Политико-правовые идеи П.И. Новгородцева

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

В современном российском обществе имеется острая потребность в исследовании исторических идеалов прошлого, это особенно актуально как в научном, так и в практическом плане, так как в настоящее время, идеалы и ценности, безраздельно господствовавшие в российском обществе долгие десятилетия, подверглись необоснованной критике. На смену им приходят иные общественные ориентиры, которые, как видим, далеки от совершенства и реальной потребности государства. Чтобы научно разобраться в этом процессе необходимо скрупулёзное исследование историко-духовного и интеллектуального наследия русского народа второй половины XIX — начала XX века, в развитии которого большую роль сыграл Павел Иванович Новгородцев (1866−1924), выдающейся русский социальный мыслитель. Его творческое наследие являет собой христианское мировидение, отражающее непосредственно российское восприятие мира, понимание места и значения в нём России, её исторической судьбы. При этом П. И. Новгородцева как выдающегося русского мыслителя отличает необычайная широта общественно-политических интересов и научная основательность. В ярком и многообразном научном творчестве ученого центральное место уделено историко-философскому осмыслению проблем права и государства, демократии, личности и общественного идеала в русской духовной, политической и культурной жизни во второй половине XIX — начала XX вв. В своих исторических, политических и правовых воззрениях, в понимании права и государства, соотношения личности и государства, в сфере межличностных отношений П. И. Новгородцев разделял основные идеи русского либерализма, которые нашли свое выражение в известных трудах: «О задачах современной философии права», «О праве на существование», «Об общественном идеале», «Кризис современного правосознания», «Демократия на распутье», и др. сыгравших заметную роль в развитии либеральной историко-философской и правовой мысли в исследуемые годы. Нарастающий в последние годы интерес к творчеству П. И. Новгородцева не случаен; На протяжении многих лет его общественно-политические взгляды и научная деятельность оставалась, по, сути, за рамками научного анализа. Нам представляется, что в настоящее время назрела настоятельная потребность исследования в историческом плане творческого наследия великого русского учёного в России конца XIX -начала XX века. Многолетние размышления и научные исследования учёного в области нравственности, морали, права и политики, народного суверенитета и парламентаризма, которые П. И. Новгородцев рассматривает как относительно прогрессивные формы государственной жизни, личности и общества, как выражение противоречий исторического развития человека.

Актуальность работы в том, что в связи с проводящимися реформами политической и правовой систем современной России чрезвычайно важно знать историю развития и функционирования правовой системы, принципов права и правовых идей. Вопросы, которые исследовал П. И. Новгородцевым, остаются актуальными и в наше время.

Объект исследования — политико-правовые учения 19−20 веков.

Предмет исследования -многогранные идеи П. И. Новгородцева о «возрождённом праве», правовом государстве, о правах человека.

Цель работы раскрыть объём, содержание политико-правовых воззрений П. И. Новгородцева;

Для достижения указанной цели ставятся следующие задачи:

— анализ мировоззренческих идеалов П. И. Новгородцева;

— изучение взглядов Новгородцева на историю становления и развития естественно-правовых учений;

— рассмотреть «возрожденное естественное право» в учении П. И. Новгородцева;

Настоящая работа состоит из содержания, введения, 3 глав, заключения и списка литературы.

Глава 1. Историческое зарождение политико-правовых идей П. И. Новгородцева

Павел Иванович Новгородцев (1866--1924) -- известный русский юрист, видный представитель либерального движения, сторонник «возрождения» естественного права. Он принимал активное участие в создании и деятельности кадетской партии, был депутатом I Государственной думы, резко отрицательно относился к власти большевиков, в эмиграции организовал при Пражском университете Русский юридический факультет, которым руководил до конца жизни. Политико-правовые взгляды Новгородцева находились под заметным влиянием учения Канта и неокантианцев. Одновременно он разделял некоторые положения гегелевской философии права, правда, не в их ортодоксальной версии, а с позиций либерализма и автономии личности. Его главные труды -- «Введение в философию права. Кризис современного правосознания» (1909) и «Об общественном идеале» (1917). Подход Новгородцева к проблемам права и государства про низан стремлением преодолеть позитивизм и утвердить нравственный идеализм в юриспруденции и в целом в учении об обществе. В основе этого нравственного идеализма лежит естественно-правовая идея абсолютной нравственной ценности личности, которая, согласно Новгородцеву, определяет смысл и существо общественного идеала. При обосновании «абсолютного идеала в применении к области общественных явлений», включая государство и право, Новгородцев исходным началом общественного идеала считает «принцип личности», а не «принцип общественный». Характеризуя общество как «союз лиц», он утверждает, что «понятие общества не имеет иного этического значения, кроме того, которое оно получает от принципа личности». При этом он стремится к органическому единству принципа личности и общественного принципа: «личность и общество должны быть представлены растущими от одного корня. Таким корнем может быть только живой человеческий дух, который дает жизнь и соединениям людей в союзы». В самой личности -- если ее рассматривать не с позиций абсолютного индивидуализма и субъективного произвола, а во всей полноте ее нравственных определений, -- обнаруживается, по словам Новгородцева, «стремление к общему и сверхиндивидуальному». При такой трактовке «нравственный закон понимается уже не только как норма личного поведения, но и как основа общей нравственной жизни, связывающая всех воедино некоторой общей целью -- стремлением к абсолютному идеалу». В своем общественном проявлении личность выступает с требованиями свободы и равенства, которые «вытекают из самой идеи нравственного достоинства лиц». Без стремления к свободе и равенству, отмечает Новгородцев, невозможно пред ставить себе общественный прогресс, «и неудивительно, если издавна, со времен греческой философии, в этом полагались основные требования естественного права». Но из понятия личности вытекают не только ее притязания (требования свободы и равенства), но и ее обязанности признавать права других лиц, причем эти общественные обязательства предъявляются личности не обществом или государством, а ее собственным нравственным законом, присущим личности «стремлением к идеальной норме». Сочетание отмеченных нравственных свойств личности (ее естественно-правовых притязаний и обязанностей) определяет смысл общественного идеала. «Таким образом, -- резюмирует Новгородцев, -- в понятии личности одинаково берут начало как притязания ее на равенство и свободу, так и ее обязанность солидарности и единства с другими. А так как из этого единства в идее не может быть исключено ни одно лицо, но в каждом и во всех должны быть признаны те же права на равенство и свободу, то отсюда получается определение общественного идеала как принципа всеобщего объединения на началах равенства и свободы». Принцип личности, согласно Новгородцеву, с необходимостью приводит к «идее всечеловеческой, вселенской солидарности». С учетом такой всеобщей свободной солидарности он кратко определяет общественный идеал как «принцип свободного универсализма». Этот общественный идеал имеет, согласно Новгородцеву, абсолютное, «сверх историческое значение». К этой абсолютной цели нравственного прогресса можно лишь приближаться, но никогда невозможно ее достигнуть и полностью осуществить на практике. Когда же абсолютизируют те или иные исторические ступени и относительные формы прогресса и выдают их за реализацию абсолютной цели и достижение гармоничного состояния общества, то в итоге получаются концепции, осуществление которых неизбежно связано с отрицанием принципа личности, насилием и произволом.

С этих позиций Новгородцев критикует утопические построения Платона и социалистов-утопистов, этатистские положения И. Г. Фихте и Г. Гегеля, воззрения Ж. Ж. Руссо и К. Маркса, теократические идеалы В. С. Соловьева. Он подчеркивает, что «ни наилучшее устройство власти, ни справедливейшее распределение богатств, ни всеобщее довольство и счастье» не соответствуют абсолютной цели нравственного идеала, поскольку и власть, и богатство, и счастье -- это лишь внешние и относительные блага, значимые лишь как средства для достижения высших целей. Отвергая нравственную абсолютизацию институтов и феноменов общественной жизни, Новгородцев подчеркивает, что государство, церковь, народ и т. д. -- это «реальные явления», а не «отвлеченные нравственные нормы». По поводу гегелевской апологии государства как «воплощения нравственной идеи на земле» и трактовки неокантианцем Г. Когеном государства как «царства духа» Новгородцев критически отмечает: «Государство это прежде всего властвование и подчинение, это дисциплина и узда внешнего закона. Если бы государство утратило эти черты, если бы оно стало внутренним законом, написанным в сердцах, добровольно исполняемым всеми, без органов власти и принуждения, тогда действительно осуществлялось бы „царство духов“, но только это не было бы уже более государством». Отвергая трактовку исторически складывающихся форм позитивного права и государства, включая и правовое государство, в качестве нравственных ценностей и идеалов, Новгородцев вместе с тем подчеркивал, что эти реальные формы, институты и учреждения являются «необходимым и незаменимым средством для того, чтобы идти вперед по пути нравственного прогресса». В этой связи он отмечал достоинства правового государства, признающего принцип равенства людей, их права и свободы. Но кризис правосознания в конце XIX -- начале XX в. распространился и на представления о правовом государстве. «Опыт жизни, -- писал Новгородцев, -- показал, что идеальные начала правового государства не только не могли быть немедленно осуществлены, но еще и заключали в себе, вместо полной гармонии, известный антагонизм, который вообще де лал их неосуществимыми в чистом и безусловном выражении». Для решения новых задач правового государства, включая и за дачи в области социальной политики, необходимо усиление роли нравственных факторов, средств воспитания и общественного воздействия на умы и характеры людей с тем, чтобы «свободными усилиями общества создать более совершенное общество». Характеризуя «целый поворот понятий, который знаменует новую стадию в развитии правового государства», Новгородцев писал: «Если изначально правовое государство имело задачу простую и ясную -- когда равенство и свобода представлялись основами справедливой жизни, т. е. началами формальными и отрицательными, и осуществить их было нетрудно, то сейчас государство призывается наполнить эти начала положительным содержанием». Выполнение государством «этой благородной миссии общественного служения» (реализация социальной политики, поддержка нуждающейся части общества и т. д.) требует больших усилий и времени: лишь некоторые реформы могут быть проведены немедленно, а остальные -- осуществимы в далеком будущем или вообще неосуществимы. Требования, входящие в содержание абсолютного общественного идеала (свобода, равенство и солидарность лиц), по своей природе антиномичны, противоречат друг другу, а в мире относительных явлений, в реальной действительности синтез противоположностей и полная гармония противоречий неосуществимы. Человечество, согласно Новгородцеву, всегда стоит перед выбором между общественной гармонией и свободой. Делая выбор в пользу свободы и равенства самоценной личности, Новгородцев обосновывает идею свободного социального развития -- без утопической конечной цели в виде определен- ного гармоничного общества. Нравственный долг каждого -- вложить свои усилия «в неопределенную перспективу грядущего», содействовать реализации нравственного принципа «свободного универсализма», осуществлению «идеи свободной солидарности всех», в которой свобода и равенство лиц сочетают ся со всеобщностью их объединения. Абсолютный нравственный идеал (т. е. естественное право в трактовке Новгородцева) применительно к позитивному праву играет ту же роль критерия и ориентира нравственного целеполагания и прогресса, как и в отношении к историческим фор мам государства.

С учетом этого Новгородцев подчеркивал, что для внедрения в современную позитивистскую юриспруденцию нравственных идеалов «требуется именно возрождение естественного права с его априорной методикой, с идеальными стремлениями, с признанием самостоятельного значения за нравственным началом и нормативным рассмотрением». Такой подход Новгородцев трактовал как «разрыв с традициями исключительного историзма и социологизма и переход к системе нравственного идеализма». Сущность естественного права состоит в «этическом критицизме», и ему «свойственно стремление оценивать факт существующего с этической точки зрения. Но именно в этом и состоит задача философии права». Новгородцев отмечает, что представления о естественном праве в его противопоставлении положи тельному закону существуют давно, начиная еще со времен до соратиков. И подобных представлений, по его словам, придерживались самые разнообразные философы на протяжении всех веков. «Их примеру, -- продолжает он, -- следуем и мы, когда во имя прогрессивных требований жизни строим идеалы буду щего. Мы не говорим теперь более о естественном праве или о праве природы, не противопоставляем более природу истории, но только потому, что историю мы понимаем шире, чем понимали прежде, и в ней самой находим основание для идеи прогресса. В самом течении исторической жизни мы открываем зародыш новых отношений, а вместе с тем и основания для по строения идеального права». Подобные рассуждения свидетельствуют о том, что у Новгородцева речь идет о своеобразном варианте естественного права с исторически изменяющимся содержанием. Обосновывая необходимость возрождения естественного права, Новгородцев писал: «Под влиянием Савиньи, Шталя и некоторых других писателей на естественное право и до сих пор многие смотрят, как на старое заблуждение, которому нет места среди теорий современной науки. Однако более внимательное изучение предмета показывает, что естественное право представляет собою неискоренимую потребность человеческого мышления и исконную принадлежность философии права». Естественное право в его соотношении с позитивным правом выступает как идеал, «создаваемый в виду недостатков и несовершенства положительных установлений». В силу отставания положительных законов от движения истории и ее требований в жизни постоянно и неизбежно возникают конфликты между старым порядком и новыми прогрессивными стремлениями. «Из этих конфликтов, -- поясняет Новгородцев, -- и зарождается обыкновенно естественное право как требование реформ и изменений в существующем строе». Поясняя значение естественно-правового подхода для углубления и развития юридических исследований, Новгородцев пи сал: «Современная юриспруденция относит название права исключительно к нормам положительным, признанным в законе или обычае, охраняемом властью и судами. Идеальные требования не представляют собой права в строгом смысле слова, а суть только проекты будущего права. Такими именно проекта ми и являются все теории, которые мы рассматриваем в нашем курсе; все это -- идеальные планы общественного переустройства, -- планы будущего, более или менее близкого. С этой точки зрения можно восстать против названия „естественное право“, так как всякое право, как на этом настаивают современные юристы, по существу своему есть право положительное. Но нельзя не видеть, что так называемое естественное право как идеал для положительного, как требование его реформы есть исконное проявление философской мысли, есть сама философия права». Настойчивая пропаганда Новгородцевым идей нравственно го идеализма и возрождения естественного права сыграла большую плодотворную роль в развитии русской юриспруденции, в ее ориентации на философско-правовые исследования, в критике консервативно-охранительных идей юридического позитивизма, в защите достоинства личности и обосновании необходимости либеральных общественных и государственно правовых преобразований в России. новгородцев либеральный политический правовой

Исследование творческого пути философа показало, что изучив и переработав античную философскую классику, немецкую философию, современную философию права, П. И. Новгородцев оставил потомкам богатейший научный материал по важнейшим правовым и философским проблемам. В ряду русских этических идеалистов, его выделяла убежденность в безусловном господстве принципа личность как фундаментальной моральной основы для общества и государства.

Глава 2. Историческое становление естественного права

Будучи представителем русского либерализма, П. И. Новгородцев пытался обосновать либеральную программу с позиций философской критики, рассматривая ее с учетом европейского опыта XIX — начала XX вв., пытаясь заменить старый либерализм новым, реформировать это политическое течение. Уже в своих ранних работах он пытался исследовать основания демократии, обращаясь преимущественно к естественному праву. П. И. Новгородцев стремился дополнить субъективную этику Канта отдельными положениями этики Гегеля и устранить тем самым односторонность этих систем. В результате им была создана собственная оригинальная естественно-правовая философская концепция.

П.И. Новгородцев в своих работах уделяет особое внимание рассмотрению исторического становления естественного права. С точки зрения Новгородцева, первыми проблему естественного права подняли софисты. Но их заслуга не оценена по достоинству. Это объясняется тем, что до нас дошли лишь отрывочные сведения об их учении. Но и те сведения, которые дошли до нас, позволяют утверждать, что софисты наметили главнейшие линии естественно-правовой доктрины, имевшей в последующей философии права столь длинную и славную историю.

Основными моментами, выделяемыми Новгородцевым в учении софистов, были: во-первых, то, что они пришли к выводу о том, что не существует раз и навсегда установленной абсолютной справедливости, соответственно, для каждого государства существуют свои законы, и притом на то время, пока они кажутся справедливыми. И как следствие, нет прежней веры в закон, нет закона — царя всех смертных и бессмертных, а остается лишь изменчивое и условное человеческое установление, поэтому можно объяснить его противоречия и несовершенства. Идеальным признавалось то, что существует от природы, а в положительном усматривалось искажение правды. Во-вторых, самым интересным обстоятельством, отмеченным Новгородцевым, было то, что уже у софистов высказывалась идея договорного установления государства.

Сократ придерживался взглядов софистов на естественное право, как на высшее основание справедливости. Но идея божественных неписаных законов становится у него лишь нравственным основанием положительных законов, и, соответственно, между естественным и положительным правом устанавливается прямая связь, между тем, как софисты отрицали положительное право, признавая лишь естественное право.

В учениях средних веков, по мнению Новгородцева, мы можем найти в зародыше все основные черты позднейшей доктрины естественного права. Хотя они уже встречаются в древности, но лишь в средние века они получают более отчетливое выражение. К таковым относятся теории первобытного договора и народного суверенитета. Возникнув независимо от естественно-правовой доктрины, со временем они соединились с ней в стройную систему. Обе теории соответствуют основному стремлению естественного права — поставить над властью некоторые высшие инстанции.

Подводя итог рассмотрения исторического развития учений о естественном праве, нельзя не согласиться с выводами П. И. Новгородцева о том, что к началу XX века старые идеи народного суверенитета, принцип личных прав подверглись существенному изменению. Наиболее значительной переменой, по мнению П. И. Новгородцева, совершившейся в науке, — это изменения во взглядах на задачи государства. Если ранее задачей государства являлась охрана граждан, то в конце XIX века оно вынуждено вступать на путь социальных реформ, чтобы каждый гражданин имел возможность достигнуть действительной свободы и настоящего равенства с другими.

В конце XIX — начале XX вв. произошли изменения в отношении к естественному праву со стороны юридической науки. Забытая проблема естественного права вновь заняла почётное место в юридической и философской литературе. С этого времени в научных сочинениях, статьях, докладах всё чаще появлялись суждения о естественном праве.

Вопрос о праве будущего П. И. Новгородцев называет основополагающим. Необходимость построения будущего права состояла в том, что настоящее было несовершенно. От него ожидали идеального желательного результата. Оценка правом будущим настоящего производилась не с точки зрения причинной связи, а с точки зрения долженствования.

О школе естественного права П. И Новгородцев говорит, что она должна возродиться, освобожденная от старых ошибок, но верная той старой правде, которой она всегда служила. Новгородцев в обоснование необходимости возрождения естественного права выдвигал тезис о том, что оно призвано для осуществления задачи выяснения идеальных начал в современную эпоху, когда человек «призывается к нравственному суду над историей».

Своеобразие концепций П. И. Новгородцева в том, что он обращает усиленное внимание на внутренний мир личности, рассматривает нравственно-правовые императивы как посредники между личностью и обществом. Но, в то же время, он не согласен с упрощенной интерпретацией личности как части социальной среды.

Политическая деятельность

Между тем не только научно-педагогическая работа занимала Новгородцева в это время, параллельно он также активно был включен и в общественно-политическую жизнь.

Исторический рубеж конца XIX — начала XX вв. характеризуется как «качественно новый этап эволюции русского либерализма». Сформировавшийся в условиях социально-политического кризиса «новый либерализм», или «неолиберализм», возникает как новое течение, ориентирующееся на идею создания в России правового государства. Основными идеологами этого политического направления стали П. И. Новгородцев, И. А. Покровский, Влад. Гессен, Л. И. Петражицкий, позже — Б. А. Кистяковский, С. И. Гессен.

Наиболее существенной и принципиально важной идейной разницей между «классическим» и «новым» либерализмом становится разработка и интерпретация «идеи взаимных прав и обязанностей между человеком и государством. Классический либерализм, например, настаивал на невмешательстве государства в дела гражданского общества, в хозяйственную деятельность. Новый утверждал „„правопритязание““ каждого по отношению к государству и соответственно государства по отношению к своим гражданам». Так Гессен отмечал, что «неолиберализм», сохранив основное кредо «классического либерализма», дополнил его новой аргументацией в трех «направлениях: 1) в интерпретации прав человека (право-притязание) по отношению к государству; 2) в понимании принципа равенства (равенство исходного старта); 3) в истолковании собственности».

В то же время «новый либерализм» отрицал формулу «охранительного либерализма», ориентированного на реформацию общества «сверху», в том числе и на «дарованную сверху» конституцию". И в таком случае основное внимание идеологи либерализма уделяли политическим реформам и выступали за ликвидацию неограниченного самодержавного режима и замены его конституционно-парламентарным строем. Одновременно они настаивали на «введении всеобщего избирательного права, демократических свобод, реализации требования культурного самоопределения наций и народностей России».

По существу, «европеизация» русского либерализма заключалась в наполнении его идеологии и политики новейшими достижениями «западноевропейской науки, в том числе и реформистских течений в марксизме», а также в «очищении» «от налета устаревших славянофильских идей». Идейным ядром неолиберализма стали теория правового государства, признание самоценности личности и ее свободы, признание приоритета правозаконности над политикой. Все это согласовывалось с мировоззренческой установкой Новгородцева, который был идейным сторонником построения в России правового государства. Как сторонник этой идеологии он принимал активное участие в деятельности нелегальной политической организации либералов «Союза освобождения». «Союз освобождения», основанный в Швейцарии, с января 1904 г. распространяет свою деятельность и на Россию. В эту организацию входили видные ученые и философы (П.Н. Милюков, С. Н. Булгаков, Н.А. Бердяев), члены земств (П. Долгоруков, И. Петрушкевич), адвокат (В. Маклаков) и др.

Политическая программа «Союза освобождения» носила более конкретный и радикальный характер, чем программа либерального дворянства, имевшая декларативный характер и ограничивающаяся политическими лозунгами. Дворянские либералы выступали против нелегальной деятельности, и в основной своей деятельности отписывались адресами и петициями на «высочайшее имя». В свою очередь, сторонники «Союза освобождения» выступали за политические преобразования в России и призывали к избранию конституционной ассамблеи путем всеобщих выборов, которая определила бы программу государственного устройства страны, судьбу монархии, а также провела бы социальные реформы для рабочих, аграрные реформы, включая выплаты компенсации крупным помещикам за отчуждаемые земли и др.

Активная политическая жизнь Новгородцева была непосредственно связана с его работой в конституционно-демократической партии (партии кадетов), которая организационно была оформлена в 1905 г. (в октябре м-це) на учредительном съезде. Ядро партии составляли городская интеллигенция, средние и мелкие служащие, либерально ориентированные буржуа и помещики. Лидером партии был П. И. Милюков. Новгородцев был одним из основателей конституционно-демократической партии: в 1904 г. он стал членом партии, а в 1917 был избран в состав ее ЦК.

Конституционно-демократическая партия, придерживавшаяся либерально умеренного направления в своей программе и деятельности, стремилась связать теорию правового государства со свободой личности. А в своей социально-политической деятельности воплотить идею синтеза общечеловеческих ценностей классического либерализма с социальными программами демократического социализма. Поэтому программа партии содержала следующие положения: установление конституционного строя (правового государства); аграрная реформа — частичное отчуждение с компенсацией частновладельческих земель для увеличения размеров крестьянских наделов; отмена сословных привилегий; равенство граждан перед законом; установление демократических свобод; признание права рабочих на стачки и 8-часовой рабочий день; признание права всех наций и народностей на культурное самоопределение и др. В качестве основного средства реализации положений программы кадеты использовали тактику легального политического давления на правительство.

В 1906 г. наиболее важным общественным событием политической жизни страны стало торжественное открытие Первой Государственной Думы (27 апреля в С. Петербурге), председателем которой был избран профессор государства и права Московского университета один из лидеров Конституционно-демократической партии (Партии Народной Свободы) С. А. Муромцев. Новгородцев был избран депутатом 1-й Государственной Думы от Екатеринославской губернии, и стал членом законодательной комиссии, докладчиком по законопроекту о неприкосновенности личности.

Однако вскоре после начала работы 1-й Государственной Думы обозначилось резкое расхождение политических позиций депутатов и правительства. Депутаты настаивали на удовлетворении широкого круга либеральных политических требований, в то же время правительство во главе с премьер-министром И. Горемыкиным было настроено консервативно. Расхождения и взаимное недоверие между участниками политического процесса перешли в открытую вражду после попытки депутатов приступить к аграрным реформам в стране. Развитие конфликта между депутатами 1-й Государственной Думы и правительством привело к досрочному роспуску Думы 9 июля 1906 г. 8 июля 1906 г. был издан Высочайший Указ о роспуске Первой Государственной Думы (Первая Государственная Дума просуществовала 72 дня). 10 июля 1906 г. в г. Выборге (Финляндия) в знак протеста против решения о роспуске парламента собралась большая группа бывших депутатов Государственной Думы (220−230 чел., в основном — кадеты и трудовики). Собравшиеся приняли Обращение к гражданам России (т. наз. «Выборгское воззвание») с призывом к пассивному сопротивлению:

саботировать призыв в армию, не платить податей, не признавать займов правительства вплоть до созыва нового народного представительства.

Было возбуждено уголовное дело против подписавшихся (16 июля 1906 г.): «за распространение в пределах России по предварительному между собой уговору воззвания, призывающего население к противодействию закону и законным распоряжениям властей». Виновными в совершении преступления были признаны 169 (из 176) и приговорены за15 намерение «возбудить население России к неповиновению и противодействию закону посредством распространения особого воззвания, обращенного к народу» к трехмесячному тюремному заключению. Для осужденных это означало лишение их избирательных прав при выборах в следующие Думы и на любые общественные должности.

Председатель Первой Государственной Думы С. А. Муромцев, вместе со многими своими товарищами перводумцами: кн. П. Д. Долгоруковым, Ф. Ф. Кокошкиным, М. Г. Комиссаровым, кн. С. Д. Урусовым, В. Е. Якушкиным, Г. Ф. Шершеневичем, А. Р. Ледницким, В. П. Обнинским и др., отбыли трехмесячный срок заключения в мае-августе 1906 г. в Московской губернской тюрьме в Каменщиках («Таганке»). П. И. Новгородцев, гражданские поступки которого определяли такие черты как «человек чести, долга, высокого чувства справедливости», был в числе отбывающих срок авторов воззвания.

Характеризуя общественно-политическую деятельность Новгородцева, важно отметить то, что он ориентировался прежде всего на либерально-демократические убеждения и подобно другим сторонникам политического либерализма, разделял основные положения этой идеологии. Между тем по поводу либерального мировоззрения Новгородцева следует сказать, что теоретическим обоснованием общих положений политического либерализма специально он не занимался. Пожалуй, здесь можно указать лишь на то, что, ориентируясь на общее идейное направление либеральной системы ценностей, Новгородцев идею о «праве человека на достойное существование», впервые высказанную В. Соловьевым, сформулировал как правовую проблему. В частности, Новгородцев считал, что формальное право свободы, провозглашаемое либерализмом, должно быть дополнено правом на обеспечение достойного существования. Принцип, провозглашенный В. Соловьевым, заключался в требовании предоставить каждому человеку возможность пользоваться «досугом для своего духовного совершенствования». Согласно Новгородцеву, провозглашения общего принципа недостаточно. Для того чтобы этот принцип не остался только нравственным пожеланием, необходимо закрепить его конкретными юридическими гарантиями. Поэтому «во имя охраны свободы», по глубокому убеждению Новгородцева, именно «право должно взять на себя заботу о материальных условиях существования; во имя достоинства личности оно должно взять на себя заботу об ограждении права на достойное человеческое существование». В перспективе эта идея оказала существенное влияние на развитие доктрины «социального либерализма». Также опосредовано мыслитель касается проблем теоретического обоснования либерализма при обсуждении целого ряда вопросов. Во-первых, разрабатывая доктрину этического индивидуализма, основывающуюся на принципах нравственной автономии личности и объективного нравственного закона, он отвергал принципы политического деспотизма. В этом смысле этический индивидуализм Новгородцева выполнял роль философско-этической предпосылки либерально-политических убеждений мыслителя. Во-вторых, многие концептуальные положения либерализма он рассматривает в теории разделения властей, права личности и др., в трудах по истории политико-правовой мысли. В общем плане и его общественная философия содержит многие положения социально-правовой идеологии либерализма.

Своеобразие концепций П. И. Новгородцева в том, что он обращает усиленное внимание на внутренний мир личности, рассматривает нравственно-правовые императивы как посредники между личностью и обществом. Но, в то же время, он не согласен с упрощенной интерпретацией личности как части социальной среды.

Глава 3. «Возрожденное естественное право» в учении П.И. Новгородцева

Как уже отмечалось выше, интересы П. И. Новгородцева концентрировались, а проблеме естественного права. Известно, что позитивизм в лице исторического и социологического направлений пытался упразднить естественное право в качестве самостоятельного начала, сводя существо правовой нормы к историческим традициям или социальным связям.

П.И. Новгородцев писал, что «…под влиянием Савиньи, Шталя и некоторых других писателей на естественное право и до сих пор многие смотрят, как на старое заблуждение, которому нет места среди теорий современной науки. Однако более глубокое изучение предмета показывает, что естественное право представляет собою неискоренимую потребность человеческого мышления и исконную принадлежность философии права»

Естественное право в трактовке П. И Новгородцева не выступает по отношению к закону как собственно право. Речь идет о естественном праве как об идеале, о предложениях и реформаторских проектах для будущего закона. Тут имеется дело в большей степени с нравственно-естественно-правовой мотивацией, чем с философским анализом смысла права и правового качества закона.

Большая часть работ П. И Новгородцева посвящена изучению метафизических оснований права и морали, форм взаимосвязи и взаимопроникновения этических и юридических норм в духовной культуре, а также анализу особенностей реализации в социальной жизни абсолютной этической ценности. Важнейшей частью его концепции была развиваемая в ряде работ аксиологическая теория права, базирующаяся на философии неокантианства, учении о естественном праве и эволюционной эпистемологии.

Философия естественного права Новгородцева утверждала связь доступных научному анализу областей с миром абсолютных ценностей и начал. В этом признании Новгородцевым законных прав метафизики сказалось влияние той русской философской традиции, у истоков которой стоял В. С. Соловьев.

Новгородцев увидел и показал огромное значение выхода понимания права за пределы формально-юридических норм. Его статья «Право на достойное человеческое существование», опубликованная в еженедельнике П. Б. Струве «Полярная звезда», стала важнейшей инициативой в разработке этой идеи в политико-правовой науке.

В книге «Кризис современного правосознания» (1909) П. И. Новгородцевым была предпринята попытка ответа на вопросы: в чем состоит кризис культуры и цивилизации начала века и как его можно преодолеть. По его мнению, глубина кризиса, постигшего современное правосознание, раскрывается в весьма характерных для начала XX века уверениях о ненужности права как такового, в бессилии внешних политических форм и учреждений, в желании устремиться в область моральной жизни поверх насильственных рамок правового закона, без юридических гарантий.

П.И. Новгородцев связывает кризис правосознания с духом возрождения естественного права, ибо положительным результатом кризиса является новое понимание общественного идеала как бесконечной задачи, имеющей смысл морального требования и предполагающей бесконечное приближение к нему. Гармония свободы и равенства, представимая лишь идеально, оказывается императивом нравственного действия, а не планом государственного устройства.

В силу противоречивости человеческого бытия и конфликта между разумом и человеческой природой общественный идеал в виде гармонии всех отношений, согласно П. И Новгородцеву, принципиально недостижим. Человечество всегда стоит перед выбором между общественной гармонией и свободой. Делая выбор в пользу свободы, равенства и прав индивидов, самоценной личности, П. И. Новгородцев обосновывает идею свободного социального развития (без утопической конечной цели, реализация которой неизбежно ведет к насилию и утрате свободы).

Важную роль в концепции Новгородцева занимают размышления о демократии и правовом государстве. Для Новгородцева философское учение о демократии имеет главной своей задачей анализ того кризиса, в котором демократия оказалась в XX веке.

В XX веке демократическая идея должна принимать в расчет очень сложное устройство и раздробление общества. «Демократической идее одинаково противоречит, — писал Новгородцев, — всякое классовое господство, всякое противопоставление одних классов другим, все равно, какие бы это классы ни были, высшие или низшие.

Демократия, отмечал Новгородцев, означает «возможно, полную свободу личности, свободу ее исканий, свободу состязания мнений и систем. Демократия — возможно полное и свободное проявление жизненных сил, живая игра этих сил, простор для различных возможностей, открытость и широта для всяких проявлений творчества» Демократическая идея требует свободы для всех без исключения и лишь с теми ограничениями, которые вытекают из условий общения. Свобода — основание демократии.

В характеристике демократии П. И. Новгородцевым имеют место и критические мотивы. «Первые провозвестники демократической идеи соединяли со своей проповедью чисто религиозное воодушевление. Для них демократия была своего рода религией». Вследствие этого демократическая концепция приобрела форму политического фетишизма.

Задача современной политической теории заключается, по П. И. Новгородцеву, в том, чтобы развенчать фетишистский, догматический образ демократии, показать, какими поверхностными и наивными порой бывают представления о демократическом обществе. Новое учение о демократии должно снять с нее «ореол чудесного, сверхъестественного», ввести ее в ряд «естественных политических явлений, в ряд других политических форм» Теория эта указывает на «чрезвычайную трудность осуществления демократической идеи и на чрезвычайную легкость ее искажений». И сегодня в высшей степени актуально звучат слова П. И Новгородцева: «Наивная и незрелая политическая мысль обыкновенно полагает, что стоит только свергнуть старый порядок и провозгласить свободу жизни, всеобщее избирательное право, учредительную власть народа, и демократия осуществиться сама собой».

Неверно было бы понимать П. И. Новгородцева так, будто он, критикуя недостатки и противоречия демократии, становится ее противником. Философ категорически расходится с марксизмом в оценке значения, возможностей, форм и перспектив демократии.

О К. Марксе П. И. Новгородцев пишет: «Он отвергал демократию во имя нового порядка, освобожденного от колебаний свободы и поставленного на почву норм твердых и непреклонных, связей безусловных и всеобщих. Тут очевидно движение от демократического распутья, от духа критики и терпимости, от широты и неопределенности релятивизма к твердому пути социализма, к суровой догме, к абсолютно рациональной экономической организации». И пусть всегда есть за что критиковать демократическое реформирование общества, нужно объективно исследовать и ее преимущества, и его противоречия. Это цель современной концепции социальной философии, философии права.

Все в жизни противоречиво — противоречива и демократия. Но если постепенному и свободному, хотя и противоречивому, развитию противопоставляется революция, то П. И. Новгородцев решительно на стороне реформаторской демократии — при условии, что она опирается на религиозные и национальные святыни. Об это говорит одна из его работ, которая называется «Восстановление святынь».

Право Павел Иванович рассматривает как минимум требований, предъявляемых обществом к лицу. Право дает некий простор личным интересам и стремлениям, даже в их «эгоистическом и своекорыстном проявлении» Право регулируются внутренние побуждения человека, и с точки зрения права, не интересно, исполнены ли обязанности из каких-то моральных побуждений или боязни санкций за неисполнение.

С истечением времени право и нравственность обособляются друг с другом, становясь более независимыми друг от друга. И это закономерно, в силу того, что объединение людей в общество, их совместное обитание предполагает подчинение всех его членов единым требованиям права, так как это было бы немыслимо, если бы такие преступления, как убийство или кража, ставились в зависимость от нравственного сознания. И вследствие этого создается некая двойственность требований, предъявляемых со стороны общества к его членам. С одной стороны, — это требования нравственных норм, а с другой, — правовых норм, и именно на этапе необходимости утверждения общеобязательных запретительных и разрешительных норм нравственность и право окончательно обособляются.

Признавая приоритет права над моралью, власть должна в то же время оградить право от посягательств извне. Для придания общеобязательности нормам права власть охраняет их посредством государственных органов, призванных не допускать нарушений правовых норм, а если же нарушения произошли, то карать нарушителей. Именно угроза, содержащаяся в законе, является стимулом для его исполнения. Чем более усваивается правом такой принцип, тем более оно стремится к отграничению от нравственности.

Все разработки П. И. Новгородцева построены на дуализме. Любое понятие, анализируемое им, всегда исследуется в совокупности с противоположным понятием, причем поиски истины ведутся не только путем сравнения, но в направлении отыскания взаимоисключающих и взаимообуславливающих их качеств. Мораль и право, естественные и положительные нормы, равенство и свобода, — цель его исканий далеко за пределы этих понятий. Содержание философии права Новгородцев определяет как необходимость изучения правосознания во всем разнообразии его проявлений. Но при этом он утверждает, что никакая философия права не мыслима без определения регулятивного начала правосознания, для чего требуется переход к этике, к учению о должном. Таким образом, он настаивает на переходе от изучения юридического права как общественной нормы поведения к изучению этической нормы как принципа естественного права.

Заключение

Исследование творческого пути философа показало, что изучив и переработав античную философскую классику, немецкую философию, современную философию права, П. И. Новгородцев оставил потомкам богатейший научный материал по важнейшим правовым и философским проблемам. В ряду русских этических идеалистов, его выделяла убежденность в безусловном господстве принципа личность как фундаментальной моральной основы для общества и государства.

Своеобразие концепций П. И. Новгородцева в том, что он обращает усиленное внимание на внутренний мир личности, рассматривает нравственно-правовые императивы как посредники между личностью и обществом. Но, в то же время, он не согласен с упрощенной интерпретацией личности как части социальной среды.

Все разработки П. И. Новгородцева построены на дуализме. Любое понятие, анализируемое им, всегда исследуется в совокупности с противоположным понятием, причем поиски истины ведутся не только путем сравнения, но в направлении отыскания взаимоисключающих и взаимообуславливающих их качеств. Мораль и право, естественные и положительные нормы, равенство и свобода, — цель его исканий далеко за пределы этих понятий. Содержание философии права Новгородцев определяет как необходимость изучения правосознания во всем разнообразии его проявлений. Но при этом он утверждает, что никакая философия права не мыслима без определения регулятивного начала правосознания, для чего требуется переход к этике, к учению о должном. Таким образом, он настаивает на переходе от изучения юридического права как общественной нормы поведения к изучению этической нормы как принципа естественного права.

В ходе курсового проектирования были решены следующие задачи:

-проанализированы мировоззренческие идеалы П. И. Новгородцева;

— изучены взгляды Новгородцева на историю становления и развития естественно-правовых учений;

— рассмотрено «возрожденное естественное право» в учении П. И. Новгородцева;

Список литературы

новгородцев либеральный политический правовой

1. Яхина А. Р. П. И. Новгородцев о неприкосновенности личности/ Яхина А. Р. //Вестник СГАП. — Саратов, 2007.- № 2 (54). -0,2 п.л.

2. П. И. Новгородцев. Об общественном идеале. М., 1991.

3. Новгородцев П. И. Кант и Гегель в их учениях о праве и государстве.

Два типических построения в области философии права. М., 1901.

4. А. Х. Денильханов. Политическая философия П. И. Новгородцева. — М., 1997.

5. В. Н. Жуков. Философия права П. И. Новгородцева. — М, 2004

6. Е. А. Фролова. Политическое и правовое учение П. И. Новгородцева. Дис. канд наук -М 1996

7. Г. И. Ризз. Теория естественно-правового индивидуализма П.И. Новгородцева

8. И. А. Исаев, Н. М. Золотухина. История политических и правовых учений России XI — XX вв. — М., 1995

9. Яхина А. Р. П. И. Новгородцев в воспоминаниях своих учеников/ Яхина А. Р. // Актуальные проблемы становления гражданского общества в России. Материалы региональной научно-практической конференции. — Нефтекамск: РИО БашГУ, 2006

10. Яхина А. Р. П. И. Новгородцев о праве и нравственности / Яхина А. Р. // Философия и право: материалы Международной научно-практической конференции, 28 февраля 2006 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой