Постиндустриальное общество: концепции и реальность

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Основные подходы к определению постиндустриального общества

1. История учений о постиндустриальном обществе

2. Принципы и признаки постиндустриального общества

3. Кризис индустриализма и его осознание в философии ХХ века

Глава 2. Основы постиндустриального общества в России

1. Россия и основные показатели становления постиндустриального общества

2. Структура российской экономики

Заключение

Список литературы

Введение

Актуальность темы исследования обусловлена общим мировым гуманитарным прогрессом и вниманием современной науки к ценностной проблематике, к созидательной деятельности человека в обществе.

Данное исследование актуально растущим усилением проблемы уникальности и постоянства индивидуального существования человека. Волна инноваций, захватывающая общество, требует умения личности ориентироваться в потоке информации, с необходимостью взывая к обретению собственной жизненной позиции.

Теория постиндустриального общества сегодня является одной из наиболее распространенных концепций, которые позволяют наиболее адекватно осмыслить масштабные перемены, происходящие последние 30 лет. Анализ истории становления постиндустриального общества был проведен на материалах трудов 60−70-х годов западных и американских исследователей.

Суть постиндустриализма формулирует В. Г. Хорос: «Родоначальник концепции постиндустриализма Даниел Белл, уже в начале 70-х годов указал на определенные черты складывающегося нового общественного устройства. Если в доиндустриальную эпоху главным производственным ресурсом была мускульная сила, в индустриальную — машинная техника, то на постиндустриальной стадии таковым ресурсом становится знание, интеллект.

Целью здесь является не количество произведенных благ, но их качество, и шире — качество жизни. Человеческая деятельность все более обретает духовное измерение. Физический труд уступает место умственному. Рутинные рабочие функции сменяются творческими. Не «салариат» (наемные работники), а «когнитариат» — ученые, инженеры, специалисты, достаточно независимые благодаря своему интеллектуальному уровню, — становятся лидирующей силой общества и творцом перманентных технологических новаций"[1].

Для раскрытия данной проблемы необходимо решить следующие задачи: выявить теоретико-методологические подходы к определению постиндустриального общества, в частности: эволюцию научных идей о постиндустриальном обществе и главные принципы и признаки постиндустриального общества, а также определить основные направления формирования постиндустриального общества, в частности: показатели становления постиндустриального общества и основные проблемы России к переходу к постиндустриальному обществу и т. д.

Глава 1. Основные подходы к определению постиндустриального общества

1. История учений о постиндустриальном обществе

Истоки понятия «постиндустриальное общество» вряд ли могут быть определены с достаточной точностью. С большой вероятностью можно утверждать, что термин «постиндустриализм» был введен в научный оборот А. Кумарасвами, автором ряда работ по доиндустриальному развитию азиатских стран. Впоследствии, с 1916 или 1917 года, он достаточно активно использовался теоретиком английского либерального социализма А. Пенти, который даже выносил его в заглавие своих книг, обозначая таким образом идеальное общество, где принципы автономного и даже полукустарного производства оказываются возрождены ради преодоления конфликтов, присущих индустриальной системе. В 1958 году американский социолог Д. Рисман реанимирует термин «постиндустриальное общество», используя его в заглавии одной из статей, получившей благодаря этому широкую известность, но носившей относительно частный характер. В 1959 году профессор Гарвардского университета Д. Белл, выступая на международном социологическом семинаре в Зальцбурге (Австрия), впервые употребил понятие постиндустриального общества в широко признанном теперь значении — для обозначения социума, в котором индустриальный сектор теряет ведущую роль вследствие возрастающей технологизации, а основной производительной силой становится наука. Потенциал развития этого общества во все возрастающей степени определяется масштабами информации и знаний, которыми оно располагает. Однако с середины 70-х годов акценты сместились на поиск более частных терминов, подчеркивающих одну или несколько важнейших тенденций в социальном развитии. Наиболее широкое признание получило понятие информационного общества. Можно назвать и некоторые другие понятия, основывающиеся на отдельных якобы фундаментальных признаках современного общества, которые, однако, оказываются при внимательном анализе весьма поверхностными и несущественными. О научной несостоятельности поиска основных принципов и отношений, способных полно и комплексно определить характер нового общества, свидетельствует все более общий характер предлагаемых понятий; в частности, отмечались даже попытки рассуждать об «активном» или «справедливом» обществе. Весьма показательно замечание известного популяризатора современных социальных теорий О. Тоффлера о том, что все ранее предложенные определения будущего социума, в том числе и данные им самим, не являются удачными[2].

На фоне всех известных определений понятие постиндустриального общества оказывается наиболее совершенным. Оно акцентирует внимание на том основном качестве, которое преодолевается в формирующемся обществе, а именно — на индустриальной природе прежнего способа производства. Кроме того, использование этого понятия предполагает, пусть в неявном виде, что определяющие признаки нового строя невозможно четко назвать и достаточно полно описать, пока сам этот строй не достигнет известной зрелости. Именно поэтому данный термин стал с середины 70-х годов употребляться гораздо чаще прочих. В немалой степени его широкому признанию способствовал выход в свет в 1973 году книги Д. Белла «Грядущее постиндустриальное общество», которая и по сей день служит глобальным обоснованием методологической парадигмы этой теории. Идея рассмотрения формирующегося общества как постиндустриального была подхвачена в этот период представителями самых разных научных школ. В 60-е и 70-е годы исследования Д. Белла, Г. Кана, К. Томинаги, Р. Дарендорфа и многих других авторов привели к глубокому осознанию радикально изменившегося характера современного общества. Основу этих изменений большинство исследователей видели в повышении роли науки и беспрецедентных технологических сдвигах. Впоследствии акценты неоднократно смещались, и в центре внимания оказывались иные, как правило, более частные, аспекты современной трансформации. Так, можно утверждать, что 80-е годы прошли под знаком осмысления социальных последствий постиндустриализма. В это время в центре внимания находились вопросы классового конфликта и анализ экологических проблем. В 90-е годы появилось множество работ, посвященных организации корпорации в постиндустриальном обществе, инвестиционным процессам и взаимодействию развитых стран с «третьим миром». Начинающееся десятилетие, безусловно, еще более расширит спектр проблем, рассматриваемых с позиций постиндустриальной теории. Таким образом, концепция постиндустриального общества и по сей день остается в центре внимания различных обществоведческих дисциплин, причем воспринимается, как правило, в качестве не столько одного из течений социологической или экономической мысли, сколько методологического основания широкого спектра современных исследований. Таким образом, после долгого становления определения постиндустриального общества, его можно описать как общество, в экономике которого в результате научно-технической революции и существенного роста доходов населения приоритет перешёл от преимущественного производства товаров к производству услуг. Производственным ресурсом становятся информация и знания. Научные разработки становятся главной движущей силой экономики. Наиболее ценными качествами являются уровень образования, профессионализм, обучаемость и креативность работника [3].

2. Принципы и признаки постиндустриального общества

Идеологи постиндустриального общества в своих социально-философских построениях предлагают особое видение исторического процесса, которое можно охарактеризовать как трехстадийную концепцию. Индустриальному обществу они противопоставляют доиндустриальное в качестве предшественника и постиндустриальное в качестве наследника.

При этом, как подчеркивает Д. Белл, «постиндустриальное общество не замещает индустриальное, или даже аграрное общество, оно добавляет новый аспект, в частности в области использования данных и информации, которые представляют собой необходимый компонент усложняющегося общества».

Так или иначе, наиболее распространенными понятиями, применяемыми для обозначения новой стадии социального развития, будут «постиндустриальное общество» и «информационное общество». Очевидно, наиболее заметными процессами, характеризующими современное общество, будут процессы информатизации, но, нельзя не отметить, что наряду с ними происходят и другие, не менее знакомые для эпохи события.

Возможность преодоления сегодняшней ситуации теоретики постиндустриального общества видят в развитии технологий, главным образом электронных, то есть, резервы гуманизации техники, по их мнению, следует искать в развертывании самого технического прогресса, а не отказа от него.

Только с развитием компьютерной технологии, стал возможным отход от массификации производства — производство стало более гибким и нацеленным на удовлетворение самых разнообразных потребностей.

Принципы плюрализма, децентрации, фрагментарности, свойственные постиндустриальному обществу, являющиеся определяющими для постиндустриализма, выражаются, прежде всего, в утверждении разнообразия как основного лейтмотива постиндустриального общества. Если говорить об экономике, то разнообразие обнаруживается не только в типах техники, товарном ассортименте и видах услуг, но и в потребности в широком спектре различных профессий. Утверждение разнообразия как некой фундаментальной основы гарантирует плюрализм, то есть равноправное существования самых разных позиций, и постиндустриальное общество создает определенные условия для реализации этого постмодернистского принципа.

Децентрация охватывает практически все сферы общества наших дней: в производстве мы наблюдаем процессы демассификации и разукрупнения предприятий, в сфере управления происходит перераспределение властных полномочий центра в пользу регионов, а базисное планирование переносится на локальный уровень, а что касается доступа к информации, то новейшие электронные технологии предлагают невиданные до сегодня возможности для пользователей самостоятельно получать необходимые им сведения, независимо от цензуры центра[4].

Наряду с процессами децентрации и дифференциации в современном обществе имеют место и интеграционные тенденции. Так, налицо процессы экономической интеграции и образования наднациональных экономических и властных структур, например, становление Европейского сообщества. Одновременное наличие процессов дифференциации и глобализации имеются и в средствах массовой информации. Но, интеграция в эпоху постиндустриализма не предполагает господства центра, в данном случае речь идет скорее о некой координации, цель которой — успешное функционирование и развитие составных частей. Несомненно, особую роль в формировании фрагментарной культуры играют телекоммуникационные электронные технологии. Именно они создают техническую возможность для создания сверхнасыщенного информационного поля, которое практически повсеместно окружает современного человека, но, при всей его вездесущности, воздействие его, носит скорее выборочный, адресный характер.

В постиндустриальном обществе происходит отход от централизованного распределения информации, что проявляется в развитии телевидения в направлении увеличения числа каналов, адресованных на различные аудитории, а также распространения кабельного и спутникового телевещания. Практически неограниченные возможности для доступа к интересующей информации и для общения дает глобальная сеть Интернет. Если телевидение — это коммуникативная система с односторонней связью, то сетевые компьютерные технологии дают возможность для двустороннего, интерактивного общения людей в режиме реального времени[5].

Технологии постиндустриального общества позволяют расширить вхождение игрового начала в деятельность человека. В постиндустриальном обществе неожиданно воплощаются идеи Герберта Маркузе о том, что на смену «принципу производительности» должен прийти «принцип удовольствия»1. По его мнению, труд должен стать средством самовыражения и реализации индивидуальных способностей. Леворадикальные идеи Маркузе находят воплощение в персональном компьютере. Компьютер открывает реальную возможность сделать труд своеобразной «игрой». В итоге постиндустриализация связывается с превращением процесса труда в разновидность творческой деятельности, возможности для которой увеличиваются с вхождением в жизнь людей не подавляющей человека техники.

Таким образом, научно-технологические достижения конца второго тысячелетия позволяют говорить о сегодняшнем обществе как об информационном. Перечислены далеко не все признаки постиндустриального общества, но основные: принципы плюрализма, децентрации, фрагментарности, свойственные постиндустриальному обществу, являющиеся определяющими для постиндустриализма. Временной цикл периода развития постиндустриального общества сложно прогнозировать. Но, очевидно, что он будет определяться почти исключительно темпами научно-технического прогресса.

3. Кризис индустриализма в философии ХХ века

Несмотря на явный прогресс и улучшения во многих сферах жизнедеятельности человека, индустриальная цивилизация принесла с собой и ряд негативных последствий, которые стали проявляться наиболее явно уже в начале первой половины XX века. Именно в это время широкую популярность получает такое направление, как критика индустриализма.

Критика индустриализма велась по двум основным направлениям: социально- философскому и экологическому.

Основателем социально-философского крыла критиков индустриализма был, несомненно, О. Шпенглер, издавший в 1922 году свою работу «Закат Европы». Эта работа является первой работой, которая всерьез заговорила об упадке европейской культуры и цивилизации. В своей книге Шпенглер сравнивает все существовавшие и существующие цивилизации с живым организмом, в жизни которого есть рождение, период развития и упадок. Даже само понятие «цивилизация» есть ничто иное, как последняя стадия культуры, когда культура уже не развивается, а завершается. Все культуры различны между собой, но процессы, связанные с рождением, расцветом и упадком у всех культур одинаковы. И эти стадии и являются единым основанием, которое позволяет нам сравнивать, казалось бы, абсолютно несовместимые культуры. Даже срок существования у всех культур одинаковый — приблизительно 1000 лет. Сравнивая и анализируя те процессы, которые происходили в уже несуществующих культурах, таких как вавилонская, египетская, античная, он приходит к выводу, что на завершающей стадии своего развития у них можно выделить ряд общих принципов. И современная ему европейская цивилизация по этим принципам ничем не отличается от уже канувших в лету цивилизаций «в мировом городе нет народа, а есть масса. Присущее ей непонимание традиций, борьба с которыми есть борьба против культуры, против знати, церкви, привилегий, династий, преданий в искусстве, границ познаваемого в науке, ее превосходящая крестьянский ум острая и холодная рассудочность, ее натурализм совершенно нового склада, идущий гораздо дальше назад, чем Руссо и Сократ, и непосредственно соприкасающийся в половых и социальных вопросах с первобытными человеческими инстинктами и условиями жизни, то «panem et circenses», которое в наши дни оживает под личиной борьбы за заработную плату и спортивных состязаний, -- все это признаки новой по отношению к окончательно завершенной культуре и к провинции, поздней и лишенной будущего, однако неизбежной формы человеческого существования"[6].

Говоря о критиках индустриализма нельзя не упомянуть и Г. Маркузе. Хотя основная его работа «Одномерный человек. Исследование идеологии Развитого Индустриального Общества» и выходит за рамки первой половины XX века (она была написана в 1964 году), работа подводит окончательный итог в критике индустриализма, наиболее полно и объективно исследуя все его негативные стороны.

Маркузе называет существующее общество «одномерным», в котором существует формирование ложных потребностей, наряду с упадком и забвением потребностей истинных. Ложные потребности это те, которые навязаны общественными силами, заинтересованными в подавлении индивида. Необходимые потребности, согласно Маркузе, это, прежде всего, питание, одежда и жилье. Происходит формирование стандартного, одномерного человека, который пытается поработить природу, но в то же самое время становится сам жертвой своих порабощений. Происходит «успешное удушение тех потребностей, которые настаивают на освобождении… при поддерживании и разнуздывании деструктивной силы и репрессивной функции общества изобилия». Спасение от этого негативного влияния стандартизации он видит в «великом отказе».

Немалая роль в подрыве позиций индустриализма принадлежит и Э. Гуссерлю, выпустившему в 1954 году свою работу «Кризис европейских наук». Центральной темой данной работы было взаимодействие между новоевропейскими науками и философией, с одной стороны, и повседневной жизнью с другой.

В этой работе Гуссерль подвергает критике позитивистско-техническое направление в философии. Современная наука забыла о человеке, это произошло главным образом потому, что вера в универсальную философию потеряла свое значение. Кризис философии означает, прежде всего, кризис всех наук нового времени, обнаруживающий кризис самого европейского человечества во всей его культурной жизни, во всем его существовании.

Предпосылки этого кризиса появились задолго до XX века. Математическое естествознание, особенно в лице Галилея, осуществило идею математизации природы, причем оторвало, вырвало саму природу и, соответственно, и человека, как часть природы, из той основы, которая составляла смысл природы и человека и одухотворяла их. Наука становится безосновной, она пытается исключить из себя все философские основания, что привело к тому, что естествознание и наука полностью отделились от философии, тем самым вырвав субъекта из науки.

Но самое страшное, по мнению Гуссерля, заключается в том, что эти тенденции прослеживаются не только в естествознании, но и в науках о духе. Даже здесь существуют тенденции к объективизму и уничтожению всех оценочных смыслов. Объективизм, по Гуссерлю, полностью отбрасывает всякую субъективность, признавая реальным только вещественный универсум с его механическими законами. Объективистски настроенная наука теряет всякую связь с человеком, человеческой жизнью, ее смыслом и ценностями.

Таким образом, научная парадигма, начавшая формироваться еще во времена Ренессанса, привела к позитивизму и техницизму, что привело к кризису «самого европейского человечества во всей совокупной значимости его культурной жизни"[7].

Активно критиковали индустриализм и антиутописты, чьи, по преимуществу, художественные произведения, появившиеся в первой половине XX века, стали разоблачать почти все области сложившейся социальной действительности, как капиталистической, так и социалистической. Так, Е. Замятин в своей книге «Мы» показал, как современное общество уничтожает возможность непосредственного межиндивидуального общения и приводит к утере личностью своего духовного мира. О. Хаксли показал крайности негативных тенденций современного ему общества, а именно нивелирующее людей потребление. Но наиболее известным утопистом является, несомненно, Д. Оруэлл, написавший в 1949 году свою работу «1984», в которой он попытался изобличить тотальный контроль бесчеловечной власти[8].

Второе крупное направление критиков индустриализма — экологическое во все возрастающей степени определяется масштабами информации и знаний, которыми оно располагает. Однако с середины 70-х годов акценты сместились на поиск более частных терминов, подчеркивающих одну или несколько важнейших тенденций в социальном развитии. Наиболее широкое признание получило понятие информационного общества. Можно назвать и некоторые другие понятия, основывающиеся на отдельных якобы фундаментальных признаках современного общества, которые, однако, оказываются при внимательном анализе весьма поверхностными и несущественными. О научной несостоятельности поиска основных принципов и отношений, способных полно и комплексно определить характер нового общества, свидетельствует все более общий характер предлагаемых понятий; в частности, отмечались даже попытки рассуждать об «активном» или «справедливом» обществе. Весьма показательно замечание известного популяризатора современных социальных теорий О. Тоффлера о том, что все ранее предложенные определения будущего социума, в том числе и данные им самим, не являются удачными.

На фоне всех известных определений понятие постиндустриального общества оказывается наиболее совершенным. Оно акцентирует внимание на том основном качестве, которое преодолевается в формирующемся обществе, а именно — на индустриальной природе прежнего способа производства. Кроме того, использование этого понятия предполагает, пусть в неявном виде, что определяющие признаки нового строя невозможно четко назвать и достаточно полно описать, пока сам этот строй не достигнет известной зрелости. Именно поэтому данный термин стал с середины 70-х годов употребляться гораздо чаще прочих. В немалой степени его широкому признанию способствовал выход в свет в 1973 году книги Д. Белла «Грядущее постиндустриальное общество», которая и по сей день служит глобальным обоснованием методологической парадигмы этой теории. Идея рассмотрения формирующегося общества как постиндустриального была подхвачена в этот период представителями самых разных научных школ.

В 60-е и 70-е годы исследования Д. Белла, Г. Кана, К. Томинаги,

Р. Дарендорфа и многих других авторов привели к глубокому осознанию радикально изменившегося характера современного общества. Основу этих изменений большинство исследователей видели в повышении роли науки и беспрецедентных технологических сдвигах. Впоследствии акценты неоднократно смещались, и в центре внимания оказывались иные, как правило, более частные, аспекты современной трансформации. Так, можно утверждать, что 80-е годы прошли под знаком осмысления социальных последствий постиндустриализма. В это время в центре внимания находились вопросы классового конфликта и анализ экологических проблем. В 90-е годы появилось множество работ, посвященных организации корпорации в постиндустриальном обществе, инвестиционным процессам и взаимодействию развитых стран с «третьим миром». Начинающееся десятилетие, безусловно, еще более расширит спектр проблем, рассматриваемых с позиций постиндустриальной теории. Таким образом, концепция постиндустриального общества и по сей день остается в центре внимания различных обществоведческих дисциплин, причем воспринимается, как правило, в качестве не только одного из течений социологической или экономической мысли, сколько методологического основания широкого спектра современных исследований.

Таким образом, после долгого становления определения постиндустриального общества, его можно описать как общество, в экономике которого в результате научно-технической революции и существенного роста доходов населения приоритет перешёл от преимущественного производства товаров к производству услуг. Производственным ресурсом становятся информация и знания. Научные разработки становятся главной движущей силой экономики. наиболее ценными качествами являются уровень образования, профессионализм, обучаемость и креативность работника.

Глава 2. Основы постиндустриального общества и его двойственные последствия

1. Россия и основные показатели становления постиндустриального общества

На долю России выпало немало тяжёлых испытаний, её история по-настоящему драматична. За последние сто лет России пришлось пережить целую череду региональных конфликтов, две мировые войны, холодную войну. В результате этих событий и их последствий мир стал свидетелем развала двух устоявшихся государственных строев в нашей стране, колоссальных геополитических и экономических перемен. Были потери территории и воссоединения, отступления по политическим фронтам и оглушительные победы на мировых политических аренах, финансово-экономические кризисы и периоды невероятного подъёма[9].

Сегодня у любого ответственного гражданина России возникают вопросы: Что же приобрела современная Россия в результате многочисленных реформ? Насколько современная Россия эффективнее по сравнению с Россией времён Советского Союза? Какое будущее у новой России?

Чтобы ответить на эти вопросы, мы провели сравнительный анализ важнейших показателей развития России в течение двух периодов её истории -- как федеративной республики (РСФСР) в составе Советского Союза во время восстановления после Великой Отечественной Войны с 1945 по 1960 год и становлении независимой Российской Федерации (РФ) после распада Советского Союза с 1995 по 2010 год. Для исследования был взят 1995, а не 1991 год, чтобы дать небольшую фору новой России, ведь результаты окончания Второй мировой войны и холодной войн были разными. В 1945 году деструктивные силы отсутствовали, Советский Союз расширил свои границы и влияние в мире, что способствовало скорейшему началу экономического роста. После падения Союза начали действовать инерционные силы, которые продолжались вплоть до 1998 года. С другой стороны, было бы несправедливо давать слишком большую фору РФ перед РСФСР, так как у правительства были шансы переломить ситуацию и задействовать преимущества рыночной экономики ещё в середине прошлого десятилетия.

Что мы потеряли?

Чтобы понять, что Россия приобрела с 1945 по 1960 год и с 1995 по 2010 год, нужно сначала понять, что она потеряла.

За годы войны (1941−1945 гг.) в СССР погибли почти 27 млн. человек (РСФСР потерял около 14 млн.), миллионы стали инвалидами. В РСФСР 1710 городов и крупных посёлков городского типа были разрушены, в некоторых из них практически не оставалось уцелевших зданий. Были сожжены порядка 71 тысячи деревень и сёл. Были уничтожены 30 тысяч промышленных предприятий, десятки тысяч мостов и переправ, сотни тысяч железнодорожных путей и шоссейных дорог. Во время войны вся экономика была подстроена под военные нужды. В результате потерь населения, предприятий и всевозможной инфраструктуры ВВП территорий, освобождённых от оккупации, упал более чем на 30% [1,2] (Рис. 1). Но благодаря невероятной отваге каждого солдата-освободителя и каждого труженика тыла ВВП всей страны сократился по сравнению с 1940 годом в среднем на 14% [3,4,5].

С распадом Советского Союза потери оказались не менее внушительными, а в чём-то намного более серьёзными. Численность населения России в этот период изменилась в отличие от других показателей незначительно -- всего на 4,4% [10], а вот сравнение по уровню ВВП по ППС даёт удручающую картину. В 1991 году ВВП по ППС в РСФСР превышал 1,9 млрд. долларов США (СССР к моменту распада имел ВВП равный 3,1 млрд, а несколькими годами ранее -- 3,5 млрд) [11]. В 1995 г. ВВП по ППС в РФ составил всего 1,25 млрд., т. е. потеря 34,2% [12].

Получается, что после войны РСФСР имел намного более устойчивое положение в экономическом, геополитическом и военном плане, без учёта демографии. Это не удивительно, ведь СССР закончил войну победой, а Российская Федерация явно проиграла от распада Союза.

Что мы приобрели?

Отметим, что динамика экономического развития страны исследовалась по усреднённым значениям, т.к. существует огромное количество источников, приводящие разные цифры. Во времена Советского Союза подобная разница

Рис. 1 Потери России после Великой Отечественной Войны и распада СССР

была обусловлена прежде всего пропагандистскими тенденциями, а также закрытостью советской системы -- СССР официально опубликовал данные о ВВП лишь в 1989 г.

Валовой внутренний продукт

Средний прирост ВВП в РСФСР с 1945 по 1950 год составил 9,11% (в среднем по стране около 14,7%) [13]. Такой высокий рост обеспечивался, несмотря на многочисленные трудности и голод, за счёт изначально резкого позитивного импульса после победы, миллионной бесплатной рабочей силой военнопленных и осуждённых, «дивидендов» от Великой Победы и всех её производных. По всей стране рост был ещё выше, т.к. в первую очередь шло активное восстановление освобождённых и наиболее разрушенных территорий. Средний прирост ВВП РФ с 1995 по 2000 год составляет 1,81% [14]. Это обусловлено продолжением инерционного спада экономики, кризисом 1998 года и, пожалуй, самым главным -- неспособностью правительства переломить ситуацию.

Период с 1951 по 1960 показывает средний прирост на уровне 5,81%, с 2001 по 2010 -- 5,07% (с учётом консенсус — прогноза по росту ВВП РФ в 2010 году порядка 5%) [15]. При этом за 2009 ВВП упал на 7,9% из-за сильного влияния мирового финансового кризиса на неустоявшуюся экономику, вывода иностранного капитала (в том числе из-за августовской войны 2008 года), снижения деловой активности, а также падения индикаторов уверенности бизнес сообщества и всего населения России [16]. При этом стоит учитывать, что в связи с резким сокращением уровня потребления и деловой активности многие товары перестали продаваться, произошло их огромное скопление на складах. После восстановления доверия всё это будет моментально распродано и можно ожидать скорое восстановление экономики.

Отобразим на графике (Рис. 2) рост ВВП за рассматриваемые периоды к началу этих периодов, т. е. для РСФСР к 1945 году, а для РФ к 1995 году.

Рис. 2 Рост ВВП РСФСР И РФ к началу периода

К концу 1960 года по сравнению с 1945 годом ВВП в РСФСР увеличился на 271% (при этом ВВП всего СССР по различным данным в среднем около 450%). Рост ВВП РФ с 1995 года к концу 2010 года оценивается в 175,5% [17]

Однако важно понимать, что измерение количественного показателя ВВП основывается на допущении, что качество продукции и конкурентоспособность являются неизменными параметрами. В реальной экономике это не так. Чтобы соизмерить реальную силу экономического развития государства, необходимо соизмерить прирост ВВП на душу населения (Рис. 3).

Рис. 3 Прирост ВВП на душу населения к началу периода (1945/1995)

Результаты сравнительного анализа оказались неожиданными: РСФСР и РФ развивались по данному показателю схожим образом. Более того, рост показателя за последние десять лет был выше, чем во времена РСФСР: ежегодный прирост составил в среднем 5,21%, в то время как с 1950 по 1960 год этот показатель равнялся 4,35%. В 2010 уровень ВВП на душу населения вырастет к концу года более чем на 5%.

Таким образом, можно сделать очень важный вывод: развитие экономики РСФСР при пересчёте на каждого отдельного гражданина шло аналогичными темпами, что и развитие экономики РФ.

Однако, хотя темпы роста ВВП на душу населения были примерно одинаковы, а прирост самого ВВП с 1945 по 1960 год был выше, современный российский гражданин всё равно более чем в два раза богаче, чем в 1960 году.

Данные, представленные на Рис. 4, наглядно показывают соотношение размеров экономики и ВВП на душу населения в 1960 году и в 2010 году при пересчёте в доллары США 2009 года.

Рис. 4. Сравнение показателей экономики России в 1960 и 2010 гг. при пересчёте в доллары США 2009 года:

4а -- объём ВВП

4б -- ВВП на душу населения

Но есть ещё один плюс перед советскими временами. Помимо того, что у современного россиянина выше покупательская способность, сегодня в России отсутствует дефицит товаров, и уж тем более нет никакого дефицита продуктов питания. А это очень существенный плюс.

В настоящей статье мы не будем рассматривать все причины дефицита в РСФСР и изобилия в РФ. Если говорить кратко, то дело в колоссальной разнице объёмов экономик. Несмотря на годы разрухи 1990-х, ВВП России в 2010 году значительно превышает ВВП 1960 года (Рис. 4 а)). Другими словами, чтобы прокормить Российскую Федерацию в 1960 году, требовалось выделять порядка 4% ВВП на решение продовольственных задач; в 2010 году на эти же нужды требуется не более 1,6%. Более высокий объём продовольственного сектора в РФ объясняет изобилие продуктов питания. Аналогичная ситуация обстоит и с другими продуктами и услугами, которых не хватало в советские времена.

2. Структура российской экономики

По сути, та экономическая структура, которую имеет современная Россия, была заложена в 50-е годы прошлого века. Именно в конце 1950-х Советский Союз начал создавать базу для сырьевой экономики, а в 1960-е одной из основных задач ставил закрепление за собой статуса энергетической сверхдержавы. Однако Западные страны усиленно противостояли этому и процесс затянулся на десятки лет. Эту задачу успешно выполнила современная Россия.

При сравнении структуры экономик 1960 и 2010 годов (Рис. 5) не стоит забывать, что размеры экономик существенно изменились. В 2010 году ВВП приблизительно соответствует по своему объёму 1990 году, однако он многократно превосходит ВВП 1960 года в абсолютном значении. Так, если в 1960 году добыча полезных ископаемых составляла 5,1% от ВВП страны, в 2010 году эта отрасль занимает уже 7,87%. При этом добыча нефти увеличилась на 238,3%, а добыча газа на 7458,5%.

Также не стоит забывать, что нефтегазовая отрасль состоит не только из добычи и в целом занимает порядка 25% от ВВП в 2010 году.

Рис. 5 Структура экономики:

5а -- РСФСР 1960 г.

5б -- РФ 2010 г.

Объём экспорта в целом в 2010 году превышает объём экспорта 1960 года чуть более чем в 5 раз. Объём же экспорта нефти (без учёта нефтепродуктов и натурального газа) в 2010 году больше показателя 1960 года в 7,5 раз (Рис. 6).

Рис. 6 Прирост экспорта РФ в 2010 г. по отношению к РСФСР в 1960 г.

Таким образом, налицо зависимость современной России от экспорта сырьевых ресурсов. Взятый правительством курс на модернизацию экономики России пока возымел минимальный эффект. Говорить о каких-либо существенных результатах начала модернизации можно будет не раньше 2015 года, в то время как сама модернизация сможет наглядно проявить себя лишь к 2020 г. К этому времени в десятки раз должен будет вырасти ныне недопустимо малый объём производства электроники. Вызывают определённые надежды гражданское и военное судостроение и, в особенности, авиастроение. Должен произойти качественный скачок в производстве космической техники. Прогнозировать отечественное автомобилестроение дело неблагодарное, однако можно ожидать рост производства на территории РФ автомобилей иностранных брендов. Вероятно становление Москвы как международного финансового центра. Но это всё только прогнозы и надежды. Посмотрим, как эти дела обстояли в период 1945—1960 гг. г. и 1995−2010 гг.

Развитие промышленности, в особенности тяжёлой промышленности, для СССР было ключевым направлением. Поэтому неудивительно, что уже к 1948 году объёмы промышленного производства превзошли довоенные уровни.

СССР прикладывал колоссальные усилия и добился невероятных результатов: были возведены более 14,2 тыс. крупных предприятий; объёмы химической и нефтехимической промышленностей выросли в 1945—1960 гг. более чем на 660%; добыча нефти выросла на 650%, газа -- на 1250%, угля -- на 235%. Объёмы выпуска машиностроения и металлообработки -- практически на 600%. Выплавка стали и чугуна увеличилась на 430%, с 12,3 млн. и 8,8 млн. до 65,3 млн. и 46,8 млн. соответственно. При этом доля тяжёлой промышленности в экономике СССР неуклонно росла. Так, в 1945 году она составляла 60,0%, а лёгкая -- 40%; в 1950 году -- уже 68,8% против 31,2%, к 1960 г. -- 72,5% против 27,5%. Производительность труда за счёт механизации и первых этапов автоматизации в промышленном производстве возросла с 1945 по 1950 год на 50%, а с 1945 по 1960 год. -- на 200%. 18]

Итоги таких впечатляющих результатов по сравнению с результатами современной России представлены ниже.

Рис. 7. Рост объёмов промышленного производства

Конечно, в нынешнюю эпоху промышленность растёт не такими впечатляющими темпами, но сравнивать показатели роста промышленности в процентном отношении не совсем корректно. Во-первых, хотя окончанием индустриализации в основном и называют 1940 год, по соотношению объёмов промышленного производства к другим секторам экономики РСФСР вышла лишь к 1960 году.

Динамика роста доли промышленности в общем объёме ВВП показана на Рис. 8.

Рис. 8 Коэффициент промышленного развития

Коэффициент динамики промышленного развития -- это отношение роста ВВП к росту объёмов промышленности. Этот коэффициент показывает динамику роста других секторов экономики по отношению к промышленности.

В 1960 году доля промышленного производства в ВВП страны был примерно на уровне 55%, а впоследствии этот показатель достигал 60−70%, в то время как в современной экономике этот показатель не превышает 40% (в 2009 году он составлял 37%). Однако доля промышленности по отношению к другим секторам не является показателем уровня жизни граждан и конкурентоспособности государства. В целом значение в 37% выше, чем у большинства стран Запада, однако уровень жизни населения и ВВП на душу населения России по-прежнему отстаёт от соответствующих показателей её евро-атлантических конкурентов.

В 1945 году Россия ещё существенно отставала по количеству автомобилей, гражданских самолётов и т. п. Поэтому неудивительно, что рост их количества был экспоненциальным до 1960 года. Не говоря о ракетной и космической технике, которой, по большому счёту, не существовало раньше 1950-х годов.

Рост числа потребительских товаров значительно отставал от роста промышленности в целом. Это объясняется тем, что при плановом командном ведении хозяйства всё производство разделялось на две основные группы: «А» -- производство средств производства и «Б» -- товаров народного потребления. Производство группы «А» шло опережающими темпами, так как милитаризированная, промышленно ориентированная экономика РСФСР постоянно требовала высокого уровня развития группы «А». Подобное распределение вовсе не означает, что производство средств производства является чистой инвестицией в будущее страны, т. е. будущего экспоненциального роста количества выпускаемой продукции. Иначе бы СССР обогнал по производству все страны мира, включая США к 1980 году. Этого не произошло. При этом в Советском Союзе неизменно сохранялся дефицит потребительских товаров.

В современной России производство потребительских товаров снизилось до неприлично низкого уровня -- 1,35% (против 8,50% в 1960 году), товары лёгкой промышленности импортируются в больших объёмах.

Мы не будем сравнивать объёмы выпуска продукции военной техники. СССР было милитаризированным государством, которое не только ставило задачей догнать и перегнать США, но и постоянно готовилось к новой мировой войне.

Что же касается производства гражданской техники (самолёты и авиаоборудование, суда, автобусы, грузовики, автомобили, тракторы и прочая сельхозтехника, холодильники и прочая бытовая техника), темпы роста здесь были ниже, чем темпы роста промышленности в целом. При этом рост по отдельным единицам продукции в разные периоды был разным. К примеру, количество произведённых сельскохозяйственных тракторов падает с 1995 года, а с 2006 по 2008 гг. в РФ произошло практически удвоение выпуска тракторов -- с 6500 до 12 500. При этом растёт использование некоторой другой сельхозтехники, и урожайность повышается.

Одновременно растёт потребление другой продукции, например, легковых автомобилей. Если сравнивать уровень автомобилизации РСФСР и РФ, необходимо учесть, что в РСФСР транспортный вопрос решался в первую очередь за счёт государственного и общественного транспорта. В 1940—1950-е годы легковых автомобилей практически не было в свободной продаже. Поэтому для корректного сравнения анализ уровня автомобилизации России периода 1945−1960 гг. сделан с учётом государственного легкового и общественного транспорта, а в период 1995—2010 гг. с учётом лишь частных легковых автомобилей.

По результатам нашего исследования, уровень автомобилизации с 1945 по 1960 год вырос в 2,4 раза, тогда как с 1995 по 2010 год почти в 2,8 раз. Средний прирост в 1945—1950 гг. составил 6,15% в год, а в 1951—1960 гг. -- 5,35%. Против 7,49% и 6,13% в периоды 1995−2000 гг. и 2001−2010 гг. соответственно.

Анализ сбора зерновых культур в России в рассматриваемые периоды даёт положительную картину (Рис. 9). Грамотно выстроенная политика обеспечения продовольственной безопасности приносит свои плоды. Несмотря на ужасающую засуху 2010 года, какую не видела Россия более сотни лет, сбор зерновых остаётся на очень высоком уровне.

Рис. 9. Сбор зерновых культур в России

Производительность труда в России остаётся ниже, чем в самых развитых странах, однако наблюдаются очень высокие темпы роста данного показателя (Рис. 10). РФ обгоняет РСФСР как по среднему уровню производительности труда, так и по динамике прироста этого показателя во всех секторах экономики, особенно в сельском хозяйстве и секторе услуг. При этом РФ демонстрирует более высокий уровень производительности труда в промышленности, как в абсолютном значении, так и по темпам роста.

Рис. 10. Рост производительности труда в России:

10а -- в промышленном производстве

10б -- в целом

Демографическая составляющая

Современной Россией упущен один из важнейших факторов развития -- рост численности населения. Демографический кризис уже возымел очень серьёзные последствия и имеет экономическое выражение, которое можно определить как неполучение 95,8% прироста ВВП. Россия остро нуждается в демографическом буме, который неминуемо повлёк бы за собой дополнительный рост экономики всей страны.

С 1991 г. до середины 2000-х наблюдалось драматическое сокращение населения. Однако процесс удалось остановить, и с 2003—2004 наблюдается снижение смертности. Чуть раньше -- в 1999 году -- вновь запустился процесс роста рождаемости. Положительные тенденции демонстрирует и миграция. Есть все основания полагать, что в ближайшие год-два численность России вновь начнёт стабильно расти, а к 2020 г. темпы прироста, вероятно, можно будет назвать бумом.

Анализ показывает, что за период с 1945 по 1960 гг. средний показатель продолжительности жизни в России составил 57,2 года, с 1995 по 2010 гг. -- 66,3 года. Динамика прироста продолжительности жизни с 1945 по 1946 год объясняется окончанием войны. Затем следует резкое падение, обусловленное голодом 1946−1947 годов. К концу 1960-х продолжительность жизни за счёт стремительного развития страны достигла в среднем 63−67,5 лет. К концу 2010-х данный показатель составил 66,7−68 лет.

Таким образом, характеризуя качество жизни (без учёта уровня комфорта и доступности современных высоких технологий) по её продолжительности, можно сделать следующий вывод. Жизнь в современной Российской Федерации в 1995—2010 гг. лучше жизни в Советской России 1945−1960 гг. в среднем на 15,9%.

Потенциал развития

Если провести сравнение наиболее значимых показателей уровня развития страны на последний год рассматриваемых периодов, можно получить наглядное представление о динамике развития страны и его потенциале.

Таблица 1. Показатели уровня и потенциала развития государства

Показатели

РСФСР (1960)

РФ (2010)

Показательный Коэффициент *

Оценочное качество управления (государственного и частного секторов)

0,30

0,80

2,67

Оценочный уровень коррупции от ВВП

0,02

0,30

0,07

Доля нефтегазового сектора в ВВП

0,16

0,25

0,65

Наличие в продаже продуктов питания и их доступность

0,70

1,40

2,00

Наличие в продаже прочих предметов потребления и их доступность

0,40

0,80

2,00

Оценочный уровень инвестиций в развитие технологий (государственного и частного секторов)

1,50

1,50

1,00

Социальная защищённость граждан

0,80

0,50

0,63

Количество выпускников ВУЗов к уровню населения

0,0015

0,0042

2,82

Оценочный уровень жизни граждан (кол. стран/порядковый номер страны)

2,46

2,72

1,11

ВВП на душу населения, в тыс. долл. США 2009 года

8,00

15,00

1,88

Экспорт (по отношению к ВВП)

0,11

0,23

2,10

Средний за 15 лет рост производительности труда

3,70

5,50

1,49

…в промышленном производстве

6,30

6,70

1,06

Наступательный военный потенциал (относительно оборонительного потенциала стран Западной Европы)

1,50

0,80

0,53

Оборонительный военный потенциал (относительно наступательного потенциала стран Западной Европы)

2,00

1,40

0,70

Справочно: Ядерный потенциал (относительно потенциала США)

0,06

1,60

Энергообеспеченность страны (потребление)

177,15

942,00

5,32

Уровень автомобилизации (для 1960 с учётом общественного транспорта, для 2010 -- только личные легковые автомобили на 1000 граждан)

55,00

240,00

4,36

Жилплощадь на 1 гражданина (без учёта бараков в 1960)

3,00

19,00

6,33

Оценочный уровень свободы

0,20

0,90

4,50

Справочно: Угроза масштабной войны

1,00

0,10

Справочно: уровень мобильной телефонизации

0,00

920,00

Справочно: уровень персональной компьютеризации

0,00

370,00

Среднее значение показательного коэффициента [Отношение П.К. РФ к П.К. РСФСР]

2,17

Показательный коэффициент -- относительное соотношение критериев оценки РФ и РСФСР. Вычисляется как отношение лучшего параметра к худшему. Так, например, при оценке уровня коррупции лучшим показателем является параметр равный 0,02 для РСФСР, а худшим 0,3 для РФ, тогда как при оценке уровня автомобилизации 240 для РФ будет лучшим параметром.

Как показывает исследование, РФ выигрывает у РСФСР в 2,17 раза по широкому набору критериев сравнения. Должен признаться, что приступая к анализу, я предполагал, что современная Россия сможет похвастаться разве что более высоким уровнем свобод, зарождающимся гражданским обществом и ещё какими-то не столь существенными преимуществами. Однако результаты оказались весьма обнадёживающими и усилили веру в огромный потенциал развития России.

Экономика СССР закладывалась в период индустриализации до 1940 года и в послевоенный период в 1945—1960 гг. Именно в этот период СССР демонстрировал самые стремительные темпы роста. И хотя по инерции Советский Союз продолжал развиваться ещё 20 лет, достигнув пика в 1970-е годы, в итоге государство дало системный сбой. СССР пал под натиском в первую очередь самого себя. Одной из самых важных причин была застоялость экономики, заложенной в период 1945—1960 гг. В жертву прогрессу были принесены комфорт, свобода и жизни людей.

Падение длилось долго и затянулось вплоть до 1998 г. Но Россия начала вновь подниматься над всеми трудностями.

Мы заплатили большую цену в 1940-е и 1950-е за создание фундамента промышленности, и в 1990-е за гражданские свободы. И только сейчас у современной России появилась по-настоящему прекрасная возможность создать крепкую процветающую Державу.

Заключение

Данная работа была посвящена исследованию постиндустриального общества, исходя из цивилизационного подхода к истории. Этот подход предполагает постепенную смену одной цивилизации другой, как результат кризиса сменяемой цивилизации. Данный кризис, как и в марксистском подходе, зиждется на вполне определенных материалистических фактах. Но если у Маркса этот кризис -результат противоречия между производственными силами и производственными отношениями, то в рамках теории постиндустриализма, этот кризис является результатом развития науки, которая, на своих определенных ступенях развития входит в противоречие со всей сложившейся системой общества.

Одна цивилизация сменяет другую не потому, что существует какое-то предзаданное свыше стремление к прогрессу, о котором вообще нельзя говорить объективно, но потому, что цивилизация заходит в тупик, из которого уже невозможно выбраться, руководствуясь старыми средствами. Это приводит к изменениям основы, влекущей за собой изменения всей структуры общества. Здесь важно понять, что постиндустриальное общество не является обществом, которое представляет собой идеальную структуру, панацею ото всех проблем, накопившихся за тысячелетия. Наряду с решениями этих проблем появляются новые, зачастую более серьезные, нежели те, которые были разрешены. Это общество, как и любое другое, полно амбивалентных последствий.

Исходя из этой внутренней логики постиндустриализма, нельзя констатировать с полной уверенностью, что постиндустриальное общество, подобно фукуямовскому концу истории, является окончательным этапом в развитии человечества. С наступлением новой эпохи у человека появляется не меньше новых проблем, которые невозможно уже разрешить в рамках данного общества и которые потребуют изменения и постиндустриальных порядков. Но, к сожалению, или к счастью, мы не можем очертить даже приблизительные контуры того общества, которое последует за несформировавшимся еще полностью постиндустриальным обществом. Возможно этим будут заниматься последующие поколения людей, а возможно, как в некогда популярной рекламе «более совершенные существа».

Концепция постиндустриального общества не является утопической по своей природе. Она отмечает как позитивные, так и негативные стороны становления нового порядка, основанного на знании и информационных технологиях. Конкретные статистические данные и результаты научных исследований отличают данную концепция от традиционных философских работ и исследований. Но эта концепция исследует саму основу, или сущность цивилизации, что, несомненно, ставит ее в один ряд с классическими социально-философскими концепциями.

Список литературы

постиндустриальный общество война

1. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М., 1999.

2. Биоэтика. М., 1998.

3. Большая Советская Энциклопедия М., 1977.

4. Бэкон Ф. Новый органон// Антология мировой философии. Т. М., 1970.

5. Декарт Р. Размышления о первой философии // Декарт Р. Собр. Соч.: В 2 т., т2, М., 1989.

6. Иноземцев В. Л. Современное постиндустриальное общество. М., 2000.

7. Иноземцев В. Л. Расколотая цивилизация. Наличествующие предпосылки и возможные последствия постэкономической революции. М., 1999.

8. По данным Федеральной службы государственной статистики (Росстата), CIA Factbook, IMF.

9. Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество, культура.М., 2000.

10. Кочетков Э. Г. Геоэкономика. М., 2010

11. Леотар Ж. Ж Состояние постмодерна. СПб., 1998.

12. Маркузе Г. Одномерный человек: Исследование идеологии развитого индустриального общества. М., 1994.

13. Медоуз Д. Х. и др. За пределами роста. М., 1994.

14. Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. М., 1999

15. Оруэлл Д. «1984» М., 1997

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой