Мошенничество: уголовно-правовое понятие и виды

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ

Филиал РУДН в г. Перми

Курсовая работа

Тема: Мошенничество: уголовно-правовое понятие и виды

Направление: Юриспруденция

Дисциплина: Уголовное право

Студент: Коростелёв Э

ПЕРМЬ 2013 г.

Содержание

Введение

1. Понятие и виды мошенничества

1.1 Понятие мошенничества ст. 159 УК РФ

1.2 Виды мошенничества

2. Анализ состояния мошенничества в России

2.1 Причины мошенничества

2.2 Показатели мошенничества

Заключение

Список использованных источников

Введение

В условиях развития экономического оборота, движения России к цивилизованному гражданскому обществу все более острой становится проблема защиты собственности как основы благосостояния личности, общества и государства от преступных посягательств Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть/ А. В. Наумов. М.: Проспект, 2010. С. 76.

Переход к рыночной экономике неизбежно привел к появлению новых форм собственности, свободному предпринимательству и многообразию финансово-денежной деятельности физических и юридических лиц, что естественным образом повлияло и на изменение криминогенной ситуации в обществе. Комплексный анализ негативных процессов, происходящих, прежде всего, в экономической сфере деятельности государства, убеждает в том, что в настоящее время идет количественное и качественное преобразование преступности. Среди экономических преступлений, активно видоизменяющихся в рыночных условиях, особое место принадлежит мошенничеству Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Б. В. Здравомыслова. — М.: Юристъ, 2011. С. 67.

В практике последних лет среди преступлений против собственности все чаще встречается мошенничество. Если раньше в мошенничестве обвиняли лиц, не имеющих связи с предпринимательской деятельностью (например, уличных гадалок), последнее время наблюдается четкая тенденция в превалировании договорной подоплеки при рассмотрении уголовных дел по эпизоду мошенничества.

Специфика рассматриваемого вида преступления заключается в том, что оно, оставаясь в рамках законодательной трактовки прошлых лет, приобрело новые формы, подлежащие доктринальному осмыслению. Тайны социальной живучести и приспособляемости, а также неиссякаемого разнообразия сценариев совершения мошенничества требуют специального исследования. В сфере преступных посягательств мошенников сегодня оказалась бурно развивающаяся предпринимательская деятельность, в том числе средний и мелкий бизнес, торговля, сфера обслуживания, финансовая и банковская сферы.

Степень разработанности проблемы. рассмотрением различных аспектов уголовно-правовой и криминологической характеристики мошенничества посвящены многие научные труды российских ученых-криминологов и специалистов в области уголовного права, в частности: Ю. М. Антоняна, Г. Н. Борзенкова, В. А. Ванцева, В. Д. Владимирова, Б. В. Волженкина, Е. В. Ворошилина, Л. Д. Гаухмана, А. А. Герцензона, А. А. Глуховой, Л. В. Григорьевой, Б. Д. Завидова, М. М. Исаева, МП. Клейменова, В. П. Коновалова, С. М. Кочои, В. Н. Кудрявцева, Н. А. Лопашенко, В. Д. Ларичева, В. Н. Лимонова, В. В. Лунеева, С. В. Максимова, B.C. Минской, Б. С Никифорова, С. С. Остроумова, А. А. Пинаева, В. П. Ревина, А. Л. Репецкой, Д. В. Ривмана, В. Я. Рыбальской, Б. Д. Сперанского, Н. С Таганцева, B.C. Устинова, Л. В. Франка, М. Е. Фойницкого и других ученых.

Цель исследования: рассмотреть мошенничество: уголовно-правовое понятие и виды.

Задачи исследования, исходя работы из целей:

— рассмотреть понятие и виды мошенничества,

— проанализировать анализ состояния мошенничества в России,

— сделать выводы по работе,

Структура работы следующая: введение, основная часть, проектная часть, заключение, список литературы.

Объект изучения — мошенничество.

Предмет изучения — мошенничество: уголовно-правовое понятие и виды.

Методы исследования изучение и анализ литературы по выбранной теме.

1. Понятие и виды мошенничества

1.1 Понятие мошенничества ст. 159 УК РФ

Мошенничество (ст. 159 УК РФ) входит в гл. 21 «Преступления против собственности» УК РФ. Это самостоятельная группа преступлений, объединенных сходством видового и родового объекта посягательств, выраженных в умышленном нарушении права собственности на имущество другого лица, причиняющем ему материальный вред. Родовым объектом являются отношения, обеспечивающие нормальное функционирование экономики как единого комплекса, направленного на производство, распределение и потребление материальных благ. Видовым объектом являются отношения собственности, включая право собственника по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом, а также право лиц, являющихся титульными владельцами.

Предмет мошенничества имеет специфику в сравнении с другими формами хищения; им может быть не только чужое имущество, но и право на него, например на квартиру, дом, земельный участок Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Б. В. Здравомыслова. — М.: Юристъ, 2011. С. 57.

Объективная сторона преступления состоит в хищении чужого имущества или приобретении права на него путем обмана или злоупотребления доверием.

Обман представляет собой введение в заблуждение другого человека. Он может быть как активным — искажение (сообщение заведомо ложных сведений или совершение действий, направленных на дезориентацию других лиц, — предоставление фальсифицированных документов), так и пассивным, выражающимся в умолчании об обстоятельствах, о которых лицо обязано было сообщить (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Обман должен быть способом непосредственного завладения чужим имуществом. Если же он только облегчает доступ к нему, то не может квалифицироваться как мошенничество. Например, если лицо предъявляет фальшивое удостоверение, проходит на территорию предприятия, где завладевает имуществом, то оно совершает не мошенничество, а кражу.

Злоупотребление доверием состоит в использовании в корыстных целях доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением либо личными или родственными отношениями с потерпевшим (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Обычно при мошенничестве лицо, введенное в заблуждение, само передает имущество, не подозревая об отсутствии у мошенника права на него. Доверие должно быть ясно выраженным или юридически оформленным.

Мошенничество с использованием подделанного лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК и соответствующей частью ст. 159 УК.

Хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалификации по ст. 327 УК (п. 7 указанного Постановления).

В целом момент окончания мошенничества определяется так же, как и кражи (см. п. 4 комментария к ст. 158 УК). Если же мошенничество выразилось в приобретении права на чужое имущество, то оно будет окончено с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности распорядиться чужим имуществом как своим собственным (например, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе).

Получение социальных выплат, денежных переводов, банковских вкладов и т. п. посредством обманного использования чужих личных документов образует мошенничество.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

О содержании таких квалифицирующих признаков мошенничества, как группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, причинение значительного ущерба гражданину, крупный и особо крупный размеры, см. комментарий к ст. 158 УК.

Использование служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК) предполагает действия, вытекающие из служебных полномочий, в целях незаконного завладения чужим имуществом или для незаконного приобретения права на него, совершенные должностным лицом, государственным или муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации Иванов В. Д. Уголовное право/В.Д. Иванов.- М.: Изд-во Приор, 2011.- С. 52.

Рассмотрим момент окончания мошенничества.

Мошенничество, т. е. хищение чужого имущества, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, признается оконченным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным: с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенным в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом) (см. п. 4 Постановления Пленума).

Глава Верховного Суда Р Ф Вячеслав Лебедев предлагает расширить понятие «мошенничество» в законе, сообщает РИА «Новости». Лебедев считает необходимым подробнее прописать в уголовном законодательстве составы различных видов мошенничеств.

«Это позволит исключить возможные ошибки и злоупотребления в привлечении за мошенничество в сфере экономики», — сказал Лебедев на семинаре-совещании судей судов общей юрисдикции в Москве. Также, по его мнению, такое расширение позволит «отграничить уголовно-наказуемые деяния от гражданско-правовых отношений».

Глава ВС РФ считает, что помимо ст. 159 УК РФ (мошенничество), стоит ввести такие отдельные составы, как мошенничество в сфере страхования и кредитования, мошенничество при капиталовложении и компьютерное мошенничество.

Как передает корреспондент BFM. ru, Вячеслав Лебедев хотел бы, чтобы с инициативой изменения УК в этой части выступил глава государства. «Законодательная инициатива президента носит приоритетный характер, — напомнил глава ВС РФ. — Мы готовы подготовить законопроект». Лебедев также высказался за то, чтобы соответствующие изменения в закон были приняты Госдумой после широкого обсуждения общественности.

10 февраля министр внутренних дел Рашид Нургалиев сообщил о росте фактов электронного мошенничества в 2011 г. на 18,2% по сравнению с 2010 г. По его данным, МВД раскрыло в минувшем году более 6,5 тыс. киберпреступлений. В частности, министр упоминал о банде фишеров, которая похищала личные сведения владельцев карт с банкоматов, изготавливала их дубликаты и похищала денежные средства. Ущерб превысил 11 млн руб. Корольков А. А. «Мошенничество» в «законе»?//"Управление персоналом", 2012, N 5, с. 12−14

1.2 Виды мошенничества

Основные виды мошенничества:

1) Простое мошенничество

О классическом или простом мошенничестве речь идет в ч. 1 ст. 159 УК РФ, где мошенничество рассматривается как хищение, совершенное само по себе без дополнительных условий. Речь идет о преступлении, совершая которое лицо, в частности, исказило сведения о себе в целях неправомерного завладения чужим имуществом. При этом простое мошенничество может основываться как на договоре (договорное мошенничество), так и не быть связанным с каким-либо договорным обязательством (внедоговорное мошенничество).

2) Квалифицированное мошенничество

Мошенничество, совершенное с участием группы лиц, с использованием служебного положения и причинившее значительный ущерб или совершенное в крупном (особо крупном) размере, является квалифицированным, поскольку сам факт хищения сопровождается сопутствующими отягчающими наказание признаками.

3) Договорное мошенничество

Разновидностью мошенничества является мошенничество, совершаемое в результате заключения гражданско-правовой сделки с потерпевшим. Такой вид мошенничества наблюдается при заключении договора, когда лицо, обязанное по договору передать предмет сделки, на момент заключения договора таким предметом на законном основании не обладает, т. е. лицо изначально заключает неправомерную гражданско-правовую сделку Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Б. В. Здравомыслова. — М.: Юристъ, 2011. С. 67.

Как отмечено Конституционным Судом Р Ф в Определении от 2 июля 2009 г. N 1037-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ходорковского Михаила Борисовича на нарушение его конституционных прав статьей 160 и примечанием 1 к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации», по смыслу приведенных законоположений ответственность вводится лишь за такое деяние, которое совершается с умыслом и направлено на хищение имущества. При этом вопреки утверждению заявителя не предполагается возможность привлечения к уголовной ответственности лиц, совершающих правомерные гражданско-правовые сделки.

О договорном мошенничестве рассуждает и Верховный Суд Р Ф, отмечая, что в случаях, если лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права (т.е. по соответствующей сделке. — С.Ш.), в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него. О наличии умысла, направленного на хищение, могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

Однако, как отмечает Верховный Суд Р Ф, при этом следует учитывать, что указанные обстоятельства сами по себе не могут предрешать выводы суда о виновности лица в совершении мошенничества. В каждом конкретном случае необходимо с учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства (п. 5 Постановления Пленума).

4) Внедоговорное мошенничество

Мошенничество, совершаемое за рамками какой-либо сделки, именуется внедоговорным. Рассматриваемая разновидность мошенничества наблюдается в ситуации, когда лицо, воспользовавшись доверием потерпевшего, получает от последнего имущество (например, в результате просьбы потерпевшего посмотреть за вещами потерпевшего или в результате внушения потерпевшего, что его вещи прокляты и их следует немедленно отдать) Игнатов А. Н. Уголовное право России/А.Н Игнатов. — СПб: Питер, 2009. — С. 72.

Уделив внимание юридическим нюансам, позволяющим квалифицировать мошенничество как преступление, обратимся к правоприменительной практике.

5) Простое договорное мошенничество (ч. 1 ст. 159 УК РФ)

В качестве примера простого мошенничества, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ, приведем приговор от 17 апреля 2003 г., вынесенный мировым судьей 10 судебного участка Видновского судебного района Московской области Е. Б. Тимошичевым http: //www. anticollector. com/courtpractice/001. html.

Как установил суд, подсудимая совершила мошенничество, т. е. хищение чужого имущества путем обмана. Преступление совершено ею при следующих обстоятельствах.

Подсудимая, имея умысел на хищение чужого имущества путем обмана, заключила кредитный договор на сумму 20 600 руб. сроком на шесть месяцев. При этом в анкете заявителя предоставила заведомо ложные сведения о своей работе и о месячном доходе. Получив денежные средства по кредитному договору, согласно графику погашения до 28 ноября 2001 г. на счет банка их не внесла. На требование сотрудников банка погасить взятый кредит пояснила, что кредитный договор не заключала, а паспорт личности был ей утерян.

По мнению суда, виновность подсудимой в совершении уголовно наказуемого деяния подтверждается следующими проверенными в судебном заседании доказательствами:

анкетой заявителя на получение потребительского кредита;

кредитным договором;

протоколами очной ставки;

заключением эксперта;

заявлением представителя ЗАО «Банк Русский Стандарт».

Оценив в совокупности собранные по делу доказательства, суд считает, что действия подсудимой правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 159 УК РФ как хищение чужого имущества путем обмана. Подсудимая, заведомо не предполагая в дальнейшем погашать взятый кредит, тем не менее заключила с банком кредитный договор, умышленно указав в анкете данные о месте работы и размере заработной платы, не соответствующие действительности.

6) Квалифицированное договорное мошенничество, совершенное в крупном размере (ч. 3 ст. 159 УК РФ)

Приговором Магаданского городского суда от 11 мая 2010 г. по делу N 1−344/10(80 381) http: //magadansky. mag. sudrf. ru/modules. php? name=docum_sud&id=616 осужден С. за мошенничество, т. е. хищение чужого имущества путем обмана, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину, в крупном размере.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

С. в ходе разговора с ранее ему знакомым А. узнал, что последний желает продать принадлежащую ему по праву собственности 1/3 доли квартиры. Также С. узнал, что оставшиеся долевые собственники указанной квартиры (Б. и В.) тоже решили продать свои доли квартиры. У С. в указанный выше период возник преступный корыстный умысел, направленный на хищение путем обмана принадлежащих Б. и В. денежных средств, причитающихся им по предстоящему договору купли-продажи 2/3 доли вышеуказанной квартиры.

В целях реализации своего преступного умысла С. предложил Б. помощь в продаже принадлежащей последнему по праву собственности 1/3 доли квартиры. Последний на данное предложение согласился и оформил у нотариуса доверенность от своего имени на имя С. на право продажи им за цену и на условиях по своему усмотрению принадлежащей Б. 1/3 доли вышеуказанной квартиры с правом получения следуемых последнему денежных средств.

Реализуя задуманное, С. предложил В. помощь в продаже принадлежащей последнему по праву собственности 1/3 доли квартиры, при этом пообещав вырученные от продажи указанных долей квартиры денежные средства передать последнему. А., будучи введенным в заблуждение относительно искренности намерений С., согласился продать свою долю, а всего 2/3 доли квартиры при посредничестве С., и у нотариуса оформил доверенность на право продажи С. за цену и на условиях по своему усмотрению.

Продолжая свои преступные действия, С., действуя по доверенностям, заключил у нотариуса предварительный договор с Г., в соответствии с которым Г. передала С. в качестве задатка денежную сумму в размере 300 000 руб. в счет причитающихся с нее платежей по предстоящему договору купли-продажи 2/3 доли квартиры.

В Управлении Федеральной регистрационной службы по Магаданской области и Чукотскому автономному был заключен договор купли-продажи квартиры.

Согласно условиям данного договора Г. приобрела за 1 070 000 руб. в личную собственность вышеуказанную квартиру. Находясь в здании Управления Федеральной регистрационной службы по Магаданской области и Чукотскому автономному округу, Г. во исполнение договора купли-продажи квартиры передала С. денежные средства в сумме 50 000 руб. В последующем Г., находясь в квартире, во исполнение вышеуказанного договора передала С. денежные средства в размере 605 000 руб., а также денежные средства в сумме 30 000 руб.

Всего при изложенных обстоятельствах С. получил от Г. по договору купли-продажи квартиры денежные средства в общей сумме 98 5000 руб., из которых денежные средства в общей сумме 656 666 руб. 66 коп. причитались в равных долях Б. и В.

Во исполнение своего преступного корыстного умысла, направленного на хищение чужого имущества путем обмана, С., не имея намерений исполнять свои договорные обязательства в отношении Б. и В., не поставил их в известность о том, что им получены денежные средства от Г. по договору купли-продажи квартиры, и, вводя в заблуждение Б., сообщал последнему заведомо ложные сведения о том, что Г. якобы боится передавать в качестве оплаты за покупку квартиры денежные средства до перехода права собственности, при этом принадлежащие Б. денежные средства в сумме 32 8333 руб. 33 коп. и принадлежащие В. денежные средства в сумме 32 8333 руб. 33 коп., а всего в общей сумме 65 6666 руб. 66 коп., обратил в свою собственность и распорядился ими по своему усмотрению.

Тем самым С., действуя умышленно, из корыстных побуждений, с целью личного незаконного обогащения, путем обмана Б. похитил денежные средства, принадлежащие в равных долях последнему и В. в общей сумме 65 6666 руб. 66 коп., причинив своими преступными действиями Б. и В. значительный материальный ущерб, в крупном размере, соответственно каждому в сумме 328 333 руб. 33 коп.

С учетом обстоятельств дела суд квалифицировал действия С. по ч. 3 ст. 159 УК РФ как мошенничество, т. е. хищение чужого имущества путем обмана, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину, в крупном размере.

7) Квалифицированное договорное мошенничество, совершенное в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ)

Отличие данного вида мошенничества от ранее рассмотренных заключается в размере полученного виновным в результате совершения преступления. Напомним, что особо крупным размером в силу примечания 1 к ст. 158 УК РФ признается сумма, превышающая 1 млн. руб Иванов Н. Г. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник для вузов. / Н. Г. Иванов. — М.: Экзамен, 2009. — С. 64.

Как следует из приговора по делу от 1 февраля 2010 г. N 1−17 Сосновоборского городского суда Ленинградской области, Х. совершила мошенничество, т. е. хищение чужого имущества путем обмана, в особо крупном размере.

Как собственник и руководитель ООО «МРПК», Х., имея умысел на хищение имущества ООО «И», путем обмана, не имея намерений оплачивать заказанную продукцию, действуя из корыстной заинтересованности, ввела в заблуждение представителей ООО «И» относительно своих намерений, вступила в переговоры с представителем ООО «И» З. по заключению договора поставки металлопродукции. При этом Х. заведомо знала, что продукция оплачена не будет, и совершила эти действия с целью хищения имущества и обманула представителя ООО «И» З.

14 февраля 2007 г. в помещении кафе, расположенного по адресу: г. Сосновый Бор Ленинградской области, после согласования всех условий сделки собственник и руководитель ООО «МРПК» Х. путем обмана представителя ООО «И» З. о своих истинных намерениях дала указание Е., формально числящемуся директором ООО «Н», предприятия, которое осуществляло функции закупочной компании, подписать рамочный договор с ООО «И» на поставку металлопродукции. После подписания договора по указанию Х. договор был фактически заключен и вступил в силу.

ООО «И» осуществило поставку четырех вагонов пищевой жести на общую сумму 9 154 723 руб. 19 коп. филиалу ООО «МРПК» по адресу грузополучателя. Поставленная ООО «И» металлопродукция была получена и реализована филиалом ООО «МРПК» в полном объеме.

Оплачивать предоставленную продукцию собственник и руководитель холдинга ООО «МРПК» Х., действуя согласно своему первоначальному умыслу, отказалась. Таким образом, Х. похитила путем обмана имущество ООО «И» на общую сумму 9 154 723 руб. 19 коп., что является особо крупным размером.

В итоге суд квалифицировал действия подсудимой Х. по ч. 4 ст. 159 УК РФ — мошенничество, т. е. хищение чужого имущества путем обмана, совершенное в особо крупном размере.

8) Квалифицированное внедоговорное мошенничество с причинением значительного ущерба гражданину (ч. 2 ст. 159 УК РФ)

В данном случае речь идет о мошенничестве, которое совершено без заключения какой-либо гражданско-правовой сделки, тем не менее привело к лишению законного владельца принадлежащего ему имущества. Примечательно, что потерпевшим лицом при совершении такого вида мошенничества является гражданин Бриллиантов А. В. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации, 2011. С. 43.

В качестве классического примера приведем приговор Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 18 июня 2010 г.

Как установил суд, Х. совершила мошенничество, т. е. хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданину.

Имея умысел на хищение чужого имущества, она путем обмана и злоупотребления доверием с целью личного обогащения из корыстных побуждений подошла к А. и, введя последнюю в заблуждение относительно своих истинных намерений, убедила передать ей денежные средства в сумме 6000 руб. для оказания помощи в снятии порчи. После того как А. передала ей — Х. денежные средства в сумме 6000 руб., последняя путем обмана, создавая видимость чтения молитвы, завладела данными денежными средствами, принадлежащими А., и с похищенными денежными средствами скрылась, причинив своими действиями потерпевшей А. значительный материальный ущерб на сумму 6000 руб.

Подсудимая Х. свою вину полностью признала и с предъявленными ею обвинениями согласилась.

Еще один яркий пример рассматриваемого типа мошенничества отражен в приговоре Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 1 июня 2010 г. по делу N 1−170/2010.

Как следует из приговора, Х. совершил покушение на мошенничество, т. е. хищение чужого имущества путем обмана, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину, в крупном размере. Так, Х., действуя из корыстных побуждений, имея умысел на хищение денежных средств У., являющегося генеральным директором ООО «Тест-групп», обладая достоверной информацией о том, что в отношении ООО «Тест-групп» планируется проведение внепланового инспекционного контроля ФГУ «Ростест-Москва», ввел У. в заблуждение, сообщив последнему заведомо ложные сведения о том, что кроме внепланового инспекционного контроля ФГУ «Ростест-Москва» в ООО «Тест-групп» планируется проведение проверки сотрудниками Департамента экономической безопасности МВД России (далее — ДЭБ МВД России), а также относительно имеющейся у него (Х.) возможности оказания услуг посреднического характера, направленных на предотвращение проводимой сотрудниками ДЭБ МВД России проверки, и предложил передать ему (Х.) 11 000 долл. США. Тем самым Х. сообщил не соответствующие действительности сведения о том, что у него имеется знакомый в ДЭБ МВД России, который за денежное вознаграждение в размере 10 000 долл. США гарантирует, что проверка ДЭБ МВД России не состоится, кроме того, он попросил у У. вознаграждение за оказание посреднических услуг в размере 1000 долл. США.

В такой ситуации также налицо желание Х. посредством обмана получить без какого-либо правового основания чужое имущество, принадлежащее гражданину.

Интересным с практической точки зрения является приговор Магаданского городского суда от 30 июня 2009 г. по делу о мошенничестве, где подсудимым являлся адвокат, обманувший своего доверителя с целью присвоения имущества доверителя (денежных средств), не заключив с последним адвокатское соглашение.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

Некто Г. выдал нотариально удостоверенную доверенность адвокату П. на представление его интересов по гражданским делам, в том числе по взысканию задолженности по заработной плате с ООО «У», с правом получения принадлежащих ему денежных средств. Юридическую помощь Г. по гражданским делам адвокат П. оказывала до 2 декабря 2007 г., после чего выехала на постоянное место жительства в г. Москву. Перед отъездом П. познакомила Г. с адвокатом Х., пояснив последнему, что по всем интересующим его вопросам по гражданским делам он может обращаться к Х. При этом Г. соглашение об оказании ему юридических услуг с адвокатом Х. не заключал ни в письменной, ни в устной форме, доверенность на представление его интересов на имя адвоката Х. не оформлял.

Однако, несмотря на это, Х. неоднократно посещала офис конкурсного управляющего ООО «У», где интересовалась у бухгалтера Б. ходом взыскания задолженности. Б. сообщила адвокату Х. о том, что ожидается поступление денежных средств на расчетный счет ООО «У» и адвокату Х. необходимо представить документы, уполномочивающие ее на представление интересов Г. с правом получения за него денежных средств в сумме 171 720 руб.

В это время у адвоката Х. возник преступный умысел, направленный на хищение путем обмана денежных средств, предназначенных по решению суда к выплате Г., в сумме 171 720 руб. Реализуя свой преступный умысел, Х., действуя умышленно из корыстных побуждений с целью хищения денежных средств в сумме 171 720 руб., принадлежащих Г., путем обмана собственноручно составила от имени адвоката П. фиктивное заявление о перечислении указанной суммы денежных средств, причитающихся Г., на расчетный счет адвоката Х.

Будучи введенной Х. в заблуждение о правомерности перечисления денежных средств, предназначенных по решению суда к выплате Г., в сумме 171 720 руб. в счет погашения задолженности по заработной плате, бухгалтер ООО «У» Б. оформила платежное поручение о перечислении денежных средств в сумме 171 720 руб. на расчетный счет, указанный в заявлении, составленном от имени П. и предоставленном Х.

На указанный расчетный счет адвоката Х. на основании платежного поручения из ООО «У» поступили денежные средства в сумме 171 720 руб., являющиеся задолженностью по заработной плате перед Г., тем самым Х. похитила указанные денежные средства и получила реальную возможность распорядиться ими по своему усмотрению, своими умышленными действиями причинив Г. значительный материальный ущерб на указанную сумму.

Несмотря на непризнание подсудимой Х. своей вины, суд пришел к выводу, что вина последней при изложенных в приговоре обстоятельствах нашла свое подтверждение в ходе судебного разбирательства и подтверждается собранными и исследованными по делу доказательствами — показаниями потерпевшего, свидетелей, материалами дела.

Так, согласно показаниям потерпевшего Г., данным им в ходе предварительного следствия и оглашенным в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ, он с 2004 г. работал на теплоходе «М», принадлежавшем ООО «У», в должности электромеханика. За период с 1 апреля 2005 г. по 1 октября 2005 г. его заработная плата составляла 6000 долл. США, или 17 720 руб. 7 декабря 2005 г. был выдан судебный приказ о взыскании заработной платы в указанной сумме с ООО «У» в пользу Г. Данный приказ с остальными документами Г. предоставил конкурсному управляющему ООО Б., который пояснил, что теперь Г. надо подождать, когда поступят деньги и ему придет уведомление. Г. выдал доверенность адвокату П. на представление его интересов по взысканию задолженности по заработной плате с правом получения денежных средств. В 2007 г. адвокат П. собралась уезжать из г. Магадана в центральные районы страны на постоянное место жительства. В связи с этим она познакомила Г. с адвокатом Х., пояснив, что по всем вопросам о ходе взыскания задолженности по заработной плате он может обращаться к ней. Г. при этом не договаривался с Х. о том, чтобы заключать соглашение об оказании юридических услуг, а также выплачивать последней денежное вознаграждение.

Допрошенная в судебном заседании свидетель П. суду показала, что она работает в должности адвоката. К ней обратился Г. с просьбой оказать ему помощь по гражданским делам, в том числе представлять его интересы по взысканию задолженности по заработной плате в ООО «У» в сумме около 170 000 руб. Г. выдал на ее имя доверенность с правом получать денежные средства, данная доверенность не предусматривала право передоверия полномочий другому лицу.

Поскольку она (П.) планировала уезжать из г. Магадана на постоянное место жительства в центральные районы страны, то предложила последнему обратиться за юридической помощью к адвокату Х. и в тот же день в помещении коллегии познакомила их, Х. согласилась работать с Г. На каких условиях оплаты они договорились, ей (П.) не известно. Все документы Г., связанные с взысканием долга по заработной плате, в том числе доверенность, она передала последнему. Заявление о перечислении задолженности по заработной плате Г. она (П.) не писала и не подписывала, разрешение на пользование доверенностью, выданной на ее имя Г., адвокату Х. не давала, копию своего паспорта ей не передавала.

Вина подсудимой адвоката Х. также подтверждалась исследованными материалами дела:

заключением эксперта, согласно выводам которого рукописный текст заявления от имени П. выполнен Х. Подпись от имени П., расположенная в заявлении, выполнена не П., а другим лицом;

документами, подтверждающими поступление от работодателя Г. денежных средств в сумме 171 720 руб. на счет адвоката Х. и их последующее обналичивание адвокатом Х.

Оценив в совокупности все представленные доказательства, суд пришел к убеждению, что вина Х. в совершении преступления при изложенных в приговоре обстоятельствах нашла свое подтверждение, и квалифицирует ее действия по ч. 2 ст. 159 УК РФ как мошенничество, т. е. хищение чужого имущества путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину.

Как при этом отметил суд, по смыслу уголовного закона обман как способ хищения чужого имущества, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений, либо умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях, направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

Квалифицируя действия Х. как хищение чужого имущества путем обмана, суд исходил из того, что подсудимая, составив недействительное заявление от имени П. о перечислении денежных средств, причитающихся Г., на расчетный счет Х., представив конкурсному управляющему ООО «У» указанное заявление и копию договора банковского счета на ее имя с указанием реквизитов, сознательно сообщила Б. заведомо ложные сведения о правомерности получения подсудимой денежных средств за Г.

Судом установлено, что действия Х., направленные на получение денежных средств в сумме 171 720 руб., причитающихся потерпевшему в качестве задолженности по заработной плате, исключили личное участие Г. в получении принадлежавших ему по праву указанных средств и обеспечили возможность подсудимой безвозмездно окончательно обратить в свою пользу денежные средства потерпевшего в сумме 171 720 руб. и распорядиться данной суммой по своему усмотрению. При этом Х. были доведены до сведения бухгалтера конкурсного управляющего ООО «У» Б. заведомо ложные сведения относительно ее намерений, а именно: что заявление, представленное в офис Х., о перечислении денежных средств на расчетный счет последней написано и подписано именно П.; что Х. получено согласие от П. на получение денежных средств, причитающихся Г., на основании доверенности, выданной потерпевшим на имя П.; что Х. предпринимались надлежащие меры к уведомлению Г. о поступлении денежных средств; что подсудимая намеревалась передать полученные средства потерпевшему.

В результате действий Х., совершенных путем обмана Б., Х. получила право распорядиться имуществом Г. — заработной платой — по своему усмотрению, обратив 171 720 руб. в свою собственность, и, распорядившись впоследствии по своему смотрению, а именно потратив 51 720 руб. на свои личные нужды, остальную часть похищенного оставив на хранение на расчетном счете в ВТБ вплоть до предъявления Г. требования вернуть деньги.

Корыстные цель и мотивы совершенного преступления обусловлены стремлением подсудимой к личному незаконному обогащению и обращению чужого имущества, денежных средств, в свою пользу, что, по мнению суда, доказывает совершение ею преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ.

9) Квалифицированное внедоговорное мошенничество, совершенное с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК РФ)

Для квалификации совершенного преступного деяния как мошенничества, совершенного обвиняемым с использованием служебного положения, следует обратить внимание, что под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, следует понимать должность лиц, обладающих признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации) Иванов Н. Г. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник для вузов. / Н. Г. Иванов. — М.: Экзамен, 2009. — С. 62.

Признак совершения преступления с использованием своего служебного положения отсутствует в случае присвоения или растраты принадлежащего физическому лицу (в том числе индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица) имущества, которое было вверено им другому физическому лицу на основании гражданско-правовых договоров аренды, подряда, комиссии, перевозки, хранения и др. или трудового договора. Указанные действия охватываются ч. 1 ст. 160 УК РФ, если в содеянном не содержится иных квалифицирующих признаков, предусмотренных этой статьей.

Для наглядности приведем следующий пример из практики.

Приговором Магаданского городского суда от 10 июня 2010 г. по делу N 1−423/10(93 936) К. осуждена за совершение хищения чужого имущества путем обмана, совершенное лицом с использованием своего служебного положения при следующих обстоятельствах.

Так, К. была переведена на должность заместителя директора по учебно-методической работе ГОУ НПО «П» и работала в указанной должности с 1 сентября 2005 г. по 5 октября 2009 г.

25 августа 2007 г. директором ГОУ НПО «П» Н. была утверждена должностная инструкция заместителя директора по учебно-методической работе ГОУ НПО «П», с которой К. была ознакомлена. В должностные обязанности К. как заместителя директора по учебно-методической работе входили организационно-распорядительные функции.

К., являясь должностным лицом, постоянно осуществляющим организационно-распорядительные функции, выполняя свои обязанности в государственном образовательном учреждении, достоверно зная, что ее сын Ш., с 1 сентября 2007 г. по 31 августа 2008 г. являвшийся учащимся ГОУ НПО «П», 1 сентября 2008 г. зачислен на очную форму обучения химического факультета Московского государственного университета в г. Москве и не сможет продолжить обучение в ГОУ НПО «П», скрыла этот факт от преподавательского состава и администрации училища, чтобы незаконно похитить денежные средства, принадлежащие ГОУ «П», в виде начисленных Ш. в период его отсутствия денежных выплат — стипендий, социальных поддержек.

А именно К., имея умысел на хищение чужого имущества путем обмана, вопреки интересам своей службы, выразившимся в виде бездействия, не предпринимая никаких действий по отчислению своего сына Ш. из училища, контролируя правильность заполнения журналов теоретического обучения учащихся ГОУ НПО «П», не сообщила в период с 1 сентября 2008 г. по 22 апреля 2009 г. докладной запиской директору ГОУ НПО «П» Н. о прогулах занятий Ш., тем самым используя свое служебное положение, укрыла данный факт в личных корыстных целях. К., используя свое служебное положение, с целью незаконного личного обогащения обманула преподавателей и мастера группы, которым сообщила заведомо ложные сведения о том, что Ш. проходит производственную практику на предприятии за пределами г. Магадана и по этой причине посещать занятия не сможет.

Кроме того, реализуя свой преступный умысел, направленный на хищение чужого имущества, а именно денежных средств, подлежащих выплате в качестве стипендии учащимся, используя свое служебное положение, К. представляла преподавателям письменные работы, которые выполняла сама от имени Ш., вводя их, таким образом, в заблуждение относительно продолжения обучения в училище Ш., и в период с 1 сентября 2008 г. по 30 апреля 2009 г. в помещении ГОУ ПНО «П», расположенного по адресу: г. Магадан, ул. Гагарина, во исполнение своего преступного умысла, осознавая противоправный характер и общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде причинения материального ущерба собственнику и желая их наступления, будучи способной отдавать отчет своим действиям и руководить ими, умышленно с корыстной целью, используя свое служебное положение, ежемесячно незаконно похищала денежные средства, путем обмана получала стипендию, начисляемую Ш., расписываясь от его имени в платежных ведомостях.

Суд, изучив материалы уголовного дела, пришел к выводу, что обвинение обосновано и подтверждено доказательствами, собранными по уголовному делу, и квалифицировал действия К. по ч. 3 ст. 159 УК РФ — мошенничество, т. е. хищение чужого имущества путем обмана, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

2. Анализ состояния мошенничества в России

2. 1 Причины мошенничества

Для разработки эффективных мер по борьбе с преступностью, и в частности с мошенничеством, необходимо представлять его объективные закономерности, состояние, динамику, характер и структуру, т. е. количественные и качественные признаки, механизм совершения мошенничества.

Состояние преступности измеряется в абсолютных (уровень) и относительных (коэффициент) показателях.

При этом при оценке состояния преступности в абсолютных показателях необходимо учитывать латентные (скрытые) деяния, число которых может в 3 — 5 раз и более превышать количество официально зафиксированных преступлений. По многочисленным экспертным оценкам, общее число учтенных и латентных преступлений в России в последние годы составляет 12 — 15 млн. деяний против 2,5 — 3 млн., отраженных в официальном учете Криминология: Учебник / Под ред. В. Н. Кудрявцева и В. Е. Эминова. М.: Издательство «Юрист», 2013. С. 79. Несомненно, уровень латентных мошенничеств значительно выше, нежели большинства других преступлений. Например, по оценкам различных специалистов, уровень латентности страховых мошенничеств составляет от 93 Алгазин А. И., Галагуза Н. Ф., Ларичев В. Д. Страховое мошенничество и методы борьбы с ним. М.: Издательство «Дело», 2013. С. 8. до 10 000% Быков Ю. М. Мошенничество в сфере страхования (криминологические и уголовно-правовые проблемы): Дис. … канд. юрид. наук: 12. 00. 08. М., 2012. С. 94. См. также: Криминология. С. 456. Причинами высокого уровня латентности данного вида преступлений, на наш взгляд, являются:

— новизна и достаточно высокий интеллектуальный уровень многих мошенничеств, совершаемых в современных условиях, в результате чего уголовные дела о таких мошенничествах не возбуждаются, а даже по тем немногим заявлениям, которые доходят до ОВД, принимаются решения об отказе в возбуждении уголовного дела;

— низкий профессиональный уровень сотрудников органов внутренних дел, сложность доказывания и длительность расследования уголовных дел о мошенничествах, отсутствие налаженной системы возмещения вреда, как следствие, отсутствие у пострадавших веры в реальность возмещения вреда и нежелание обращаться в правоохранительные органы. Современные мошенники используют указанные факторы для совершения мошенничеств. Например, существует следующий способ мошенничества, построенный именно на этих факторах. Мошенники от имени организации «А» заключают договор поставки продукции с организацией «Б», получают предоплату, которую присваивают и скрываются от представителей организации «Б». Когда организация «Б» понимает, что ни продукции, ни денег она не получит и собирается подать в правоохранительные органы заявление о возбуждении уголовного дела, к ней обращается организация «С», состоящая в преступном сговоре с «А» и предлагает выкупить долг за половину его стоимости. Организация «Б» понимает, что в случае обращения в ОВД уголовное дело не возбудят, усмотрев гражданско-правовые отношения, а если возбудят, то в суд не направят, а если направят, то ущерб точно не возместят, соглашается получить хотя бы половину суммы. После этого «С» получает у «А» половину похищенной суммы и передает ее «Б», которая с заявлением о преступлении в ОВД не обращается, преступление остается латентным, а «С» и «А» оставшуюся половину делят между собой;

— специфика самого мошеннического способа хищения, который зачастую невозможно отличить от неисполнения гражданско-правовых обязательств, особенно при обмане в намерениях, когда отсутствуют сопутствующие ему обманы (подделка документов, обман в личности и т. д.). Как результат по заявлениям потерпевших принимаются решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Если при краже, грабеже и разбое сам способ совершения преступления свидетельствует о противоправном обращении чужого имущества и данная противоправность видна непосредственно при совершении преступления (незаконное проникновение в жилище, насильственное изъятие имущества), то при мошенничестве способ интеллектуален и его противоправность зачастую прослеживается только при последующем анализе произошедших событий и их сопоставлении с другими.

Следующей причиной повышенного уровня латентности мошенничества является то обстоятельство, что уже после незаконного обращения чужого имущества в пользу виновного, мошенник продолжает обманывать потерпевшего, но уже с целью не допустить обращения последнего в правоохранительные органы. Как следствие с заявлениями в ОВД о привлечении виновных к ответственности обращаются те лица, которые надеются, что мошенники понесут заслуженное наказание и от этого потерпевшие получат хоть какую-то моральную компенсацию.

Однако неправильная, слишком либеральная уголовно-правовая политика, существующая в нашей стране, когда наказание неадекватно совершенному преступлению, чрезмерно применяется условное осуждение, освобождение от наказания и т. д., создает еще одну причину латентности мошенничества, которая выражается в том, что люди не верят в справедливое наказание, поэтому не видят смысла обращаться в ОВД Иванов Н. Г. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник для вузов. / Н. Г. Иванов. — М.: Экзамен, 2009. — С. 66.

Помимо вышеприведенных объективных причин существуют причины субъективные, связанные с совершением должностных проступков и преступлений со стороны сотрудников правоохранительных органов, призванных бороться с мошенничествами. Так, согласно исследованиям Ю. М. Антоняна «правоохранительные органы стараются не регистрировать корыстные преступления, чтобы не обременять себя их расследованием; большинство корыстных преступлений (мошенничеств в том числе. — Прим. авт.) совершается в условиях неочевидности, виновных в их совершении трудно установить, поэтому лучше, чтобы такие преступления не попадали на страницы официальной отчетности… многие корыстные преступления совершаются с участием коррумпированных чиновников правоохранительных органов и уже в силу этого не выявляются и не регистрируются; в наши дни в совершении крупных корыстных преступлений часто бывают замешаны лица влиятельные и богатые, их изобличение грозит правоохранительным органам серьезными неприятностями, да и привлечь их к уголовной ответственности далеко не просто Антонян Ю. М. Криминология. Избранные лекции. М.: Издательство «Логос», 2011. С. 242 — 243.

Высокий уровень латентности порождает безнаказанность, что приводит к росту количества совершенных мошенничеств, в конечном итоге растет и количество зарегистрированных преступлений.

2.2 Показатели мошенничества

В результате вышеизложенного мы имеем в официальной статистике следующий уровень мошенничеств в России за последние годы Данные получены с официального сайта МВД России в сети Интернет www. mvd. ru. (таблица 1).

Таблица 1 — Показатели мошенничества за 2003−2012 года

Годы

2003

2004

2005

2006

2011

2012

Общее количество зарегистрированных мошенничеств в России

87 471

126 047

179 553

225 326

211 277

192 490

+/- в % к предыдущему году

+26,1

+44,1

+42,4

+25,5

-6,2

-8,9

+/- в % к 2003 г.

-

+44,1

+105,3

+157,6

+141,5

+120,1

Как видно из приведенной статистики, количество совершаемых мошенничеств стремительно возрастает и за последние годы выросло более чем в два раза. Обнадеживает лишь то, что за последние два года наметилась пусть небольшая, но все-таки тенденция к снижению уровня мошенничеств. Ни одно из преступлений против собственности не имеет такой динамики, как мошенничество.

Приведем для наглядности динамику остальных форм хищения (таблица 2).

Таблица 2 — Показатели кражи за 2003−2012 года

Годы

2003

2004

2005

2006

2011

2012

Общее количество зарегистрированных краж в России

1 150 772

1 276 880

1 572 996

1 676 983

1 566 970

1 326 342

+/- в % к предыдущему году

+24,2

+11,0

+23,2

+6,6

-6,6

-15,4

+/- в % к 2003 г.

-

+11,0

+36,7

+45,7

+36,2

+15,3

Таблица 3 — Показатели грабежа за 2003−2012 года

Годы

2003

2004

2005

2006

2011

2012

Общее количество зарегистрированных грабежей в России

198 036

251 433

344 440

357 302

295 071

243 957

+/- в % к предыдущему году

+18,4

+27,0

+37,0

+3,7

-17,4

-17,3

+/- в % к 2003 г.

-

+27,0

+73,9

+80,4

+49,0

+23,2

Таблица 4 — Показатели разбоя за 2003−2012 года

Годы

2003

2004

2005

2006

2011

2012

Общее количество зарегистрированных разбоев в России

48 673

55 448

63 671

59 763

45 318

35 366

+/- в % к предыдущему году

+3,4

+13,9

+14,8

-6,1

-24,2

-22,0

+/- в % к 2003 г.

-

+13,9

+30,8

+22,8

6,9

-27,3

Таблица 5 — Показатели присвоения или растраты за 2003−2012 года

Годы

2003

2004

2005

2006

2011

2012

Общее количество зарегистрированных присвоений и растрат в России

49 002

58 773

63 012

65 980

73 489

72 142

+/- в % к предыдущему году

+2,2

+19,9

+7,2

+4,7

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой