Петр Ильич Чайковский

Тип работы:
Лекция
Предмет:
Музыка


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Петр Ильич Чайковский

1. Петр Ильич Чайковский

Петр Ильич Чайковский родился в 1840 году в Воткинске, маленьком городе-заводе на Урале. (Ныне этот городок расположен в Удмуртии). Там отец композитора служил директором Горного завода. Родители будущего композитора были музыкальны, и в доме нередко проходили любительские концерты. Вокруг звучали крестьянские песни. Как писал позднее сам Чайковский, он «вырос в глуши, с детства самого раннего проникся неизъяснимой красотой характеристических черт русской народной музыки», что позднее нашло отражение в его творчестве.

Чайковскому суждено было родиться в совершенно замечательной семье, в атмосфере любви и сердечности. Его родители имели значительную разницу в возрасте, но связывали их исключительные по глубине и искренности чувства. Расставаясь на время отъезда кого-либо из них по делам, они писали друг другу подробные письма — отчеты о своей жизни и жизни своих детей. Впоследствии дети Чайковских сохранили переписку родителей, переплели их письма в красивый альбом. Именно в этом альбоме можно увидеть первые каракули четырехлетнего Пети Чайковского, которые он начеркал в письме своего отца к матери.

Отношения между детьми были также очень сердечными. С восторгом десятилетний Чайковский сообщал о рождении своих братьев-близнецов: «Я их уже видел несколько раз; но каждый раз, как я их вижу, мне кажется, что это ангелы, которые спустились на землю.» Позже в его письмах к родителям уже из Петербурга постоянно встречаем упоминания о братьях-близнецах: «Поцелуйте и расцелуйте за меня этих двух херувимов, Толю и Модю»; «воображаю, какие они Ангелочки».

днако в жизни семьи Чайковских случилось страшное горе: от холеры умерла мать, Александра Андреевна Чайковская. Петру Ильичу было 14 лет. Его младшим братьям-близнецам чуть больше 4. Огромное потрясение, оставившее след на всю жизнь, пережил будущий композитор. В своих письмах в разные годы Чайковский с горечью вспоминал это страшное детское потрясение, наложившее отпечаток на всю его дальнейшую судьбу. А его брат Модест уже на склоне лет писал: «Первое воспоминание: я сижу на руках у женщины, кругом кусты желтой акации и внизу по дорожке прыгает лягушка: у меня в руках серебряный стаканчик <… > Мне было всего 4 года и 44 дня. Я более ничего о ней не помню, но знаю чувство неизъяснимой любви к большой темноволосой женщине, отличающейся от всех других именем «мамаша». В одном этом слове таилось нечто сладостное, нежное, причиняющее блаженное чувство радостного удовлетворения, успокоения, выделявшее существо, носившее его из ряда всех людей. Тосковать о ней, плакать, считать себя обиженным жестоко, несправедливо, отходом ее от нас, как-то ревновать к окружающим ее покойникам Смоленского кладбища и в воображении сладостно млеть, целуя ее руки и колени — я не переставал всю жизнь. Теперь в старости, реже, а прежде очень часто видел ее во сне и всегда с чувством обиды, что она нас оставила и с чувством ревности к тем, с кем она теперь. Мне всегда ее не доставало. Не достает и до сих пор. «

Фактически с момента кончины матери у Петра Ильича возникло замечательное чувство ответственности за судьбу младших братьев, забота об их воспитании и просто участие. Примечательно, что сам Петр Ильич писал: «Моя привязанность к этим двум человечкам с каждым годом делается все больше и больше. Я внутренно ужасно горжусь и дорожу этим лучшим чувством моего сердца. В грустные минуты жизни мне только стоит вспомнить о них — и жизнь делается для меня дорога. Я по возможности стараюсь для них заменить своею любовью ласки и заботы матери <… > и, кажется мне это удается. «

В свою очередь, Модест Ильич вспоминал об этом периоде свое жизни так: «Самый мудрый и опытный педагог, самая любящая и нежная мать не могла бы нам заменить Петю <… > Все, что было на душе и в голове, мы могли поверять ему без тени сомнения. Влияние его на нас было безгранично, его слово закон, а между тем никогда в жизни далее хмурого лица и какого-то бичующего взгляда проявление строгости не заходило. И вот мы втроем составили как бы семью в семье. Для нас он был брат, мать, друг, наставник — все на свете».

И, словно в награду за это, Модест Ильич Чайковский впоследствии стал для Петра Ильича лучшим его либреттистом, автором либретто двух последних оперных шедевров композитора — «Пиковой дамы» и «Иоланты». Он стал хранителем памяти великого композитора, основав в Клину его музей (Дом-музей П. И. Чайковского в Клину), создав в нем архив, организовывая многочисленные концерты из произведений Чайковского, в том числе и гастроли знаменитого Артура Никиша с исполнением симфонических сочинений Чайковского.

С четырех лет проявилась музыкальная одаренность Чайковского, и его начали обучать игре на фортепиано. Тем не менее его отдали десяти лет от роду учиться в Училище правоведения, готовя его в будущем к карьере юриста. Однако музыке он продолжал учиться и в стенах училища, как, впрочем, и все другие воспитанники этого учебного заведения, что соответствовало правилам воспитания того времени.

Первыми записанными сочинениями будущего композитора были вальс для фортепиано, посвященный его гувернантке А. Петровой «Анастасия-вальс» и романс «Мой гений, мой ангел, мой друг… «

Романс «Мой гений, мой ангел, мой друг…» написан Чайковским в возрасте 17−18 лет на стихи выдающегося русского поэта Афанасия Фета. Это было первое обращение композитора к стихам этого поэта. На рукописи сделано посвящение романса, но имя скрыто, а вместо него стоит многоточие. Существует предположение, что романс посвящен другу Чайковского по Училищу Сергею Кирееву.

После окончания Училища Чайковский поступил на службу чиновником в Министерство юстиции. Однако музыкой он продолжал заниматься как любитель одновременно со службой в музыкальных классах, которые открылись при Русском музыкальном Обществе. Через год эти классы были реорганизованы в первую в России консерваторию, куда и поступил учиться Чайковский.

Учителем Чайковского, оказавшим огромное влияние на все его будущее, стал знаменитый пианист и композитор Антон Рубинштейн, основатель консерватории в Петербурге. За годы учебы в консерватории Чайковский написал множество учебных работ, в том числе квартет, пьесы для фортепиано, а на выпускном экзамене прозвучала его кантата, написанная на текст оды Ф. Шиллера «К Радости», которая известна как текст финала Девятой симфонии Л. Бетховена. Именно в это время было написано и первое программное симфоническое произведение на сюжет драмы А. Н. Островского — увертюра «Гроза».

Будучи учеником А. Рубинштейна, Чайковский сделал окончательный выбор своего жизненного пути и стал профессиональным музыкантом. После окончания консерватории он уехал в Москву и стал преподавать в только что открытой второй русской консерватории — Московской, которая через много лет была названа его именем. Музыка Чайковского к тому времени уже начала исполняться. Так, в 1865 году Чайковским были написаны «Характерные танцы» для симфонического оркестра.

Друзья композитора отнесли его партитуру в отсутствие Чайковского знаменитому Иоганну Штраусу, который в то время служил в России, в предместье Петербурга Павловске дирижером постоянных концертов. Он и продирижировал этим сочинением молодого Чайковского в концерте, который назывался концертом из произведений русских композиторов, и в нем звучали сочинения знаменитых музыкантов, а среди них и «Характерные танцы» Чайковского, тогда ученика Петербургской консерватории. Через два года он эти танцы переделал и включил в свою первую оперу «Воевода». До конца своей жизни Чайковский с удовольствием включал этот симфонический фрагмент в свои авторские концерты, а также издавал его, хотя сама опера «Воевода» была им уничтожена.

Путь к мастерству (1866−1878)

В 1866 году Чайковский переехал в Москву. Его пригласил преподавать в только что открывшуюся Московскую консерваторию Николай Григорьевич Рубинштейн, брат его учителя А. Г. Рубинштейна, известный пианист, дирижер, основатель консерватории в Москве. Чайковский появился в Москве, будучи автором лишь многочисленных ученических работ, которые он сочинял во время учебы в консерватории. В течение очень короткого времени он стал одним из самых значительных современных музыкантов России, его известность становилась все более широкой. Постепенно его музыку узнали и в Европе. Именно в это время появилась и Первая симфония Чайковского, названная им «Зимние грёзы», в которой запечатлены не только бескрайние заснеженные просторы России, знакомые композитору с детства, когда вместе с родителями он пересекал в экипажах и санях полстраны, но и душевные переживания человека, настроения путника, погружённого в себя во время бесконечно долгой дороги.

Сам Чайковский через много лет так оценил свою жизнь в Москве: «Нет сомнения, что если б судьба не толкнула меня в Москву, где я прожил 12 с лишним лет, то я бы не сделал всего того, что я сделал. «

В Москве Чайковский вошел в круг московской интеллигенции. Он тесно общался с актерами знаменитого Малого театра, познакомился с Л. Н. Толстым, что оставило след в его душе на всю жизнь. Толстой был потрясен музыкой 2 части Первого квартета Чайковского на вечере, устроенном в его честь в Московской консерватории. С драматургом А. Н. Островским у Чайковского установились не только дружеские, но и творческие отношения. Знаменитый драматург стал либреттистом первой оперы молодого Чайковского «Воевода».

Будучи профессором консерватории, Чайковский много времени уделял преподавательской работе. Через его класс прошли несколько сот учащихся. Судьба подарила ему и выдающегося ученика, Сергея Ивановича Танеева, которому он посвятил свою симфоническую фантазию «Франческа да Римини».

Результатом педагогической деятельности Чайковского в стенах Московской консерватории явилось создание им первых для России учебников, учебных планов. В учебный обиход русских консерваторий Чайковский ввёл сделанные им на русский язык переводы учебных пособий европейских теоретиков.

Приехав в Москву, Чайковский как композитор начал сочинять практически во всех жанрах. Он писал оперы, симфонии, сочинял квартеты, концертные пьесы для различных инструментов, музыку для фортепиано, романсы и многое другое. Он нередко писал по заказу для различных мероприятий, проходивших в Москве. Традиция заказов московских устроителей различных торжеств продолжалась и в последующие годы, когда Чайковским была сочинена кантата, даже получившая в название имя первой русской столицы — «Москва».

Одной из отличительных черт творчества Чайковского этого периода было обращение к музыкальному фольклору разных народов. Так, он использует сербские напевы в сочинениях, посвященных событиям войны на Балканах (Славянский марш). Украинские напевы использованы в знаменитом Первом концерте для фортепиано с оркестром. В балет «Лебединое озеро» композитор ввел целую сюиту из танцев разных народов.

Вершинными сочинениями московского периода явились Четвертая симфония и опера «Евгений Онегин», первая опера Чайковского на пушкинский сюжет. Композитор вполне сознавал значение этих произведений. В одном из писем он писал: «Я испытываю сегодня большое наслаждение от сознания, что я окончил два больших сочинения, в которых, мне кажется, я шагнул вперед и значительно».

Создание Четвертой симфонии и «Евгения Онегина» совпало для Чайковского со сложным моментом его жизни. Он сделал попытку жениться. Тяжелый душевный кризис, который он пережил в это время, заставил его оставить службу в консерватории и уехать из Москвы. Вся дальнейшая жизнь его проходила в постоянных переездах, путешествиях. Наступили годы странствований и творческих поисков.

На вершине славы (1879−1893)

Последние полтора десятилетия жизни Чайковского отмечены огромным расцветом его творчества и всемирным признанием его. Чайковский стал первым из русских композиторов, который еще при жизни добился всеобщего признания и мировой славы. «Я артист, который может и должен принести честь своей Родине. Я чувствую в себе большую художественную силу, я еще не сделал и десятой доли того, что могу сделать. И я хочу всеми силами души это сделать. «

Чайковский пробует свои силы в области дирижирования и постепенно начинает заниматься этим регулярно. В конце 1887 — начале 1888 года он совершает первое европейское турне как дирижер. «Сколько было восторгу, и все это не мне, а голубушке России», — записал он в своем дневнике после одного из концертов в Праге. В 1891 году он совершил триумфальную концертную поездку в США.

О своих занятиях дирижированием он писал: «…ЕСЛИ МНЕ СТОИЛИ ГРОМАДНОЙ, ТЯЖЕЛОЙ БОРЬБЫ С САМИМ СОБОЙ МОИ ПОПЫТКИ ДИРИЖИРОВАНИЯ, ЕСЛИ ОНИ ОТНЯЛИ ОТ МЕНЯ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ ЖИЗНИ, — ТО Я О ТОМ НЕ СОЖАЛЕЮ. Я ИСПЫТАЛ МИНУТЫ БЕЗУСЛОВНОГО СЧАСТИЯ И БЛАЖЕНСТВА. «

Французский писатель Р. Роллан оставил нам литературный портрет Чайковского — дирижера: «ГОЛОВА ДИПЛОМАТА ИЛИ РУССКОГО ОФИЦЕРА. БАКЕНБАРДЫ И КВАДРАТНАЯ БОРОДКА. ОТКРЫТЫЙ ЛОБ, КОСТИСТЫЙ, УГЛУБЛЕННЫЙ ПОСЕРЕДИНЕ БОЛЬШОЙ ПОПЕРЕЧНОЙ МОРЩИНОЙ; ВЫПУКЛЫЕ НАДБРОВНЫЕ ДУГИ; ВЗГЛЯД ПРИСТАЛЬНЫЙ, НЕПОДВИЖНО УСТРЕМЛЕННЫЙ ПРЯМО ПЕРЕД СОБОЙ И В ТО ЖЕ ВРЕМЯ КАК БЫ ВНУТРЬ СЕБЯ. ВЫСОКИЙ, ХУДОЩАВЫЙ. БЕЗУПРЕЧНО КОРРЕКТНЫЙ, В БЕЛЫХ ПЕРЧАТКАХ И ГАЛСТУКЕ. КОГДА ОН ДИРИЖИРУЕТ, ЕГО ВЫСОКАЯ ФИГУРА НЕ ШЕЛОХНЕТСЯ, В ТО ВРЕМЯ КАК ПРАВАЯ РУКА ТВЕРДО И СУХО ОТБИВАЕТ РИТМ, ОТТАЛКИВАЯСЬ ТЯЖЕЛО И СИЛЬНО С НЕИСТОВОЙ ЭНЕРГИЕЙ, БЛАГОДАРЯ ЧЕМУ ТРЯСЕТСЯ ПРАВОЕ ПЛЕЧО, А ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ ТЕЛО НЕПОДВИЖНО. КЛАНЯЕТСЯ АВТОМАТИЧЕСКИ, СТРЕМИТЕЛЬНО, СУХО, ВСЕМ ТУЛОВИЩЕМ, ТРИ РАЗА ПОДРЯД. «

Композитор пробует себя в новых жанрах. Они пишет оркестровые сюиты, обращается в своем оперном творчестве к исторической тематике («Орлеанская дева», «Мазепа»). 1890 год вошел в иcторию русской музыки как год создания гениальной оперы «Пиковая дама». В последний год своей жизни Чайковский создает свое величайшее трагическое полотно — Шестую симфонию.

Жизнь Чайковского оборвалась неожиданно. Он приехал в Петербург, где продирижировал своей Шестой симфонией. Скончался в 3 часа пополуночи 25 октября (6 ноября по новому стилю) 1893 года от холеры «неожиданно и безвременно» в квартире своего брата Модеста, в доме 13 на Малой Морской. Распоряжение похоронами, с Высочайшего соизволения, было возложено на дирекцию Императорских театров, что явилось «примером единственным и вполне исключительным».

Вынос тела и погребение состоялось 28 октября; при выносе присутствовал, среди прочих, Принц Александр Петрович Ольденбургский; все расходы на погребение император Александр III повелел покрыть «из Собственых сумм Его Величества"[19]. Отпевание в Казанском соборе совершил епископ Нарвский Никандр (Молчанов); пел хор певчих Казанского собора и хор Императорской русской оперы; «стены собора не могли вместить всех, желавших помолиться за упокой души Петра Ильича»; к литургии прибыл великий князь Константин Константинович[19]. Похоронен в Александро-Невской лавре в Некрополе мастеров искусств[20]. Похоронен Чайковский в Петербурге, в Александро-Невской лавре.

В Клину, по инициативе брата композитора Модеста Ильича Чайковского в 1894 году был основан музей. Этот дом хранит не только память о великом русском композиторе, но и его архив, личные вещи и рояль. Он по-прежнему звучит под пальцами выдающихся музыкантов, наполняя дом звуками его бессмертной музыки.

музыка чайковский профессионализм романс

2. Личность Чайковского — человека и художника

Личность Чайковского — человека и особые черты творческой индивидуальности его как композитора объясняются обстоятельствами жизни, теми условиями, в которых формировался его характер, складывалась творческая судьба. Тонкая душевная организация Чайковского-ребёнка была в значительной степени травмирована переживаниями, обрушившимися на его хрупкую душу. Этому способствовали и некоторые наследственные факторы: эпилептические припадки у деда по материнской линии, восторженная эмоциональность отца привели к тому, что Чайковский стал человеком достаточно эмоционально неустойчивым. Восторженность нередко сменялась унынием и апатией. Вспыльчивость иногда доходила до буйных приступов гнева. Нередко эти крайние смены настроений происходили и в процессе его композиторской работы. Так, во время сочинения «Пиковой дамы», своего оперного шедевра, Чайковский, по описанию его слуги Назара Литрова, который вел в это время дневник и записывал все, что происходило с композитором в те дни, нередко приходил в полное отчаяние, говорил о том, что бросает сочинять музыку и уходит в каменщики, что больше не притронется к роялю. Однако позже настроение под воздействием удачной работы резко менялось, Чайковский с восторгом сообщал своим близким, что его новая опера, по его мнению, станет шедевром.

Резкие перепады в настроении можно наблюдать, перебирая письма Чайковского, листая его дневники. Почерк прежде всего выдает душевное состояние композитора. Ровность, аккуратность, последовательное изложение, подробное описание сменяют короткие, эмоциональные фразы, размашистый почерк, трудно прочитываемые слова. Один из примеров — дневник композитора за 1886 год. Это — тетрадь в кожаном переплете. Аккуратно, чернилами Чайковский пишет на первой странице: «1 февраля. Господи, благослави! Кончу-ли я эту тетрадь? Один Бог знает. А очень хотелось бы и ее кончить и еще много других начать. Сколько еще нужно сделать! Сколько прочесть! Сколько узнать! Умирать еще ужасно бы не хотелось, хоть иногда мне кажется, что я ох как давно живу на свете.» Композитору в это время было 46 лет. Он еще не написал свою «Пиковую даму», «Спящую красавицу», «Щелкунчика», Пятую и Шестую симфонии.

Но вот другой пример: Чайковский в Грузии. Он утомлен бесконечными чествованиями, приемами в его честь и просто излишне выпитым вином. Резко меняются почерк в дневниковой записи и содержание: «24 апреля. Безобразно болен был. Проснулся в ужасном состоянии.» Далее идет перечисление всех посещений, отмечается сонливость и вялость.

В отношениях с современниками Чайковскому также были свойственны прямо противоположные черты. Он был в переписке более чем с 600 корреспондентами. Бесчисленное количество людей знакомилось и общалось с ним в его поездках. При этом он постоянно стремился к одиночеству, уходя от суеты для творчества. Но через несколько дней затворничества уже спешил на встречи с друзьями, навещал своих родственников.

Беспредельная доброта сочеталась в Чайковском порой с недоброжелательными и резкими суждениями, несправедливыми оценками, недостаточно гуманными поступками. Много противоречивого встречаем в истории его взаимоотношений с Надеждой Филаретовной фон Мекк, которой он был обязан многолетней материальной поддержкой. Именно она дала ему возможность заниматься творчеством и не служить в консерватории. С фон Мекк композитора связывала и 14-летняя очень содержательная и серьезная переписка. Однако в письмах к другим лицам Чайковский нередко бывал несправедлив к фон Мекк.

Достаточно противоречивы и непоследовательны отношения Чайковского с его женой Антониной Ивановной Милюковой.

Список произведений Петра Чайковского:

Оперы

Воевода (1868)

Ундина (1869)

Опричник (1872)

Евгений Онегин (1878)

Орлеанская дева (1879)

Мазепа (1883)

Черевички (1885)

Чародейка (1887)

Пиковая дама (1890)

Иоланта (1891)

Балеты

Лебединое озеро (1877)

Спящая красавица (1889)

Щелкунчик (1892)

Симфонии

Симфония № 1 «Зимние грезы» op. 13 (1866)

Симфония № 2 op. 17 (1872)

Симфония № 3 op. 29 (1875)

Симфония № 4 op. 36 (1878)

«Манфред» -- симфония (1885)

Симфония № 5 (1888)

Симфония № 6 op. 74 (1893)

Сюиты

Сюита № 1 op. 43 (1879)

Сюита № 2 op. 53 (1883)

Сюита № 3 op. 55 (1884)

Сюита № 4 Моцартиана op. 61 (1887)

Щелкунчик, сюита для балета op. 71a (1892)

Отдельные оркестровые произведения

Торжественная увертюра на Датский гимн op. 16 (1866)

«Буря» op. 18 (1873)

Славянский марш (1876)op. 31

«Франческа да Римини» -- симфоническая фантазия (1876)op. 32

Итальянское каприччио op. 45 (1880)

Серенада для струнного оркестра op. 48 (1880)

«1812 год» -- торжественная увертюра (1880)op. 49

Гамлет, увертюра-фантазия, ор. 67, 1888

«Гроза», увертюра к драме op. 76(1864)

«Фатум» -- симфоническая фантазия op. 77(1868)

«Воевода» симфоническая баллада op. 78 (1891)

«Ромео и Джульетта» -- увертюра-фантазия (1869, 1870, 1880)

Марш Добровольного флота (1878)

Марш Юрьевского полка (1893)

Концерты

Концерт № 1 для фортепиано с оркестром

Концерт для фортепиано с оркестром № 1 op. 23 (1875)

Меланхолическая серенада op. 26 (1875)

Вариации на тему рококо для виолончели с оркестром op. 33 (1878)

Вальс-скерцо для скрипки с оркестром op. 34 (1877)

Концерт для скрипки с оркестром op. 35 (1878)

Концерт для фортепиано с оркестром № 2 op. 44 (1880)

Концертная фантазия для фортепиано с оркестром op. 56 (1884)

Pezzo capriccioso для виолончели с оркестром op. 62 (1887)

Концерт для фортепиано с оркестром № 3 (1893)

Фортепианные произведения

Русское скерцо op. 1, No. 1 (1867)

Экспромт op. 1, No. 2 (1867)

Воспоминание о Гапсале, 3 пьесы op. 2 (1867)

Вальс-каприс op. 4 (1868)

Романс op. 5 (1868)

Вальс-скерцо op. 7 (1870)

Каприччио op. 8 (1870)

Три пьесы op. 9 (1870)

Две пьесы op. 10 (1871)

Шесть пьес op. 19 (1873)

Шесть пьес на одну тему op. 21 (1873)

Большая соната соль мажор op. 37a (1878)

Времена года op. 37b (1876)

Детский альбом op. 39 (1878)

Двенадцать пьес op. 40 (1878)

Шесть пьес op. 51 (1882)

Думка op. 59 (1886)

Восемнадцать пьес op. 72 (1893)

Соната до-диез минор op. 80 posth (1865, изд. 1900)

Камерная музыка

Струнный квартет № 1 op. 11 (1871)

Струнный квартет № 2 op. 22 (1874)

Струнный квартет № 3 op. 30 (1876)

«Воспоминание о дорогом месте», три пьесы для скрипки и фортепиано op. 42 (1878)

Фортепианное трио op. 50 (1882)

«Воспоминание о Флоренции», струнный секстет op. 70 (1890)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой