Политическая биография Отто фон Бисмарка в аспекте образования Германской империи

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1 Политическая карьера Бисмарка

2 Шаги на пути к образованию Германской империи

3 Германская империя как организованный проект

Заключение

Приложения

Библиографический список

Введение

Курсовая работа посвящена анализу политической деятельности Отто фон Бисмарка, его роли в образовании Германской империи.

Среди государственных деятелей ХIХ в., оказавших наибольшее влияние на судьбы Европы и мира, Бисмарк занимает, безусловно, одно из первых мест, как по историческому значению собственной деятельности, так и по масштабам собственных политических и дипломатических дарований.

С его именем неразрывно связан ряд важных событий германской и общеевропейской истории, и, прежде всего, естественно, осуществленное с помощью политики «железа и крови» объединение Германии и создание буржуазно-юнкерской и милитаристской Германской империи.

Также следует отметить, что Бисмарк был выдающимся дипломатом и военачальником. Это в полной мере проявилось в период так называемых «прусских войн» конца 1860-х — начала 1870-х годов.

На западе, где жизнь и деятельность Бисмарка разобраны, кажется, во всех деталях, есть самые различные и прямо противоположные друг другу интерпретации и оценки его побед и поражений, и личность его оценивается совсем по-разному: «Железный канцлер»; «консерватор до мозга костей»; «белый революционер», создавший новенькую Германию; виновник её бед в ХХ веке и поборник мира в Европе; предтеча Гитлера.

Объектом работы является образование Германской империи.

Предметом исследования является роль Бисмарка в создании империи.

Целью моей курсовой работы является рассмотрение политической биографии Отто фон Бисмарка и его действий на пути к образованию Германской империи.

В рамках поставленной цели работы можно выделить следующие задачи:

1) проследить карьерный рост Бисмарка;

2) рассмотреть ход прусских войн и их итоги;

3) охарактеризовать Германскую империю как воплощенный в жизнь план;

Касаемо методологических аспектов, следует отметить, что мы используем описательный метод биографических фактов в исследовании.

В процессе работы над курсовой работой, нами использовались следующие литературные источники: монографии, посвященные истории Германской империи; учебные пособия; исторические очерки и биографии Отто фон Бисмарка.

В исследовании жизненного пути «железного канцлера» особое место принадлежит великому русскому специалисту по истории германского империализма А. С. Ерусалимскому, написавшему блестящий очерк о дипломатической деятельности Бисмарка, опубликовавшему в российском переводе его воспоминания и почти все ценные архивные документы. При написании данной работы я использовала отрывки его труда «Бисмарк: дипломатия и милитаризм». Ерусалимский А. С. показал в ней подлинные масштабы личности Бисмарка, утверждая, что он был «на голову выше окружающих его деятелей юнкерской Пруссии».

Целесообразно упомянуть книгу Ю. Ненахова «Железом и кровью», где рассматриваются события военной истории 19 столетия, которые привели к возникновению в центре Европы новой мощной державы. Автор опровергает измышления коммунистических идеологов, доказывая, что около 150 лет подряд народы Германии и России соединяли тесные дружеские отношения.

Учебное пособие Р. А. Чикалова, И. Р. Чикаловой «Новая история стран Европы и Северной Америки» касаемо темы нашего исследования, обстоятельно описывает ход прусских войн на пути к образованию Германской империи, а также дает подробное описание государственного устройства новообразованной империи.

В.В. Чубинский ''Бисмарк. Политическая биография'' - эта книга также использовалась при работе. Создатель в ней обрисовал жизнь Бисмарка с молодых лет и до кончины и обстоятельно охарактеризовал его внешнюю и внутреннюю политику. Внешней политике Чубинский уделяет больше времени, но это и понятно: общепризнанно, что эта сторона деятельности германского канцлера более увлекательна. В. В. Чубинский правильно оценил главные этапы деятельности Бисмарка и её итоги. Подчеркивается, что Бисмарк несет ответственность за перевоплощение Германии в источник угрозы в Европе, а потом и в очаг злости. Не могу с этим не согласиться, т.к. отнюдь не самой последней положительной чертой любого политика является его дальновидность, умение строить прогнозы на будущее.

«Германская история» А. И. Патрушева — этот труд представляет собой живое и увлекательное описание основных вех германской истории. Эта книга -- о своеобразии развития германской истории, ее динамике и направленности.

Большой вклад в исследование политической деятельности Бисмарка внес труд Л. И. Нарочницкой «Россия и войны Пруссии в 60-х годах ХIХ в. за объединение Германии «сверху».

Л.М. Шнеерсон использует в своей работе в качестве методологического руководства работы Маркса, Энгельса, Ленина. Автор глубоко анализирует документальный материал, подвергает критике зарубежную литературу по данной теме.

Ротштейн Ф.А. «Две прусские войны» — фактически книга описывает историю 2-ух прусских войн: австро-прусской и франко-прусской. Это, по существу, история территориального и политического возвышения Пруссии и захвата ею власти над всей Германией.

Андреас Хилльгрубер, немецкий историк, автор книги «Отто фон Бисмарк основатель великой европейской державы — Германской империи» представляет нам жизнеописание Бисмарка в виде биографического очерка. Автору представляется необходимым сконцентрировать внимание на «объективных» и указанных самим Бисмарком предпосылках, на истоках, формировании, консолидации и стабилизации великой европейской державы — Германской империи.

Достойны внимания конечно и «Мысли и воспоминания» самого О. Бисмарка в трех томах. Общеизвестно, что на воспоминания Бисмарка, как на исторический источник, следует опираться крайне осторожно. Он выпячивает одни факты, замалчивает другие, дает случайное истолкование третьим, что дает нам основание считать этот источник субъективным. Но, невзирая на это, его «Мысли и воспоминания» — замечательнейшее произведение мемуарной литературы прошедшего столетия и, собственного рода политическое завещание Бисмарка.

1 Политическая карьера Бисмарка

Когда речь идет о Бисмарке, без обращения к фамильным «истокам» не обойтись. Этот человек, вошедший в историю как «олицетворение класса прусских землевладельцев-юнкеров"[14,с. 8], был на самом деле всеми своими корнями тесновато связан с почвой, питавшей его класс.

Имеет значение упомянуть, прежде всего, о происхождении Бисмарка. Итак, Отто фон Бисмарк родился 1 апреля 1815 года в замке Шенхаузен в маркграфстве Бранденбургском, между Стендалем и Ратеновом, в нескольких километрах от правого берега Эльбы. Он был четвертым по счету ребенком и вторым сыном ротмистра в отставке помещика Фердинанда фон Бисмарка и его жены Вильгельмины, урожденной Менкен.

Семья отца принадлежала к старинному дворянству, которое населяло Бранденбург еще «до Гогенцоллернов», причем входила в число трех наиболее самоуверенных семейств (Шуленбурги, Альвенслебены и Бисмарки), которых еще «солдатский король» Фридрих Вильгельм I в своем «Политическом завещании» назвал «скверными, непокорными людьми». Мать происходила из среды буржуазной интеллигенции, ее отец был видным советником кабинета при королях Фридрихе Вильгельме II и Фридрихе Вильгельме III.

Детство Отто фон Бисмарк провел в родовом поместье Книпхоф под Наугардом, в Померании.

Школьное образование, включавшее частную школу Пламана (1822−1827 гг.), гимназию Фридриха Вильгельма и гимназию Цум Грауэн Клостер в Берлине, Отто завершил в возрасте 17 лет в 1832 году, сдав экзамен на аттестат зрелости. Непосредственно вслед за этим он номинально приступил к изучению права в Геттингенском университете, однако три семестра провел скорее не на лекциях, а на «мероприятиях» союза избранных Corps Hannovera «Ганноверские тела», участвуя в самых фантастических проделках и посещая пивные. Некоторой притягательностью для нерадивого студента обладали лишь лекции Геерена, профессора истории и государственного права. Показателем растущего ощущения собственной силы может служить откровение Бисмарка-студента из письма другу юности, написанного в 1834 году: «Я стану или величайшим негодяем, или величайшим преобразователем Пруссии». [12,с. 12]

Однако в 1835 году, в возрасте двадцати лет он выдержал первый государственный экзамен на звание юриста и стал референтом окружного управления в Ахене. Но эта служба длилась недолго, и Бисмарк вынес из этого опыта стойкое отвращение к бюрократическим занятиям. Скоро Бисмарк оставил должность и отправился в имение, где стал управлять отцовским поместьем и на этом поприще достигнул значимых фуроров. Об этом периоде жизни Бисмарк пишет так:

«Я рассчитывал жить и умереть в деревне, преуспев на поприще сельского хозяйства и, может быть, отличившись на войне, если б она разразилась"[1,т. 1, с. 10].

Главные черты его грядущего вида — и, прежде всего «презрение к человечьим иллюзиям, большая воля, неразборчивость в средствах для заслуги поставленной цели и, в конце концов, физическая выносливость» — сложились уже тогда[3,с. 22].

Но деревенская жизнь начинала томить Бисмарка. Настоящий переворот произошел под влиянием исторических событий. Первые три с небольшим десятка лет его жизни были, по существу, только прологом к тому моменту, когда

«на смену сельскому владельцу должен был прийти политик, а на замену личному лицу — личность историческая"[14,с. 20].

Этот момент наступил в конце 40-х годов. Бисмарка сделала политиком революция 1848 г. Если до этого рубежа его можно было считать человеком с неопределившейся жизненной позицией, работающим быстрее под влиянием наследственных традиций и настроений, чем осмысленными убеждениями, то в революционные месяцы родился новый Бисмарк. Этот Бисмарк не просто придерживался определенных взглядов — «он доводил их до логического конца и высказывал их с таковым бесстрашием и откровенностью, которые шокировали его единомышленников, но зато предвещали появление деятеля большого масштаба, вольного от парализующих волю колебаний и нерешительности».

Уже в период революции 1848 г. у Бисмарка в полной мере обнаружились те черты, которые в следующем оказались столь характерными для его деятельности: уверенность в собственных силах, ненависть к демократическим движениям, презрение к «парламентской болтовне», умение достаточно точно оценить силы противника. Уже в ту пору основным аргументом для него была сила: в ней он видел «альфу и омегу всякого политического и дипломатического успеха"[3,с. 24]. Несколько позже он заявлял: «Германский вопрос не может быть разрешен в парламентах, а лишь дипломатией и на поле битвы"[1,т. 1, с. 58].

В мае 1851 г. Бисмарк получил назначение на пост поначалу советника, а потом посланника Пруссии при Союзном сейме во Франкфурте-на-Майне. Он оказался подходящим кандидатом на этот пост и находился на нем до 1959 г. В течение восьми лет пребывания во Франкфурте (1851−1859 гг.) в качестве посланника Пруссии при Союзном сейме, он имел возможность самым кропотливым образом изучить «все ходы и выходы вплоть до мельчайших лазеек"[1,т. 1, с. 58], все сложные дипломатические хитросплетения, возникающие из противоречивых интересов отдельных германских стран. Он мог обучаться у собственных собственных конкурентов в Союзном сейме: австрийская дипломатия, прошедшая школу Меттерниха, имела большой опыт хитроумных интриг. Кратковременное пребывание Бисмарка в Вене, в данной, по словам прусского короля, «высшей школе дипломатического искусства», также имело в этом смысле большое значение.

В 1859—1862 — Бисмарк посол Пруссии в России, в 1862 — посол Пруссии во Франции.

20 сентября 1862 года Бисмарк уже был в Берлине. Здесь его ждало ответственейшее назначение: он стал министром-президентом, главой прусского правительства. В жизни его начался новый этап. Одновременно началась новая эпоха в истории Пруссии и всей Германии. 14, с. 106]

Назначение Бисмарка на самый высокий правительственный пост в Пруссии состоялось в обстановке острейшего политического кризиса, было этим кризисом обусловлено и только в связи с ним может быть понято. Конституционный конфликт начавшийся с 1860 года, к осени 1862 года приобрел черты революционной ситуации. Истоки ее уходят к 1848 г. В основе проблемной ситуации лежали неразрешенные социально-политические и национальные задачи, над которыми билась революция 1848−1849гг. Это и понятно: развитие капитализма в немецких землях сопровождалось резким увеличением числа фабрик и акционерных обществ, ростом промышленной продукции, вовлечением в сферу индустрии новых сотен тысяч людей.

Следует упомянуть, что король и кронпринц еще накануне были единодушно против Бисмарка как главы правительства. Но ситуация менялась с каждым днем. Касательно программы действий, она у Бисмарка сложилась уже давно. Кроме того, вероятно он был тогда единственным человеком в окружении короля, знавшим, чего он хочет и что будет делать.

Между королем и Бисмарком состоялось два разговора — 22 и 23 сентября. В ходе разговора король поставил перед Бисмарком два вопроса. Первый гласил: согласен ли Бисмарк в случае его назначения министром выступать за реорганизацию армии? «Да», — ответил Бисмарк. На второй вопрос — готов ли он пойти на это даже вопреки решению большинства палаты депутатов — последовал тот же ответ. «В таком случае, — сказал король, — мой долг попытаться вместе с вами продолжать борьбу, не отрекаясь от престола. 14, с. 114−115]

Ничего не скажешь, Бисмарк — великолепный дипломат. В короле все восставало против назначения Бисмарка. И если бы они не договорились, король, быть может, испытал бы облегчение. Но Бисмарк бил без промаха. Он вдохнул в короля надежду, что не всё потеряно, ловко сыграл на старопрусских традициях и чувствах, и конечно ни словом не обмолвился о своих внешнеполитических замыслах, с которыми король еще не был готов согласиться.

23 сентября палата депутатов приняла окончательное решение исключить из проекта бюджета все ассигнования на реорганизацию армии. Бисмарк ринулся в бой. Выступив на заседании бюджетной комиссии 30 сентября, он оспорил право палаты депутатов утверждать бюджет. Именно здесь, в бюджетной комиссии, произнес он свои знаменитые слова:

«…не речами и постановлениями большинства решаются великие вопросы времени…, а железом и кровью». 14, с. 117]

Эти слова во многом предопределили политику Бисмарка в последующие годы. «Политика железа и крови», «железный канцлер» — все эти утвердившиеся в политической и исторической литературе и навсегда соединившиеся с образом Бисмарка понятия ведут свое начало от собственных слов только что назначенного министра.

24 сентября 1862 г. было опубликовано сообщение о назначении Бисмарка государственным министром и исполняющим обязанности министра-президента Пруссии. Прошло две недели, и 8 октября Бисмарк был официально назначен министром-президентом и министром иностранных дел. 14, с. 116]

Итак, в данной главе мы проследили начальный этап, становление политической карьеры Бисмарка. Нами были указаны основные вехи его политической биографии. Несомненно, продвижению по карьерной лестнице Бисмарка способствовал его талант дипломата, четкое осознание своей программы действий.

Что же касается личного положения Бисмарка к концу 1963 г., оно не было прочным и непоколебимым. Он подвергался нападкам со всех сторон, был крайне непопулярен. И левые, и правые с нетерпением ожидали, когда же он наконец лишится поддержки короля. Эта в тот момент еще не очень надежная поддержка казалась единственной его опорой. Но в политической жизни германских государств, в парламентских дебатах и дипломатических актах Пруссии конца 1863 — начала 1864 года большое место стали занимать судьбы Шлезвига и Гольштейна. Приближались события, которые позволили Бисмарку вплотную заняться решением германского вопроса.

2 Шаги на пути к образованию Германской империи

Личная судьба Бисмарка подчеркивает то наблюдение, что в жизни государственных деятелей, которым удавалось повлиять на ход исторических событий, бывают периоды наибольшей активности и значительности. Для Бисмарка таким периодом, несомненно, были 1864 — 1871 годы.

Первым шагом к созданию Германской империи стала война 1864 года Пруссии и Австрии с Данией из-за старинных немецких герцогств Шлезвига и Гольштейна, входивших в состав Дании, но пользовавшихся автономией. Они занимали стратегически выгодное положение между Балтийским и северными морями. 13, с. 249]

Момент для удара по Дании был выбран очень удачно. Австрия, не желая предоставить Пруссии одной воспользоваться лаврами военных побед, вынуждена была к ней присоединиться. Две из числа великих держав, гарантировавших по Лондонскому протоколу 1852 г. целостность Дании, — Франция и Россия — оказались вне игры. Великие европейские державы оказались бессильны предотвратить крах продержавшейся четыре века связи Шлезвига и Гольштейна с Данией. Целесообразно рассмотреть ход военных действий.

В Дании в 1863 году была введена конституция, по которой Шлезвиг присоединялся к Датскому королевству. Австрия и Пруссия потребовали отмены конституции и оккупировали Гольштейн и Лауэнбург. После отклонения Данией австро-прусского ультиматума 1 февраля начались военные действия. Австро-прусские войска (около 60 тыс.) под командованием прусского фельдмаршала Ф. Врангеля атаковали главные силы датских войск под командованием генерал-лейтенанта К. де Меца на укрепленной позиции у Данневирке. Под давлением превосходящих сил датчане 5--7 февраля отошли в район Дюббёль, где под руководством генерала Герлаха оказывали сопротивление противнику до 18 апреля, а затем до 29 апреля у крепости Фредерисия. По предложению Дании было заключено перемирие с 12 мая до 26 июня. После перемирия прусского войска заняли о. Альс (29 июня), а к 14 июля оккупировали полуостров Ютландия. 16 июля было заключено второе перемирие, закончившееся 30 октября Венским миром, по которому Дания потеряла Шлезвиг, Гольштейн и Лауэнбург. Между Австрией и Пруссией завязались длительные переговоры о дележе добычи, завершившиеся Гаштейнской конвенцией 1865 г. Австрия получила право на управление Гольштейном, а Пруссия — Шлезвигом; маленькое герцогство Лауэнбург было присоединено к Пруссии. 11, с. 300]

После войны с Данией личный престиж Бисмарка поднялся как в глазах иностранцев, так и в собственной стране. Особенно им был доволен король. В письме к Бисмарку он писал:

«За четыре года, которые истекли с тех пор, как я поставил Вас во главе правительства, Пруссия заняла положение, достойное ее истории и обещающее ей в дальнейшем счастливую и славную будущность». 1, т. 2, с. 18−19]

Прусский милитаризм продемонстрировал в войне с Данией свою нарастающую мощь, после чего бисмарковская дипломатия направила свои усилия на то, чтобы результаты победы превратить в повод для нового военного конфликта — на сей раз со своим временным союзником и постоянным соперником в германских делах — Австрией. Поводом послужило совместное управление отторгнутых от Дании двух немецких провинций — Шлезвиг и Гольштейн. Такое совместное управление стало источником постоянных трений между Пруссией и Австрией и таило в себе возможность военных столкновений, что и входило в расчеты Бисмарка.

Позиция нейтралитета, занятая царской Россией в связи с войной Пруссии и Австрии против Дании, укрепила Бисмарка в понимании того, как важно для Пруссии поддерживать добрые отношения с восточной соседкой. Хорошие отношения с Россией были необходимы и для осуществления следующего этапа воссоединения Германии, а именно для проведения войны против Австрии.

Датскую войну от войны австро-прусской отделяли всего лишь два года — срок очень небольшой. Малая война, в которой обе державы выступили в качестве союзников, оказалась прелюдией к большой войне между ними, более того, дала предлог для нее.

«Уже современники событий поняли, — пишет Чубинский В. В. в своей монографии о Бисмарке, — что в первом военном конфликте в зародыше содержался второй. И нет в сущности ничего сложного в том, чтобы воспроизвести этап за этапом фатальный процесс, который привел и не мог не привести к войне 1866 года». 14, с. 172]

17 июня 1866 года Австрия объявила войну Пруссии, 20-го — войну Австрии объявила Италия, 21-го — Пруссия. (См. Приложение 1) На стороне Австрии воевали 12 государств Германского союза, включая такие сравнительно крупные, как Бавария, Вюртемберг, Баден, Саксония, Ганновер. Пруссия объединила под своими знаменами 17 мелких государств Северной Германии. 14, с. 206]

Как и в 1864 году, Бисмарк был истинным творцом войны. Новая война, однако, несла для его политики несравненно большие опасности, чем столкновение с Данией, хотя бы потому, что результат ее ну никак нельзя было считать предрешенным. Бисмарк понимал, на что идет, и готов был взять на себя ответственность за всё. Решался вопрос жизни или смерти не только для проводимой им политики, но и для него лично. В итоге дипломатическая подготовка Пруссии к войне была завершена подписанием 8 апреля 1866 года союзного договора с Италией.

Двинув прусские войска в Гольштейн и разослав 10 июня германским государствам свой проект реформы Германского союза, которым предусматривалось исключение из него Австрии, Бисмарк спровоцировал вооружённый конфликт. 14 июня по предложению Австрии, поддержанному большинством мелких германских государств, сейм Германского союза принял решение мобилизовать союзную армию против Пруссии. Формальное объявление войны Австрией произошло 17 июня, после того как 16 июня пруссаки начали вторжение в Ганновер, Гессен и Саксонию. Ряд германских государств (Бавария, Саксония и др.) встал на сторону Австрии, но не смог оказать ей реальной помощи. Поскольку Австрии пришлось выделить значительные силы (к началу войны около 80 тыс. человек) на Итальянский театр, пруссаки получили на Богемском театре некоторое численное превосходство -- 278 тыс. человек против 261 тыс. человек, составлявших австрийскую Северную армию (включая отступивший в Богемию саксонский корпус; союзная с Австрией Бавария никаких войск в Богемию не послала). Во главе прусской армии стоял король Вильгельм I, фактически операциями руководил генерал Х. Мольтке (Старший). Австрийской Северной армией командовал генерал Л. Бенедек, показавший себя крайне слабым полководцем.

В Ганновере, Гессене и на Франкфуртском направлении прусские силы быстро добились успехов. Главные силы австрийской Северной армии, сосредоточенные сначала в укреплённом районе Ольмюц (Оломоуц), двинулись 18 июня в Богемию, в район крепостей Йозефштадт (Яромерж) и Кёниггрец (Градец-Кралове). Прусское главное командование дало 22 июня директиву о концентрическом вторжении в Богемию с задачей соединения в районе Гичина (Йичин). Медленность продвижения австрийских сил дала возможность пруссакам преодолеть горные проходы. 3 июля 1866 года произошло решающее сражение в районе Садова -- Кёниггрец, в котором участвовало 221 тыс. пруссаков и 215 тыс. австрийцев. Пруссаки вынудили австрийцев к беспорядочному отступлению. Потери австрийцев убитыми, ранеными и пленными составили 44 тыс. человек -- почти в 5 раз больше, чем у пруссаков. 26 июля в Никольсбурге был подписан прелиминарный мир, а 23 августа в Праге -- мирный договор. [15,с. 253]

Важнейшим итогом австро-прусской войны было полное отстранение Австрии от германских дел, обеспечение решающего влияния Пруссии на северогерманские государства путем создания Северогерманского союза, аннексии Шлезвиг-Гольштейна и присоединения к Пруссии трех государств — Ганновер, Гессен-Кастель, Нассау, а также вольного города Франкфурта -на-Майне. Под именем Северо-Германского союза в Центральной Европе возникло, по сути дела, новое государство. Что же собой оно представляло? Рассмотрим его устройство.

12 февраля 1867 года состоялись выборы в Учредительный рейхстаг Северогерманского союза. После двухмесячных дискуссий 16 апреля 1867 г. была принята и вступила в силу конституция, юридически оформившая союз монархов в форме федеративного государства. Всю полноту власти в Северогерманском союзе сконцентрировал наследный президент Союза — прусский король. Исполнительную власть возглавлял канцлер, освобожденный от ответственности перед парламентом. Законодательную власть концентрировали Бундесрат и Рейхстаг. Председателем Бундесрата являлся назначаемый президентом Союза прусский канцлер; естественно, им стал Бисмарк. [13,с. 250]

Итак, заметим, что конституция Северогерманского союза заложила правовую основу будущей Германской империи. Можно сделать наблюдение, что образование союза еще более продвинуло страну к национальной консолидации.

В свою очередь, Бисмарк пишет в своих мемуарах: «…я исходил из того, что единая Германия — лишь вопрос времени и что Северогерманский союз только первый этап на пути к его разрешению"[1,т. 2, с. 51].

Линия на объединение Германии сверху под главенством Пруссии добилась значительного, хотя еще и не окончательного успеха. В начале 60-х годов в Германии сложилась ситуация, когда выполнение одной из необходимейших задач буржуазного преобразования — создания единого национального государства — стало неотвратимым. И в этот момент консервативный юнкер Бисмарк, олицетворяя собой и историческую необходимость, и определенные социальные силы, принялся за осуществление буржуазной задачи объединения страны.

Австро-прусскую войну вместе с ее итогами многие историки называют бисмарковской «революцией сверху». Во-первых, объединение Германии, на мой взгляд, было актом прогрессивным, целью и задачей буржуазной революции. Во-вторых, осуществлял его Бисмарк при помощи радикальных и революционных методов.

На мой взгляд, тот факт, что все историографы Бисмарка трактуют осуществившееся под его началом объединение германских земель как жесткое и антидемократичное, является абсолютно справедливым. При проведении своей политики в этом направлении Бисмарк опирался не на естественные интеграционные силы, на «железо и кровь», то есть на военную мощь Пруссии, вокруг которой и осуществлялось объединение.

Итак, пришло время подвергнуть рассмотрению третий шаг Бисмарка на пути к образованию Германской империи. Конечно, образованием Северогерманского союза объединение Германии не завершилось. На сей раз борьба разгорелась с Францией.

Мотивы, побуждавшие Пруссию спешить с началом этой войны, основывались на том, что южногерманские государства, заключившие военные конвенции с Пруссией, тяготились взятыми на себя обстоятельствами и с нетерпением ожидали истечения срока их действия. Открытое опруссачивание немецких земель, присоединенных к Пруссии, быстро усиливало антипрусские настроения в южногерманских государствах.

Бисмарк рассчитывал расправиться с Францией, которая упорно поддерживала раздробленность Германии, усматривая в объединении восточного соседа большую опасность. План «железного канцлера» сводился к тому, чтобы, победив при помощи оружия Баварии и других южногерманских государств Францию, загнать эти государства под прусское владычество.

Для провоцирования войны Бисмарк использовал следующий повод. В 868 г. в Испании произошла революция. Королева Изабелла бежала из страны, и кортесы предложили занять свободный трон принцу Леопольду из прусской королевской династии. Наполеон требовал отказа принца, дав понять, что вступление Леопольда на испанский престол вызовет войну между Францией и Пруссией; после этого, не без давления Вильгельма I, Леопольд отказался от испанского престола.

Однако, не ограничившись этим, французский посол в Берлине Бенедетти по указанию Наполеона отправился в Эмс, где отдыхал Вильгельм I. Французское правительство настаивало, чтобы король личным письмом на имя Наполеона дал заверение, что не утвердит кандидатуру Леопольда. Вильгельм I лишь подтвердил свою позицию, но гарантий на будущее время не дал. В таком духе и была составлена телеграмма, направленная из Эмса в Берлин (эмская депеша) и предназначавшаяся для передачи в Париж. Но перед отправкой Наполеону депешу отредактировал Бисмарк, и в результате этого текст ее принял явно вызывающий и провокационный характер.

В телеграмме теперь говорилось: " … Французский посол предъявил в Эмсе его королевскому величеству добавочное требование уполномочить его телеграфировать в Париж, что его величество король обязывается на все будущие времена никогда не давать снова своего согласия, если Гогенцоллерны вернутся к своей кандидатуре. Его величество отказался затем еще раз принять французского посла и приказал дежурному адъютанту пердать ему, что его величество не имеет ничего более сообщить послу". [1,т. 2, с. 86]

Французское правительство восприняло эмскую депешу как оскорбление. 19 июля 1870 г. Франция объявила Пруссии войну. Бисмарк торжествовал: он жаждал столкновения с западной соседкой и вызвал его. Франция предстала перед германским народом как нападающая, агрессивная страна.

Начиная войну, Наполеон III плохо рассчитал свои силы. С первых же дней обнаружилось подавляющее превосходство прусской армии. Она опередила французов в мобилизации войск и сосредоточении их у границы. Пруссаки располагали почти двойным численным перевесом. Несмотря на храбрость солдат, французские дивизии терпели одно поражение за другим. 2 сентября 1870 г. французы были разгромлены в битве при Седане. Наполеон III капитулировал и с почти 100-тысячной армией сдался в плен.

Известие о Седанском разгроме и пленении императора вызвало в Париже 4 сентября 1870 г. революцию. В ее результате была провозглашена республика. Однако пруссаки продолжали военные действия. Война принимает со стороны Пруссии захватнический характер.

17 сентября 1870 г. немецкие войска подошли к Парижу и осадили город. В конце октября маршал Базен сдал пруссакам сильную крепость Мец со 173-тысячной армией и арсеналом. Наконец, 28 января 1871 г. правительство «национальной обороны» подписало акт о капитуляции Парижа и заключило с немцами перемирие. Примерно через месяц, 26 февраля 1871 г., Бисмарк навязал Франции предварительный мир, по которому она должна была уплатить

5-миллиардную контрибуцию, а также уступить Германии Эльзас и часть Лотарингии. Версальские прелиминарии были подтверждены Франкфуртским мирным договором, подписанным 10 мая 1871 г. [11,с. 314]

Франко-прусская война носила двойственный характер. Если считать, что объединение Германии являлось актом исторической необходимости, то война, имевшая целью завершить это объединение, объективно служила прогрессу. Но прогрессивность ее простиралась лишь до определенного пункта. Как только решающая победа над французами была одержана и препятствия к объединению Германии устранены, исторически прогрессивная миссия войны закончилась. Все последующие действия немцев, и прежде всего навязанные Франции условия мира были захватнического и грабительского толка.

Итак, в этой войне Франция была разгромлена и перед Северогерманским союзом, перед Пруссией встала давно запланированная задача присоединения южно-германских государств.

Жестокие условия перемирия и мирного договора, навязанного Франции, свидетельствовали о том, что Бисмарк сумел удовлетворить основные экономические, политические и военные требования юнкерско-буржуазной и милитаристской империи. Отныне Бисмарк стал «кумиром господствующих классов — юнкерства и буржуазии, всех тех кругов, которые объединились под знаменем милитаризма, национализма и империи». [3, с. 83] Он стал «железным канцлером» Германии.

Итак, в данной главе мы рассмотрели шаги на пути к образованию Германской империи. На мой взгляд, можно по-разному оценивать осуществление процесса объединения Германии. Безусловно, методы объединения были достаточно жесткими, однако, в сложившейся в 1860−70-е годы в Германии ситуации, они были необходимы. Сам факт объединения, несмотря на антидемократичность его пути, был прогрессивным, так как он покончил с многовековой раздробленностью, устранил препятствия на пути к экономическому развитию страны, кроме того, создал новые условия и возможности для развертывания социально-политической борьбы, для подъема немецкого рабочего движения. Не следует преуменьшать и роль Отто фон Бисмарка в процессе образования Германской империи. Конечно, существовали объективные политические и экономические предпосылки к объединению германских государств, но без активного влияния субъективного фактора, коим и явилась политика Бисмарка, естественный процесс объединения германских земель мог осуществляться намного дольше.

Так или иначе, очевидно одно: образование Германской Империи качественным образом изменило политический баланс сил в Европе и оказало существенное влияние на дальнейшее развитие не только европейской, но и мировой истории.

3 Германская империя как организованный проект

Образование Германской империи открыло новую страницу в истории международных и дипломатических отношений Европы. Основная цель, к которой в течение многих лет стремился Бисмарк, была достигнута. Воссоединенная Германия превратилась в могучую державу, призванную играть большую роль на международной арене.

Провозглашение империи было назначено на 18 января 1871 года. День этот выбрали потому, что 18 января 1701 года бранденбургский курфюрст объявил себя прусским королем. (См. Приложение 2)

Церемония состоялась в Зеркальном зале королевского дворца в Версале, на территории побежденной Франции, и это выглядело как недостойное и безвкусное унижение для французов, отнюдь не украшавшее новое германское государство. [14,с. 261] Акт в такой форме был ничем иным как подтверждением полноты своей власти.

Так или иначе, прусский король Вильгельм I был провозглашен наследственным императором. В марте 1871 года открылся первый имперский рейхстаг и состоялись выборы. 16 апреля 1871 г. он принял конституцию, которая определяла государственное устройство Германской империи.

Следует отметить тот факт, что имперская конституция была составлена так, что закрепила в воссоединенной Германии гегемонию прусской монархии. В составе Германской империи остались 22 монархии со своими королевскими и княжескими династиями, потерявшими былую самостоятельность, и три вольных города: Любек, Бремен, Гамбург. Захваченные у Франции Эльзас и Лотарингия были включены в Германию как особая «имперская провинция», управляемая назначенным из центра чиновником.

Основной закон государства сохранил принципиальные положения конституции Северогерманского союза. Изменения были незначительны. Главное из них состояло в том, что прусский король признавался главой империи не как председатель федерации, а в качестве наследного монарха — германского императора. Император открывал и закрывал сессии палат, вносил законопроекты, обнародовал имперские законы, контролировал их исполнение; он назначал и увольнял должностных лиц, включая имперского канцлера; представлял империю в международно-правовом общении, заключал союзные и другие договоры с иностранными государствами — с согласия Союзного совета объявлял войну, кроме случаев нападения на империю. Императору принадлежало верховное командование армией и флотом, на него возлагалась ответственность за укомплектованность, размещение и обучение воинских подразделений, от императора зависело перемещение по службе и назначение командиров воинских соединений и офицеров генеральского звания или на генеральские должности. [13,с. 252−253]

Как мы видим, объем прерогатив императора делал его власть почти неограниченной.

Имперский канцлер возглавлял весь административный аппарат, являлся главой прусского правительства, председателем верхней палаты парламента. Канцлер также имел огромные полномочия. Без подписи канцлера были недействительны указы и акты императора. Канцлер не нес ответственности перед парламентом и не уходил в отставку в случае разногласий с Рейхстагом.

Законодательная власть принадлежала двухпалатному парламенту. Обе палаты (нижняя — Рейхстаг, верхняя — Союзный совет (Бундесрат)) лишь формально имели равные законодательные права.

Рейхстаг должен был олицетворять собой народное представительство объединенной Германии и стоять выше частных интересов отдельных государств. Но на самом деле он не выражал интересов народа. Хотя конституция предоставляла рейхстагу право законодательной инициативы, оно нивелировалось правом Союзного совета и императора накладывать вето на решения рейхстага.

Рейхстаг избирался первоначально на 3 года, а с 1888 г. — на 5 лет. Избирательным правом были наделены только мужчины, достигшие 25-летнего возраста, кроме военнослужащих, а также лиц, находившихся под опекой или получавших пособие по бедности. Женщины избирательных прав не имели. Конституция установила равные, прямые и тайные выборы. На практике избирательные округа обеспечивали перевес Пруссии, которой принадлежало 248 из 397 депутатских мест. Депутаты Рейхстага не получали жалованья или иного вознаграждения — это препятствовало демократизации депутатского корпуса.

Бундесрат не избирался, а составлялся из представителей государств, вошедших в империю. Из 58 мест (позднее 61), которые имелись в нем, 17 принадлежало Пруссии, 6 — Баварии, по 4 — Саксонии и Вюртембергу, по 1 — 3 — остальным государствам. Но все голоса от каждого государства подавались только совместно. Союзный совет по своим функциям фактически являлся представительным органом правительств отдельных германских государств, а не их народов. Союзный совет имел право издавать постановления относительно административного управления, дополнявшие законы ордонансы, выполнять обязанности государственного контроля. Совет избирал имперских судей, разрешал конфликты между входившими в империю государствами, а также споры по поводу толкования законов. 14, с. 254]

Союзный совет аккумулировал функции законодательной власти, исполнительного органа, аппеляционного суда и собрания представителей властей государств империи. Председателем Союзного совета был имперский канцлер; он же являлся и главой прусского министерства. Словом, Союзный совет был средоточием консервативных элементов, и руководящая роль в нем принадлежала прусскому юнкерству. Конституция имела внешние признаки парламентаризма, но германский народ больше, чем когда-либо, почувствовал на себе господство прусского юнкерства.

Подъем нового государства был обеспечен не только идеологически, но и экономически. Поступавшие в страну миллиарды французской контрибуции привели к настоящей горячке в деятельности новоиспеченных фирм и предприятий и к лихорадочным биржевым спекуляциям.

Свой облик изменило не только общество. На базе экономического триумфа Германия окончательно вступила на путь развития от аграрного государства к индустриальному. Там, где полвека назад можно было увидеть только деревни и маленькие сонные города, теперь возникали крупные индустриальные центры.

Так, Эссен в 1850 г. насчитывал всего 9 тыс. жителей, спустя полвека в нем проживало уже 295 тыс. человек. Железные дороги связали всю территорию империи, от Ахена до Кенигсберга, от Гамбурга до Мюнхена. Но по-прежнему сохранялись и даже усилились различия между промышленным Западом и аграрным Востоком. [9,с. 124]

Социальная структура нового общества оставалась многослойной. Ведущие политические позиции занимало дворянство, хотя его экономическая база -- сельское поместное хозяйство -- стремительно теряла свое значение. Наряду с группами образованной и чиновничьей буржуазии сложился слой предпринимателей, экономический столп империи. Существовала многочисленная мелкая буржуазия, ядро которой составляли ремесленники, жившие в постоянном страхе перед машинной конкуренцией и возможной перспективой оказаться в рядах пролетариата, а потому очень восприимчивые к антисоциалистическим и националистическим лозунгам. Наконец, имелась неуклонно растущая масса сельских батраков и фабричных рабочих, объединенных в организациях социал-демократии, а в католических регионах — вокруг новой партии Центра. [9,с. 125]

Несомненно, существовали и внутриполитические проблемы. Например, общенациональное примирение между различными слоями и классами немецкого общества. Бисмарк решал проблему следующим образом: слои, которые оказывались неинтегрируемыми в систему, изолировались от остального общества и рассматривались как «враги империи».

Молодая империя нуждалась не только во внутренней стабилизации. Ее геополитическое положение в центре Европы заставляло добиваться прочных позиций на мировой арене, тем более что другие страны рассматривали возрастание экономической мощи Германии как потенциальную угрозу своим интересам. Поэтому Бисмарк настойчиво пытался убедить остальные державы в том, что империя «насытилась», а бурный и агрессивный немецкий национализм находится под контролем государства. И таким образом, объединенная Германия только укрепляет европейскую систему.

Нельзя не учесть тот факт, что в течение двух десятилетий, со времени образования Германской империи вплоть до своей отставки, Бисмарк вел напряженную борьбу в области внешней политики. Франкфуртский мир, подписанный между Германией и Францией после окончания войны, стал основой внешней политики бисмарковской Германии. Канцлер стремился увековечить этот мир, так как он предоставлял Германии значительные привилегии в отношении Франции. Между тем мир еще более обострил противоречия, уже ранее существовавшие между этими державами. Присоединение Эльзаса и Лотарингии к Германии еще более усугубило пропасть между новой империей и ее западной соседкой.

Таким образом, Бисмарк всегда мог быть уверен в том, что в лице Франции любой враг Германии имеет потенциального союзника. Это выдвигало перед ним новую задачу: ослабить внутренние силы Франции и изолировать ее на международной арене. Отсюда его стремление предотвратить сближение между реваншистскими элементами Австрии и Франции. В большей мере отсюда же и его стремление укрепить отношения с Россией. Стремление к изоляции Франции и привело Бисмарка к необходимости поддерживать добрые отношения с царской Россией и габсбургской монархией.

В 1879 г. был заключен австро-германский союз, к которому позднее присоединились Италия и Румыния. Австро-германский союз был расширен привлечением к нему России и созданием в 1881 г. Союза трех императоров. В 1887 г. Германия заключила с Россией двусторонний «договор перестраховки», по которому стороны обязались сохранять дружественный нейтралитет в случае войны какой-либо из них с третьей страной, за исключением случаев нападения России на Австрию, а Германии — на Францию. [9,с. 129]

В союзе трех императоров Бисмарк стремился обеспечить международное положение Германии, сложившееся после Франкфуртского мира. Он стремился использовать не только свое политическое сближение с обеими империями, но и противоречия между ними. Не в меньшей мере он стремился использовать и более значительное противоречие между Россией и Англией, уже тогда развернувшееся на Ближнем Востоке и в Средней Азии.

В конце 80-х гг. всю систему бисмарковской политики, внутренней и внешней, его бонапартизм характеризует вступление в глубокий кризис. Стремясь укрепить свое положение, Бисмарк маневрировал в разных направлениях. Он пишет в своих мемуарах:

«Причины, по которым моя политическая совесть не позволяла мне уйти в отставку, лежали в другой плоскости, а именно — во внешней политике, с точки зрения как империи, так и германской политики Пруссии. Доверие и авторитет, которые я в течение долгой службы приобрел при иностранных и германских дворах, я не в состоянии был передать другим. С моим уходом этот капитал должен был погибнуть для страны и для династии». [1,т. 3, с. 50]

В 1890 г. Бисмарк получил отставку и должен был уйти. В этом следует отметить роль нового императора Вильгельма II, вступившего на престол в 1888 г., после стодневного правления своего отца, уже смертельно больного Фридриха III. Молодому и самоуверенному монарху всесильный «железный канцлер» казался обузой. Резкие расхождения между кайзером и канцлером обнаружились прежде всего в социальной сфере. Стараясь завоевать популярность, Вильгельм стремился сгладить социальные противоречия, а крайняя враждебность Бисмарка к социал-демократии казалась ему излишней.

Бисмарк должен был уйти потому, что в условиях быстрого капиталистического развития воссоединенной им Германии, уже успели вырасти глубокие классовые противоречия между усиливающимся рабочим классом и буржуазно-юнкерским блоком. Введенные им и существовавшие в течение 12 лет исключительные законы против социалистов, разумеется, никак не могли устранить эти противоречия. Противоречия среди правящих классов Германии слишком обнаружились, и своей экономической политикой Бисмарк не смог в полной мере удовлетворить стремление нарождающегося финансового капитала к экспансии на внешние рынки, к приобретению новых колоний. В условиях складывавшихся империалистических антагонизмов его внешняя политика начала претерпевать известного рода кризис. Он колебался между Россией и Англией, стремился использовать одну державу против другой и, в конце концов, подготовил такое положение, когда обе эти державы отказали империи в своей поддержке.

В целом, дипломатию Бисмарка в 80-е годы можно охарактеризовать следующим образом: в конце своей политической карьеры Бисмарк часто прибегал к сложным, негибким дипломатическим приемам, которые в большинстве случаев оказывались недостаточно эффективными в новых, динамичных политических условиях.

Заключение

Итак, в ходе данной работы мы проследили процесс образования Германской империи и выявили в нем роль Отто фон Бисмарка. Он оказал весьма существенное влияние на развитие Германии во второй половине ХIХ столетия: под его непосредственным руководством завершилось «железом и кровью» объединение германских земель и на политической карте Европы появилось новое влиятельное государство — Германская империя.

Огромный вклад Бисмарка в ее создание неоспорим. Борьба за образование империи потребовала от него решимости, смелости, энергии и выдающихся политических и дипломатических дарований.

К основным характеристикам политики Отто фон Бисмарка можно отнести: жесткость, зачастую сочетавшуюся с беспринципностью, прагматизм, сочетание дипломатических средств и применение военной силы; использование сложных военно-дипломатических конструкций. Так или иначе, без обладания всеми вышеперечисленными характеристиками достичь его цели было бы намного сложнее.

Бисмарк прошел много ступеней карьерной лестницы, прежде чем стал канцлером Германской империи: 1847−48 — депутат 1 и 2 Соединенных ландтагов Пруссии, 1851−59 — представитель Пруссии в бундестаге во Франкфурте-на-Майне, 1859−1862 — посол Пруссии в России, 1862 — посол Пруссии во Франции, сентябрь 1862 — призван королем Вильгельмом I на пост прусского министра-президента, 1867 — бундесканцлер Северо-Германского союза, 18 января 1871 — 1890 — имперский канцлер.

На пути к образованию империи произошли войны: австро-прусско-датская война 1864 г., австро-прусская война 1866 г., франко-прусская война 1870−1871 гг. В работе нами описан ход войн и их итоги.

Последняя глава описывает административно-территориальное устройство империи, характеризует руководящие органы, экономическое положение и социальную структуру общества, внутреннюю и внешнюю политику канцлера.

С уходом Бисмарка закончилась целая эпоха немецкой истории.

Германской империи не суждена была долгая жизнь. Не прошло и полувека с ее появления на свет, как она после поражения в первой мировой войне была сметена Ноябрьской революцией 1918 г. Но не следует пренебрегать тем фактом, что объединение, несмотря на антидемократичность его пути, было прогрессивным, так как устраняло препятствия к экономическому развитию страны.

Приложение 1

Объединение Германии 1866−1871 гг.

Объединение Германии 1866−1871 гг. [8]

Приложение 2

Провозглашение Германской империи

17 января 1871 г.

Обращение Вильгельма I к немецкому народу

Мы, Вильгельм, божьей милостью король Пруссии, ввиду единодушного, обращенного к Нам призыва немецких государей и свободных городов взять на себя императорское достоинство, 60 лет тому назад утратившее силу; принимая во внимание факт создания Германской империи; принимая во внимание, что ее создание предусматривалось и конституцией Северогерманского союза, сим объявляем, что Мы решили, исполняя свой долг перед объединенным немецким отечеством, внять этому призыву немецких государей и свободных городов и принять германское императорское звание.

Соответственно этому Мы и Наши наследники по прусской короне отныне будем носить титул императора во всех делах и сношениях Германской империи и, уповая на Бога, надеемся, что германской нации предстоит благодатное будущее в духе древнего величия нашего отечества. Мы принимаем императорское звание в сознании своего долга с подлинно немецкой верностью защищать права империи и ее членов, оберегать мир и независимость Германии, опираясь на объединенные силы ее народа. Мы принимаем это звание в надежде, что отныне немецкий народ в награду за свою тяжелую и мужественную борьбу сможет пользоваться длительным миром в границах, которые обеспечат нашей родине безопасность от новой агрессии со стороны Франции, безопасность, которой она в течение столетий была лишена. Да поможет Нам и Нашим наследникам по императорской короне Бог, чтобы величие Германской империи покоилось не на победоносных завоеваниях, а на благах и деяниях, приносимых миром, на основе национального процветания, свободы и благонравия.

Дано в главной квартире в Версале, 17 января 1871 года. [8]

Выверено по изданию: Сборник документов по истории нового времени. Экономическое развитие и внутренняя политика стран Европы и Америки. 1870−1914. Сост. П. И. Остриков, П. П. Вандель. М.: Высшая школа, 1989. С. 35. Пер. П. П. Ванделя.

Библиографический список

1. Бисмарк, О. Мысли и воспоминания в 3 т. / О. Бисмарк. — М.: ОГИЗ, 1940.

2. Болдырев, Н.Ф. А. Македонский и Ю. Цезарь. Кромвель. Ришелье. НаполеонI. Бисмарк / [Сост., общ. ред. Н. Ф. Болдырева. — 2-е изд. — Челябинск: Урал, 1998. — 534с. ]

3. Ерусалимский, А. С. Бисмарк. Дипломатия и милитаризм. / А. С. Ерусалимский. — М.: Издательство А Н СССР, 1968. — 604с.

4. Людвиг, Э. Бисмарк. — М. ЗахаровНазрань: АСТ, 1999. — 479с.

5. Людвиг, Э. Последний Гогенцоллерн (Вильгельм II) / Перев. с немецк. В. С. Вальдман. Предисл. К. Шелавина. — Л.: изд-во «Красная газета», тип. им. Володарского, 1929. — 316 с.

6. Нарочницкая, Л. И. Россия и войны Пруссии в 60-х годах ХIХ в. за объединение Германии./ Л. И. Нарочницкая. — М., 1960.

7. Ненахов, Ю. Железом и кровью / Юрий Ненахов. — Мн.: ООО «Харвест» М.: АСТ, 2002. — 651с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой