Правосубъектность юридического лица

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

«Кузбасский институт Федеральной службы исполнения наказаний»

Кафедра гражданского права

КУРСОВАЯ РАБОТА

На тему «Правосубъектность юридического лица»

Курсанта (слушателя)

Руководитель

(с указанием ученой степени)

Новокузнецк, 2010

Содержание

  • Введение
    • Историческая эволюция понятия «правосубъектность юридических лиц»
    • Понятие правосубъектности юридических лиц
    • Сущность правосубъектности юридического лица
    • Заключение
    • Библиографический список

Введение

Актуальность темы исследования. Демократические преобразования, начатые в нашей стране на рубеже XX столетия, затронули все сферы экономической и политической жизни общества. Практическое воплощение принципа свободы предпринимательства в сочетании с принципом его государственного регулирования на путях интеграции в международное сообщество возымело своим результатом признание России страной с рыночной экономикой. Конституция Р Ф Конституция Российской Федерации: [с поправками от 30. 12. 2008 г.] // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2009. — N 4. — Ст. 445. провозгласила Российскую Федерацию демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления (п. 1 ст. 1). Реформы, направленные на становление важнейших институтов правового государства, коснулись всех отраслей отечественного права.

В изменившихся социально-экономических условиях существенной трансформации подвергся институт юридического лица. Общественные отношения, возникающие в процессе создания и деятельности юридических лиц, в том числе корпоративные правоотношения, которые складываются между юридическим лицом, его учредителями (участниками) и субъектами, осуществляющими функции его органов, все более усложняются, появляются новые виды договоров, формируются принципы корпоративного поведения и вырабатываются критерии взаимной гражданско-правовой ответственности участников этих отношений.

Категория юридического лица стремительно развивается под влиянием достижений европейского континентального и англо-американского корпоративного права. В российском правопорядке построена новая система юридических лиц, которая продолжает стремительно эволюционировать. Кардинальные изменения претерпели основополагающие принципы регулирования правового механизма создания и функционирования юридических лиц. В связи с этим теоретические подходы, сложившиеся в прежней системе к объяснению сущности юридического лица, требуют глубокого переосмысления. Возникла острая необходимость в создании целостной, научно обоснованной концепции, раскрывающей природу, способы и формы реализации правосубъектности юридического лица.

Объектом и предметом исследования стали способы и формы реализации правосубъектности юридического лица.

Цель исследования — охарактеризовать сущность правосубъектности юридического лица. Для достижения поставленной цели в работе решены следующие задачи:

охарактеризовать эволюцию понятия «правосубъектность юридических лиц»,

определить понятие «правосубъектность юридического лица»,

выделить существенные характеристики правосубъектности юридического лица.

Пристальное внимание правосубъектности юридического лица уделялось в работах цивилистов советского и постсоветского периода: А. С. Аскназия, С. Н. Братуся, И. Л. Брауде, C.М. Корнеева, И. Б. Новицкого, Е. А. Флейшиц, и др. Данную проблематику исследуют и современные ученые: Ю. Г. Басин, И. П. Грешников, С. И. Карелина, Д. В. Ломакин, Д. И. Степанов, Ю. А. Тихомиров, Е. Б. Хохлов, В. С. Якушев и др. Работы названных и некоторых других авторов составили теоретическую основу данного исследования

Методологическую основу исследования составляет совокупность научных приемов и методов исследования явлений и процессов, в том числе конкретно-исторический, диалектический, формально-логический, структурно-функциональный методы, метод сравнительных исследований и др. Курсовая работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.

Историческая эволюция понятия «правосубъектность юридических лиц»

В разные исторические периоды содержание правосубъектности, ее наполнение было различным.

В II—I вв. до н.э. юристами Римской республики обсуждалась идея существования организаций (союзов), обладающих нераздельным, обособленным имуществом (частные корпорации: коллегии), выступающих в гражданском обороте от собственного имени (городские общины), существование которых в принципе не зависит от изменений в составе их участников. Само понятие «юридическое лицо» было неизвестно римским юристам, и его сущность ими не исследовалась, но идеей расширить круг субъектов частного права за счет особых организаций, союзов граждан мы, несомненно, обязаны римскому праву.

Термин «корпорация» происходит от латинского выражения «corpus habere», обозначающего права юридической личности. Такие права стали признаваться за частными союзами в Римской империи в императорский период (начиная со 160-х годов н.э.), однако окончательного признания гражданско-правовых союзов как равных с физическими лицами субъектов права в Риме так и не произошло Хвостов В. М. Система римского права. М., 1996. С. 114.

Первоначально в Риме частные корпорации, религиозные общины и профессиональные союзы ремесленников представляли собой не юридические лица, а объединения, напоминающие простые товарищества. Отношения третьих лиц строились не с корпорацией в целом, а с каждым участником, общее же имущество корпораций рассматривалось как принадлежащее каждому из его участников в определенной доле либо как принадлежащее одному из участников казначею, ведущему дела объединения и ответственному перед его членами. Лишь в императорское время идея о самостоятельности общины по отношению к членам, в нее входящим, стала доминирующей. Имущество профессиональных союзов ремесленников и религиозных общин было обособлено от личного имущества их членов. Однако данная процедура имела значение лишь во внутренних отношениях союза с его членами, поскольку «для третьих лиц существовал не союз как целое, а физические лица, участники союза» уже тогда выделялись различия между римскими союзами (universitas) и гражданско-правовыми товариществами (societas). Суворов Н. С. Об юридических лицах по римскому праву. М., 2000. С. 25.

Организации, подобные юридическим лицам существовали и в средние века. Города, коллегии, цеха, товарищества и подобные им организованности в соответствии с особыми актами монархов, парламентов и правительств становились субъектами общественных правоотношений. Этим образованиям даровались права и привилегии, набор и состав которых были весьма разнообразными. Общего понятия и единого содержания правоспособности не было, как впрочем, и понятие юридическое лицо Хвостов В. М. Система римского права. М., 1996. С. 115.

И в течение достаточно долгого времени термин «корпорация» служил синонимом термина «юридическое лицо» Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. С. 49. Во многом это было связано с тем, что вплоть до Савиньи цивилистике не было известно понятие учреждения; все образования, трактовались как universitas, или корпорация. Лишь вследствие разработки германскими цивилистами понятия «учреждение» (Stiftung) понятие «корпорация» приобрело более современное значение юридическое лицо, основанное на членстве, участии.

Трактовка корпорации как союза, под которым долгое время подразумевалось юридическое лицо, привела к появлению так называемой корпоративной теории учреждения, в соответствии с которой учреждение рассматривалось не как иная, противоположная корпорации организационная форма, но как корпорация с неопределенным числом участников. В то же время германские цивилисты проводили различие между римскими universitas и немецкими союзами (Genossenschaften). Они отмечали, что римская корпорация это лицо, отличное от индивидов, его составляющих, между тем как германские союзы объединения, в которых переплетены интересы союзной личности и ее членов таким образом, что права членства не противопоставляются интересам союзной личности Суханов Е. А. Гражданское право. В 4 т. Т. 1: Общая часть. М., 2008. С. 296.

Период развития промышленности ознаменовался повышением внимания к теории юридического лица. Основная научная проблема, вызывающая наибольшие дискуссии, — это вопрос о том, кто или что является носителем свойств юридической личности, т. е. субстратом юридического лица. В зависимости от ответа на вопрос о том, что стоит за понятием юридического лица, различные теории юридического лица можно разделить на две большие группы Там же. С. 298. :

концепции, отрицающие существование некоего реального субъекта со свойствами юридической личности.

концепции, признающие существование носителя свойств юридической личности.

К первой группе теорий относится концепция Савиньи, ставшая одной из первых фундаментальных теорий юридического лица и получившая название «теории фикции». По взглядам Савиньи, свойствами субъекта права (сознанием, волей) в действительности обладает только человек. Юридическое лицо не создается природой. Однако законодатель в практических целях признает за юридическими лицами свойства человеческой личности, олицетворяет их. Таким образом юридическое лицо создается правопорядком. Законодатель, прибегая к юридической фикции, создает вымышленного субъекта права, на которого распространяется юридическая способность правообладания. Возможность такого распространения зависит всецело от воли государства. На основании этого, основоположники данной теории считают, что юридическое лицо должно создаваться в строго разрешительном порядке. Более того, если государство по сути создает юридическое лицо, оно же вправе по собственному усмотрению их упразднять.

Также к первой группе концепций можно отнести Теорию «персонифицированной цели». Она была предложена Бринцем, и схожа с «теорией фикции» в том, что отрицает существование реального субъекта, обладающего свойствами юридического лица. В соответствие с этой идеей юридическое лицо — личность бессубъектная. Оно представляет собой имущество, принадлежащее не какому — либо субъекту, а своему собственному предназначению-цели, ради достижения которой определенный имущественный комплекс был подвергнут соответствующему правовому обособлению.

Вторая группа теорий юридического лица исходит из тезиса о реальности существования юридических лиц как действительных, а не вымышленных образований.

К этой группе относится «органической теория», ее основоположник Гирке уподоблял юридическое лицо человеческой личности, понимая его как некий социальный организм, отличный от суммы участвующих в союзе людей. При этом юридическое лицо имело такие формы как корпорация и учреждение, которые в свою очередь по аналогии с живым организмом состояли из души и тела.

Важным моментом «органической теории» является способ создания юридического лица. Не разрешение, а простое признание со стороны государства сообщает объединению как реальному организму правовое качество юридического лица.

Разработанная Соллейлем и Мишу «реалистическая теория» юридического лица признавала реальность существования юридических лиц как особых субъектов права, несводимых к сумме индивидов. Данная теория поддерживала органическую теорию со следующей оговоркой: юридическое лицо не биологическая, а социальная реальность. В связи с чем, авторы данной теории сумели избежать биологизации юридических лиц, присущей взглядам Гирке.

Интерес представляет и разработанная Гельдером «теория органа» Иоффе О. С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории «хозяйственного права». М., 2000. С. 340., в соответствии с которой, подлинными носителями правосубъектности юридических лиц должны считаться возглавляющие его должностные лица.

Особняком в ряду теорий юридических лиц стоит концепция Иеринга, полагавшего, что юридическое лицо, как таковое, в действительности не существует. Это — не более, чем юридический курьез. В корпорации не юридическое лицо как таковое, а отдельные ее члены являются действительными субъектами права, поскольку создание корпорации связано с удовлетворением их интересов. Иоффе О. С. описывал теорию следующим образом: «…Поскольку право — это система защищенных законом интересов, то законодатель дает правовую защиту отдельным группам людей, позволяя им выступать вовне как единое целое, что, однако, не означает создания нового субъекта права» Иоффе О. С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Ч.1 Л., 1975. С. 214. Таким образом, Иеринг сочетал тезис о фиктивности самого юридического лица с признанием реальности стоящих за ним групп людей.

Также обособленно стоит теория коллективной собственности Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. С. 45., в соответствии с которой юридическое лицо это способ управления имуществом, принадлежащим коллективу. Нужно подчеркнуть слово способ, которое позволяет сомневаться в признании автором данной теории — Планиолем, за юридическим лицом правосубъектности. Разве способ может иметь права и осуществлять обязанности, быть истцом и ответчиком в суде? Может ли способ обладать имущественной обособленностью? Если нет, в чем необходимость создания такого способа — юридического лица?

Уже при принятии Гражданского кодекса наполеона 1804 года шли обсуждения о легализации юридических лиц, но официального признание за юридическим лицом правосубъектности было закреплено лишь в Германском Гражданском Уложении, которое вступило в силу с 1900 года. В соответствии с этим нормативно правовым актом, в книге первой, вторая глава первого раздела посвящена Юридическим лицам. Юридические лица — общества делились на те которые имеют целью ведение хозяйственного предприятия и общества которое не имеет целью ведение хозяйственного предприятия приобретало правосубъектность, через концессию от правительства. Используемые при регистрации, способы напоминали действующие в настоящее время в нашей Республике — в первом случае приобретали правоспособность через внесение в реестр обществ при подлежащем суде (нормативно-явочный), во втором — приобретение правосубъектности, через концессию от правительства (разрешительный) Германское гражданское уложение 18 августа 1896 // Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативно-правовых актов. Гражданские и торговые кодексы. Учебное пособие (под ред. В. М. Пучинского, М. И. Кулагина. М 1986. С. 133, 154.

Таким образом, можно отметить, что в Новое время круг организованностей, способных стать субъектами гражданских отношений, значительно расширился. В отличие от средних веков для получения статуса акт высшей власти уже не требовался — во всяком случае, в обязательном порядке, в качестве правила. Основываясь на вышеизложенном, можно сделать вывод, о том, что впервые содержание правоспособности в достаточно полной мере было определено и закреплено в законодательных актах европейских стран в XIX — начале XX веков.

Представление о правосубъектности юридического лица, эволюционировало за пониманием сущности самого юридического лица. Данной проблемой занимались не только в «капиталистических странах», пристальное внимание на нее было обращено и советскими юристами. Сущностью юридического лица как субъекта гражданского права занимался такой ученого как С. Н. Братусь Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. С. 47. В своих работах он заявил себя как решительный сторонник теории юридического лица, впоследствии кратко обозначенной как теория коллектива. «Теория коллектива» исходит из того, что носителями правосубъектности государственного юридического лица являются коллектив рабочих и служащих предприятия, а также всенародный коллектив, организованный в социалистическое государство. Тема коллектива, с приходом советской власти была популярна в те годы, однако упоминание в качестве носителя правосубъектности государственного юридического лица всенародный коллектив, организованный в социалистическое государства с позиции нашего времени, кажется некоторым перегибом.

Теория коллектива, хотя и занимала в отечественной цивилистической науке 50-х и последующих годов XX столетия лидирующие позиции, отнюдь не была единственной. В творческом соревновании с нею, а то и в противовес ей выдвигались другие концепции. В рамках общепринятого понимания юридического лица как реально существующего явления, обладающего людским субстратом, в советской цивилистике наряду с вышеупомянутой выделились и другие теории.

«Теорией коллектива» имеет общую идею с «теорией директора» о наличии людского субстрата (лица или коллектива) в государственном юридическом лице

«Теория директора» или «теория администрации» наиболее полно исследованная в работах Н.Г. Александровa, М. В. Гордон, Ю. К. Толстого Подобной точки зрения придерживается Г. С. Шапкина. См.: Шапкина Г. С. Новое в акционерном законодательстве: изменения и дополнения Федерального закона «Об акционерных обществах». М., 2002. С. 71., исходит из того, что главная цель наделения организации правами юридического лица — это обеспечение возможности ее участия в гражданском обороте. Именно директор уполномочен действовать от имени организации в сфере гражданского оборота, поэтому он, и является основным носителем юридической личности государственного юридического лица.

В противовес господствовавшей «теории коллектива» выдвигались и другие концепции, по-иному раскрывавшие сущность юридического лица. Так, В. А. Рахмилович убедительно доказывал отсутствие самой необходимости обоснования или поиска людского либо иного особого «субстрата» (сущности) юридического лица, ибо носителем его прав является само юридическое лицо Рахмилович В. А. О так называемом субстрате юридического лица//Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИСЗ. Вып. 29. М., 1984. С. 116.

О.А. Красавчиков рассматривал юридическое лицо как определенную систему социальных связей Красавчиков О. А. Сущность юридического лица// Советское государство и право, 1976. N 1. С. 25., а Б. И. Пугинский — как некое правовое средство, с помощью которого конкретная организация допускается к участию в гражданском обороте Пугинский Б. И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. М, 1984. С. 162.

Действительно, будучи организацией, созданной для самостоятельного хозяйствования с определенным имуществом, юридическое лицо является вполне реальным образованием, не сводимым ни к своим участникам (или к учредителям, в том числе к единственному), ни тем более к работникам («трудовому коллективу»), которые в этом качестве не имеют никаких прав на его имущество и ни при каких условиях не отвечают по его долгам.

Итак, правосубъектность юридических лиц, не является новой темой. Как только появилось само юридическое лицо, так и появилась необходимость в разработке этой темы.

Несмотря на то, что уже прошло более 100 лет с момента легального закрепления за юридическим лицом статуса субъекта права, внимание к его правосубъектности лишь возросло.

Такая ситуация объясняется тем, что на протяжении всей истории, на каждом ее новом этапе, правосубъектность юридического лица, меняясь наполнялась новым содержанием.

Понятие правосубъектности юридических лиц

Российское законодательство не пользуется данным термином, в то время как в юридической науке, преимущественно в области общей теории права и отдельных ее отраслей, уже давно ведутся споры о том, какое место необходимо отвести этому правовому институту.

В связи с этим при рассмотрении данного вопроса приходится обращаться в первую очередь к трудам теоретиков права и ученых-цивилистов. На основе обобщения изложенных ими точек зрения можно выделить три основных подхода к определению понятия правосубъектности.

Первое направление рассматривает правосубъектность как единство право — и дееспособности, т. е. как праводееспособность. Однако даже в рамках данного подхода отсутствует единое представление о сущности правосубъектности. Например, Н. В. Витрук полагает, что она является правовым эквивалентом человеческой воли Витрук Н. В. О категориях правового положения личности в социалистическом обществе // Советское государство и право. 1974. № 12. С. 16. По мнению же С. С. Алексеева, правосубъектность — это свойство, которое по своей природе неотъемлемо от лица, практически то же самое, что и «субъект права» Алексеев С. С. Общая теория права: В 2 т. М.: Юридическая литература, 1982. Т. 2. С. 139.

В соответствии с другой точкой зрения содержание правосубъектности следует рассматривать более широко. В частности, в него необходимо включать также права и обязанности, непосредственно вытекающие из действия законов. При такой трактовке правосубъектности она во многом совпадает с понятием правового статуса Мицкевич А. В. Субъекты советского права. М., 1962. С. 1022.

Сторонники третьего подхода к определению правосубъектности признают, в основном, что праводееспособность образует содержание этого понятия, однако вместе с тем учитывают, что имеются реальные общественные отношения, участниками которых являются правоспособные, но недееспособные субъекты. В частности, так обстоит дело в гражданском праве с правосубъектностью физических лиц, где она непосредственно связана с гражданской правоспособностью и наличие такой правоспособности необходимо и достаточно для признания гражданина субъектом права Венедиктов А. В. О субъектах социалистических правоотношений // Советское государство и право. 1955. № 6. С. 20. Например, отмечается, что субъектом гражданского права и, следовательно, лицом, обладающим правосубъектностью, является ребенок, хотя он и недееспособен.

Учитывая множественность точек зрения на природу правосубъектности в юридической науке, первоочередной задачей является выработка наиболее приемлемого для исследуемой темы определения данного понятия.

Категории правоспособности и дееспособности были впервые выделены в теории гражданского права в силу того, что способность к обладанию гражданскими правами и обязанностями не всегда сочетается со способностью своими действиями эти права и обязанности осуществлять. Позже эти понятия нашли отражение и на законодательном уровне. Так, в соответствии с п. 1 ст. 17 ГК Р Ф Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30. 11. 1994 N 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. -. 1994. — N 32. Ст. 3301. способность иметь гражданские права и нести обязанности (гражданская правоспособность) признается в равной мере за всеми гражданами. Согласно п. 1 ст. 21 ГК РФ способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т. е. по достижении восемнадцатилетнего возраста.

Гражданское процессуальное законодательство содержит аналогичное определение дееспособности с некоторыми уточнениями, призванными приспособить данную категорию для гражданского судопроизводства (ч.1 ст. 37 ГПК Р Ф Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14. 11. 2002 N 138-ФЗ // Собрание законодательства РФ. -2002. -N 46. — Ст. 4532.). В отношении юридических лиц данные термины применяются в том же значении, что и в отношении граждан, с особенностями, о которых будет сказано ниже.

Хотя большинство представителей юридической науки в целом придерживаются аналогичных подходов к пониманию право — и дееспособности Советское гражданское право: Субъекты гражданского права / Под ред. С. Н. Братуся. М., 1984. С. 7,12, 223., дискуссионным является вопрос о возможности участия в правоотношениях субъекта, лишенного дееспособности, но обладающего правоспособностью. По мнению одних ученых, поскольку правосубъектность сочетает в себе оба этих элемента, в процессуальные отношения с судом могут вступать только те лица, которые сами обладают дееспособностью Чечина Н. А. Гражданские процессуальные правоотношения. Л., 1962. С. 46−48. Другие полагают, что субъектами процессуальных правоотношений могут быть также процессуально недееспособные лица Щеглов В. Н. Субъекты судебного гражданского процесса. Томск, 1979. С. 20.

Соглашаясь со сторонниками второго подхода, поскольку лицо вправе осуществлять свои процессуальные права и обязанности не только лично, но и через представителя (при отсутствии необходимой дееспособности), полагаем, что дальнейшее рассуждение по этому вопросу следует оставить за рамками настоящей работы.

Очевидно, что у юридического лица правоспособность и дееспособность неразрывно связаны между собой и возникают одновременно, как правило, в момент его государственной регистрации (п. 3 ст. 49, п. 2 ст. 51 ГК РФ) Осокина Г. Гражданская процессуальная право- и дееспособность // Российская юстиция. 1997. № 5. С. 35. Таким образом, у данных субъектов возможность обладания правами всегда совпадает с возможностью их осуществления, следовательно, разделение в составе правосубъектности юридического лица таких элементов, как право — и дееспособность представляется нецелесообразным.

Что касается более широкого понимания правосубъектности (включения в нее наряду с право — и дееспособностью также прав и обязанностей), то следует согласиться с авторами, подвергающими критике подобную точку зрения. Не следует отождествлять правосубъектность, т. е. способность быть субъектом права, с правовым статусом, включающим в себя конкретные права и обязанности, а также ряд других элементов, поскольку в данном случае имеет место чрезмерное расширение данного понятия, вследствие чего оно утрачивает качественную определенность Советское гражданское право: Субъекты гражданского права / Под ред. С. Н. Братуся. М., 1984. С. 16.

Таким образом, наиболее обоснованной представляется позиция тех ученых, которые рассматривают правосубъектность как единство право — и дееспособности («праводееспособность») или, другими словами, отождествляют ее с признанием лица в качестве субъекта права.

Сущность правосубъектности юридического лица

В соответствии с легальным определением юридического лица, данным в ст. 48 ГК РФ, юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Как и всякий субъект гражданского права, юридическое лицо обладает правосубъектностью, т. е. право — и дееспособностью. Вопрос о правоспособности юридического лица разрешен в ст. 49 ГК РФ.

В отличие от правоспособности граждан, носящей универсальный характер (т.е. гражданин может иметь любые права и обязанности, предоставленные данной системой правопорядка), правоспособность юридического лица имеет специальный характер. Это следует из п. 1 ст. 49 ГК РФ: «Юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности».

Таким образом, деятельность юридического лица должна соответствовать его целям. Деятельность, выходящая за рамки целей, должна признаваться незаконной. Это правило распространяется в том числе и на коммерческие организации. Хотя на первый взгляд может показаться, что, формулируя их правоспособность, законодатель от вышеизложенного правила отступил: «Коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом» (ч.2 п. 2 ст. 49 ГК РФ).

Но иметь права и нести обязанности, необходимые для осуществления любого вида деятельности, не запрещенного законом, еще не значит, что такой вид деятельности может не соответствовать целям деятельности, зафиксированным в учредительных документах коммерческого юридического лица, пусть даже эти цели сформулированы столь же широко, как и в законе. Так, в соответствии со ст. 50 ГК РФ, основной целью деятельности юридического лица является извлечение прибыли. Неслучайно поэтому Пленум Верховного Суда Р Ф и Высшего Арбитражного Суда Р Ф в постановлении № 6 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ» Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01. 07. 1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. — 1996. — N 9. уточнил, что под любыми видами деятельности подразумеваются виды именно предпринимательской деятельности.

Что можно признать несколько поспешным. Ведь коммерческое юридическое лицо может заниматься и благотворительной деятельностью и приобретать товары для целей, не связанных с производственным потреблением. Наличие основной цели, предусмотренной законом, как раз свидетельствует о том, что могут быть и иные цели, сопутствующие основной. Однако эти цели не должны выходить на первый план и уж тем более, не должны быть такими, ради достижения которых создаются некоммерческие юридические лица специальной организационно-правовой формы (политические партии, религиозные организации).

Тем не менее, отличие правоспособности большинства коммерческих организаций от правоспособности унитарных предприятий и некоммерческих организаций разительны. По смыслу вышеизложенных норм и по признанию практики, унитарные предприятия и некоммерческие организации обязаны определенно фиксировать в своих учредительных документах не только цели, но и виды деятельности. Коммерческим же — достаточно указать цель деятельности. «В связи с этим, — указывает Пленум, — при разрешении споров следует учитывать, что коммерческой организации, в учредительных документах которой не содержится указанный выше перечень, не может быть отказано в выдаче лицензии на занятие соответствующим видом деятельности только на том основании, что соответствующий вид деятельности не предусмотрен ее учредительными документами. Унитарные предприятия, а также другие коммерческие организации, в отношении которых законом предусмотрена специальная правоспособность (банки, страховые организации и некоторые другие), не вправе совершать сделки, противоречащие целям и предмету их деятельности, определенным законом или иными правовыми актами. Такие сделки являются ничтожными на основании статьи 168» (п. 18).

Все изложенное выше позволило Пленуму именовать правоспособность коммерческих организаций, за исключением унитарных предприятий и иных организаций, предусмотренных законом, как «общую», а правоспособность этих поименованных организаций и некоммерческих организаций как «специальную». Но, несмотря на такое заявление Пленума, видимо следует различать общую и универсальную правоспособность. Коммерческое юридическое лицо никогда не будет иметь универсальную правоспособность, т. е. такую, как правоспособность гражданина. Они не могут осуществлять религиозную, политическую деятельность и т. д.

Отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии) (п. 1 ст. 49 ГК РФ). Ныне действует Закон Р Ф от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» Закон Р Ф от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» // Собрание законодательства. — 2001. — № 33 (часть 1). -Ст. 3430..

Правоспособность юридического лица возникает, в момент его создания, т. е. в момент государственной регистрации самого юридического лица. Прекращается правоспособность юридического лица в момент завершения его ликвидации (п. 3 ст. 49 ГК РФ).

Юридическое лицо может быть ограничено в правах лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом. Решение об ограничении прав может быть обжаловано юридическим лицом в суд (п. 2 ст. 49 ГК РФ). Вероятно, речь идет не о специальном ограничении правоспособности конкретного юридического лица по сравнению с юридическими лицами того же рода. Речь идет о приведении правоспособности юридического лица в рамки закона и целей деятельности.

В некоторых учебниках встречается утверждение, что дееспособность юридического лица возникает одновременно с возникновением его правоспособности См., н-р: Гражданское право: Актуальные проблемы теории и практики /Белов В.А. М., 2009. С. 108. Это утверждение представляется ошибочным. Во-первых, способность приобретать гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности юридическое лицо получает через свои органы (п. 1 ст. 53 ГК РФ). До их формирования (избрания наблюдательного совета, совета директоров, правления, директора и т. д.) нельзя говорить о возникновении дееспособности юридического лица. Порядок назначения или избрания органов юридического лица определяется законом и учредительными документами. Органы юридического лица могут быть коллегиальными (общее собрание акционеров, совет директоров) или единоличными (директор).

Во-вторых, дееспособность юридического лица может возникать и не сразу в полном объеме, а поэтапно. Об этом свидетельствует норма п. 3 ст. 49 ГК РФ: «Право юридического лица осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение лицензии, возникает с момента получения такой лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия, если иное не установлено законом или иными правовыми актами».

Итак, как и всякий субъект гражданского права, юридическое лицо обладает правосубъектностью, т. е. право — и дееспособностью. Вопрос о правосубъектности юридического лица разрешен в ст. 49 ГК РФ.

Правосубъектность юридического лица — способность юридического лица своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их; правосубъектность юридического лица возникает с момента его государственной регистрации. Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие согласно законодательству и учредительным документам.

Заключение

В завершении данной работы нельзя поставить точку, но можно оставить место для продолжения. При рассмотрении истории можно заметить, что вопросы обособления имущества от человека, ограничении предпринимательского риска последнего, занимали юристов, предпринимателей и других лиц еще до нашей эры. Участие административно-территориальных единиц и товариществ как субъектов права, уже имело место в средние века. В новое время интересным представляется появление теорий о юридическом лице, идеи которых, претерпев косметические изменения, впоследствии проглядывались уже в теориях двадцатого века.

Современное российское законодательство не пользуется термином «правосубъектность», в то время как в юридической науке, преимущественно в области общей теории права и отдельных ее отраслей, уже давно ведутся споры о том, какое место необходимо отвести этому правовому институту.

Наиболее обоснованной представляется позиция тех ученых, которые рассматривают правосубъектность как единство право — и дееспособности («праводееспособность») или, другими словами, отождествляют ее с признанием лица в качестве субъекта права.

Как и всякий субъект гражданского права, юридическое лицо обладает правосубъектностью, т. е. право — и дееспособностью. Вопрос о правосубъектности юридического лица разрешен в ст. 49 ГК РФ.

Правосубъектность юридического лица — способность юридического лица своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их; правосубъектность юридического лица возникает с момента его государственной регистрации.

Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие согласно законодательству и учредительным документам.

Библиографический список

1. Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации [Текст]: [с поправками от 30. 12. 2008 г.] // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2009. — N 4. — Ст. 445.

2. Российская Федерация. Законы. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон от 30. 11. 1994 N 51-ФЗ] // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1994. — N 32. Ст. 3301.

3. Российская Федерация. Законы. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон от 14 ноября 2002 г.] // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2002. — № 46. — Ст. 4532.

4. Российская Федерация. Законы. О лицензировании отдельных видов деятельности [Текст]: [Федеральный закон РФ от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ] // Собрание законодательства. — 2001. — № 33 (часть 1). Ст. 3430.

5. Российская Федерация. Верховный Суд Р Ф. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановление Пленума N 6] // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1996. — N 9.

6. Алексеев, С. С. Общая теория права: В 2-х т. Т.2 [Текст] / С. С. Алексеев. — М.: Юридическая литература, 1982. — 641с.

7. Ананских, Е. С. Гражданская правоспособность и гражданская процессуальная правоспособность юридического лица: Автореферат дис… канд. юрид. наук [Текст] / Е. С. Ананских. — Саратов: СГУ, 2005. — 23с.

8. Братусь, С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве. [Текст] / С. Н. Братусь. — М.: Юриздат, 1947. — 255с.

9. Венедиктов, А.В. О субъектах социалистических правоотношений [Текст] / А. В. Венедиктов // Советское государство и право. — 1955. — № 6. — С. 20−28.

10. Витрук, Н.В. О категориях правового положения личности в социалистическом обществе [Текст] / Н. В. Витрук // Советское государство и право. — 1974. — № 12. — С. 12−21.

11. Германское гражданское уложение 18 августа 1896 (пер. с нем. М.Г. Масевич) [Текст] // Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативно-правовых актов. Гражданские и торговые кодексы. Учебное пособие / Под ред.В. М. Пучинского, М. И. Кулагина. — М.: Знание, 1986. — 278с.

12. Гражданское право: Актуальные проблемы теории и практики [Текст] / /Белов В.А. — М.: Юрайт, 2009. — 993с.

13. Гражданское право: Учеб.: В 4-х т. Т.1 [Текст] / Отв. ред. Е. А. Суханов. — М.: Волтерс Клувер, 2005. — 677с.

14. Иоффе, О. С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории «хозяйственного права» [Текст] /О.С. Иоффе. — М.: Статут, 2000, — 777с.

15. Красавчиков, О. А. Сущность юридического лица [Текст] / О. А. Красавчиков // Советское государство и право. — 1976. — N 1. — С. 12−22.

16. Мицкевич, А. В. Субъекты советского права [Текст] / А. В. Мицкевич. — М.: Юриздат, 1962. — 1059с.

17. Осокина, Г. Гражданская процессуальная право — и дееспособность [Текст] / Г. Осокина // Российская юстиция. — 1997. — № 5. — С. 32−41.

18. Пугинский, Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях [Текст] / Б. И. Пугинский. — М.: Юриздат, 1984. — 375с.

19. Рахмилович, В.А. О так называемом субстрате юридического лица [Текст] / В. А. Рахмилович // Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИСЗ. — 1984. № 29. — С. 116−127.

20. Советское гражданское право: Субъекты гражданского права [Текст] / Под ред. С. Н. Братуся. М.: Юрид. лит., 1984. — 657с.

21. Суворов, Н. С. Об юридических лицах по римскому праву [Текст] / Н. С. Суворов. — М.: Статут, 2000. — 299 с.

22. Суханов, Е. А. Гражданское право. В 4 т. Т. 1: Общая часть [Текст] /Е.А. Суханов. — М.: Волтерс Клувер, 2008. — 655с.

23. Хвостов, В. М. Система римского права [Текст] /В.М. Хвостов. М.: Юриздат, 1996. — 344с.

24. Шапкина, Г. С. Новое в акционерном законодательстве: изменения и дополнения Федерального закона «Об акционерных обществах» [Текст] / Г. С. Шапкина. — М.: Волтерс Клувер, 2002. — 270 с.

25. Щеглов, В. Н. Субъекты судебного гражданского процесса [Текст] /В.Н. Щеглов. — Томск: ТГУ, 1979. — 123с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой