Природа и экология в философии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ГОУ ВПО «Курский Государственный Медицинский Университет»

Кафедра философии

РЕФЕРАТ

по философии на тему:

«Природа и экология в философии»

Выполнил: Шульгинов

Антон, 2-БТ, 1 группа

Проверил: Немеров

Евгений Николаевич

Курск, 2009

Онтология -- исторически и логически первый раздел любой мало-мальски систематической философии. Этот её раздел стремится выявить первоначала всего сущего, дать окружающей человека действительности предельно общие определения. По сути, это прежде всего философия природы (в том числе природных начал человека, его телесного существования и природной среды жизни общества).

Этимология термина «природа» в большинстве языков -- от корня «род», т. е. начало, исток, откуда всё порождается, происходит. Сравните греч. «phisis» от «phyein» -- возникнуть, быть рождённым; лат. «natura» -- от «nasci» (то же самое); общеслав. «род», «рiд», «ред» -- от глагола со значениями «кормить, растить, поднимать» (однокоренные слова «урожай», «родник», «рожа», «рожь» и т. п.) Так человек рождён природой в том смысле, что представляет собой её производную частицу и постоянно черпает из неё материально-энергетические ресурсы своего существования.

В термине «природа» сочетаются несколько понятий:

-- вся до- и внечеловеческая реальность -- внешний мир, Вселенная и т. п. синонимы предельно универсального содержания; в этом смысле так называется совокупность всех без исключения вещей и процессов, бытие (появление и существование) которых никак не зависит от людей, их воли и их деятельности;

-- непосредственно и объективно окружающая человечество среда его обитания, неорганическая и живая, так или иначе испытывающая на себе его влияния (ландшафт, доступные недра Земли, атмосфера и гидросфера, климат, флора, фауна в их биоценозах);

-- производный от только что отмеченных, но разнопорядковый с ними смысл того же самого слова -- сущность чего-либо, самое главное в чём бы то ни было от начала до конца его существования (допустим, биохимическая сущность организма, подлая сущность плохого в моральном плане человека и т. д.).

Понятие бытия шире понятия природы потому, что кроме объективного бытия природы, существует другое -- субъективное бытие человеческого духа. Природа и дух исчерпывают собой всевозможное бытие, за их пределами больше ничего нет (по определению, принятому для данных философских категорий). Дух в виде психики, Разума и его интегральных производных -- культуры, цивилизации, с одной стороны, и природа «как совокупность всех вещей, поскольку они могут быть предметом наших чувств и нашего опыта» (И. Кант), с другой, во многом полярны, диаметрально противоположны по способам своего существования, структуре и функциям, но в то же самое время они тесно взаимосвязаны.

Характер их связи по-разному трактуется представителями различных философских и богословских направлений. Анимизм, напомню, одухотворяет природу по прямой аналогии с человеком, делает из неё объект поклонения. Для анимиста нет границы, разницы между человеком и природой. Теизм (от греч. theos -- Бог) мысленно вырывает пропасть между вечным и всесильным -- божественным Духом и вторичной, низкой природой, которая вся представляет собой лишь тварное осуществление Божественного промысла. Объективный идеализм трактует природу как временно скрытый и бессильный Дух. Только с появлением человека и общества Дух достигает высот своего самоопределения. Пантеизм отождествляет Природу и Бога. Деизм рассматривает Бога в роли «часовщика"-конструктора природы, чей «механизм» после божественного «завода» идёт сам собой. Материализм считает дух порождением природы, венцом её «творения». Субъективный идеализм (солипсизм) признает единственной реальностью субъективный мир ощущений и мыслей отдельной личности; вне души на самом деле якобы ничего не существует. Правда, классик солипсизма, епископ Дж. Беркли (1684−1753) оговаривал, что все вещи мира существуют в восприятии Бога и потому реальны и для всех нас, суть отпечатки в нас божественного духа.

Надо признать, что в каждой из этих мировоззренческих позиций, если разобраться, есть определённый резон, с помощью которого поддаются решению те или иные из самых трудных проблем современного естествознания (т.е. природоведения). Но наиболее логична и продуктивна в отношении естествознания материалистическая позиция, которой я в дальнейшем и постараюсь придерживаться. Однако сделаю оговорку, что применительно к вопросам культуры, духовности, человеческой истории мне представляется более справедливой точка зрения идеализма или же (в иных случаях) эклектики, точнее плюрализма, т. е. в данном случае сочетания материалистических тезисов с идеалистическими.

Материалистическое понимание природы вовсе не исключает романтики её мысленного соотнесения с человеком, даже её одухотворения нами. Человек всегда черпал из «общения» с природой, дикой и окультуренной, жизненные силы, вдохновение для собственного творчества. Мы понимаем поэта, написавшего об этом так:

Если я заболею, к врачам обращаться не стану.

Обращусь я к друзьям (Не сочтите, что это в бреду):

постелите мне степь, занавесьте мне окна туманом

в изголовье поставьте ночную звезду.

Порошков или капель -- не надо. Пусть в стакане сияют лучи.

Жаркий ветер пустынь, серебро водопада -- вот чем стоит лечить.

От морей и от гор веет вечностью, веет простором.

Раз увидишь -- почувствуешь: вечно, ребята, живём.

Не больничным от вас уходу я, друзья, коридором,

Ухожу я, товарищи, сказочным Млечным Путём.

Ярослав Смеляков.

Следующее из важнейших онтологических понятий -- материя. В дословном переводе с латинского материя означает вещество. Так это слово и производные от него выражения и понимаются внефилософским сознанием (материально на первый взгляд то, грубо говоря, обо что можно постукаться, что возможно ощутить, потрогать, измерить и т. д.).

Философское определение материи предполагает его сопоставление с понятием природы. Они близки, но не одинаковы. Короче всего сказать так, что философская категория «материя» выражает внутреннее единство всей природы, её скрытую сущность; некие основания, объединяющие собой всё бесконечное разнообразие природных явлений. Понятие материи абстрактнее (т.е. отвлечённее от всего непосредственно данного), а потому оно беднее определениями, чем природа. Зато понятие материи глубже понятия природы, которое обнимает собой все возможные проявления объективного бытия.

С учётом сказанного, можно предварительно определить материю как мыслимую саму по себе объективную реальность. Подробнее эта категория разбирается в следующей лекции.

Близко к понятию материи понятие субстанции (от лат. «sub» -- под, в основе + «sto» -- стоять, существовать = подоснова, глубинная сущность, сохраняемая при всех возможных изменениях). С материалистической точки зрения эти понятия просто совпадают: материя есть субстанция природы. С религиозно-идеалистических же позиций субстанцией бытия выступает Дух и его производные в виде Бога-творца или Мирового разума и т. п.

Структурность природы, тот факт, что она подразделяется на разные по характеру бытия уровни и сферы, выражают такие онтологические понятия, как мир, Вселенная (по-гречески космос), Галактика. Они то и дело применяются при изложении проблем разных естественных наук и медицины, а также средствами массовой информации, поэтому лучше их не путать.

Мир в онтологическом смысле -- упорядоченная внутри себя часть материи, отличающаяся от других её частей-миров типом законов и размерами объектов (есть микро-, макро- и мегамиры; пространство/время за пределами нашей Вселенной организовано в другие миры; мир природный -- материальный, а мир человеческой души -- идеальный; мир культуры -- объективно-субъективный; т.д.).

Как видно, внешний мир природы соотносится с внутренним миром человека, т. е. его душой-психикой и сознанием, коллективной психологией всего общества, больших социальных групп. Так макрокосм природы гармонирует с микрокосмом души.

Космос же не ограничивается нашей Галактикой, т. е. Млечным путём (звёздной системой, куда входят Солнце со всеми планетами). Астрономическая модель космоса различает в нём другие галактики -- звёздные системы различного вида (спиральные, эллиптические, неправильные и т. д.), так же как и наша Галактика состоящие из звёзд, газовых и пылевых туманностей и прочего рассеянного между звёздами вещества. Когда понятие «Вселенная» пишется с заглавной буквы, имеется в виду наша -- солнечная Галактика, а когда со строчной -- одна из прочих вселенных, т. е. звёздных систем.

И страшным, страшным креном

К другим каким-нибудь

Неведомым вселенным

Повёрнут Млечный путь

Б.Л. Пастернак

Перечисленные понятия философской онтологии -- природа, материя, космос -- обладают важным мировоззренческим и методологическим значением. Оно, прежде всего, заключается в осознании факта их предельности. За ними ничего нет. Отражаемые этими понятиями реалии самодостаточны. Они существуют объективно, сами по себе и так к ним должен относиться человек работающий, исследующий, мыслящий. Объективный подход к природе в целом предполагает её вечность и бесконечность. Природа как таковая пребывает без начала и конца, без первопричины и единой цели. По мудрым словам Бенедикта Спинозы, «природа есть причина самой себя» («natura causa sui est»). «Логика» природы внечеловечна, чужда цели, плану, смыслу. Все эти характеристики возникают применительно к деятельности человека и характеризуют только её. Смысл привносят в материал природы сами люди, эти смыслы составляют их культуру. О природе же, её событиях и процессах бесполезно спрашивать: «Зачем?» Уместен лишь вопрос: «Почему?» (беспричинных явлений в природе нет, хотя типы причинной детерминации сильно варьируются в мега-, макро- и микромирах).

Например, конфигурация созвездий на ночном небосклоне придумана уникальным по своей субъективности взглядом человека с определённой точки Земли. «На самом деле», вне фантазийного осмысления показаний зрительных рецепторов, никаких «знаков Зодиака» в природе нет. А «астрологи» -- всего лишь артисты, шуты, торговцы всеобщими предсказаниями, для кого-то -- психотерапевты. Успех или неудача человеческой деятельности в первую очередь зависят не от подобных, кому-то симпатичных выдумок, а от более или менее реалистического понимания собственных законов и принципов самой природы, её закономерностей и случайностей.

Наивный анимизм и умудренный идеализм, религия приписывают природе творца, хозяина, конечную цель -- по мифологического типа аналогии с такими же атрибутами человеческого существования. В составе культуры подобные мировоззренческие операции могут быть полезны людям как своего рода анестезия их интеллекта, духа перед пугающим лицом исполинского, необъятного мироздания. Однако в области естествознания, техники, медицины профессионалы должны быть настроены в отношении природы объективно, искать её имманентные (внутренние) законы, а не приписывать ей упрощенно-антропоморфные черты, как это делают обыватели. Да и тем не мешает лучше учиться основам естествознания в школе.

Скромный, но массовый пример: отношение к домашним животным. Многие горожане склонны во всём уподоблять их людям, не делая различий между возрастами, породами, индивидами, условиями содержания собак, кошек и т. п. «меньших братьев» человека. Из-за непонимания того, чем европейские овчарки, скажем, отличаются от азиатских (первые -- собаки для управления стадом; вторые -- только для защиты пастуха); почему ласковый со всеми своими хозяевами щенок года в 2−3 начинает рычать на всех по очереди членов семьи, стремясь занять более высокое положение в «стае», т.п. казусов происходят разочарования, а то и трагедии (когда собака, чья порода выведена селекционерами для силовой защиты, в неумелых руках нападает на самого хозяина или случайного прохожего). Хорошо ещё, если в результате гибнет только животное, от которого наивные и неумелые владельцы вынуждены избавиться.

По тому, какую собаку заводит себе человек, нередко можно многое понять в нём самом. Псы крупного размера, бойцовских пород (питбули, стаффордширы, ротвейлеры, доберманы и т. п.) чаще всего свидетельствуют о душевной неуверенности своих хозяев. Их заводят многие агрессивные мужчины и женщины, которым на работе достались вторые роли. Жесткошёрстные эрдели, фоксы, скотчи, вельши и прочие терьеры обычно сопутствуют людям интеллигентного облика. Пушистые колли, спаниели, пудели могут указывать на склонность к семейному уюту. Овчарки служат многим из тех, кто склонен к дисциплине и порядку. В общем, домашние животные, в первую очередь собаки, компенсируют многим людям то, чем они обделены в отношениях с другими людьми. Даже те из нас, кто не позволяет себе завести никакого питомца-зверёныша, нередко этим самым выдают собственную душевную неустроенность, личностную неприкаянность.

Сказанное, однако, не должно приводить к полному очеловечиванию зверей, даже вполне приручённых, их уравниванию с человеком. Если хочешь сделать собаку счастливой -- накорми и прогуляй её. Когда у известного киноартиста, страстного любителя собаководства, журналисты попросили дать его определение счастья, он ответил: «Быть собакой Алана Делона». И продолжил свою мысль: «Разве могут люди планеты договориться друг с другом, когда нам трудно договориться с консьержем или соседом? Я не говорю о семейных отношениях. Вся проблема сводится как раз к тому, что отличает нас от животных. Животное более человечно. Я предпочитаю иметь дело с животным, действующим инстинктивно, без расчёта и всегда находящим наиболее подходящее решение».

Именно адекватное видовому инстинкту животного обращение с ним даёт человеку уникальную возможность компенсировать издержки технического прогресса, урбанизации, вернуть себе сопричастность живой природе. Как выразил это поэт:

Пёс! Никто не брал тебя всерьёз,

Но спасал, когда нас забывал

Человек по имени Христос,

Человек породы сенбернар…

А.А. Вознесенский

Признаки, отделяющие неорганическую природу от живой, составляют философскую проблему. Специфика жизни и живого может быть раскрыта в следующих положениях:

-- обмен веществ организма со средой (дыхание, питание, раздражимость, активность, размножение, рост, кончина);

-- самоорганизация организмов в соответствии с их генетически заданной программой, генно-хромосомной матрицей;

-- эволюция организменных объединений в их борьбе за существование, наследственной изменчивости и мутационных ответах на вызовы внешней среды.

В естественнонаучном смысле этого понятия жизнь не может быть сведена ни к одному из перечисленных признаков по отдельности, ни к указанию на её специфические носители (вроде белков и нуклеиновых кислот). Современные определения жизни как самовоспроизводящегося процесса сочетают идею обмена веществ с организационной, информационной и эволюционной трактовками. Обмен веществ -- необходимое условие поддержания и воспроизведения необходимой для жизни структуры, специфичной для каждого вида организмов. С разрушением определённой структурной организации жизнь прекращается. Специфичность структуры обусловливается и поддерживается информацией, содержащейся в размножающихся матричным путём генетических программах. Ошибки их копирования (мутации) порождают разницу особей одного вида, в том числе по части приспособленности к условиям среды. Разнокачественность организмов создаёт предпосылки для естественного отбора. Его результатом служит или усложнение (ароморфоз), или упрощение (дегенерация) или стабилизация (идиоадаптация) организмов в среде их обитания. В итоге, осуществляемый на основе обмена веществ матричный синтез и следующая за ним эволюция видов в своей совокупности отличают живую природу от неживой.

Гипотезы о возникновении жизни сводятся к двум точкам зрения:

во-первых, о её земном, скачкообразном происхождении из усложненных неорганических капель-«кооцерватов» -- по А. Н. Опарину (1894−1980) -- в уникальных условиях первичного океана Земли;

а, во-вторых, концепция «панспермии» Сванте А. Аррениуса (1859−1927) и В. И. Вернадского (1864−1945), т. е. метеоритном заносе простейших форм жизни на Землю из космоса (последние исследования бактерий на метеоритах, извлечённых из арктических льдов, вроде бы подтвердили такую возможность).

Перспективы развития живой природы служат предметом философских споров. Крайние точки зрения на сей счёт -- оптимистическую и пессимистическую -- выразили в своих известных теориях два русских ученых -- В. И. Вернадский (основоположник биогеохимии) и И. С. Шкловский (астрофизик).

Взгляды Владимира Ивановича Вернадского, получившие значительную популярность, вкратце сводятся к следующему. Развитие жизни на Земле привело к появлению биосферы. Она состоит из живых организмов, соотнесённых с ними косных природных тел и бионосных образований, продуктов длительной жизнедеятельности организмов (почв, ила, планктона, атмосферы, т.п.). Хотя живое вещество составляет всего 0, 01% массы неорганики в пределах Земли, его влияние на природу приобрело космический масштаб. Главное последствие такого воздействие -- появление ноосферы, т. е. сферы разума. Изобретённые и произведённые людьми с помощью разума продукты жизнедеятельности человечества, -- техника, технология, промышленность, в свою очередь, с переходом 5−7 тыс. лет назад к производящему хозяйству приобрели геологический размах и всё ускоряющимися темпами меняют земную и околоземную природу. В её эволюцию, таким образом, включился антропогенный фактор. Он действует быстрее и во многом сильнее самой природы. Причиняя природе значительный вред, ноосфера, вместе с тем, открывает перед человечеством небывалые возможности сохранения и улучшения природы ради прогресса человеческого общества. Планетарное мышление, отвечающее ноосферной логике, предполагает системный анализ наукой проблем экологии; международное сотрудничество в политике, экономике, культуре; приоритет общечеловеческих ценностей над региональными, этническими, государственными.

В изложенной -- ноосферной позиции есть много здравых соображений, часть из которых уже реализована сообществом наций, а другая стоит на очереди. Однако версия В. И. Вернадского отличается чертами наукообразного фатализма (недооценка возможностей досрочной катастрофы) и излишнего оптимизма (пока не придумано эффективных рецептов решения глобальных проблем и экологическая ситуация на Земле быстро ухудшается). Его идея автотрофности человечества -- которое продолжает своей деятельностью во взаимодействии с Космосом важнейшую функцию всякого живого вещества по перекачке энергии к земной поверхности и её аккумуляции -- повлияла не только на благородную практику дальнейшего освоения природы, но и на новейшие модификации дурного мистицизма (выдумывающего «родство» каждого индивида с «космической энергией», утопии по созданию метасистем «Земля -- Общество -- Космос» и т. п. преувеличения). Наконец, политическая практика наших дней ставит под сомнение возможности реализации неких идеалов, общих для всего человечества. В действительности, каждый народ и особенно содружества близких по уровню развития и геополитическим задачам стран явно или тайно проводят собственные интересы -- в ущерб всем прочим государствам и народам. Именно это имеет в виду набирающее в мире силу движение против глобализации мировой экономики и политики.

Концепция Иосифа Самуиловича Шкловского исходит из противоположных идее ноосферы посылок. Радиолокационные и с помощью летательных аппаратов поиски жизни на других планетах не дали никаких результатов. Пока? Или уже? В доступном современной космонавтике пространстве найдены до сих пор только весьма отдаленные предпосылки возникновения элементарной жизни. Такие, какие были на нашей Земле миллиарды лет назад. Возникнут ли на каких-то планетах Солнечной системы элементарные формы жизни (вроде бактерий), или нет, никто не в состоянии предсказать. А уж эволюция к высшим формам жизни выглядит и вовсе фантастично, равно как и кабинетные предположения о возможностях развития жизни в альтернативных земным формах. Скорее всего, жизнь и тем более разум -- уникальное именно для Земли явление во Вселенной. Человек -- нигде и никогда неповторимый мутант биосферы. Единственно возможный вид, наделённый разумом, он быстро осваивает всю биосферу, становится монополистом по части потребления жизненных ресурсов. Исчерпав их земные запасы, человечество устремляется в ближний космос и через какое-то время распространит и туда свои экологические проблемы (загрязнение среды, дефицит источников энергии, накопление вооружений, перенаселение в одних местах и вырождение в других, повреждения собственного генома и необычные по темпам развития и смертоносности заболевания вроде СПИДа, вируса «Эбола» и т. п. -- всё это живописано в книгах и фильмах апокалиптического типа -- «Звёздных войн» Дж. Лукаса, «Мерзейшей мощи» К. С. Льюиса, «Левой руки тьмы» Урсулы Ле Гуин и т. п.). Если наука и техника будут развиваться теми же темпами, что сейчас, то лет через 1000 человек исчерпает вещественные и энергетические ресурсы всей Солнечной системы. На подобное поглощение Галактики, коли наука позволит совершить и это, потребуется 10−15 миллиардов лет. Таким путём, в конце концов, разум погубит человечество и, значит, самое себя ещё прежде того, как погаснет наше Солнце, которому суждено через 200 миллиардов лет после выгорания всех запасов гелия превратиться сначала во взрывающегося «красного гиганта», а затем в остывшего «чёрного карлика».

Хотя верить прогнозу И. С. Шкловского не хочется, объективный анализ экологической ситуации даёт больше фактов именно в его пользу. По данным главного в мире центра экологического прогнозирования -- Римского клуба, если не принять радикальных мер по ограничению темпов роста цивилизации, уже к концу XXI века неминуема глобальная для Земли катастрофа. В её результате люди или вымрут, или деградируют обратно в дикую природу, за пределы цивилизации под влиянием резкого ухудшения климата и прочих катаклизмов, признаки которых заметны уже невооруженным глазом (озоновые дыры в атмосфере; парниковый эффект в гидросфере; ядерные войны за топливные, продовольственные запасы; и т. п. Об этом, повторяю, неплохо написали в своих романах С. Лем, братья Стругацкие и прочие фантасты).

Такого рода проблемы именуют глобальными -- по двум причинам. Во-первых, эти проблемы возникают уже не в результате отклонения от пути развития общества, как раньше (эпидемии, войны, революции), а в результате самого этого закономерного развития (промышленности, военной и прочей техники, т.п.). Поэтому их нельзя ослабить и тем более решить, ни продолжая это развитие без корректив, ни тормозя этой развитие. Во-вторых, если не взяться за их решение всеми доступными человечеству средствами, они уже в обозримом будущем будут угрожать самому существованию человеческого рода, а не просто отдельных регионов его проживания, не только снизят уровень жизни, но покончат с ней вообще. В-третьих, сколько-нибудь эффективно решать глобальные проблемы возможно лишь на путях международного сотрудничества, по сути, в масштабах всей Земли. Ведь вирусы смертельных болезней, радиоактивное заражение, дефицит ресурсов и т. п. напасти не знают границ между народами и государствами.

Глобальные проблемы современного человечества можно сгруппировать следующим образом:

а) экологические -- загрязнение, вообще повреждение окружающей среды (воздуха, водных потоков, флоры и фауны, т.д.);

б) ресурсные -- истощение природных ресурсов (источников энергии, др. минерального сырья);

в) военные -- накопление ядерных, химических и т. п. вооружений, угрозы их применения в локальных конфликтах и Третьей мировой войне;

г) демографические -- перекосы в структуре народонаселения (постарение и сокращение населения в одних регионах, одних этносов; неконтролируемый рост рождаемости, не обеспеченный средствами к существованию, в других);

д) медицинские -- генетические изменения массового масштаба, резкое увеличение обычных (ишемия, онкология и т. д.) и новых (иммунодефицит, аллергия, т.п.) заболеваний, особенно тех, что развиваются ураганными темпами и против которых еще не открыто эффективных лекарств.

Наиболее вероятный сценарий будущего сочетает в себе оптимизм Вернадского и пессимизм Шкловского. Пропорция улучшения и ухудшения, а главное -- темпы последнего будут зависеть от самих людей. И от политиков, и от так называемого «маленького человека». Если этот последний не изменит своего потребительского, а нередко просто варварского отношения к природе, то его, т. е наших детей и внуков «хата» будет стоять с краю очередных чернобылей, злокачественных новообразований, элементарного голода и всепроникающего холода.

Термин «экология» (от греч. «oikos» -- дом, обиталище) предложил в 1866 г. немецкий биолог Эрнст Геккель. Эта наука прошла несколько рубежных этапов в своем развитии. Биологическая экология изучает взаимоотношения живых организмов между собой и с физической средой их обитания. В середине XX в. появляется новая -- социальная экология, рассматривающая взаимосвязи человеческого общества и природы, методы и сроки решения глобальных проблем мировой цивилизации. К этим междисциплинарным наукам в наши дни добавилась идеологическая экология -- политика и этика спасения человеческого рода от внешних и внутренних угроз его существованию на Земле.

В современной экологии можно усмотреть как пользу, так и вред для решения глобальных проблем. Движение «зелёных» в политике и общественной жизни имеет неоспоримые заслуги, но и оно небезупречно. Пользы от активной борьбы за «зелёный мир» больше и заключается она примерно в следующем:

-- экспертиза и прогнозы состояния природной среды позволяют отдельным субъектам общественного развития вносить своевременные коррективы в свою жизнедеятельность ради спасения биосферы;

-- международное сотрудничество помогает как-то сдерживать глобализацию экологического кризиса;

-- благородные принципы биологической этики, «благоговение перед жизнью» (Альберт Швейцер) постепенно внедряются в культурную традицию всё большей части населения разных стран. «Я жизнь, которая стремится выжить внутри другой жизни», -- вот стратегия выживания человечества по тому же А. Швейцеру, выдающемуся немецкому врачу и философу.

Не надо обманываться кажущейся беззащитностью природы или чересчур восхищаться её гармоничностью. Напомню тезис насчет её внечеловечности. Хотя природа чаще всего не в состоянии отомстить своему непосредственному обидчику, она рано или поздно воздаст по заслугам всем людям. К ним она бывает не только добра, но и безжалостна. Так, лакомящийся лесными ягодами ребёнок может быть тут же разорван на части хищными обитателями того же леса.

Если неорганическая природа бесчувственна, то этого нельзя сказать о живых существах. Они часто страдают и умирают по вине человека. Но жалость к живой природе должна оставаться на почве реальности, иначе она оборачивается безжалостностью по отношению к людям. До тех пор, пока человечество питается мясом животных, потребляет другие природные ресурсы, их уничтожение в меру разумных потребностей неизбежно и необходимо. За жалобами на жестокость человека по отношению к природе нередко скрывается вульгарный паразитизм, стремление загребать жар чужими руками -- охотников, фермеров, инженеров, учёных и т. п. специалистов, обеспечивающих людей всем необходимым для жизни.

У экологической пропаганды сегодня имеются и негативные последствия:

-- глубокий экологизм ставит природу выше человека и предлагает уравнять права на защиту всех форм жизни без исключения, что явно нереалистично и даже издевательски звучит по отношению к людям;

-- попытки всю природу сделать заповедником деформируют психику и мораль, душу и тело новых поколений людей, которые отлучаются от активного взаимодействия с природой; запрет охоты, проповедь вегетарианства, ограничение туристических путешествий, научных опытов над животными, отказ от меховой одежды, т.п. барьеры между человеком и природой приведут к худшим проблемам, нежели неизбежные потери части биосферы в ходе подобных акций;

-- порой экологическими мотивами маскируются корыстные интересы малой части населения в глазах остальных (власть имущие разных стран склонны тайком использовать заповедные части природы в собственных целях -- отдыха, развлечения, прибыли);

-- испуг людей перед радио-, химио-, озоно- и т. п. фобиями нередко бывает вреднее для их здоровья и качества жизни вообще, чем сами по себе неблагоприятные факторы природной среды.

В области здравоохранения это наглядно видно на таком примере, как противопоставление официальной, профессиональной медицины «медицине» народной, нетрадиционной, паранаучной. Дескать, доктора с дипломами только калечат пациентов, провизоры их травят своими лекарствами, мало чем могут им помочь, а вот самозванные «целители» способны вершить чудеса и спасать безнадёжных больных. В действительности, знахарям способны поклоняться или безнадежно больные, верящие в чудо пациенты; или, напротив, тёмные, малокультурные больные, многие из которых склонны преувеличивать свои страдания; или же практически здоровые, но скучающие без заботы о своём здоровье типы. При лечении травами и прочей натуропатией чаще всего невозможно разделить терапевтический и побочный эффекты. Русское слово «отрава» не случайно происходит от слова «трава». Экзотические виды врачевания (гомеопатия, акупунктура, «уринотерапия» и проч.) базируются почти исключительно на самовнушении или просто времени, за которое организм возвращается к норме гомеостатическим путём. Дом без всяких лекарств и справочников по их грамотному применению выйдет похуже дома, где близких пичкают таблетками по всякому поводу и без повода.

Заключение

В итоге рассмотрения природоохранной проблематики следует предпочесть гуманные и реалистичные модели соразмерной людям экологии, где учтены и согласованы разумные потребности общества с условиями возобновления природных ресурсов их удовлетворения; различных групп населения, регионов Земли; отдельных направлений человеческой деятельности; нынешних и следующих (в обозримом будущем) поколений.

Литература

1. Введение в философию. М., 2003 (Разд. II. Гл. 1 «Бытие»; гл. 3. «Природа»).

2. Ермакова Е. Е. Философия. М., 2004 (Гл. II «Философия о мироустройстве, или онтология»).

3. Спиркин А. Г. Философия. М., 1999 (Гл. 9 «Учение о бытии»).

4. Азимов А. Марс. Луна. Галактики. Звезды. Солнце. Занимательная астрономия. М., 2003.

5. Ахутин А. В. Понятие «природа» в античности и в Новое время. М., 1988.

6. Вернадский В. И. Философские мысли натуралиста. М., 1988.

7. Винер Д. Р. Экологическая идеология без мифов // Вопросы философии. 1995. № 5.

8. Ичас М. О природе живого: механизмы и смысл. М., 1994.

9. Марков Б. В., Солонин Ю. Н., Шилков Ю. М. Жизнь как предмет философских размышлений // Социально-политический журнал. 1996. № 4.

10. Новиков Г. А. Очерки истории экологии животных. Л., 1980.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой