего, это представления о трехсекторной модели общественного производства (40-е и 50-е годы), разграничивающей всю национальную экономику на первичный (сельское хозяйство и добывающие отрасли), вторичный (обрабатывающая промышленность) и третичный (сфера услуг) секторы; о стадиях экономического роста (50-е и начало 60-х годов), часто отождествлявшихся с этапами развития самой цивилизации; представления о возможности формирования «единого индустриального общества», чрезвычайно популярные среди технократов в 60-е годы, а также некоторые положения теории конвергенции, позволявшие рассматривать с относительно унифицированных позиций противостоявшие в то время друг другу восточный и западный блоки.

1.2 Основные тенденции развития современной экономики

Исследуя тенденции развития экономической научной мысли, следует отметить, что на сегодняшний день экономику, можно охарактеризовать как информационную науку. Рассмотрим подробнее данную трактовку.

Дать однозначное определение понятия «информация» представляется достаточно сложным, поскольку в зависимости от конкретной практической сферы использования данная категория приобретает некоторые особенности, свойственные именно этой области применения и во многом специфичные. Тем не менее, можно выделить ряд общих признаков, позволяющих определить понятие «информация», охарактеризовав его наиболее важные стороны, проявляющиеся при любом практическом использовании.

Как известно, термин «информация» происходит от латинского слова «informatio», изначально изложение или разъяснение [11, с. 118]. В качестве примера существует следующее определение. Информация — это совокупность сигналов, воспринимаемых нашим сознанием, которые отражают те или иные свойства объектов и явлений в окружающей нас действительности. Природа данных сигналов подразумевает наличие принципиальных возможностей по их сохранению, передаче, трансформации.

Информация в экономике проявляется во множестве аспектов, — вот только некоторые из таких способов проявления:

производство информации как таковой — это производственная отрасль, т. е. вид экономической деятельности;

информация является фактором производства, один из фундаментальных ресурсов любой экономической системы;

информация является объектом купли-продажи, т. е. выступает в качестве товара;

некоторая часть информации является общественным благом, потребляемым всеми членами общества;

информация — это элемент рыночного механизма, который наряду с ценой и полезностью влияет на определение оптимального и равновесного состояний экономической системы;

информация в современных условиях становится одним из наиболее важных факторов в конкурентной борьбе;

информация становится резервом деловых и правительственных кругов, используемым при принятии решений и формировании общественного мнения.

Таким образом, по мере своего создания экономика информационного общества начинает использовать не два, а четыре основных ресурса: труд, капитал, индивидуальную, групповую и региональную свободу, а также релевантную информацию (постоянно обновляемые теоретические знания и различного рода сведения, в том числе практические навыки людей). Первые два из них служат факторами производства, последние два — необходимыми условиями их эффективного использования. Тем самым экономика индустриального общества переходит в свою очередную постиндустриальную фазу — информационная экономика.

Информационная экономика, получая научную информацию из многих источников, использует ее для оказания влияния на сопредельные области и отрасли экономического знания (см. ПРИЛОЖЕНИЕ 1)

Таким образом, информационная экономика в качестве области знания может быть охарактеризована как метаэкономика по отношению к отраслевым экономикам (изучающим экономические аспекты материальной базы информационных технологий, их эффективного применения, создания научных знаний и средств их передачи).

1.3 Роль и значение экономической науки в развитии постиндустриального общества

Рассмотрим роль и значение современной информационной экономики для развития постиндустриального общества.

Современная экономическая наука специфически проявляет себя в исследовании информации как ресурса, в обобщенном рассмотрении информационных отношений, объединяя отдельные их аспекты в единый объект, функционирующий в системе рынка и государственного регулирования. Ее главная роль — в изучении:

закономерных тенденций развития информационно-электронной сферы, ее функций в деле становления и развития в России информационного технологического уклада;

условий и факторов эффективного выполнения этих функций.

Продуктом информационной экономики могут быть теоретические, методологические и практические выводы и предложения по повышению эффективности функционирования информационно-электронной сферы.

В классической экономической науке капитал понимался в вещественной форме: как совокупность вещей (земля, здания, машины, сырье), способных, посредством приложения труда, увеличивать богатство (создавать доход). Такое определение капитала является правильным для экономики, в которой уровень развития производства, измеряемый потенциальным выпуском, относительно незначителен и основные события в которой происходят в производственной сфере. Затем, когда деньги стали играть большую роль в экономике, капитал стали понимать в денежной форме: как совокупность денег, за какие можно приобрести орудия труда и нанять услуги труда.

Постепенно, по мере увеличения объема использования новых знаний, уменьшается удельный вес собственности на физические объекты и увеличивается удельный вес интеллектуальной собственности. Возникает проблема прав интеллектуальной собственности. Иногда полагают, что защита интеллектуальной собственности безнадежна в мире, где господствуют ИКТ. Уже сегодня, например, незаконное копирование программных продуктов является легким делом, а завтра оно станет еще легче.

Должен быть найден оптимум, который, с одной стороны, обеспечивающий получение временной сверхприбыли, гарантируя индивидуальную (авторскую) выгодность полезной инновации, а с другой стороны, обеспечивающий как можно более широкое ее распространение в целях увеличения совокупного технологического, экономического, социального, политического или культурного потенциала.

Наконец, когда денежная экономика становится инновационной, капитал начинает функционировать в денежно-информационной форме, которая лишь временно принимает вещественную форму и затем вновь обращается в информационно-денежную. Используемая в этих случаях информация представляет собой знания и понимается трояким образом: как профессиональные знания предпринимателя и работника, как технологические знания специалиста и как предположения всех заинтересованных субъектов относительно будущего положения дел.

Услуги труда в такой экономике опираются не просто на профессиональные навыки, но на индивидуализированные знания и способности. Рынок труда предлагает уже не безличную «производственную услугу», а личность, обладающую в требуемом профессиональном диапазоне относительно редкими, а иногда даже уникальными качествами.

Квалификация, профессионализм, знания и способность к творчеству становятся основной характеристикой персонифицированных услуг труда, перестающих быть безликой «рабочей силой». Наемный труд, осуществляемый в «необходимое» рабочее время, постепенно заменяется свободным трудом, осуществляемым в свободное рабочее время. Это часть свободного времени работника, которое используется им не для отдыха и развлечений, а для (само) образования и переподготовки, для улучшения своих позиций на рынке труда и увеличения возможных доходов.

В результате указанных трансформаций капитала и услуг труда можно говорить о едином «человеческом капитале» с высокой долей профессиональной интеллектуальной собственности. В той степени, в какой «человеческий капитал» зависит от достигнутого уровня образования и науки, последние становятся «специфическими факторами производства». Текущий уровень образования и науки, характеризующий данное общество, превращается в фактор долговременной конкурентоспособности его экономики.

Информационная экономика, решая свою главную задачу — выработки рекомендаций по эффективному применению принципов информационной технологии в конкретных областях жизнедеятельности общества, неразрывно связана с практикой стратегического планирования структурной перестройки производства. Практическое применение знаний информационной экономики, таким образом, всесторонне связано с перспективами развития современного технологического потенциала общества, с авангардными отраслями, обеспечивающими экономический рост и благосостояние населения индустриально развитой страны.

ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ ДЛЯ ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОГО ОБЩЕСТВА

2.1 Проблемы развития современной экономической науки

В настоящее время во многих исследовательских работах присутствует тенденция, что наука подошла к своему естественному рубежу, за которым ничего конструктивного нет, дальше начинается своего рода метанаука. Не является исключением из общего правила и экономика.

Даже поверхностный анализ представленного списка позволяет выявить несколько особенностей в динамике экономической мысли. Рассмотрим их более подробно.

1. Постепенное исчерпание собственного объекта исследования экономической науки. Возможно, что с точки зрения науки вообще такой процесс является вполне нормальным, но с точки зрения самой экономической науки — это проявление факта исчерпания ее собственных, «внутренних» ресурсов развития. Фактически экономисты стали работать «на подхвате», стараясь вовремя уловить интересные идеи в других науках и окончательно «переварить» их с помощью своего экономического инструментария. По-видимому, данный факт может определяться либо как своеобразный конец экономической науки, либо как временный кризис.

2. Снижение качества и значимости результатов экономических исследований. Здесь следует сказать о существовании методологического положения, в соответствии с которым в экономике нет и быть не может открытий. Открытие новых явлений и законов — это удел естественных наук.

3. Снижение масштабности личности исследователя-экономиста.

Одним из признаков завершенности науки служит переход к таким теориям, понятиям и построениям, которые принципиально неверифицируемы, т. е. непроверяемым. Подобная картина в наибольшей мере характерна для физики, которая часто оперирует объектами (элементарными частицами), которые в принципе невозможно идентифицировать. Например, для обнаружения частиц, которыми оперирует современная теория поля, необходимо построить ускоритель, диаметр которого равнялся бы диаметру солнечной системы. К сожалению, нечто подобное наблюдается и в экономической науке.

Так, например, теория рефлексивности оперирует такими понятиями, как «фундаментальные условия» и «предпочтения». Однако на практике найти измерение таких понятий не представляется возможным. Дело в том, что фундаментальные условия предполагают целый вектор показателей, многие из которых невозможно измерить. Например, при оценке перспектив какой-либо фирмы должен учитываться психологический климат, установившийся между сотрудниками этой фирмы. Однако как его оценить? Кроме того, нынешнее состояние этой фирмы во многом зависит от будущей конъюнктуры, которую тоже непонятно, как оценить. В отношении предпочтений, т. е. существующих в головах субъектов мыслительных образов экономической реальности, вообще нельзя сказать ничего определенного. Если же мы не можем измерить фундаментальные условия и предпочтения, то мы не можем проверить и теорию, базирующуюся на этих понятиях.

Если мы не можем оценить основополагающие переменные экономической теории, то не можем проследить и тем более проконтролировать правильность всех логических цепочек этой теории. При желании одно и то же явление может быть одинаково успешно объяснено с помощью разных неверифицируемых теорий, и невозможно определить, какое объяснение лучше, правильней. Однако в данном случае важно другое, а именно: на современном этапе экономическая наука все активней использует абстрактные понятия и генерирует весьма красивые и мощные теории, которые при всей своей изощренности не могут быть проверены.

В настоящее время в недрах экономической науки действует несколько тенденций, которые отражают, с одной стороны, противоречия в самой науке, а с другой — тот кризис, в который попала экономика уже много лет назад. Одна из этих тенденций такова: нерешенность фундаментальных, базовых проблем на фоне тончайших исследований всяких несущественных мелочей.

Математизация экономики перешагнула все мыслимые границы, эконометрические исследования заполнили все научные издания, а целый ряд глобальных вопросов остается невыясненным. Однако если абстрагироваться от этой странной особенности экономической науки, то можно констатировать, что в целом исхожено уже все и вся. Иными словами, в настоящее время трудно удивить научную общественность новыми исследованиями. Фактически все проблемы уже ранее ставились, обсуждались и даже, быть может, решались. Следовательно, любое продвижение вперед становится малозаметным. Можно сказать, что все основное экономистам уже известно, остается выяснить некоторые детали, которые в любом случае не изменят лица современной науки. Данный факт сам по себе способен сильно подорвать энтузиазм многих амбициозных исследователей.

К сожалению, почти все захватывающие, интригующие экономические проблемы совершенно не предполагают автоматического применения их решений на практике. Например, изучение проблемы общего равновесия, исследование роли свободного времени, понимание закономерностей конверсии социалистической системы в капиталистическую и т. п. не предполагают каких-либо серьезных практических рекомендаций. С другой стороны, целый ряд жизненных проблем в научном плане оказывается совершенно беззубым и неинтересным. К примеру, экономические аспекты приватизации имеют первостепенное значение для развития национальной экономики, но с чисто научной точки зрения они не несут в себе ничего нового.

Таким образом, на нынешнем этапе своего развития экономическая наука представляет собой весьма неоднородную массу знаний, отдельные элементы которой сильно различаются с точки зрения указанных четырех критериев. Можно сказать, что имеет место непропорциональное развитие и самой экономической дисциплины: выигрыш по одному критерию сопровождается явным проигрышем по другому. Доля экономических знаний, удовлетворяющих одновременно всем четырем критериям, весьма невелика.

Помимо перечисленных специфических проблем экономической науки есть еще одна проблема, присущая всей науке на современном этапе. Не рассмотрев ее, мы не поймем до конца тех сдвигов, которые претерпело экономическое знание. Представим логику развития науки, как она нам видится. Возможно, нарисованная нами картина будет несколько упрощенной, но, думается, в целом она правильно отражает социальную динамику.

Наука всегда развивалась на фоне развития потребностей в науке. При этом как наука, так и потребности в ней эволюционируют, с одной стороны, по своим собственным законам, а с другой — отнюдь не независимо друг от друга. Более того, связь между ними имеет рефлексивную природу, т. е. потребности людей стимулируют развитие науки, а развитие науки приводит к росту и качественной трансформации человеческих потребностей. Таким образом эти два явления (общественные потребности в науке и возможности науки) как бы подталкивают друг друга, увлекая человечество вверх по траектории социального развития к новым рубежам научных достижений и уровня жизни.

Во-первых, на начальном этапе потребности человечества значительно превосходили возможности только еще нарождавшейся науки. Для иллюстрации данного тезиса рассмотрим простейший пример с доисторическим человеком. Живя в сложных условиях, человек во многом нуждался. Даже чтобы охотиться на мамонта, нужно было иметь соответствующее оружие, для изготовления которого необходимы были соответствующие знания и навыки. Однако в то время и столь примитивное знание было большим дефицитом, ибо сфера знания того времени (которая, конечно, еще не существовала как социальный институт) не могла дать ответов даже на самые простые вопросы. Такое положение сохранялось на протяжении почти всей истории человечества.

Во-вторых, наука развивается по своим собственным законам и, как правило, более высокими темпами, чем потребности в ней. Можно сказать, что если общественные потребности возрастали линейно, то научные результаты — принципиально нелинейно. Причем на определенном участке истории наука стала продвигаться вперед по экспоненте, т. е. особенно быстро. Такая направленность процесса приводила к тому, что имевшееся вначале рассогласование между потребностями и возможностями с течением времени уменьшалось, и социальная система стремилась к некоему равновесию.

В-третьих, процесс саморазрастания науки обладает высокой степенью инерционности. Это означает следующее: когда наука достигает того уровня, что может удовлетворить все основные потребности человечества, она уже не может остановиться в своем развитии и продолжает свой рост. Таким образом, достигнутое равновесие снова нарушается и социальная система из состояния «недостатка» науки переходит в состояние ее «избытка» (фаза справа от точки равновесия). Точно диагностировать момент наступления равновесия довольно сложно. Это связано с тем, что как потребности в науке, так и результаты науки — векторные величины. Поэтому отставание науки от потребностей по одним показателям может сопровождаться их опережением по другим. На наш взгляд, баланс потребностей и возможностей науки был достигнут примерно в 60-е гг. XX в., когда были сделаны все основные открытия и достигнута определенная стабильность мировой экономики.

В-четвертых, развитие науки на второй стадии фазы ее «избытка» существенно замедляется. Данный факт достаточно очевиден. На первой стадии наука получает мощный импульс к развитию, исходя из собственных потребностей. Иными словами, это период самодостаточности науки, когда она сама ставит перед собой задачи и сама же их решает. Однако такое дорогое удовольствие не может длиться долго, и начинается вторая стадия. Здесь уже общественные потребности в науке не могут стимулировать науку, так как сами отстают от нее. Наоборот, потребности, обладая по отношению к науке «притягивающим» свойством, начинают увлекать ее «вниз». Наука вынуждена подстраиваться под потребности и ограничивать свои горизонты, т. е. становится более приземленной. В этот период возникает необходимость не столько открытия нового, сколько использования уже имеющегося багажа. Именно на этой стадии развития находится современное мировое сообщество.

Все сказанное выше не позволяет однозначно утверждать, что современная экономическая наука находится в состоянии близком к кризисном. В формировании такой картины участвуют как общие факторы, характерные для развития современной науки вообще, так и частные, связанные со спецификой экономического знания. Налицо все симптомы переломного периода, когда экономическая наука должна получить «второе дыхание».

2.2 Роль российской экономики в переходе к постиндустриальному обществу

В начале рассмотрения вопроса окончательного перехода российского общества к постиндустриальному и роли, которую здесь играет экономическая наука, хотелось бы привести в пример слова К. Маркса, который говорил [17], что более развитая страна указывает менее развитой черты ее собственного будущего. Этот тезис, не утратил своего значения и сегодня. Поэтому нельзя не признавать, что весь индустриальный мир, к которому ныне принадлежит и Россия, в перспективе неизбежно повторит (естественно, с определенными модификациями и особенностями) тот путь, который прошли развитые постиндустриальные страны.

Именно этот факт обусловливает необходимость непредвзятого изучения теории постиндустриального общества, которая в наиболее общих ее чертах не может не стать методологической основой любой современной обществоведческой доктрины.

В то же время постиндустриальная концепция не является законченной и жестко оппозиционной любым модификациям и усовершенствованиям. Важнейшими, векторами ее развития должны сегодня стать два направления, в изучении которых отечественные исследователи, по вполне понятным причинам заинтересованы в наименьшей степени.

С одной стороны, тенденции развития западных стран убедительно свидетельствуют, что роль человека в современной хозяйственной системе радикально отличается от той, которую он играл в индустриальной экономике. В последние годы технологический прогресс приводит к тому, что творческие возможности личности, ее способности к генерированию нового знания и информации становятся главным ресурсом завтрашнего дня. Более того, важнейшим отличием современного работника от традиционного пролетария оказывается новый характер мотивов и стимулов, определяющих его каждодневную деятельность: во все большей мере они трансформируются из внешних, задаваемых стремлением к росту материального благосостояния, во внутренние, порождаемые жаждой самореализации и личностного роста. По мере того как основным источником прогресса западных обществ становится развитие составляющих их личностей, лучшим видом инвестиций оказывается потребление.

Возникает хозяйственный парадокс, в условиях которого максимизация текущего потребления, совершенствующего человеческий потенциал нации, обеспечивает максимально быстрое технологическое развитие, расширяющее пропасть, отделяющую западный мир от остальной части цивилизации.

У России есть все данные для того, чтобы стать одним из лидеров экономической науки. В первую очередь — очень серьезное математическое образование, во-вторых — огромный набор проблем, с которыми сталкивается Россия, что заставляет экономистов интересоваться российскими феноменами, а в-третьих, у нас большая и очень разнообразная страна, и можно делать эконометрические исследования по российским регионам, сопоставлять их (см. ПРИЛОЖЕНИЕ 2).

Но, тем не менее, совершенно очевидно, что в современной России, где насаждается культ капитализма, рассматриваемого в качестве залога процветания страны и ее будущих успехов, понимание современных западных обществ как посткапиталистических объективно затруднено, ибо оно формирует обоснованные сомнения в правильности избранного реформаторами пути и показывает всю опасность деградации интеллектуального потенциала нации, которую нельзя компенсировать никакими внешними признаками относительного благополучия.

2.3 Анализ путей совершенствования и развития экономической науки

Из сказанного выше ясна специфика нынешнего этапа развития экономической науки: сейчас нужны не новые научные исследования, а эффективное приложение и внедрение уже существующих знаний: нужны не открытия сами по себе, а инновации по применению уже имеющихся открытий. Только в этом случае возникшее неравновесие между потребностями и возможностями будет уменьшено.

В настоящее время потенциальные возможности науки довольно значительны, однако многое из открытого пока не находит достойного применения. Таким образом, человечество входит в эпоху обширных прикладных исследований. Конечно, это не означает, что фундаментальные исследования будут (или должны быть) нулифицированы.

Современная экономическая наука, к настоящему времени накопила, можно сказать, безграничный объем знаний. Фактически современные экономисты достаточно хорошо понимают механизм функционирования экономической системы. Вместе с тем практически все страны постоянно сталкиваются с весьма болезненными экономическими проблемами, которые, казалось бы, уже не должны возникать. Здесь проявляется отнюдь не слабость экономической науки, как это может иногда казаться, а неумение или нежелание пользоваться ее плодами. В этом смысле значительно более остро сейчас стоит проблема не дальнейшего наращивания потенциала экономической науки, а повышение искусства по ее применению к конкретным ситуациям. Ближайшая аналогия этого процесса есть в инженерном деле. Так, например, современная механика. физика и математика в принципе позволяют решить большинство сегодняшних технических задач, однако понять, как это сделать, может далеко не каждый инженер.

Можно даже утверждать, что экономический успех конкретной страны напрямую не связан с потенциалом экономической науки, которым она обладает. Так, Германия, у которой нет сильной экономической школы, имеет очень сильную экономику. Япония, тоже отнюдь не являющаяся законодателем моды в сфере экономической мысли, уже не одно десятилетие всем миром воспринимается в качестве экономического чуда. В последнее время по этому же пути идет Китай.

В основе данного явления лежат два факта. Первый — названные страны умеют применять экономические знания, в том числе наработанные за рубежом. Второе — отнюдь не вся экономическая наука нужна этим странам для достижения хороших практических результатов. Например, применительно к Федеральной резервной системе (ФРС) США Дж. Сорос писал, что залог ее эффективной работы лежит в умелом сочетании науки и прагматизма [14]. Если бы ФРС США попыталась внедрить в своей практике всю современную экономическую науку, то скорее всего она бы пришла к ужасающим результатам.

Итак, в настоящее время требуются не столько глубокие исследователи экономики, сколько люди, знающие экономику и умеющие использовать свои знания для достижения практических результатов.

Данный факт отражается на уровне оплаты труда экономистов различного профиля. Рынок требует хороших бухгалтеров, аудиторов, менеджеров, маклеров, брокеров, финансовых и коммерческих директоров, аналитиков и т. п. Такие специалисты могут получать порой астрономические доходы. Зато, даже самые крупные ученые-экономисты при неблагоприятном стечении обстоятельств могут остаться без средств к существованию. По всей вероятности, дальше эта тенденция будет усиливаться. Сказанное позволяет нарисовать своеобразный портрет преуспевающего человека (в том числе экономиста) будущего: это высококвалифицированный специалист, довольно много знающий; причем эти знания носят позитивный характер, т. е. они не являются лишними и их можно использовать в практической деятельности.

В настоящее время в экономической науке есть столько абсолютно ненужного материала, что сейчас проблема состоит в том, чтобы очистить науку, избавившись от этого «хлама». Однако как отфильтровать этот «хлам» — неясно. Все это ставит серьезные препоны для дальнейшего быстрого движения экономической науки.

На сегодняшний день складывается парадоксальная ситуация: наиболее значительные результаты могут быть получены только в области математизации экономики, а последняя достигла такого уровня сложности, что «отсекает» от себя подавляющую часть своих потенциальных потребителей. В данном случае проявляется определенное противоречие в развитии науки: главным способом познания экономических систем стало математическое моделирование; модель же по определению является упрощенным отражением реальности для облегчения исследования; если же модель становится слишком сложной, то она теряет свою ценность как инструмент познания.

По сути дела, в экономике процесс познания наткнулся на барьер инструментальной сложности. Нечто похожее уже давно произошло в физике, где общая теория поля превратилась в столь сложную область знания, что во всем мире ее знают в полной мере лишь пять-шесть человек

Рассматривая специфику современной экономической науки, можно указать еще на один очень важный признак ее своеобразного «механистического» вырождения. Экономика является самой «антигуманной» среди всех социальных наук. Это связано не только с тем, что она рассматривает так называемого «человека экономического», т. е. рационального субъекта, абстрагируясь от его морально-этических мотивировок и тонких эмоциональных переживаний.

В отличие от социологии, политологии, истории и права, в которых человеческий фактор выходит на первый план и выступает в своей неприкрытой форме, экономика рассматривает весь социально-экономический организм как своего рода «борьбу процентов». Иными словами, все порывы человеческой души в экономике объективируются в различных экономических индексах, таких как: ставка рефинансирования, норма резервирования, процент за кредит, процент по депозитам, котировки акций, купоны облигаций, норма прибыли, темп инфляции, валютные курсы и т. п. Решения, принимаемые экономическими агентами, базируются на учете данных процентных показателей.

Задание простых правил манипулирования подобными показателями практически полностью устраняет человека из экономических исследований, которые сводятся к изучению «объективных» взаимосвязей между разнообразными «процентами» и выяснением закономерностей в их изменении. Современный язык экономистов — это язык процентов. Разумеется, профессионалы понимают, что стоит за каждым процентом, однако это не меняет того, что социальный фактор все больше и больше исключается из современных экономических исследований стремлением анализировать ситуацию в предельно объективной, обезличенной форме.

Сказанное подводит к выводу, что экономическая наука сейчас уже окончательно превратилась в техническую науку, занимающуюся настройкой и оптимизацией соответствующих технических параметров. Очень часто при работе с экономическими параметрами о человеке вообще забывают. На наш взгляд, подобный технико-механистический крен в экономических исследованиях явно вызван кризисом жанра с соответствующей утратой при анализе каких-то сущностных моментов самого предмета исследования.

Современная экономическая наука обладает рядом особенностей, которые в последующие годы, по-видимому, будут тормозить ее дальнейшее развитие. Рассмотрим только три особенности, которые нам кажутся наиболее важными и интересными.

Для рядового исследователя-экономиста основная проблема состоит прежде всего в том, что практически по любому вопросу, который он берется рассматривать, уже имеются разработки. Поэтому сказать что-то принципиально новое крайне затруднительно. Это с самого начала предполагает копание исследователя в частностях, что не может дать большого научного эффекта. Психологически данное положение дел приводит к тому, что у любого здравомыслящего человека опускаются руки перед бездной существующей экономической литературы. Глубокое разочарование постигает и опытных экономистов.

Таким образом, перенасыщенность экономической науки всевозможными разработками имеет вполне определенный психологический результат: в начале пути исследователя — страх, в конце — разочарование.

Учитывая, что мы сейчас находимся в стадии переполнения информационного пространства научными знаниями, в ближайшее время наука, скорее всего, будет финансироваться все хуже. Сказанное относится ко всем странам, а к бедным в особенности. Сокращение финансирования будет служить дополнительным стимулом к отходу многих экономистов от академической карьеры. Уже сейчас наука США, являющаяся лидером по оплате труда научных кадров, не может привлечь в свои ряды собственных граждан, в связи с чем многие американские университеты заполнены выходцами из других стран. В будущем такая тенденция грозит выталкиванием наиболее мобильных экономистов в прикладные рыночные ниши и ослаблением позиций экономической науки.

Указанная ситуация, является следствием формирующейся новой концепции, в соответствии с которой даже чисто научные ноу-хау желательно не афишировать. Только в этом случае можно получить максимальное вознаграждение за свои собственные исследования. Вопрос о научном приоритете, как правило, отходит на задний план. Нарисованная картина может быть дополнена открывающейся новой возможностью публиковать свои изыскания в Интернете, что вообще снижает ценность печатной научной продукции.

В контексте сказанного особый интерес представляет Россия, где к настоящему моменту сложилась и вовсе уникальная система: экономические изыскания все больше превращаются в хобби. Нынешние соискатели, пишущие кандидатские и докторские диссертации, активно зарабатывают деньги и решают свои бытовые проблемы. Наукой они занимаются на досуге, когда еще остаются силы. Совершенно очевидно, что при таком подходе ни о каких серьезных исследованиях не может идти речь. Кроме того, большинство людей желает прожить интересную, богатую событиями жизнь, а научные исследования предполагают монотонное обдумывание различных проблем в тиши кабинета. Все это служит лишним аргументом в пользу приложения сил экономиста в бурном коммерческом секторе. Развитие подобной тенденции в будущем должно привести к тому, что многие талантливые экономисты будут все больше уходить в тень и все меньше ориентироваться на глобальные запросы человечества.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Важнейшим ресурсом современного общества служит не информация как относительно объективная сущность, а знания, то есть информация, усвоенная человеком и не существующая вне его сознания. Именно этот «субъективный» характер современной экономики и определяет некоторые новые тенденции, которые еще недавно могли бы показаться фантастическими.

На сегодняшний день глобализация становится процессом, жестко обусловленным трансформацией постиндустриальных стран, а официально выдвинутая российским политическим истеблишментом доктрина многополярного мира оказывается не более чем очередной красивой иллюзией.

Постиндустриальное общество в курсовой работе трактуется как общество, в экономике которого в результате научно-технической революции и существенного роста доходов населения приоритет перешёл от преимущественного производства товаров к производству услуг.

Близкими к постиндустриальной теории являются концепции информационного общества, постэкономического общества, постмодернизма, «третьей волны», «общества четвёртой формации», «научно-информационного этапа принципа производства». Некоторые футурологи считают, что постиндустриализм — это лишь пролог перехода к «постчеловеческой» фазе развития земной цивилизации.

Именно обстоятельства — необратимость процессов, порожденных изменяющейся ролью внутренних характеристик человеческой личности в процессе современного производства, и быстрое углубление пропасти, отделяющей постиндустриальный мир от остального человечества были формализованы в дано курсовой работе.

В данной курсовой работе были рассмотрены не только основные характеристики, присущие постиндустриальному обществу во взаимосвязи с экономикой, но и выявлены основные проблем развития экономической научной мысли.

Таким образом, поставленные в начале исследования задачи и цели выполнены.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Борисов, Евгений Филиппович. Экономическая теория: учебник для вузов / Е. Ф. Борисов .- 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект, 2007.

2. Горшков А. В. Российские реформы и западные экономисты: В помощь экономисту/Челябинский Государственный университет. Челябинск, 2001.

3. Горшков, Александр Владимирович. Экономическая теория и экономика реформируемой России/А.В. Горшков, Л. И. Макарова, В. В. Седов.- Челябинск: Челяб. гос. ун-т, 2008

4. Седов, Валентин Владимирович. Экономическая теори: в 3 частях: учебное пособие/В. В. Седов. 2-е изд., доп. и перераб. — Челябинск: Челяб. гос. ун-т, Б.г. Ч. 3: Макроэкономика. -2007.

5. Симкина, Людмила Георгиевна. Экономическая теория: учебник для вузов / Л. Г. Симкина.- 2-е изд. — СПб.: Питер, 2007

6. Станковская, Ирина Кантовна. Экономическая теория: учебник / И. К. Станковская, И. А. Стрелец.- 3-е изд., испр. — М.: Эксмо: Мирбис, 2008

7. Носова С. С. Экономическая теория: Учебник для студентов высших учебных заведений. — М.: Гуманит. издательский центр ВЛАДОС, 2003.

8. Экономика: Учебник /Под ред. Е. Н. Лобачевой. — 2-е изд. Стереотип. — М.: Издательство «Экзамен», 2004.

9. Экономика: Учебник /Под ред. доц. А. С. Булатова. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство БЕК, 2004.

10. Экономическая теория. Учебник/Под ред. В. И. Видяпина, Г. П. Журавлевой. — М.: ИНФРА-М, 2003

11. Экономическая теория: учебник для вузов/Т.Г. Бродская; под общ. ред. В. И. Видяпина.- изд. испр. и доп. — М.: ИНФРА-М, 2007

12. Балацкий Е. В. Мировая экономическая наука на современном этапе: кризис или прорыв? //Науковедение № 2 2005

13. Горшков, Александр Владимирович. Инновационная экономика: региональная модель/А.В. Горшков//Вестник Челябинского университета. Сер. 8, Экономика. Социология. Социальная работа. — 2004

14. Иноземцев В. Л. Понятие творчества в современной экономической теории // ПОЛИС. Политические исследования. 1992. No 1−2

15. Информационная экономика — экономика постиндустриального общества. Толстяков Р. Р. //Проблемы информатизации. — 2006. — № 2.

16. Постиндустриальное гостеприимство. Давыдов А. //"Эксперт" 2007 № 15 (416).

17. Современные проблемы развития постиндустриального общества в городах США и Европы. Гнедовский В. А. //Русский архипелаг -2004, № 14

18. Городская агломерация: старое название — новое содержание//"Российское Экспертное Обозрение", № 4−5 (22) 2007 г

ПРИЛОЖЕНИЕ

Укрупненная схема базового сценария развития РФ на средне- и долгосрочную перспективу [18]

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой