Метафора как средство выражения оценки в современном немецком и русском языках

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

«БАРАНОВИЧСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Факультет иностранных языков

Кафедра теории и практики немецкого языка

ДОПУЩЕНА К ЗАЩИТЕ

Заведующий кафедрой

_________ ____________

(подпись) (инициалы и фамилия)

«_____» __________2009 г.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Тема: Метафора как средство выражения оценки в современном немецком и русском языках

Барановичи 2009

РЕФЕРАТ

Дипломная работа: 68с., 3 главы, 56 лит. источников, 15 приложений (на 43 страницах)

КАТЕГОРИЯ ОЦЕНКИ, ЦЕННОСТЬ, АНТИЦЕННОСТЬ, МЕТАФОРА.

Объектом исследования является метафора в современном немецком и русском языках.

Предметом исследования выступает оценочная метафора в современном немецком и русском языках.

Цель работы: осуществить комплексный анализ оценочных метафор немецкого и русского языков на предмет установления их специфики.

Гипотеза исследования: метафоры русского и немецкого языка, выступающие в качестве средства выражения оценки, не идентичны, а имеют свою специфику, несмотря на то, что выполняют одну и ту же функцию.

Задачи исследования:

1) Осуществить анализ научной литературы в плане исследуемой проблемы.

2) Установить специфику оценочных метафор немецкого и русского языка, сравнив:

— какие критерии лежат в основе оценочности метафор;

— обозначения каких тематических групп послужили основой метафорического переноса;

— какой тип оценки (положительный или отрицательный) преобладает.

В дипломной работе использован комплекс методов исследования, среди них: анализ научной литературы по исследуемой проблеме, дефиниционный анализ словарных толкований, метод классификации, статистический анализ, сопоставительно-типологический метод.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней предпринято комплексное исследование метафоры как средства выражения оценки, а также произведена попытка сопоставительного анализа специфики метафор немецкого и русского языков, выполняющих указанную функцию.

Теоретическая ценность проведенного исследования заключается в расширении наших представлений о таких языковых категориях как оценка, метафора, а также в попытке осуществить комплексный анализ метафоры немецкого и русского языков как средства выражения оценки.

Практическая значимость проведенного исследования заключается в возможности использования представленных материалов в практике вузовского преподавания, в частности, при чтении курсов и спецкурсов по лексикологии немецкого языка, типологии немецкого и русского языков, теории и практике перевода, на занятиях по практике устной и письменной речи немецкого языка.

Автор подтверждает, что приведенный в работе расчетно-аналитический материал правильно и объективно отражает состояние исследуемого процесса, а все заимствованные из литературных и других источников теоретические, методологические и методические положения и концепции сопровождаются ссылками на их авторов.

(подпись студента)

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1 Категория оценки в лингвистике

1.1 Общая характеристика оценки

1.2 Природа оценки

1.3 Семантика оценки

1.4 Средства выражения оценки

1.4.1 Фонетика, интонация предложения как одна из форм реализации оценки

1.4.2 Фразеология как важнейшее средство выражения оценочных значений

1.4.3 Оценочная функция пословиц и поговорок немецкого и русского языков

1.4.4 Особенности оценочной семантики метафоры

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1

ГЛАВА 2 Метафора в современном немецком и русском языках

2.1 Понятие метафоры

2.2 Природа метафоры

2.3 Виды метафоры

2.4 Функции метафоры

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2

ГЛАВА 3 Оценочные метафоры современного немецкого и русского языков

3.1 Анализ критериев, лежащих в основании оценочности метафор

3.1.1 Анализ критериев, лежащих в основании оценочности метафор немецкого языка

3.1.2 Анализ критериев, лежащих в основании оценочности метафор русского языка

3.1.3 Сопоставительный анализ критериев оценочности метафор немецкого и русского языков

3.2 Метафорическое переосмысление обозначений разных тематических групп

3.2.1 Метафорическое переосмысление обозначений разных тематических групп в немецком языке

3.2.2 Метафорическое переосмысление обозначений разных тематических групп в русском языке

3.2.3 Сопоставительный анализ метафорического переосмысления обозначений разных тематических групп в немецком и русском языках

3.3 Анализ метафор немецкого и русского языков, выражающих положительную, отрицательную и нейтральную оценку

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 3

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

Лингвистика на современном этапе развития характеризуется повышенным интересом к сопоставительному изучению языков. Это обусловлено рядом причин, в частности, контактностью, возникающей как следствие социального, мировоззренческого, культурного сближения народов, независимо от стран, в которых они проживают.

Внимание лингвистов всё больше привлекает субъектный момент в языке, к которому относится и оценочное отношение человека к явлениям действительности.

Оценка как объективный и субъективный фактор отношения человека к реалиям окружающей его действительности изучается сегодня философией, психологией, социологией. Внутреннюю структуру вербально реализованной оценки изучает в основном лингвистика (психолингвистика, социолингвистика).

Отношение говорящего к тому, что он сообщает, в том числе и оценочное, является одним из аспектов изучения лингвистической прагматики.

Метафоризация — один из наиболее распространенных способов создания образности — охватывает огромное количество общеупотребительных, нейтральных и стилистически маркированных слов, в первую очередь многозначных. Способность слова иметь не одно, а несколько значений, а также возможность обновления его семантики, его необычного, неожиданного переосмысления лежит в основе лексических образных средств, для которых характерно наличие оценочной функции.

Метафора как средство выражения оценки привлекала внимание многих исследователей. Нами в качестве теоретической основы были использованы работы таких авторов как С. В. Агеев, Н. Д. Арутюнова, Е. М. Вольф, Ю. Д. Гранин, Т. И. Кулигина, В. П. Рагойша, И. В. Толочин, Е. А. Чернявская.

Нужно отметить, что, несмотря на высокую значимость метафоры как средства выражения оценки в речевой деятельности носителей немецкого и русского языков, она изучена в недостаточной степени. Перспектива изучения специфики оценочной метафоры указанных языков определяется теоретическими и практическими потребностями, связанными с обучением вышеназванным языкам учащихся школ и студентов. Поэтому автором дипломной работы была выбрана тема «Метафора как средство выражения оценки в современном немецком и русском языках».

Научная новизна работы состоит в том, что в ней предпринято комплексное исследование метафоры как средства выражения оценки, а также произведена попытка сопоставительного анализа специфики метафор немецкого и русского языка, выполняющих указанную функцию.

Материалом исследования послужили метафоры русского и немецкого языков, выполняющие оценочную функцию и отобранные автором из фразеологического словаря русского языка Козлова Т. В., Большого немецко-русского словаря К. Лейна, Duden 11 «Redewendungen und sprichwortliche Redensasten» и других источников.

Общее количество отобранных нами оценочных метафор немецкого и русского языков составило 457 единиц, из них 209 единиц немецкого языка и 248 единиц русского языка.

Объектом исследования выступает метафора в современном немецком и русском языках.

Предметом исследования является оценочная метафора в современном немецком и русском языках.

В качестве стержневых понятий данного исследования рассматриваются понятия «оценка», «категория оценки», «метафора», «метафоризация».

Оценка, в свою очередь, — это «суждение говорящего, его отношение к окружающим его предметам и явлениям (одобрение или неодобрение, желание, поощрение и т. п.)» [4, с. 74].

Н.В. Ильина определяет категорию оценки как «умственный акт, являющийся результатом взаимодействия человека с окружающей его действительностью» [28, с. 39].

Метафора в научной литературе трактуется как перенос наименования по сходству. Сходство, в свою очередь, может быть различным: по форме, по цвету, по функции, по месту нахождения, по впечатлению и ощущению.

С точки зрения В. П. Рагойша, метафора — это «употребление слова или выражения в переносном значении через противопоставление определенного явления или предмета с другим явлением или предметом на основе общих для них свойств» [38, с. 112].

Цель настоящего исследования: осуществить комплексный анализ оценочных метафор немецкого и русского языков на предмет установления их специфики.

Гипотеза исследования: метафоры русского и немецкого языков, выступающие в качестве средства выражения оценки, не идентичны, а имеют свою специфику, несмотря на то, что выполняют одну и ту же функцию.

Достижение цели настоящего исследования осуществляется через последовательное решение следующих задач:

3) Осуществить анализ научной литературы в плане исследуемой проблемы.

4) Установить специфику оценочных метафор немецкого и русского языка, сравнив:

— какие критерии лежат в основе оценочности метафор;

— обозначения каких тематических групп послужили основой метафорического переноса;

— какой тип оценки (положительный или отрицательный) преобладает.

В дипломной работе использован комплекс методов исследования:

— анализ научной литературы по исследуемой проблеме;

— дефиниционный анализ словарных толкований;

— метод классификации;

— статистический анализ;

— сопоставительно-типологический метод.

Полученные результаты работы определяют её теоретическую и практическую значимость.

Теоретическая ценность проведенного исследования заключается в расширении наших представлений о таких языковых категориях как оценка, метафора, а также в попытке осуществить комплексный анализ метафоры немецкого и русского языков как средства выражения оценки.

Практическая значимость проведенного исследования заключается в возможности использования представленных материалов в практике вузовского преподавания, в частности, при чтении курсов и спецкурсов по лексикологии немецкого языка, типологии немецкого и русского языков, теории и практике перевода, на занятиях по практике устной и письменной речи немецкого языка.

Результаты, полученные в ходе исследования, были представлены автором данной работы на следующих научных конференциях:

1. Студенческая научно-практическая конференция «Актуальные проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных языков», которая проводилась в октябре 2008 года на факультете иностранных языков в БарГУ.

2. V международная научно-практическая конференция молодых исследователей «Содружество наук. Барановичи — 2009», состоявшаяся 21 мая 2009 года на базе УО «Барановичский государственный университет».

В структуру данной работы входят: введение, 2 теоретические главы и 1 исследовательская, заключение, список использованных источников, приложения.

ГЛАВА 1

КАТЕГОРИЯ ОЦЕНКИ В ЛИНГВИСТИКЕ

Данная глава посвящена рассмотрению понятия «оценка», изучению её природы и семантики, а также классификации основных средств выражения оценки в современном немецком и русском языках.

1.1 Общая характеристика оценки

Категория оценки — это совокупность разноуровневых языковых единиц, объединенных оценочной семантикой и выражающих положительное или отрицательное отношение автора к содержанию речи.

Категория оценки (КО), будучи сложной и многогранной, является объектом исследования разных разделов лингвистики, в частности стилистики, лексикологии и т. д. В данной работе мы рассматриваем средства выражения оценки с лексикологической точки зрения в немецком и русском языках.

Следует отметить, что различные источники трактуют термин «оценка» по-разному.

В словаре лингвистических терминов «оценка» — это суждение говорящего, его отношение — одобрение или неодобрение, желание, поощрение и т. п. [53].

Кроме того, в данном словаре выделяется категория субъективной оценки, что значит «семантико-синтаксическая категория, выражаемая соответствующим синтаксическим употреблением разных частей речи: существительного, качественного прилагательного и наречия, и выражающая отношение говорящего к предмету речи» [53, с. 217].

Н.В. Ильина определяет КО как «умственный акт, являющийся результатом взаимодействия человека с окружающей его действительностью. Человек оценивает способность того или иного объекта удовлетворять его потребности, желания, интересы или цели. Найдя предмет или его свойство полезным, приятным, добрым, красивым и т. п., он совершает оценку» [28, с. 63].

По Е. А. Чернявской оценка — это «языковая категория, являющаяся отражением логической категории, мыслительных процессов, приводящих к установлению ценности всевозможных объектов» [45, с. 86]. Из этого определения вытекает, что понятие оценки связано с понятием ценности.

Потенциальной «ценностью», которая реализуется в процессе удовлетворения человеческих потребностей, в общественных отношениях, в практической деятельности человека обладает каждый реальный предмет. Ею обладает буквально все, что становится компонентом практической деятельности человека: природные вещи, искусственные объекты, общественные отношения, явления действительности, процессы, действия, поступки, что должно находить и, непременно, находит свое выражение в языке. «Понятие ценности связано лишь с положительным значением, что и отличает ценность от оценки. Отрицательных ценностей быть не может, поскольку одно и то же явление не может быть одновременно и положительным, и отрицательным в одном и том же отношении и для одного и того же человека» [16, с. 42]. Но один и тот же объект, оцениваемый с одной точки зрения, может выступать как ценность, а с другой — как антиценность. Ценности и антиценности, выявленные в процессе оценки, не являются естественными свойствами оцениваемых объектов, «хотя они неразрывно связаны со своими носителями и немыслимы без них. Поэтому нельзя сказать, что они объективны. С другой стороны, ценность или антиценность не могут быть названы субъективными. Они — момент единства субъекта и объекта» [16, с. 44].

Или, как говорит Т. Г. Бочоришвили, «любая оценка есть результат психической операции оценивания» [8, с. 96]. Эта операция состоит в том, что субъект оценки соотносит объект оценки (предмет, ситуацию, факт действительности) с имеющимся у него в сознании эталоном. В результате этого процесса объект оценки «размещается» на некоторой шкале между «плюсом и минусом», то есть, между «очень хорошо» и «очень плохо». Далее результат оценки находит свое словесное выражение.

Итак, оценка — это языковая категория, выражающая отношение говорящего к объекту действительности в зависимости от того, насколько удовлетворены его потребности, желания, интересы или цели. То есть, познавая мир и взаимосвязь реального мира в практической деятельности, человек не просто отражает явления действительности и их признаки и качества, но одновременно отражает свое отношение к реальной действительности, причем отношение человека к предметам, явлениям обусловлено конкретным историческим состоянием практики.

1.2 Природа оценки

В общеязыковом плане оценка (О) подразумевает ценностный аспект значения языковых выражений и характеризуется особой структурой — модальной рамкой, которая накладывается на высказывание и не совпадает ни с его логико-семантическим, ни с синтаксическим построением. Элементами оценочной модальной рамки являются субъект и объект, связанные оценочным предикатом. Субъект О. — это лицо или социум, с точки зрения которого дается О.; объект О. — это лицо, предмет, событие или положение вещей, к которым относится О. Кроме того, в модальную рамку входят (как правило, имплицитно) шкала оценок и стереотипы, на которые ориентирована О. в социальных представлениях коммуникантов [27].

Важнейшей особенностью О. является то, что в ней всегда присутствует субъективный фактор, взаимодействующий с объективным. Оценочное высказывание, даже если в нем прямо не выражен субъект О., подразумевает ценностное отношение между субъектом и объектом. Субъективный компонент связан с возможностью положительного или отрицательного отношения субъекта О. к ее объекту («нравиться/не нравиться», «ценить/не ценить», «одобрять/не одобрять» и т. п.), в то время как объективный (дескриптивный, признаковый) компонент О. ориентируется на собственные свойства предметов или явлений, на основе которых выносится оценка.

В зависимости от наличия в оценочном суждении эмотивного компонента разграничивают эмоциональную и рациональную О. Первая предполагает непосредственную реакцию на объект, характеризуется экспрессивностью и обычно выражается междометием или аффективным словом (Ах! Поразительно! Негодяй! / Ach! Himmel und Wolken! So ein Halunke!). Рациональная О. опирается на социальные стереотипы и выражается оценочным суждением (Я считаю, что это хорошо; По всеобщему мнению, он поступил плохо.) и т. п. Однако при разных формах оценок соотношение рационального и эмоционального меняется, и не всегда эти два вида О. строго дифференцируются. Так, трудно разграничить рациональное и эмоциональное в высказываниях типа: Он настоящий герой; Он поступил как отъявленный негодяй [36].

Позицию в системе ценностей может занимать признак как таковой, который в самой своей семантике имеет оценку, например: грязный — грязнуля, или же многие поведенческие признаки человека: распутный — распутница и т. п.

На основе учета объективных свойств предметов оценки Н. Д. Арутюнова [5] и Е. А. Чернявская [45] выделяют вещественные (предметные) и невещественные (непредметные) объекты.

К непредметным объектам относятся свойства, качества, поступки, действия, процессы, изменения, события, факты, проявляющие связи и отношения между объектами реального мира, представляющие окружающее как всеобщую систему, отдельные элементы которой так же подвергаются изучению и оценке. В данном ряду «факт» и «событие» являются ключевыми явлениями. «Факт» в широком смысле может включать действия, поступки, изменения. Непредметные объекты, представляющие собой событийную и ментальную стороны жизни, по количеству превосходят предметные. Н. Д. Арутюнова выделяет два ряда непредметных объектов: процессы (состояния, свойства, события) и факты (собственно пропозиции), следовательно, два вида оценки — оценку процессов (событий) и оценку фактов. Первая связана с характеристиками «изнутри», а вторая — с характеристиками «извне» [5].

Предметные объекты делятся на «живые» и «неживые». К «живым» принадлежат человек и одушевленные представители природы. «Неживые» — это существующие независимо от человека («природные») и созданные человеком предметы.

По «отношению» объекта оценки к человеку как источнику познавательных и оценочных процессов все оцениваемые объекты Е. А. Чернявская делит на три тематических ряда: «Человек», «Артефакты», «Внешний мир» [45].

В ряд «Человек» входят объекты, присущие человеку, связанные непосредственно с ним и отражающие его в целом. Объекты, созданные человеком, входят в ряд «Артефакты». Ряд «Внешний мир» включает, в свою очередь, объекты, независимые от человека.

Видимо, оценке подвержено все, что человек считает благом. Не оценивать можно то, что непричастно к идеализированному представлению о жизни на земле.

Следует отметить, что противопоставление субъекта/объекта в структуре оценки и субъективность/объективность в ее семантике — явления разнопорядковые. И субъект, и объект оценки предполагает наличие субъективного и объективного факторов, которые находятся в сложном взаимодействии [45]. Субъект оценки выражает свое отношение об объекте оценки и при этом опирается на нормативные, стереотипные представления об объекте и шкалу оценок, на которой расположены присущие объекту признаки. «Нормы строятся на упрочении связи между мотивами оценки и самой оценкой. Отношение к ним дает наиболее объективное основание для ценностного суждения, способное устранить или ослабить роль субъективного фактора» [45, с. 126]. «Объект оценки, в свою очередь, также вбирает в себя субъективные (субъектно-объектные отношения) и объективные (свойства объекта) признаки» [45, с. 127].

Таким образом, ценность и система ценностей, детерминирующие отношения человека к экономическим, политическим, моральным, эстетическим сферам жизни общества, не являются чем-то постоянным, константным, они развиваются вместе с обществом и изменяются вместе с ним. То есть ценности изменяются в процессе изменения человеком объектов оценки в нужном направлении посредством общественно-практической деятельности.

1.3 Семантика оценки

Под оценкой понимается заложенная в слове положительная или отрицательная характеристика человека, предмета, явления. Наличие «плюса» или «минуса» в значении слова — важнейший показатель оценки. Семантика оценки отражает содержательную сторону языка в ее динамическом состоянии, формируется в речевой коммуникации как деятельности, передавая одобрение или неодобрение. Высказывая ту или иную оценку, человек определяет объекты окружающей действительности по нормативной шкале ценностей. Языковая и речевая сферы «хорошего», «плохого» реализуются соответствующими оценочными признаками, расположенными на шкале ценностей в языковой картине мира [13].

Именно на шкале оценок отражается важнейший признак семантики оценки — связь субъективного (идущего от чувств и знаний говорящего) и объективного (идущего от свойств предмета речи). Связь эта реализуется в суждении, зависящем от стереотипа мышления говорящего, «согласованности» свойств объекта с его местом в системе ценностей говорящего, его эмоций и во многих случаях отражает динамизм оценочной шкалы [13].

С характером оценки связана семичленная градация: очень хорошо — довольно хорошо — хорошо — нормально — плохо — довольно плохо — очень плохо.

К выражению оценочной семантики высказывания имеют отношение и глаголы чувства: любить, радоваться, нравиться, огорчаться, ненавидеть.

Из всей глагольной лексики, вводящей оценку, выделяется лексема «нравиться» — прежде всего тем, что в ее семантической структуре содержится оценочная семема: производить на кого-либо приятное впечатление, вызывать расположение к себе. От семантики глагольной лексики зависит и выражение прагматических целей высказываний — похвалы, обиды и так далее [27].

Наиболее важной группой предикативной лексики оценочного значения являются прилагательные, конкретнее — прилагательные, обозначающие оценочные признаки, свойственные и человеку, и животному, и предметам (красивый, безобразный, удобный) [28].

Слова «приятный», «замечательный» сдвинуты в положительную сторону. Имеются лексические единицы, которые группируются вокруг понятия среднего, указывая на нейтральную зону на шкале. Они сдвигаются в сторону «плохого»: повседневный, ни то ни се. Оценочная шкала не любит положения равновесия, норма и среднее не совпадают, норма сдвинута в положительной части шкалы. Хорошее состояние вещей может рассматриваться как соответствующее норме, плохое — как отклонение от нее.

Характерной особенностью выражения О. является возможность ее интенсификации (усиления признака «хорошо» или признака «плохо») и деинтенсификации (ослабления признака «хорошо» или признака «плохо»), отражающих движение по оценочной шкале как в зоне «+», так и в зоне «-» (хороший, очень хороший, необыкновенно хороший, не очень хороший, довольно хороший). При этом интенсификация О. не дискретна (нельзя измерить расстояние между хорошим и очень хорошим) и не ограничена определенным числом позиций, подобно степеням сравнения. «Интенсификаторы составляют длинные, слабо организованные ряды из единиц, соотнесенных друг с другом неопределенным образом» [13, с. 45].

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что оценочный компонент значения довольно тесно связан с эмоциональным состоянием субъекта, точное определение многообразных оттенков которого возможно только в речевой ситуации.

1.4 Средства выражения оценки

1.4.1 Фонетика, интонация предложения как одна из форм реализации оценки

Что касается средств выражения оценки в современном немецком и русском языке, то следует отметить их большое разнообразие. Оценочная функция характерна для фонетики и интонации предложения, фразеологизмов, пословиц и поговорок, метафор.

Всякое высказывание от паузы до паузы, независимо от его протяженности, должно быть оформлено фонетически как некое целое; такое оформление называют интонацией высказывания или предложения. Существует несколько мнений о том, что такое интонация и до сих пор существует проблема определения интонации.

Принято считать, что основной функцией интонации является передача эмоционально-модального отношения говорящего к сообщаемому.

Широко распространено мнение, что интонация — вещь субъективная, что у каждого человека своя интонация. При этом нередко ссылаются на то, что один и тот же текст разные артисты читают по-разному и что разница в чтении может быть очень существенной. Факт несомненный, наблюдаемый очень часто. Однако различное чтение оказывается отнюдь не безразличным для осмысления текста. Различное интонирование одного и того же текста есть следствие различного понимания его разными чтецами. Одно и то же предложение можно произнести с различной интонацией. Но действительно ли оно будет оставаться при этом все тем же предложением, то есть с одним и тем же интеллектуальным и эмоциональным содержанием? Разумеется, нет. Оно каждый раз будет другим.

В интонации следует различать два аспекта: один, который можно назвать коммуникативным, поскольку интонация сообщает, является ли высказывание законченным или незаконченным, содержит ли оно вопрос, ответ и т. п. Другой, который можно было бы назвать эмоциональным, состоит в том, что в интонации заключена определенная эмоция, которая всегда отражает эмоциональное состояние говорящего, а иногда и намерение его (впрочем, не всегда осознаваемое им) определенным образом воздействовать на слушающего.

Если иметь в виду целенаправленность интонации, то можно говорить о ее функциях. Когда мы, например, понижаем голос к концу предложения, то можно сказать, что это делается именно для того, чтобы показать, что мы его заканчиваем. Когда мы говорим «ласково» или «сердито», то мы хотим показать слушающему наше отношение к нему в связи с содержанием высказывания.

Эмоциональный аспект интонации не обязательно связан со смысловым содержанием высказывания. Будет ли сказано предложение «Peter ist zurьckgekommen» с радостью или с сожалением, оно останется сообщением об одном и том же факте объективной действительности, иными словами — будет иметь одно и то же денотативное значение. Не отразится это и на синтаксической структуре предложения. Поэтому эмоциональный аспект до недавнего времени практически исключался из языковедения, а вопрос о его значении, с лингвистической точки зрения, о его языковой функции теоретически остается неисследованным и в наши дни [31].

Вместе с тем эмоция высказывания, несомненно, связана с его модальностью, категорией, которой в современной лингвистике придается большое значение. И действительно, в каждом акте коммуникации отражено не только то, о чем идет речь (денотативный аспект), но и отношение к сообщению со стороны говорящего (коннотативный аспект).

Формы выражения эмоций, имея психофизиологическую основу, в этом смысле являются общечеловеческими. Наряду с этим существуют факты, делающие очевидным, что интонация разнится от языка к языку. Когда мы слушаем иноязычную речь (даже при довольно хорошем знании соответствующего языка), от нас часто ускользают тонкие оттенки смысла, передаваемые незнакомыми нам интонационными средствами. Общеизвестно, как трудно, например, уловить на чужом языке шутку или иронию или выразить разные оттенки удивления, раздражения, презрения, доверия, недоверия и т. п. и т. д., которые в большинстве случаев передаются только интонацией. Очевидно, что труднее всего иностранцы усваивают именно интонацию. Лица, безукоризненно произносящие отдельные слова чужого языка, делают зачастую ошибки в интонации, особенно тогда, когда дело идет о более значительных по объему отрезках речи. Можно сказать, что интонация представляет наиболее характерный фонетический признак данного языка.

Суммируя все вышесказанное, можно говорить о том, что фонетические единицы языка как таковой оценки не содержат. Они, как и синтаксические конструкции, могут только усиливать то или иное (положительное или отрицательное) восприятие третьим лицом (реципиентом) отношения субъекта речи к ее объекту.

1.4.2 Фразеология как важнейшее средство выражения оценочных значений

Язык во все времена оставался наиболее яркой идентифицирующей характеристикой этноса, еще Пифагор для познания нравов какого ни есть народа советовал, прежде всего, изучить его язык.

Язык — хранитель культуры, которую он передает из поколения в поколение. Это одна из важнейших функций языка. Он участвует в формировании личности, национального характера, этнической общности, народа, нации.

Фразеологический состав языка представляет собой наиболее самобытное его явление и дает особенно благодатный материал для исследования оценочного фрагмента языковой картины мира [21]. Присущее человеку стремление не только фиксировать реальную картину мира, но и пытаться найти пути её позитивного изменения формирует у индивида ценностное отношение к миру, выражаемое в оценке явлений окружающей действительности (wie ein Bllitz aus heiterem Himmel — как гром среди ясного неба; schlau wie ein Fuchs — хитрый как лиса; ьbergeschnappt sein — белены объесться и т. д.).

Оценка свойственна языку так же, как сам процесс оценивания свойствен процессу познания. Связь оценочного значения с автором речи многогранна, поскольку для того, чтобы оценить объект, человек должен «пропустить» его через себя. Итоги оценивания отражаются в высказываниях. Исходя из эмпирического опыта или определенного состояния сознания, а также на основе общечеловеческих стандартов бытия субъект оценки приписывает ценность определенному предмету или ситуации путем выражения оценки. Фразеологизм как инструмент этой ценности, как ее реализация определяет особенности оценивающего субъекта — его обобщенный, национально-культурный характер, отличающийся общенародной мудростью, обобщенным миропониманием и мировидением.

Оценке в логическом представлении соответствует комплекс элементов — субъект, объект, характер и основание оценки, семантика которых формирует модальную рамку оценки — ценностное отношение говорящего; эта модальная рамка накладывается на высказывание [10].

Таким образом, фразеология — важнейшее средство выражения оценочных значений. Кроме того, следует отметить, что фразеологизмы как современного немецкого, так и русского языка содержат в своей семантике национально-культурный компонент, который помогает глубже изучить культуру страны изучаемого языка.

1.4.3 Оценочная функция пословиц и поговорок немецкого и русского языков

Оценочную функцию выполняют так же пословицы и поговорки.

Пословица в обобщенном виде констатирует свойства людей и явлений (вот как бывает), даёт им оценку (то хорошо, а это плохо) или предписывает образ действий (следует или не следует поступать так-то) [40].

Обязательное наличие обобщения и весьма частое оценочно-предписывающее содержание образуют характерный для пословиц назидательный смысл, например:

а) констатация явлений или свойств: Keine Regel ohne Ausnahme (Нет правил без исключений); Unverhofft kommt oft (Чего не чаешь, то и получаешь); Ein Unglьck kommt selten allein (Пришла беда — отворяй ворота);

б) их оценка: Vorsicht ist die Mutter der Weisheit (Осторожность прежде всего); Wьrden sind Bьrden (Положение обязывает);

в) предписание: Trau, schau, wem (Доверяй, но проверяй); Man soll den Tag nicht vor dem Abend loben (Цыплят по осени считают).

Пословицы представляют собой законченные высказывания, выражающие определённые воззрения, т. е. имеющие зачастую идеологическое содержание. В целом эти народные воззрения объективны и прогрессивны.

Поговорки же, в свою очередь, не содержат обобщений о закономерных связях действительности, как пословицы, и применимы лишь к единичным, конкретным ситуациям. Правда, ситуации эти столь типичны, что каждая поговорка может без изменений использоваться множеством людей в сходных случаях бесчисленное количество раз, ср. например: Mein Gott! (Боже мой!); Da hцrt sich alles auf! (Это уже чересчур!); Da lachen ja die Hьhner! (Ну, это курам на смех!); Das wдr`s! (Вот и всё!).

Основная особенность содержания поговорок заключается в том, что мысль в них выражена не прямо, а идиоматично, с тем или иным отклонением от стандартного компонентного значения фразы — через образ, гиперболу, иронию, косвенное умозаключение, недосказанность (усечение) или «излишние» элементы и т. п., ср. das Ei will wieder mal klьger sein als die Henne (Опять яйца курицу учат) — образность; Das fдngt ja heiter an! (Хорошенькое дело!) — ирония; Da hцrt doch alles auf! (Ну, это уж чересчур!) — гипербола;

Эмоционально-модальные поговорки охватывают самый широкий круг синтаксических структур — от односоставных предложений до сложных типа: So etwas lebt, und Schiller musste sterben! (Да как тебя земля носит!)

Наиболее частой структурой не членимых междометных фраз оказывается именная группа, оформленная как обращение: Himmel und Wolken! (выражение изумления и испуга).

Существует небольшая группа модальных фраз, выражающих экспрессивное подтверждение или несогласие и состоящих из служебных слов: Und ob! (Ещё бы!); Und wie! (Еще как!) и т. п.

Незнание того или иного страноведческого элемента, который лег в основу образа пословицы или поговорки, может привести к неправильному пониманию содержания высказывания в целом.

Конденсируя народный опыт, пословицы и поговорки ориентированы своим содержанием почти исключительно на человека — черты его характера, поступки, отношения в обществе и семье.

Суммируя вышеизложенное, следует отметить, что, так как итоги оценивания отражаются в высказываниях, то для пословиц и поговорок характерно наличие обобщения и весьма частое оценочно-предписывающее содержание.

1.4.4 Особенности оценочной семантики метафоры

Ещё одним средством выражения оценки в языке является метафора. Основы теории метафоры были заложены еще в античную эпоху Аристотелем, Квинтилианом, Цицероном. В современной отечественной лингвистике существует большое количество работ, содержащих анализ метафорического значения слова, авторами которых являются Н. Д. Арутюнова [3], Е. М. Вольф [12], Ф. Уилрайт [43], В. Н. Телия [41].

Традиционными в теории метафоры стали утверждения о семантической двуплановости метафоры, о контекстном окружении метафоры, о регулярности метафоры, об определенных семантических классах слов, способных развивать образные значения, об объективных признаках метафоры: синтаксических и морфологических, отвлеченности, экспрессивности, оценочности [12].

Метафора через нормативные признаки дает оценку индивида, создавая личностный образ. В дальнейшем индивидные признаки нередко создают основу для стереотипизации. Стереотипизация выступает как «способ экономии мышления и сведения большого объема информации, полученной человеком в процессе освоения действительности, в некоторые ёмкие формулы» [3, с. 157]. Стереотипизация признаков в семантике метафоры приводит к существованию «прецедентных» метафор как стандартных типовых средств для оценки общеизвестных фактов, событий, отношений, которые включены в фонд обязательных знаний каждого носителя языка.

Оценивание является одной из важнейших составляющих когнитивной деятельности человека.

Знания человека постоянно обновляются и модифицируются. Предшествующее знание играет важную роль в восприятии, понимании и запоминании метафоры. При употреблении метафоры в сознании человека всегда активизируется соответствующий метафоре фрейм — структура знания, хранимая человеческой памятью, что обусловливает способность носителей языка адекватно воспринимать значение метафоры [41, с. 14].

Из этого следует, что метафора является универсальным механизмом в образовании эмоционально-оценочных номинаций. В метафоре заключены не только образное представление и информация об оценке, но и выражение некоторого чувства-отношения, осознанной эмоции, например, презрения, пренебрежения или, наоборот, уважения восхищения и т. п., а также стилистическая окраска. Интеграция оценочности и эмотивности в семантике метафоры делает метафору экспрессивным средством.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1

Сопоставив разные точки зрения на исследуемую проблему, можно сделать заключение, что оценка как языковая категория выражает отношение говорящего к объекту действительности в зависимости от того, насколько удовлетворены его потребности, желания, интересы или цели. То есть, познавая мир и взаимосвязь реального мира в практической деятельности, человек не просто отражает явления действительности и их признаки и качества, но одновременно отражает свое отношение к реальной действительности.

Таким образом, ценность и система ценностей, детерминирующие отношения человека к экономическим, политическим, моральным, эстетическим сферам жизни общества, не являются чем-то постоянным, константным, они развиваются вместе с обществом и изменяются вместе с ним. То есть ценности изменяются в процессе изменения человеком объектов оценки в нужном направлении посредством общественно-практической деятельности.

Кроме того, из приведённых выше данных видно, что оценочный компонент значения довольно тесно связан с эмоциональным состоянием субъекта, точное определение многообразных оттенков которого возможно только в речевой ситуации.

Что касается средств выражения оценки в современном немецком и русском языке, то следует отметить их большое разнообразие. Оценочная функция характерна для фонетики и интонации предложения, фразеологизмов, пословиц и поговорок, метафор.

Суммируя все вышесказанное, можно говорить о том, что фонетические единицы языка как таковой оценки не содержат. Они, как и синтаксические конструкции, могут только усиливать то или иное (положительное или отрицательное) восприятие третьим лицом (реципиентом) отношения субъекта речи к ее объекту.

Что касается фразеологии, одного из важнейших средств выражения оценочных значений, то следует отметить, что фразеологизмы как современного немецкого, так и русского языка содержат в своей семантике национально-культурный компонент, который помогает глубже изучить культуру страны изучаемого языка.

А так как итоги оценивания отражаются в высказываниях, то для пословиц и поговорок характерно наличие обобщения и весьма частое оценочно-предписывающее содержание.

Проведённое исследование даёт основание полагать, что метафора является универсальным механизмом в образовании эмоционально-оценочных номинаций. В метафоре заключены не только образное представление и информация об оценке, но и выражение некоторого чувства-отношения, осознанной эмоции, например, презрения, пренебрежения или, наоборот, уважения восхищения и т. п., а также стилистическая окраска.

ГЛАВА 2

МЕТАФОРА В СОВРЕМЕННОМ НЕМЕЦКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ

В данной главе сопоставляются различные точки зрения, посвященные трактовке понятия метафоры, которая в свою очередь рассматривается с различных позиций современных направлений в лингвистике. Так же большое внимание уделяется проблемам функционирования метафоры в языке и речи.

2.1 Понятие метафоры

Традиции исследования метафоры насчитывают более двух тысяч лет, беря свое начало от Платона и Аристотеля. Расцвет метафоры приходится на время античности, где она изучается в рамках риторики и поэтики.

Несмотря на то, что изучение метафоры восходит к античности, до сих пор нельзя сказать, что существует окончательно сложившаяся система взглядов на это явление. Более того, происходит подъем интереса к метафоре — понятию, существующему на протяжении более двух тысяч лет.

К её изучению обращаются лингвисты, философы и психологи. Это свидетельствует о том, что фундаментальная наука выходит на новый этап.

Обзор литературы в данном направлении показывает, насколько широк разброс мнений по основным моментам теории метафоры. Следует отметить, что существующие различия в подходах не являются следствием «неправильного» понимания сути вопроса. Безусловно, в позициях многих исследователей есть спорные положения, но главное, что определяет принципиальные различия во мнениях — это сложность предмета исследования.

Прежде всего, это связано с постепенным переключением основного внимания исследователей с изучения языка как стабильной системы с устойчивыми языковыми значениями на положение языка как творческого процесса порождения смысла в процессе коммуникации [23].

Что касается дефиниции понятия «метафора», то разные источники трактуют его по-своему.

Словарь лингвистических терминов определяет метафору как «способ выражения, рассматриваемый как перенос абстрактного понятия в конкретный план путем своего рода сокращенного сравнения или, скорее, подстановки („гореть желанием“, „едкая ирония“)» [53, с. 155].

Метафора, в свою очередь, бывает последовательной или цепочечной, когда представленное ею сравнение приходится на несколько членов, идущих один за другим, противоречивой или ломаной, когда ведёт к сближению двух несовместимых понятий. Многие слова представляют собой привычные метафоры, т. е. такие, первоначальное значение которых более не воспринимается («прибыть» = «достигнуть берега»).

Современный толковый словарь русского языка рассматривает метафору как «оборот речи, заключающийся в употреблении слов и выражений в переносном значении для определения предмета или явления на основе аналогии, сравнения или сходства» [48, с. 362].

А в новейшем энциклопедическом словаре метафора выступает как «вид тропа, который отличается особой экспрессивностью, как перенесение свойств одного предмета (явления) на другой на основании общего сходного признака („говор волн“, „борозна мускулов“) или по контрасту» [46, с. 785].

Если рассматривать метафору с позиции современных направлений в лингвистике, в частности, когнитивного подхода, то метафора выступает как основная ментальная операция, как способ познания, структурирования и объяснения мира. Человек не только выражает свои мысли при помощи метафор, но и мыслит метафорами, создает при помощи них тот мир, в котором он живет. Сами процессы мышления человека в значительной степени метафоричны: «Понятийная система человека упорядочивается и определяется метафорически. Метафоры как языковые выражения становятся возможны именно потому, что существуют в понятийной системе человека» [20, с. 390].

Проанализировав вышеизложенные определения метафоры, можно сделать вывод, что большинство источников определяют это явление как скрытое сравнение, осуществляемое путем применения названия одного предмета к другому и выявляющее таким образом какую-нибудь важную черту второго. Метафора заставляет обратить внимание на некоторое сходство — часто новое и неожиданное — между двумя и более предметами. Делая какое-то буквальное утверждение, метафора порождает или подразумевает определенный взгляд на предмет, а не выражает его открыто.

2.2 Природа метафоры

Поворот лингвистических исследований в последние три десятилетия к проблемам функционирования языка в речи, формирования и передачи смысла в высказывании открыл новые грани во многих уже давно исследованных явлениях, к которым принадлежит и метафора. Главным образом этому способствовало «вторжение» в лингвистическую проблематику психологии и социологии, породивших целый ряд междисциплинарных направлений исследования речевой деятельности и ее связи с мышлением и познавательными способностями человека [42].

Традиционно метафора рассматривается как сокращенное сравнение. Из нее исключены предикаты подобия (похож, напоминает и др.) и компоративные союзы (как, как будто, как бы, словно, точно и др.). Вместе с ними элиминируются основания сравнения, мотивировки, ситуативные обстоятельства, модификаторы.

В современных трудах по метафоре И. В. Толочин выделяет 3 основных взгляда на её лингвистическую природу [42, с. 14]:

1) метафора как способ существования значения слова;

2) метафора как явление синтаксической семантики;

3) метафора как способ передачи смысла в коммуникативном акте.

В первом случае метафора рассматривается как лексикологическое явление. Такой подход является наиболее традиционным, поскольку тесно связан с представлениями о языке как относительно автономной от речевой деятельности и стабильной системе. Соответственно, принято считать, что метафора реализуется в структуре языкового значения слова.

При втором подходе основное внимание уделяется метафорическому значению, возникающему при взаимодействии слов в структуре словосочетания и предложения. Он является наиболее распространенным: для него границы метафоры более широки — она рассматривается на уровне синтаксической сочетаемости слов.

Третий подход рассматривает образное сравнение как механизм формирования смысла высказывания в различных функциональных разновидностях речи. Для данного подхода — это функционально-коммуникативное явление, реализующееся в высказывании или тексте.

Метафора возникает при сопоставлении объектов разных классов. Её логическая сущность определяется как категориальная ошибка. Она отвергает принадлежность объекта к тому классу, в который он входит, и включает его в категорию, к которой он не может быть отнесен на рациональном основании. Сравнивая объекты, метафора противопоставляет, сокращая не только сравнение, но и противопоставление, исключая из него таким образом содержащий отрицание термин (Ваня (не ребенок, а) сущий вьюн).

Расширение денотативной области метафоры с индивида на категорию сужает и фиксирует её значение, которое становится фактом языка: медведь — «неуклюжий человек, увалень». Сходство со стереотипом класса позволяет выделить определенную разновидность внутри другого класса, в данном случае класса людей. Таким образом, источником нового значения является сравнение.

Следует отметить тот факт, что основным видом метафоры является олицетворение, которое иногда называется прозопопеей или персонификацией. Суть олицетворения состоит в том, что признаки живого существа переносятся на нечто неживое и неживое действует как существо одушевленное.

Метафора не выходит за рамки конкретно-предметной лексики, когда к ней прибегают в поисках имени для некоторого класса реалий. В этом случае она составляет ресурс номинации. Вторичная для метафоры функция используется как прием образования имен предметов. Семантический процесс сводится к замене одного дескриптивного значения другим. Перенос может основываться на сходстве любого признака: формы (журавель колодца), цвета (белок глаза) и пр. Однако следует отметить, что ряд общих закономерностей метафоризации значения признаковых слов гораздо шире:

1) физический признак предмета переносится на человека и способствует выделению и обозначению психических свойств личности (тупой, резкий, мягкий, широкий и пр.);

2) атрибут предмета преобразуется в атрибут абстрактного понятия (поверхностное суждение, пустые слова, время течет);

3) признак или действие лица относится к предметам, явлениям природы, абстрактным понятиям (принцип антропоморфизма: буря плачет, утомленный день, время бежит и др.);

4) признаки природы и естественных родов переносятся на человека (ветреная погода и ветреный человек, лиса и человек заметают следы).

Процессы метафоризации, таким образом, часто протекают в противоположных направлениях: от человека к природе, от природы к человеку, от неодушевленного к одушевленному и от живого к неживому. Перенос от предметных категорий к абстрактным инвентируется редко.

2.3 Виды метафор

Большим продвижением в исследовании феномена метафор является отказ ученых от рассмотрения метафоры исключительно с риторических и стилистических позиций и отнесение её к одному из универсальных когнитивных механизмов.

К метафоре больше не относятся как к красивому «довеску», который радует и услаждает слух, а рассматривают ее как основной способ концептуализации окружающей действительности, то есть способ думать и описывать малознакомые или абстрактные понятия в терминах конкретных, распространенных понятий, которые, как правило, даются нам через непосредственный физический опыт.

В когнитивной лингвистике, где метафора рассматривается как механизм мышления, теория ДЖ. Лакоффа и М. Джонсона [20] наиболее соответствует представлениям современных исследователей. В представленной ими классификации метафор отсутствуют четкие формальные признаки в определении круга действия категорий, в результате нарушения которых и возникает метафора. Слабая выраженность формальной стороны приводит к субъективному характеру распределения метафор внутри когнитивной классификации. Классификация, представленная в рамках когнитивного подхода, основывается на психологических категориях, она является семантической по своей сути.

Лакофф и Джонсон классифицируют метафорические концепты по следующим типам: онтологические метафоры, структурные метафоры, ориентационные метафоры, метафора «конструирование», метафора «контейнер» [20].

Онтологические метафоры представляют собой способ обозначения явления, его количественную и качественную характеристику. Метафоры данной группы используются для постижения событий, действий, занятий и состояний. Они образно моделируют реальные ситуации. События и действия метафорически осмысливаются как объекты, занятия — как вещества, состояния — как вместилища. Внутри данной группы выделяются подгруппы: персонификация, обратная персонификация, конкретизация.

Персонификация возникает за счет приписывания абстрактным и неживым сущностям качеств и характеристик человека, выраженных другим именем. В большинстве случаев персонификация реализуется в предложениях.

Наиболее часто персонифицируются явления природы (der Mond eilte mit leichtem Gewцlk hervor. Sie hцrten, wie der Wind den Kamin untersuchte Grund).

Речь идет о структурной метафоре, когда один концепт структурируется через призму другого. Метафора понимается как перенос из области-источника в область-мишень. В группе структурных метафор важную и существенную по численности подгруппу составляет синестезия. Термин «синтестезия» означает совместное чувство, соощущение. Эффект синестезии возникает в результате «перекрещивания» значений слов, обозначающих чувства, воспринимаемые различными рецепторами: зрительно, слухом, кинестетически (температура, давление, форма), осязанием, на вкус.

Следует отметить, что синтаксическая выраженность синестезии очень разнообразна. Синестетические отношения могут возникать между словами, выполняющими в предложении различные функции. Чаще всего это определение, выраженное атрибутивным словосочетанием или именной частью составного именного сказуемого (Was hat die kalte Erhabenheit dieser Wissenschaft mit Dichtung zu tun? Sie rдsonierte mit ihrer rauhen warmen Altweiberstimme. Ihre Worte waren immer gleich ruhig und kalt).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой