Мотивационные основы суицидального поведения подростка

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Мотивационные основы суицидального поведения подростка

Содержание

Введение

Глава 1. Социально-психологические факторы подросткового суицида

1.1 Психология суицида и предпосылки девиации в подростковом возрасте

1.2 Определение, формы и факторы суицидального поведения

1.3 Склонности к суицидальному поведению у подростка

Глава 2. Суицидальные мотивы в подростковом возрасте

2.1 Интерперсональные мотивы суицидального поведения подростка

2.2 Основные противосуицидальные мотивации подростка

2.3 Профилактика суицидального поведения подростка

Глава 3. Эмпирическое исследование мотивационных основ суицидального поведения подростка

3.1 Организация и методы эмпирического исследования

3.2 Диагностика и анализ характеристики и мотивов суицидального поведения и психологической характеристики подростка

3.3 Рекомендации по профилактике подросткового суицида

Заключение

Список литературы

Приложения

Введение

Актуальность исследования. Современная социальная жизнь предъявляет к психике молодого поколения иные, более высокие требования. А если к этому прибавить крушение идеалов, распад многих молодежных организаций и почти ничего не созданного взамен, становится понятно, почему отклоняющееся, девиантное поведение в подростковом возрасте стало актуальной проблемой нашего общества.

Отклоняющееся поведение имеет сложную природу, обусловленную разнообразными взаимодействующими факторами: биологическими, психологическими, социально-психологическими. Отклоняющееся поведение может быть охарактеризовано как взаимодействие молодого человека с микро социумом, нарушающее его развитие и социализацию вследствие отсутствия адекватного учета средой особенностей его индивидуальности и проявляющееся в поведенческом противодействии установленным нравственным и правовым общественным нормам. Очевидно, что отклоняющееся поведение является одним из проявлений социальной дезадаптации, т. е. не прохождение адекватно ступеней социализации.

В результате неэффективных или несвоевременных профилактических действий либо их отсутствия дезадаптивное поведение закрепляется в различного рода социальных отклонениях -- девиациях.

Крайне опасными и трагическими проявлениями девиации следует считать суициды (самоубийства). Самоубийство — третья основная причина подростковой и юношеской смертности после несчастных случаев и убийств. Какими бы тревожащими эти данные ни были, они, вероятно, занижены. О самоубийствах не всегда сообщают по причинам религиозных запретов и исходя из пожеланий семьи. От 6% до 13% подростков указали при опросах, что они хотя бы раз в жизни пытались покончить с собой, пишет в своей книге «Психология развития» Г. Крайг [25].

Основная задача ранней профилактики девиантного поведения состоит в предупреждении и коррекции социальных отклонений и социальной дезадаптации молодых людей, возникающих в результате неблагоприятного социального развития -- социопатогенеза, обусловленного различными неблагоприятными факторами среды, воспитания, психобиологическими особенностями.

Учитывая специфику работы с дезадаптивными молодыми людьми, важно определить характер и причины отклоняющегося поведения. Индивидуально-психологическое обследование предполагает выявление как слабых, так и сильных сторон личности, которые с одной стороны, требуют психолого-педагогической коррекции, а с другой — составляют здоровый психологический потенциал молодого человека, на который нужно опираться в процессе воспитания, перевоспитания и самовоспитания.

Проблемой отклоняющего, девиантного поведения занимались многие ученые, специалисты из области педагоги, психологии и социологии: Макаренко А. С., Сухомлинский В. А., Ушинский К. Д. — внесшие огромный вклад в теорию и практику воспитания «трудных» детей; Прихожан А. М., Юферева Т. И., — исследовавшие экспериментально аффекты неадекватного поведения у старших школьников; Кондрашенко В. Т., — изучающий девиантное поведение в подростковом возрасте; Савина Л. С., Соколова Е. Т., — изучающие проблемы недисциплинированности и психологических феноменов у детей с отклоняющим поведением; Битенский В. С, Вдовиченко А. А., Завьялов В. Ю., Максимова Н. Ю., изучающие проблему аддиктивного поведения несовершеннолетних. Вагин Ю. Р., Вроно Е. М., изучающие проблему суицидального поведения у подростков. Не обошли стороной эту тему и классики отечественной психологии Выготский Л. С., Леонтьев А. Н., Ананьев Б. Г.

Проблема исследования суицидального поведения и его профилактики заключается в том, что изучение взаимоотношений нормы и патологии при суицидальном поведении выявило, что на долю психических больных людей (в том числе и подростков) приходится не более 1/3 суицидов, а остальные совершаются людьми практически здоровыми или с пограничными нервно-психическими расстройствами. То есть людьми, не нуждающимися в обязательном лечении у психиатра, и последний даже не имеет права без согласия суицидента обсудить с ним его проблемы.

Именно поэтому особая роль в профилактике суицидального поведения отводится изучению и пониманию индивидуальных психологических механизмов поведения подростка. Только в том случае, если мы сможем понять скрытые эмоциональные и мыслительные процессы, мотивы лежащие за внешними поведенческими актами, мы сможем реально повлиять на отклоняющееся поведение подростка

Учитывая актуальность проблемы девиантного поведения в подростковом возрасте, и самой опасной и трагической из них — суицид, произошедшие изменений в обществе, которые возможно повлекли за собой и определенные изменения в психике и психологии поведения у современного человека, были определены объект, предмет и следующая цель дипломной работы.

Объект исследования: суицидальное поведение в подростковом возрасте.

Предмет исследования: мотивационные основы суицидального поведения подростка.

Цель исследования: изучение мотивационных основ суицидального поведения подростка.

Задачи исследования:

Провести теоретическое исследование и анализ проблемы подросткового суицида и влияния на него мотивационных факторов в научной литературе.

Выявить особенности суицидального поведения в подростковом возрасте.

Определить основные мотивации, способствующие суицидальному поведению в подростковом возрасте.

Экспериментально исследовать влияние основных мотиваций на проявление суицидального поведения в подростковом возрасте.

Теоретический анализ литературных источников по проблеме и результатам исследования позволил сформулировать гипотезу, имеющую следующие допущения:

— суицидальное поведение в старшем подростковом возрасте обусловлено такими мотивациями как аутопунитическая мотивация — самонаказания; альтруистическая мотивация (смерть ради других) и инструментальная мотивация (манипуляция другими);

— основными противосуицидальными мотивациями у старших подростков являются — провитальная мотивация (страх смерти) и нарциссическая мотивация (любовь к себе);

— суицидальное поведение в старшем подростковом возрасте обусловлено такими факторами как семейные неурядицы, школьные проблемы и отношения с окружающими;

— психологическими характеристиками, способствующими суицидальному поведению являются повышенная тревожность подростка и такие акцентуации характера как эпилептоидный, сензитивный, истероидный типы характера.

Для решения поставленных задач были использованы следующие методы исследования:

— Теоретический анализ научных публикаций и литературных источников;

— Эмпирическое исследование: беседа, наблюдение, тестирование;

— Корреляционный анализ с помощью критерия Спирмена.

Основой теоретического исследования и анализа проблемы стали работы отечественных ученых: Ю. Р. Вагина, Е. М. Вроно, А. А. Реан, И. С. Кон, Л. С. Выготского, С. А. Беличевой, А. Е. Личко, А. М. Прихожан, Л. А. Ярцева и др.

База экспериментального исследования: Психоневрологический диспансер № 3, Городской психоневрологический диспансер (дневной стационар) г. Новосибирска.

Глава 1. Социально-психологические факторы юношеского суицида

1.1 Психология суицида и предпосылки девиации в подростковом возрасте

Зигмунд Фрейд считал, что человеком руководят две силы: эрос (воля к жизни) и танатос (воля к смерти). К проблеме самоубийства люди никогда не были равнодушны, в наши же дни о ней говорят особенно часто [25].

Причин, которые толкают людей на этот фатальный шаг, множество: несчастная любовь, карьерные неудачи, страх перед болезнями, старостью… Но это — лишь пусковые факторы. Причины гораздо глубже. Они — в подсознательной готовности к самоуничтожению. Ученые предполагают, что у каждого из нас есть ген самоубийства, который может включиться под влиянием обстоятельств [22].

Ученые уже давно заметили, что человек в своем физическом развитии повторяет эволюцию всего живого на Земле. То же самое происходит и в его психическом развитии. В процессе роста и созревания психика каждого из нас как бы движется вдоль основной информационной матрицы, которая передается по наследству, хоть и бессознательно, но скрупулезно «считывает» данные общечеловеческого опыта, закодированные с помощью так называемых архетипов — своеобразных тематических ячеек, хранящих совокупный социальный и культурный опыт человечества. По сути, матрица у всех одинакова, но каждая личность имеет также свои индивидуальные качественные черты, в них отражены опыт его семьи и его собственный. Архетипы бессознательного и определяют (незаметно для самого человека) наилучшую тактику поведения, обеспечивают ему оптимальную адаптацию к жизни в природе и обществе. «Наилучшая тактика», «оптимальная адаптация»… ясно, что такое может быть только в «чистом виде», лишь в «первичном замысле». Но в жизни «оптимальное» «наилучшее» встречается нечасто. Вот и получается, как говорится, у кого плохо, а у кого еще хуже. Результатом того, насколько личность с помощью основной информационной матрицы адаптировалась к действительности, и является наша судьба [30]

Развитие человека «застревает» на каком-то архетипе, крутится, как испорченная пластинка. Развитие бессознательных структур останавливается, личность инфантилизируется. Не следует путать это с задержкой умственного развития, люди с инфантилизмом бессознательного часто имеют очень высокий уровень интеллекта. Поскольку в конкретной жизни действие этого архетипа уже отыграно — пластинку хочется снять. Включается ген саморазрушения [5].

А «заедает пластинку» чаще всего на пике молодости — в 15−24 года и на пике инволюции — старше 50 лет. Но есть и промежуточные возрасты риска: 6−11 лет, 14−15 лет, 18−25 и 30−35 лет. Именно в эти переходные периоды человек подобен гусенице, превращающейся в куколку, а затем в бабочку — он чрезвычайно раним и с трудом представляет свою жизнь в новом качестве, он как бы переживает маленькую смерть.

Почему в 6−11 лет? Потому что именно в этом возрасте в психической эволюции человека происходит первый (после рождения) качественный скачок: от материнских архетипов он переходит к «установке» других — отцовских, тех, что необходимы для выживания в патриархальном обществе. Маленький человек должен совершить переход — словно бы с одной плывущей льдины шагнуть на другую. Обычно он совершает его бессознательно, незаметно для себя. Но это в том случае, если обе «льдины» — у него на глазах. Потому среди пусковых факторов, толкающих ребенка на самоубийство, на одном из первых мест стоит развод родителей. Ребенку с задержкой развития бессознательного, не доросшему до понятия борьбы за себя, которая кодируется архетипами патриархата, известны только два выхода — родиться обратно (то есть умереть) и заболеть (откуда и берутся психосоматические заболевания) [25].

По данным хронобиологии, возраст 14−15 лет соответствует «часу быка» в суточном ритме — т. е. времени, когда власть тьмы подсознания особенно сильна. Именно в этом возрасте должен «подключиться» архетип самоидентификации, сыновний архетип, который помогает человеку оторваться от «пуповины», связывающей его с родителями. Психиатры считают, что отсутствие уверенности и самоидентификации и является одной из важнейших причин самоубийства в этом возрасте. Причём беспокойство должны вызывать те ребята, особенно мальчики, у которых переходный период проходит слишком гладко, и дети из семей, где нарушен нормальный контакт с родителями. Ребята с задержкой бессознательного, лишенные руководящей информации, не знают как «выпрыгнуть» из детства, а все, что может предложить их обедненное подсознание, — это опыт их биологического рождения, тесно переплетающийся в их психике с образом смерти. Подростки пытаются «спасти» себя через смерть-возрождение. Спусковым крючком для суицида может стать даже пример молодежного кумира, героев книг, кинофильмов. «Фаны» стремятся «срисовать» образ героя, который им поможет преодолеть узловые моменты индивидуальной эволюции [25].

В мировой же эволюции этому периоду жизни человека соответствует эпоха «очеловечивания» богов, причем на этом переходе в культурах практически всех народов фигурирует герой, умирающий и возрождающийся дарующий спасение от скверны и небытия.

Самоубийства в 18−25 лет — отголосок так и не пройденного переходного периода — их совершают «переношенные дети, задыхающиеся в материнской утробе». Жизнь требует зрелости, соответствующей биологическому возрасту, а подсознание безмолвствует, не говорит, как это реализовать. Отсюда неправильный выбор профессии, неудачный брак, равнодушие к детям. «Не подумал ни о детях, ни о близких!» — обычно с возмущением говорят о таких самоубийцах. Но как они могут подумать, если их несчастье как раз и состоит в отсутствии чувства ответственности? Курт Кобейн, лидер группы «Нирвана», застрелившийся в 1994 году, пел: «Я лучше буду мертвым, чем клевым». Вот и стал мертвым, так как его подсознание просто не доросло до клевости. Друзья вспоминают о нем как о «беззащитном ребенке». Наркомания и алкоголизм имеют те же корни, что и суицид, просто это более медленные способы самоубийства. Схожими причинами объясняются и самоубийства молодых солдат. Мальчики, задержавшиеся в своем личностном развитии, не могут адаптироваться в среде ровесников, нет душевных сии для завоевания своего места в мужском коллективе, построенном «на крепких зубах и сильном характере». Возраст 18−25 лет важен еще и тем, что на этом этапе у человека формируется мировоззрение, устанавливается шкала этических ценностей на всю оставшуюся жизнь. У большинства молодых подсознание и тут берет на себя роль учителя, регулятора. Подсознание, словно суфлер, подсказывает примеры из огромного генетического опыта человечества, которые дают юноше возможность жить в ладу с обществом и самим собой. Но те, у кого считывание программы «заедает», у кого «суфлер» говорит невнятно, начинают искать собственные пути. И неудачно: становятся адептами сект или пытаются сформировать мировоззрение из «винегрета», собранного из самых различных философий. Вконец запутавшись, потеряв способность к адаптации, они устремляются все к тому же «аварийному выходу» [25].

Еще Карл Юнг заметил, что «в древности люди совершали обряды, гарантирующие „сотрудничество“ со стороны бессознательного». Ритуал помогал людям умереть и возродиться символически (биологически-то это невозможно!), он пробуждал скрытые душевные силы. Особенностью детского и юношеского суицида является то, что почти всегда он имеет ритуальный, демонстративный характер. В 80% от общего количества случаев ребята различными способами давали понять окружающим, что хотят наложить на себя руки [2].

Но выходя из молодости, еще не выходишь из возраста риска. Самоубийцы в 30−35 лет — жертвы все тех же проблем, просто им хватило сил дольше сопротивляться «зову смерти».

Самоубийства после 50 лет — особый случай. Как ни странно, счеты с жизнью сводят жизнелюбы, до этого успешно справлявшиеся со всеми трудностями, которые подкидывала им судьба. Постепенное наступление беспомощности, зависимости от других словно возвращает их в бесправное детство. А подсознание не умеет стариться, не подсказывает образцов нового мировосприятия, а почерпнутые сознательно не воспринимаются психикой. Старческий суицид, как правило, лишен ритуальности. В этот период человек как бы замыкает кольцо жизни и смерти и снова приходит к архетипам матриархата. А именно они определяют простоту, тайну и необходимость зачатия, рождения и умирания.

Итак, основной причиной самоубийств предположительно являются ошибки в подпитывании архетипов с основной информационной матрицы, на которой записана генетическая память человечества. Как известно, если компьютерная программа «заедает», то ее можно перезагрузить, нажимая на известные кнопки. Таким же образом можно перезагрузить и психические программы человека, убрать вирус — этот ласковый голос смерти. Только бы знать: на какие кнопки нажимать [4].

Переходный подростковый период, как лакмусовая бумага, проявляет все пороки общества. Подростковый возраст -- один из самых трудных и сложных возрастов. Его можно называть переходным возрастом, потому что в этот период происходит переход от детства к взрослости, от незрелости к зрелости, который пронизывает все стороны юношеского развития: анатомо-физиологическое строение, интеллектуальное, нравственное развитие, а также разнообразные виды его деятельности.

В подростковом возрасте серьезно изменяются условия жизни и деятельности человека, что, в свою очередь, приводит к перестройке психики, появлению новых форм взаимодействия между сверстниками. В подростковом возрасте меняется общественный статус, позиция, положение в коллективе, ему начинают предъявляться более серьезные требования со стороны общества.

В подростковом возрасте возникает потребность в познании самого себя. Ответ на вопрос «Кто я?» «Зачем Я?» часто мучает подростка. Он проявляет интерес к самому себе, у него формируются собственные взгляды и суждения; появляются собственные оценки на те или иные события и факты; он пытается оценить свои возможности и поступки, сопоставляя себя со сверстниками и их действиями.

Часто подросток стоит перед выбором между официальным коллективом и неформальной группой общения. Предпочтение отдается той среде и группе, в которой он чувствует себя комфортно, где относятся к нему с уважением. Это может быть и спортивная секция, клуб, но может быть и специально выделенное место, где происходит неформальное общение, где они курят, выпивают, принимают наркотик и т. д.

Часто в подростковом возрасте возникают проблемы со взрослыми, в частности с родителями. Родители продолжают смотреть на своего ребенка как на маленького, а он уже взрослый и пытается вырваться из этой опеки. Поэтому взаимоотношения со взрослыми характеризуются повышенной конфликтностью, усиливается критичность по отношению к мнениям взрослых, но при этом становится более значимым мнение сверстников. Изменяется характер отношений со старшими: из позиции подчинения подростки стараются перейти в позицию равенства. Одновременно изменяется и характер взаимоотношений со сверстниками, присутствует сильная потребность в общении с целью самоутверждения, что в неблагоприятных условиях может привести к различным формам отклоняющегося поведения; повышенный интерес к вопросам интимной жизни человека, что может приводить к асоциальным нарушениям ранней сексуальной жизни молодого человека. [1, c. 109]

Взрослость в подростковом возрасте проявляется через стремление к независимости и самостоятельности, протест против желания взрослых «поучить» его. Подросток нередко выбирает для себя кумира (герой фильма, топ-модель, певица, герой передачи, выдающийся спортсмен и др.), которому он (она) пытается подражать: его внешнему облику, манере поведения. Внешность для них имеет очень большое значение. Необычная прическа, серьга, а то две и три в ушах. Рваные джинсы, яркая косметика и другие атрибут дают возможность отделить себя от других, утвердиться в группе сверстников [17, c. 57].

Все это происходит на фоне развития эмоционально-волевой сферы. В подростковом возрасте развивается эмоционально выраженное стремление познания окружающей действительности, стремление к общению со сверстниками, потребность в дружбе и любви на основе общих интересов и увлечений. Формируются умения самообладания, самоуправления своими мыслями и поступками, развиваются настойчивость, упорство, выдержка, терпение, выносливость и другие волевые качества [17, c. 59].

Но подростковый возраст -- это еще недостаточно зрелый и недостаточно социально возмужалый человек, это личность, находящаяся на особой стадии формирования ее важнейших черт и качеств. Стадия эта пограничная между детством и взрослостью. Личность еще недостаточно развита, чтобы считаться взрослой, и в то же время настолько развита, что в состоянии сознательно вступить в отношения с окружающими и следовать в своих поступках и действиях требованиям общественных норм и правил [17, c. 63].

В подростковом возрасте человек способен принимать продуманные решения, совершать разумные поступки и нести за них нравственную и правовую ответственность. Следует особо выделить, что юноша (девушка) -- лицо, вступившее в период правовой ответственности за свои действия и поступки. И хотя закон, учитывая особенности социально-психологического развития несовершеннолетних, устанавливает для него ограниченную ответственность, можно считать старший подростковый возраст как характеризующийся личностной ответственностью [40, c. 212].

Очевидно, что отклоняющееся поведение является одним из проявлений социальной дезадаптации. К социально дезадаптированным относятся, не посещающие школу (в нашей стране их около 7%, т. е. примерно 1,5 миллиона); -- сироты, общее число которых превысило 500 000. Несовершеннолетние, совершившие противоправные действия; по официальным данным, их число растет в два раза быстрее, чем среди взрослых [40, c. 216].

Типичными проявлениями девиантного поведения являются ситуационно обусловленные поведенческие реакции подросткового возраста, такие как: демонстрация, агрессия, вызов, самовольное и систематическое отклонение от учебы; уходы из дома, бродяжничество, пьянство и алкоголизм; наркотизация и связанные с ней асоциальные действия; антиобщественные действия сексуального характера; попытки суицида.

Резюмируя вышеописанное можно сказать, что сам подростковый возраст способствует отклоняющему поведению, и если оно становится повторяющимся, подросток в нем застревает, то это говорит о его дезадаптации, требующей социально-психологической коррекции. Самое опасное отклоняющееся поведение — суицидальное.

1.2 Определение, формы и факторы суицидального поведения

Термин «суицидальное поведение» объединяет все проявления суицидальной активности -- мысли, намерения, высказывания, угрозы, попытки самоубийства [35, c. 436]. Этот термин особенно актуален для юношеского возраста, поскольку у них наблюдается множество форм суицидального поведения. Самоубийство (суицид) редко встречается у детей младше 13 лет. Это объясняется тем, что дети этого возраста еще очень зависимы от близких взрослых и у них только начинается процесс внутренней идентификации, поэтому мысль, что можно совершить враждебные агрессивные действия по отношению к себе самому, не приходит им в голову. С возрастом число самоубийств увеличивается.

Соотношение суицидных попыток и смертельных случаев самоубийства составляют 12:1 у детей и 5:1 у взрослых. Пропорция суицидных попыток и суицидов меняется год от года и связана с большим или меньшим напряжением в обществе или значительными социальными событиями. Так, в Чехословакии в период с 1961 по 1969 г. число суицидов, совершенных в возрасте 15−18 лет, на 100 тысяч населения колебалось от 13 до 36 для юношей и от 6 до 15 для девушек. Число попыток самоубийства было от 80 до 158 для мальчиков и от 192 до 386 для девочек. Рост числа проявлений суицидального поведения в Чехословакии к концу 60-х гг. был обусловлен социальным напряжением общества, в котором попытки социальных перемен окончились разгромом [35, c. 437]. В развитых странах подростковый суицид стал острой проблемой, начиная с 60-х гг. XX в. Так, в США на долю подростков до 1958 г. приходилось только 8% суицидных попыток, а после 1960 г. -- более 20%. При этом среди мальчиков в возрасте 15−18 лет на 100 тысяч человек населения приходится 22 самоубийства, а среди девочек -- 3,8. В 90-х гг. самоубийства занимали второе место среди причин гибели подростков в США, подобная статистика существует и среди большинства европейских стран, где подростковый суицид стоит на 3-м месте [26].

Подростковое суицидальное поведение относится к области «пограничной психиатрии» -- области психопатий и не психопатических реакций на фоне акцентуаций характера, свойственных данному возрасту (Личко, 1999). Только 5% суицидов, включая попытки, падает на психозы, тогда как на психопатии по европейской статистике приходится 20−30%, а остальное -- на «подростковые кризы», а по отечественным данным, число попыток самоубийства среди юношей и девушек одинаково в случае психопатий и акцентуаций характера [26, c. 147].

Суицидные действия у подростков часто носят демонстративный характер, который обретает черты «суицидного шантажа». По данным А. А. Александрова (1973), кроме истинного суицида и демонстративных попыток можно выделить особый юношеский тип суицидального поведения -- «недифференцированный», где трудно определить истинность намерения. Такие «неясные» попытки окрашены острым аффектом при потере или угнетении сознательного контроля, расстройством рассудочной деятельности. Отнести попытку к истинным или демонстративным действиям бывает невозможно. Объективно малоопасный способ самоубийства мог быть субъективно чрезвычайно эффективен. Так, 15-летний подросток принял несколько таблеток пипольфена, которые объективно не могут привести к летальному исходу. Однако этот подросток имел опыт употребления пипольфена, когда одна таблетка привела к развитию тяжелой аллергической реакции. Несколько таблеток он считал надежным средством совершения самоубийства [2, c. 40].

Французский психиатр Л. Мишо описал пять типов суицидных попыток: импульсивные, гиперэмотивные, депрессивные, паранойяльные и шизофренические -- и три типа «суицидального шантажа»: истинный, аффективный и импульсивный. Однако данная классификация не имеет четких критериев разграничения форм суицидального поведения [35, c. 438].

А.Е. Личко (1999) предлагает выделять три формы суицидального поведения: демонстративное, аффективное и истинное. Исследования 300 подростков-юношей, проведенные А. Е. Личко, показали, что суицидальное поведение наблюдалось у 34%, из них демонстративное поведение -- у 20%, аффективные попытки -- у 11% и только 3% совершали обдуманные и спланированные покушения. В большинстве случаев суицидальное поведение в юношеском возрасте -- это «крик о помощи», адресованный близким людям, надежда быть услышанным и понятым. 80% суицидных попыток совершается в дневное или вечернее время дома [26, c. 214].

Демонстративное суицидальное поведение -- область находящихся в стадии созревания психических процессов, определяющая перспективу развития ребенка. Демонстративное суицидальное поведение -- это изображение попыток самоубийства без реального намерения покончить с жизнью, с расчетом на спасение. Все действия направлены на привлечение внимания, возобновление интереса к собственной персоне, жалость, сочувствие, уход от наказания за совершение тяжелого проступка, возмездие за обиду, несправедливость, когда окружающие отомстят обидчику. Место совершения попытки самоубийства указывает на ее адресат: дома -- родным, в компании сверстников -- кому-то из них, в общественном месте -- обществу в целом, властям.

Аффективное суицидальное поведение -- область находящихся в стадии созревания психических процессов, определяющая перспективу развития молодого человека. Аффективное суицидальное поведение -- тип поведения, характеризующийся, прежде всего действиями, совершаемыми на высоте аффекта. Суицид во время аффекта может носить черты спектакля, но может быть и серьезным намерением, хотя и мимолетным. Длительность аффективной ситуации определяет и колебания намерения суицидального поведения.

Истинное суицидальное поведение -- намеренное, обдуманное поведение, направленное на реализацию самоубийства, иногда долго вынашиваемое. Истинное суицидальное поведение -- намеренное, обдуманное поведение, направленное на реализацию самоубийства, иногда долго вынашиваемое. Молодой человек заботится об эффективности действия и отсутствии помех при их совершении. В оставленных записках звучит мотив собственной вины, самобичевания, забота о близких, которые не должны чувствовать причастности к совершенному действию [26, c. 234−237].

Суицидальному поведению способствуют многие факторы.

Неблагополучные семьи. Подростки, делающие попытки самоубийства, происходят из неблагополучных семей. В таких семьях часто возникают конфликты между родителями, родителями и детьми, порой с применением насилия. Родители относятся к своим детям недоброжелательно, без уважения и даже враждебно. Способствовать самоубийству могут и экономические трудности в семье: ранняя потеря родителей, утрата с ними взаимопонимания, развод родителей. Уход отца, его отсутствие или пассивная роль при властной деспотичной матери отягчает положение взрослого ребенка в семье.

В подростковом возрасте конфликт в семье, потеря родителя, экономические неурядицы часто воспринимаются как собственная вина. Возникает ощущение эмоциональной и социальной изоляции, чувство беспомощности и отчаяния. Появляется уверенность, что ничего не возможно сделать, что нет будущего. В одном исследовании, проведенном американскими психологами в 1993 г., было показано, что существенным фактором, предопределяющим попытки совершения самоубийства, было отсутствие поддержки со стороны семьи [35, c. 440].

Школьные проблемы играют важную роль в дезадаптации, особенно старшеклассников, вызывают утрату контактов со сверстниками. Группа сверстников является референтной группой в подростковом возрасте, ориентиром в развитии собственной идентичности, развитии самооценок, представлений о себе, нормах социального поведения, освоении гендерных ролей. Потеря или осуждение группой может стать тем социально-психологическим фактором, который способен подтолкнуть или усилить желание юноши к суицидному действию. Это фактор особенно значим для юношей с невысоким интеллектом, сочетающимся с выраженной сенситивностью и уязвимостью.

Сексуальные проблемы, дополненные другими факторами, могут стать причиной дезадаптивного поведения, ведущего к суициду. Измена возлюбленного (или возлюбленной) может привести к суициду, если она сочетается с унижением достоинства или при условии сильной эмоциональной привязанности юношеского возраста, которая характерна особенно для юношей и девушек из неблагополучных семей, или у эмоционально-лабильных молодых людей, лишенных поддержки дома, ощущающих эмоциональное отвержение родителей. Беременность несовершеннолетней девушки, импотенция, неудачный половой контакт, страх гомосексуализма («гомосексуальная паника») -- все это может толкнуть молодых людей к суицидальному поведению.

Сексуальные проблемы становятся более значимыми в пубертатном возрасте, тогда как для предпубертата на передний план выступают семейные проблемы. Проблемы полового созревания более всего отягощены суицидами у мальчиков, выросших без отца при чрезмерной привязанности к матери.

Одним из наиболее часто встречающихся факторов, способствующих покушению на самоубийство, является депрессия. Она может быть следствием потере объекта любви и проявляться в печали, подавленности, потери интереса к жизни, отсутствии желания решать актуальные жизненные проблемы. Могут появляться психосоматические расстройства: потеря аппетита, нарушения сна, усталость, снижение сексуального интереса. Часто депрессия может носить скрытые формы: она маскируется повышенной активностью, вниманием к мелочам, а иногда социальными провокациями -- правонарушениями, употреблением наркотиков, беспорядочными половыми связями.

Риск самоубийств более высок среди, употребляющих алкоголь или наркотики. Употребление алкоголя и наркотиков снижает способность контролировать импульсивное поведение, осознать последствия своих действий. Бывает, что смерть наступает от передозировки наркотиков и является непреднамеренной.

Причиной самоубийства может стать стресс. Семейные конфликты, неприятности в школе, институте, на работе, неудачи в отношениях с любимыми, потеря друга и тому подобное могут вызвать стрессовую ситуацию. Любой человек подвергается стрессу в повседневной жизни, однако юношеский возраст особенно уязвим и раним, что объясняется их особенно острым восприятием существующих проблем. Это обостряет чувство собственной неполноценности, незащищенности, безвыходности ситуации. Стрессовые ситуации, вызывающие острые аффективные реакции, провоцируют разные типы суицидального поведения.

Для подростков, совершающих самоубийства, характерна незрелость личности и слабый контроль эмоциональных состояний. Склонные к самоубийству подростки отличались высокой импульсивностью, агрессивностью или недостаточным уровнем личностной идентификации, что необходимо для чувства собственного достоинства, осмысленности существования и целеустремленности.

Некоторые подростки, склонные к самоубийству, характеризуются высокой внушаемостью или подражанием. Эти факторы обнаруживаются при анализе случаев «эпидемий самоубийств», случившихся в США и в нашей стране, когда несколько молодых людей совершают самоубийства вместе или друг за другом. Небольшие группы даже объединяются и создают общества самоубийц.

Самоубийства в подростковом возрасте часто связаны с проблемами межличностных отношений. В этих случаях обида на партнера, товарища переносится на самого себя. Внешняя агрессия, направленная на противника, обидчика, трансформируется во внутреннюю агрессию на себя, чтобы заставить другого почувствовать вину.

Попытка самоубийства -- это крик о помощи, желание привлечь внимание к своей беде, отчаянию, а иногда попытка оказать давление на окружающих. Попытка самоубийства не всегда обусловлена желанием умереть, а скорее намерением обратить на себя внимание, просьбой о помощи, сострадании. Некоторые особенности характера также обусловливают склонность к самоубийству. Эти подростки особенно чувствительные, тонкие, с чувством ответственности за свои поступки, ранимые, берущие вину за происходящее на себя, зависимые от мнения окружающих, отличающиеся низкой самооценкой, неуверенные в себе, в своих возможностях. Жизненные проблемы у подростков такого типа вызывают обостренное чувство вины и отчаяния, мысли о собственной никчемности и бесполезности [35, c. 441−443].

1. 3 Склонности к суицидальному поведению подростка

А.Е. Личко приводит следующую статистику подросткового суицидного поведения: «Семейные» проблемы были ведущими при демонстративном или аффективном типе суицидального поведения в 52% случаев и только в 13% -- при истинном суициде. «Школьные» проблемы связаны с 29% аффективных суицидов, 26% - демонстративных и 12% - истинных. «Сексуальные» проблемы доминировали при истинном суициде в 61% случаев, при аффективном -- в 28% и при демонстративном -- в 24%. При истинном суицидальном поведении мотивом поступков была чаще не неудачная любовь, а переживание собственной сексуальной неполноценности. 70% молодых людей пытающихся покончить с собой, в той или иной степени злоупотребляли наркотиками или алкоголем. 93%, пытавшихся покончить с собой, были знакомы с кем-то, кто уже совершал попытку самоубийства [26].

Знание особенностей разных типов характера позволяет прогнозировать поведение, предвидеть вероятность суицидов. Разные типы акцентуированных характеров также проявляют склонность к разным формам суицидального поведения.

Для гипертимного типа акцентуаций склонность к суицидальному поведению совершенно не характерна. Молодые люди этого типа не наносят себе ни физический, ни социально-психологический ущерб. Они скорее могут подвергнуться разрушительным воздействиям или саморазрушению вследствие тяги к риску, новым впечатлениям, острым ощущениям. Суицидные попытки или намерения им не свойственны, зато характерно аддиктивное поведение. Гипертимы пробуют на себе действие разнообразных дурманящих веществ, причем они избегают стадии привыкания, поскольку часто меняют свой выбор.

У циклоидов возможность суицида зависит от фазы. В гипертимной фазе они не отличаются от молодых людей гипертимного типа. Однако в субдепрессивной фазе для циклоидного типа акцентуаций характерно суицидальное поведение. Суицидные попытки совершаются обычно в стрессовой ситуации на высоте аффекта, когда самолюбие юноши, девушки уязвлено публично, его (ее) не покидают мысли о собственной неполноценности, непригодности, безволии. Молодого человека охватывает отчаяние, и он неосознанно или недостаточно осознанно идет к суициду.

Эмоционально-лабильные подростки склонны к суицидному поведению аффективного типа. Они быстро принимают решение и быстро его осуществляют (в тот же день). Мотивом этих действий служит не столько желание умереть, сколько сделать с собой что-то из-за невозможности переживать данное событие. Риск, приключения мало привлекательны для подростков этого типа. Они ищут эмоциональные связи и поддержку у друзей и близких. Эмоциональное отвержение, потеря поддержки значимых людей, на пример родителей, толкает подростков эмоционально-лабильного типа к суицидным попыткам. Это -- крик о помощи, чувство вины из-за невозможности удержать значимого другого, агрессия на самого себя.

По данным А. Е. Личко (1999), распределение типов характера связано с типами суицидального поведения. При демонстративном суицидальном поведении преобладали подростки истероидного, истероидно-неустойчивого и гипертимно-истероидного типов (50%), 32% -- эпилептоиды и эпилептоидно-истероидного типа. 18% составляли подростки всех остальных типов, причем шизоидов, циклоидов и сенситивных подростков при демонстративном типе вообще не встречалось. При аффективном типе суицидального поведения основную группу составляли подростки с лабильным и лабильно-истероидным типами (37%), другие варианты истероидного типа -- 23%, сенситивный и конформно-неустойчивые типы -- по 18% и только 4% -- эпилептоидный тип характера. Истинные суициды были характерны для сенситивного (63%) и циклоидного (25%) типов. Для подростков шизоидного типа свойственна чрезвычайно низкая выраженность суицидального поведения в юношеском возрасте.

Уязвимым звеном в характере сенситивного типа является чувство собственной неполноценности. Такие подростки зависят от окружающих, нуждаются в их добром отношении, поддержке и оценке. Недоброжелательность окружения, несправедливые обвинения, предательство друзей и возлюбленных, насмешки или подозрения легко приводят к развитию реактивной депрессии. Сенситивные подростки не делятся своими переживаниями, накапливая, аккумулируя чувство вины за свою неполноценность, постепенно приходя к мысли о невозможности и бессмысленности своего существования. Незаметно для окружающих у них вызревают суицидные намерения, которые реализуются неожиданно для всех.

Психоастеническая акцентуация вообще не предрасположена к суицидам. Страх и нерешительность этих молодых людей исключают вероятность самоуничтожения.

Шизоидного типа подростки не склонны к суицидальному поведению, к нанесению себе физического ущерба. Для них в некоторой степени привлекательно аддиктивное поведение, которое облегчает неформальные контакты со сверстниками.

Эпилептоидный тип акцентуации предопределяет риск самоубийства. Истинные суициды встречаются у эпилептоидных психопатов. При акцентуациях характерна демонстративная форма суицидального поведения. Мотивом служит желание причинить обидчику вред, напугать кого-то, добиваясь своих целей. Но демонстративные по форме намерения при сильной аффектации эпилептоидов могут стать неконтролируемыми и обернуться трагически. Аффективные реакции эпилептоидов чаще всего агрессивны, если юноша или девушка остаются в одиночестве, в безвыходной ситуации, то агрессия может быть направлена на себя. Характерны порезы, самоповреждения горящими предметами как проявление мазохистических тенденций эпилептоидов.

По данным Отто (1972), среди молодых людей подросткового возраста, совершающих суицидные попытки, чаще встречаются истероиды (36%) и инфантильные эмоционально-лабильные (33%), астеники (13%). Шизоиды и циклоиды встречаются крайне редко.

Главной чертой истероидного характера является демонстративность, что обусловливает склонность к суицидному шантажу у подростков данного типа акцентуаций. Подросток стремится произвести наибольшее впечатление на окружающих, разжалобить или напугать, но главное привлечь к себе внимание, добиться желаемого. Демонстративность суицида может обернуться реальным самоубийством из-за несчастного случая. Желание выделиться приводит к неверному расчету усилий или последствий поступка.

При неустойчивом типе акцентуаций характерными являются слабость волевой сферы в организации поведения и гедонистическая направленность молодого человека. Риск суицида отсутствует из-за невозможности нанести себе физические повреждения. Представители этого типа скорее составляют группу риска развития алкоголизма, наркомании, токсикомании, вовлечения в асоциальные группы, но не суицидального поведения [35, c. 444−447].

Таким образом, понимание дифференциальных основ личности подростка, скрытых мотивов позволяет предсказать возможное поведение подростка, его склонность к суицидальному поведению, предотвратить психогенные факторы, способствующие трагическому исходу.

Попытки самоубийства в большинстве случаев можно предугадать и предупредить. До совершения самоубийства подростки могут попытаться выразить протест в другой форме: уйти из дома, совершить антисоциальные поступки (воровство, хулиганство, напиться). Испробовав варианты и потерпев неудачу, подросток решается покончить с собой. Большинство покушавшихся на самоубийство говорили об этом окружающим до совершения попытки. Если вовремя обнаружить признаки надвигающейся катастрофы, то ее можно предотвратить. Иногда предвестники самоубийства трудно распознаваемы. Человек строит планы на будущее, а сам поглощен мыслями о самоубийстве. Это одна из самых тяжелых ситуаций для родных и близких молодого человека.

Суицидальное поведение может быть обусловлено и психическими расстройствами, сопровождающимися галлюцинациями, когда чей-то голос приказывает совершить самоубийство или убеждает человека в совершенном якобы им злодеянии. В этих случаях для подростков характерны периоды длительного нарушения поведения: депрессия, тревожность, неуравновешенность, беспокойство, навязчивые мысли.

Глава 2. Суицидальные мотивы в подростковом возрасте

2.1 Интерперсональные мотивы суицидального поведения подростка

Многие специалисты [3,37,] указывают, что при анализе суицидального поведения, прежде всего, сталкиваются с проблемой мотивации. Зависимость мотивов самоубийства от возраста очевидна, психологические механизмы суицидального поведения подростков, лиц зрелого возраста и пожилых не тождественны и требуют тщательной дифференциации [37].

Среди суицидальных мотивов принято различать две основные группы — мотивы конфликта (межличностные, семейные, производственные) и мотивы неблагополучия [37]. Другие авторы называют их интерперсональными и интраперсональными [3, 15].

Интерперсональные мотивы при самоубийстве подразумевают попытку посредством суицидального поведения вызвать определенные действия со стороны значимого другого или других. Суицидальное поведение в этих случаях можно рассматривать как средство влияния, убеждения, принуждения, манипулирования, изменения, доминирования, стимулирования или восстановления отношений. Это другое лицо чаще всего принадлежит к ближайшему окружению суицидента. Интерперсональные мотивы могут встречаться у лиц любого возраста, но преобладают именно у подростков. Большей частью такое поведение остается на вербальном уровне (суицидальные угрозы) и, как правило, содержит в себе элемент «призыва» или служат цели повышения собственной личностной значимости.

Символическое значение смерти как наиболее сильного соперника, способность победить страх, перед которым повышает статус личности, известно с древности (инициальные обряды). Суицидальные тенденции, служащие повышению значимости своей личности и самоутверждению в любой форме отношения к смерти (согласие, игра, заигрывание, страх и избегание, неприятие и вера в вечную жизнь, борьба и многое другое) относятся к инструментальной мотивации.

При профилактике и блокаде суицидального поведения в этих случаях, считает М. Г. Тихонова, взрослые должны помочь подростку разработать альтернативные варианты повышения личностной значимости собственной личности [57].

В процессе исследования лиц с суицидальными тенденциями Ю. Р. Вагиным были выделены семь основных мотивационных комплексов и показано, что суицидальное поведение является сложным результатом взаимодействия группы мотивационных комплексов с различной степенью выраженности каждого из них.

К выделенным суицидальным мотивационным комплексам относятся [15]:

— альтруистический

— анемический

— анестетический

— интсрументальный

— аутопунитическип

— гетеропунитический

— поствитальный

1. Альтруистические мотивы отражают желание умереть, чтобы всем было только лучше, желание избавить окружающих от проблем, связанных с собственным существованием, никому не мешать, не быть обузой, мысли о том, что собственная смерть может что-то изменить к лучшему вокруг.

Альтрустическое самоубийство как самостоятельную форму описал еще в конце 19-го века Эмиль Дюркгейм.

Есть основания предполагать, что альтруистическое самоубийство является одним из самых ранних суицидальных феноменов, существовавших в истории человечества. В примитивных сообществах, находящихся на ранних стадиях развития культуры, существовали традиции самоубийства стариков и детей в голодные годы ради того, чтобы пищи хватило молодым и здоровым соплеменникам. В Древнем Китае существовала традиция самоубийства одного из членов рода на месте закладки нового моста, храма, а иногда и просто дома, чтобы душа самоубийцы охраняла это место от злых сил.

Широко известны случаи добровольного самопожертвования во время военных действий, катастроф и тому подобных чрезвычайных ситуациях.

Альтруистическая мотивация часто выявляется у подростков, которые по тем или иным причинам считают себя виновными в проблемах близких людей. В этих случаях альтруистическая мотивация, как правило, сочетается с мотивацией самонаказания. Например, достаточно часто подобная мотивация занимает одно из ведущих мест в структуре суицидального мотивационного комплекса у подростков-наркоманов, которые осуждают себя за свою порочную склонность, невозможность остановиться, и те страдания, которые они причиняют своим близким [15, c. 24].

Альтруистическая мотивация нередко встречается у девочек — подростков при межличностных любовных конфликтах. Они утверждают, что если умрут, то избавят любимого от всех проблем, что он «немного погорюет, а затем будет счастлив с другой».

Альтруистическая мотивация суицидального поведения встречается у подростков, страдающих тяжелыми соматическими или психическими заболеваниями, особенно при невозможности самостоятельно содержать и обслуживать себя. В этом отношении такие подростки по мотивационному комплексу суицидального поведения очень близки к пожилым людям.

Важным блокирующим фактором суицидального поведения при преобладании альтруистической мотивации является осознание подростком того чувства вины, которое будут испытывать окружающие после совершения им попытки самоубийства. Подростку просто можно предложить проиграть ситуацию: что бы испытал он сам, если бы его или ее любимый покончил с собой, чтобы, как они сами же утверждают, «очистить дорогу к светлому будущему».

Для подростка очень важно доказать и показать собственную ценность доя окружающие его лиц. В тех случаях, когда для этого нет других способов, возникают иногда «псевдоальтруистические» модели суицидального поведения с гипертрофированной склонностью к риску, самопожертвованию и героизму [15, c. 25].

2. Анемические мотивы отражают потерю смысла и интереса к жизни, утрату внутренней силы для жизни, представления о том, что все хорошее позади и впереди ничего нет.

Та жизнь, которая мысленно рисуется подростку впереди, не устраивает его по тем или иным причинам. Она не соответствует его ожиданиям, и он не видит смысла в своем дальнейшем существовании.

Аномическая форма самоубийства, как и альтруистическая, описана Эмилем Дюркгеймом как самостоятельный феномен. «Всякое живое существо может жить, а тем более чувствовать себя счастливым только при том условии, что его потребности находят себе достаточно удовлетворения. В противном случае, то есть если живое существо требует большего или просто иного, чем-то, что находится в его распоряжении, жизнь для него неизбежно становится непрерывной цепью страданий. Стремление, не находящее себе удовлетворения неизбежно атрофируется, а также желание жить есть по существу своему производное всех других желаний, то оно не может не ослабеть, если все прочие чувства притупляются» [цит. по 15].

Известно, что самоубийства составляют третью по счету причину смерти молодых людей в возрасте от 15 до 24 лет. На факты частых самоубийств среди подростков и молодых людей обращали внимание все суицидологи, начиная с конца прошлого века. И. Я. Абрамович в начале века писал: «Молодость часто безумна в гордом сознании истинно королевского величия своей поэзии, своей романтики и не хочет унизить этого величия в пыли и грязи жизненной мертвечины». Он писал, что бывают случаи, когда человек уходит из жизни только лишь из страха в будущем стать зрителем картины собственного заката и распада [цит. по 15].

Аномический самоубийца, выбирая между жизнью и смертью, не только логически взвешивает все «за» и «против», как бухгалтер, подводя под результатом общую черту и выводя баланс, он как художник, как творец эстетически оценивает всю свою жизнь как уникальный акт творчества, как свое единственное и главное произведение, которое удалось или не удалось, и по результатам оценки совершает выбор [15, c. 26].

В Древней Греции был обычай, существовало правило, заканчивать жизнь самоубийством сразу после достижения в жизни какого-либо выдающегося результата. Так молодые влюбленные могли покончить с собой после первой брачной ночи, боясь, что последующая жизнь ничего не добавит к силе их чувства, а только день за днем будет стирать краски их молодости. Скульптор, создавший прекрасную статую, которого все жители острова носили на руках и прославляли как самого гениального мастера, мог сразу после этого покончить с собой, боясь, что ему уже никогда не удастся пережить подобного триумфа.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой