Москва в 1812 году: подожгли или сама сгорела

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Ушёл в историю 2012 год, он был объявлен в России «годом истории», так как был очень богат на круглые исторические даты. По всей стране отмечались юбилейные исторические события, одним из которых стало 200-летие победы русского оружия в Отечественной войне 1812 года. В истории России немало событий, которые, наполняют гордостью народ этой страны и сегодня, несмотря на тот факт, что произошли они несколько столетий назад. Не раз Россия спасала от порабощения и гибели не только себя, но и весь мир, по крайней мере, Европу. Так было и в XIII веке, когда войска наследников громадной империи Чингисхана, Золотой Орды под предводительством Батыя смогли на несколько веков захватить и Русь, и только отчаянное сопротивление и единение русских княжеств позволило остановить распространение ордынской власти на оставшуюся часть материка. Так было и в году 1945 г., когда ценой многих миллионов жизней было остановлено распространение фашизма. Спасению и освобождению всей Европы способствовали русские войска и в 1812 году — когда над Россией нависла угроза со стороны французских войск во главе с Наполеоном. История борьбы России и Франции в начале XIX века имеет немало славных битв, например, Бородинская. В то же время только массовый героизм и поистине народная война позволили остановить завоевания Наполеона.

Цена той победы была очень велика. В ходе этой войны французам была отдана, но не покорилась Москва — сердце России. Изучая эту тему в курсе «Истории отечества», я часто задавалась вопросом: «Москва в 1812 году: подожгли или сама сгорела». Школьный учебник не даёт четкого ответа на этот вопрос, одна констатация факта, сгорела и всё. Поэтому целью этой работы стало наиболее полное рассмотрение версий пожара в Москве 1812 года.

Для достижения выдвинутой цели были выделены следующие задачи.

— дать краткую характеристику непосредственно самому пожару;

— выявить существенные его причины, раскрыть разные точки зрения на виновников пожара;

— рассмотреть последствия пожара.

Структура работы соответствует выдвинутым цели и задачам. В ходе подготовки данной работы была использована разноплановая литература: специализированные исследования, посвященные непосредственно войне 1812 г. и Москве того периода, работы по истории России, воспоминания очевидцев событий; печатные и интернет-источники.

Глава 1. Пожар в Москве

1 сентября 1812 года на военном совете в Филях Михаил Кутузов приказал оставить Москву без боя. После того как в Москве стало известно, что армия оставляет город неприятелю, возникла невообразимая паника. Все, кто только мог, бросились прочь из города. Ужас, охвативший жителей Москвы, родился не на пустом месте. Разом вспомнили всё, что рассказывали о французской революции, казавшейся делом далёким, почти сказочным. Теперь сказка стала явью: на Москву шёл не обычный противник, а революционная армия из страны, где казнили помазанника Божия — короля; где во время революционного террора убивали не за преступления, а по сословному признаку; где безбожие стало повсеместным, а священников толпа разрывала под кровожадный вой прямо на улицах. Настроение бежавших москвичей хорошо выразил в своих записках С. Н. Глинка, один из общественных деятелей того времени: «Когда военное командование всё же решило сдать город Бонапарту, ранним утром 1 сентября по улицам проскакали всадники с факелами, кричавшие:

— Уходите! Все уходите!"

Наскоро собравшись, семья Глинки ушла вместе с остальными (1)

В оставленную русскими жителями Москву передовые части Великой армии вошли осторожно. Им не верилось, что русские, несколько дней назад стоявшие насмерть при Бородино, теперь ушли без боя. В первый же день вступления французских войск в Москву начались пожары, продолжавшиеся несколько дней и опустошившие город.

Первыми загорелись москательные и скобяные ряды, здания за Яузским мостом и на Солянке, вокруг Воспитательного дома, магазины, лавки, винный двор, барки с имуществом артиллерийского и комиссариатского департаментов. Постепенно огонь распространился на все Замоскворечье, Пятницкую, Серпуховскую и Якиманскую части, перекинулся через Москву реку в Яузскую и Таганскую части, охватил несколько улиц Пречистенской части, вторгся в Немецкую слободу. Так как пожар угрожал Кремлю, где расположился Наполеон, и где были сосредоточены артиллерийские снаряды, то Наполеон приказал маршалу Мортье, назначенному московским генерал-губернатором, во что бы то ни стало прекратить огонь. Французские солдаты напрягали все усилия, чтобы исполнить приказ императора. Но это было нелегко, так как огонь находил обильную пищу в горючих веществах, хранившихся в подвалах и лавках москотильного, свечного и масляного рядов, а с другой стороны — пожарных инструментов не было под рукой: они были вывезены по распоряжению Ростопчина (см. Приложение № 1), русского генерал-губернатора. Наступила ночь с 15 на 16 сентября, «страшная ночь», как называют ее очевидцы. В эту ночь поднялся сильный ветер, который вскоре перешел в настоящую бурю. Порывы ветра разносили огонь по всем частям города; к утру Москва представляла уже огромное бушующее огненное море. В ночь с 18 на 19 сентября пожар достиг наибольшей силы.

«Москва больше не существует. Пропала награда, которую я обещал своим воинам! — говорил Наполеон сопровождавшим его офицерам, проезжая по этому огромному пепелищу» (2).

пожар москва манифест война

Глава 2. Причины пожара

В бесчисленных баталиях отечественных и зарубежных историков сложились три основные версии о причинах московского пожара в сентябре 1812 года. Согласно первой версии, город спьяну запалили солдаты наполеоновской армии в первые дни и ночи своего постоя в Москве, а потом всю вину свалили на русских. Вторая версия: загорелось всё само собой, когда из города ушла большая часть жителей, оставивших без присмотра печи, лампады, свечи и прочее; подобное уже было с Москвой и не раз в прежние времена. Наконец, согласно третьей версии, город был подожжён всё-таки по плану (см. Приложение № 2), составленному Московским генерал- губернатором графом Ф. В. Ростопчиным.

Версия о гибели Москвы от рук французских солдат активно использовалась русским правительством в пропагандистских целях. Уже в правительственном сообщении от 29 (17 по ст. ст.) октября 1812 года вся ответственность за пожар возлагалась на наполеоновскую армию, а поджог был назван делом «поврежденного умом» (3). В одном из императорских рескриптов от 1812 года на имя Ростопчина указывалось, что гибель Москвы являлась спасительным для России и Европы подвигом, который должен был прославить русский народ в истории, результатом Божьего промысла, а в другом назывался виновник пожара — французы. Существовали и другие точки зрения. Так в 1836 году историк Сергей Глинка выдвинул версию, что Москва сгорела в силу ряда обстоятельств, по Божьему Провидению, как он полагал, что Москву сожгла «война; война безусловная, война какой не было на лице земли с того времени, когда гибель человечества стала ходить в громах и молниях"(4).

Среди тех, кто не сомневался в ведущей роли генерал-губернатора Москвы Ростопчина в организации пожара — русский историк Дмитрий Бутурлин, который писал, что «не могши сделать ничего для спасения города ему вверенного, он вознамерился разорить его до основания, и чрез то саму потерю Москвы учинить полезной для России"(5). По Бутурлину Ростопчин заранее приготовил зажигательные вещества. По городу были рассеяны наемные зажигатели, руководимые переодетыми офицерами полиции. Да только сам граф Ростопчин, от такой чести решительно отрёкся. По окончании войны, выйдя в отставку и проживая в Париже, он выпустил книгу на французском языке, в которой утверждал, что никакого плана поджечь город не было, и по его приказу диверсанты Москву не поджигали, так как у него просто не было времени на подготовку всей акции. Что же касается инструментов пожарного дела, то он просто распорядился вывезти казённое имущество (6).

В пользу того, что диверсанты, посланные графом, всё же сделали своё дело, руководствуясь заранее составленным планом, свидетельствуют семейные мемуары, вышедшие в виде книги через сотню лет после события. Автором книги стала старшая дочь Графа Фёдора Васильевича, Наталья Фёдоровна. В книге Натальи Ростопчиной, приводиться описание момента отдачи распоряжения о сожжении Москвы: «В последний час явился полицмейстер Брокер с несколькими людьми. Совещание состоялось в кабинете моего отца, в присутствии Брокера и моего брата. Они (поджигатели) получили инструкции строений и частей города, которые должны были превратиться в пепел, как только произойдёт отступление наших войск. Все дали торжественное обещание и сдержали слово. Не бродяги — грабители сожгли Москву, а люди верные долгу перед Отечеством. Желание моего отца было исполнено, но люди, посвятившие себя этому великому делу, большей частью погибли. Часть из них была схвачена и расстреляна, (см. Приложение № 3, № 4) другие сделались жертвой обстоятельств, нужды и болезней» (7).

Многие историки подвергали сомнению эти мемуары, отмечая что, дочери Ростопчина в тот момент исполнилось всего 15 лет, а также задавались вопросом, почему так долго воспоминания не выходили в свет. Другие отмечали, что Наталья Фёдоровна была девушкой серьёзной и вдумчивой, не способной всё это «нафантазировать» или «неправильно понять», да и 15 лет — по тем временам, возраст для вполне взрослой, годившейся для замужества девушки (8). Кроме того, столь долгая задержка с выходом её мемуаров объясняется тем, что впоследствии она ещё молодой женщиной из-за болезни лишилась слуха и потом вела очень уединённый образ жизни в Царском селе, где и умерла в 1863 году.

При рассмотрении причин московского пожара 1812 г. необходимо применять комплексный подход. Факты свидетельствуют, и это нельзя отрицать, что горожане поджигали Москву самостоятельно, без всяких распоряжений, по причинам разного рода, в том числе и корыстным. Отсутствие должного порядка в рядах французской армии, грабеж, несоблюдение правил пожарной безопасности также позволяют сделать вывод о частичной виновности неприятельской армии. Однако главной причиной гибели от огня Москвы следует назвать распоряжения ее генерал-губернатора.

Глава 3. Последствия пожара

Из 9158 жилых домов пожар уничтожил 6532, из 8521 лавки — 7153, из 329 церквей — 122. Более других пострадали Китай-город и Земляной город. Сгорел университет с его архивами, коллекциями, библиотекой, а также многие усадьбы с бесценными собраниями произведений искусства, в том числе сгорел единственный экземпляр «Слова о Полку Игореве» из собрания Мусина-Пушкина. В результате пожара погибли более 2000 тяжелораненых российских солдат, оставленных (как тогда было принято) на попечение противника из-за невозможности эвакуации.

Тяжело ударив по экономике, финансам и культуре России, пожар Москвы с политической и военной точки зрения поставил Наполеона прямо-таки в безвыходное положение. Французы не просто лишились в те дни удобств, достатка, покоя — они попали в западню. Сам Наполеон и его свита с невероятным трудом выбрались 16 сентября из кремлевских палат.

Отсидевшись, пока горела Москва, в загородном Петровском замке, Наполеон 20 сентября вернулся в Кремль и попытался нормализовать жизнь «Великой армии», почти целиком расквартированной в столице. Теперь, после пожара, сделать это было очень трудно. Вместо уютных зимних квартир в городе, который всего несколько дней назад поразил всю армию своим великолепием, французы оказались на пепелище.

Предчувствуя свою гибель, Наполеон возобновил попытки склонить Александра I к мирным переговорам, хотя ему, «привыкшему, чтобы у него просили мира, а не самому просить», трудно было пойти на это. Уже 18 сентября он устно, через начальника Московского воспитательного дома генерал-майора И. А. Тутолмина, обратился к царю с предложением заключить мир, а 21 сентября отправил к Александру I со своим личным письмом отставного капитана гвардии И. А. Яковлева. Царь не откликнулся ни на первое, ни на второе обращение.

На рассвете 19 октября 1812 года полусожженная и разграбленная Москва наполнилась стуком копыт и громыханием колес — Великая армия покидала город. Сам император, окруженный полками старой гвардии, покинул столицу России лишь около полудня. Уходя из Москвы, Наполеон, полный ненависти и злобы, велел взорвать Кремль. Но к счастью из подложенных мин взорвались только пять, что причинило ничтожные обвалы стен. После тарутинского боя Кутузов, узнав, что французы покидают Москву, истово перекрестился и воскликнул: «Россия спасена».

Заключение

Пожар Москвы стал своего рода символом войны 1812 г., символом самопожертвования русского народа, готового в борьбе с захватчиком идти до конца. Это наглядный пример того, какие колоссальные потери понесла Россия во имя победы над грозным неприятелем.

В случае действительно существовавшего плана судить о нравственности или безнравственности сожжения города сложно. С одной стороны, горько признавать, что русский народ собственноручно предал пламени сердце России. С точки зрения морали единственно правильным решением на тот момент являлась безоговорочная оборона Москвы. Однако нельзя не учитывать той значительной роли пожара в деморализации и ослаблении сил противника. Главнокомандующий Москвы Ф. В. Ростопчин говорил: «Москва была отдана за Россию, а не сдана на условиях. Неприятель не вошел в Москву — он был в нее впущен — на пагубу нашествия"(9). Как показало время, расчет опытного Кутузова был верным: Москва стала могилой для Великой армии. «Ужасный спектакль — море огня, океан огня. Этот спектакль был самый великий, самый величественный и самый ужасный, который я видел за свою жизнь», — воскликнул Наполеон (10).

Вынужденная оставить почти полностью сгоревшую русскую столицу уже через полтора месяца, понеся поражения в битвах у Тарутино и Малоярославца, наполеоновская армия была вынуждена отступать по старой, разоренной еще во время летних боев Смоленской дороге к границам России. Там, в декабре 1812 года закончилась первая Отечественная война русского народа.

Список литературы

1. Валерий Ярхо «Москва в 1812 году: подожгли или сама сгорела», «История», Изд. «Первое сентября», № 6, 2012.

2. Земцов В. Н. Наполеон в Москве // Французский ежегодник 2006. М., 2006.

3. Ростопчин В. Ф. Ох, французы! Советская Россия, 1992.

4. Тарле Е. В. Нашествие Наполеона на Россию.

5. Тартаковский А. Г., Обманутый Герострат. Ростопчин и пожар Москвы, «Родина», 1992.

6. Троицкий А. 1812: великий год России. Мысль, 1988.

7. ria. ru/1812_spravki/20 120 614/673136369. html

8. strana. ru/journal/21 276 832

Приложение 1

Граф Ростопчин Ф. В. Художник Орест Адамов

Приложение 2

План Москвы 1812 г.

Приложение 3

В покорённой Москве. Поджигатели. Художник В. В. Верещагин. 1897−1898 гг.

Приложение 4

Перед трибуналом Великой армии предстали:

Касьянов Иван Иванович — 67-ми лет, пономарь церкви Св. Филимона в Москве.

Игнатьев Пётр -32-х лет, поручик 1-го Московского пехотного полка, уроженец Москвы.

Васильев Николай — 35-ти лет, кузнец, уроженец Москвы.

Мидцов Фёдор — 33-х лет, солдат 9-го пехотного полка.

Баров Стратон — 29-ти лет, миниатюрный живописец, уроженец села Никольского.

Ермолаев Василий — 49-ти лет, работник, уроженец Обухова.

Карлум Алексей — 40-ка лет, солдат московской полиции, уроженец Вязьмы.

Белхеров Николай — 50-ти лет, служитель, уроженец Москвы.

Иванов Семён — 18-ти лет, обойщик, уроженец Можайска.

Шестепёров Андрей — 45-ти лет, солдат московской полиции, уроженец Вологды.

Ефимов Фёдор — 55-ти лет, солдат московской полиции, уроженец Симбирска.

Стигневич Пётр — 30 лет, живописец, уроженец Москвы.

Агапомов Иван — 18-ти лет, кузнец, уроженец Симбирска.

Максимов Иван — 70-лет, лакей князя сибирского, уроженец города Козлова.

Ахромеев Семён.

Левкушьев Николай — 33 лет, живописец, уроженец Москвы.

Сергиев Фёдор — 48-ми лет, портной, уроженец Москвы.

Сеахов Севал — 54-лет, солдат московской полиции, уроженец г. Данкова.

Мотейц Лукиан — 40-ка лет, солдат московской полиции, уроженец Г. Гродно.

Абрамов Гаврила — 56-ти лет, солдат московской полиции, уроженец г. Серпухова.

Самойлов Никифор — 51-го года, солдат московской полиции, уроженец села Новосильского.

Белов Гавриил — 52-х лет, солдат московской полиции, уроженец Рубина.

Томас Иван Христофорович — 33-х лет, сиделец в лавке, уроженец Москвы.

Приложение 5

Манифест Александра I об окончании Отечественной войны 1812 года

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой