Метамодель нейролингвистического программирования (НЛП) в спортивной деятельности человека

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Анализ литературы по проблеме исследования

1.1 Мышление как метапсихологическая категория

1.2 Стратегии мышления и его маркеры

1.3 Спортивное мышление: особенность, сущность, специфика

Глава 2. Практическое изучение стратегий спортивного мышления по его маркерам

2.1 Организация и методы исследования

2.2 Результаты их обсуждения

Введение

Наступает такое время, когда и полезно, и правильно будет создать совершенно новые области исследований для того, чтобы продолжать расширять наше представление о Вселенной, в которой мы живём.

В спортивной деятельности человек познаёт мир, прежде всего, посредством двигательных восприятий и разнообразных двигательных действий, складывающихся из простых и сложных движений, психомышечных ощущений и психоэнергитических состояний организма, различных спортивных чувств, психомоторных и идеомоторных форм интеллектуальной деятельности, то есть мышление в движении или спортивное мышление. Но эта сфера спортивного мышления мало изучена. Мы представляем совершенно новые пути.

В качестве методологического основания исследования успешности спортсменов в действии и поведении, используется и очень актуальна в настоящее время метамодель нейролингвистического программирования (НЛП).

Цель: Выявить роль глазодвигательных реакций в качестве поведенческих маркеров стратегий спортивного мышления

Задачи:

1. выделить понятия репрезентативных систем и стратегий

2. рассмотреть способы выявления стратегий и маркеры стратегии мышления

3. выявить маркеры стратегии у спортсменов

Объект исследования: мышление спортсмена

Предмет исследования: маркеры стратегий спортивного мышления

1. Анализ литературы по проблеме исследования

1.1 Мышление как метапсихологическая категория

Что же такое мышление и каковы его отличия от других способов познания человеком действительности? Прежде всего, мышление является высшим познавательным процессом. Оно представляет собой порождение нового знания, активную форму творческого отражения и преобразования человеком действительности. Мышление — это психический процесс получения знания о сущностных свойствах предметов и явлений, о закономерных связях между ними. Орудием мышления является слово или речевая деятельность, на основе которой формируются понятия, обобщения, логические построения [6]. С помощью мышления человек познаёт не только настоящее, но и прошедшее, а также прогнозирует будущее. В эволюции человека именно появление речи привело к новым функциям мозга — вербальному мышлению, которое базируется на кодировании воспринимаемой информации с помощью символов — слов.

Отличие мышления от других психологических процессов состоит в том, что оно почти всегда связано с наличием проблемной ситуации, задачи, которую нужно решить, и активным изменением условий, в которых эта задача задана.

Психика человека представляет собой целостность, поэтому выделение отдельных психических процессов в известной степени условно, например, определить границы между восприятием, памятью и мышлением можно только представив это как этапы одного и того же процесса.

На практике мышление как отдельный психический процесс не существует, оно незримо присутствует во всех других познавательных процессах: в восприятии, внимании, воображении, памяти, речи. Высшие формы этих процессов обязательно связаны с мышлением и степень его участия в этих познавательных процессах определяет уровень их развития.

Мышление — это особого рода теоретическая и практическая деятельность, предполагающая систему включённых в неё действий и операций ориентировочно-исследовательского, преобразовательного и познавательного характера [5].

Некоторые авторы по-разному классифицируют процесс мышления (например, Немов Р. С., Ильин Е. П., Теплов Б. М. и др.), но в данном случае мы рассмотрим классификацию по Ильину Е. П. Он выделяет три вида мышления: практически-действенный, наглядно-образный и словесно-логический.

Практически-действенный вид мышления характеризуется тем, что мыслительные операции осуществляются в процессе манипулирования с предметами и выполнения физических упражнений. Развитие мышления у ребёнка начинается именно с этого вида, когда он ощупывает игрушки, тянет их в рот. Однако это не значит, что этот вид мышления примитивен. Он используется и взрослыми, развивается в процессе профессиональной и спортивной деятельности, и оказывается незаменимым в тех случаях, когда решение мыслительной задачи должно протекать одновременно с практической деятельностью. В частности, этот вид мышления проявляется в тактическом мышлении спортсменов.

Наглядно-образное мышление опирается на первичные и вторичные образы (представления). Оно используется, например, учащимися в том случае, когда описываемое учителем в словесной форме упражнение они пытаются представить себе зрительно или когда умственную задачу решают, рисуя схему, отражающую связь каких-то явлений друг с другом.

Словесно-логическое мышление (его ещё называют абстрактно-логическим) характеризуется оперированием абстрактными понятиями и рассуждениями. Мыслительная задача решается здесь в словесной (вербальной) форме, причём используются такие отвлечённые понятия, которые нельзя выразить конкретным образом: патриотизм, честность, принципиальность, способность и т. п. обобщённость используемых понятий ведёт и к обобщённости этого вида мышления [5]. В этом его преимущество перед другими видами мышления, но в этом состоит и его недостаток: никакое слово, понятие не может передать всех деталей образа, исчерпать все нюансы исполнения, например, физического упражнения.

В практической мыслительной деятельности все эти виды тесно связаны между собой. Оперируя понятиями, человек опирается и на соответствующие им образы (представления), а мысля образами, он даёт им тут же словесное обозначение. Однако у отдельных лиц может преобладать тот или иной тип мышления: одни лучше мыслят, используя наглядно-образный способ, другие — словесно-логический. По степени своей сложности, по требованиям, которые они предъявляют к интеллектуальным и другим способностям человека, все названные виды мышления не уступают друг другу.

1.2 Стратегии мышления и его маркеры

Стратегии мышления — это особое микроповедение, которое влияет на успешность в любом виде деятельности или на макроповедение. С точки зрения классического психоанализа [9] стратегии определяются стимулами: глубинными структурами, внешними воздействиями, обстоятельствами и событиями, влияющими на деятельность индивида, на его жизнь. Ключевыми достижениями индивида является последовательность состояний, которая сформировалась во внутреннем мире человека. Технические механизмы, о которых З. Фрейд говорил как об операторах, которые могут быть мобилизованы для того, чтобы повлиять на конкретное состояние и которые определяют путь достижений или переходных состояний в жизни индивида. Другими словами, состояния складываются из особых комбинаций или взаимодействий внешнего влияния и внутренних сил. Особенности состояния определяются влиянием психических механизмов, действующих для создания или изменения конкретного состояния.

Нейролингвистическое программирование — это дисциплина, предметом исследования которой является структура субъективности. Оно не имеет отношения к теории, скорее имеет статус модели — это набор процедур, ценность которых определяется не их истинностью, а их эффективностью. НЛП представляет собой специфические инструменты, которые могут быть эффективно использованы в любой сфере общения людей [1]. Оно предлагает особые техники, с помощью которых тот, кто ими пользуется, может организовать или реорганизовать свою субъективность или субъективность другого человека так, чтобы определить конкретную цель, связанную с поведением и последовательно достичь её. НЛП возникает в 70-е годы 20 века, когда учёные получили ряд очень мощных и эффективных моделей общения. Вначале эти модели были разработаны для психотерапии. Но вскоре стало понятно, что их также эффективно можно использовать и в других сферах общения: в бизнесе, в области права и в образовании. Например, с помощью этих инструментов были достигнуты следующие результаты: гарантированное излечение «фобии» за пять минут в психотерапии; быстрое и результативное разрешение конфликта в безнадёжных ситуациях, возникших в сфере переговоров и организационных ситуациях в бизнесе; успех в обучении педагогически запущенных детей, обучая их за минуты тому, что раньше считалось невозможным.

Название Нейролингвистическое программирование обозначает всё то, что мы понимаем под основными базовыми процессами, которые используют все люди, чтобы закодировать, передать поведение, чтобы руководить им и преобразовывать его.

В НЛП поведение программируется с помощью комбинирования и выстраивания в последовательность репрезентаций нервной системы — образов, звуков, чувств, запахов и вкусов — касается ли это принятия решения, игры в футбол или зрительного представления правописания слова. Конкретный стимул, который поступает вовнутрь, проходит через серию внутренних репрезентаций и в итоге создаётся особый результат на уровне поведения.

Нейро (нерв) — символизирует основной принцип, который заключается в том, что всякое поведение это результат нервных процессов. Лингвистическое («лингва» — язык) показывает, что нервные процессы представляются, управляются и выстраиваются в модели и стратегии посредством языка и систем коммуникации. Программирование относится к процессу организации компонентов в систему (в данном случае это сенсорные репрезентации) для того, чтобы добиться конкретных результатов [2].

Моделирование. На протяжении многих веков люди создали множество систем или моделей для того, чтобы понимать вселенную, в которой живут, и действовать в её пределах. Такие модели организации и кодирования взаимодействия людей в их окружении стали носить такие названия как культура, религия, искусство, психология, философия, политика, производство и наука. Обычно каждая модель частично пересекается с другими и внутри каждой гнездятся другие, более мелкие. Например, наука состоит из физики, биологии, океанографии, химии и т. д. Кроме того, в области исследования такие модели пересекаются с производством. Каждая модель отличается от остальных с точки зрения того, какую часть человеческого опыта она представляет, выделяет и с точки зрения того, как в ней образуются и используются системы репрезентаций. Все они сходны в том, что значительно влияют на результаты человеческого поведения.

Цель каждой модели — определить шаблоны взаимодействия между человеческим поведением и его окружением, так, чтобы поведение человека можно было бы систематизировать, и это помогло бы добиваться в определённом контексте желаемых результатов более эффективно, продуктивно и постоянно. Например, учёные осваивают специфическую модель, чтобы так организовать свои приоритеты, чтобы они могли собирать и интерпретировать информацию. Учёных обучают распознавать особые желаемые результаты и работать с ними. То же самое касается и бизнесменов, артистов, политиков, врачей.

Мы создаём свои модели, не взаимодействуя напрямую с окружающим нас миром. Более того, мы взаимодействуем с ним посредством кодированных интерпретаций того, что нас окружает так, как это воспринимают и перерабатывают наши репрезентативные системы — через образы, звуки, запахи, вкусовые ощущения и чувства. Информация о Вселенной, которая окружает нас (и наши внутренние состояния) принимает, группирует и передаёт внутренняя система переходов, которые сконцентрированы в мозгу — нашем центральном биокомпьютере. Потом эта информация передаётся через внутренние процессуальные стратегии, которым научен каждый индивид. В результате появляется то, что мы называем поведение. В НЛП поведение определяется как все сенсорные репрезентации, которые испытываются и выражаются внутренне и (или) внешне, основания которых доступны субъекту и (или) наблюдателю этого субъекта. Таким образом, если вы съезжаете на лыжах вниз по красивому заснеженному склону, или если только представляете себе это — и то, и другое будет считаться поведением в контексте нейролингвистического программирования.

И макроповедение, и микроповедение, конечно, кодируются через нашу нервную систему. Макроповедение открыто и легко доступно для наблюдателя, например, если человек ведёт машину, разговаривает, ест и т. п. К микроповедению относятся более тонкие явления, хотя они также важны, как и макроповедение. К микроповедению относятся такие явления как биение сердца, темп голоса, изменения цвета кожи, и такие явления как погружение во внутренние образы или ведение внутреннего диалога.

Репрезентативные системы: это строительные блоки поведения [2]. Основные элементы, из которых строятся шаблоны поведения людей — это системы восприятия. С помощью них представители рода человеческого взаимодействуют со средой, в которой они живут: визуальная, аудиальная, кинестетическая и обонятельно-вкусовая.

Модель нейролингвистического программирования полагает, что наша способность осмысливать окружающий мир (внешний и внутренний) и наше поведение может быть эффективно представлена с помощью категорий этих систем. Такие разновидности восприятия составляют структурные параметры человеческого знания. Все наши действия могут быть эффективно закодированы как некоторая комбинация таких разновидностей восприятия сенсорных действий, которые можно представить в виде формулы, состоящей из четырёх членов:

А внеш. внутр., В внеш. внутр., К внеш. внутр., О внеш. внутр.

Здесь заглавные буквы — это сокращённые названия сенсорных систем или репрезентативных систем, которые мы используем для того, чтобы создать свою картину мира:

А = аудиальная (слух), В = визуальная (зрение), К = кинестетическая (ощущения в теле), О = офрактивная/густативная (обоняние, вкус). В дальнейшем для обозначения этой формулы из четырёх членов будет использоваться термин фотопль. Надписи «внеш» и «внутр» показывают, приходят ли репрезентации извне, когда мы на что-то смотрим, что-то слушаем, чувствуем, или пробуем на вкус что-то, что находится снаружи, или такие репрезентации созданы внутри нас, как в тех случаях, когда мы вспоминаем что-то или представляем себе какой-то образ, звук, вспоминаем чувство или вкусовое ощущение. В НЛП сенсорные системы имеют гораздо большее функциональное значение, чем им обычно придают в классических моделях, где чувства рассматриваются как пассивные механизмы получения информации извне. Сенсорная информация или те сведения, которые получены по каждому из таких каналов информации, порождают и/или трансформируют через нервную систему процессы поведения человека и их конечный результат. Каждый создаёт сенсорно-моторный комплекс, который отвечает за определённые виды поведения. Такие сенсорно-моторные комплексы называются в НЛП репрезентативными системами. Каждая репрезентативная система создаётся их трёх составляющих: 1) вход, 2) репрезентация/обработка и 3) выход. Первый компонент — вход — это сбор информации и получение обратной связи от среды (внешне и внутренне). Репрезентация/обработка — включает в себя картирование среды и образование стратегий поведения, таких как обучение, процесс принятия решения, накопления информации и т. д. Выход — это определённый ситуацией трансформ процесса картирования с помощью представлений.

Поведение в нейролингвистическом программировании — это действия, в рамках любой репрезентативной системы на любой из этих стадий. Акты наблюдения, слушания или ощущения — это поведение. То же самое касается и мышления. Если его разбить на составляющие, то в него будут входить такие особые сенсорные процессы как внутренние образы, слушание внутреннего диалога, ощущения, которые человек испытывает по какому-то поводу и т. д. Любой выход, конечно, — это поведение от микроповеденческих реакций, таких как движения глаз по горизонтали, сдвиги тональности голоса и изменения ритма дыхания — до макроповедения, такого как, например, спор, болезнь или удар по футбольному мячу.

Наши репрезентативные системы создают структурные элементы наших собственных моделей поведения. Словарь поведения человеческих существ состоит из того, что выработано из внутренних или внешних источников с помощью сенсорных каналов на протяжении всей нашей жизни. Карты моделей, которые мы используем для того, чтобы управлять своим поведением, возникли из подобного рода опыта, сгруппированного в шаблоны и выстроенного последовательно, из поведенческих фраз. Формальные шаблоны таких последовательных репрезентаций называются в НЛП стратегиями [3].

Тот факт, что существуют управляемые последовательности репрезентаций, которые мы называем стратегиями, предполагает взаимозависимость разных видов деятельности на нейрологическом уровне. Взаимные пересечения между комплексами репрезентативных систем, при которых действие одной репрезентативной системы инициирует другую репрезентативную систему, называется в НЛП синестезия.

Услышав грубый тон голоса, почувствовать дискомфорт — это пример аудиально-кинестетической синестезии. Увидеть кровь и почувствовать головокружение — это будет визуально-кинестетической синестезией. Почувствовать раздражение и мысленно начать ругать кого-то будет кинестетически-аудиальной синестезией. Из шаблонов синестезии состоит значительная часть процессов, происходящих при принятии решения. Корреляции между деятельностью репрезентативных систем лежат в основе таких сложных процессов как познание, выбор и общение. Навыки и способности, которые люди проявляют в разных областях и дисциплинах — это непосредственный результат перекрёстных связей между нейрологическими репрезентативными системами. Наиболее важные различия между людьми, обладающими различными навыками, талантами и способностями — это следствие синестезийных корреляций в конкретных контекстах их применения. Выявляя такие шаблоны соответствия, нейролингвистическое программирование создаёт рабочую модель, практическую технологию для стратегического использования коррелятивных шаблонов, чтобы получить конкретный результат. Определяя синестезийные последовательности, которые порождают конкретный результат и, делая их доступными для тех, кто хочет такой результат достичь, мы можем, по сути дела, скопировать любое поведение — будь то действия бизнесмена, учёного, юриста, спортсмена или ещё кого-нибудь, кто хорошо делает своё дело. С помощью инструментов НЛП каждый может «возродиться».

Любое наше действие контролируется стратегиями внутренних процессов. У каждого из нас есть свои особенные стратегии — как заставить себя утром встать с постели, как дать задания по работе служащим, есть стратегии для обучения и образования, для ведения деловых переговоров и т. д. До сих пор наши культурные модели не содержали в себе эксплицитного описания того, как нам обучиться тем стратегиям, которые нам требуются для достижения цели, выраженной в каждой такой модели или лежащей в её основе. Пока не возникло нейролингвистическое программирование, это происходило методом проб и ошибок.

Мы можем достигать поразительных успехов в одной области (зарабатывание денег, например) и, тем не менее, терпеть полное поражение в области взаимоотношений с людьми. Почему же одни стратегии порождают успех в одном случае и приводят к неудаче в другом? Применяя техники и процедуры, разработанные и описанные в рамках НЛП, отдельные люди применительно к отдельным областям своей жизни и профессионалы применительно к областям своей деятельности научились изменять уже существующие стратегии таким образом (или создавать новые), чтобы получать именно тот результат, который им нужен. Большинство стратегий можно легко выучить или изменить для того, чтобы достигать выбранных целей.

Стратегии — это формальное описание последовательно выстроенных репрезентаций.

Что такое стратегии, можно объяснить, сравнивая их использование и то, как люди пользуются телефоном. Репрезентативные системы (внутренней и внешней ориентации) похожи на телефонные кнопки с цифрами. Мы также выбираем и настраиваем в определённом порядке репрезентативные системы, с помощью которых мы добиваемся определённого результата, как набираем телефонный номер, нажимая на разные кнопки, и таким образом можем дозвониться до разных мест и до разных людей.

Телефонный номер, как и стратегия, это средство доступа к ресурсам. Конечно, нужно правильно набрать номер, чтобы получить доступ к необходимому ресурсу. Если мы хотим вызвать скорую помощь или навести справки о ремонте автомобиля, мы должны знать, какие номера использовать. Если мы изменим или спутаем хотя бы один телефонный номер, то результат будет совершенно иным. В некоторых местах есть несколько телефонных номеров и можно использовать несколько последовательностей цифр, чтобы дозвониться туда. А в других местах номер только один. Для того, чтобы дозвониться до тех, кто находится далеко от нас, нужно закодировать номер, с помощью которого мы хотим это осуществить, нажимая на кнопки телефонного аппарата. Точно так же это происходит и со стратегиями — каждая фаза стратегии и побочный результат при этом зависят от того, какие шаги были предприняты раньше. В некоторых контекстах некоторые группы людей будут испытывать потребность в том, чтобы выстраивать свои операции и стратегии из действий или репрезентаций как подготовительный этап своей деятельности для того, чтобы получить желаемый результат. Если они не производят проверку по каким-то важным критериям в начале, прежде чем они приступят к каким-то действиям, то могут столкнуться с неразберихой или какими-то препятствиями на пути к результату, которые можно было бы легко преодолеть раньше, на более ранних этапах работы. Некоторые люди и организации застревают в своих стратегиях так же, как и человек, который набирает только пять цифр семизначного телефонного номера, а потом удивляется, что нет соединения. А другие бессмысленно и без пользы загромождают подготовительную фазу своих действий, как человек, который набирает междугородний код, чтобы дозвониться знакомому в собственном городе.

Люди также часто попадают в ситуации, в которых забывают о важной или адекватной стратегии или репрезентативном составе стратегии, как могут забыть телефонный номер или перепутать его с тем, что использовали часто. Применение наиболее часто используемых ценных стратегий в тех контекстах, где это неадекватно — одна из наиболее распространённых трудностей, которые возникают у людей в отношении стратегий. Применить привычную стратегию неадекватно контексту — это всё равно, что переехать в другой город, а потом при пожаре вызывать службу по номеру по телефонному справочнику прежнего места жительства.

Преследуя конкретную цель — будь то обучение какому-то навыку, забота о своём здоровье и т. п. — важно в какой-то момент настроиться на какую-то одну определённую репрезентативную систему. Порядок, в котором мы это делаем и то, каким образом выбранная нами информация инициирует и создаёт информацию в других репрезентативных системах — всё это очень важно. Человек, который сочиняет музыку, будет, наверное, больше обращать внимание на аудиальную часть своих сенсорных состояний, чем человек, который учит химию или осваивает жонглирование. Фактически человек, который хорошо сочиняет музыку, иначе расположит свои репрезентативные системы, чем человек, который эту музыку исполняет. У обоих совершенно разные задачи и им требуются совершенно различные стратегии.

Если попытаться применить те же самые тесты и операции, которые используются при изучении математики (а они преимущественно визуальны), например, для того, чтобы научиться играть в футбол (где требуются в большей мере телесно ориентированные чувства), то можно столкнуться с трудностями.

Когда мы говорим о том, что на определённую репрезентативную систему «обращают внимание», чтобы «прислушаться к ней», то это не значит, что другие системы в этот момент перестают работать. Просто значимость деятельности избранной репрезентативной системы для поведения или для того, чтобы подать определённый сигнал, возрастает сравнительно с другими. Фотопль иллюстрирует тот факт, что все наши чувства создают некоторую репрезентацию из внутренних и внешних источников в любой момент времени. На каждом этапе действия каждой стратегии одна репрезентативная система будет действовать интенсивнее, чем все остальные или буде подавать более значимый сигнал и поэтому будет осуществлять «приоритетный контроль» в этот конкретный отрезок времени.

Когда мы воспроизводим какие-то действия для того, чтобы достичь конкретный результат, например то, что восхищает нас в другом человеке или ресурсное состояние, к которому мы редко имеем доступ, то нам бывают необходимы разные степени интенсивности процессов, проходящих в приоритетных репрезентативных системах. Для некоторых стратегий необходим очень интенсивный сигнал в рамках какой-то репрезентации; для других будут нужны быстрые и сложные по структуре переходы и репрезентации.

Доступ к конкретной репрезентативной системе в чём-то похож на настройку радио. Разные радиостанции работают каждая на своих волнах, но, меняя режим работы вашего передатчика, мы можем так поймать волну, что остальные почти не слышны или совсем не мешают.

Ключи доступа — это действия, которые мы совершаем, чтобы регулировать своё тело и влиять на нашу нервную систему таким образом, чтобы иметь более интенсивный доступ к одной репрезентативной системе по сравнению с остальными [4]. Мы готовим себя особым образом перед тем, как прыгнуть, рассмеяться, побежать или заговорить, напрягая свои мышцы и изменяя ритм дыхания и фокусировку взгляда так, как это происходит именно при такого рода действиях. Точно так же мы действуем с нашими познавательными поступками и сложными внутренними процессами. Каждый человек проходит постоянно через особые и время от времени повторяющиеся поведенческие ключи, чтобы применять свои стратегии.

В нейролингвистическом программировании осознанность просто понимается как изменение интенсивности механизмов репрезентативных систем. Это скорее указание на то, насколько интенсивно задействована репрезентативная система, чем самостоятельное явление. В НЛП сознание понимается как возможность действия нервной системы, а не как инициатор этого действия. Поведенческое содержание конкретной репрезентации будет определяться интенсивностью этой репрезентации к интенсивности работы всех остальных репрезентаций, возникающих в тот же момент времени. Репрезентация становится осознанной только тогда, когда она достигает определённого уровня интенсивности.

Стратегии и репрезентации, которые обычно возникают за пределом сознания человека, составляют то, что принято называть бессознательные. Каждый человек постоянно подвергается огромному потоку информации. Часть ей — результат нашего непосредственного контакта с внешним миром, который доступен нам через наши сенсорные каналы. Объём информации, доступной нам в каждый конкретный момент, намного превышает наши возможности его осознанной обработки. Фактически многие процессы, связанные с обучением и развитием — это наша способность воспринять некоторую закономерность или шаблон в том, что мы воспринимаем, и создать программу внутри себя для того, чтобы эффективно решить задачу во внешнем неосознанно. Например, наша способность читать и понимать текст — это программа, которую мы когда-то не могли выполнить. Для этого пришлось пройти обучение: сначала научиться различать буквы, потом слова, а уж затем предложения и фразы. Параллельно этим шагам обучения существовали шаблоны фокусировки глаз, которые были адекватны той задаче. Научиться связывать зрительный образ с серией значений, которые в нём заключены, было сложной и трудоёмкой задачей. Наш навык читать быстро и понимать написанное зависит в большой степени от индивидуальной способности пользоваться этими базовыми шаблонами движений глаз и распознавания букв, которые проходят неосознанно. Значительная часть нашей повседневной жизни состоит из того, что мы пользуемся бессознательными шаблонами поведения [3].

Начинающий атлет, который учится бегать стометровые дистанции, усваивает шаблоны мышечных движений, которые ему уже были подсознательно доступны. Его способность пробежать дистанцию с максимальной скоростью будет в значительной степени зависеть от того, насколько бессознательно он будет выстраивать новые шаблоны движения из тех, которыми он уже умел бессознательно пользоваться. Осознанность — это ограниченное явление. Для спортсмена очень важно, чтобы его стратегии и шаблоны движений имели статус бессознательного.

Маркеры стратегий мышления, или ключи доступа, это неосознанные поведенческие реакции, которые сопровождают определённые мыслительные процессы, указывая на то, какая репрезентативная система задействована на конкретном этапе стратегии. Это могут быть жесты, дыхание, положение тела в пространстве, слова, которые указывают на репрезентативную систему и, самое важное, глазодвигательные реакции.

Глазодвигательные реакции — это автоматические, неосознанные движения глаз, которые нередко становятся удивительно точным сообщением о том, какой тип нервной деятельности при этом действует [Рис. 1].

Вк Вэ

Ак Аэ

К Ад

Рисунок 1. Глазодвигательные маркеры

Движение глаз налево и вверх вызывает (у праворуких) эйдетические образы (воспоминание), которые локализованы в недоминирующем полушарии мозга. Нейрологические проводящие пути, которые отходят от левой части обоих глаз (левые визуальные поля), представлены в правом полушарии мозга (недоминирующем) [3].

Эти движения глаз (свойственны очень многим людям) — способ стимулировать эти полушария для того, чтобы получить доступ к зрительным воспоминаниям. Движения глаз направо и вверх, наоборот, стимулируют левое полушарие мозга и конструирование образов, то есть визуальное представление вещей, которые человек никогда раньше не видел. Маркеры стратегий можно описать в следующей таблице:

Таблица 1. Ключи доступа и на что они указывают

Ключ доступа

Репрезентативная система, на которую он указывает

Глаза вверх и налево

Эйдетические образы (Вэ)

Глаза вверх и направо

Сконструированные образы (Вк)

Глаза вниз и налево

Внутренний диалог (Ад)

Глаза вниз и направо

Ощущения в теле (К)

Глаза налево и направо по горизонтали

Работа внутренняя аудиальная (Аэ, Ак)

Обращая внимание на то, какие движения глаз совершает человек в момент обдумывания, можно выделить самые интенсивные участки стратегий.

1.3 Спортивное мышление: особенность, сущность, специфика

Индивидуальные особенности спортивного мышления можно оценить, если выявить его качества. Обычно выделяют следующие качества мышления: самостоятельность, глубину, широту, гибкость, критичность, быстроту [5].

Самостоятельность мышления проявляется, прежде всего, в умении увидеть новую проблему и поставить новый вопрос, а затем решить задачи своими силами. Это способность принимать решения и действовать в соответствии с собственными взглядами. Творческий характер мышления отчётливо выражается именно в его самостоятельности.

Глубина мышления характеризует степень проникновения в сущность явления, процесса. Обладающий глубоким мышлением спортсмен не только понимает суть спортивных ситуаций, но и предвидит их развитие.

Широта мышления даёт возможность человеку держать под контролем большое количество связей между предметами, явлениями, использовать при решении задачи различные предметные знания.

Гибкость мышления характеризуется умением изменять намеченный план действий, если он не удовлетворяет тем условиям, которые обнаруживаются в ходе решения задачи.

Критичность мышления характеризуется способностью человека правильно оценить как объективные условия, так и собственную деятельность, при необходимости отказаться от избранного пути и найти способ действия, больше отвечающий условиям деятельности.

Быстрота мышления характеризуется способностью мгновенно находить правильные, обоснованные решения и реализовывать их при дефиците времени, что очень важно в условиях боя, аварии, в спортивных ситуациях. Быстрота мышления спортсмена во многом зависит от способности умело анализировать, прогнозировать и обобщать множество данных в условиях спортивного поединка. Это качество важно для успешности оперативной деятельности спортсмена.

Своеобразное сочетание различных качеств мышления, их устойчивое проявление в различных условиях характеризуют стиль умственной деятельности спортсмена. Для успешного формирования и развития творческого мышления спортсмена мало дать ему необходимую сумму знаний, важно учитывать специфику вида спорта, специфику знаний, методы их усвоения и практические применения.

Чтобы действия спортсменов были эффективными, в состав стратегии должны входить три основные репрезентативные системы, так как каждая из них информацию по-своему и обогащает карту действия. Но, тем не менее, для мира движений или спорта определяющей является кинестетическая репрезентативная система. Например: А внеш. — В внеш. — К, где — А — голос тренера с указаниями, В — посмотреть на ситуацию и К — это действия. Такие стратегии непосредственно в процессе игры должны быть быстрыми и бессознательными с определённой последовательностью. Они в большинстве своём определяют успех или эффективность действия спортсмена на макроуровне.

Многие стратегии спонтанно и естественным образом возникают во время общения; то есть, люди делают то, о чем говорят. Когда человек говорит вам о своей проблеме, о результате, к которому он стремится или о чем-то другом в своей жизни, он будет явно демонстрировать вербально и невербально, стратегии, которые он обычно использует.

Когда люди рассказывают о своих прошлых решениях, они снова прокручивают шаги своей стратегии принятия этих решений, это похоже на «повтор», который используется на телевидении при показе спортивных программ.

Но часто стоит обращаться к особым техникам, чтобы вывести нужную стратегию на поверхность. Есть ряд эффективных способов сделать это:

1) Один из способов выявить стратегию — физически поместить человека в ту ситуацию, где такая стратегия естественным образом возникает.

2) Представить, проимитировать или воспроизвести часть контекста, в котором применяется стратегия — это поможет выявить её.

3) Если искусственно подчеркнуть какую-то часть стратегии, то это может вызвать трансдеривационный поиск.

4) Спросить человека об этом

После выделения стратегии нужно распаковать её и разбить на последовательность действий адекватных выполнению поставленной задачи.

Люди пойдут по этапам стратегии, как только они получат доступ к желаемому состоянию. Внутренние процессы часто работают быстро и особенно те, которые достигли статуса бессознательного. Спортсмен может пройти через очень сложный комплекс репрезентативных систем в считанные секунды.

2. Практическое изучение стратегий спортивного мышления по его маркерам

2.1 Организация и методы исследования

Исследование было проведено в городе Новокузнецке, в КузГПА, на Факультете Физической Культуры, пятого марта 2007 года, с группой профессионально занимающимися хоккеистами, в возрасте от 17 до 21 года.

В рамках учебной аудитории, перед десятью хоккеистами мы поставили задачу решения проблемы тактической, смоделировав, таким образом, часть контекста, где стратегия работает естественным образом.

Для этого мы нарисовали ледовую площадку с расположением на ней игроков и вариантами их действий [Рис. 2]. Затем раздали задания, и за 15 минут им надо было нарисовать, как они думают, наиболее эффективный способ решения этой задачи, или описать действия словами (письменно).

На протяжении того времени пока исследуемые выполняли задание, мы наблюдали и отмечали движения глаз и другие маркеры (позы, жесты, слова), для того, чтобы определить наиболее важный, адекватный, этап нужной нам стратегии (возникающей в таком контексте).

Рисунок 2. Тактическая задача

2.2 Результаты их обсуждения

Мы сделали анализ решения задач каждого из спортсменов.

Сами тактические схемы не так важны, как маркеры, которые спортсмены демонстрировали во время обдумывания. Поэтому мы будем рассматривать глазодвигательные реакции, жесты и вербальные описания действий.

1. Нападающий Тугаринов добавил к схеме [Рис. 3] такие пояснения: «Игрок № 10 отдает пас № 18. У 18 есть 2 выхода: 1-отдать пас № 2, 2-самому двигаться и обрабатывать соперника, но в данной ситуации очень трудно обыграть защитника, не хватит пространства».

Рисунок 3. Решение тактической задачи Тугаринова

Здесь такие слова как «отдает, двигаться, обрабатывать и обыграть» имеют «репрезентативный окрас» [2]. Слова, обозначающие действия, относятся к визуально-кинестетической синестезии. Слово «трудно» имеет кинестетический окрас. Если распаковать по предикатам [2], то получается вот такая цепочка репрезентаций: В/К-- В/К — К — В/К. Помимо этого отмечались фиксированные движения глаз «вверх — влево, вправо», что говорит о том, что наиболее интенсивный сигнал шел из визуальной репрезентации [Рис. 1].

2. Нападающий Богданов нарисовал схему развития событий без пояснений [Рис. 4], что говорит о его визуальной направленности (проще показать, чем объяснить). У этого спортсмена также, отмечалась фиксация глаз на визуализации (глаза «вверх- влево, вправо»).

Рисунок 4. Решение тактической задачи Богданова

3. Коньков. Этот спортсмен нарисовал 2 варианта действий [Рис. 5] с комментариями: «№ 18 и № 21 меняются местами и защитник № 10 дает пас № 21 «, «№ 21 идет на место № 24, затем он едет на дальний борт. № 18 едет в центр. № 10 дает пас № 21».

Подчеркнутые слова модально — окрашены. И так, «меняются местами, идет на место, едет в центр, едет на дальний борт» — визуально окрашены. А такие слова как «дает пас» являются визуально — кинестетической синестезией. Получается такая последовательность: В — В/К. Глаза часто «вверх», это указывает на важность визуальной системы в этой стратегии.

Рисунок 5. Решение тактической задачи Конькова

4. У нападающего Филипенко также 2 варианта действий [Рис. 6] и пояснения: «Я-№ 24. 1) Двигаться по левому флангу до дальней синей линии. 2) Подкатиться под игрока с шайбой». Здесь слова, относящиеся к визуальной репрезентации, это — «по левому флангу, до дальней синей линии», а «подкатиться и двигаться». Стратегия получается такая: В/К--В. Также наблюдались движения глаз «вверх — влево» — это стимулирует визуальный опыт.

Рисунок 6. Решение тактической задачи Филипенко

5. Корнийчук сделал такие пояснения к своему рисунку [Рис. 7]: «№ 24 пошел (В/К) по флангу под синюю линию (В). № 18 по флангу под синюю линию (В) с движением в центр (В/К). № 21 поедет (В/К) следом за № 18 (В), уводя игрока (В). № 10 движется в центр (В/К), оставит (В/К) шайбу№ 2, тем самым, уводя игрока (В) и дав № 2 спокойно начать атаку (К)». Стратегия получилась такая:

В/К--В--К. Глаза часто смотрят «вверх и влево» и «вниз и направо» [Рис. 1].

Рисунок 7. Решение тактической задачи Корнийчука

6. Самарин предоставил только рисунок [Рис. 8]. Глаза, во время выполнения, часто указывают на визуальный опыт (Вэ) [Рис. 1].

Рисунок 8. Решение тактической задачи Самарина

7. Защитник Ковалев сделал такие пояснения к своему решению тактической задачи [Рис. 9]: «Я — № 10. 1) Буду двигаться вперед, чтобы отдать более острый пас. 2) Двинуться вперед и оставить шайбу № 24 (он должен закатиться под меня). 3) Если отдать некому вернусь назад за ворота». Цепь репрезентаций такова:

В/К--В--В/К--К.

Рисунок 9. Решение тактической задачи Ковалева

8. Нападающий Кицин Кирилл не рисовал схем, а дал объяснения письменно: «№ 10 может отдать (В/К) передачу № 24. Тот начиная двигаться (В/К) вдоль борта (В), уводит за собой (В/К) № 5 и сбрасывает назад (В/К) № 10. И беспрепятственно (К) входит в зону (В/К)». Стратегия получается следующая:

В/К — В--В/К--К--В/К.

9. Рехтин А. поясняет свое решение [Рис. 10] следующим образом:

«№ 10 отдает (В/К) № 18 подкидку (В), № 18 уходит в середину (В/К) и скидывает на край пас (В/К) № 21 и он по краю (В) входит в зону (В/К)». Цепь записываем вот так: В/К--В — В/К.

Рисунок 10. Решение тактической задачи Рехтина

10. Ведерников только нарисовал решение тактической задачи [Рис. 11]. У него были отмечены частые движения глаз «вверх — направо», то есть он использовал зрительный опыт для того, чтобы решить тактическую задачу.

Рисунок 11. Решение тактической задачи Ведерникова

Проанализировав и сопоставив результаты вышеизложенного можно утверждать, что визуальная репрезентативная система является наиболее важным, адекватным и определяющим этапом стратегии решения тактических задач. Поэтому стоит задуматься над тем, что очень важно развивать зрительную память и воображение у спортсменов на начальном этапе обучения тактике.

Вывод

Инструменты НЛП помогают лучше понять поведение спортсмена на микро и макроуровне.

В успешности решения тактических задач определяющую роль играет развитость визуальной репрезентативной системы.

Изучив научно-методическую литературу и на основании проведенных исследований мы пришли к выводу, что выявление поведенческих маркеров стратегий спортивного мышления является перспективным подходом в подготовке успешных спортсменов.

Список литературы

нейролингвистический спортивный ковалёв рехтин

1. Адлер Г. Магия НЛП — без тайн. — М: Класс, 1998 г.

2. Гриндер Д., Бендлер Р. Структура магии. Т.2. — М: Класс, 2004.

3. Дилтс Р. Стратегии гениев. В 3-х т., т.3. — М: Класс, 1998.

4. Дилтс Р. Изменение убеждений с помощью НЛП. — М: Класс, 1998.

5. Ильин Е. П. Психология физического воспитания. — М: Просвещение, 1987.

6. Лурия А. Р. Язык и мышление. — М: Наука и прогресс, 1979.

7. Немов Р. С. Психология. В 3-х кн., кн.2 — М: Владос, 1998.

8. Петухов В. В. Психология мышления: Учебно-методическое пособие. — М: Владос, 1998.

9. Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. — М: Наука, 1998.

10. Фрейд З. Воспоминания Леонардо да Винчи. — М: Республика, 2000.

11. Гриндер Д., Бендлер Р. Структура магии. Т.1. — М: Класс, 2004,[256]

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой