Наблюдательность как профессионально значимое качество следователя.
Коммуникативная, интерактивная, перцептивная стороны общения

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГОУ ВПО

Уфимский юридический институт

Кафедра криминологии и психологии

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

ПО ПСИХОЛОГИИ

Вариант № 12

Выполнил: слушатель 1 курса 3,6-летнего обучения

учебной группы № ____ФЗО

Зачетная книжка №________

Проверил: ________________

УФА 2008

Вариант № 12.

1. Наблюдательность как профессионально значимое качество следователя.

Проблема личности — одна из центральных проблем общества, и в сфере права, и в деятельности юридических органов. Высоких результатов могут добиться только люди, личности, работающие в них и обладающие соответствующей психологией. Они должны отличаться высокой общей культурой, потребностями в интеллектуальном, культурном и нравственном развитии, гражданственностью, трудолюбием, способностью к жизни и труду в условиях современной цивилизации, демократии и общечеловеческих ценностей, уважающей права и свободы человека, и тем, что могут правильно пользоваться своими знаниями, любовью к России, окружающей природе, семье и др. Это главные цели всей системы работы с персоналом юридических органов.

В многообразии индивидуальных особенностей личности важное место занимают способности. Они выступают одним из важных внутренних условий успешного овладения определенной специальностью, высокопроизводительной работы и постоянного совершенствования. Они не сводятся к знаниям и навыкам, а представляют собой устойчивые особенности психической деятельности, отвечающие требованиям определенной профессии.

Способности юриста — это всегда целостная совокупность, а не россыпь тех или иных качеств, структура которых строго соответствует требованиям юридического труда. Для последнего характерны две группы требований и соответственно две группы способностей: социально-юридические и специально-юридические.

Наблюдательность (обстановочная и психологическая) относится к специально-юридическим способностям — особым качествам, которые определяются спецификой юридического труда, тем, что отличает его от других видов труда, и которые важны именно для него, но не обязательны для других.

Наблюдательность — это способность человека, проявляющаяся в умении подмечать существенные, характерные, в т. ч. и малозаметные, свойства предметов и явлений. Она предполагает любознательность, пытливость и приобретается в жизненном опыте. Развитие наблюдательности — важная задача формирования познавательной установки и адекватного восприятия действительности.

Самый доступный и наиболее широко применимый путь получения психологической информации о человеке, представляющем профессиональный интерес для работника юридического органа, — путь наблюдения за ним, наблюдения со стороны, при разговоре, при профессиональном контакте. Это реализуемо при психологическом наблюдении — особом психологическом действии, которым работнику-профессионалу юридического дела следует владеть.

Психологическое наблюдение — особое психологическое действие, обслуживающее решение правоохранительных задач и предназначенное для изучения психологических особенностей людей, с которыми профессионалу юридических органов приходится иметь дело. Его значимость — в широкой доступности и оперативности (возможности быстро получить хоть какую-то информацию о человеке и его психологии). Все зависит практически от самого работника, его желания и его профессионализма. Психологическое наблюдение реализуется с помощью специальных психологических приемов, отвечающих его назначению, и конкретизирующих их правил. Упрощением бы было связывать его успех только с некоторой техникой работы. Его реализация требует наличия у профессионала особой устойчивой внутренней установки на психологическое наблюдение, наличия определенных психологических знаний, а также повышенной психологической чувствительности (чувствительности к внешним проявлениям психологии человека). Все эти компоненты взаимосвязаны. Само применение приемов психологического наблюдения нуждается в актуальной установке, в желании и стремлении профессионала использовать их. Обратная зависимость — практика использования приемов развивает и укрепляет установку и психологическую чувствительность, возникает профессиональная привычка, формируются соответствующие навыки и умения, накапливается опыт, совершенствуются знания.

Психологическое наблюдение дает информацию о человеке, но переоценивать ее достоверность не следует. Человек как объект психологического наблюдения весьма сложен и неоднозначен. Многое в нем содержит психологическую информацию: как вошел в комнату, как подошел, как сел, куда дел руки, какую фразу и почему произнес, почему на одном вопросе задержался, другой обошел, почему опустил глаза, когда дрогнули веки, на кого и в какой момент посмотрел и многое другое. Все это составляет язык внешних проявлений психологии человека. Его значения вероятностны и, тем не менее, профессионалу следует понимать их. Этот язык скажет профессионалу больше, чем человек сам о себе. Есть граждане-«артисты», пытающиеся маскировать свои действительные мысли, отношения, качества, состояния, что, конечно, в известной мере затрудняет понимание языка внешних проявлений, прочтение последних. Однако подлинный профессионал достаточно уверенно отличит наигранное от действительного, искреннее от лживого. Дело в том, что «артист» живет двойной внутренней жизнью: демонстрируемой, рассчитанной на показ, и действительной,"для внутреннего пользования". Постоянные переходы от одной к другой в процессе общения так или иначе обнаруживают это раздвоение в многочисленных признаках противоречивости. Даже если профессионалу не удается составить отчетливого психологического портрета человека, то по результатам психологического наблюдения у него возникают неудовлетворенность, предположения, подозрения, побуждающие его к дополнительным проверкам и в конечном счете — установлению истины.

Интерес работника органов правоохраны в наблюдении — не праздное любопытство, он всегда конкретен. Эта конкретность выражается в интересе к составлению психологического портрета (который, как уже отмечено выше, в юридической деятельности всегда избирателен, акцентуирован) или отдельным психологическим феноменам (например, искренности или лживости).

В психологическом наблюдении юрист должен использовать определенные приемы и придерживаться ряда правил.

Правило избирательности и целеустремленности рекомендует со вниманием относиться к определению задач наблюдения в каждом конкретном случае, пользоваться рекомендациями по составлению психологического портрета, уточнять, какие внешние проявления, выступая признаками подлежащих оценке психологических феноменов, подлежат наблюдению и фиксации.

Правило комплексности предупреждает о недопустимости категорических психологических оценок на основе единичной фиксации каких-то признаков. Надо перепроверять информацию, усиливая наблюдение за повторными проявлениями их. Кроме того, учитывая целостность психики, следует собирать максимально широкий круг информации, отвечающей структуре психологического портрета. Это позволит более достоверно оценивать и отдельные проявления.

Прием выявления в наблюдении качеств личности. По внешности, мимике, пантомимике, продуктам деятельности, словам, речи можно судить о ряде качеств человека. Правила:

· по содержанию высказываний судить о его взглядах, убеждениях, целях, планах, мотивах, потребностях, ценностных ориентациях, интересах и др. ;

· по словарному запасу, построению речи, изложению мыслей, ответам на вопросы судить о его образованности, культуре, профессиональной принадлежности, умственном развитии, находчивости, криминализованности, правовой осведомленности, особенностях правовой психологии и т. п. ;

· по произношению оценивать его национальную и региональную принадлежность, возможное место рождения и длительного жительства, образованность;

· по темпу речи, интонациям, жестикуляции, выразительности мимики и экспрессивности речи оценивать его тип темперамента, эмоциональную уравновешенность, умение владеть собой, силу воли, самомнение, культурность, систему ценностных приоритетов. Так, человек с холерическим темпераментом быстр, темп речи у него устойчиво высок, мимика выразительна, характерны в поведении порывистость, нетерпеливость, несдержанность.

Прием выявления в наблюдении криминально значимых признаков. Для работника правоохранительных органов значимость таких признаков особенно велика. Правила:

· оценка признаков криминализации речи — засоренность речи словечками из криминального жаргона. Заслуживают оценки обращения типа «гражданин начальник», «командир», слова и выражения, свойственные «блатной музыке».

· обращение внимания на татуировки — большинстве своем они несут смысловую нагрузку, выдающую отношение его носителя к закону, работникам правоохранительных органов, преданности криминальному миру, статусу в криминальной среде, говорят о планах на будущее, характере преступной деятельности, числе «отсидок» и др.

· наблюдение за жестами, движениями, деталями одежды, привычками поведения. Характерны интенсивная жестикуляция, выразительные движения кистью и пальцами (в преступном мире, в местах лишения свободы жесты используются для безмолвного обмена информацией и связи), определенная манера входа в помещение, походка, поведение при общении, сидение на корточках у стены, симуляция болезней, способ хранения некоторых вещей, особенности ожидания (три шага в одну сторону, три в другую), обращение к некоторым людям и к нему самому по кличке, неумение в столовой пользоваться ножом и вилкой, привычка смешивать разные блюда в одно, наличие дорогих перстней на пальцах и др.

Прием выявления в наблюдении признаков лица, занимающегося преступной деятельностью. Сегодня, правда, в большинстве случаев не трудно судить о том, кто ведет преступный образ жизни; основная трудность в получении доказательных материалов. Все же бывает важным понять это, ибо лица, занимающие высокие места в преступной иерархии, предпочитают нередко держаться в тени.

Слежение за признаками противоречивости личности. Нередко такими признаками выступают: несоответствие обнаруживаемых качеств тому облику, который пытается придать себе человек (например, неожиданное обнаружение острого ума, наблюдательности, изощренности в возражениях и ответах на вопросы, обстоятельных и точных знаний в какой-то области, которых трудно ожидать, например, у «простого», малоприметного, ведущего тихий и скромный образ жизни, занимающего рядовую должность человека); демонстративное обнаружение «кристальной» честности, порядочности, бескорыстия, благотворительности и пр.; повышенная готовность к самозащите, острая настороженность, обостренная реакция на подозрения и подозрительность к другим, жесткий самоконтроль и др.

Прием выявления и оценки психического состояния человека. Взволнованность, страх, радость, тревога, напряженность, расслабленность, злость, растерянность, даже спокойствие могут многое сказать наблюдательному юристу. Правила:

· наблюдение за внешними признаками психических состояний: интонация голоса, изменение его темпа, тембра; выражение глаз и направление взгляда; цвет лица и выступление пота; жесты, поза (в состоянии напряжения, например, поза несколько неестественна, пальцы на руках могут дрожать или напряженно сжиматься в кулак), движение рук (в состоянии волнения человек берет что-то в руки, начинает вращать, ускоряет вращение).

· контроль за изменениями психического состояния. В ходе раскрытия и расследования преступлений, задержания преступников, пресечения нарушений общественного порядка и в других случаях сотруднику полезно, а то и необходимо знать, в каком психическом состоянии находится правонарушитель, потерпевший, свидетель. Успокоение или возникновение тревожности, страха, повышение напряженности и появление пота в какие-то моменты встречи и разговора говорят о значимости момента, его опасности или уходе от опасности. На этом, в частности, строится и диагностика лжи и скрываемых обстоятельств.

Прием психологического зондирования. Опытный юрист не ждет пассивно, когда интересующее его лицо само проявит свою психологию. Он активно выявляет ее с помощью этого приема и его правил:

· контроль за информативно значимыми психологическими реакциями по ходу выполняемого сотрудником следственного или иного профессионального действия: движения глаз; появление растерянности, задержки с ответом. (молчание может сказать больше, чем ответ); уход от прямого ответа, перевод разговора на другие вопросы; изменение психического состояния; оттенки уверенности и неуверенности в голосе, появление признаков искренности или лживости, «провалы» памяти; внезапное покраснение и появление пота на лице, постукивание пальцем, усиление манипулирования предметом в руках (ручкой, карандашом, спичечной коробкой, пуговицей, пепельницей и пр.), закуривание сигареты и др.; непроизвольное расширение зрачков глаз; естественность (наигранность) реакций и др.

· «качание» («горячо-холодно») — когда допрос, разговор, перемещение приближаются к опасным для человека, знающего свою вину, но проявляющего неискренность и скрытность, теме, вопросу, месту, факту, его внутреннее напряжение возрастает, когда удаляются — снижается. Эти внутренние реакции непроизвольны, сдержать «выплескивания их наружу» практически невозможно, а попытка не проявить их внешне оказывается еще более заметной, так как неестественна.

От опытного, психологически наблюдательного юриста не укроются психологические проявления, и любые попытки виновного обмануть его, как правило, оказываются безуспешными. Язык внешних проявлении всегда более искренен, чем слова.

2. Коммуникативная, интерактивная, перцептивная стороны общения.

Общение — сложный процесс взаимодействия между людьми, заключающийся в обмене информацией, а также в восприятии и понимании партнерами друг друга. Субъектами общения являются живые существа, люди. В принципе общение характерно для любых живых существ, но лишь на уровне человека процесс общения становиться осознанным, связанным вербальными и невербальными актами. Человек, передающий информацию, называется коммуникатором, получающий ее — реципиентом.

В общении можно выделить ряд аспектов:

· Содержание общения — информация, которая в межиндивидуальных контактах передается от одного живого существа другому. Наиболее разнообразно содержание информации в том случае, если субъектами общения являются люди.

· Цель общения — отвечает на вопрос «Ради чего существо вступает в акт общения?». У человека цели могут быть весьма и весьма разнообразными и являть собой средства удовлетворения социальных, культурных, творческих, познавательных, эстетических и многих других потребностей.

· Средства общения — способы кодирования, передачи, переработки и расшифровки информации, которая передается в процессе общения от одного существа к другому. Информация между людьми может передаваться с помощью органов чувств, речи и других знаковых систем, письменности, технических средств записи и хранения информации.

К структуре общения можно подойти по-разному, в данном случае будет охарактеризована структура путем выделения в общении трех взаимосвязанных сторон: коммуникативной, интерактивной и перцептивной. Таким образом, схематически структуру общения мы представим так:

2

Рассмотрим данные стороны человеческого общения со стороны социальной психологии.

Коммуникативная сторона общения

Когда говорят о коммуникации в узком смысле слова, то, прежде всего, имеют в виду тот факт, что в ходе совместной деятельности люди обмениваются между собой различными представлениями, идеями, интересами, настроениями, чувствами, установками и пр. Все это можно рассматривать как информацию, и тогда сам процесс коммуникации может быть понят как процесс обмена информацией. Отсюда можно сделать следующий заманчивый шаг и интерпретировать весь процесс человеческой коммуникации в терминах теории информации. Однако такой подход нельзя рассматривать как методологически корректный, ибо в нем опускаются некоторые важнейшие характеристики именно человеческой коммуникации, которая не сводится только к процессу передачи информации. Не говоря уже о том, что при таком подходе фиксируется в основном лишь одно направление потока информации, а именно от коммуникатора к реципиенту (введение понятия «обратной связи» не изменяет сути дела), здесь возникает и еще одно существенное упущение. При всяком рассмотрении человеческой коммуникации с точки зрения теории информации фиксируется лишь формальная сторона дела: как информация передается, в то время как в условиях человеческого общения информация не только передается, но и формируется, уточняется, развивается.

Поэтому, не исключая возможности применения некоторых положений теории информации при описании коммуникативной стороны общения, необходимо четко расставить все акценты и выявить специфику даже в самом процессе обмена информацией, который, действительно, имеет место и в случае коммуникации между двумя людьми.

Во-первых, общение нельзя рассматривать как отправление информации какой-то передающей системой или как прием ее другой системой потому, что в отличие от простого «движения информации» между двумя устройствами здесь мы имеем дело с отношением двух индивидов, каждый из которых является активным субъектом: взаимное информирование их предполагает налаживание совместной деятельности. Это значит, что каждый участник коммуникативного процесса предполагает активность также и в своем партнере, он не может рассматривать его как некий объект. Другой участник предстает тоже как субъект, и отсюда следует, что, направляя ему информацию, на него необходимо ориентироваться, то есть анализировать его мотивы, цели, установки (кроме, разумеется, анализа и своих собственных целей, мотивов, установок). Но в этом случае нужно предполагать, что в ответ на посланную информацию будет получена новая информация, исходящая от другого партнера. Поэтому в коммуникативном процессе и происходит не простое «движение информации». Но как минимум активный обмен ею. Главная «прибавка» в специфически человеческом обмене информацией заключается в том, что здесь особую роль играет для каждого участника общения значимость информации. Эту значимость информация приобретает потому, что люди не просто «обмениваются» значениями, но и стремятся при этом выработать общий смысл. Это возможно лишь при условии, что информация не просто принята, но и понята, осмыслена. Поэтому в каждом коммуникативном процессе реально даны в единстве деятельность, общение и познание.

Во-вторых, характер обмена информацией между людьми, а не между, предположим, кибернетическими устройствами определяется тем, что посредством системы знаков партнеры могут повлиять друг на друга. Иными словами, обмен такой информацией обязательно предполагает воздействие на поведение партнера, то есть знак изменяет состояние участников коммуникационного процесса. Коммуникационное влияние, которое здесь возникает, есть не что иное, как психологическое воздействие одного коммуниканта на другого с целью изменения его поведения. Эффективность коммуникации измеряется именно тем, насколько удалось это воздействие. Это означает (в определенном смысле) изменение самого типа отношений, который сложился между участниками коммуникации. Ничего похожего не происходит в «чисто» информационных процессах.

В-третьих, коммуникативное влияние как результат обмена информацией возможно лишь тогда, когда человек, направляющий информацию (коммуникатор), и человек принимающий ее (реципиент), обладают единой или сходной системой кодификации и декодификации. На обыденном языке это правило выражается в словах: «все должны говорить на одном языке». Это особенно важно потому, что коммуникатор и реципиент в коммуникативном процессе постоянно меняются местами. Всякий обмен информацией между ними возможен лишь при условии, что знаки, и, главное, закрепленные за ними значения известны всем участникам коммуникативного процесса. Только принятие единой системы значений обеспечивает возможность партнеров понимать друг друга.

Еще Л. С. Выготский отмечал, что «мысль никогда не равна прямому значению слов». Поэтому у общающихся должны быть идентичны — в случае звуковой речи — не только лексическая и синтаксическая системы, но и одинаковое понимание ситуации общения. А это возможно лишь в случае включения коммуникации в некоторую общую систему деятельности.

В-четвертых, в условиях человеческой коммуникации могут возникать совершенно специфические коммуникативные барьеры. Эти барьеры не связаны с уязвимыми местами в каком- либо канале коммуникации или с погрешностями кодирования и декодирования. Они носят социальный или психологический характер. С одной стороны, такие барьеры могут возникать из-за того, что отсутствует единое понимание ситуации общения, вызванное не просто различным «языком» на котором говорят участники коммуникативного процесса, но различиями более глубокого плана, существующими между партнерами. Это могут быть социальные, политические, религиозные, профессиональные различия, которые не только порождают разную интерпретацию тех же самых понятий, употребляемых в процессе коммуникации, но и вообще различное мироощущение, мировоззрение, миропонимание. Такого рода барьеры порождены объективными социальными причинами, принадлежностью партнеров по коммуникации к различным социальным группам, и при их проявлении особенно отчетливо выступает включенность коммуникации в более широкую систему общественных отношений. Коммуникация в этом случае демонстрирует ту свою характеристику, что она есть лишь сторона общения. Естественно, что процесс коммуникации осуществляется и при наличии этих барьеров, даже военные противники ведут переговоры. Но вся ситуация коммуникативного акта значительно усложняется благодаря их наличию.

С другой стороны, барьеры при коммуникации могут носить и более «чисто» выраженный психологический характер: они могут возникнуть или вследствие индивидуальных психологических особенностей общающихся (например, чрезмерная застенчивость одного из них, скрытность другого, присутствие у кого-то черты, получившей название «некоммуникабельность»), или в силу сложившихся между общающимися особого рода психологических отношений: неприязни по отношению друг к другу, недоверия и т. п. В этом случае особенно четко выступает та связь, которая существует между общением и отношением, отсутствующая, естественно, в кибернетических системах.

Передача любой информации возможна лишь посредством знаков, точнее, знаковых систем. Существуют несколько знаковых систем, которые используются в коммуникативном процессе, соответственно им можно построить классификацию коммуникативных процессов. При грубом делении различают вербальную коммуникацию (в качестве знаковой системы используется речь) и невербальную коммуникацию (используются различные неречевые знаковые системы).

Вербальная коммуникация, как уже было сказано, использует в качестве знаковой системы человеческую речь, естественный звуковой язык, то есть систему фонетических знаков, включающую два принципа: лексический и синтаксический. Речь является самым универсальным средством коммуникации, поскольку при передаче информации при помощи речи менее всего теряется смысл сообщения. Правда, этому должна соответствовать высокая степень общности понимания ситуации всеми участниками коммуникативного процесса, о которой речь шла выше.

При помощи речи осуществляется кодирование и декодирование информации: коммуникатор в процессе говорения кодирует, а реципиент в процессе слушания декодирует эту информацию. Для коммуникатора смысл информации предшествует процессу кодирования (высказыванию), так как он сначала имеет определенный замысел, а затем воплощает его в систему знаков. Для «слушающего» смысл принимаемого сообщения раскрывается одновременно с декодированием. В этом последнем случае отчетливо проявляется значение ситуации совместной деятельности: ее осознание включено в сам процесс декодирования, раскрытие смысла сообщения немыслимо вне этой ситуации.

Точность понимания слушающим смысла высказывания может стать очевидной для коммуникатора лишь тогда, когда произойдет смена «коммуникативных ролей» (условный термин, обозначающий «говорящего» и «слушающего»), то есть когда реципиент превратится в коммуникатора и своим высказыванием даст знать о том, как он раскрыл смысл принятой информации. Диалог, или диалогическая речь, как специфический вид «разговора» представляет собой последовательную смену коммуникативных ролей, в ходе которой выявляется смысл речевого сообщения, то есть и происходит то явление, которое было обозначено как «обогащение, развитие информации». Однако коммуникативный процесс оказывается неполным, если мы отвлекаемся от невербальных его средств.

Первым среди них нужно назвать оптико-кинетическую систему знаков, что включает в себя жесты, мимику, пантомимику. Эта общая моторика различных частей тела отображает эмоциональные реакции человека, поэтому включение оптико-кинетической системы знаков в ситуацию коммуникации придает общению нюансы. Эти нюансы оказываются неоднозначными при употреблении одних и тех же жестов, например в различных национальных культурах.

Паралингвистическая и экстралингвистическая системы знаков представляют собой также «добавки» к вербальной коммуникации. Паралингвистическая система — это система вокализации, то есть качество голоса, его диапазон тональность. Экстралингвистическая система — включение в речь пауз, других вкраплений, например, покашливания, плача, смеха наконец, сам темп речи.

В целом все системы невербальной коммуникации, несомненно, играют большую вспомогательную (а иногда самостоятельную) роль в коммуникативном процессе. Вместе с вербальной системой коммуникации эти системы обеспечивают обмен информацией, который необходим людям для организации совместной деятельности.

Интерактивная сторона общения

Интерактивная сторона общения — это условный термин, обозначающий характеристику тех компонентов общения, которые связаны со взаимодействием людей, с непосредственной организацией их совместной деятельности.

Важность интерактивной стороны общения привела к тому, что в психологии сложилось специальное направление, которое рассматривает взаимодей-ствие исходным пунктом всякого социально-психологи-ческого анализа. Это направление связано с именем Г. Мида, который дал направлению и имя -- «симво-лический интеракционизм». Выясняя социальную природу человеческого «Я», Мид вслед за Джемсом пришел к выводу, что в ста-новлении этого «Я» решающую роль играет общение. У Мида становление «Я» происходит действительно в ситуациях общения, но не потому, что люди есть про-стые реакции на мнения других, а потому, что эти си-туации есть вместе с тем ситуации совместной деятель-ности. В них формируется личность, в них она осозна-ет себя, не просто смотрясь в других, но действуя со-вместно с ними. Для Мида ситуация общения раскры-вается как ситуация прежде всего взаимодействия.

Таким образом, центральная мысль интеракционистской концепции состоит в том, что личность формирует-ся во взаимодействии с другими личностями, и механиз-мом этого процесса является установление контроля действий личности тем представлением о ней, которое складывается у окружающих. Несмотря на важность постановки такой проблемы, в теории Мида содержатся существенные методологические просчеты. Главными из них являются два.

Во-первых, непропорционально большое значение уделяется в этой концепции роли символов. Вся обри-сованная выше канва взаимодействия детерминирует-ся системой символов, т. е. деятельность и поведение человека в ситуациях взаимодействия в конечном счете обусловлены символической интерпретацией этих ситуа-ций. Человек предстает как существо, обитающее в мире символов, включенное в знаковые ситуации. И хотя в известной степени с этим утверждением можно согла-ситься, поскольку в определенной мере общество, дей-ствительно, регулирует действия личностей при помощи символов, излишняя категоричность Мида приводит к тому, что вся совокупность социальных отношений, культуры -- все сводится только к символам.

Отсюда вытекает и второй важный просчет концепции символического интеракционизма: интерактивный аспект общения здесь вновь отрывается от содержа-ния предметной деятельности, вследствие чего все бо-гатство макросоциальных отношений личности по суще-ству игнорируется. Единственным «представителем» со-циальных отношений остаются лишь отношения непо-средственного взаимодействия. Поскольку символ оста-ется «последней» социальной детерминантной взаимо-действия, для анализа оказывается достаточным лишь описание данного поля взаимодействий без привлечения широких социальных связей, в рамках которых данный акт взаимодействия имеет место. Происходит известное «замыкание» взаимодействия на заданную группу. Ко-нечно, и такой аспект анализа возможен и для социаль-ной психологии даже заманчив, но он явно недостато-чен.

Перцептивная сторона общения

Как отмечалось выше, в процессе общения должно присутствовать взаимопонимание между участниками этого процесса. Само взаимопонимание может быть здесь истолковано по-разному: или как понимание целей, мотивов, установок партнера по взаимодействию, или как не только понимание, но принятие, разделение этих целей, мотивов, установок, что позволяет не просто «согласовывать действия», но и устанавливать особого рода отношения: близости, привязанности, выражающиеся в чувствах дружбы, симпатии, любви. В любом случае большое значение имеет тот факт, как воспринимается партнер по общению, иными словами, процесс восприятия одним человеком другого выступает как обязательная составная часть общения и условно может быть назван перцептивной стороной общения.

Термином «Социальная перцепция» исследователи называют процесс восприятия так называемых «социальных объектов», под которыми подразумеваются другие люди, социальные группы, большие социальные общности. Однако этот термин не является для нашего случая точным.

Для того, чтобы более точно обозначить о чем идет речь в интересующем нас плане, целесообразно говорить не вообще о социальной перцепции, а о межличностной перцепции, или межличностном восприятии. Именно эти процессы непосредственно включены в общение в том его значении, в каком оно рассматривается здесь.

Но кроме этого возникает необходимость и еще в одном комментарии. Восприятие социальных объектов обладает такими многочисленными специфическими чертами, что само употребление слова «восприятие» кажется здесь не совсем точным. Во всяком случае, ряд феноменов, имеющих место при формировании представления о другом человеке, не укладывается в традиционное описание перцептивного процесса, как он дается в общей психологии. В отечественной литературе весьма часто в качестве синонима «восприятие другого человека» употребляется выражение «познание другого человека».

Другая попытка построить структуру взаимодействия связана с описанием ступеней его развития. При этом взаимодействие расчленяется не на элементарные акты, а на стадии, которые оно проходит. Такой подход предложен, в частности, польским исследователем Я. Щепаньским. Для Щепаньского центральным понятием при описании социального поведения является понятие со-циальной связи. Она может быть представлена как последовательное осуществление:

а) пространственного контакта,

б) психического контакта (по Щепаньскому, это взаимная заинтересованность),

в) социального кон-такта (здесь это совместная деятельность),

г) взаимо-действия (что определяется, как «систематическое, постоянное осуществление действий, имеющих целью вы-звать соответствующую реакцию со стороны партне-ра… «),

д) социального отношения (взаимно сопряженных систем действий).

Хотя все сказанное от-носится к характеристике «социальной связи», такой ее вид, как «взаимодействие», представлен наиболее полно. Выстраивание в ряд ступеней, предшествующих взаимо-действию, не является слишком строгим: пространствен-ный и психический контакты в этой схеме выступают в качестве предпосылок индивидуального акта взаимо-действия, и потому схема не снимает погрешностей пред-шествующей попытки. Но включение в число предпосы-лок взаимодействия «социального контакта», понятого как совместная деятельность, во многом меняет карти-ну: если взаимодействие возникает как реализация сов-местной деятельности, то дорога к изучению его содер-жательной стороны остается открытой. Однако нестрогость схемы снижает ее возможности для познания структуры взаимодействия. Практически в эксперимен-тах исследователи пока имеют дело с феноменом взаи-модействия как таковым, без удовлетворительных попы-ток отыскания его анатомии.

Таким образом, для социальной психологии весьма значимым является исследование не только кооператив-ной формы взаимодействия.

Кроме того, при абсолютном принятии лишь одного типа взаимодействий снимается принципиально важная проблема содержания деятельности, в рамках которой даны те или иные виды взаимодействия. А это содержа-ние деятельности может быть весьма различным. Мож-но констатировать кооперативную форму взаимодейст-вия не только в условиях производства, но, например, и при осуществлении каких-либо асоциальных, противо-правных поступков -- совместного ограбления, кражи и т. д. Поэтому кооперация в социально-негативной деятельности не обязательно та форма, которую необходимо стимулировать; напротив, деятельность, конф-ликтная в условиях асоциальной деятельности, может оцениваться позитивно. Кооперация и конкуренция лишь формы «психологического рисунка» взаимодействия, содержание же и в том и в другом случаях задается бо-лее широкой системой деятельности, куда кооперация или конкуренция включены. Поэтому, не оспаривая важ-ности исследования кооперативных форм взаимодейст-вия, вряд ли правильно игнорировать и другую форму, а самое главное, вряд ли правильно рассматривать их обе вне социального контекста деятельности.

Термины

ИНДИВИД -- отдельно взятый человек в совокупности всех присущих ему качеств: биологических, физических, социальных, психологических и др.

ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ -- своеобразное сочетание индивидных (см. индивид) свойств человека, отличающее его от других людей.

ЛИЧНОСТЬ -- понятие, обозначающее совокупность устойчивых психологических качеств человека, составляющих его индивидуальность.

НАПРАВЛЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ — понятие, обозначающее совокупность потребностей и мотивов личности, определяющих главное направление ее поведения.

СПОСОБНОСТИ -- индивидуальные особенности людей, от которых зависит приобретение ими знаний, умений и навыков, а также успешность выполнения различных видов деятельности.

ТЕМПЕРАМЕНТ -- динамическая характеристика психических процессов и поведения человека, проявляющаяся в их скорости, изменчивости, интенсивности и других характеристиках.

ХАРАКТЕР -- совокупность свойств личности, определяющих типичные способы ее реагирования на жизненные обстоятельства.

БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ -- характеристика психологических свойств, процессов и состояний человека, находящихся вне сферы его сознания, но оказывающих такое же влияние на его поведение, как и сознание.

РЕФЛЕКС -- автоматическая ответная реакция организма на действие какого-либо внутреннего или внешнего раздражителя. РЕФЛЕКСИЯ -- способность сознания человека сосредоточиться на самом себе.

САМООЦЕНКА -- оценка человеком собственных качеств, достоинств и недостатков.

САМОСОЗНАНИЕ -- осознание человеком самого себя, своих собственных качеств.

СМЫСЛ -- общезначимое мысленное содержание, значение, толк, суть или общезначимая мысль, которая составляет обязательное для всякой мысли искомое.

СМЫСЛ ЛИЧНОСТНЫЙ -- значение, которое объект, событие, факт или слово приобретают для данного человека в результате его личного жизненного опыта. Понятие С.л. введено А. Н. Леонтьевым.

СОЗНАНИЕ -- высший уровень психического отражения человеком действительности, ее представленность в виде обобщенных образов и понятий.

СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ -- совокупность, включающая способности, темперамент, характер, волевые качества, эмоции, мотивацию, социальные установки.

УРОВЕНЬ ПРИТЯЗАНИЙ -- максимальный успех, которого рассчитывает добиться человек в том или ином виде деятельности.

«Я"-ОБРАЗ -- обобщенная система представлений человека о самом себе: Я-физическое, Я-социальное, Я-экзистенциальное.

Литература:

1. Андреева Г. М. Социальная психология. М., 1996.

2. Бодалев А. А. Восприятие и понимание человека человеком. М., 1982.

3. Немов Р. С. Психология. Книга1: «Общие основы психологии», М., 1999.

4. Ломов Б. Ф. Общение как проблема общей психологии. М., 1976.

5. «Прикладная юридическая психология» под ред. А. М. Столяренко, М., 2001.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой