Моррис Уильям

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

Моррис Уильям

биография моррис произведение чосер

Введение

Моррис Уильям (William Morris, 1834−1896 гг.) — английский художник, дизайнер по ткани и мебели, писатель, теоретик искусства, издатель. Стоял у истоков концепции синтеза — ключевого понятия нового искусства, предтеча стиля модерн. Крупнейший представитель второго поколения «прерафаэлитов».

Род деятельности: дизайнер, художник, писатель, издатель Дата рождения: 24 марта 1834Дата смерти: 3 октября 1896Гражданство: Великобритания Самые известные работы: «Красный Дом», «Сассекские» стулья.

Биография

Родился в 24 марта 1834 г. в деревушке Уолтхэмстоу неподалеку от Лондона в семье состоятельного бизнесмена. Его семья, имевшая уэльское происхождение, не только обеспечила богатое викторианское окружение, в котором Уильям развивался и рос, но и поддерживала многие его художественные предприятия на протяжении всей его жизни. Идиллическое детство Морриса в Вудфорд Холле оказало огромное влияние на его жизнь. Моррис рос в обстановке обильного и помпезного комфорта, обременительной церемонности и обязательности приличий, характерных для викторианской эпохи. Дом располагался в наиболее живописном и зеленом пригороде Лондона, и в детстве Уильям провел много часов, созерцая окрестные красоты. Он унаследовал восхищение своего отца перед Средневековьем, которым они наслаждались, посещая церкви в Эссексе, Кентерберийский кафедральный собор. Визиты в охотничий замок королевы Елизаветы I в Чингфорд Хатч пробудили в молодом Уильяме интерес к традиционному английскому убранству интерьера.

Позднее он писал, что в школе его ничему не научили, но он сам приобрел страстную любовь к истории, особенно к средним векам. Тем не менее, в 1853 г. Моррис поступил в Оксфордский университет, где, в старинном колледже Эксетер состоялось его духовное рождение. Какое-то время он подумывал о том, чтобы стать священником. В Оксфорде он впервые увлекся поэзией. В 1855 г. он окончательно отказался от планов принять духовный сан и решил посвятить себя искусству. Там познакомился и подружился с Бёрн-Джонсом. Молодых людей объединила любовь к средневековью и интерес к движению трактарианцев. В 1855 году Моррис и Бёрн-Джонс совершилипутешествие по Франции. В январе 1856 года начал работу в бюро неоготического архитектора Дж. Э. Стрита. Летом 1856 года познакомился с Россетти, которого Моррис и Бёрн-Джонс считали «главной фигурой прерафаэлитского движения». Россетти дал согласие на работу в созданном Моррисом журнале Oxford and Cambridge Magazine, продолжавшем дело журнала прерафаэлитов «Росток». Моррис публиковал в нём свои поэтические произведения и статьи по теории декоративных искусств. Сам журнал просуществовал недолго (вышло двенадцать номеров), но сотрудничество с Россетти продолжалось. Увлечение Морриса легендами о короле Артуре вдохновило его на создание одного из самых удачных литературных проектов прерафаэлитов -- сборник «Защита Гвиневеры и другие стихи», вышедший в 1858 году. В университете, изучая историю, он пришел к убеждению, что именно в средние века человечество обрело возможность «естественного художественного счастья», и решил, что нужно подражать духу этой эпохи. Такие мысли не были редкостью в Англии того времени (тогда увлечение архитектурой в духе готических соборов и замков переживало свой высший расцвет). В 1856 г. Моррис поступил работать помощником к популярному архитектору Джорджу Стриту, но вскоре занялся живописью. Он увлекался эстетикой Джона Рескина и дружил с художниками Данте Габриэлем Россетти и Эдвардом Берн-Джоном, лидерами «братства» прерафаэлитов. Эта группа провозгласила источниками своего творчества произведения живописцев, живших раньше Рафаэля. Их декоративные яркие полотна были насыщены романтической мечтательностью, они любили тщательно вырисовывать исторически точные детали. В 1857 г.

Моррис влюбился в Джейн Бардон (она стала прообразом его знаменитой картины «Прекрасная Изольда») и вскоре женился на ней (впрочем, этот брак был не очень удачным, особенно по прошествии нескольких лет). В 1860 г. он начал строить дом для своей семьи по проекту своего друга, архитектора Филиппа Уэбба. Морриса не устраивали обычные пышные особняки викторианской эпохи. Его Красный дом стал символом нового вкуса, соединявшего рациональную простоту с художественностью всех деталей и предметов обихода. Моррис так увлекся созданием нового жилища, что основал фирму и мастерские, которые должны были распространять его идеи, разрабатывать и продавать все необходимое для отделки интерьеров. В 1850-е гг. Моррис сам много рисовал, а также начал проектировать мебель, в 1861 г. основал компанию «Моррис, Маршалл, Фолкнер и Ко», членами правления которой были его друзья художники-прерафаэлиты. На Всемирной выставке искусства и промышленности в Лондоне 1862 г. компания показала образцы витражей, мебели и обивки, которые настолько понравились публике, что заказы на Морриса буквально посыпались. Пиком деятельности компании стала реконструкция капеллы в кембриджском Колледже Иисуса: Берн-Джонс делал огромные витражи, а Моррис и Уэбб расписывали потолки. По эскизам Морриса стали отделывать комнаты даже в Сент-Джеймсском дворце, где жила королева Виктория, и в основанном ею Музее Виктории и Альберта.

Печатая свои книги, поэт и художник увлекся издательским делом и также произвел в нем переворот. В 1871 г. вместе с Данте Габриэлем Россетти он арендовал поместье Келмскотт недалеко от Оксфорда, где устроил центр своей издательской деятельности и где были созданы книги, которые он стремился, вслед за средневековыми мастерами, превратить в произведения искусства. (Позднее, в 1891 г. Моррис основал собственное издательство «Келмскотт Пресс»; за восемь лет было напечатано 53 книги в 66 томах.) Несмотря на переполненность своей жизни делами и замыслами, Моррис не переставал искать образ идеального мира своей мечты. В 1873 г. он посетил Италию, где изучал памятники искусства, созданные до эпохи Возрождения, и Исландию, в которой надеялся найти девственную природу и нетронутые древние традиции. Он обрел эти впечатления не в современном состоянии острова, удручавшего своей бедностью, но в старинных исландских сагах. Вернувшись в Лондон он переводит их на английский язык и издает с собственными иллюстрациями. В 1877 г. Моррис впервые выступил с публичными лекциями по прикладному искусству; в том же году он основал «Общество по защите старинных зданий».

В 1859 году женился на Джейн Бёрден. Моррис познакомился с Джейн в пору работы группы прерафаэлитов над фресками конференц-зала (ныне библиотека) Оксфордского союза: Россетти пригласил Джейн и её сестру Элизабет на работу в качестве моделей. С 1869 года Джейн Моррис и Россетти стали близки, вероятно она была его любовницей, но мужа не оставила: супруги жили вместе до смерти Морриса. Умер Моррис в 1896 году.

Уильям Моррис в социалистическом движении

Начиная примерно с 1870 г., Моррис, до того всячески старавшийся избегать любой политики, все больше интересуется социалистическими идеями. Он приходит к выводу, что только движение к социализму сможет разрешить резкое противоречие между тем, какова жизнь в настоящее время, и какой она могла бы быть, решить проблемы нищеты, безработицы, экономического и социального неравенства между классами, разрушения искусства (которые, по мнению Морриса, были во многом вызваны продолжающейся индустриальной революцией). (В этом же ключе противостояния индустриально-капиталистической экспансии воспринимал он и свою деятельность по сохранению исторических зданий.) Его идеи становятся все более радикальными: «Ничто не сможет опровергнуть моего ощущения, которое для меня является своего рода религией: контраст между жизнью богатых и бедных настолько нетерпим, что его не должны терпеть ни богатые, ни бедные». Несмотря на свои симпатии к либеральным идеям, Моррис все больше утверждается во мнении, что капитализм сам по себе, из-за своей опоры на машину эксплуатации и дегуманизации беднейших классов, является основным источником окружающего нас зла. Буржуазная культура духовно оскоплена. Несмотря на то, что ближе к концу своей жизни он состоял еще и членом Национальной либеральной лиги, он понимал, что представители среднего класса, составлявшие ее большинство, имели политическую программу, отличную от его собственной, более радикальной. Свою задачу Моррис видел, прежде всего, в образовании и агитации. В 1883 г. Моррис стал членом социалистической Демократической Федерации (позднее — Социал-демократической федерации) и начал активно пропагандировать социалистические идеи в печати и на митингах. В 1884 г. он вышел из Демократической Федерации и основал Социалистическую Лигу. В 1884−85 гг. вышли его работы «Социализм и искусство», «Краткое изложение принципов социализма», «Полезная работа против бесполезного труда».

Тогда же Моррис стал редактором социалистического журнала «Commonweal», полиция арестовывала на демонстрациях в защиту свободы слова. К этому времени Моррис открыто проповедует социалистическую революцию в Англии, которая должна сменить духовно засушенное и физически измотанное индустриальной революцией викторианское общество сообществом сельскохозяйственных общин, построенных по образцу средневековья, в которых труд будет полезен и необременителен. Жестокая расправа властей с демонстрантами на Трафальгарской площади в Лондоне (1887), подталкивает Морриса к пессимистическим выводам о том, что машина репрессий настолько прочно укоренилась в викторианском обществе, что революции не стоит ожидать в ближайшие годы. В 1889 г. он принял участие во второй международной социалистической конференции в Париже. Конфликт с анархистами в редакции «Commonweal» и Социалистической Лиге, привел к тому, что Моррис вышел из их состава и основал собственную социалистическую группу. Как указывает историк Джордж Вудкок, этот конфликт носил скорее личный характер, чем свидетельствовал о разрыве Морриса с либертарными идеями. Об этом в частности свидетельствует тот факт, что Моррис активно протестовал против политики исключения анархистов из числа участников социалистического конгресса в Лондоне.

Творчество

Открыл миру художественные и философские трактаты искусствоведа Джона Рескина, который, опираясь на этический принцип единства Красоты и Добра, утверждал, что предметное окружение общества свидетельствует о его моральном состоянии. Для Рескина понятие красоты и неотделимо от понятий справедливости, добродетели, верности природе. Познать истину для художника означало приблизиться к природе, для чего в своем творчестве необходимо ей подражать.

Моррис был основателем «Движения искусств и ремесел», которое оформилось как художественный стиль во 2-ой половине 19 века. Всех участников движения объединяло убеждение, что эстетически продуманная среда обитания человека — радующие глаз здания, искусно сработанная мебель, гобелены, керамика — должны способствовать совершенствованию общества в интересах и производителей и потребителей. Идя вслед за Рескиным, Моррис искал гармонии и единства природы, человека и искусства.

Постройка и обстановка им собственного дома, известного под названием «Красный Дом» (1860), явились попыткой перенести, а жизнь и художественную практику морально-этические утопии Рескина, попыткой осуществления синтеза архитектуры, живописи и декоративного искусства. Красный дом — один из первых образцов архитектуры «Движения искусств и ремесел» — был построен архитектором Филипом Уэбблом в Бексли-Хис (ныне часть Лондона). Моррис с друзьями-художниками пытался превратить его в совокупное произведение пространственных искусств, гармоничную среду, которая послужит матрицей идеальных человеческих отношений, облагороженного искусством образа жизни.

«Искусства и ремесла» становятся наименованием стиля, проявившегося в архитектуре, мебели и книжной графики, в росписях на тканях, в создании садов и керамике. Этот стиль отличался насыщенной декоративностью, камерностью, тщательно продуманной простотой и рукотворностью. Вскоре он завоевал популярность во всей Европе и спровоцировал возникновение модерна — нового «большого» стиля в европейском искусстве. В профессиональном плане цель была достигнута. Осуществляя утопии Рескина с ее идеалами простоты и справедливости, ансамбль дома следует традициям добротного средневекового ремесленничества. Он прост и естественен в сравнении с неоготическими постройками своего времени. Таким же сдержанным было и внутренне оформление дома. Общая простота внутренних помещений со стенами белого цвета оттенялась художественно-выразительными предметами мебели, витражами, фресками, выполненными усилиями художников и ремесленников, связанных с прерафаэлитами. Выполненная Моррисом и его товарищами работа была неординарной и впечатляющей, но в ней ощутим все же сильный романтический настрой. Ред-хауз служил только созданию замкнутой коммуны художников и средством бегства от господствующих эстетических норм.

Развивая эксперимент строительством домов, в частности Красного дома, Моррис в 1861 году основал фирму «Моррис, Маршал, Фокнер и К -Работники искусства». Моррис и его единомышленники пытались вернуться к великолепию средних веков и выпускали обои, такни, витражи, шпалеры и мебель ручной работы. Использовавшая только квалифицированная ручной труд фирма имела успех; продукция ее хорошо раскупалась. Большинство ранних работ фирмы стояли очень дорого. Дирекция Южно-Кеснгтонского музея, для которого фирма оформляла интерьер Зеленой столовой, сокрушалась по поводу того, во что обошлась ее отделка; те, кто видел дизайнерские работы фирмы, замечали, что, «если хочешь соответствовать стандартам Морриса, имей толстый кошелек». Позднее фирма старалась выпускать вещи для людей со скромным достатком. Самым знаменитыми образцами мебели простых форм, выпускавшейся «Моррисом и К», стала серия «сассекских» стульев. «Мебель добрых горожан», как ее называли, создавалась на основе народной традиции английских сельских домов, восходящей к 18 веку. «Сассекские» стулья продавались намного дешевле других изделий фирмы — от 7 до 35 шиллингов — и были, безусловно, по карману со скромными средствами.

Вместе с тем в 1880е годы наиболее удачливые для фирмы в финансовом отношении, намечается сдвиг в оценке Моррисом значения содружества «Искусств и ремесел». Моррис понимает, что, несмотря на попытки создавать дешевые вещи, созданная им фирма, создававшая по-настоящему красивые предметы быта, работает только на богатых. Моррис столкнулся с дилеммой, коснувшейся всех ремесленников Европы и США, связанных «Движением искусств и ремесел»: изделия ручной работы намного дороже фабричных и, стало быть, недоступны массам неимущих. Отвергая машинное производство, Моррис не смог сделать качественные вещи доступными массовому потребителю, повлиять на быт и художественную культуру времени. Признав это, он пришел к выводу, что идеал неосуществим вне преобразований общества. Отвергая веру в эстетическую утопию, Моррис, однако, не отказался от утопизма как такового, примкнув в 1883 году к социалистическому движению.

Творчество Морриса открывает новую страницу в истории европейского интерьера. В его эпоху стала казаться смешной помпезная торжественность буржуазных домов, и, в то же время, стали очевидными все опасности массового производства стандартных вещей. В обстановке кризиса декоративного искусства именно Моррис предложил несколько смелых и до сих пор актуальных принципов работы с интерьером: уникальность авторских художественных решений, возвращение к ручному производству вещей и в целом к естественной простоте и удобству старинных традиционных домов. Моррису принадлежит огромная роль в создании домашнего стиля, который теперь принято называть «английским». Уильяма Морриса интересовала не просто красота вещи, а ее органичная соразмерность собственному окружению, в котором в свою очередь не должно было быть ничего лишнего, ничего «слишком». Он чувствовал и стремился к изучению уникальной ауры, под воздействие которой попадает человек или вещь. Возможно, в этом и был его главный талант как художника и дизайнера.

В 1890 году Моррис основал свое последнее предприятие, знаменитую типографию «Кельмскотт Пресс», в которой занялся дизайном шрифтов, переплетов и виньеток.

«Искусства и ремесла»

На рубеже 1880−90-х гг., в последнее десятилетие своей жизни, Моррис продолжает совершать поступки, утвердившие его имя в истории культуры XIX в. В 1887 г. он основывает Общество выставки искусств и ремесел, которое распространяет его идеи едва ли не на все области художественной деятельности. Arts and Crafts — «Искусства и ремесла» — становятся наименованием стиля, получившего распространение в архитектуре, мебельном искусстве и книжной графике, в росписи на тканях, в создании садов и керамике. Этот стиль отличался насыщенной декоративностью, камерностью, тщательно продуманной простотой и рукотворностью. Вскоре он распространился по всей Европе и во многих столицах провоцирует возникновение модерна — нового «большого» стиля в европейском искусстве. Творчество Морриса открывает новую страницу в истории европейского интерьера. В его эпоху стала казаться смешной помпезная торжественность буржуазных домов, и, в то же время, стали очевидными все опасности массового производства стандартных вещей. В обстановке кризиса декоративного искусства именно Моррис предложил несколько смелых и до сих пор актуальных принципов работы с интерьером: уникальность авторских художественных решений, возвращение к ручному производству вещей и в целом к естественной простоте и удобству старинных традиционных домов. Моррису принадлежит огромная роль в создании домашнего стиля, который теперь принято называть «английским». Именно идеями Морриса следователи русские художники эпохи модерна, стремившиеся возродить старинные художественные промыслы и воплотить в мебели, керамике и архитектуре традиции народного искусства. Кроме того, вряд ли было бы столь сильным увлечение оформлением книги у мастеров «Мира искусства», если бы во всей Европе не распространилось отношение к издательской деятельности как к творчеству, выработанное именно Моррисом. Для самого же Морриса создание красивых предметов остается воплощением мечты о благополучном, справедливом мире. В своем последнем романе «Вести ниоткуда», одной из великих утопий XIX в., он создает образ этого мира во всех мельчайших деталях, изображает романтический пейзаж, дома, напоминающие его собственный Красный дом, комнаты, отделанные так, как он любил, цветники, устроенные по его вкусу. В 1896 г. Моррис отправился в Норвегию. Это путешествие пагубно сказалось на его здоровье — 3 октября того же года он умер и был похоронен в Келмскотте. В течение всего ХХ в. к его творчеству обращались архитекторы и декораторы. Это продолжается и в наши дни, похоже, что Моррису не грозит забвение.

Келмскотт-пресс

«Кемлмскотт-пресс» (англ. Kelmscott Press) -- частная книгопечатня движения искусств и ремёсел, основанная английским поэтом и художником Уильямом Моррисом в 1891 году. Одним из главных её отличий было использование традиционных книгопечатных технологий. Предприятие просуществовало до 1898 года. Книги «Келмскотт-пресс» оказали огромное влияние на возрождение книгопечатания высокого качества.

К концу 1880-х годов у Морриса уже имелось достаточно знаний и опыта в области книгопечатания. С начала 1870-х он занимался каллиграфией и делал рукописные книги. Эти занятия помогли ему усвоить основы построения шрифта и понять то значение, которое имеют в книге пробелы, поля, орнамент и иллюстрации.

Много времени Моррис проводил в своей библиотеке, обсуждая книги и рукописи в компании гравера и типографа Эмери Уокера и коллекционера Сидни Кокерелла (который позже станет секретарем «Келмскотт-пресс»). Особое предпочтение Моррис отдавал книгам, напечатанным в Ульме и Аугсбурге в 1460-х годах. Впоследствии он посвятил им несколько статей и лекций.

Кроме того, Моррис был достаточно знаком с современным книгопечатанием. Ещё в 1856 году, редактируя первый номер университетского журнала, он познакомился с одним из лучших типографов того времени -- Чарльзом Виттингемом из Chiswick Press. Эта типография первой стала использовать вновь вошедшие в моду шрифты гравера XVIII в. Уильяма Кэзлона. В ней же были напечатаны некоторые книги Уильяма Морриса.

Незадолго до основания «Келмскотт-пресс» Моррис редактировал и издавал официальный журнал Лиги социалистов Commonwealth («Общественное благо»). Тогда же Моррис познакомился с Томасом Биннингом, который позже будет работать в Kelmscott Press. Начиная с 1887 года Моррис все чаще общается с людьми, связанными с книгопечатанием: с Эмери Уокером, иллюстратором Уолтером Крейном, переплетчиком Томасом Джеймсом Кобденом-Сандерсоном. Возможно, именно знакомство Морриса с Эмери Уокером стало решающим обстоятельством для открытия книгопечатни.

Основание «Келмскотт-пресс» стало возможным к концу 1880-х годов, когда Моррис значительно сократил свою политическую и коммерческую деятельность. К этому времени Моррис начинает испытывать проблемы со здоровьем. Частично из-за этого, книгопечатню было решено устроить рядом с Келмскотт-хаузом, где жил Моррис, в лондонском районе Хаммерсмит. Кроме того, здесь Моррис мог рассчитывать на частые визиты и помощь Уокера, который также жил и работал неподалеку.

«Келмскотт-пресс» начала работать в январе 1891 года.

Шрифты

Известно, что Моррис хотел заняться книгопечатанием ещё раньше, но его беспокоила необходимость проектирования собственного шрифта -- сложная и кропотливая работа, которую сам Моррис тогда называл «чуждой его духу». В ноябре 1888 года Эмери Уокер сделал для лекции несколько увеличенных фотоснимков шрифта XV в. Это ободрило Морриса, который понял, что может изучать и рисовать шрифты в том размере, какой ему будет удобен.

Тем не менее, проектирование шрифта оказалось одной из самых сложных задач, с которыми столкнулся Моррис. Он нарисовал три шрифта, которыми и напечатаны все книги в Kelmscott Press. Все они были выгравированы опытным пуансонистом Эдвардом П. Принсом.

Первый, «Золотой», шрифт (англ. Golden Type), был основан на работах венецианских печатников XV в., среди которых -- знаменитаяантиква Николя Жансона и похожий шрифт, которым Якоб Рубеус набрал «Историю Флоренции» Аретино (1476). Моррис не пытался точно скопировать их: в частности, он уменьшил контраст штрихов, чтобы шрифт более гармонично смотрелся рядом с обильным декором и иллюстрациями, выполненными в грубоватой манере продольной гравюры.

Моррис, большой почитатель Средневековья, был очень доволен, когда Уолтер Крейн отметил, что его шрифт «более готический», чем антиква Йенсона.

Предполагалось, что этим шрифтом будет набрана «Золотая легенда» Иакова Ворагинского, которая должна была стать первой книгой издательства. Из-за большого объема и некоторых других обстоятельств три тома «Золотой легенды» вышли только в 1892 году. Первой же книгой, вышедшей в «Келмскотт-пресс», стала «История сверкающей долины» Морриса. Она была набрана Золотым шрифтом и напечатана в мае 1891 года.

Пытаясь «избавить готический шрифт от упреков в неразборчивости», Моррис обращается к так называемой готической антикве. Этот шрифт был популярен среди немецких первопечатников (например, его использовали Петер Шёффер и Гюнтер Цайнер), пока его не вытеснили «более готические» ротунда и бастарда. В результате этой попытки появились «Троя» (Troy) и «Чосер» (Chaucer).

«Троя» была изготовлена в двух кеглях специально для переиздания «Собрания повествований о Трое» (1892) -- первой печатной книги на английском языке (типограф Уильям Кекстон, 1474). «Чосер», более мелкий шрифт, впервые применен в наборе «Сочинений» Джеффри Чосера (1896).

Бумага

С самого начала Моррис решил использовать бумагу ручного черпания, так что «оставалось лишь выбрать её разновидность». В качестве образца Моррис выбрал болонскую бумагу 1470-х годов. Захватив книгу, напечатанную на этой бумаге, Моррис и Уокер отправились в Литл-Чарт, графство Кент, к Джозефу Бетчелору, у которого там была бумажная мельница. Бетчелор изготовил нужную бумагу. Для каждого из трех размеров, в которых поставлялась бумага, Моррис нарисовал водяной знак: цветок, окуня и яблоко.

Кроме того, для самых богатых покупателей часть тиража печаталась на особом тонком пергаменте.

Краска

После долгих поисков Моррис остановился на ганноверской краске компании Jaenecke. Её идеальный чёрный цвет полностью удовлетворил Морриса. Но краска была очень густая, что сильно осложняло работу печатника. Рабочие запротестовали, и Моррису даже пришлось угрожать закрыть книгопечатню. Так как потерять высокооплачиваемую работу печатники не хотели, им пришлось уступить. Тем не менее, Уокер отмечал, что с тех пор «количество напечатанных за день листов стало необычайно маленьким».

Переплёт

Моррис сделал два эскиза для издательских переплётов. Не доверяя качеству доступной козлиной и телячьей кожи, он остановился на полумягком пергаменном переплёте с разноцветными шёлковыми завязками. Альтернативой был составной переплёт, с маркой издательства на льняном корешке и крышками, покрытыми бумагой верже серого цвета. Эти переплёты делала лондонская фирма J. & J. Leighton. Второй вариант был одобрен Моррисом как «наиболее удачный временный переплёт», однако почти все сохранившиеся книги Kelmscott Press никогда вторично не переплетались.

Время от времени, по особой просьбе покупателей печатни, переплетная мастерская Doves Bindery изготавливала специальные кожаные переплёты.

Иллюстрации

Среди художников, иллюстрировавших книги печатни, были Эдвард Бёрн-Джонс и Уолтер Крейн. Инициалы, рамки, орнамент, титульные страницы рисовал сам Моррис.

Обилие орнамента и иллюстраций, которое некоторые впоследствии критиковали, Моррис объяснял тем, что он «декоратор по профессии». Он добавлял, что «всегда рассматривал орнаменты как составную часть наборной полосы… [это] способствовало тому, чтобы оформление печатной книги оказалось бы предельно гармоничным».

Келмскоттский Чосер

Главным достижением книгопечатни стало издание ин-фолио «Сочинений» Джеффри Чосера.

Работа над книгой началась в феврале 1893 года. Бёрн-Джонс нарисовал более 80 иллюстраций. Кроме шрифта («Чосер»), Моррис, как обычно, выполнил орнамент, начальные слова и титульный лист.

Дуглас Кокерелл (младший брат Сидни), работавший в Doves Bindery, по рисунку Морриса изготовил 48 специальных переплётов из свиной кожи со слепым тиснением и серебряными застёжками.

Для печати книги потребовался новый, более мощный пресс, а также помещение для него. Издание книги затянулось и завершено было только в 1896 году, незадолго до смерти Морриса. 425 экземпляров было отпечатано на бумаге, 13 -- на пергамене. Несмотря на то, что книга была сразу раскуплена, выручка не покрыла расходов по её изданию.

Келмскоттский Чосер стал не только самой известной книгой издательства, но и одним из самых больших достижений Уильяма Морриса.

Влияние

Небольшое предприятие, просуществовавшее всего семь лет, оставило заметный след в современном книгопечатании. Принципы и подходы, лежавшие в основе его деятельности, еще при жизни Морриса нашли многочисленных подражателей. Следом за «Келмскотт-пресс» появилось множество частных книгопечатен (т. н. Private Press Movement). Не все книги последователей Морриса можно назвать удачными. «Средневековый стиль» Морриса плохо сочетается с текстами иного характера. Но среди тех, кто перенял основы книгопечатания, о которых Моррис неоднократно писал, а не его историзм, можно назвать таких известных типографов, как Дэниел Апдайк, Вилли Виганд, Теодор Лоу де Винн, Френсис Мейнел, Карл Эрнст Пёшель, Брюс Роджерс, а также книгопечатни Ashendene Press, Doves Press, Eragny Press, Vale Press и др.

«Келмскотт-пресс» оказала огромное влияние на возрождение книгопечатания конца XIX -- начала XX века. Главная заслуга в этом принадлежит, разумеется, самому Уильяму Моррису. При этом роль книгопечатни отнюдь не исчерпывается его практическим опытом, подражать которому оказалось совсем непросто. Гораздо ценнее были методические выкладки Морриса, впервые убедительно указавшего профессиональному сообществу на образцы подлинного типографского искусства. Его концепция книги как цельного художественного объекта, требовательный подход к книжному шрифту, внимание к набору и оформлению текста -- все это несколько позже, уже в начале ХХ века, легло в основу юной области научного знания -- типографики, с первых шагов которой начинается новый, современный этап в истории книгопечатания.

Заключение

Когда Уильям Моррис умер, врача, наблюдавшего последние минуты больного, спросили о причине его смерти. «Он был Уильям Моррис, — ответил врач. И потом, помолчав, добавил: — Не может ведь один человек делать работу десяти». Входить в дальнейшие разъяснения ему не было нужды — имя Морриса еще при жизни стало легендой. Моррис всю жизнь работал за десятерых и притом в самых разнообразных областях — работал не дилетантски, а высокопрофессионально. Сейчас невозможно написать серьезную книгу по истории английской общественной мысли, литературы, живописи, художественной критики, архитектуры, прикладного искусства, эстетики и книгоиздательского дела, не упомянув имени Морриса. Разносторонностью своих интересов он напоминал людей Возрождения. Да и обликом своим он тоже походил на них. Он обладал могучим здоровьем, огромной физической силой и при своем малом росте был так широкоплеч, что казался квадратным. Жители района, в котором он поселился на старости лет, поначалу принимали этого просто одетого человека, ежедневно вышагивающего твердой размеренной поступью несколько миль до места работы, за бывшего моряка. Приглядись они к нему повнимательней, они, впрочем, изменили бы свое мнение. У него было сосредоточенное лицо ученого, а руки его казались реками искусного ремесленника — они ни на минуту не оставались в покое. Для Морриса действительно не существовало различия между физическим и умственным трудом. В каждое произведение рук своих, — а он и ткал ковры, и резал по дереву, я сам делал краски, — он вкладывал массу изобретательности и вкуса, выработанного внимательным изучением традиции. Его книги написаны человеком, знающим, что такое физический труд.

Люди, подобные Моррису, появляются не в любую эпоху. Они приходят тогда, когда история готовится совершить новый большой поворот. Их много было в эпохи Возрождения и Просвещения. Они приходили из разных классов общества, но всегда служили силам прогресса. Новые перспективы истории, новые задачи человечества всегда властно призывают людей выдающихся знаний, ума, совести, и в служении этому новому они черпают свое величие. Уильям Моррис тоже стоял у истоков новой эпохи — эпохи социализма Его история — один из многочисленных примеров того, как на протяжении последних семидесяти — восьмидесяти лет духовные искания буржуазных интеллигентов и вера в прогресс приводят лучших из них к осознанию правоты дела рабочего класса. Подобный путь прошли после Морриса многие художники, писатели, общественные деятели. Уильям Моррис был одновременно писателем, художником, общественным деятелем. И пусть он нес на себе больший груз прошлого, чем люди, пришедшие после него, пусть он не был ни писателем, ни художником, ни политиком такого масштаба, как иные из них, — в его личной истории оказалась заложена история многих больших и честных людей. Если вспомнить, что Моррис прошел свой путь задолго до Великой Октябрьской социалистической революции, история его развития представляется еще значительней. Об иных писателях принято говорить, что они обладали большим пророческим даром. Моррис, автор утопического романа «Вести ниоткуда», тоже затронул немало вопросов, важность которых многие поняли лишь несколько десятилетий спустя. Но главное, его можно назвать человеком, у которого была пророческая судьба.

Список литературы

1. Моррис Вильям // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.) -- СПб., 1890--1907.

2. Моррис У. Вести ниоткуда, или Эпоха спокойствия. Перевод Н. И. Соколовой. Вступительная статья Ю. Кагарлицкого -- М.: Государственное издательство художественной литературы, 1962.

3. artpages. org. ua — статья «Уильям Морисс, как дизайнер».

4. http://ru. wikipedia. org/ - свободная энциклопедия.

5. www. victorianweb. org/ - статья «Morris and the Kelmckott Press».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой