Молчание как объект изучения лингвистики

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение.

1. Что такое молчание?

2. Молчание в коммуникативном аспекте.

3. Молчание в эстетическом аспекте.

4. Молчание в культурологическом аспекте.

5. Молчание в религиозно-мистическом аспекте.

6. Молчание в психологическом аспекте.

7. Молчание в ритуальном аспекте.

Заключение.

Литература.

Введение.

Темой нашего исследования является вопрос о молчании. На первый взгляд, эта тема парадоксальна. Ну, как может лингвист исследовать молчание, ведь оно представляется как отсутствие речи? На самом деле, молчание изучаемо, более того, можно определить ситуации, в которых оно употребляется.

Цель данной работы — определить, что такое молчание, является ли оно поступком, и, если да, то определить контексты его употребления. Для решения поставленной цели были выдвинуты следующие задачи: 1) изучить имеющуюся литературу по данной теме; 2) определить, как толкуется значение слова «молчать» в различных словарях; 3) найти примеры молчания в устной речи и художественной литературе и раскрыть смысл употребленного в них акта молчания; 4) сопоставить полученные данные и сделать вывод.

Выбранная нами тема исследования является малоизученной, поэтому литературы, посвященной ей, мало. Основная опора была сделана на статью Н. Д. Арутюновой «Молчание: контексты употребления». В этой работе дана общая характеристика изучаемого нами вопроса, даны общие положения о молчании и его употреблении.

Эти данные были значительно расширены нами и подтверждены собственными примерами. Имеются работы, рассматривающие лишь отдельные аспекты изучения молчания. Например, культурологический аспект изучения молчания представлен в работе Михаила Эпштейна. «Слово и молчание в русской культуре», религиозно-мистический — в статье Александровой И. Б. «Слово о молчании».

Перейдем непосредственно к рассмотрению заявленной нами темы.

I. Молчание как объект изучения лингвистики.

Их молчание — громкий крик.

Цицерон

В последнее время многие ученые-лингвисты заинтересовались таким феноменом, как молчание. Они пытаются объяснить, что же такое молчание, действительно ли это отсутствие речи, а может быть вовсе нет? И большинство ученых приходят к выводу о том, что молчание нужно связывать не с отсутствием речи, а передачей информации несловесным способом. Если рассматривать молчание с этой точки зрения, то, значит, молчание можно и нужно изучать. Так, молчание стало объектом изучения лингвистики, причем изучается оно в различных аспектах: коммуникативном, психологическом, религиозно-мистическом, эстетическом, культурологическом и ритуальном.

Прежде чем начать говорить о молчании в каком-либо из аспектов, хотелось бы выяснить, что такое молчание. Нами был проведен небольшой эксперимент, целью которого было выяснить, как понимают молчание люди, не имеющие специального лингвистического образования, не языковеды. Респондентам было дано следующее задание: «Как бы вы объяснили иностранцу, что такое молчание?» Анализ полученных ответов показал, что большинство людей приравнивают молчание к тишине и отсутствию ответной реакции при разговоре. Так, наиболее частотным ответом было то, что молчание — это «когда ничего не говоришь».

Примечателен тот факт, что эта точка зрения отражена во многих толковых словарях. В толковом словаре Ожегова, Шведовой: «Молчать — 1. Не произносить ничего, не издавать никаких звуков;

2. Соблюдать что-нибудь в тайне, не рассказывать о чем-нибудь, не высказываться".

В «Словаре русского языка» под редакцией Евгеньевой: «Молчать —

1. Ничего не говорить, не издавать звуков голосом;

2. Не нарушать тишины, не производить звуков;

3. Не рассказывать, не говорить о ком-, чем-либо, хранить в тайне что-либо;

4. Не проявляться, не давать о себе знать".

В «Толковом словаре русских глаголов» под редакцией Бабенко: «Молчать — не говорить ничего, не издавать звуков голосом». В «Кратком толковом словаре русского языка» под редакцией Розановой: «Молчать — не говорить, не кричать».

Таким образом, можно сказать, что в обывательском понимании и даже в науке молчание приравнивается к неговорению и слово «молчать» объясняется через форму «не говорить». Но такое толкование не всегда оказывается верным, то есть не всегда «молчать» и «не говорить» обозначают одно и то же. Если бы эти слова являлись синонимами, то они должны были бы взаимозаменяться в одном и том же контексте и сочетаться с одними и теми же словами. Но на практике это не всегда получается. Так, например, форма «не говорить» не сочетается с качественными наречиями, выражающими оценку действия, а слово «молчать» сочетается. Нельзя угрюмо (упорно, таинственно, красноречиво) не говорить, зато можно угрюмо (упорно, таинственно, красноречиво) молчать.

Обратимся к примерам из художественной литературы: Базаров упорно и угрюмо молчал (Тургенев «Отцы и дети»); И не было в глазах ни гнева, ни горя, — они были немы и молчали тяжело, упорно, как и все тучное, бессильное тело, вдавшееся в перину (Л. Андреев «Молчание»); Клетка молчала тихо и нежно, и чувствовались в этом молчании печаль, и слезы, и далекий, умерший смех (Л. Андреев «Молчание»); Но не робко и не стыдливо молчала она [стена], сумрачен и грозно-покоен был взгляд ее бесформенных очей, и гордо, как царица, спускала она с плеч своих пурпуровую мантию быстро сбегающей крови (Л. Андреев «Стена»). Он умеет так интересно молчать, что все ждут, чтобы он, наконец, заговорил (Славиан Троцкий). Ты молчишь лучше, чем говоришь (Талмуд). Эту особенность отметила в своей статье Н. Д. Арутюнова, объяснив ее тем, что молчание является «эквивалентом действия (антидействием)» и поэтому «приобретает собственные характеристики» [Арутюнова 1994 а; 107].

С другой стороны, слово «молчать» не всегда может заменить слово «не говорить». Например, слово «молчит» нельзя употребить к человеку, не владеющему речью. Мы не скажем о немом человеке, что он молчит, но можем сказать, что он не говорит. Или мы можем сказать, что человек не говорит на каком-то иностранном языке, но мы не скажем, что он молчит на нем. Например, он не говорит по-русски, но нельзя: он молчит по-русски.

Таким образом, видим, что ставить знак равенства между «молчать» и «не говорить» нельзя, так как молчание (в отличие от неговорения) является поступком и несет определенную информацию. А чтобы определить, какую информацию несет молчание, нужно знать контекст его употребления. Как образно сказал Станислав Ежи Лец: «Молчание нужно слышать в его контексте» [Душенко 2003: 447]

II. Молчание в коммуникативном аспекте.

Молчание можно рассматривать в контексте межличностной коммуникации, а также в контексте социальной коммуникации. Межличностная коммуникация — это взаимодействие между небольшим числом коммуникаторов, которые находятся в пространственной близости и в большей мере доступны друг другу, т. е. имеют возможность видеть, слышать, касаться друг друга, легко осуществить обратную связь [Максимов 2004: 31].

Молчание в межличностной коммуникации представляет собой «пропущенную речевую реакцию и допускает бесчисленное количество интерпретаций в зависимости от конкретной речевой ситуации. Рассмотрим некоторые из них.

1. Молчание чаще всего выражает несогласие, тот или иной вид оппозиции, несмотря на то, что существует выражение «Молчание — знак согласия». На наш взгляд, это выражение было придумано как способ заставить «молчащего» оппонента вербально выражать свое несогласие, дабы его молчание не сочли за согласие. Вот пример такого молчания из устной речи:

А: Ты знаешь, я не хочу идти в кино. Давай не пойдем?

В: … (молчит)

А: Ну, там все равно сегодня фильм неинтересный, а на улице-то сегодня как холодно.

В: … (молчит)

А: Ну ладно, ладно, пойдем.

Этот пример подтверждает правоту Генри Уилера Шоу, который сказал однажды: «Молчание — один из наиболее трудно опровергаемых аргументов» [Душенко 2003: 447]

2. Молчание может выражать, как считает Н. Д. Арутюнова, позицию невмешательства, самоустранения. То есть молчанием адресат может дать понять, что не будет препятствовать действиям говорящего, но не хочет нести за них ответственность. Невыражение мнения обычно происходит из боязни или во избежание нежелательных последствий: Тут бы можно поспорить нам, но я молчу: Два века ссорить не хочу. (Пушкин) [Пример заимствован из: Арутюнова 1994 а: 110]. Вот пример из устной речи: Она сказала, чтобы все к восьми были уже на месте. А мы промолчали, конечно, спорить-то никто не захотел. С ней свяжешься — проблем не оберешься. Пример еще один:

— Нет, нет, это слишком тяжелая профессия, — закрыла тему Вера Александровна, и Николай Афанасьевич… смолчал. (Л. Улицкая, «Два рассказа»).

3. Молчание может выражать различные эмоциональные реакции, а именно: удивление, недоумение, возмущение, сомнение, растерянность и др. Вот отрывок из интервью с режиссером И. Мироновой, опубликованного в журнале «MINI»:

MINI: В других интервью вы не раз говорили, что планируете снять большое кино… Миронова: Болезненная тема. (Долго молчит. Смотрит в сторону). Я точно сниму кино!

То, что молчание в данном случае было зафиксировано, специально упомянуто, показывает, что оно не было обычной паузой в диалоге как результат диалогического обрыва из-за волнения или трудности подбора слов, т.к. интервью не предполагает фиксации таких незначащих, неинформативных пауз. Журналист специально оговаривает это молчание, чтобы передать смятение в душе интервьюируемого, его сомнение, внутреннюю борьбу.

Другой пример — это случай из жизни, опубликованный в журнале «Мобильные новости».

Магазин запчастей. В отделе один продавец и очередь человек десять. Вся очередь состоит из мужчин, за исключением одной девушки. Доходит очередь до нее:

Девушка: Мне нужны передние тормозящие колодки.

Продавец: На какую машину?

Девушка: На мою.

Продавец: !!!

Очередь вздох отчаяния, понимаем, что это надолго.

Продавец: Марка?

Девушка: ???

Продавец: Как называется?

Девушка: Фольксваген.

Продавец (роясь в каталоге): Объем?

Очередь замерла.

Девушка (посоображав несколько секунд): Чего?

Очередь: ???

В данном примере молчание выражало удивление и даже возмущение. Примечательно, что акт молчания был выражен на письме с помощью не слов, а знаков препинания. В «Справочнике по русскому языку» Розенталя говорится о том, что употребление знаков препинания (главным образом вопросительного и восклицательного знака) в качестве самостоятельных объясняется тем, что значение их настолько определенно и общепринято, что оказывается возможным с помощью этих знаков выразить удивление, сомнение, возмущение и т. п. даже без слов [Розенталь 2002: 198]. Отсюда следует, что паузы, обозначаемые на письме этими знаками, несут определенную информацию об эмоциональном состоянии участников диалога.

4. Молчание может говорить о том, что человек не находит в себе душевные силы сказать о чем-то, то есть информация, которую хочет передать человек, несет такую тяжелую эмоциональную нагрузку, что он не может передать ее вербально: Сказать о смерти матери сестры не смогли. Молчали. (Л. Улицкая, «Два рассказа»). Интересный пример такого молчания в статье Арутюновой Н. Д. Это отрывок из 23 сонета Шекспира:

Как тот актер, который, оробев,

Теряет нить давно знакомой роли,

Как тот безумец, что, впадая в гнев,

В избытке сил теряет силу воли, —

Так я молчу, не зная, что сказать,

Не оттого, что сердце охладело.

Нет, на мои уста кладет печать

Моя любовь, которой нет предела.

[Арутюнова 1994 б: 137]

5. Молчание может выражать то, что человек задумываясь о чем-то, «говорит сам с собой»:

— Не надо, Ксана, тебе этого знать.

— Раз о тебе — значит, надо.

Он помолчал и сдался. Она не из тех, кому отказывают. (Н. Смирнова, В день желтого тумана).

6. Молчание может говорить о том, что собеседник не желает продолжать общение. Пример из устной речи: Я перед ней и так и сяк извинялся, а она уперлась как баран и молчит. Ну, вижу разговор не клеится, плюнул да ушел.

7. Молчание может выражать незнание человека.

Пример из устной речи:

Преподаватель задает вопрос на лекции:

— Назовите, что такое четырехмерное измерение?

Студенты молчат.

Преподаватель:

— Правильно, что молчите, потому что не знаете. Мы не можем представить, что такое четырехмерное пространство, потому что живем сами в трехмерном измерении.

Молчание в межличностном общении рассматривается как «нарушение общепринятых конвенций» [Колтунова 2004: 108].

Молчание в социальной коммуникации имеет некоторые отличия от молчания в межличностном взаимодействии. Это обусловлено самими особенностями социальной коммуникации. Так, в ней нет такого непосредственного контакта, как при межличностном общении. Поэтому «молчание в социальной коммуникации не предполагает отсутствие именно устной речи, говорения. Оно противостоит любой форме выражения социального протеста, даже не собственно языковой. Более того, устное выражение мнения, высказанное частному адресату и „прозвучали“ в общественной среде, приравнивается к молчанию» [Арутюнова 1994 а: 112]. Пример: Вне дома о. Игнатию приходилось говорить много: с причтом и с прихожанами, при исполнении треб, и иногда со знакомыми, где он играл в преферанс; но, когда он возвращался домой, он думал, что он весь день молчал. Это происходило оттого, что ни с кем из людей о. Игнатий не мог говорить о том главном и самом для него важном, о чем он размышлял каждую ночь: отчего умерла Вера? (Л. Андреев Молчание). В данном примере молчание выражает не отсутствие говорения, а отсутствие речи, выражающей подлинные мысли говорящего.

Молчание в социальном контексте чаще всего подвергаются отрицательной оценке: Ужасно, когда люди видят несправедливость и молчат. (из журнала «MINI»). Особенно негативно оценивается молчание, как считает Н. Д. Арутюнова, тех людей, «которые по определению должны иметь что сказать, — писателем, общественные деятели, проповедники, учителя жизни. Ситуация молчания в этом случае интерпретируется как ненормативная — как знак творческого кризиса, как вынужденность, определяемая социальными условиями, иногда как пауза» [Арутюнова 1994 а: 113].

III. Молчание в эстетическом аспекте.

Молчание, рассматриваясь в эстетическом аспекте, является способом преодоления такой проблемы, как ограниченность возможностей вербального языка для передачи сверхсмыслов. Множество писателей и поэтов пришли к выводу о том, что слово порой не может передать многообразие смыслов, истинную мысль. Выход из проблемы они видели в отказе от слова в пользу безмолвия. Вспомним хотя бы слова В. Жуковского: «И лишь молчание понятно говорит». Ф. И. Тютчев даже пишет целую эстетическую программу, призывающую к молчанию. Это его знаменитое стихотворение «Silentium». «Молчи, скрывайся и там. И чувства и мечты свои» — призывает он, ибо «мысль изреченная есть ложь». Думается, что такой отказ от слова восходит к философии трансцендентального идеализма, в котором утверждается, что истина к человеку приходит трансцендентно, то есть свыше, через интуицию. А ведь молчание как раз во многом и сводится на интуитивный уровень, так как именно с помощью интуиции мы «расшифровываем» молчание.

Призыв к молчанию в свое время высказал философ Л. Витгенштейн: «О чем невозможно говорить, о том следует молчать». Следуя логике этого высказывания можно сказать, что в идеале люди, общаясь, должны были бы «молчать свои мысли», пока они не искажены словом, друг другу. Н. Б. Корнилова считает, что «язык переодевает» мысли, причем настолько, что внешне выраженное не позволяет судить в полной мере о форме изначальной мысли" [Корнилова].

Зарубежной литературе тоже не чужды были мысли о «бессильности» слова. Так, например, бельгийский драматург Морис Метерлинк утверждает, что смысл явления открывается в молчании, а слова бессильны даже указывать на мысль. Метерлинк создает свой «театр молчания». Об этой его эстетической программе пишет Е. Эткинд: «…обычный язык, служащий средством общения между людьми, кажется Метерлинку недостаточным для общения человека с „высшей сферой“ или для истинного общения людей между собой. В идеале должно наступить время непосредственного общения душ, без помощи слов. Слово материально, и потому оно не может быть выражением чистой духовности. Настоящее общение между душами людей осуществляется только в молчании. „Души погружены в молчание, как золото или серебро погружены в чистую воду, — пишет Метерлинк в статье „Молчание“, — и слова, произносимые нами, имеют смысл лишь благодаря молчанию, омывающему их“. По мнению Метерлинка, истинная жизнь находит свое выражение в молчании, тогда как речь служит чаще всего для того, чтобы избежать пугающей людей тишины, которая слишком серьезна и содержательна, чтобы можно было злоупотреблять ею» [Е. Эткинд 1958: 14].

Самое удивительное, что эту теорию «молчания» развивает драматург, но ведь мы понимаем, что в пьесе герои не могут постоянно молчать. Действительно, его герои не молчат, они разговаривают, но их реплики не несут каких-то глубинных размышлений, особенных мыслей. Зато в пьесах очень много ремарок, связанных с молчанием (например, «Молчание», «Молча идут дальше», «Молча уходят», «Долгое молчание», «Укоризненное молчание» и т. д.).

Именно эти ремарки отражают «молчаливый» диалог героев, в котором выражаются истинные мысли героев.

У сторонников молчания были и оппоненты. Так А. Белый однажды сказал: «Господа, в прямоте больше честности!» в данном случае молчание и слово/прямота противопоставляются в значении «честность-ложь». [Пример Н.Б. Корниловой].

IV. Молчание в культурологическом аспекте.

Так как молчание является «ореолом», окружающим слово, и вызывает огромный спектр ассоциацией, то представляется, что в разных культурах, каждая из которых являет собой специфический взгляд на мир, содержание ассоциативного пространства вокруг слова является разным. Н. Б. Корнилова отмечает, что в разных культурах объективно существует разное отношение к молчанию. «Например, восточные культуры тяготеют к интимному, интуитивному (нерациональному) постижению смыслов, поэтому и молчание в таких культурах может являться не столько эмоциональной заменой вербального общения, показателем близости людей друг другу (как это есть для западного человека), а коммуникативной нормой (отсутствием пустословия или словопроизнесения, суетного беспрестанного говорения).

Молчание в условиях диалогического или полилогического общения здесь тесно сопряжено с этическими нормами, правилами поведения и с наличествующей религией" [Корнилова Н.Б.].

Такое отношение к молчанию отразилось во многих восточных пословицах, которые призывают говорить меньше, а молчать больше: Плохой оратор многословен (японская пословица); Знай больше, говори меньше (туркменская пословица); Хочешь, чтобы тебя уважали — много не говори (узбекская пословица).

Интересно, какое отношение к молчанию испытывает русская культура. Об этом размышляет Михаил Эпштейн: «О русской культуре можно услышать два противоположных мнения: 1) что это молчаливая культура, целомудренная, застенчивая, берегущая свой сокровенный смысл, стыдящаяся его выговорить, вывести наружу; 2) что русская культура необычайно говорлива, утомительно суесловна, и слова в ней заменяют дела. Представляется, что оба эти мнения верны и, по сути, не опровергают, а усиливают друг друга. Два свойства русской культуры — молчаливость и многоречивость — взаимосвязаны. Русская словесность тем и удивительна, что выставляет наружу свою глубинную бессловесность, громко и упорно молчит, пряча это молчание за обилием слов» [Эпштейн 2005: 212].

Такое противоречивое отношение русского народа к молчанию отразилось в пословицах и поговорках. С одной стороны мы видим одобрительную оценку акта молчания: Доброе молчанье чем не ответ; Кто молчит, тот двух научит; Молчанье — золотое словечко; Слово — серебро, молчание — золото; Кто молчит, не грешит. С другой стороны можно найти примеры отрицательной оценки: Молчан-собака не слуга во дворе; Молчать, так и дело не скончать; Не та собака кусает, что лает, а та, что молчит да хвостом виляет; Крепкое молчание ни в чем не ответ; Молчанию прав не будешь.

V. Молчание в религиозно-мистическом аспекте.

В религиозно-мистическом аспекте молчание является необходимым условием для общения с Богом. «Молчание в древности считалось состоянием Первенства: до божественного Творения в Мироздании было Молчание. Молчание наступит и после гибели Мира. В связи с этим молчание во время культа символизировало общение и слияние с Мировой Душой, с Божеством» [Сеничкина 2003: 71].

Так внешне безмолвие оказывается в религиозном контексте прикрытием внутреннего подключения к «высшим силам». В религии существует целое направление, проповедующее отказ от суетной речи, где речь приносится в жертву безмолвию. Это направление называется «исихазм». Молчание у психологов — медитативный прием, позволяющий им сконцентрироваться на внутреннем произнесении молитвы.

Исихазм возник в 14 в. Среди афонских монахов. Как считает Эпштейн М., Исихазм — «…в сущности, и есть дисциплина умолкания — через — говорение, т. е. произнесение такого внутреннего молитвенного слова, которое есть само бытие и исключает внешнюю речь, действие языка» [Эпштейн 2005: 204].

Александрова И.Б. в своей статье «Слово о молчании» так определяет молчание: «…это особое состояние духа, отрешившегося от земного начала для того, чтобы услышать голос земного начала для того, чтобы услышать голос Истины и, трудно пережив в себе человека несовершенного, отказаться от этого тягостного несовершенства… Молчание — это когда хочешь воскликнуть: «Господи, пронеси мимо чашу сию!» — но остаешься безмолвным. И несешь свой крест — и веруешь: «Лучшее пред богом предстояние. В глубине высокого смирения». [Александрова 2005: 73].

VI. Молчание в психологическом аспекте.

Н.Д. Арутюнова отмечает, что молчание в психологическом аспекте «является симптомом какого-то внутреннего кризиса: болезни, отчуждения, чувства одиночества, интимных переживаний, принятия трудного решения, тайны, сосредоточенности на сокровенном» [Арутюнова 1994: 114]. Пример: Настоящий ужас для меня заключается в том, что, обидевшись, Игорь уходит в себя и молчит. Для меня это пытка — я не могу общаться с человеком, молчание меня угнетает. (из письма читательницы, опубликованного в журнале «Домашний очаг»). В данном примере видим, что молчание человека является симптомом отчуждения и интимных переживаний, а именно переживаний, связанных с обидой на близкого человека.

В одной из песен группы «Мальчишник» описывается маленькая девочка, чьим телом торгует собственная мать. О девочке говорится: Она о чем-то своем постоянно молчит. В данном примере молчание девочки является показателем глубокой психологической травмы и больших душевных переживаний.

VII. Молчание в ритуальном аспекте.

Молчание может становиться своеобразным ритуалом. В этом случае оно становится нормативным поведением. Ситуации, которые предполагают молчание, являются канонизированными, и о них предуведомляют людей заранее. Ритуализованной, например, является минута молчания. Минута молчания — это несколько мгновений тишины в знак выражения скорби об умерших. Впервые в истории она прошла в 1919 г. в Великобритании. Почему именно молчание выбрано для подобного ритуала? Молчание является символом смерти. Так говорит об этом Н. Д. Арутюнова: «Об ушедших из жизни говорят, что они навек умолкли. Речь ассоциируется с жизнью, молчание — со смертью» [Арутюнова 1994 а: 114]. При ритуале молчание мы на минуту входим в то же состояние, что и умерший человек.

Заключение.

Таким образом, мы показали, что молчание не является показателем отсутствия речи, оно является своеобразной формой внесловесного произнесения речи. Разговор не прерывается, когда человек замолкает, он продолжается на качественно ином уровне. Как всякий поступок, молчание имеет контексты употребления. В зависимости от контекста оно может получать самый различный спектр значений, например, может быть симптомом душевного неблагополучия, позицией несогласия, самоустранения, незнания и т. д.

Итак, подобно тому, как в синтаксисе существует понятие нулевой связки или в словообразовании понятие нулевого суффикса или нулевого окончания, так же можно говорить и о «нулевом речевом акте», чем и является молчание [Арутюнова 1994 а: 110]. Молчание, которое наступает в конкретном акте коммуникации, свидетельствует «о переходе замолчавшего к другому семиотическому коду» [Крейдлин 2001: 180].

Литература.

1. Александрова И. Б. Слово о молчании//Русская речь. — 2005.- № 4. — С. 70−75.

2. Арутюнова Н. Д. Молчание: контексты употребления// Логический анализ языка: Язык речевых действий. — М.: Наука, 1994. — С. 106−117.

3. Арутюнова Н. Д. Молчание и чувство// Логический анализ языка: Язык речевых действий. — М.: Наука, 1994. — С. 141−145.

4. Григорьева С. А., Григорьев Н. В., Крейдлин Г. Е. Словарь языка русских жестов. — Москва-Вена: Языки русской культуры; Венский славистический альманах, 2001.

5. Душенко К. В. Большая книга афоризмов. — М.: Издательство Эксмо, 2003.

6. Колтунова М. В. Конвенции как прагматический фактор диалогического общения// Вопросы языкознания. — 2004. — № 6 — С. 100−115.

7. Корнилова Н. Б. Слово и молчание: аспекты взаимодействия. — Режим доступа: http//www. rsl. ru.

8. Краткий толковый словарь русского языка/Под ред. В. В. Розановой. — М.: Издательство «Русский язык», 1979.

9. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка/ Рос. Академия Наук; - М.: АЗЪ, 1993.

10. Сеничкина Е. П. Молчание: лингвистический аспект//Русский язык в России на рубеже ХХ-ХХI вв.: Материалы международной научной конференции. — Самара: Издательство Сам ГПУ, 2003. — С. 70−74.

11. Словарь русского языка: В 4-х т. /АН ССВР, Ин-т русского языка; Под ред. А. П. Евгеньевой. — М.: Русский язык, 1985−1988.

12. Справочник по русскому языку. Пунктуация/ Д. Э. Розенталь. — М.: Издательский дом «ОНИКС 21 век»: Мир и образование, 2002.

13. Толковый словарь русских глаголов: Идеографическое описание/ Под ред. Л. Г. Бабенко. — М.: АСТ-ПРЕСС, 1999.

14. Эпштейн М. Слово и молчание в русской культуре// Звезда. — 2005. — № 10. — С. 202−222.

15. Эткинд Е. Театр Мориса Метерлинка/ из кн.: Морис Метерлинк. Пьесы. — М.: Изд-во «Искусство», 1958.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой