Монголо-татарское владычество на Руси

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

В XIII в. народам нашей страны пришлось вынести тяжелую борьбу с иноземными захватчиками. С востока на Русь, на народы Средней Азии и Кавказа обрушились полчища монголо-татарских завоевателей. С запада русские земли и земли народов Восточной Прибалтики подверглись агрессии немецких, шведских и датских рыцарей-крестоносцев, а также венгерских и польских феодалов. Исход героической борьбы с захватчиками надолго определил исторические судьбы большинства народов нашей страны, оказал огромное влияние на их дальнейшее экономическое и государственно-политическое развитие, привел к значительным изменениям в этнической и политической карте Восточной Европы и, Средней Азии.

Период монголо-татарского владычества на Руси продолжался около двух с половиной столетий, с 1238 по 1480 год. В эту эпоху окончательно распалась Древняя Русь и началось формирование Московского государства.

Держава Чингисхана

В начале 13 века в Центральной Азии образовалось Монгольское государство. Территория, занятая монгольскими племенами, тянулась от Байкала, верховьев Енисея и Иртыша на севере и доходила до южных районов пустыни Гоби. По имени одного из племен, эти народы называли также татарами. В последствии все кочевые народы, с которыми Русь вела борьбу, стали называть Монголо-татарами. Все эти племена занимались скотоводством, а на севере в таежных районах -- также и охотой.

В XII в. первобытнообщинный строй у монголов начал распадаться, происходил процесс феодализации. Из среды рядовых общинников-скотоводов (карачу--«черные» люди) стали выделяться нойоны -- феодализирующаяся родоплеменная знать, обладавшая большими пастбищами и стадами скота. Опираясь на свои дружины нукеров (воинов), нойоны подчиняли себе и эксплуатировали рядовых скотоводов, отдавая им на выпас свой скот и экспроприируя часть их молодняка. Нойоны имели также рабов, захватываемых во время войн. Стремясь к укреплению власти над закабаляемыми ими рядовыми соплеменниками-скотоводами, нойоны провозгласили на своем съезде (курултае) в 1206 г. на реке Ононе всемонгольским ханом одного из своих воинственнейших представителей -- Темучина, который получил имя Чингисхана (великого хана). С этого времени и начались завоевания татар. «Как на небе существует одно солнце, так на земле должен быть один властелин, а все другие независимые властители и государства, не признавая его власти, тем самым оскорбляют волю неба и должны быть наказаны» Сиповский.В. Д. Родная старина с IX по XIV в. — Нижний Новгород, 1993. — С. 187., — это изречение принадлежит самому Чингисхану, и такого взгляда он придерживался в своих действиях.

В руках Чингисхана сосредоточилась огромная власть. Управление отдельными частями своего государства он осуществлял через своих родственников, которым была подчинена вся местная знать с их нукерами и всей массой зависимого населения.

Вся общественно-государственная структура монголов находилась в теснейшей связи с организацией войска, которое делилось на тьмы (10 000), тысячи, сотни и десятки. Характерными чертами монгольской военной организации была жесточайшая дисциплина и беспрекословное выполнение приказаний вышестоящих начальников. За побег одного воина предавался смерти десяток, за отступление десятка такую же кару несла вся сотня.

Монгольская военная организация и вся система управления была сильным средством для удержания в повиновении эксплуатируемую массу рядовых скотоводов и помогала в завоевании территории других народов. Записи обычного права монголов стали называться «Яса».

Монгольский феодализм развивался в форме экстенсивного кочевого скотоводства.

Феодализирующаяся знать стремилась к овладению новыми пастбищами, новыми источниками обогащения через организацию грабительских походов на земли соседних народов.

Объектом грабительских походов монгольской знати стали прежде всего соседние земледельческие народы, находившиеся на значительно более высоком уровне социально-экономического и культурного развития.

Монолитность и сила Монгольского феодального государства на этой ступени его развития основывались на том, что завоевательные походы великих ханов решительно поддерживались всем классом феодалов.

К 1211 г. монголы завоевали земли бурят, якутов, киргизов и уйгуров. Они вторглись в Северо-Западный Китай, заняли в 1215 г. Пекин и взяли на вооружение китайскую военную технику и средства передвижения, стали употреблять стенобитные, камнеметные и огнеметные орудия.

Окончательно Китай был покорен монголами в 1276 году. Завоевательным походам монголы предпосылали тщательную разведку через купцов, послов и пленных по сбору сведений о военно-политическом и экономическом потенциале других стран.

Первые столкновения русских дружин с монголо-татарскими завоевателями. Походы Батыя на Русь

В 1207 г. Чингисхан передал своему старшему сыну Джучи в качестве улуса земли в бассейне Иртыша и далее на запад, «куда ступит нога монгольского коня», наметив, таким образом, план завоевательных походов в сторону Европы. До начала 30-х годов XIII в; монголо-татары, занятые войнами в Китае и Средней Азии, проводили активную стратегическую разведку будущего театра военных действий, собирали сведения о политическом положении, экономическом и военном потенциале европейских стран.

В 1219 году войско монголов нанесло удар по Средней Азии, которая находилась под властью правителя Хорезма (страна в устье Амударьи) Мухаммеда. Подавляющая часть населения ненавидела власть хорезмийцев. Против Мухаммеда были настроены знать, купечество и мусульманское духовенство. В этих условиях войска Чингисхана успешно осуществляли покорение Средней Азии. Были захвачены Бухара и Самарканд. Хорезм был опустошен, правитель его бежал от монголов в Иран, где скоро умер. Один из корпусов монгольской армии во главе с военачальниками Судубеем и Джебе продолжил поход и отправился в дальнейшую разведку на запад. Обогнув с юга Каспийское море, войска монголов вторглись в Грузию и Азербайджан, а затем прорвались на Северный Кавказ, где нанесли поражение половцам. Половецкие ханы обратились за помощью к русским князьям. В 1233 году, когда Мстислав Удалой был в Галиче, к нему неожиданно явился главный половецкий хан Котян, с которым было еще несколько ханов, его подручников. Они пришли просить о помощи. На княжеском съезде в Киеве киевский, галицкий, черниговский и волынский князья решили прийти на помощь половцам, которых теснил монгольский разведывательный отряд Судубея и Джебе. Это было последнее накануне нашествия Батыя военное предприятие, в котором приняло участие большинство русских князей. Но из-за феодальных распрей в походе не участвовал сильнейший тогда на Руси князь Юрий Всеволодович Владимирский.

31 мая 1223 г. недалеко от речки Калки объединенная русско-половецкая рать встретилась с основными силами монголо-татар. Отсутствие единого командования, несогласованность действий и распри между князьями даже во время боя предопределили трагический для русских полков и половцев исход битвы. Успех галицко-волынских дружин Мстислава Удалого и молодого Даниила Романовича Волынского, потеснивших в начале битвы боевые ряды монголо-татар, не был поддержан другими князьями. Не выдержавшие удара монгольской конницы половцы в панике бежали с поля боя, расстроив ряды сражавшихся русских воинов. Киевский князь Мстислав Романович, враждовавший с Мстиславом Удалым, укрепился со своим многочисленным полком в стороне от боя на холме и до конца битвы оставался сторонним наблюдателем разгрома русских полков. На третий день осады лагеря монголами киевский князь сложил оружие, поверив обещанию Субедея отпустить его беспрепятственно на Русь, но был зверски убит вместе с другими князьями и воинами. С берегов Калки на Русь вернулась десятая часть русской рати. Такого тяжелого поражения Русь еще не знала. Память об этой кровавой битве народ сохранил в былине о гибели русских богатырей, охранявших и защищавших до этого Русь от степных кочевников.

Монголы преследовали остатки русских дружин до Днепра, но вторгнуться в пределы Руси не решились, так как их ряды сильно поредели в битве на Калке. Отступая на восток, на соединение с основными силами Чингисхана, Субедей попытался проникнуть в пределы Волжской Болгарии, но потерпел неудачу. Однако основная задача, поставленная перед его отрядом, -- произвести военную разведку сил половцев и Руси -- была выполнена.

В конце 20-х -- начале 30-х годов монголы предприняли неудачную попытку овладеть землями половцев, алан, башкир и волжских болгар силами одного улуса Джучи, Тогда в 1235 г. на курултае в Каракоруме было принято решение об общемонгольском походе на запад для завоевания стран Европы. Во главе похода был поставлен сын Джучи хан Батый (Бату), советником которого стал Субедей.

В конце 1236 г. монголы стремительным ударом разгромили Волжскую Болгарию, весной и летом 1237 г. подчинили себе половецкие орды в междуречье Волги и Дона, захватили земли буртасов и мордвы на Средней Волге. Осенью 1237 г. основные силы Батыя сосредоточились в верховьях реки Воронеж для вторжения в Северо-Восточную Русь. На Руси не могли не знать о готовившемся вторжении. Грозным предостережением о страшной опасности была участь городов Средней Азии, о которой на Руси узнавали от русских и болгарских купцов, торговавших с Ургенчем, а также захват монголами соседних с Русью земель, особенно Волжской Болгарии. Но занятые своими усобицами князья ничего не сделали для объединения сил перед лицом общего врага.

Численное превосходство стало одним из решающих факторов успеха завоевательных походов монголов. Батый двинул на Русь 120--140 тыс. своих воинов, из которых монголо-татар насчитывалось всего лишь 40--50 тыс. Русь, как и другие феодально раздробленные страны Европы и Азии того времени, не могла противопоставить полчищам монголо-татарской конницы, спаянным железной дисциплиной и единым командованием, равноценные по численности военные силы. Вся Русь могла выставить свыше 100 тыс. воинов, но объединение сил страны оказалось неосуществимым в условиях княжеских распрей и усобиц. Княжеские конные дружины по вооружению и боевым качествам превосходили монгольскую конницу, но они были сравнительно немногочисленны. Основная же масса вооруженных сил княжеств, состоявшая из ратников городских и сельских ополчений, уступала монголам и в вооружении, и в боевых навыках. Численное превосходство, дававшее преимущество маневренной монгольской коннице в условиях полевых военных действий, вынудило русских князей придерживаться в основном оборонительной тактики, рассчитанной на истощение врага. Но деревянные крепости русских городов с их немногочисленными защитниками были пригодны для продолжительного «сидения» в осаде во время феодальных усобиц и обороны от столь же немногочисленных отрядов противника, ведшего пассивную, рассчитанную на измор осаду. Противостоять же долго многотысячным полчищам монголо-татар, применявших сложную осадную технику и использовавших тактику беспрерывного штурма для изматывания сил защитников крепости, они не могли. «В лето 6745 (1237), во второе на десять лето по принесении чюдотворного Николина образа из Корсуня, прииде безбожный царь Батый на Рускую землю со многими вои татарскыми и ста на реце на Воронеже близ Резанскиа земли» Каратаев М. Д. Русь и Орда. Историческая эпопея: В 2 т.- Т. 1 «Ярлык великого хана», «Кара Мурза». — М.: Новая книга, 1993. — С. 17. Для рязанских князей, привыкших к летне-осенним набегам половцев, зимнее наступление монголо-татар явилось неожиданным. Княжеские дружины были рассредоточены в стольных удельных городах. Обращение рязанских князей за помощью к соседним владимирским и черниговским князьям осталось без ответа, что не поколебало, однако, решимости рязанцев стоять за свою землю насмерть. Пять дней отбивали защитники города ожесточенный штурм сменявших друг друга туменов Батыя. На шестой день монголо-татары ворвались в город, который разграбили и сожгли, а всех его жителей перебили.

Оставив позади себя опустошенную и обезлюдевшую Рязанскую землю, Батый двинул свои силы на Владимирское княжество. Великий князь Юрий Всеволодич использовал месячную задержку монголо-татар в Рязанской земле для сосредоточения значительных воинских сил у Коломны, прикрывавшей единственно удобный зимний путь на Владимир по Москве-реке и Клязьме. В «сече великой» под Коломной погибла почти вся владимирская рать, что фактически предопределило судьбу всей Северо-Восточной Руси. Упорное сопротивление захватчикам оказали жители Москвы, небольшого тогда города-крепости, прикрывавшего путь на Владимир с юго-запада. Только на пятый день штурма монголо-татарам удалось овладеть Москвой и полностью ее уничтожить.

4 февраля 1238 г. Батый осадил Владимир. Несколько дней отражали владимирцы штурм его туменов. 7 февраля монголы ворвались через проломы в крепостной стене в город. Его последние защитники погибли в огне подожженного захватчиками Успенского собора. Богатый город был разграблен и опустошен, в огне пожарищ погибли ценнейшие памятники литературы, искусства и архитектуры. После взятия Владимира полчища Батыя рассеялись по Владимирскому княжеству, стирая с лица земли города, разоряя и сжигая села и деревни. В течение февраля ими было взято и разрушено 14 городов в междуречье Клязьмы и Волги (Ростов, Суздаль, Ярославль, Кострома, Углич, Галич, Дмитров, Тверь, Юрьев и др.). В марте 1238 г. в кровопролитной битве на реке Сити вместе с великим князем Юрием Всеволодичем погибли последние владимирские полки, спешно собранные из жителей северных городов и остатков разбитых ранее дружин.

С взятием после двухнедельной осады порубежного с Владимирской землей новгородского «пригорода» Торжка перед захватчиками открылась дорога на Новгород, Полоцк и другие города Северо-Западной Руси. Однако наступившая весна превратила новгородские леса и болота в топи, непроходимые для монгольской конницы, обремененной бесчисленными обозами с награбленной добычей и пленными. В кровопролитных битвах и штурмах русских городов захватчики понесли огромные потери, их боевая мощь ослабла. Батый начал отход в южные степи для приведения в порядок своих туменов.

Отходя на юг, монголо-татары широким фронтом «облавы» еще раз прошли по Северо-восточной Руси, уничтожая уцелевшие города, оставляя позади себя залитую кровью, выжженную и опустошенную землю. Правый фланг «облавы» захватил восточные окраины Смоленского и Черниговского княжеств. Попытка монголо-татарского отряда захватить Смоленск была сорвана смоленскими полками, отбросившими захватчиков от стен города. Беспримерный подвиг совершили жители небольшого городка Козельска, семь недель отбивавшие штурм подошедших под его стены полчищ Батыя. Монголо-татары овладели городом ценой невиданных для них потерь и только тогда, когда в рукопашных схватках погибли почти все его защитники, «Злой город», как назвали Козельск монголо-татары, был по приказу Батыя стерт с лица земли.

Лето 1238 г. Батый провел в придонских степях, но уже осенью его отряды вторично опустошили еще не оправившуюся Рязанскую землю и сожгли ряд уцелевших во время первого похода городов (Муром, Гороховец, Нижний Новгород и др.). Весной 1239 г. было разгромлено Переяславльское княжество на левобережье Днепра, прикрывавшее Русь с юго-востока от степных кочевников. Осенью того же года была опустошена Чернигово-Северская земля, а в начале 1240 г. монголо-татарский отряд впервые появился под Киевом.

Осенью 1240 г. Батый двинул свои полчища на Южную Русь. Форсировав Днепр и преодолев упорное сопротивление «черных клобуков», защищавших укрепленную линию по реке Рось, монголо-татары в конце ноября подошли к Киеву. В «Повести» XIII века так описывается появление Батыевых орд под Киевом: «Приде Батый Киеву в силе тяжьце, многом множьством силы своей, и окружи град, и остолпи сила татарьская, и бысть град во обьдержании велице. И не бе Батый у города, и отроци его объседяху град, и не бе слышати от гласа скрипания телег его, множества ревения вельблуд его и ржания от гласа стад конь его. И бе исполнена земля Русская ратных» Галицко-Волынская летопись// http: //www. bibliotekar. ru/rus/86. htm.

Южнорусские князья не извлекли уроков из разгрома Северо-восточной Руси, Переяславльского и Черниговского княжеств. Никаких шагов по объединению своих сил князья, занятые усобицами, не предприняли.

Борьба с захватчиками свелась к самоотверженной, но изолированной, не связанной с активными полевыми действиями, а потому обреченной на поражение, обороне городов. Подавляющее численное превосходство и мощная осадная техника позволили монголо-татарам, не считаясь с потерями, подавлять эти разрозненные очаги сопротивления. Лишь немногим городам (Холм, Кременец, Данилов) удалось отбиться от туменов Батыя. Взятые монголами города подвергались такому опустошению, что некоторые навсегда исчезли с лица земли, другие долго не могли оправиться и вернуть свое прежнее значение. Еще большему разорению подвергались беззащитные сельские местности, где после нашествия завоевателей оставались одни пепелища.

Оборону Киева возглавил присланный князем Даниилом Романовичем с небольшой дружиной воевода Дмитр, но вся тяжесть борьбы легла на плечи простого киевского люда. Восемь дней мужественно отбивались киевляне от численно превосходящего врага. На девятый день монголо-татарам удалось ворваться в город через проломы в стене. Археологические раскопки свидетельствуют, что в Киеве, как и в других русских городах, защитники его стояли насмерть, борьба шла за каждую улицу и дом. Разграбленный и сожженный, обезлюдевший Киев надолго утратил значение крупного политического центра Южной Руси.

Захватив Киев, монголо-татары обрушились на Галицко-Волынскую Русь. Весной 1241 г., оставив за собой лежащую в развалинах и обескровленную Южную Русь, полчища Батыя двинулись на запад. Со времени памятного Европе нашествия гуннов над ней не нависала столь реальная угроза завоевания со стороны степных кочевников. Ни одна европейская страна не могла противопоставить полчищам Батыя равных по численности воинских сил, особенно конницы, игравшей в боевых действиях того времени решающую роль. Феодально-раздробленная Европа, подобно Руси, раздираемая соперничеством между правителями больших и малых государств и внутренними усобицами, не могла противостоять захватчикам как единое целое. Несмотря на мужественное сопротивление подвергшихся монгольской агрессии народов европейских стран, полчища Батыя в течение года опустошили Польшу, Венгрию, Чехию, страны Балканского полуострова и к лету 1242 г. вышли к границам Северной Италии, а в центре Европы, достигнув Вены в Австрии и Оломоуца в Чехии, оказались близ границ Германии. Однако в конце 1242 г., в самый критический для Западной Европы момент, Батый вынужден был повернуть свои войска на восток и возвратиться в степные низовья Волги.

Установление монголо-татарского ига

В отличие от завоеванных монголами стран Средней Азии, Прикаспия и Северного Причерноморья с их благоприятными природными условиями для экстенсивного кочевого скотоводства, ставших территорией монгольских государств, Русь сохранила свою государственность. Зависимость Руси от ханов Золотой Орды выражалась прежде всего в тяжелой дани, которой они обложили русский народ. Получив представление о военных возможностях Руси и готовности русского народа отстаивать свою национальную государственность, монголо-татары отказались от прямого включения Руси в состав Золотой Орды и создания в русских землях своей администрации.

В 1243 г. в ставку Батыя был вызван брат убитого на Сити великого князя владимирского Юрия Всеволодича Ярослав, которому после официального признания им вассальной зависимости от Орды хан вручил ярлык (грамоту) на великое княжение владимирское с признанием его «старейшим» князем Северо-Восточной Руси. Ярлыки на свои княжения получили и другие князья, прибывшие вслед за Ярославом в Орду и согласившиеся выполнить ряд унизительных процедур, подчеркивавших их вассальную покорность хану. Сохранив в руках князей власть в их княжествах, ханы ограничились контролем за ними, посылая в русские земли своих специальных представителей -- баскаков. Новейшие исследования не подтверждают принятого ранее взгляда на баскачество как на военно-административную форму организации владычества монголов на Руси. Функции баскаков заключались в активном контроле за действиями князей. По доносам баскаков «провинившихся» в чем-либо перед ханом князей вызывали в Орду или же посылали на русские земли карательную рать.

Батыев погром не сломил волю русского народа к сопротивлению завоевателям. Ханам Золотой Орды потребовалось еще более десяти лет, чтобы закрепить свое господство над Русью. Отказывались признавать зависимость от Орды западные и северо-западные русские земли, которых почти не затронуло нашествие. Быстро оправлялась от погрома Юго-Западная Русь. Даниил Галицкий демонстративно отказался явиться в Орду за ярлыком и готовился к продолжению борьбы с ней. В начале 50-х годов владимирский великий князь Андрей Ярославич (1249 --1252) попытался объединить все враждебные Орде силы, заключив антиордынский союз с Даниилом Галицким и тверским князем. В гордых словах, вложенных летописцем в его уста: «Лутчи ми есть бежати в чужюю землю, неже дружитися и служити татаром», -- отразилась непримиримость народа к завоевателям. Батый предупредил готовившееся совместное выступление князей -- он послал против них карательную рать. Под Переяславлем ордынская рать «царевича» Неврюя разбила наспех собранные полки Андрея Ярославича и тверского князя. Даниилу Галицкому удалось отразить карательную рать «царевича» Куремсы, но в 1259 г. Юго-Западная Русь подверглась новому нашествию ордынских полчищ, и Даниил Романович был вынужден признать свою зависимость от хана. Разоренная и раздробленная Русь еще не имела достаточных сил, чтобы противостоять Орде. Еще не сложились необходимые для успеха освободительной борьбы экономические и политические условия.

После бегства князя Андрея Ярославича за рубеж великим князем владимирским стал Александр Ярославич Невский (1252--1263), который в отношениях с ханами стремился исходить из реального соотношения сил Руси и Орды в тот период. Основной задачей Руси Александр Невский считал борьбу против агрессии крестоносцев с запада. Несмотря на всю тяжесть ордынского ига, Русь сохранила свою государственность, русскому народу не угрожала ассимиляция завоевателями. Стоявшие на более низкой ступени общего развития монголы не могли навязать русскому народу свой язык и культуру. Агрессия же крестоносцев угрожала не только государственному, но и национальному существованию и культурному развитию русского народа.

Сосредоточивая силы Руси для отпора агрессии с запада, Александр стремился поддерживать с ханами мирные отношения, не давать поводов для новых вторжений и набегов и, восстанавливая подорванные производительные силы и хозяйство страны, исподволь копить силы для будущей освободительной борьбы. Этот курс Невского в отношениях с Ордой надолго стал определяющим для владимирских, а затем московских князей. Он отвечал и интересам основной массы русских феодалов, предпочитавших войти в соглашение с завоевателями, поступиться в их пользу частью доходов, но сохранить княжения и вотчины, власть над народом. К соглашению с Ордой призывала и церковь, получившая от ханов охранные грамоты на церковное имущество и освобождение от дани.

Освободительная борьба против захватчиков затруднялась усилением феодальной децентрализации и ослаблением великокняжеской власти. Временное усиление великокняжеской власти при Александре Невском, распространившем ее на многие города Смоленской, Черниговской и Новгородско-Псковской земель, было поддержано ханами, нуждавшимися на первых порах в ее силе и авторитете для утверждения господства Орды в землях, которых не коснулось нашествие, для содействия в проведении переписи и обложения народа данью. После смерти Александра Невского титул великого князя владимирского стал объектом борьбы между удельными князьями, для которых обладание им связывалось прежде всего с получением доходов от управления территорией, составлявшей «владимирский удел», и сюзеренитета над богатейшими городами Северо-Западной Руси -- Новгородом и Псковом.

Ослабление великокняжеской власти произошло и в Галицко-Волынской земле, разделившейся после смерти Даниила Романовича Галицкого (1264) на ряд удельных княжеств. Его сыну Льву Даниловичу удалось временно объединить Юго-Западную Русь, но, отрезанная от других русских земель, ослабленная внутренними усобицами и частыми вторжениями ордынцев, она стала в XIV в. объектом агрессии со стороны польских, литовских и венгерских феодалов.

Феодальному дроблению русских земель разжиганию усобиц между князьями всячески способствовали ханы Золотой Орды, стремившиеся не допустить усиления отдельных князей. Ханы сталкивали послушных им князей с опасными и не угодными Орде князьями, устраняли последних, убивая их в ханской ставке или же посылая против них карательные рати. Превратив выдачу ярлыков в объект соперничества и торга между князьями, в орудие политического давления на них, ханы намеренно нарушали сложившийся на Руси порядок наследования «столов» и вмешивались в княжеские усобицы, используя их в качестве предлогов для грабительских вторжений на Русь. Нередко и сами князья «наводили» на Русь в борьбе со своими соперниками татарские рати, как ранее они «наводили» половцев.

В 1257 г. монгольские писцы (численники), опираясь на помощь великокняжеской администрации и содействие светских и духовных феодалов, произвели перепись (запись в «число») населения русских земель для обложения данью и повинностями. Оказывая ордынским численникам содействие в проведении переписи, русские феодалы стремились переложить всю тяжесть «дани неминучей» на плечи трудящихся масс. Ежегодно отправляемая в Орду дань («выход», «десятина») была наибольшей тягостью ордынского ига. Вначале она собиралась натурой, но затем была переведена на деньги («серебро»). Единицей обложения служило каждое городское и сельское хозяйство. Тяжесть постоянной дани усугублялась частыми требованиями ханов присылать им дополнительные крупные суммы (так называемые запросы). В пользу хана шли также отчисления с торговых пошлин. Тяжелым бременем на крестьян легли ямская и подводная повинности, обязанность давать «корм» проезжавшим ордынским чинам и их свите. Сбор дани был отдан ханами на откуп мусульманским купцам (бесерменам), которые облагали население дополнительными произвольными поборами, кабалили крестьян и продавали несостоятельных должников в рабство на восточных невольничьих рынках.

В вынужденном признании монголами особого положения Руси по отношению к Золотой Орде, в отказе завоевателей от создания в русских землях своей администрации огромную роль сыграло не только героическое сопротивление русского народа в годы Батыева нашествия, но и не прекращавшаяся его борьба против ордынских переписчиков, сборщиков дани, произвола и бесчинств приезжавших из Орды баскаков, ханских послов. Освободительная борьба трудового народа тесно переплеталась с борьбой против русских феодалов, вступавших в соглашение с Ордой. Наиболее ярко это проявилось во время переписи в 1257 г., вызвавшей ряд антимонгольских волнений, во время которых горожане и крестьяне расправлялись также и с феодалами, оказывавшими помощь численникам. Прибывшие в Новгород численники были вынуждены искать защиту у великого князя от восставшей городской бедноты. Во время этих волнений был убит посадник Михалка, который вместе с боярами стремился переложить всю тяжесть дани на «меньших людей» («Творяху бо бояре себе легко, а меньшим зло»). Александр Невский с помощью других князей жестоко подавил восстание.

Когда в 1259 г. численники вновь приехали в город для переписи, князю снова пришлось взять их под защиту и силой принудить новгородцев «явиться под число». В 1262 г. восстали жители Владимира, Суздаля, Ростова, Ярославля, Переяславля-Залесского, Устюга и других городов Северо-Восгочной Руси. Восставшие расправлялись с ненавистными им бесерменами и местными феодалами, сотрудничавшими с татарами. Волнения против баскаков и сборщиков дани продолжались и в 70--90-х годах XIII в. В ходе городских восстаний возрождались вечевые собрания, становившиеся в руках городского люда орудием национально-освободительной и антифеодальной борьбы.

Подавить освободительную борьбу русского народа устрашающими карательными ратями ханам не удалось, они вынуждены были пойти на отдельные уступки. В конце XIII в. сбор дани был передан русским князьям, а затем из русских городов были отозваны и баскаки, что лишило Орду возможности непосредственно вмешиваться во внутриполитическую жизнь русских земель. Эти уступки, вырванные в тяжелой борьбе народа, имели большое значение в создании более благоприятных условий для ликвидации тяжелых последствий монголо-татарских нашествий в хозяйстве страны, для начала борьбы за государственно-политическое единство Руси.

Борьба русского народа против ордынского владычества

В 1327 году случилось единственное восстание русских людей против ордынского ига, над Русью нависла угроза появления новой карательной рати. Настал час Ивана Калиты. Не имея выбора, ему пришлось вести татарскую рать на оппозиционную тогда Москве, Тверь, во избежание крупных набегов со стороны татар. За эту службу в 1332 году Иван стал великим князем. Уже со времени Ивана от дани стали собирать излишки и сохранять, правда еще не вполне представляя, что с ними делать.

В начале 14 века улус Джучи распался на Синюю и Белую Орды. Впоследствии за Белой Ордой, располагавшейся в бассейне рек Волги и Дона, в Крыму и на Северном Кавказе, закрепилось название Золотая Орда. Ханом этой Орды стал Узбек. Под его руководством Золотая Орда еще более усилила свой гнет на русские земли. В конце 14 столетия Москва заняла главенствующее место среди всех других городов Северо-восточной Руси. Иван Калита сделал очень многое для усиления Москвы и для того, чтобы на Руси больше не появлялись Ордынские баскаки и шайки Ордынских грабителей.

Внешне он выражал полную покорность ордынскому хану, но одновременно создавал и создал материальные предпосылки для укрепления Москвы и возвышения ее. Но, умирая, Калита оставлял кроме казны и княжества неразрешенный вопрос с Новгородом, соперничество с литовским княжеством и Ордынское иго. Иван Калита умер в марте 1341 года в одном году с Гедемином. После их смерти на сцену вышли новые правители: Ольгерд Гедеминович и Симеон Иванович Гордый, оба властные и обладающие сильным характером. Сразу после смерти Калиты было разгорелся спор за княжение во Владимире, но Орда в противовес Литве вынуждена была оставить у княжения Московский дом во главе с Симеоном, получившим Великое Владимирское княжество.

Симеон смог приглушить непрекращающуюся вражду с Тверью и в 1346 году женился на сестре тогдашнего Тверского князя Всеволода Александровича. Опасности подстерегали московского князя со стороны Литвы и Орды. Разрешить спор с Литвой было опасно из-за гнева Орды, воевать же с Ордой у Симеона все еще не было сил. Но главной проблемой Симеона был Новгород. В то время, как Орда контролировала политическую и экономическую жизнь Северо-восточной Руси, овладевание Новгородом сопрягалось с конфликтом с Литвой, считавшей, что Новгород входит или должен входить в состав Великого Литовско-Русского княжества. Симеон все-таки привел Новгород к покорности, утвердил на Новгородской земле авторитет великокняжеской власти, но добиться полного подчинения Новгорода Москве даже не пытался. И был прав, так как чрезмерное усиление Москвы за счет Новгорода вызвало бы неудовольствие Орды.

На Русской земле наступала тишина. Казалось бы, судьба вручила Симеону в руки меч освобождения. Быть может, столкновение с Ордой случилось бы намного ранее, нежели Куликовская битва, но из Европы накатилась эпидемия чумы. Русь и Литва обессилили и обезлюдели. Симеон, умерший в ходе эпидемии, оставил завещание, в котором «приказал нам жить заодно».

Московское княжество по наследству от Симеона перешло к его брату Ивану. Летописи ничем особым не отметили правление Ивана Ивановича — Русь залечивала раны, нанесенные чумой. Летописцы, опираясь, по-видимому, на народную молву, называют Ивана князем Милостивым, такого рода прозвища редко даются правителям без основания. Иван правил с 1353 по 1359 год, он спешил втихомолку укрепить свое княжество, поощряя переселение людей ремесел и промышленности поближе к Москве. Именно при Иване началась и деятельность Сергея Радонежского, одного из вершителей Куликовской победы. Иван умер, оставив княжество своему сыну, Дмитрию, которому исполнилось в этот год 9 лет. К 14 веку провозглашение великим князем владимирским зависело от воли хана. Соперники рода Калиты и московских князей иногда угадывали принципы ордынской политики и сочли, что со смертью Ивана создалась благоприятная обстановка для того, чтобы вырвать великое княжение у московских князей. Основным соперником Дмитрия можно считать Дмитрия Суздальского, долгое время соперничавшего с Дмитрием Ивановичем, но в 1362 году вынужденного бежать из Владимира.

Русь и Орда накануне великой битвы

С 1362 года можно начать отсчет движения Руси к Куликовской битве, это год, когда на великом княжении утвердился Дмитрий Иванович и тогда летописцы заметили в Орде темника Мамая.

Никто тогда еще не мог предположить, что в будущем им предстоит столкновение — одно из крупнейших в истории средних веков, что один возглавит освободительную борьбу русского народа, другой выйдет на защиту царства, созданного Батыем. Дмитрий стремился к объединению Северо-восточной Руси, Мамай — к прекращению феодальной усобицы и к

восстановлению единодержавия. Весь вопрос состоял в том, успеет ли Дмитрий Иванович объединить вокруг Москвы земли Северо-восточной Руси и русских людей прежде, чем Мамай сможет мобилизовать ордынские силы для подавления московской «крамолы».

В 1367 году Дмитрий заложил в Москве каменный Кремль. Строительство велось очень быстро, каменные стены выросли на глазах. В 1371 году Дмитрию было всего 20 лет. Подготовить такое войско, чтобы Орда считала его опасным — дело не одного дня и не одного года. Несомненно, что в отрочестве и в юности Дмитрий был окружен мудрыми советниками, которых Симеон наказывал слушать. Одним из блестящих достоинств Дмитрия было умение слушать советников, выбирать нужное и полезное, не считаясь с амбициозными советниками. Одним из самых важных был Дмитрий Волынский-Боброк, герой Куликовской битвы, а пока военный советник князя.

К Дмитрию Ивановичу Волынский явился на службу с двумя взрослыми сыновьями, стало быть, человеком в возрасте и с немалым военным опытом. После женитьбы на сестре князя, воевода стал еще более дорог князю.

Развитие военного дела на Руси было бы невозможно без развития торговли и промышленности. Если судить по этому, то Орда сама себе рыла яму, так как своими постоянными поборами она вынуждала Русь развивать ремесла и торговлю. Чтобы платить ханам, ремесла и торговлю так же поощряли и русские князья. То есть монголо-татарское иго, на первых порах разгромив экономику Руси, косвенно стало поощрять возрождение экономической жизни и могущества Северо-восточной Руси.

К 14 веку в Европе вполне оценили забытую в раннем средневековье силу пехоты. Однако дело здесь не только в забвении. Феодалы всячески отстраняли плебеев от участия в военном деле из опасения, что вооруженные простолюдины поднимутся против их власти. Пехота возродилась в городах по инициативе городских властей и против феодалов.

Предкуликовская эпоха в русском военном деле была во многом реформаторской. Чтобы выработать тактику схватки с Ордой нужно было прежде всего знать ее тактику и взвесить, что противопоставить военному искусству Орды. Первая тактическая задача — это, конечно же, отразить стрелковый удар, ее решили просто: против стрелков надо выставить стрелков же. К началу 14 века самострел на Руси получил массовое распространение, имеются также косвенные доказательства того, что на Руси в 14 веке арбалет стал главным стрелковым оружием. Здесь встает вопрос вооружения и обучения Московского войска арбалетами, этот вопрос вплотную увязывается с развитием ремесел Москвы.

Однако, вслед за стрелковым ударом, в случае не ослабевавшего сопротивления, Орда переходила к фронтальной атаке в конном строю; значит, нужно предотвратить конный бой и навязать Орде пеший. Конные полки выступая здесь в роли охраны флангов, сторожевого и резервного полков.

Для обрабатывания всех тактических приемов Дмитрию требовалось время. Русь готовилась к свержению ордынского ига, и в Орде это не могло пройти незамечено. В 1373 году Мамай в разведывательных целях напал на Рязань. 1 сентября 1375 года была окончательно усмирена Тверь. Зимой 1377 года Дмитрий Волынский ходил в поход на Булгар. Все говорило за то, что решающее сражение уже близко. В зиму 1377−1378 годов Дмитрий нанес удар по мордовским князьям, союзникам Мамая. Благоприятно складывалась обстановка в Орде. У Мамая нашлись 2 сильных конкурента: Тохтамыш и Тамерлан.

Для Мамая и Дмитрия наступило время ответственных решений, ждать далее было нельзя. Но Мамай все же недооценивал силы Москвы, иначе он поднял бы в поход всю Орду, вместо того, чтобы сначала посылать Бегича и еще пять темников, которые были разбиты на реке Воже объединенными силами Северо-восточной Руси под командованием Дмитрия Ивановича. Как только Мамай узнал о поражении Бегича он сразу же собрал в поход все силы, которые находились в тот момент в его распоряжении.

Куликовская битва

Дмитрий, благодаря своим бесстрашным «сторожам», был хорошо осведомлен о состоянии войска Мамая и его планах. Имел он и весьма точные сведения о союзниках Мамая — литовском великом князе Ягайло и рязанском князе Олеге. И, стараясь не допустить соединение рязанских и литовских полков с ордынским войском, Дмитрий ускорил свое продвижение к Дону, навстречу Мамаю.

На 15 августа 1380 года Дмитрий назначил сбор всех полков в Коломне, как только прояснилось, что Мамай намечает свое вторжение на конец лета. Хан в это время разбил стан на реке Красивая Меча.

В Коломне были уряжены полки, проведен осмотр войска. Летописи отмечают, что такой огромной силы давно не видела Русская земля. Из Коломны путь соединенного войска лежал через Оку, за пределы рязанского княжества, в этом состоял стратегический замысел Дмитрия. Московское войско двигалось в полной тишине, 30 августа завершилась переправа через Оку, 6 сентября войско подошло к Дону, где Дмитрий и замыслил встретить Мамая. На военном совете, по настоянию московского князя, было решено переправиться через Дон и принять бой на Куликовом поле у впадения в Дон реки Непрядвы. Оставляя Дон и глубокие овраги у себя в тылу, русское войско вынуждено было сражаться до последнего, отступать под натиском врага за Дон было невозможно.

По преданию, накануне битвы Дмитрий посетил Троицкий монастырь и получил благословение отца Сергия Радонежского на борьбу с захватчиками. В ополчении было направлено много монахов монастыря, среди них выделялись богатыри Пересвет и Осляба.

В ночь с 7 на 8 сентября русские войска переправились через Дон и встали в боевой порядок в водоразделе между Смолкой и Нижним Дубяком. Дмитрий расположил свои войска следующим порядком: в центре он поставил Большой полк, в нем были сведены все городские полки, впереди Передовой полк, еще впереди Сторожевой полк, его задача заключалась в завязывании боя, по флангам полки Правой и Левой руки, а за полком Левой руки резерв в лесу Засадный полк. Он решил упорной обороной Сторожевого, Передового и Большого полков перемолоть основные силы врага, а затем ударами полков Правой и Левой руки и Засадного полка завершить разгром ордынцев. Такое расположение русских войск и окружающая местность затрудняли маневр конницы Мамая. Сам Дмитрий, переодевшись в доспехи простого ратника. Стал во главе Большого полка. Утром 8 сентября над Куликовом полем стоял густой, непроницаемый туман, который рассеялся только к двенадцатому часу. На Куликовом поле развернулось ожесточенное сражение. Бой начался поединком богатырей монгольского Челубея и русского Пересвета. Разогнав коней, с копьями на перевес, всадники сшиблись в смертельной схватке, и оба упали замертво. После поединка монгольская конница ринулась на Сторожевой и Передовой полк. Полки понесли большие потери, но никто из их воинов не отступил. Наступила очередь сражаться Большому полку. Несмотря на бешенный натиск ордынцев, полк устоял. Тогда Мамай перенес удар на полк Левой руки, и ценой больших потерь ему удалось потеснить его. Продолжая натиск ордынцы стали обходить Большой полк, подставляя свой фланг и тыл Засадному полку. Выбрав наиболее удачный момент, Засадный полк во главе с воеводой Дмитрием Боброком и серпуховским князем Владимиром Андреевичем бросился на врага. Ордынцы не ожидали появления свежих сил у русских и стали поспешно отступать. Вскоре и остальные русские полки перешли в наступление и ускорили разгром полчищ Мамая. Ордынский полководец первым бежал с поля боя. Русская конница преследовала и добивала остатки войск Мамая на протяжении 50 верст от Куликова поля. Победа русского войска под командованием великого князя Дмитрия над ордынским войском была полной и блестящей. В честь этой победы народ прозвал Дмитрия -Донским, серпруховского князя Владимира — Храбрым.

Разгром Мамая, и последовавшие за этим ордынские неурядицы, которые привели к окончательному распаду грабительского государства, демонстрация превосходства русского военного искусства над военным искусством врага, усиление государственной власти на Руси — заметные последствия битвы на Куликовом поле. Вместе с этим Куликовская битва положила начало возрождению национального самосознания русского народа.

Огромную роль в этой победе сыграл Дмитрий Донской. Это исторический деятель, который сумел понять народные чаяния и объединить всех русских людей на их свершение и перед решающей схваткой с угнетателями примирить самые острые общественные противоречия. В этом его заслуга во внутренней политике. Но он не только возродил лучшие традиции военного искусства, он обогатил его новыми принципами стратегии и тактики, в невероятно сложных условиях сумел вооружить и обучить войско. Так же сподвижниками его во всех его делах были митрополит Алексей и игумен Троицкого монастыря Сергий Радонежский. Эти люди смогли под эгидой русской церкви собрать всех гонимых людей под единое знамя освобождения. Одним из самых значительных полководцев Древней Руси был Дмитрий Волынский, отнюдь не по капризу отдал князь под его начало засадный полк и руководство всей битвой.

Куликовская победа создала в Восточной Европе качественно новую политическую ситуацию, при которой искусственно сдерживавшиеся объединительные процессы получили простор для своего развития. С Куликовской победы началось неуклонное восхождение Москвы, столицы Русских земель. Сейчас же явились и признаки возросшего личного влияния Дмитрия Донского.

Конец Ордынского ига

В 1381 году Тохтамыш дает ярлык на великое княжение Ягайлу. Поставив Ягайло противовесом Москвы, Тохтамыш решился на вторжение в пределы Северо-восточной Руси, чтобы сорвать планы Дмитрия по созданию общерусского антиордынского фронта. Здесь надо отметить, что в предкуликовский период вражда между некоторыми княжескими домами была притушена, Куликовская победа ее придавила авторитетом победителя, но приход к власти Тохтамыша, нового властителя Орды, оживил угасшие было надежды на перемены правящей династии на Владимирском столе, такими были братья великой княгини Евдокии: Василий и Семен.

Не ощущая в себе силы начать вторжение так, как это делали Батый и Мамай, Тохтамыш напал на Русь крадучись, рассчитывая на внезапность. Дмитрий поручил защиту Москвы Киприану и сыну Андрея Ольгердовича князю Остею, оставив в Кремле княгиню Евдокию. Донской был уверен в том, что Москва устоит перед Тохтамышем и сам пошел в Переяславль собирать Переяславские, Суздальские и Белоозерские полки.

23 августа к Москве подошли передовые ордынские отряды и сожгли посады. 24 августа Москву обложили главные силы. Три дня безуспешно бросались ордынцы на стены и наконец прибегли к обычному для них коварному приему. Тохтамыш послал к воротам нижегородских князей Василия и Семена, сыновей Дмитрия Суздальского. Остей вышел на переговоры в сопровождении духовенства; его схватили и убили, духовных «ободрали», в открытые ворота ворвались ордынцы.

Овладев Москвой, Тохтамыш распустил отряды по волостям. Ограбили Юрьев, Дмитров, Можайск. Под Волоколамском отряды столкнулись с войском, которое собирал Владимир Андреевич, ордынцы были изрублены в короткой сече. Узнав об этом, Тохтамыш собрал рассеянные отряды и помчался прочь так же скоро, как и явился, не пожелав встречаться ни с Владимиром Андреевичем, ни с тем более Дмитрием Донским, который двинул свое войско из Костромы к Москве.

19 мая 1389 года в Москве умер Дмитрий Донской, 19 августа на московский престол вступил Василий I Дмитриевич. Но в ход наметившегося исторического процесса опять тесно влились события в Орде. Новый этап в истории Золотой Орды совпал со смертью Дмитрия. Когда-то Тохтамыш вышел из повиновения Тимуру и стал претендовать на подвластные ему территории. Началось противостояние. Тохтамыш сразу же после смерти Дмитрия Донского выдал ярлык на княжение Владимирское его сыну, Василию I, и усилил его, передав ему и Нижегородское княжество и ряд городов. Тохтамыш между тем метался в противоречиях ордынской политики на Руси, и на реке Терек в 1395 году войска Тимура разбили Тохтамыша, расправились с ним за его двойственность. После битвы на Тереке непобедимый «бог войны» двинул свои войска через Поволжье и Приднепровье к Москве, но простояв 15 дней в Ельце он повернул прочь. Следует заметить, что всего через 15 лет после Куликовской битвы, продемонстрировавшей превосходство русской политики и русского военного искусства над Ордынским и во многом решающим образом ослабившей политическое и экономическое влияние татаро-монгольского ига в Северо-восточной Руси, среднеазиатскому полководцу надо было крепко призадуматься, прежде чем вступать в сражение с московскими войсками. Тимур ушел в свои пределы, поделив Волжскую Орду между своими ставленниками. Между тем, внутренние процессы консолидации русских сил после Куликовской победы уже вышли из-под контроля Орды.

Новым фактическим правителем Золотой Орды является ногайский хан Едыгей. В своих отношениях с Русью Едыгей следовал политике Тохтамыша и добивался полной её зависимости от Орды, разжигая сепаратические настроения русских князей, тайно готовился к военному походу на Русь. Едыгей хотел сначала склонить Василия Дмитриевича в своих грамотах к повиновению, рекомендуя сохранить с Ордой хорошие отношения. Если же он будет действовать самостоятельно, то не может княжить в Улусе, который зависит от хана. Это звучало как прямая угроза лишить Василия I великокняжеского престола.

Когда все маневры ордынских политиков оказались напрасными, Едыгей двинулся на Москву. Одновременно удар шел и по Рязани, Переяславлю, Юрьеву-Польскому, Ростову и Дмитрову.

Едигей осадил Москву. Рассчитывая на помощь оппозиционных Василию князей, Едыгей ошибся. Времена, когда по призыву Орды русские князья с легкостью поднимались друг на друга, миновали. Еще одной неприятной новостью для Едыгея было то, что Василий смог поднять против хана Булат-Султана, ставленника Едыгея, ордынских царевичей. В Орде начались распри и Едыгей, сняв осаду Москвы, поспешил в Орду.

В это время митрополитом Всея Руси был Фотий. В его время католическая церковь усилила свой нажим на поляков, с целью установления католичества в как можно большем количестве русских земель. Абсолютное большинство коренного населения этих земель было православным. Ослабление и утихнувшее, но все ещё окончательно не свергнутое татарское иго вкупе с попытками установления католичества заставляло русский народ всё больше и больше сплачиваться друг с другом. Политически ордынский контроль над русскими землями уже был довольно слаб, но экономически Русь еще не вполне оправилась от нашествий Тохтамыша и Едыгея и не прекращавшихся мелких татарских отрядов. Монголо-татарское иго, ослабшее под влиянием Куликовского поражения еще оказывало свое влияние на Московское княжество. И хотя в сознании русских людей татарин уже не был страшным воином, которого все боялись, но передаваемый из поколения в поколение народный эпос еще держал русичей в каком-то страхе и почтении перед монголо-татарами.

Жизнь сына Дмитрия Донского, полная тяжких испытаний и тревог подходила к концу. Василий уходил из жизни в тревожное для Москвы и общерусского дела время. 27 февраля 1425 года, после 36 лет княжения, Василий I Дмитриевич скончался, оставив после себя на княжение 9-ти летнего сына Василия II Васильевича.

И хотя княжение Василия II обещало быть очень трудным, в начальный период времени против него никто из удельных русских князей не поднялся. Таков был авторитет московского княжеского дома, завоеванный предками Василия II.

Весной же 1432 года в Орде состоялся суд между Юрием Дмитриевичем, дядей Великого Князя, и самим князем. Юрий обосновал свои претензии на княжение древним родовым правом наследия, установленным еще Ярославом Мудрым. За юного князя говорило то, что его отец получил ярлык на княжение. Суд отсудил княжество племяннику. Но в апреле 1433 года Юрий всё же сумел на некоторое время, с небольшими перерывами, сесть на великокняжеский престол. В 1434 году Василий II выслал Юрия на Белоозеро, после чего тот внезапно скончался. Но после смерти Юрия знамя вражды подняли его сыновья: Василий Косой и Дмитрий Шемяка.

Далее последовало почти десятилетие вражды между ними, сопровождавшееся победами и поражениями то одной, то другой стороны. В это время 16 февраля 1446 года Василия II ослепили по указанию Дмитрия Шемяки, ранее, 14 июня 1445 года, сгорела Москва, имея под своими стенами хана Угул-Мухаммеда. Только в 1453 году, Шемяку отравили в Новгороде, ради справедливости стоит заметить, что он не был любим везде, и в Москве, и в Новгороде, и в других городах. На этом закончилась война между внуками Дмитрия Донского, у великокняжеской власти развязались руки для ее укрепления, разрушения последних очагов сепаратистских тенденций в среде крупнейших князей-феодалов. Много разорений претерпела Русь в первой половине великого княжения Василия Темного.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой