Методика расследования экономических и других преступлений

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙССКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГОУ ВПО «РОСТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (РИНХ)"

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

Домашнее задание по теме

Методика расследования экономических и других преступления

студента III курса

заочной формы обучения

гр. ЮРZS-634

Бондарева А.В.

Научный руководитель:

профессор

Калайдова А.С.

Ростов-на-Дону 2011

План

1. Расследование присвоения или растраты (ст. 160 УК РФ); Легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенного другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ)

Библиографический список

1. Расследование присвоения или растраты (ст. 160 УК РФ); Легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ)

Для раскрытия данного вопроса необходимо рассмотреть данные виды общественно опасных деяний.

В соответствии с ст. 160 Уголовного Кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 года, под присвоением или растратой понимаются преступления, такие как хищение чужого имущества, вверенного виновному. По существу, речь идет о двух самостоятельных формах хищения.

Присвоение «состоит в безвозмездном, совершенном с корыстной целью, противоправном обращении лицом вверенного ему имущества в свою пользу против воли собственника» (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 51 от 27 декабря 2007 года). Присвоенное имущество продолжает находиться в распоряжении виновного, оно еще не отчуждено и не потреблено.

Хищение в этой форме «считается оконченным преступлением с того момента, когда законное владение вверенным лицу имуществом стало противоправным и это лицо начало совершать действия, направленные на обращение указанного имущества в свою пользу (например, с момента, когда лицо путем подлога скрывает наличие у него вверенного имущества, или с момента неисполнения обязанности лица поместить на банковский счет собственника вверенные этому лицу денежные средства)» (п. 19 указанного выше Постановления).

При этом последующие неправомерные действия (израсходование, потребление и т. д.) с присвоенным имуществом, над которым уже установлено, хотя бы на непродолжительное время, неправомерное владение, лежат за пределами состава преступления и не могут рассматриваться как хищение в форме растраты.

Растрата представляет собой «противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам» (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 51). В отличие от присвоения, которое характеризуется как удержание чужого имущества, растрата представляет собой издержание этого имущества, т. е. его продажа, дарение, передача в долг или в счет погашения долга и т. д.

Растрата признается оконченным преступлением с момента фактического израсходования или отчуждения вверенного виновному имущества.

Общее между присвоением и растратой заключается в том, что хищение совершается без изъятия имущества у собственника: виновный использует фактическую возможность воспользоваться или распорядиться в личных целях чужим имуществом, которое ему вверено для осуществления обусловленных собственником правомочий по распоряжению, управлению, хранению, доставке и пр., и находится в его ведении.

Если лицо совершает с единым умыслом хищение чужого имущества, одна часть которого присваивается, а другая — растрачивается, содеянное не образует совокупности преступлений, поскольку обе формы хищения предусмотрены диспозицией одной и той же уголовно-правовой нормы.

Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла и корыстной целью.

Направленность умысла лица на совершение противоправных, безвозмездных действий, имеющих цель обратить вверенное ему имущество в свою пользу или в пользу других лиц, должна в каждом случае определяться судом исходя из конкретных обстоятельств дела, таких, например, как наличие у этого лица реальной возможности возвратить имущество его собственнику, совершение виновным попыток путем подлога или другим способом скрыть свои действия (п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 51).

Субъект присвоения и растраты специальный — «лицо, которому чужое имущество было вверено юридическим или физическим лицом на законном основании с определенной целью либо для определенной деятельности» (п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N51). Иначе говоря, субъект в силу должностного или иного служебного положения, договора или специального поручения наделяется определенными полномочиями по распоряжению, управлению, доставке или хранению вверенного имущества.

Действия лиц, не обладающих указанными признаками специального субъекта, но непосредственно участвовавших в хищении имущества по предварительному сговору с лицом, которому имущество было вверено, должны квалифицироваться как действия организаторов, подстрекателей или пособников по соответствующей части ст. 33 и ст. 160 Уголовного Кодекса Российской Федерации (п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N51).

Хищение вверенного имущества надлежит квалифицировать как совершенное группой лиц по предварительному сговору при условии, что в преступлении принимали непосредственное участие два или более лица, обладающие признаками специального субъекта (например, руководитель организации, в чьем ведении находится похищаемое имущество, и работник, несущий по договору материальную ответственность за данное имущество), которые заранее, т. е. до начала преступления, договорились о совместном его совершении (п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 51).

Признаки квалифицированного состава: совершение преступления с причинением значительного ущерба гражданину (ч. 2 ст. 160 Уголовного Кодекса Российской Федерации) и особо квалифицированного состава присвоения и растраты: совершение лицом с использованием своего служебного положения либо в крупном размере (ч. 3 ст. 160 Уголовного Кодекса Российской Федерации) полностью совпадают с квалифицирующими и особо квалифицирующими признаками мошенничества. Они имеют такое же содержание, что при краже и мошенничестве.

Наиболее опасный вид рассматриваемого преступления (ч. 4 ст. 160 Уголовного Кодекса Российской Федерации) характеризуется теми же признаками, что кража и мошенничество, т. е. совершением организованной группой либо в особо крупном размере.

Как совершенные в особо крупном размере присвоение и растрата должны квалифицироваться и в случае совершения нескольких хищений, если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в особо крупном размере. Размер хищения, совершенного группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, должен признаться особо крупным исходя из общей стоимости имущества, похищенного всеми участниками преступной группы (п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 51).

В соответствии с ст. 174 Уголовного Кодекса Российской Федерации, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем.

В Федеральном законе № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 07 августа 2001 года, легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, определена как придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученным в результате совершения преступления, за исключением преступлений, предусмотренных ст. ст. 193, 194, 198, 199, 199.1 и 199.2 Уголовного Кодекса Российской Федерации, ответственность по которым установлена указанными статьями. Легализация (отмывание) преступных доходов является преступлением международного характера, вопросы борьбы с которым отражены в целом ряде международных конвенций (например, Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности 2000 года, Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 года и другие). Они ратифицированы Российской Федерацией и, таким образом, стали частью ее правовой системы.

Предметом преступления являются денежные средства, ценные бумаги в российской и иностранной валюте и иное движимое или недвижимое имущество, приобретенные преступным путем как в России, так и за ее пределами.

Дискуссионным остается вопрос о необходимости установления приговором суда факта преступного происхождения легализуемого имущества. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 21 Постановления N 23 от 18 ноября 2004 года, указал, что «при постановлении обвинительного приговора по статье 174 Уголовного Кодекса Российской Федерации судом должен быть установлен факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем либо в результате совершения преступления». Однако из этого разъяснения вовсе не следует необходимость предварительного осуждения лица за основное (предикатное) преступление для применения нормы о легализации (отмывании) преступных доходов. Факт преступного приобретения денежных средств или иного имущества может быть установлен и судом, рассматривающим уголовное дело об отмывании преступных доходов. Важно лишь, чтобы субъект, привлекаемый к ответственности за легализацию, осознавал преступное происхождение имущества, с которым он совершает финансовые операции и иные сделки.

Норма, содержащаяся в ст. 174 Уголовного Кодекса Российской Федерации, запрещает совершение любых финансовых операций и сделок с денежными средствами и иным имуществом, приобретенными преступным путем. Финансовые операции и другие сделки, о которых говорится в статье, это действия физических и юридических лиц, независимо от формы и способа их осуществления, с денежными средствами, в том числе в иностранной валюте, ценными бумагами, валютными ценностями, иным имуществом, направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав и обязанностей. Как подчеркнул Пленум Верховного Суда Российской Федерации, по смыслу закона ответственность по ст. 174 Уголовного Кодекса Российской Федерации наступает и в тех случаях, когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или одна сделка с приобретенным преступным путем имуществом (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23).

Надо иметь в виду, что легализация (отмывание) нередко имеет продолжаемый характер, поскольку для того, чтобы снять с доходов «пятно» их криминального происхождения, необходимо совершение целого ряда финансовых операций и иных сделок.

В части 1 ст. 174 Уголовного Кодекса Российской Федерации не определена минимальная стоимость легализируемого (отмываемого) имущества, достаточная для возникновения уголовной ответственности за совершение действий. При решении этого вопроса следует руководствоваться общими положениями, содержащимися в ч. 2 ст. 14 Уголовного Кодекса Российской Федерации. Если преступник, имея умысел на легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, в крупном размере (ч. 2 ст. 174 Уголовного Кодекса Российской Федерации), успел совершить финансовые операции и иные сделки на меньшую сумму и вынужден был прекратить преступную деятельность по независящим от него обстоятельствам, содеянное должно быть признано покушением на легализацию (отмывание) в крупном размере. присвоение растрата имущество легализация отмывание

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 174 Уголовного Кодекса Российской Федерации, может быть лицо, достигшее возраста 16 лет, совершающее финансовую операцию или иную сделку с имуществом, приобретенным преступным путем, за исключением тех лиц, кто в качестве исполнителя или иного соучастника приобретал данное имущество путем совершения какого-либо первичного преступления и поэтому будет нести ответственность за легализацию (отмывание) по ст. 174.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации. Лица, не принимавшие непосредственного участия в совершении финансовых операций и иных сделок с легализуемым имуществом, а лишь оформлявшие либо регистрировавшие их, при доказанности их осведомленности о преступности данной операции несут ответственность как соучастники преступления. Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, что использование нотариусом своих служебных полномочий для удостоверения сделки, заведомо для него направленной на легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, квалифицируется как пособничество по ч. 5 ст. 33 Уголовного Кодекса Российской Федерации и соответственно по ст. 174 или ст. 174.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации и при наличии к тому оснований — по ст. 202 Уголовного Кодекса Российской Федерации как злоупотребление полномочиями частным нотариусом.

Для привлечения к ответственности лиц, участвующих в легализации денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем, необходимо осознание ими того обстоятельства, что финансовая операция или другая сделка с их участием, а равно предпринимательская или иная экономическая деятельность осуществляются с денежными средствами или другим имуществом, приобретенными преступным путем, и желание совершить такие действия.

Обязательным признаком субъективной стороны преступления является цель совершения финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными преступным путем, придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

Крупный размер легализации (ч. 2 ст. 174 Уголовного Кодекса Российской Федерации) определен в примечании к ст. 174 Уголовного Кодекса Российской Федерации в сумме, превышающей 1 млн руб. Данное квалифицирующее обстоятельство имеет место и в тех случаях, когда при наличии единого умысла на легализацию в крупном размере этот умысел осуществляется путем выполнения множества конкретных финансовых операций и иных сделок на меньшие суммы.

Особо квалифицирующие признаки, предусмотренные ч. ч. 3 и 4 ст. 174, ч. ч. 3 и 4 ст. 174.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации, относятся лишь к случаям легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества в крупном размере.

Под лицом, использующим свое служебное положение при легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, заведомо приобретенных преступным путем (ч. 3 ст. 174 и ч. 3 ст. 174.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации), понимается должностное лицо государственных органов, органов местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждений, Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований Российской Федерации, иной служащий, а также лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, отличается от преступления, предусмотренного ст. 175 Уголовного Кодекса Российской Федерации, следующими основными обстоятельствами:

— в отличие от приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, субъектом легализации являются и лица, непосредственно преступным путем приобретшие соответствующее имущество (ст. 174.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации);

— приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, квалифицируется по ст. 174, а не по ст. 175 Уголовного Кодекса Российской Федерации, если умысел лица, участвующего в этой сделке, направлен на легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, заведомо приобретенного преступным путем, внедрение их в легальный оборот (п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23).

С учетом всех перечисленных особенностей данных видов общественно опасных деяний, Пленумов Верховного Суда Российской Федерации, при проведении предварительного следствия, следователю необходимо учитывать и руководствоваться ими при расследовании данных видов преступлений.

Рассматривая особенности расследования уголовных дел о присвоении и растрате, нельзя не отметить, что своевременность и обоснованность возбуждения уголовного дела часто зависит от предварительной проверки материалов, которая предшествует вынесению постановления о возбуждении уголовного дела.

Так, по мнению В. В. Степанова, предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях — это деятельность уполномоченных уголовно-процессуальным законом лиц, направленная на обнаружение признаков преступления и иных обстоятельств для своевременного и обоснованного решения вопроса о возбуждении уголовного дела или принятия иных мер.

В связи с тем что содержание предмета предварительной проверки не закреплено в отдельной статье Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ), его можно вычленить из ряда уголовно-процессуальных норм (ст. ст. 24, 140, 146, 148 УПК РФ) и определить как выяснение законности повода, достаточности основания к возбуждению уголовного дела и отсутствия обстоятельств, исключающих производство по делу.

Приведенный в законе перечень поводов для возбуждения уголовного дела включает: заявление о преступлении, явку с повинной, сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. Законность поводов в теории уголовного процесса выражается в их оформлении в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации № 174-ФЗ от 18 декабря 2001 года.

Говоря об основании для возбуждения уголовного дела, отметим, что закон в части второй ст. 140 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации определяет его как наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. В связи с этим возникает ряд вопросов о том, что же есть «данные», а также какие из них следует считать достаточными.

Справедливо отмечено утверждение о том, что основанием для возбуждения уголовного дела является наличие в действиях лица юридического состава преступления, не соответствует практике возбуждения уголовных дел. В самом деле, нередко на момент возбуждения уголовного дела лицо, совершившее преступление (субъект преступления), неизвестно. Невыясненными являются мотивы преступления, а также цели, которые преследовало лицо, совершившее преступление. Субъективные элементы состава преступления устанавливаются в процессе расследования, а не на стадии предварительной проверки первичных материалов, в то время как внимание должностных лиц, ее проводящих, уделяется объективной стороне и объекту преступного посягательства. На основании проведенного анализа целесообразным представляется присоединиться к мнению ученых, полагающих, что под достаточностью основания для возбуждения уголовного дела следует понимать такой объем фактов, который характеризует отдельные элементы объективной стороны состава преступления.

Обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу, закреплены в ст. 24 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации как основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела. В соответствии с требованиями Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации при наличии оснований, указанных в части первой ст. 24 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации, уголовное дело не может быть возбуждено. Следовательно, указанные основания подлежат выяснению в ходе проведения предварительной проверки первичных материалов о преступлении.

В целом ученые выделяют три группы способов проведения предварительной проверки первичных материалов: процессуальные действия; оперативно-розыскные мероприятия; действия, не предусмотренные Уголовно-процессуальным Кодексом Российской Федерации.

Процессуальные аспекты способов проведения предварительной проверки закреплены в части первой ст. 144 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации, где сказано, что при проверке сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор вправе требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов. Кроме этого, закон в части четвертой ст. 146 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации разрешает производство в ходе предварительной проверки отдельных следственных действий по обнаружению и фиксации следов преступления и установлению лица, его совершившего: осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы.

Буквальное толкование норм ст. ст. 144 и 146 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации, позволяет сделать вывод о том, что без средств, указанных в Уголовно-процессуальном Кодекса Российской Федерации, предварительная проверка не может осуществляться. Однако в действительности это не так, поскольку нормы закона разрешают сотрудникам оперативных подразделений, привлекаемых к проведению предварительных проверок, проводить оперативно-розыскные мероприятия.

В ходе проверки или ревизии сотрудники органов внутренних дел вправе изымать документы либо их копии, которые заверяются подписью должностного лица, проводящего проверку или ревизию, и составлять при этом опись изымаемых документов.

По результатам проверки или ревизии сотрудниками органов внутренних дел принимается одно из следующих решений:

— о составлении рапорта об обнаружении признаков преступления с последующим принятием решения в порядке, предусмотренном ст. ст. 144 и 145 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации;

— о направлении материалов проверки для рассмотрения в порядке, предусмотренном ст. ст. 144 и 145 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации;

— о возбуждении дела об административном правонарушении и рассмотрении материалов в рамках производства по делам об административных правонарушениях;

— о передаче материалов по подведомственности, в том числе для решения вопроса о рассмотрении материалов в рамках производства по делам об административных правонарушениях;

— о завершении проверки в связи с неустановлением нарушения законодательства Российской Федерации.

К проверочным действиям, не предусмотренным Уголовно-процессуальным Кодексом Российской Федерации, можно отнести получение объяснений, ведомственную и служебную проверку и ведомственную экспертизу.

Ведомственная экспертиза назначается и проводится по поручению заинтересованной организации, финансовая или хозяйственная деятельность которой проверяется правоохранительными органами. Состав экспертной комиссии определяется самой проверяемой организацией. По результатам проведения ведомственной экспертизы экспертной комиссией составляется заключение, которое вместе с другими материалами передается следователю.

Говоря о способах проведения предварительной проверки материалов о преступлении, следует заметить, что они определяются классификацией исходных следственных ситуаций. Общеизвестно, что процесс расследования носит ретроспективный характер. Познавая преступное событие, имевшее место в прошлом, следователь не может наблюдать динамику его возникновения и развития, а сталкивается лишь с анализом преступных последствий в виде следовой картины и преступного результата. В первичных материалах содержится лишь определенная часть информации о совершенном преступлении. Различия объема информации о преступлении, содержащиеся в первичных материалах, порождают различные исходные следственные ситуации. Применительно к расследованию преступлений класса «Хозяйственно-экономические отношения» первичные материалы о преступлении могут содержать материалы ревизий, проверок финансово-хозяйственной, предпринимательской или торговой деятельности, инвентаризаций или результаты оперативно-розыскной деятельности, тем самым, образуя две группы.

Предполагается, что лица, причастные к совершению преступления, так или иначе осведомлены о ревизии (инвентаризации) или проверке, которая проводилась на предприятии, а также ознакомлены с ее результатами, в то время как им неизвестно о наличии в правоохранительных органах информации о противоправной деятельности, полученной в результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий. Способы проведения предварительной проверки определяются тем, известно ли лицам, совершившим преступление, о поступлении заявления или сообщения в органы предварительного следствия, поскольку регистрация заявления о преступлении может вызвать активное противодействие со стороны заинтересованных лиц.

Указанные обстоятельства определяют методы и способы осуществления дальнейшей проверки первичных материалов и формируют тактические задачи расследования после возбуждения уголовного дела.

Конечная цель проведения предварительной проверки первичных материалов о преступлении заключается в выявлении фактических данных о признаках преступления и возбуждении уголовного дела на основании анализа их достаточной совокупности. В самом деле, следовая картина и преступный результат служат отражением объективной стороны состава преступления и свидетельствуют о противоправности совершенного деяния. Познание преступных последствий в совокупности с установлением общественной опасности деяния позволяет выявить в событии признаки преступления, произвести его первоначальную квалификацию и решить вопрос о возбуждении уголовного дела.

При этом, с одной стороны, исходные данные (исходная следственная ситуация) корреспондируют с конечными целями расследования, то есть с правовыми целями расследования, которые на момент начала расследования не ясны и подлежат установлению. С другой стороны, изначальный объем фактических данных очерчивает круг проблем, подлежащих разрешению, которые возникают в стадии возбуждения уголовного дела.

В каждой конкретной ситуации на основании анализа исходной информации, которая содержится в первичных материалах, следователь приходит к определенному выводу о наличии либо отсутствии признаков преступления, достаточности фактических данных о характере и мотивационной сфере деяния, причастности заподозренного лица к рассматриваемому событию и т. д.

Рассмотрим, в чем же заключается специфика предварительной проверки первичных материалов по делам о присвоении и растрате исходя из выделенных нами исходных следственных ситуаций, но прежде обозначим установленные нами положения, общие для всех исходных ситуаций: когда на предприятии проводится документальная ревизия или инвентаризация до подачи заявления в органы внутренних дел, задача по определению размера ущерба решается вне стадии предварительной проверки заявления о преступлении. Если же инвентаризация или документальная ревизия на предприятии не проводились, то перед правоохранительными органами возникает задача по проверке имущества и обязательств организации.

Исходные следственные ситуации, которые возникают при расследовании присвоения и растраты, могут классифицироваться следующим образом:

1) в зависимости от источника информации, содержащейся в поступивших первичных материалах:

— ситуации, когда сведения о признаках совершенного преступления получены от потерпевшей организации после проведения в ней документальной ревизии или инвентаризации товарно-материальных ценностей;

— ситуации, когда сведения о признаках совершенного присвоения или растраты получены из результатов оперативно-розыскной деятельности;

2) в зависимости от наличия данных о лице, совершившем преступление:

— лицо, совершившее преступление, известно, и данных, подтверждающих его причастность к присвоению или растрате, достаточно для возбуждения уголовного дела;

— известен круг лиц, причастных к совершению преступления, но данных, необходимых для возбуждения уголовного дела, недостаточно, и требуется проведение предварительной проверки.

На основании предложенной классификации представляется, что в случае, когда сведения о признаках совершенного преступления получены от потерпевшей организации после проведения в ней документальной ревизии или инвентаризации товарно-материальных ценностей, складывается ситуация, когда причастные к хищению лица осведомлены о проводящейся проверке их хозяйственной деятельности, ожидают, что будут вызываться к следователю для дачи объяснений и уже заранее избирают защитную линию поведения и планируют ответы на предполагаемые вопросы. Проверка в таком случае будет носить гласный характер. К поступившему заявлению от руководителя организации прилагаются материалы проведенных служебной проверки, инвентаризации или ревизии. Указанные материалы изучаются следователем, проводящим предварительную проверку, на предмет установления наличия или отсутствия признаков преступления. Следователь также вправе опросить должностных лиц предприятия для выяснения интересующих его вопросов.

В ситуации, когда сведения о признаках совершенного присвоения или растраты получены из результатов оперативно-розыскной деятельности, следователю поступают материалы, собранные сотрудниками ОБЭП в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий по документированию преступной хозяйственной деятельности работников организации. К рапорту сотрудника ОБЭП об обнаружении признаков преступления могут прилагаться материалы проведенных проверок или ревизии финансово-хозяйственной деятельности организации (предварительная проверка сочетает в себе гласные и негласные методы). В случае если подобные проверки и ревизии не проводились, следователь вправе в соответствии со ст. 145 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации требовать от организации проведения документальных проверок или ревизий (как выборочным, так и сплошным методом) и привлекать к участию в них специалистов, а также опрашивать должностных лиц организации и требовать разъяснений от специалистов, участвовавших в проведении проверки или ревизии.

Отметим также, что в случае, когда в результате проведенной проверки или ревизии выявлен какой-либо один из эпизодов преступной деятельности работников в организации, проверке подлежит вся деятельность организации. Полнота материалов, собранных в ходе проведения проверки, влияет на выдвижение версий о событии преступления, эффективность анализа исходной следственной ситуации.

Логичным будет заметить, что при проведении предварительной проверки первичных материалов, как правило, имеются достаточные данные о лице (или круге лиц), совершившем преступление. В них содержится информация о предполагаемом преступнике как о работнике организации, которому было вверено в подотчет определенное имущество, и руководством предприятия или организации в правоохранительный орган чаще всего вместе с заявлением о преступлении передаются копии приказов о его назначении на должность и другие документы, подтверждающие его должностные обязанности, договорные обязательства или специальное поручение по владению и пользованию вверенным имуществом. Но следует помнить, и это было нами обозначено выше, что под достаточным основанием для возбуждения уголовного дела нужно понимать объем фактов, характеризующих отдельные элементы объективной стороны состава преступления, и не уделять в стадии предварительной проверки материалов излишнего внимания установлению субъекта преступления и субъективной стороны, что, по сути, превращает эту стадию в расследование и может привести к нарушению процессуальных сроков, установленных Уголовно-процессуальным Кодексом Российской Федерации.

Библиографический список

Правовые акты

1. Конституция Российской Федерации 1993 г. (в последней ред. Законов Р Ф о поправках к Конституции Р Ф от 30. 12. 2008 г. № 6-ФКЗ, № 7-ФКЗ) // Российская газета. 1993. 25 декабря; 2008. 31 декабря.

2. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 64-ФЗ (в последней ред. ФЗ от 07. 03. 2011 № 26-ФЗ) //Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954; 2011. № 11. Ст. 1495.

3. Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (в последней ред. ФЗ от 07. 02. 2011 № 4-ФЗ) //Собрание законодательства РФ. 2001. № 52, ч. 1. Ст. 4921; 2011. № 79. Ст. 901.

4. Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ (в последней ред. ФЗ от 27. 07. 2010 № 176-ФЗ) //Собрание законодательства РФ. 2001. № 33, ч. 1. Ст. 3418; 2010. № 30. Ст. 4007.

Научная литература

5. Борцов Ю. С. Расследование экономических преступлений. Учебное пособие. — Ростов-на-Дону: «Феникс», 2002.- 289с.

6. Васильев В. Л. Методика расследования экономических преступлений. — М.: «Юнис», 1997. — 552с.

7. Васильев В. Л. Юридическая психология. Учебник для вузов. — М: «Юнис», 1997.- 600с.

8. Гарбуз Г. С. Особенности предварительной проверки первичных материалов о присвоении и растрате при решении вопроса о возбуждении уголовных дел//Безопасность бизнеса. 2007. № 4. — С. 11−15.

9. Зубков А. И. Криминалистика. Учебник для вузов. — М: «Право», 2006.- 482с.

10. Петрухин И. Л. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации.- М.: Проспект, 2008.- 783с.

11. Смирнова А. В. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации.- М.: Проспект, 2009.- 673с.

12. Татидинова Т. Г. Экономика и преступления.- М: «Прайт», 2003.- 564с.

13. Чучаева А. И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. -М.: ИНФРА. 2010.- 265с.

14. Шиханцев Г. Г. Юридическая психология. — М: «Спектр», 2005.- 585с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой