Мошенничество в кредитной сфере

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Тема: УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МОШЕННИЧЕСТВА

В КРЕДИТНО-БАНКОВСКОЙ СФЕРЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МОШЕННИЧЕСТВА В СФЕРЕ КРЕДИТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

1.1. История развития уголовного законодательства об ответственности за мошенничество в сфере кредитных отношений

1.2. Формы мошенничества в кредитно-банковской сфере

2. УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ СОСТАВА МОШЕННИЧЕСТВА ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РФ

2.1. Объективные признаки состава мошенничества

2.2. Субъективные признаки состава мошенничества

2.3. Квалифицированные виды мошенничества

3. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ МОШЕННИЧЕСТВА В КРЕДИТНО-БАНКОВСКОЙ СФЕРЕ

3.1. Разграничение мошенничества и лжепредпринимательства (ст. 173 УК РФ

3.2. Отграничение мошенничества от незаконного получения кредита (ст. 176 УК РФ)

3.3. Разграничение мошенничества и преднамеренного (фиктивного) банкротства (ст. ст. 196, 197 УК РФ)

3.4. Пути и способы совершенствования уголовного законодательства и следственно-судебной практики по делам о мошенничестве

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

С древних времен мошенничество преследуется как весьма опасное преступление в большинстве стран мира. Россия в этом отношении не является исключением. Одновременно нельзя не отметить, что мошенничество отличается способностью быстро изменять формы проявления и проникать практически во все сферы социальной жизни. В наибольшей степени уязвимым перед мошенничеством оказался банковский сектор, несмотря на то, что банки тратят огромные средства на поддержание собственной безопасности своего имущества и имущества клиентов. Быстрая модернизация банковского сектора, обусловленная появлением электронных систем взаиморасчетов, вызвала к жизни десятки новых форм мошенничества, которые требуют адекватной правовой (в том числе уголовно-правовой) оценки.

В последние десятилетия в банковском секторе получили распространение формы мошенничества, связанные с использованием телеграфных авизо, пластиковых платежных средств, электронной подписи, электронных ценных бумаг, виртуальных Internet-магазинов.

Однако круг современных проблем борьбы с мошенничеством в банковском секторе России сегодня определяется не только появлением большого числа новых форм мошенничества, но и изменениями в факторном комплексе данного вида преступлений, его глобализацией и интернационализацией.

Сегодня в России (как и большинстве современных государств) мошенничество превратилось в один из наиболее распространенных видов корыстных преступлений. Если в начале 90-хх гг. прошлого века мошенничеств регистрировалось почти в 100 раз меньше, чем краж (наиболее распространенный вид регистрируемых корыстных преступлений), то уже в 1996 г. на каждые 1000 зарегистрированных краж приходилось 50 зарегистрированных мошенничеств, в 2006 г. — 100. Таким образом, доля зарегистрированных мошенничеств в общем объеме регистрируемой корыстной преступности увеличилась за 15 лет почти в 10 раз.

К 2006 г. суммарный ущерб от мошенничеств достиг почти 15 млрд руб. По данным ООН в конце XX века мошенничество стояло на четвертом месте среди всех регистрируемых преступлений. Состояние преступности в России в 2006 году / Сост. В. И. Колосов.- М.: ГИЦ МВД РФ, 2007.- С. 7.

С 2004 по 2006 г. г. число зарегистрированных мошенничеств выросло почти на 30%. По данным Главного информационного центра МВД РФ в 2005 г. было зарегистрировано 87 471 мошенничеств, а в 2006 г. — 126 047. С января по август 2007 г. в России было выявлено 117 449 мошенничеств, что в сравнении с тем же периодом 2006 г. выше на 36,5%. Сайт Министерства внутренних дел РФ / http: //mvd. ru.

При этом нельзя не отметить, что аналогичные показатели зарегистрированного мошенничества в банковском секторе росли еще быстрее, что, впрочем, отчасти объясняется тем, что до начала разгосударствления банковского сектора регистрировались единичные факты мошенничества, совершенных с использованием банковских инструментов.
Основным критерием общественной опасности мошенничеств, совершаемых в банковской сфере, является размер ущерба, причиненного ими.

Причем, как показывает практика, наряду с традиционными способами совершения преступлений путем подлога расчетно-кассовых документов и документов первичного учета, в характере преступных посягательств произошли радикальные изменения, а с появлением новых форм финансового обеспечения предпринимательской деятельности возникли нетрадиционные приемы преступного вмешательства в сферу деятельности банковских учреждений. В частности, в структуре криминальных деяний преобладающее место в настоящее время занимают именно мошеннические действия по завладению материальными ценностями и денежными средствами различных кредитно-финансовых организаций. Создавшееся положение актуализирует постановку и решение новых задач по обеспечению деятельности правоохранительных органов за счет проведения комплексного, научного исследования методики расследования мошенничества в банковской системе.

Объектом исследования настоящей работы является понятие мошенничества в кредитно-банковской сфере, нормы российского уголовного законодательства, устанавливающего ответственность за мошенничество (в том числе за банковское) и смежные с ним преступления.

Предметом исследования являются уголовно-правовая и криминологическая характеристики мошенничества (включая банковское мошенничество), пути совершенствования уголовно-правовых мер борьбы с мошенничеством в банковской сфере.

Целью настоящего исследования является разработка предложений и рекомендаций по совершенствованию уголовно-правовых мер борьбы с мошенничеством.

Для достижения названной цели в выпускной квалификационной работе была предпринята попытка решить следующие задачи:

— изучить историю развития уголовного законодательства об ответственности за мошенничество в России;

— составить уголовно-правовую характеристику мошенничества и рассмотреть проблемы квалификации мошенничества в кредитно-банковской сфере;

— изучить проблематику совершенствования борьбы с мошенничеством в кредитно-банковской сфере уголовно-правовыми и специально-криминологическими средствами.

В числе специальных методов, примененных в процессе анализа предмета исследования, были использованы методы юридического анализа, дефинитивный, историко-правового анализа, метод систематически-структурного анализа, толкования правовых норм, статистический и другие.

Юридической базой настоящего исследования послужили такие важнейшие правовые акты, как Конституция Р Ф, Уголовный и Гражданский кодексы РФ, Федеральные законы «О банках и банковской деятельности», «О милиции» и другие нормативно-правовые акты, материалы периодической печати журналов «Уголовное право», «Российская юстиция», «Законность», а также Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф и материалы судебной практики.

Несмотря на значительное число исследований, посвященных различным аспектам борьбы с преступностью в кредитно-финансовой сфере, специальных научных исследований, посвященных проблемам борьбы с мошенничеством в банковском секторе, не проводилось.

Кроме того, после крупной реформы уголовного законодательства России, происшедшей в декабре 2003 г., возник целый ряд новых проблем борьбы с мошенничеством уголовно-правовыми и криминологическими средствами.

Тема исследования частично освещена в трудах ведущих теоретиков и практиков в области уголовного права России. Среди наиболее известных научных трудов российских ученых в области уголовного права автору настоящего исследования представляется необходимым выделить научные труды Ю. И. Скуратова, А. И. Рарога, А. П. Севрюкова, Н. Г. Иванова, В. В. Лимонова, М. Шагиахметова, и других авторов.

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МОШЕННИЧЕСТВА В СФЕРЕ КРЕДИТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

1.1. История развития уголовного законодательства об ответственности за мошенничество в сфере кредитных отношений

Формы и виды криминальных проявлений в современной кредитно-финансовой сфере не являются принципиально новыми. Это касается не только России, но и всего мирового финансового сообщества. Многие черты современного состояния преступности во многом подобны тем, что были присущи банковской системе в конце XIX и начале XX столетия.

В конце XIX в. основными видами кредитных учреждений являлись предприятия частного банкирского промысла — торгово-кредитные или банкирские заведения. Особенностью развития кредитно-банковской системы того времени было то, что до начала 90-х годов прошлого века в России не было специального законодательства, регламентирующего деятельность банкирских заведений. Левшиц Д. Ю. История российского уголовного законодательства об ответственности за финансовое мошенничество / Д. Ю. Левшиц // История государства и права.- 2007.- № 8.- С. 5.

Важной причиной злоупотреблений в кредитно-банковской системе России того периода являлась неэффективность системы санкций на нарушения правил. Штрафы были настолько малы, что банкиры их охотно платили и продолжали нарушать законы. Для закрытия конторы необходимо не менее трех раз привлечь к ответственности. Уголовной ответственности за большинство финансовых нарушений предусмотрено не было.

Все это создавало благоприятные условия для различных злоупотреблений. Среди наиболее типичных махинаций, имевших значительный общественный резонанс, можно отметить следующие.

Участие банкирских домов и контор в биржевых спекуляциях за счет вкладов клиентов. Махинации, связанные с привлечением денежных средств населения посредством введения в заблуждение относительно будущих доходов.

Конкретные формы подобных злоупотреблений отличались значительным разнообразием. Рассмотрим в качестве примера махинацию с продажей в рассрочку необеспеченных билетов выигрышных внутренних займов.

Злоупотребления в сфере кредитования и вексельного обращения. По данным С. С. Остроумова с 1909 по 1913 г. г. произошел значительный рост нарушений уставов торговых и кредитных предприятий с 2814 до 4661 в год. Нарушения выражались в основном в невыполнении обязательств по полученным кредитам. Увеличилось также число подлогов (в основном по векселям). В 1909 г. зарегистрировано 6633 случая, а к 1913 г. эта цифра составила 8158 случаев.

Длительный период времени, как отмечал Н. Можжевелов, зачастую приходилось сталкиваться с фактами, когда служащие с жалованием в 100 руб. имели кредиты в 7−8 обществах на 5−6 тыс. руб. и задолженность в 4 тыс. руб. и более.

Злоупотребления, обусловленные совмещением государственной службы с участием в акционерных компаниях. Этому способствовала политика правительства, считавшего, что для более быстрого развития акционерного предпринимательства необходимо, чтобы в состав руководителей входили грамотные и знакомые с частной финансовой деятельностью люди. Поэтому поощрялось участие финансовых специалистов, находящихся на государственной службе, в управлении и учреждении акционерных компаний. С 1860 г. совместительство из отдельно встречающихся фактов переросло чуть ли не в повсеместное дело.

Это приводило к массовым злоупотреблениям. Так, высшие чиновники Министерства финансов приглашались в учредители за будущую возможность получать кредиты Госбанка. Причинами, толкавшими на совместительство, были разного рода жесткие ограничения в деятельности акционерных компаний. Они вызывали стремление обойти закон и с помощью совместителей добиться для себя различных льгот.

Ложные банкротства. Так, в 1912 г. произошло два скандальных банкротства, в связи с чем Министерство финансов заявило, что часто банкирские заведения открываются исключительно с целью недобросовестного обогащения за счет клиентов.

Рассмотрим основные меры, предпринимавшиеся государством с целью совершенствования контроля за кредитными институтами.

14 мая 1889 г. Вышнеградский, занимавший в то время должность министра финансов, представил на рассмотрение Государственного совета законопроект о банкирских заведениях. Он предлагал законодателю проработать строгую регламентацию их деятельности.

Министерство финансов России намеревалось запретить банкирским домам вести биржевую игру, в частности за счет вкладов клиентов.

Проведенная министром финансов С. Ю. Витте реформа превратила Госбанк в важнейший орган контроля над денежными операциями. Появилась возможность назначать ревизии для проверки деятельности частных финансовых учреждений. Был также наложен запрет на продажу выигрышных билетов внутреннего займа с рассрочкой платежа.

Вместе с тем, контролировать банкирские заведения в то время не удавалось.

Среди наиболее типичных махинаций, имевших значительный общественный резонанс, можно отметить следующие.

Участие банкирских домов и контор в биржевых спекуляциях за счет вкладов клиентов.

Махинации, связанные с привлечением денежных средств населения посредством введения в заблуждение относительно будущих доходов.

Злоупотребления в сфере кредитования и вексельного обращения. С 1909 по 1913 г. г. был отмечен значительный рост нарушений уставов торговых и кредитных предприятий. Нарушения выражались в основном в невыполнении обязательств по полученным кредитам. Увеличилось также число подлогов (в основном по векселям). В 1909 г. зарегистрировано 6633 случая, а к 1913 г. эта цифра составила 8158 случаев. Довольно часто в то время приходилось сталкиваться с фактами, когда служащие с жалованием в 100 руб. имели кредиты в 7−8 обществах на 5−6 тыс. руб. и задолженность в 4 тыс. руб. и более.

Злоупотребления, обусловленные совмещением государственной службы с участием в акционерных компаниях. На заре XX века поощрялось участие финансовых специалистов, находящихся на государственной службе, в управлении и учреждении акционерных компаний. С 1860 г. совместительство из отдельно встречающихся фактов переросло чуть ли не в повсеместное дело. Так, высшие чиновники Министерства финансов приглашались в учредители за будущую возможность получать кредиты Госбанка.

Ложные банкротства. В 1912 г. произошло два скандальных банкротства, в связи с чем Министерство финансов заявило, что «часто банкирские заведения открываются исключительно с целью недобросовестного обогащения за счет клиентов». Остроумов С. С. Преступность и её причины в дореволюционной России / С. С. Остроумов.- М.: Норма-Инфра, 2001.- С. 27.

Один из наиболее показательных случае финансового мошенничества в те далекие времена, было нашумевшее дело «дома Кана».

В опубликованной 23 февраля 1889 г. в журнале «Новое время» статье «Грабители» говорилось, что предприимчивые дельцы, неизвестно откуда попавшие в столицу, открывали банкирские конторы на средства, достаточные только для размещения объявлений о найме агентов. Затем многочисленные агенты конторы с печатными бланками и рекламой о баснословно выгодной покупке в рассрочку выигрышных билетов внутренних займов разъезжались по селам и городам, убеждая доверчивых клиентов в том, что достаточно внести 15-ти рублевый задаток, чтобы получить право на известную часть выигрыша от записанного за ними билета. Уплачивая по 5 или 10 рублей ежемесячно, клиент мог приобрести билет целиком, а вместе с ним призрачную возможность выиграть на него до 200 тыс. руб. Доход от такой сделки получал расторопный агент (9 руб. с каждых 15 руб.) и контора, которая не заботилась о честном ведении дела.

По данным того же журнала, контора Кана, основанная в августе 1887 г., уже через год имела оборот около 1 млн. 200 тыс. руб. Причины банкротства не сообщались. Прослеживая дальнейший путь этого заведения известно, что контора подверглась описи по иску в 5 тыс. рублей. При проверке кассы обнаружено всего 300 рублей и 1 выигрышный билет; хотя их было продано не менее 1,5 тыс. штук.

Ответственность за мошенничество, как самостоятельный вид преступного деяния, впервые в отечественном уголовном законодательстве получает обособленное закрепление в Судебнике 1550 г. Признаки мошенничества (за исключением обмана) при этом прямо никак не определялись и выводились косвенно из понятия татьбы, т. е. кражи. Обособленная ответственность за отдельный вид мошенничества в банковской сфере впервые в истории отечественного уголовного законодательства была установлена в 1930 г. в ст. 169-а УК РСФСР 1926 г. и относилась к выдаче чекодателем чека, заведомо для него не подлежащего оплате плательщиком.

На первоначальном этапе развития советского государства некоторым образом была упрощена конструкция состава мошенничества. Так, в УК РСФСР 1922 г. в ст. 187 определялось: «Мошенничество, т. е. получение с корыстной целью имущества или права на имущество посредством злоупотребления доверием или обмана, — карается принудительными работами на срок до шести месяцев или лишением свободы на шесть месяцев». Хрестоматия по истории отечественного государства и права / Под ред. К. И. Батыра.- М.: Юристъ, 2005.- С. 95.

Принятый после образования СССР УК РСФСР 1926 г. следующим образом определяет мошенничество как вид преступного хищения чужого имущества: «злоупотребление доверием или обман в целях получения имущества или права на имущество или иных личных выгод». Предусматривалась ответственность за мошенничество и в УК РСФСР 1960 г., но ни в одном из этих кодексов не выделялась мошенничество в кредитно-банковской сфере, и, видимо, это было связано с отсутствием возможности получать кредиты. Безверхов А. Развитие понятия мошенничества в отечественном праве / А. Безверхов // Уголовное право. — 2001.- № 4.- С. 9−12.

Законодательство советской эпохи не содержало специальных норм, направленных на пресечение банковской преступности как таковой, поскольку в подобных нормах не было необходимости, Банковская система конца 20-х годов прошлого столетия основывалась на монопольном положении Госбанка. Последний являлся своеобразной заповедной зоной финансовой системы, куда не могли проникнуть различного рода мошенники и аферисты. За исключением ограблений сбербанков и инкассаторов, кредитно-банковская преступность в СССР практически отсутствовала.

Лишь с начала 50-х годов наблюдается определенный интерес к тематике правонарушений в системе денежных отношений и банковских операций. Первая работа (В.Я. Осевина и А.М. Позднякова), затрагивающая проблемные положения банковской преступности, вышла в 1952 г. В это же время были защищены первые кандидатские диссертации по вопросам преступности в кредитно-банковской системе СССР (Е.П. Коновалов, В.И. Теребилов). Главным образом специфика работы следователя по делам, ответственность за которые устанавливалась как за хищение социалистической собственности, преимущественно состояла в том, что основным звеном данной системы являлся работник банковского учреждения.

Уголовный кодекс 1960 г. совершенно определенно исходил из существования общего понятия «хищение», охватывающего ряд сходных по объективным и субъективным признакам посягательств на социалистическую собственность. Однако само это понятие в законе не раскрывалось. Важнейшие общие признаки хищения были даны в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. // Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ по уголовным делам. — М.: Спарк, 2005. — С. 252−260. Значение этого понятия не уменьшилось из-за того, что в Уголовном кодексе 1960 г. ответственность дифференцировалась по конкретным формам хищения. Признано, что общее понятия «хищение» помогает раскрыть характерные признаки, присущие всем его формам и видам, облегчает анализ конкретных форм хищения, способствует их отграничению от других преступлений против собственности, от посягательств, направленных на иные общественные отношения, и от действий, не наказуемых в уголовном порядке. Курс Уголовного права. В 5 т. Т. 3 / Под ред. Г. Н. Борзенкова, В. С. Комиссарова. — М.: Зерцало, 2004. — С. 396.

Банковская система, созданная в результате реформ 1987−1991 годов, принципиально отличалась от прежней, основанной на монопольном положении Государственного банка. Вместе с тем изменения структуры банковской системы и принципов взаимоотношений банков с клиентами не повлекли соответствующей переработки нормативных актов, регулирующих договорные отношения в банковской деятельности. Коммерциализация банковских отношений, расширяющееся функционирование как финансового рынка, так и рынка ценных бумаг повлекли незаконное использование криминальных капиталов в предпринимательской деятельности.

Исследованию феномена банковской преступности в современный период посвящены работы В. Д. Ларичева, В. А. Гамзы, Д. И. Аминова, П. А. Скобликова, А. Н. Чеботарева, Н. А. Даниловой. Усилиями Б. В. Волженкина, Л. Д. Гаухмана, С. В. Максимова, Н. А. Лопашенко, В. М. Егоршина, П. С. Яни и др. подверглись тщательному анализу проблемы преступности в кредитно-финансовой сфере, различные виды мошеннических посягательств в экономике, криминологические и уголовно-правовые проблемы банковского бизнеса. Сатуев Р. С. Экономическая преступность в финансово-кредитной системе России / Р. С. Сатуев, Д. Я. Шраер.- М.: Центр экономики и маркетинга, 2004.- С. 83.

Учитывая значительное сходство проблем злоупотреблений в кредитно-банковской сфере России рассматриваемого периода с современными проблемами целесообразно принимать во внимание уже имеющийся опыт России при совершенствовании правового регулирования этой сферы.

1.2. Формы мошенничества в кредитно-банковской сфере по российскому уголовному законодательству

Мошенничество получило довольно широкое распространение в сфере банковской деятельности. Совершаемое руководителями банков, мошенничество характеризуется значительным масштабом наносимого ущерба, сложностью и изощренностью используемых криминальных схем, разнообразием применяемых приемов и способов.

Статья 159 УК РФ определяет мошенничество как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Мошенническое получение кредита основывается на представлении ложных сведений. Заемщик уже при оформлении кредита предполагает не возвращать его, имеет место умысел на завладение имуществом или приобретение права на него уже в момент осуществления действий, повлекших передачу этого имущества.

Введение в заблуждение потенциальными ссудозаемщиками банковских служащих осуществляется различными способами, которые могут быть объединены в две группы:

1) путем использования специально созданных для хищения кредитных ресурсов фиктивных предприятий;

2) путем фальсификации документов и применения иных приемов обмана, вследствие чего кредитные офицеры вводятся в заблуждение относительно возможностей и перспектив возврата полученных средств и качества обеспечения кредита.

Использование фиктивных предприятий. Специалисты выделяет следующие типичные приемы создания фиктивных предприятий:

1. Создание предприятия по подлинным документам лицами, не намеревающимися заниматься хозяйственной деятельностью. Руководители такого, предприятия после получения кредита и его присвоения скрываются от кредиторов.

2. Внесение в учредительные документы, необходимые для регистрации предприятия, искаженных сведений об учредителях (руководителях). Часто для этих целей используются утраченные либо похищенные паспорта граждан. После регистрации фирмы и получения кредита мошенник скрывается.

3. Изготовление подложных уставов, регистрационных и иных документов с использованием подлинных печатей, ксерокопий действительных документов и иным образом.

4. Регистрация предприятий на фиктивные адреса. Возможны различные модификации данного приема: при регистрации лжефирм указывается несуществующий адрес; указанная в качестве адреса квартира меняется, продается; перемена арендуемых в качестве офисов помещений без уведомления регистрационных, налоговых органов, контрагентов по сделкам; заключение за денежное вознаграждение устных соглашений с владельцами квартир об использовании их адреса в качестве юридического адреса фиктивного предприятия.

5. Использование реквизитов ликвидированных предприятий с получением путем обмана согласия их руководителей.

6. Похищение регистрационных документов действующих предприятий и открытие по ним расчетных счетов в банке.

7. Создание либо использование в целях хищения кредита легальных предприятий под давлением организованных преступных групп. Руководители подобных предприятий, получив по требованию преступников банковскую ссуду, передают ее преступникам либо непосредственно, либо под видом выполнения обязательств по сделке.

8. Регистрация предприятий по ненадлежаще оформленным, недействительным документам по сговору с должностными лицами государственных органов, осуществляющих регистрацию предприятий.

9. Использование для хищения кредитных ресурсов специально созданных предприятий, находящихся под контролем руководителя фирмы-ссудополучателя или связанных с ним лиц. Одна из возможных схем хищения кредита выглядит следующим образом: деньги тратятся не на цели, обозначенные в кредитном договоре (например, на развитие производства), а на приобретение различных ценностей для фирмы — получателя кредита (машин, дорогой оргтехники и т. п.). В дальнейшем руководитель фирмы, имея намерение присвоить полученные средства, учреждает ряд новых коммерческих структур на свое имя или на имя своих соучастников и передает эти ценности с баланса структуры — получателя кредита на балансы новых структур. Тем самым затрудняется установление принадлежности ценностей и их изъятие в целях возмещения ущерба. Ольшаный А. И. Банковское кредитование: российский и зарубежный опыт / Под ред. Е. Г. Ищенко.- М.: Деловая литература, 2004.- С. 268.

С целью избежания ответственности на должности руководителей предприятий или главных бухгалтеров подбираются некомпетентные лица, часто судимые либо страдающие психическими заболеваниями, которые за определенное вознаграждение подписывают документы, необходимые для реализации преступных схем.

Фальсификация документов и иные способы обмана. Важным элементом преступных схем по присвоению кредитных ресурсов банков является введение банковских служащих в заблуждение относительно наличия либо качества обеспечения кредита и, тем самым, относительно возможности исполнения должником своих обязательств в случае невозврата кредита.

Злоупотребления при использовании банковских гарантий и поручительств. Можно выделить следующие способы злоупотреблений при данном способе обеспечения кредита.

Фальсификация. Объектом фальсификации часто являются гарантийные письма. Для изготовления поддельных гарантийных писем используются следующие приемы:

1) использование похищенных бланков предприятий с оттисками печатей;

2) использование похищенных либо утерянных печатей;

3) выполнение через сообщников оттисков настоящей печати на подложное гарантийное письмо одновременно с подделкой подписей руководителей предприятия;

4) использование смонтированных ксерокопий бланков документов, оттисков печатей и подписей руководящих лиц;

5) использование подложных писем, заверенных оттисками печатей со старыми названиями, реквизитами банком или их филиалов.

Преступниками используется также прием предоставления поручительств несуществующим (фиктивным) поручителем. Левшиц Д. Ю. Кредитно-банковское мошенничество / Д. Ю. Левшиц // Банковское право.- 2007.- № 5.- С. 14.

В ряде случаев изготовление и сбыт поддельных гарантийных писем банков и других организаций осуществляется в форме бизнеса в значительных масштабах.

Представление в обеспечение возвратности кредита от имени солидных государственных или коммерческих структур гарантийных писем, полученных неправомерным путем. Известны случаи, когда преступники убеждают малознакомых или знакомых руководителей банков, страховых организаций, иных кредитных организаций выдать им гарантию для получения кредита, мотивируя это тем, что уже договорились насчет получения кредита, а банковская гарантия нужна лишь для формальности и что предприятие в данном случае не будет нести никакой ответственности. Получив гарантию, мошенники получают ссуду и присваивают ее, после чего скрываются.

Злоупотребления при использовании залога в качестве обеспечения кредита. Типичными вариантами подобных действий являются:

1) представляется в качестве залога неполноценного имущества, действительная стоимость которого не соответствует заявленной;

2) предоставление в качестве залога имущества, не находящегося в собственности получателя кредита;

3) предоставление в качестве залога имущества, на которое не может быть 4) обращено взыскание;

5) неоднократный залог одного и того же имущества.

Способом обеспечения возвратности банковского кредита является страхование риска невозврата кредита. Развитие этого способа обеспечения возвратности кредита связано с совершением преступлений, связанных с подделкой получателями кредитов договоров страхования и предъявление их в банк в качестве документов, обеспечивающих возвратность получаемых кредитных средств.

Используются также иные приемы мошеннического обмана при осуществлении ссудных операций:

1) при заключении кредитных договоров изготавливаются подложные документы, создающие видимость финансовой состоятельности (в частности, представляются ложные балансы), недостоверные бизнес-планы и технико-экономические обоснования предстоящих инвестиций за счет кредитных средств;

2) фабрикуются подложные документы в обоснование кредитного запроса, договоры о якобы заключенных сделках;

3) представляются подложные документы на право получения кредита на льготных условиях, по заниженной процентной ставке.

Развитие и внедрение новых информационных технологий порождает в сфере банковской деятельности ряд серьезных проблем, связанных в основном с обеспечением сохранности, конфиденциальности и достоверности хранимой, передаваемой и обрабатываемой информации.

Субъектами компьютерных преступлений могут быть как сотрудники банка, так и его клиенты, а также посторонние лица. Компьютерными мошенниками являются в основном люди, не уличенные ранее ни в каких преступлениях".

Компьютерные преступления — сложное негативное социальное явление, включающее в себя большой комплекс конкретных видов преступлений. В настоящее время компьютерная преступность переходит в новую фазу — с развитием глобальных сетей организованные преступные группы используют эту возможность для совершения преступлений. Проблемой компьютерной преступности занимаются специальные комитеты ООН, Совет Европы, Интерпол.

Комитет по законодательству Совета Европы подготовил минимальный перечень типов компьютерных преступлений, который был рекомендован для целей квалификации и регистрации преступлений всем государствам-членам: компьютерное мошенничество, т. е. вмешательство, изменение, уничтожение либо укрытие компьютерных данных или программ; компьютерный подлог; повреждение компьютерной информации или программы; компьютерная диверсия; несанкционированный доступ; несанкционированный перехват информации; несанкционированное воспроизведение компьютерных программ; несанкционированное воспроизведение топографии.

Указанные виды преступлений подробно рассматриваются в отдельном параграфе.

Несмотря на то, что далеко не все сообщают об имевших место преступлениях, с момента первого случая во Внешэкономбанке пять лет назад в России зафиксировано более 30 компьютерных преступлений в банках. В последнее время в разряд компьютерных преступлений входят также мошенничества со смарт-картами. Факты таких преступлений зарегистрированы и в России.

Борьба с компьютерной преступностью ведется в двух направлениях: создание специализированных подразделений в соответствующих государственных структурах и подготовка специалистов среди служб безопасности банков для своевременного выявления конкретных следов, признаков совершаемых преступлений. Эриашвили Н. Д. Криминальная экономика и экономическая преступность / Н. Д. Эриашвили.- Ростов-на-Дону: Феникс, 2001.- С. 105.

Важным фактором повышения эффективности борьбы с компьютерной преступностью является совершенствование сотрудничества банков и правоохранительных органов.

Ассоциацией российских банков (АРБ) были подписаны двусторонние соглашения с компетентными государственными организациями с целью содействовать обеспечению безопасности банков. Соглашение МВД-АРБ о взаимодействии в области обеспечения банковской безопасности было подписано 21. 12. 95 г. Выступая на пленарном заседании Международного Форума «Технологии безопасности» в январе 1996 г., президент АРБ С. Егоров объявил о подписании двустороннего соглашения с Федеральным агентством правительственной связи и информации (ФАПСИ) о сотрудничестве в области защиты информации. Для организации сотрудничества по конкретным проектам стороны создают совместный научно-технический центр, призванный координировать научно-техническую политику в области информационной безопасности банков, оснащать их сертифицированной техникой защиты информации, оказывать помощь в получении соответствующих лицензий, проводить научно-методическую и консультационную деятельность.

Вместе с тем анализ содержания специальной литературы по рассматриваемой проблематике, результаты практики расследования и предупреждения банковских преступлений дают основание сделать вывод о необходимости формирования новых концептуальных основ методики выявления и расследования мошенничества в сфере банковской деятельности по следующим позициям:

а) несмотря на несомненную и бесспорную теоретическую и практическую значимость исследуемых работ, в них не рассматриваются в комплексе способы совершения мошенничества в сфере банковской деятельности, а также четко не выделены проблемы, касающиеся совершенствования практики их выявления и раскрытия;

б) изучение практики расследования и предупреждения мошенничеств в банковской системе показало, что данные преступления обладают особенностями, которые не учитываются в большинстве методических рекомендаций по курсу криминалистики, что приводит к снижению эффективности следственной и оперативной работы по преступлениям рассматриваемой категории;

в) специфика расследования мошенничества (субъектом преступления не является работник банковского учреждения) выявила причину, согласно которой повышение уровня безопасности банка от криминальных посягательств на нынешнем этапе непосредственно связано с методологической проработкой проблемы и проведением на ее основе технологизации защитных мероприятий. Костюк М. Вопросы квалификации мошенничества в сфере банковского кредитования / М. Костюк, П. Сердюк // Уголовное право.- 2007.- № 4.- С. 25.

В заключение главы автор считает нужным подчеркнуть, что уголовно-правовая норма, предусмотренная ст. 159 УК РФ, сконструирована на основе УК РСФСР 1960 г. Последний разрабатывался в период «плановой экономики», когда сама действительность не предполагала возможности мошенничества в сфере банковской деятельности. Существовавший подход законодателя к регулированию мошенничества сохранился до настоящего времени. Для совершенствования нормативного регулирования мошенничества необходимо учитывать, во-первых, особую сложность банковско-кредитных отношений; во-вторых, значительность ущерба, причиняемого юридическим и физическим лицам, и, наконец, в-третьих, российский историко-юридический опыт, а также сравнительно-правовой анализ российского и зарубежного уголовного законодательства, свидетельствующий о том, что в странах с давно сложившейся рыночной экономикой и развитой банковской системой предусмотрена уголовная ответственность за мошенничество в банковской сфере.

В связи с чем следует внести следующие изменения в действующее уголовное законодательство:

а) внести в ст. 159 УК РФ дополнительный квалифицирующий признак «мошенничество, совершаемое в кредитно-банковской сфере»;

б) исключить признак «причинение значительного ущерба гражданину», используемого в ч. 2 ст. 159 УК РФ, по следующим причинам: отсутствие критериев качества такого ущерба; нарушение принципа субъективного вменения (т.к. виновный может не осознавать весь комплекс оценочного критерия и не понимать, что причиняет значительный ущерб), тогда, как объективное вменение запрещено; а так же прямое указание о причинении вреда гражданину, представляет собой нарушение равноправия всех форм собственности;

в) необходимым декриминализировать ст. 176 УК РФ «Незаконное получение кредита» в том случае, если это деяние совершено без цели хищения. Если же кредит был получен незаконно, с умыслом на хищение, без цели его возврата, то такое деяние должно быть квалифицировано по ст. 159 УК РФ.

2. УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ СОСТАВА МОШЕННИЧЕСТВА ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РФ

2.1. Объективные признаки состава мошенничества

Согласно примечанию к ст. 158 УК под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Сформулированное в законе общее понятие хищения позволяет определить обязательный для этой группы преступлений предмет — чужое имущество. Таковым признается имущество, собственником которого является не лицо, виновное в хищении, а другой гражданин, юридическое лицо, или иной собственник.

Размер имущественного ущерба при хищении определяется стоимостью похищенного, выражающейся в его цене. При определении стоимости похищенного имущества в соответствии с рекомендациями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф от 25 апреля 1995 г., следует исходить в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником с государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость имущества определяется на основании заключения экспертов.

По общему правилу, уголовный закон не ограничивает ответственность за хищение каким-либо минимальным размером причиненного ущерба. При этом следует учитывать, что, если стоимость похищенного ничтожна и умысел виновного не был направлен на изъятие имущества в более значительном размере или насильственным способом, такие действия, согласно ч. 2 ст. 14 УК, в силу малозначительности не являются преступлением. Однако применительно к хищению имущества, совершенного путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты, размер причиненного ущерба учитывается при определении основания уголовной ответственности. В соответствии со ст. 7. 27 КоАП Р Ф Кодекс об административных правонарушениях РФ от 30. 12. 2001 г. № 195-ФЗ (в ред. от 03. 02. 2008 N 19-ФЗ)// СПС Консультант Плюс. Версия Проф. хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты на сумму, не превышающую одного минимального размера оплаты труда, признается мелким и влечет наложение административного штрафа в размере до трехкратной стоимости похищенного имущества, но не менее одного минимального размера оплаты труда или административный арест на срок до пятнадцати суток. Соответственно, хищение имущества вышеуказанными способами может повлечь уголовную ответственность по ст. ст. 158, 159 УК при условии, если причиненный ущерб превышает один минимальный размер оплаты труда. Комментарий к Кодексу об административных правонарушениях / Под ред. Э. Н. Ренова. — М.: Норма-Инфра, 2005. — С. 306.

Закон определяет мошенничество как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Способом хищения при мошенничестве являются обман или злоупотребление доверием. Используя эти способы, виновный вводит в заблуждение лиц, в ведении которых находится имущество, и эти лица добровольно передают его преступнику, поскольку не осознают обмана или злоупотребления доверием. Ляпунов Ю. Дискуссионные проблемы объекта преступлений против собственности / Ю. Ляпунов // Уголовное право. — 2004. — № 3. — С. 43−46.

Предметом мошенничества, помимо имущества, является также право на чужое имущество как юридическая категория. Оно может быть закреплено в различных документах, например, в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, в различных видах ценных бумаг. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / М. П. Журавлев, А. В. Наумов. — М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2006. — С. 72.

Родовым объектом мошенничества являются общественные отношения в сфере экономики. Видовым объектом следует считать отношения собственности, регулируемые нормами гражданского права. Непосредственным объектом мошеннических действий является та форма собственности, в которой находится похищаемое имущество.

Указанное определение мошенничества позволяет выделить две разновидности мошенничества — хищение самого имущества и приобретение права на чужое имущество, а также содержит указание на конкретные способы его совершения, отличающие мошенничество от других форм хищения, — обман и злоупотребление доверием. Лимонов В. Понятие мошенничества / В. Лимонов // Законность. — 2004. — № 11. — С. 40.

Деление мошенничества на две разновидности — хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество, существенно влияет на содержание предмета мошенничества. Если при наличии первой разновидности мошенничества его предметом могут быть только движимые вещи, то при приобретении права на чужое имущество предметом мошенничества может стать дом, дача, другие виды недвижимого имущества.

В своей статье Шепалов С. считает, что право на чужое имущество является предметом преступления Шепалов С. Мошенничество это умышленное причинение имущественного ущерба / С. Шепалов // Российская юстиция. — 2003. — № 1. — С. 60−62… Однако по самому смыслу определения предмета он должен быть всегда материален, тогда как понятие «право» есть нематериальное отношение, и оно может быть только объектом мошеннических действий.

Отдельные авторы не считают приобретение права на чужое имущество путем мошеннических действий формой хищения. Так, Юрин В. утверждает, что рассматриваемое деяние не является хищением, так как не связано с изъятием и (или) обращением чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Специфика этой разновидности мошенничества заключается в том, что лицо, совершающее такого рода действия, не завладевает чужим имуществом, а только приобретает право на него. Следовательно, отсутствуют некоторые признаки хищения, перечисленные в законодательном определении. Юрин В. Как установить умысел мошенника / В. Юрин // Российская юстиция. — 2002. — № 9. — С. 58−59.

Предметом мошенничества может стать только чужое имущество, то есть имущество, не находящееся в совместной, долевой, иной собственности или правомерном владении самого мошенника. В постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» от 25 апреля 1995 г. Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 25 апреля 1995 г. // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда СССР, РСФСР, РФ. — М.: Спарк, 2002. — С. 404−406. разъясняется, что под чужим имуществом как предметом хищения следует понимать не находящееся в собственности или ином законном владении виновного имущество. Таким образом, чужое имущество — это имущество, на которое у мошенника нет юридических прав. Ляпунов Ю. Дискуссионные проблемы объекта преступлений против собственности / Ю. Ляпунов // Уголовное право. — 2004. — № 3. — С. 43 — 46.

Объективная сторона хищения выражается в противоправных безвозмездном изъятии и (или) обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Обязательным признаком объективной стороны хищения является незаконность изъятия и его безвозмездность. Незаконность означает, что виновный не является собственником имущества, не имел юридического права на изъятие имущества и обращение его в свою пользу, не был уполномочен на такое действие. В связи с этим состав хищения отсутствует, если лицо имеет законные основания на получение изъятого им имущества, но нарушило порядок его получения. При наличии предусмотренных законом условий подобного рода действия образуют самоуправство. По делу Б., осужденного за кражу личных вещей своей бывшей жены, совершенное для того, чтобы использовать это обстоятельство для разрешения взаимных претензий по разделу жилой площади и с целью возврата своего имущества, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Р Ф признала, что, поскольку Б. пытался решить вопрос имущественного характера с женой путем самовольного изъятия её вещей из квартиры и используя это обстоятельство для осуществления своего действительного или предполагаемого права, действовал незаконно, причинив существенный вред потерпевшей. В его действиях имеются признаки самоуправства.

Безвозмездность изъятия имущества характеризуется тем, что собственник не получает за выбывшее из его владения имущество необходимого эквивалента в виде общественно полезного труда, или возмещения стоимости предмета хищения. Частичное возмещение стоимости изъятого имущества не исключает ответственности за хищение. Изъятие имущества, вверенного виновному, путем замены его на менее ценное, совершенное с целью присвоения или обращения в собственность других лиц, должно квалифицироваться как хищение в размере стоимости изъятого имущества.

Объективная сторона хищения включает и такой признак, как причинение ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества. Ущерб заключается в уменьшении наличного имущества потерпевшего, которое в момент хищения находилось в его владении (фондах). Причинение имущественного ущерба собственнику путем не предоставления в его владение (фонды) соответствующей части имущества (упущенная выгода) не образует хищения, но при определенных условиях квалифицируется по ст. 165 УК.

Объективная сторона хищения включает в себя в качестве обязательного признака причинную связь между общественно опасным действием и наступившими последствиями в виде причинения реального имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества. По делам о хищении установление причинно связи на практике не представляет трудностей ввиду её очевидности. Доказанность фактов изъятия чужого имущества и причинение в результате именно этого имущественного ущерба является достаточным основанием для признания наличия причинной связи. Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов/ Под ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамова. — М.: Инфра-М, 2005. — С. 169.

Обман как способ хищения состоит в сообщении ложных сведений, либо в умолчании об обстоятельствах, сообщение о которых являлось обязательным. Сообщаемые мошенником ложные сведения могут быть самыми разнообразными. В одних случаях они касаются личности виновного, его прав и полномочий, в других — относятся к юридическим фактам, событиям и т. д. Обман может выражаться в устной, письменной либо иной форме.

Злоупотребление доверием как способ мошенничества проявляется обычно в использовании для завладения имуществом специальных полномочий виновного или его личных доверительных отношений с лицом, в ведении или под охраной которого находится имущество. Иногамова-Хегай Л. Совершенствование уголовно-правовых норм об экономических преступлениях / Л. Иногамова-Хегай // Уголовное право. — 2004. — № 1. — С. 17−22.

С объективной стороны специфика мошенничества состоит в способе его совершения. В отличие от многих других преступлений, которым присущ физический (операционный) способ, при мошенничестве способ действий преступника носит информационный характер либо строится на особых доверительных отношениях, сложившихся между виновным и потерпевшей стороной.

Своеобразие данного преступления состоит в том, что с внешней стороны оно представляется в «добровольном» отчуждении имущества самим собственником и передаче его преступнику. Последний же, прибегая к обману или злоупотреблению доверием, непосредственно не изымает имущество из чужого владения. Но, подавляя таким путем сознание и волю потерпевшего, или злоупотребляя его доверием, мошенник достигает цели безвозмездного обращения переданного ему имущества в свою пользу. Обман или злоупотребление доверием выступают здесь в качестве внешних форм самого преступного поведения мошенника, и поэтому вряд ли обоснованно относить их к категории средств совершения преступления, как это нередко делается в юридической литературе. Уголовное право. Особенная часть. Учебник/ Под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова. — М.: Издательство Новый юрист, 2004. — С. 245 — 246.

В судебной практике как мошенничество квалифицируется умышленное незаконное получение частным лицом государственных или общественных средств в качестве пенсий, пособий и других выплат в результате обмана или злоупотребления доверием. Таким же образом надлежит квалифицировать безвозмездное завладение имуществом, полученным в кредит, если умысел на его похищение возник до момента его получения.

В последние годы распространение приобрели новые виды мошеннических обманов: получение чужого имущества или права на чужое имущество путем обманных операций с кредитными картами, использованием компьютеров, получение аванса (предоплаты) под предлогом предоставления товаров. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / М. П. Журавлев, А. В. Наумов. — М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2005. — С. 72.

Мошенничество следует отличать от кражи, поскольку при её совершении виновные тоже могут прибегать к обману с целью проникнуть в помещение, жилище, иное хранилище и тайно похитить имущество. Однако при совершении кражи обман является всего лишь условием, облегчающим в дальнейшем тайное изъятие имущества, и в силу этого не обуславливает переход ценностей от собственника к преступнику. Совершенно иную роль играет обман в составе мошенничества, выступая как основная причина передачи имущества субъекту преступления.

Следует отметить и то, что при краже имущество тайно похищается помимо и вопреки воле потерпевшего. Мошенничество же, напротив, характеризуется как бы «добровольной» передачей имущества обманутым собственником или владельцем преступнику.

Кроме того, важной особенностью мошенничества является передача имущества в собственность или в титульное владение лица с наделением его в отношении этого имущества определенными правомочиями. Поэтому корыстное завладение имуществом, переданным лицу для осуществления чисто технических операций (помочь поднести чемодан, присмотреть за ненадолго оставленными вещами, подержать вещь, когда собственник занят каким-либо делом) без наделения субъекта соответствующими правомочиями, образует кражу, а не мошенничество. Российское уголовное право: Особенная часть / Под ред. А. И. Рарога. — М.: Юриспруденция, 2006. — С. 145.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой