Морально-этические и правовые требования при проведении допроса несовершеннолетних

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МОСКОВСКИЙ ФИНАНСОВО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (МФПУ)

Юридический факультет

Контрольная работа

по предмету: Профессиональная этика

на тему: Морально-этические и правовые требования при проведении допроса несовершеннолетних

Работа Сарычевой Марии Викторовной

Ноябрьск, 2013

Содержание

Введение

1. Уголовно-правовые основы допроса несовершеннолетних

2. Психологические, этические основы допроса несовершеннолетних

2.1 Психологические основы допроса несовершеннолетних

2.2 Этические основы допроса несовершеннолетних

Заключение

Список литературы

Введение

Органы дознания, предварительного следствия, суд в процессе расследования уголовных дел и судебного рассмотрения встречаются с различного рода последствиями преступного события. Преступные последствия в своей совокупности позволяют следователю, судье представить весь механизм произошедшего события, круг лиц, принимавших в нем участие или наблюдавших его.

Для достижения полного и объективного расследования немаловажное значение имеет такое следственное действие, как допрос. В качестве допрашиваемых лиц могут выступать по ряду категорий дел несовершеннолетние. Результаты допроса несовершеннолетних во многом зависят от того, в какой степени следователь учитывает возрастные и умственные особенности несовершеннолетнего, достигает необходимого уровня психологического контакта с допрашиваемыми лицами. Известно, что следственная тактика развивается в тесной связи с психологией и педагогикой. Дальнейшее укрепление этой связи на основе ее углубления и расширения является одним из перспективных направлений развития следственной тактики вообще и одной из ее частей — допроса — в особенности.

Допрос — это регулируемое уголовно-процессуальным законом взаимодействие следователя с допрашиваемым лицом в целях получения информации, имеющей значение для дела, соответственно тому, как она воспринята и сохранена в его памяти.

А.В. Дулов пишет: «Допрос можно рассматривать как заранее прогнозируемое и планируемое формализованное общение следователя с допрашиваемыми, во время которого осуществляется реализуемое законом воздействие на мыслительную и волевую сферу последнего».

Н.И. Порубов полагает, что допрос можно определить как следственное и судебное действие, заключающееся в получении органом расследования или судом в соответствии с правилами, установленными процессуальным законом, показаний от допрашиваемого об известных ему фактах, входящих в предмет доказывания по делу.

Сущность допроса, а том числе и несовершеннолетнего подозреваемого, свидетеля, потерпевшего, можно выразить не через какую-то отдельно взятую его сторону, а посредством рассмотрения их в совокупности.

Поскольку полные и правдивые показания несовершеннолетнего получаться с помощью тактических приемов допроса, можно выделить тактические задачи и задачи, выполняемые самими тактическими приемами. Можно вести речь о таких задачах тактических приемов, как тщательная подготовка к успешному проведению этого следственного действия; установление психологического контакта, объективного и законного проведения допроса; полная фиксация хода и результатов следственного действия; объективная, полная и всесторонняя оценка полученных результатов.

Допрос является весьма распространенным и эффективным способом собирания доказательств и достижения истины по делу.

Для детального изучения допроса несовершеннолетнего и тактики его производства представляется необходимым рассмотрение двух взаимосвязанных основ производства этого следственного действия: процессуальной и тактической.

1. Уголовно-правовые основы допроса несовершеннолетних

Одну из важнейших сторон допроса несовершеннолетнего образуют уголовно-процессуальные основы. Под ними следует понимать совокупность требований уголовно-процессуального закона относительно правового положения несовершеннолетнего, порядка, условий и последовательности производства данного следственного действия, круга лиц, могущих принимать в нем участие, предмет допроса, порядка фиксации его результатов, а также процессуальных гарантий личности данного участника уголовного судопроизводства.

Процессуальная форма — это совокупность установленных законом условий для совершения органами следствия тех действий, которыми они осуществляют свои права и выполняют обязанности.

Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает особый порядок судопроизводства по делам несовершеннолетних, учитывая их возрастные и психологические особенности, недостаточный жизненный опыт, эмоциональную неустойчивость, недооценку общественной опасности своих действий и тяжести их последствий. В свою очередь тактика ведения предварительного следствия по конкретному делу несовершеннолетнего должна строиться с учетом того, что внешнее поведение подростка нередко отражает действие тех причинных факторов, которые лежат в его основе.

Объектом здесь является личность, чаще всего окончательно не сформировавшаяся, находящаяся в большой зависимости от окружения, среды, материального положения и морального климата в семье и т. д. Одной из важнейших задач предварительного следствия при расследовании дел с участием несовершеннолетних является не столько изобличение и наказание виновного, сколько выявление и устранение причин и условий, способствовавших правонарушению.

Порядок производства допроса несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего регулируются ст. 191 УПК РФ, где сказано, что допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до 14 лет, а по усмотрению следователя и допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте от 14 до 18 лет проводится с участием педагога. При допросе несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего вправе присутствовать его законный представитель.

Однако в процессе выборочного изучения уголовных дел с участием несовершеннолетних становится ясно, сто данное требование практически повсеместно не выполняется. Из 30 изученных мной уголовных дел только в 2/3 случаях к допросу свидетелей и потерпевших в возрасте до 16 лет привлекался педагог, в 12-ти — родственники и законные представители, а в двух — работники отдела по предупреждению и пресечению правонарушений несовершеннолетних (ОПППН). В остальных случаях подростки были один на один со следователем. Сказанное относится отнюдь не только к допросам лиц от 14 до 16 лет, когда педагог привлекается по усмотрению следователя, но и к допросам несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста, хотя требование закона о необходимости участия педагога в допросе этих лиц категорично. Вероятно, это связано с тем, что следователю не предоставляется альтернатива при определении круга лиц, участвующих в допросе несовершеннолетнего, то есть возможность пользоваться помощью не только педагога, но и любого другого специалиста в области детской и юношеской психологии. Как уже было сказано, в допросе могут принимать участие родители либо иные законные представители или близкие родственники несовершеннолетнего, защитники, переводчики.

Это создает сложную психологическую ситуацию при подготовке к допросу и при допросе несовершеннолетнего, ибо каждый из таких участников допроса определенным образом привносит в это следственное действие собственные психологические черты. В связи с этим у следователя возникают сложные задачи особого характера: он должен учитывать психологические особенности несовершеннолетних и всех остальных участников допроса.

Потерпевшие и свидетели в возрасте до 16 лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Это связано с тем, что тактика допроса несовершеннолетнего строится с учетом его возрастных особенностей.

Также устанавливается особый порядок вызова на допрос, а именно ч. 4 ст. 188 УПК РФ гласит, что лицо, не достигшее возраста 16 лет, вызывается на допрос через его законных представителей либо через администрацию по месту его работы или учебы. Иной порядок вызова на допрос допускается лишь в случае, когда это вызвано обстоятельствами уголовного дела.

Здесь также есть ряд вопросов. Например, ограничение возраста несовершеннолетних, вызываемых на допрос через родителей или иных законных представителей, 16-ю годами может снижать эффективность воспитательного и предупредительного воздействия судопроизводства. Особенно это касается несовершеннолетних обвиняемых, подозреваемых, а также ущемляет интересы несовершеннолетних в возрасте от 16 до 18 лет. И прежде чем вызвать несовершеннолетнего на допрос вместе с родителями, целесообразно в ряде случаев порекомендовать родителям побеседовать с сыном или дочерью, вызываемыми на допрос. Цель этих бесед — успокоить несовершеннолетнего, устранить излишнюю его нервозность и ориентировать на дачу правдивых и полных показаний. Если следователь не разъяснит этой их обязанности, родители, получив повестку о явке к следователю с несовершеннолетними и не будучи подготовленными к тому, чтобы правильно воздействовать на психику несовершеннолетнего, неизбежно будут проводить «предварительный допрос» сами. При этом не исключается применение непедагогических мер, что может привести к серьезным отрицательным последствиям.

Особое положение при производстве допроса занимает несовершеннолетний подозреваемый. Допрос данного лица не регламентирован специально УПК РФ и ведется по правилам допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших, а также совершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого. Отличная особенность состоит в том, что привод несовершеннолетнего подозреваемого без предварительного вызова его на допрос может применяться только в случаях, когда он скрывается от следствия. Привод и допрос не могут быть произведены в ночное время суток, кроме случаев, не терпящих отлагательства. Также следует отметить, что время, в течение которого несовершеннолетнего способны удерживать внимание может продолжаться без перерыва более 40−45 минут, а в общей сложности может продолжаться не более 4 часов в день.

Такое нововведение в УПК РФ, по моему мнению, будет способствовать созданию наиболее оптимальных условий для получения полных и достоверных показаний, поскольку позволяет учитывать утомляемость допрашиваемого лица. Несовершеннолетний подозреваемый допрашивается в месте производства предварительного следствия. Следует учитывать, что несовершеннолетний, подозреваемый обычно испытывает сильное волнение при допросе и присутствие близкого ему человека помогает снять напряжение. Также системный подход анализа статей УПК РФ, относящихся к допросу, свидетельствуют о том, что к допросу такого подозреваемого может привлекаться педагог по аналогии с правилами ст. 191 УПК РФ. На практике следователи весьма редко приглашают педагога для участия в подобного рода допросах. Вместо педагога на допрос несовершеннолетнего подозреваемого следователи чаще приглашают его законных представителей или инспектора по делам несовершеннолетних. Например, при допросе С., подозреваемого в совершении изнасилования, принимала участие в качестве педагога работник инспекции по делам несовершеннолетних, не имеющая педагогического образования. Поскольку следователь и «педагог» были лицами другого пола, мало осведомлены в вопросах подростковой психологии и педагогики, они не смогли установить психологический контакт с подозреваемым С., который от дачи показаний отказался. Такое поведение следует признать неправильным, ибо, как справедливо отмечает С. Г. Любичев, производство подобных допросов чревато не только тем, что из-за отсутствия у этих лиц специальных знаний следователь не всегда может установить контакт с допрашиваемым и получить от него полные и правдивые показания, но и тем, что допрос при таких обстоятельствах может травмировать несовершеннолетнего.

Рассмотренные выше положения в совокупности составляют уголовно-процессуальную форму производства допроса несовершеннолетних, которая очень тесно связана с правовыми гарантиями достижения задач этого следственного действия и гарантиями прав и законных интересов несовершеннолетних.

допрос несовершеннолетний правовой этический

2. Психологические, педагогические, этические основы допроса несовершеннолетних

2.1 Психологические основы допроса несовершеннолетних

Типологические особенности психологии связаны в первую очередь с процессуальным положением лица, его правами и обязанностями, его взаимоотношениями с другими участниками следственных действий. Например, несовершеннолетний, выступающий в качестве свидетеля, старается иногда, не имея личной заинтересованности, определить линию поведения следователя и «угодить» ему своими показаниями, которые в этом случае оказываются не всегда объективными.

Законных представителей и близких родственников такого свидетеля (до 16 лет), если они присутствуют при допросе, беспокоит, прежде всего, вопрос, не будет ли каких-либо неприятностей по поводу даваемых показаний для допрашиваемого. Этим и определяется их психологическая линия. Для педагога участие в допросе несовершеннолетнего свидетеля равносильно исполнению своих обязанностей. Поэтому и психологический настрой его, как правило, вполне благоприятен для целей допроса.

Что касается потерпевшего несовершеннолетнего, то здесь объективность потерпевшего иногда осложняется тем, что подростки склонны бессознательно или с умыслом преувеличивать грозившую им опасность при совершении преступления. Если при допросе такового участвует законный представитель, то типологические черты его психологии подобны чертам самого потерпевшего. Во многих случаях они еще более эмоционально выражены и отличаются большей активностью, если потерпевший малолетний.

Из всей совокупности характеристик структуры личности несовершеннолетнего необходимо выделить социально-психологическую характеристику, которая включает в себя многообразные возрастно-психологические особенности, черты, свойства, тенденции и противоречия, присущие подростками и юношам.

Некоторые авторы, например Л. М. Корнеева считают, что допрос несовершеннолетних и малолетних свидетелей имеет специфические особенности, обусловливаемые индивидуальными свойствами и уровнем развития этих свидетелей. Довольно распространенная ошибка следователей заключается в том, что они не видят различия между допросом взрослых и несовершеннолетних, а тем более малолетних свидетелей. Л. М. Корнеева отмечает, что в качестве свидетеля могут допрашиваться не только совершеннолетние, но и малолетние, т. е. дети до 12 лет.

С точки зрения Н. И. Порубова, специфика допроса несовершеннолетних проявляется в специфике подготовки к допросу, обстановке, в которой он проводится, в форме вопросов, задаваемых несовершеннолетнему, а также в процессуальном оформлении результатов допроса. Автор полагал, что несовершеннолетний может быть допрошен в качестве свидетеля и потерпевшего независимо от возраста, если предмет допроса ему по возрасту доступен и ребенок не является умственно отсталым.

Вряд ли можно полностью согласиться с мнением названных авторов. Мне кажется, что специфика допроса несовершеннолетнего обусловливается не столько подготовкой допроса, сколько зависит от психолого-возрастного критерия. Психолого-возрастные качества, присущие той или иной группе несовершеннолетних, определяют особенности подготовки допроса и другое, т. е. обусловливают специфику допроса несовершеннолетних. Кроме того, они позволяют примерно установить минимально-возрастной предел несовершеннолетнего свидетеля, потерпевшего.

Под минимальным возрастом следует понимать возраст, когда несовершеннолетнего целесообразно допрашивать, несмотря на то, что предмет допроса может быть ему недоступен. В этой связи некоторые авторы полагают, что особенности тактики допроса несовершеннолетних в значительной степени обусловлены особенностями психики (повышенной внушаемостью, склонностью к фантазированию и т. д.), незначительным или совсем отсутствующим жизненным опытом, что нередко приводит к неправильной оценке расследуемого события в целом или отдельных его элементов. В частности, такого мнения придерживается Р. С. Белкин.

Социально-психологическая характеристика несовершеннолетнего включает общие (т.е. типологические) черты несовершеннолетних, особенные (индивидуальные черты воспитания), единые (особенности микросреды). В процессе жизнедеятельности несовершеннолетний формируется в личность. Черты и свойства, которые присущи личности, проявляются в его конкретных действиях. Психологические особенности личности подростка представляют собой сложную и многогранную систему процессов, состояний, свойств, качеств, проявляющихся по-разному не только в противоправном поведении, говоря о личности несовершеннолетнего подозреваемого, но и в ходе его допроса. Психологическую основу антиобщественного поведения несовершеннолетнего составляют поверхностные и искаженные нравственные и правовые представления и взгляды, отсутствие четких жизненных планов, ограниченность интересов, внутренняя противоречивость интеллектуальных, эмоциональных, волевых свойств личности правонарушителя. Д. М. Лосев отмечает, что личность несовершеннолетнего не есть «уменьшенная модель» личности взрослого. Взрослый и несовершеннолетний обвиняемый — качественно различные субъекты допроса.

По мнению психологов, ведущим компонентом структуры личности является направленность. В зависимости от направленности личности такие ученые, как Д. И. Фельдштейн, Г. М. Миньковский, А. И. Долгова, выделяют различные типы подростков правонарушителей. Приняв за основу классификацию, предложенную А. И. Долговой, предлагается выделить следующие типы несовершеннолетних правонарушителей:

· Положительно-ситуативный тип, который составил 45% от общего количества изученных по уголовным делам несовершеннолетних обвиняемых. В материалах дела на них имелись положительные характеристики. Отделы по предупреждению и пресечению правонарушений несовершеннолетних (ОПППН) не имели информации об этих подростках до совершения ими преступления;

· Ситуативный тип, в котором безнравственные элементы сознания и поведения если и имелись, то выражались незначительно, составил 11% подростков. Такие подростки хотя и не состояли на учете ОПППН, однако обсуждались в школе за плохое поведение, имели отрицательные характеристики;

· Ситуативно-криминогенный тип, т. е. несовершеннолетние, уже имеющие развитые отрицательные потребности, привычки и опыт мелких правонарушений, состоящие на профилактическом учете, составил также 11% исследуемых несовершеннолетних;

· Последовательно-криминогенный тип составил 29% несовершеннолетних. Подростки данного типа нормы морали и права нарушали систематически. Из них ранее судимые составили 42%, остальные несовершеннолетние совершали преступления, но уголовные дела в отношении них были прекращены в связи с передачей материалов в комиссию по делам несовершеннолетних или товарищеский суд или на момент ранее совершенного преступления им не было 14 лет.

Определить направленность 4% подростков не представилось возможным, так как в материалах дела отсутствовали характеризующие их данные.

Выделяют четыре стадии процесса формирования показаний несовершеннолетнего:

1. восприятия;

2. сохранения информации;

3. формирования будущих показаний;

4. воспроизведения.

Основой стадии восприятия служат ощущения. Предметом допроса несовершеннолетних в большинстве случаев являются экстероцептивные ощущения, т. е. зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые, тактильные ощущения. Не менее значимыми при допросе являются проприоцептивные ощущения, содержащие информацию о движении и положении тела подростка в момент совершения преступного деяния. Реже следствие могут интересовать интероцептивные ощущения несовершеннолетнего, так как процесс совершения преступления заключается во внешних проявлениях и не затрагивает рецепторы, расположенные во внутренних органах подростка.

На допросе несовершеннолетние — свидетели, потерпевшие, подозреваемые — могут говорить, как они ощущали и воспринимали свойства предметов и факты, связанные с расследуемым событием. Особенности процессов ощущения и восприятия, характерные для несовершеннолетних разных возрастных групп, и определяют рекомендации относительно тактики допроса.

При допросе несовершеннолетних необходимо учитывать особенности восприятия детьми времени и пространственных отношений, очень часто имеющих важное значение для дела.

Поскольку для ребенка-дошкольника представление о времени, его соотношениях и мерах не конкретно, то при подготовке к допросу необходимо выяснить обычный для ребенка режим дня, необходимо наполнить для него конкретным содержанием все части суток, чтобы обозначить для него возможность узнавания их по тем или иным конкретным признакам. Детям даже младшего школьного возраста, выступающим в качестве свидетелей, могут быть заданы вопросы, требующие ответа с использованием таких единиц времени, как час, день, неделя, месяц. Вопрос о продолжительности интересующего следствие события следует предложить несовершеннолетнему после его свободного рассказа, но до постановки уточняющих, контрольных и других вопросов. Если несовершеннолетний затрудняется определить длительность событий прошлого, интересующих следствие, следователь может помочь допрашиваемому припомнить такого рода моменты, которые являются вехами, облегчающими воспроизведение длительности этих прошлых событий.

Следующий этап формирования показаний связан с накоплением информации и ее сохранением в памяти допрашиваемого. В подростковом возрасте активно начинает развиваться логическая память, и несовершеннолетний переходит к преимущественному использованию именно этого вида памяти.

Что касается целей запоминания, то при совершении преступления преобладающую роль играет непроизвольная память, так как несовершеннолетний обвиняемый чаще всего не ставит перед собой цели сохранить в памяти свои действия и действия окружающих, поэтому запоминание происходит само собой и не требует волевого усилия. При произвольном же запоминании происходящее осмысливается, анализируется и при необходимости даже заучивается, что не характерно для подростка, совершающего преступление, так как преступные действия скоротечны, а для реализации вышеназванных процессов необходимо время. Точность и полнота показаний несовершеннолетнего зависит от того, насколько развиты процессы восприятия и запоминания и сколько времени прошло между восприятием и воспроизведением.

Стадия формирования будущих показаний, по мнению многих авторов, состоит из двух звеньев и включает в себя осознание цели и планирования. Осознание цели предполагает принятие решения о даче тех или иных показаний, а планирование включает мысленную обработку сохраненной информации для ее изложения в воспринятом виде или измененном. Степень изменения воспринятой информации зависит от выбора одного из способов психологической самозащиты. В процессуальном плане основной стадией является стадия воспроизведения. Именно на этой стадии реализуется основная задача допроса — получение от допрашиваемого имеющей значение для дела максимально полной информации в соответствии с тем, как допрашиваемый воспринял, сохранил ее в памяти и в каком виде решил изложить.

По моему мнению, знания следователем темпераментов, черт характера допрашиваемого несовершеннолетнего имеют большое значение для установления с ним психологического контакта, позволяют правильнее понимать особенности его поведения, дают возможность варьировать нужным образом тактические приемы допроса.

Выяснение черт характера может быть осуществлено путем допроса педагога, родителей, соседей и т. д. Разумеется, более полную характеристику могут дать родители несовершеннолетнего. Их допрос может быть нецелесообразным лишь в тех случаях, когда по обстоятельствам события преступления они могут быть заинтересованы в искажении действительности по личным мотивам с целью исключить возможность допроса их детей или из желания выгородить их, когда они были соучастниками преступления. В этих случаях, разумеется, их показания о характере детей могут быть необъективными. При оценке показаний несовершеннолетних свидетелей, потерпевших, обвиняемых необходимо учитывать и внушаемость.

Нельзя при этом не отметить одной интересной психологической черты. Не следует думать, что внушение несовершеннолетнему, обусловившее ошибочное или умышленное ложное показание, может быть продиктовано лишь каким-либо определенным интересом со стороны внушающего.

Иногда ошибочные, ложные показания являлись результатом внушения со стороны тех лиц, которые сами не понимали, что они внушают заведомо неправильное представление и выводы. Наоборот, они могут руководствоваться самыми лучшими побуждениями, могущими исходить из стремления более полно и эффектно защитить интересы потерпевшего несовершеннолетнего. Ориентировка в последовательности явлений прошлого у несовершеннолетних также имеет свои особенности. Правильная ориентировка в последовательности прошлого зависит в значительной степени от связи локализуемого момента с предшествующим и последующим моментом; воспроизведение последовательности прошлого зависит от яркости, живости, эмоциональности представлений, отображающих локализуемое и связанные с ними представления. В воспроизведении последовательности событий прошлого наибольшую роль играют первое и последнее события.

Независимо от характера прошлого воспроизведение проходит ряд этапов, которые, как правило, следуют в такой последовательности: перестановка элементов; выпадение средних элементов; в последнюю очередь — выпадение первых, а затем и последних элементов. Из двух временных характеристик — длительности и последовательности, последнее претерпевает большие изменения уже через 3 дня после восприятия, а оценка длительности претерпевает незначительные изменения через неделю. При допросе несовершеннолетних необходимо ориентировать их на дачу точных показаний по содержанию описания событий прошлого, особо обращая внимание на наиболее полное изложение первого и последнего эпизодов события. При этом, если допрашиваемый начинает путаться в установлении очередности описываемых им эпизодов событий, следует предложить ему рассказать еще один раз о первом и последнем эпизодах, по возможности наиболее полно, а затем вернуться к характеристике промежуточных звеньев события.

Мышление как элемент, формирующий показания несовершеннолетних, зависит от возраста допрашиваемого. Для детей младшего школьного возраста характерны быстрые и решительные выводы, преимущественно, индуктивные, часто без основания. Мышление подростка существенно отличается от мышления младшего школьника, у него оно становится более глубоким, отвлеченным. Подросток гораздо легче выделяет главные существенные признаки предметов и явлений, устанавливает связь между ними, делает умозаключения. Одна из особенностей психического развития подростков, которая имеет влияние на формирование свидетельских показаний, заключается в том, что у них затруднены последовательность рассуждений и обоснование отдельных положений, возникающих в ходе рассуждений, выражающиеся в пропуске отдельных звеньев доказательств, введении лишних смысловых звеньев. Мышление старшеклассников приобретает ряд новых существенных особенностей, заключающихся в развитии теоретического мышления, связанного с высоким уровнем абстракции и обобщения обоснованности выводов. Усиливается тенденция к доказательности и логической аргументации тех или иных положений.

Необходимость выделения этапов психического развития основывается на внутренних закономерностях самого этого развития, которые определяют также психологическую, возрастную периодизацию. При установлении обстоятельств, характеризующих преступные последствия, посредством допроса несовершеннолетних органы дознания, предварительного следствия, суд должны учитывать, что наряду с психологической существует педагогическая периодизация, в основу которой положены имеющиеся типы воспитательно-образовательных учреждений и задачи воспитания детей в разные периоды. В нашей стране принята следующая педагогическая периодизация с детства от рождения:

1) ранний возраст (от рождения до 2-х лет);

2) младший дошкольный возраст (от 2-х до 4-х лет);

3) средний дошкольный возраст (от 4-х до 5-ти лет);

4) старший дошкольный возраст (от 5-ти до 7-ми лет);

5) период младшего школьного детства (от 7-ми до 12-ти лет);

6) подростковый период (от 12-ти до 15-ти лет);

7) юношеский период (от 15-ти до 17-ти лет).

Эта периодизация (педагогическая возрастная) и лежит в основе подготовки к допросу несовершеннолетних. Знание следователем психологических основ допроса несовершеннолетних имеет большую практическую значимость потому, что оно в значительной степени позволяет добиться управляемости процесса получения показаний, устранить факторы и условия, отрицательно влияющие на формирование полных и правдивых показаний, тем самым получить наибольшую информацию об известных такому лицу и интересующих следствие фактах и обстоятельствах. Важное тактическое значение имеет выдвинутое С. Л. Рубинштейном положение о том, что при объяснении психологических явлений личность выступает как воедино связанная совокупность внутренних усилий, через которые преломляются все внешние воздействия.

2. 2 Этические основы допроса несовершеннолетних

Большое внимание в теории и практике уделяется этике проведения следственных действий, в том числе допроса. На основе анализа УПК РФ можно прийти к выводу о том, что некоторые нормы УПК РФ содержат в себе этические начала. Совокупность нравственных норм поведения следователя и образует следственную этику как учение о нравственных основах профессиональной деятельности. Л. Е. Ароцкер справедливо пишет, что одним из основных специфических требований судебной этики является объективность работников юстиции, умение принимать решения, соответствующие закону и собственному убеждению, стойкость по отношению к различным посторонним влияниям, соблюдение принципа равенства всех перед законом, толкование всякого сомнения в пользу подсудимого и обвиняемого.

С точки зрения норм высоконравственного поведения следователем в ходе допроса несовершеннолетнего недопустимы действия, преследующие целью унижение его чести и достоинства. Действия следователя не должны характеризоваться неглубоким продумыванием вопросов, скоропалительными выводами, поспешностью принятия решений, небрежностью, формализмом и другими отрицательными моментами. По мнению Л. Е. Ароцкера, этика допроса включает в себя следующие нравственные правила: непримиримое отношение к любым фактам, нарушение требований закона, относящихся к допросу; объективность; принципиальность; отсутствие предвзятости, недоверия и подозрительности; запрет ставить наводящие вопросы; соблюдение чувства такта при допросе; постановка вопроса в спокойном тоне; запрет в ходе допроса комментировать, оценивать показания допрашиваемого.

Как нарушение профессиональной этики следует расценивать неуместные шутки следователя в адрес допрашиваемого, фамильярность, использование выражений, употребляемых несовершеннолетними, в целях установления контакта с ним. Следователь при допросе несовершеннолетнего не имеет морального права опускаться до психологии этого лица. В этом случае следователю необходимо помнить слова А. Ф. Кони: «Как бы хороши не были правила деятельности, они могут потерять свою силу и значение в неопытных, грубых или недобросовестных руках. Чем больше оттенков в своем практическом применении допускают эти правила, чем глубже они касаются личности и участия человека, чем более важным интересом общественной жизни они служат, тем серьезнее представляется вопрос — в чьи руки отдается приложение этих правил».

Этические основы регламентации процессуального порядка проведения этого следственного действия дополняют нравственными правилами. Это важно, поскольку подросток обычно не знаком с требованиями закона, с правовой стороны действия следователя, а моральная сторона оказывается ему наиболее знакомой, понятной. Именно в процессе предварительного расследования, в частности в ходе допроса, подросток чаще всего впервые сталкивается с нравственно-правовыми вопросами. Поэтому непосредственная практическая значимость этических основ допроса несовершеннолетнего заключается еще и в том, что высоконравственное поведение следователя, его моральные воззрения становятся достоянием допрашиваемого. При реализации соответствующей тактической программы действий в ходе допроса следователь обязан исходить из нравственных норм. В этических основах допроса находят единство такие понятия, как тактика допроса и следственный такт. Результативность тактических приемов допроса обусловливается в немалой степени и таким фактором, как тактичность следователя. «Тактичный человек, — пишет Н. И. Порубов, — всегда подумает, как его слова и поступки будут восприняты, не нанесут ли они незаслуженной обиды, не оскорбят ли они человека и тем самым, не приведут ли они к обратному результату».

Таким образом, этические основы допроса несовершеннолетнего — это свод нравственных заповедей, обязательных для следователя, практическая реализация которых обеспечивает успешное проведение следственного действия.

Заключение

Итак, допрос несовершеннолетнего — это сложная, многогранная деятельность следователя, представляющая собой совокупность определенных компонентов.

Сложный и многогранный характер допроса несовершеннолетних заключается в том, что он как уголовно-процессуальная деятельность по установлению интересующих органы предварительного расследования обстоятельств и фактов включает в себя процессуальный, тактический, организационный, психологический, педагогический, этический аспекты. Взаимосвязь этих аспектов и соотношение между ними выражаются в том, что тактические приемы используются следователем в строгом соответствии с уголовно-процессуальным законом и требованиями норм нравственности с учетом возрастно-психологических и индивидуальных особенностей личности несовершеннолетнего.

Таким образом, только правильное поведение и принятие следователем правильных решений может привести к положительным результатам и получению необходимой информации от несовершеннолетнего.

Успешно осуществить допрос несовершеннолетнего может не каждый следователь, так как дело здесь не только в юридической подготовке, опыте следственной работы. Допрос несовершеннолетнего требует от следователя хороших знаний педагогики, общей и детской психологии, умения таким образом определить свою собственную линию поведения, чтобы при строжайшем выполнении закона обеспечить успешное выполнение поставленной задачи.

К сожалению, в нынешних условиях этой проблеме уделяется очень мало внимания. Я думаю, что необходимо ввести в подготовку следователей основы подростковой, юношеской психологии и возрастной педагогики, особенно для тех, кто непосредственно занимается расследованием дел с участием несовершеннолетних.

Также сложности вызывает вопрос о привлечении педагога (психолога). По моему мнению, в законе должно быть указано, что в качестве педагога (психолога) должны приглашаться специалисты с дипломом педагога или психолога, как правило, знакомые с несовершеннолетним. Соблюдение последнего условия поможет достичь хорошего психологического контакта, обеспечить доброжелательную атмосферу при допросе. В исключительных случаях, когда невозможно выполнить это условие, может быть приглашен другой педагог (психолог).

Лишь по мере выполнения всех необходимых следственных действий следователь получает возможность для полного и объективного исследования полученных показаний в соотношении с имеющимися по делу доказательствами, что позволяет устранить имеющиеся сомнения в виновности подозреваемого лица, либо, наоборот, подтвердить их обоснованность.

Список литературы

1. УПК РФ. Москва-Санкт-Петербург, 2008

2. Белкин Р. С. «Общая и частные терии». М., 1997

3. Деспулов Г. Г. «Психология допроса на предварительном следствии». М., 1996

4. Корнеева Л. М., Ордынский С. С., Розенблит С. А. «Тактика допроса на предварительном следствии». М., 1996

5. Лосев Д. М. «Тактика допроса несовершеннолетних обвиняемых и подозреваемых». М., 1995

6. Миньковский Г. М. «Особенности расследования и судебного разбирательства дел о несовершеннолетних». М.: Юридическая литература, 2002

7. Черных Э. А. «Психологические основы допроса несовершеннолетних на предварительном следствии». Дисс. М., 1998

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой