Превращение Китая в полуколонию

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПРЕВРАЩЕНИЕ КИТАЯ В ПОЛУКОЛОНИЮ

План

1. Усиление зависимости цинского правительства от иностранных колонизаторов

2. Захват «арендных территорий». Раздел Китая на сферы влияния

3. Реформаторское движение в Китае. Восстание ихэтуаней

4. Вмешательство иностранных колонизаторов

5. Китай в начале XX в.

6. Провозглашение республики. Избрание Сунь Ятсена временным президентом

7. Создание партии гоминьдан. «Вторая революция»

1. Усиление зависимости цинского правительства от иностранных колонизаторов

«Опиумные» войны, поражение тайпинского восстания под ударами китайской реакции и американо-англо-французских интервентов создали благоприятные возможности для дальнейшего проникновения иностранного капитала в Китай.

В период подавления восстания тайпинов большой силой стали китайские помещики, компрадоры и чиновники. Из их среды вышли крупные сановники вроде Цзэн Гофаня и Цзо Цзунтана. Маньчжурской аристократии приходилось в большей степени, чем раньше, делить власть с китайскими феодально-компрадорскими элементами. Их представителей стали назначать на высшие посты в государстве. В 70-х годах быстро возвышается один из подручных Цзэн Гофаня по расправе с тайпинами -- Ли Хунчжан. Заняв пост наместника столичной провинции, он стал играть решающую роль в определении внешней политики цинского правительства. В провинциях усилилось могущество местных феодально-помещичьих клик.

В столице продолжалась борьба придворных группировок, переплетавшаяся с борьбой между «консерваторами» и приверженцами «самоусиления». В 1875 г. богдыхан Тунчжи умер. Цыси возвела на лрестол своего несовершеннолетнего племянника Гуансюя. Началось ее второе регентство. Ли Хунчжан и его сторонники в рамках политики «самоусиления» выступали за заимствование Китаем достижений европейской техники, в первую очередь военной. Делались попытки реорганизовать армию, за границей было куплено несколько военных судов. Молодых китайцев из семей помещиков и крупных чиновников стали направлять для получения образования в капиталистические страны. Группировка Ли Хунчжана видела в иностранцах свою опору и союзников по подавлению и эксплуатации собственного народа. Ее разногласия с «консерваторами» не носили принципиального характера.

Усилилась политическая зависимость цинского правительства от капиталистических держав Запада, которые начали приспосабливать феодально-абсолютистскую политическую надстройку Китая для использования ее в своих интересах. Важным орудием колонизаторов стал захваченный ими таможенный аппарат. Контроль над таможнями позволял иностранцам оказывать влияние на доходы правительства и деятельность китайского министерства иностранных дел.

За тридцатилетие, с 1864 -по 1894 г., объем торговли капиталистических государств с Китаем почти утроился. Иностранцы создают в Китае судоходные компании, делаются первые попытки строительства железных дорог, начинают свою деятельность иностранные банки. В 1865 г. был основан английский Гонконг-Шанхайский банк, ставший важным орудием экономической экспансии.

Англичане, пославшие свои армии в Бирму, стремились одновременно проложить себе дорогу в Юго-Западный Китай. В 1874 г. из Бирмы в Юньнань направилась английская «научная» экспедиция,' сопровождаемая конвоем. Во время вооруженного столкновения местного населения с английским отрядом был убит английский переводчик Маргари. Англичане использовали «дело Маргари» для предъявления новых требований Китаю и, угрожая войной, добились в 1876 г. подписания неравноправной англо-китайской конвенции. Китайское правительство должно было выплатить значительную контрибуцию, открыть для англичан новые порты на р. Янцзы. Англии разрешили направить экспедицию в Тибет.

Во время народных восстаний на северо-западе рядом с Дже-тышааром Якуб-бека образовались дунганский султанат с центром в Урумчи и Таранчинское (уйгурское) ханство с центром в Кульдже. Учитывая проанглийскую ориентацию Якуб-бека и опасаясь распространения английского влияния на свои владения в Средней Азии, царское правительство решило предотвратить захват Якуб-беком Таранчинского ханства. С этой-целью в 1871 г. в Илийский (Кульджинский) край вступили русские войска. Сюда, в пограничные с Россией районы, как и в* русские владения, бежали тысячи уйгуров и дунган, спасаясь от продвигавшихся китайских армий, жестоко подавлявших восстания угнетенных народов.

Вскоре после того, как в 1878 г. китайские войска вышли к границам Илийского края, начались русско-китайские переговоры об эвакуации оттуда русских войск. Они завершились в 1881 г. подписанием Петербургского договора, предусматривавшего вывод русских войск из Илийского края, исключая небольшой район на западе его, который передавался России для расселения беженцев -- уйгуров и дунган. Одновременно былв заключены соглашения о торговле в Синьцзяне.

Ведя войну против вьетнамского народа, французская буржуазия стремилась одновременно расширить свои позиции в Китае.

В 1884 г. в Южно-Китайском море были сосредоточены значительные французские военно-морские силы. Французы 'предъявили китайскому правительству требование не только безоговорочно признать захват Вьетнама и вывести из его северных районов китайские войска, но и уплатить большую денежную контрибуцию.

В августе 1884 г. Франция начала против Китая войну. Ее корабли обстреляли порты юго-восточного побережья Китая. Французские войска высадились на Тайване и захватили о-ва Пэнхуледао. Одновременно развернулись военные действия на китайско-вьетнамской границе.

Но отсталый феодальный Китай не смог противостоять капиталистической Франции. Молодой Сунь Ятсен- с горечью говорил: «У французов железные военные корабли, а у нас неуклюжие деревянные джонки. Наши орудия пригодны только для-отдачи салюта». Французский флот безнаказанно бомбардировал китайские города. Почти весь китайский флот был потоплен. Закупленное современное вооружение не посылалось на фронт. Китай ослабляла борьба феодальных клик. Капитулянты, возглавляемые Ли Хунчжаном, стремились к сговору с французами. Цинекое правительство приказало своим войскам прекратить военные действия.

В июне 1885 г. в Тяньцзине был подписан франко-китайский мирный договор. Китайское правительство признало французский протекторат над Вьетнамом. Французским купцам разрешалось беспрепятственно торговать в провинции Юньнань. Франция получила ряд других привилегий.

Проникновение иностранного капитала в Китай сопровождалось ростом товарно-денежных отношений и формированием внутри феодального общества капиталистического уклада. Наряду с предприятиями, принадлежащими иностранцам, в 70--80-х годах возникли первые предприятия с применением машинной техники, построенные 'китайцами. Среди них были текстильные фабрики, шахты и металлообрабатывающие предприятия. Усилилось проникновение товарно-денежных отношений в китайскую деревню.

Цель иностранных колонизаторов в Китае заключалась отнюдь не в том, чтобы преобразовать феодальный Китай в капиталистическую страну. Они стремились превратить его в колонию, в аграрно-сырьевой придаток собственной капиталистической промышленности. Становление капитализма в Китае осуществлялось в чрез! вычайно неблагоприятных условиях. Потеря таможенной независимости, беспрепятственный и почти беспошлинный ввоз иностранных товаров затрудняли развитие первых китайских предприятий. Пограничные заставы между отдельными провинциями и даже округами, где у китайских купцов взимались высокие внутренние пошлины, препятствовали созданию единого общекитайского рынка. Для разбогатевшего купца или ремесленника открытие своего промышленного предприятия было почти безнадежным делом. Когда в 1881 г., группа гуандунских купцов попыталась организовать пароходную компанию для установления непосредственной связи с Англией, это было запрещено Ли Хунчжаном. Неблагоприятные условия для предпринимательской деятельности и особенно: сильное аграрное перенаселение толкали многих китайцев, к эмиграции, в первую очередь в страны Юго-Восточной Азии, где издавна существовали китайские общины. Большинство хуацяо (эмигранты из Китая и их потомки) были трудящимися. Но из числа хуацяо сформировался и влиятельный в ряде стран слой зарубежной китайской буржуазии.

Первые относительно крупные промышленные предприятия капиталистического типа создавались в Китае на государственные средства людьми, занимавшими видное положение в правящей иерархии феодального Китая и являвшимися одновременно крупными землевладельцами. Строительство казенных верфей, арсеналов и других предприятий было одним из элементов политики «самоусиления». Числясь собственностью правительства, эти предприятия фактически находились под контролем создававших их крупных сановников вроде Ли Хунчжа-на, наместника центральных провинций Чжан Чжидуна и им подобных, которые ломимо создания предприятий на государственные средства приобщались и к частнопредпринимательской деятельности, вкладывая свои капиталы в отрасли промышленности, не охваченные государственным предпринимательством. Появились и смешанные предприятия -- с участием государства и частного капитала.

Зарождавшийся китайский капитализм был, таким образом, тесно связан с государственной властью и феодально-помещичьим землевладением.

Многие китайские капиталисты становились под покровительство иностранных фирм, брали иностранные патенты, привлекали иностранцев к соучастию в своих предприятиях, стремились поставить эти предприятия под защиту иностранного флага.

Но наряду с крупными помещиками и сановниками, ставшими на путь капиталистического предпринимательства, и компрадорами постепенно формировалась средняя китайская национальная буржуазия, не связанная непосредственно с государственным аппаратом и феодальным землевладением, страдавшая от засилья иностранных колонизаторов. Однако национальная буржуазия в Китае была крайне слаба.

Начиная с 80-х годов в Китае развернулось железнодорожное строительство. Росло число промышленных предприятий, принадлежащих иностранным фирмам и китайским капиталистам. На побережье вырастали новые промышленные центры. Крупнейшим из них стал Шанхай. На севере рос Тяньцзинь. Большое экономическое значение приобрел захваченный англичанами Сянган (Гонконг).

В 70--80-х годах XIX в. капиталистические державы Европы и США пожинали плоды «открытия» Китая. В 90-х годах они переходят к прямым захватам территории китайского государства. К этому времени к колониальным хищникам, осуществлявшим экспансию против Китая, присоединилось новое капиталистическое государство Азии -- Япония, расположенная рядом с Китаем и обладавшая в силу этого, по выражению В. И. Ленина, монополией особого удобства грабить Китай.

Крестьянская война в Корее и приглашение корейским правительством китайских войск привели к конфликту между Китаем и Японией, оккупировавшей Корею. Англия и особенно США, прикрываясь миролюбивыми заявлениями, на деле поддерживали агрессивные устремления японских милитаристов против Китая. Они рассчитывали использовать Японию как таран, который нанесет удар по Китаю и откроет дорогу более сильным >в экономическом отношении американским и английским монополиям.

Япония начала военные действия против Китая без официального объявления войны. 25 июля 1894 г. японцы потопили транспортное судно китайского военного флота. Почти одновременно японская армия напала на китайские войска в Корее.

Начав войну, японские капиталисты, помещики, военщина стремились не только обеспечить контроль над Кореей, но и захватить китайские территории.

Как и раньше, феодальные правители Китая не могли, да и не хотели организовать оборону родины. Несмотря на то что войне предшествовали три с половиной десятилетия политики «самоусиления» и к этому времени Ли Хунчжаном были созданы войска «новой армии», вооруженной современным европейским оружием, закуплены военные корабли, построены крепости и т. д., Китай был не подготовлен к войне. Ли Хунчжан рассматривал «новую армию» прежде всего как орудие господства своей (клики. Значительная часть средств, отпускаемых на армию и флот, расхищалась. Китайское командование почти ничего не знало ни о своем противнике, ни о театре военных действий. К тому же накануне войны в Пекине обострилась борьба дворцовых клик.

С 1889 г. император Гуансюй начал управлять страной. Цыси заявила, что «удаляется от дел». Но между сторонниками Гуан-сюя и Цыси шла борьба за власть. Приверженцы императора стояли за отпор японцам. Между тем Цыси и Ли Хунчжан с самого начала занимали капитулянтскую позицию. Группа членов китайской академии направила императору доклад, обвинявший Ли Хунчжана в измене. «Он… самолично, -- говорилось в докладе, -- освобождал захваченных японских шпионов, если не открыто, так тайно».

Не удивительно, что военные действия развертывались неблагоприятно для Китая. В сентябре 1894 г. китайские войска, возглавленные ставленником Ли Хунчжана бездарным генералом Е Чжичао, потерпели крупное поражение под Пхеньяном. Изданный по этому поводу рескрипт гласил: «Е Чжичао заслуживает награды, и его действия не должны служить предметом сплетен. Ли Хунчжан вместе с ним заслуживает всяческих милостей и не должен быть наказан».

В октябре японцы форсировали р. Ялуцзян и вступили в Северо-Восточный Китай. В дальнейшем, действуя одновременно с суши и с моря, они захватили ряд важных пунктов, в ноябре в их руки перешли недавно выстроенная крепость и город Люйшунь (Порт-Артур) на л-ове Ляодун. В начале 1895 г. японцы высадили десант близ важной крепости Вэйхайвэй (пров. Шань-дун). Вместо помощи гарнизон получил приказ сдать крепость. В руки японцев попали суда китайской эскадры и богатые трофеи.

Китай потерпел поражение. В марте 1895 г. в г. Симоносеки начались мирные переговоры, закончившиеся 17 апреля подписанием мирного договора.

Цинское правительство отказывалось от притязаний на сюзеренитет над Кореей. Китайские территории -- п-ов Ляодун, о-в Тайвань и о-ва Пэнхуледао -- передавались Японии. Китай обязывался выплатить крупную контрибуцию, открыть для Японии четыре порта в бассейне Янцзы и Великого канала с постоянным пребыванием там японских консулов, предоставить яцрнским судам право плавания по внутренним водам. Кроме того, Китай вынужден был заключить с Японией специальный «Торговый договор удовлетворения», который распространил на Японию все привилегии, вырванные колонизаторами у Китая ранее. Япония получила право строить и эксплуатировать в Китае промышленные предприятия.

Японо-китайская война серьезным образом изменила обстановку и соотношение сил на Дальнем Востоке. Захват Японией территорий, расположенных вблизи сухопутных границ России, в то время, когда еще не было завершено строительство Сибирской магистрали, крайне встревожил царское правительство. К тому же царизм имел собственные замыслы насчет Маньчжурии и Кореи. Царское правительство стремилось к пересмотру Симоносекского договора в части, относящейся к передаче Японии Ляодунского полуострова. Россию поддержали ее союзница Франция и Германия, заинтересованная в том, чтобы перенести дипломатическую активность России из Европы на Дальний Восток. Три державы направили Японии идентичные ноты с требованием пересмотреть Симоносекокий договор. За некоторое увеличение контрибуции Япония отказалась от Ляодунского полуострова.

Поражение Китая свидетельствовало о полном провале политики «самоусиления», провозглашенной в Китае раньше, чем в Японии начали осуществляться «реформы Мэйдзи». Ход войны отразил коренное различие путей развития и результатов, достигнутых Китаем и Японией за 25--30 лет, непосредственно предшествовавших войне. В то время как Япония стала независимым капиталистическим государством, правящая клика Китая своей политикой лишь способствовала полуколониальному закабалению страны.

2. Захват «арендных территорий«. Раздел Китая на сферы влияния

Японо-китайокая война была началом нового общего наступления колонизаторов на Китай. «Япония… -- указывал В. И. Ленин, -- попробовала пробить брешь в китайской стене, открывая такой лакомый кусок, который сразу ухватили зубами капиталисты Англии, Германии, Франции, России и даже Италии» *.

Наряду с другими районами колониальных хищников начинает интересовать Маньчжурия. Об этом свидетельствовала попытка Японии захватить Ляодунский полуостров. Английские дельцы с 1890 г. занимались изысканием трассы для строительства железной дороги от Шаньхайгуаня, на север. Американские монополии добивались концессии на постройку железной дороги Гуанчжоу -- Ханькоу -- Пекин с продолжением ее на северо-восток.

Статья 1 договора предусматривала военный союз, который должен был вступить в силу при нападении Японии на Россию, Китай или Корею. Предусматривалось, что, если начнется такая война, все порты Китая «будут в случае необходимости открыты для русских военных судов».

Царское правительство получило концессию на строительство железной дороги, соединяющей Владивосток с Сибирской магистралью через территорию Маньчжурии. Построенная на основе этого договора КВЖД стала важным орудием колониальной эксплуатации прилегающей к ней китайской территории. В полосе отчуждения дороги и в Харбине был установлен режим экстерриториальности. Они перешли под контроль русских властей.

Воспользовавшись убийством в Шаньдуне двух немецких миссионеров, Германия направила в ноябре 1897 г. в Китай эскадру и высадила войска в заливе Цзяочжоу. В марте 1898 г. она принудила Китай подписать договор о передаче в «аренду» на 99 лет области Цзяочжоу с военным портом Цзяочжоувань (Циндао). Кроме того, Германия получила право строить в провинции Шаньдун железные дороги и разрабатывать ее горные богатства.

Почти одновременно Россия заключила с Китаем конвенцию об «аренде» на 25 лет портов Люйшунь (Порт-Артур) и Далянь (Дальний) вместе с прилегающим водным и сухопутным пространством. Россия получила также право построить железную дорогу, соединяющую Порт-Артур с КВЖД.

В апреле 1898 г. Франция «арендовала» на 99 лет военный порт Гуанчжоувань (Каньцзян). В мае 1898 г. Англия захватила порт Вэйхайвэй, «узаконив» этот захват соответствующим соглашением об «аренде». Кроме того, Англия получила (c)"аренду" на 99 лет так называемую Новую территорию на п-ове Цзюлун и примыкающих островах, присоединенную >к колонии Гонконг.

Захваченные империалистическими державами на китайской территории опорные пункты стали их базами для развертывания дальнейшей агрессии против китайского народа. Империалисты разделили Китай на сферы влияния. 10 провинций, расположенных в бассейне Янцзы, стали сферой влияния Англии, провинции Юньнань, Гуандун и Гуан-си -- Франции и частично Англии, Шаньдун -- Германии, Фузцянь -- Японии. Территории к северу от Великой китайской стены составили сферу влияния царской России.

США, захватив Га. вайские острова, о-в Гуам, Филиппины, создали цепь баз, пересекавших Тихий океан по направлению к Китаю. Учитывая, что почти вся территория Китая была уже поделена на сферы влияния другими империалистическими державами, американская дипломатия провозгласила в 1899 г. так называемую доктрину «открытых дверей» и «равных возможностей» в Китае. Рассчитывая на свое экономическое превосходство, американские монополии надеялись таким путем подчинить себе весь Китай. Разоблачая колонизаторскую сущность доктрины «открытых дверей», Сунь Ятсен впоследствии говорил: «Разбойники пришли в дом и еще требуют, чтобы двери оставались открытыми».

К концу XIX в. завершился процесс превращения Китая в полуколонию держав. В результате целого ряда захватнических войн империалисты опутали Китай системой неравноправных договоров и разделили его на сферы влияния. На «арендных территориях» постоянно находились их военно-морские силы и сухопутные войска. Империалисты поставили под свой контроль все важные торговые порты Китая, создали в них сеттльменты и концессии, находящиеся под иностранным управлением. Китайское население подвергалось там унижениям и оскорблениям. У входа в обширный парк шанхайского сеттльмента висела надпись: «Вход китайцам и собакам воспрещен».

Иностранцы захватили таможни и внешнюю торговлю Китая, контролировали важные пути сообщения. В конце XIX в. развернулась острая борьба между различными капиталистическими державами за выгодные железнодорожные концессии.

Только за пять лет, с 1895 по 1899 г., Китаю было навязано семь кабальных займов на общую сумму 370 млн. лян (свыше 500 млн. золотых рублей тто курсу того времени). Многие займы навязывались путем открытых угроз. Один из китайских чиновников писал в дневнике, что во время переговоров о заЙмах китайское ведомство иностранных дел (цзунлиямынь) стало походить на ярмарку, английский посланник «рычал и бесновался, добиваясь, чтобы заем был предоставлен Англией. Можно ли было вынести столь гнусное зрелище?» К концу XIX столетия государственный долг Китая га 4 раза превышал доходы его бюджета.

К 1897 г. в Китае существовало более 600 иностранных фирм и проживало около 10 тыс. иностранцев. Колонизаторы подчиняли своим нуждам сельскохозяйственное производство страны.

Империалисты развернули идеологическую экспансию. Этой цели служили деятельность тысяч миссионеров, создание иностранцами учебных заведений, издание ими газет, привлечение китайской молодежи в учебные заведения за границей. Особую активность в этом отношении проявляли США, пытавшиеся привлечь на свою сторону китайскую интеллигенцию.

Вторжение колонизаторов способствовало распаду китайского феодального общества и развитию элементов капитализма, В ряде районов был подорван присущий феодализму натуральный характер хозяйства. Однако основа феодального гнета -- эксплуатация крестьян помещиками -- не только сохранилась, но в сочетании с полуфеодальной эксплуатацией крестьян компрадорами и ростовщиками по-прежнему занимала преобладающее 'положение. Национальный капитализм получил некоторое развитие, однако он не превратился в основной обществен" но-экономический уклад Китая.

Империалистический гнет и господство феодальных пережитков препятствовали развитию капиталистических отношений, закрепляли экономическую и культурную отсталость страны.

3. Реформаторское движение в Китае. Восстание ихэтуаней

Размывание натуральных форм хозяйства, развитие торговля, товарно-денежных и капиталистических отношений способствовали расширению экономических связей между различными районами страны, постепенному созданию национального рынка. Как и само становление капитализма, формирование едино-

го национального рынка в Китае крайне осложнялось феодальными пережитками, внутренними таможнями, разделом страны на сферы влияния империалистических держав, чрезвычайно плохим состоянием транспортных коммуникаций. В этой обстановке развитие товарно-денежных отношений стимулировало складывание местных, региональных рынков, что создавало определенную экономическую базу для обособленности отдельных провинций. Тем не менее рост экономических связей между разными районами, начало железнодорожного строительства, введение пароходного сообщения способствовали складыванию китайской (ханьской) нации.

Это был сложный и противоречивый процесс. С одной стороны, действовали факторы, ускорявшие превращение китайской народности в нацию. Издавна сложились общность территории, единый язык, иероглифическая письменность и грамматический строй которого были общими для всех китайцев, развитая национальная культура. Усилившаяся в конце XIX в. угроза полного колониального порабощения и раздела страны империалистическими державами способствовала пробуждению национального самосознания и усилению чувства единства интересов китайского народа в борьбе против колонизаторов. В противоположном направлении продолжали действовать такие' факторы, как пережитки феодальной раздробленности, раздел страны на сферы влияния, засилье иностранного капитала, господствующее положение маньчжурской знати, большие различия разговорных диалектов китайского языка в разных районах.

В конце XIX -- начале XX столетия процесс формирования китайской нации значительно продвинулся. На этой основе возникло буржуазно-национальное движение, одним из первых проявлений которого была деятельность реформаторов, развернувшаяся в конце XIX в.

Среди китайской интеллигенции, помещичьей и чиновничьей по своему происхождению, появилась прослойка, выражавшая интересы формирующейся национальной буржуазии. Из ее среды вышли люди, призывавшие к осуществлению реформ, которые могли бы укрепить страну и спасти ее от иностранного порабощения.

Призывы к реформам стали раздаваться вскоре после франко-китайской войны 1884--1885 гг. Появились книги и брошюры, авторы которых настаивали на проведении серьезных экономических и политических преобразований. Выдвигались идеи созыва парламента и превращения Китая в конституционную монархию. В одной из таких книг говорилось: «При монархии власть достается высшим, при народовластии -- низшим; если Же у власти находятся одновременно и монарх и народ, товласть распределяется равномерно». К этому времени наиболее видным представителем реформаторского движения становится Кан Ювэй (1858--1927). Кан Ювэй был знатоком древней китайской литературы, истории и философии. Он проявлял также большой интерес к истории и политическим теориям капиталистических стран Запада и Японии и пытался соединить некоторые положения конфуцианского учения с буржуазными идеями Запада. В своих книгах Кан Ювэй призывал проникнуться духом патриотизма. Он выдвинул программу реформ, которая, по его мнению, могла спасти Китай от порабощения. При этом Кан Ювэй выступал как убежденный сторонник монархической власти, считая, что реформы должны быть осуществлены императором.

В 1888 г. в качестве экзаменационной работы на право занятия государственной должности он составил «Письмо к императору», в котором говорил об опасности, угрожавшей Китаю, и призывал императора «изменить существующий порядок, проникнуть в душу народа». «Письмо», которое придворная клика сочла крамольным, не было передано императору, а экзаменатор забраковал его, заявив в адрес Кан Ювэя: «Он словно помешанный! Не пройдет!». Однако идеи, выдвинутые Кан Ювэем, приобрели большую популярность среди передовых представителей китайской интеллигенции.

Сильный толчок усилению реформаторского движения дала японо-китайская война 1894--1895 гг.

В апреле 1895 г. более 1200 претендентов на высшие ученые степени, съехавшихся для сдачи экзаменов в Пекин, одобрили и попытались передать императору составленный Кан Ювэем «коллективный меморандум», призывавший отказаться от подписания Симоносекского договора, продолжать войну с Японией и немедленно провести реформы. Эта петиция широко распространялась и встретила общественную поддержку. Деятельность реформаторов начинала приобретать характер общекитайского политического движения. В Пекине сторонники реформ образовали свой политический клуб -- «Ассоциацию усиления государства» -- и начали выпускать газету.

В 1896--1897 гг. Кан Ювэй вел пропаганду в Цзянсу, Чжэц-зяне, Гуандуне, Гуанси. В провинциях стали возникать группы и общества сторонников реформ, учреждавшие свои школы, издававшие газеты. Число газет и журналов, издаваемых реформаторами, достигло тридцати. Ближайшим сподвижником Кан Ювэя стал видный китайский историк и литератор Лян Цичао.

В провинции Хунань реформаторское движение возглавлял один из наиболее радикальных его представителей -- Тань Сы-тун. В отличие от Кан Ювэя и большинства других реформаторов Тань Сытун считал, что борьба за реформы должна принять острый, боевой характер. «Ныне, -- говорил Тань Сытун, -- Китай может надеяться на возрождение лишь после то-

го, как в борьбе между старыми и новыми партиями прольются реки крови. Сегодня нужно лишь смотреть -- кто смелее и упорнее".

Реформаторы превращались в заметную политическую силу. Начавшийся в 1897 г. захват «арендных территорий» еще более активизировал их деятельность. Весной 1898 г. Кан Ювэй основал «Союз защиты государства», центры которого находились в Пекине и Шанхае. Это была первая попытка создать в Китае политическую партию.

Движение за реформы совпало с обострением борьбы в лагере правящей маньчжурской феодальной верхушки между сторонниками императора Гуансюя и кликой Цыси. Сторонники императора склонялись к сближению с реформаторами, рассчитывая таким путем оттеснить клику Цыси и укрепить свою власть.

В начале 1898 г. Гуансюй, ознакомившись с программой Кан Ювэя, одобрил его планы. 11 июня был издан императорский указ «О планах государства», провозглашавший политику реформ. Проекты реформ были разработаны Кан Ювэем, Лян Цичао, Тань Сытуном и другими деятелями, получившими теперь доступ к политической власти. В течение 103 дней, с 11 июня по 21 сентября 1898 г., которые вошли в историю Китая под именем «ста дней реформ», реформаторы, опираясь на поддержку Гуансюя, пытались осуществить свои планы.

За это время были изданы указы, предусматривавшие реорганизацию государственного аппарата и сокращение численности «знаменных» войск, провозглашалось, что на государственные посты будут назначаться «талантливые люди из народа». В указах говорилось о поощрении национального железнодорожного строительства, фабрично-заводской промышленности, ремесла, об улучшении техники сельского хозяйства. Они предусматривали серьезные преобразования в области культуры: реорганизацию школ, открытие специальных технических училищ, разрешение свободной организации издательств и научных обществ, освобождение всех газет от налогов. Подготавливалось открытие Пекинского университета.

Однако политика реформаторов встретила решительное сопротивление реакционеров, объединившихся вокруг Цыси. Большинство чиновников в центре и на местах саботировали выполнение императорских указов о реформах. Единственным реальным успехом реформаторов в этот период было завоевание условий для легальной деятельности их организаций и пропаганды их идей. Но реакция, в руках которой находились армия и государственный аппарат, быстро перешла в наступление. В некоторых провинциальных городах были разгромлены помещения обществ и редакций газет реформаторов. В столице противники реформ, возглавляемые Цыси и генерал-губернатором столичной провинции Жун Лу, готовили переворот.

В этой сложной обстановке реформаторы пытались привлечь на свою сторону офицеров «новой армии» во главе с ее командиром Юань Шикаем, рассчитывая при их помощи предотвратить захват власти кликой Цыси. Однако Юань Шикай, видя слабость реформаторов, выдал их планы Цыси. 21 сентября клика Цыси совершила дворцовый переворот. Гуансюя отстранили от власти и заточили в одном из дворцов. Тань Сытун и несколько других видных реформаторов были казнены. Кан Ювэю удалось бежать в Гонконг, а Лян Цичао -- в Японию. В течение месяца почти все указы о реформах были отменены правительством Цыси.

Поражение реформаторов не было случайностью. Социальную опору движения составляли верхушечные слои буржуазии, которые сами вышли из помещичьей среды и были еще очень слабы. Реформаторы были далеки от народа, боялись развертывания массовой борьбы. Отсюда соглашательская тактика Кан Ювэя и большинства его соратников, их монархизм и приверженность маньчжурской династии. Кан Ювэй любил ссылаться на «реформы Мэйдзи» в Японии. Но ведь они были результатом незавершенной буржуазной революции. К тому же обстановка в Китае в конце XIX в. коренным образом отличалась от обстановки периода «преобразований Мэйдзи» в Японии. Китай стал уже полуколонией, здесь сложился единый фронт империализма и внутренней феодальной реакции. В этих условиях только демократическая революция, осуществленная при участии широчайших народных масс, могла бы открыть путь к подлинному обновлению Китая.

Несмотря на поражение, реформаторское движение конца XIX в. имело важное прогрессивное значение. Его целью было создать необходимые предпосылки для независимого капиталистического развития страны. Реформаторы выступали зачинателями буржуазно-национальной идеологии и буржуазно-национального движения в Китае.

Кан Ювэй и его сторонники представляли правое, соглашательское крыло зарождавшегося в Китае буржуазно-национального движения. Но одновременно с либерально-реформаторским движением в Китае возникло и революционно-демократическое направление буржуазно-национального движения, возглавляемое Сунь Ятсеном.

Сунь Ятсен родился в 1866 г. в одной из деревень провинции Гуандун в крестьянской семье. Его брат эмигрировал на Гавайские острова, вел там торговлю. В 1878--1883 гг. Сунь Ятсен жил у брата в Гонолулу, где учился в миссионерской школе. На его глазах проходила борьба гавайцев против американских колонизаторов. После поражения Китая в войне с Францией Сунь Ятсен решил посвятить себя борьбе за возрождение родины. Он выбрал профессию врача, считая, что она будет способствовать его политическай деятельности.

Еще будучи студентом медицинского института в Гонконге, который он окончил в 1892 г., Сунь Ятсен начал вести революционную агитацию. Медицинская практика позволила ему глубже узнать жизнь и чаяния народа. Вначале Сунь Ятсен примыкал к реформаторам, но со времени войны с Японией он выступает решительным сторонником революционной борьбы против цинской династии, за республику.

Вскоре после нападения Японии на Китай Сунь Ятсен направился в Гонолулу, где стал объединять прогрессивно настроенных китайских эмигрантов и подготовлять создание тайной революционной организации. В феврале 1895 г. в Гонконге состоялось формальное основание «Общества возрождения Китая».

«Наши сильные соседи, -- говорилось в программной декларации общества, -- смотрят на нас злобными глазами тигра и сокола, они давно пускают слюну, зарясь на рудные богатства Китая, на обилие всяких продуктов. В прошлом они подобно червям беспрестанно отъедали у нас кусочки и подобно киту, проглатывали целые части нашей страны. Теперь они думают полностью разделить Китай на куски, как тыкву, разделить его на части, как бобы. Каждый, кто имеет сердце, должен воскликнуть во весь голос, срочно спасти народ из пучины бедствий, спасти здание от падения, чтобы все наши внуки и правнуки не были бы рабами чужеземцев».

В клятве, которую давали члены общества, содержался призыв: «Изгнать маньчжуров, восстановить Китай!»

Сунь Ятсен понял, что одними реформами Китай не спасти, он призывал к революционной борьбе. В 1895 г. под его руководством готовилось восстание в Гуанчжоу. Однако власти раскрыли революционную организацию. Несколько соратников Сунь Ятсена были казнены. После этой неудачи Сунь Ятсен в течение нескольких лет посещает ряд стран Азии, Европу и Америку, где вербует себе единомышленников среди китайских эмигрантов. Он знакомится с общественными идеями Запада. В 1900 г. Сунь Ятсен делает еще одну попытку организовать вооруженное восстание на юге Китая, но и эта попытка окончилась неудачей.

Если Кан Ювэй и его группа представляли верхушечные слои национальной буржуазии, вышедшие из феодальной среды, то Сунь Ятсен выражал интересы мелкой и средней китайской национальной буржуазии. Он искренне и глубоко сочувствовал нуждам и чаяниям китайского крестьянства.

Все более углублявшийся кризис феодальных отношений определил упадок феодальной культуры господствующих классов Китая. В литературе культивировались эпигонские направления, проповедовавшие слепое подражание классическим образцам. Поэзия основывалась на нормах, выработанных в III-- XI вв. Господствовавшая в прозе школа всемерно отстаивала конфуцианские идеи в литературных произведениях, написанных в канонизированной форме и носивших схоластический характер. Система государственных экзаменов, немногочисленные казенные школы не способствовали подлинному развитию науки, сковывали распространение знаний.

Превратив Китай в полуколонию, империалисты поставили одной из своих целей духовно поработить китайский народ, создать послушные им, лишенные национальных традиций, идейно опустошенные кадры интеллигенции.

Но и в этих трудных условиях китайский народ продолжал развивать прогрессивные тенденции своей национальной культуры, создавать значительные культурные ценности.

В последней трети XIX в. уже была подорвана былая самоизоляция Китая. Передовые представители интеллигенции стремились ознакомиться с достижениями западноевропейской науки и общественной мысли. Большое значение имела деятельность Янь Фу, активного пропагандиста западной буржуазной культуры и просвещения. В 1897 г. он начал издавать в Тяньцзине газету «Говэнь бао», в которой публиковались переводы наиболее значительных иностранных книг и сообщения о политических событиях за границей. Получили распространение переведенные им «Теория эволюции» Гексли, труды Адама Смита, Монтескье, Спенсера. Одновременно появляются переводы ряда произведений Бальзака, Диккенса, Ибсена. Начинается знакомство китайцев с произведениями русской литературы.

Важную роль в распространении буржуазной культуры в Китае сыграло реформаторское движение. Его вожди Кан Ювэй, Лян Цичао, Тань Сытун и др. были видными деятелями китайской культуры -- учеными, писателями, публицистами. Реформаторы стремились сочетать взгляды древних китайских мыслителей с современными западными идеями. В их газетах публиковались многочисленные материалы об идейной и культурной жизни иностранных государств. Много внимания уделялось проблемам образования.

В конце XIX в. появилась острая потребность в реформе литературного языка. Был сделан шаг вперед в распространении байхуа, основанного на нормах разговорной речи, понятного широким массам. «Новый литературный стиль» активно пропагандировал Лян Цичао. Его статья «О молодом Китае» стала образцом литературного стиля, сближавшегося с разговорным языком. На байхуа появились прозаические произведения, завоевавшие популярность у читателей. Разрабатывались проекты создания фонетического алфавита взамен иероглифического письма.

Новые явления в культурной жизни страны отразились на литературе. Были созданы произведения, проникнутые патриотическими и демократическими идеями. Эти идеи ярко проявились в творчестве связанного с реформаторами крупнейшего поэта того времени Хуан Цзунсяня (1848--1905). Его стихотворения, собранные в двух книгах, «Заметки в стихах из хижины в мире людей» и «Стихи о японских событиях», призывали к борьбе за спасение от иноземного порабощения. Он призывал идти «с отвагой на смертный бой». Ряд стихотворений Хуан Цзунсяня посвящен событиям японо-китайской войны («Горе тебе, Люйшунь», «Оплакиваю Вэйхайвэй»), потере Тайваня. Возмущаясь сдачей бездарными генералами городов и крепостей, он прославляет мужество китайских солдат-патриотов, которые «бились, даже искалеченные, сражались, раненные». Хуан Цзунсянь стремился приблизить язык поэзии к языку разговорной речи. Он призывал «писать так, как говорят уста».

В конце XIX и особенно в первые годы XX в. широкое распространение получили «обличительные романы», авторы которых подвергали резкой критике различные стороны феодальных порядков. Они развивали традиции сатирического романа XVIII в., и в частности «Неофициальной истории конфуцианцев».

Большой популярностью пользовались романы Ли Баоцзя (1867--1906). В его лучшем романе «Наше чиновничество» ост-росатирически изображено разложение государственного аппарата тогдашнего Китая. «Все продается, и все покупается, а в промежутках этих торгов рушатся человеческие судьбы, угнетается народ», -- писал Ли Баоцзя. Его роман «События 1900 года» характерен своей антиимпериалистической направленностью.

С романом «Наше чиновничество» перекликается роман У Вояо (1866--1910) «За двадцать лет». Большой популярностью пользовался роман Лю Э (1857--1909) «Путешествие Лао Ца-ня». В 1905 г. вышел роман Цзэн Пу (1871--1935) «Цветы в море зла», первое произведение китайской литературы, в котором сочувственно показывались революционеры.

Большинство авторов обличительных романов не занимали последовательно прогрессивных позиций в основных вопросах общественной жизни страны. В творчестве У Вояо, например, постепенно начинают преобладать сентиментальные и эротические мотивы, у Лю Э обличение чиновников и сочувствие угнетенному народу сочетаются с реформистскими иллюзиями и прямой враждебностью к революционерам. Однако обличение этими авторами правящей верхушки имело огромное общественное значение. Их романы привлекли внимание прогрессивной общественности, способствовали росту национального самосознания и подъему революционного движения.

Прогрессивные стороны творчества этих писателей подготовили почву для художественной и публицистической деятельности великого китайского писателя-демократа Лу Синя (1881-- 1936)--основоположника реализма в современной китайской литературе и искусстве. В начале XX в. Лу Синь выступал главным образом как публицист и переводчик. Он пропагандировал русскую литературу, в 1909 г. совместно с братом издал два сборника «Зарубежных рассказов», включавших переведенные Лу Синем произведения В. Г аршина и Л. Андреева.

Новые явления в общественной жизни оказали влияние на китайский театр. Продолжалось развитие завоевавшей большую популярность еще с начала XIX в. столичной, или пекинской, музыкальной драмы. Прогрессивные деятели театра высказываются за приближение театрального искусства к современности. В 1907 г. китайские студенты, обучавшиеся в Японии, создали театральное общество «Весенняя ива», поставившее «Даму с камелиями» А. Дюма-сына и «Хижину дяди Тома» Г. Бичер-Стоу.

В изобразительном искусстве наметилось движение к совершенствованию национальных форм. Новое направление в китайской живописи создал крупный художник Жэнь Бонянь (1840--1896), обогативший традиционную китайскую живопись «гохуа» (картины на шелковых или бумажных свитках, которые пишутся тушью или краской, разведенной на воде). Его традиции продолжил замечательный художник Ци Байши (1861--1957). Народный лубок и гравюра откликались на крупнейшие политические события. Популярностью пользовался цикл гравюр, посвященный франко-китайской войне 1884-- 1885 гг. В начале XX в. впервые появилась политическая карикатура.

Некоторые успехи были достигнуты и в архитектуре. Национальные традиции нашли воплощение в построенном в конце XIX в. в Пекине императорском летнем дворце «Ихэюань» («Парк безмятежного отдыха»). Замечательные образцы парковой архитектуры были созданы в других городах. Дальнейшее развитие получили также художественные ремесла (керамика, вышивание и т. п.).

Усиление бедствий, переживаемых трудящимися города и деревни в связи с превращением Китая в полуколонию, вызвало новый взрыв возмущения народных масс.

Если в начальный период агрессии капиталистических держав колониальная эксплуатация затронула главным образом приморские провинции Южного и Центрального Китая, то в последней трети XIX в., особенно после японо-китайской войны 1894--1895 гг., она распространилась и на население Северногоi Китая. В Шаньдуне начал хозяйничать германский империализм. Строительство иностранцами желёзнйх дорог, открытие ими пароходных линий вдоль китайского побережья обрекли ка безработицу и голод сотни тысяч кули и моряков, обслуживавших Великий канал, соединявший Северный Китай с Янцзы. Контрибуция Японии, новые кабальные займы привели к увеличению налогов и поборов. Помещики повышали арендную плату.

Тяжелое положение крестьян и городской бедноты усугублялось стихийными бедствиями. В 1885 г. река Хуанхэ сменила русло и потекла через провинцию Шаньдун. Разрушительные наводнения повторялись из года в год.

Ненависть населения вызывала усилившаяся деятельность иностранных миссионеров.

Среди китайского крестьянства по-прежнему большим влиянием пользовались тайные общества, в частности «Ихэтуань» (сОтряды мира и справедливости"), или, как его иногда называют, «Ихэцюань» («Кулак во имя мира и справедливости»). Его социальный состав был пестрым. Преобладали крестьяне, но было и немало разорившихся ремесленников, кули, солдат, чиновников, шэныни. Организации общества «Ихэтуань» начали превращаться в центры, возглавлявшие стихийные выступления крестьянства и других слоев населения против иностранных колонизаторов.

Ареной деятельности общества стала провинция Шаньдун. Общество выдвинуло лозунг: «Поддержим Цинов, смерть иностранцам!» Члены общества поставили своей целью изгнать «заморских дьяволов» из Китая. Их призывы находили всеобщую поддержку среди населения. В 1898 г. общество, раньше действовавшее в глубоком подполье, начинает открытую пропаганду. По его призыву формируются вооруженные отряды. С начала 1899 г. ихэтуани стали контролировать значительную часть провинции Шаньдун.

Вступавшие в отряды ихэтуаней давали обещание: «Не быть жадным, не развратничать, не нарушать приказаний родителей, не нарушать существующих законов, изгнать чужеземцев, убивать чиновников-взяточников. В городах быть скромными и не глазеть по сторонам. При встрече с единомышленниками приветствовать их». Они верили, что выполнение соответствующих обрядов и заклинания сделают их неуязвимыми для вражеских пуль и снарядов. В число обязательных обрядов последователей общества «Ихэтуань» входили особые приемы кулачного боя (поэтому в западной литературе ихэтуаней стали называть «боксерами»), которым тоже придавался мистический смысл. Они говорили: «Мы изучаем священные приемы ихэцю-аней, чтобы защитить Китай, изгнать заморских грабителей, уничтожить местных христиан и таким образом избавить соотечественников от страданий».

В отрядах повстанцев было много молодежи, в том числе 12--13-летние подростки. В отдельные специальные отряды объединялись девушки, замужние женщины, вдовы.

Ненависть к «заморским дьяволам» проявлялась в разгроме христианских церквей, выступлениях не только против иностранных миссионеров, но и против китайцев, принявших христианство. В одной из песен повстанцев говорилось: «Изорвем электрические провода, вырвем телеграфные столбы, разломаем паровозы, разрушим пароходы». Ихэтуани осуждали движение за реформы.

Среди высших чиновников провинции Шаньдун, да и при дворе в Пекине не было единой позиции по отношению к ихэ-туаням. Маньчжурская знать и китайские феодалы боялись расширявшегося стихийного выступления масс. Но та часть маньчжурской знати и китайских феодалов, которая выступала против всего иностранного с консервативных, феодальных позиций, надеялась использовать ихэтуаней в своих интересах, обуздать и приручить их вождей. Губернатор Шаньдуна Юй Сянь вступил с ними в переговоры и согласился включить ихэтуаней в сельское ополчение.

4. Вмешательство иностранных колонизаторов

Вожди ихэтуаней проводили в тот период по отношению к иностранцам тактику «устрашения», требовали их ухода из Китая, угрожая в случае невыполнения этого требования свирепой расправой, однако воздерживались от открытых нападений. Несмотря на это, дипломаты империалистических держав обвиняли повстанцев в бесчинствах и зверствах и требовали от китайского правительства «принятия решительных мер».

В конце 1899 г. по требованию американского посланника Юй Сянь был смещен с поста губернатора. Новый губернатор, Юань Шикай, двинул против ихэтуаней войска, которые вместе с находившимися в Цзяочжоу немецкими солдатами усмиряли население.

В декабре 1899 г. на совещании посланников иностранных государств было выработано совместное требование китайскому правительству жестоко расправиться с участниками движения ихэтуаней. В марте 1900 г. империалистические державы потребовали от китайского правительства усиления репрессий, открыто угрожая военным вмешательством. В апреле в Дагу прибыли военные корабли Англии, США и других: империалистических держав.

Действия Юань Шикая и открытое вмешательство колонизаторов вызвали новый подъем народного движения. Весной 1900 г. антиимпериалистическое восстание вслед за провинцией Шань-дун охватило столичную провинцию Чжили. Отряды ихэтуаней направились к столице. К маю движение охватило не только сельские местности, но и города. Десятки тысяч крестьян и ремесленников, среди которых преобладала молодежь и были женщины, с красными или желтыми повязками на головах, вооруженные большими мечами и длинными пиками, неся огромные знамена с надписью: «Следуйте по правильному пути Неба, да здравствуют Цины, смерть иностранцам!», приближались к Пекину.

Тысячи солдат правительственных войск переходили на сторону повстанцев. Вооруженные выступления ихэтуаней охватили Маньчжурию. Их прокламации распространялись в Центральном и Южном Китае.

Положение цинского правительства стало угрожающим. Его армии были бессильны преградить повстанцам путь на Пекин. В правящем лагере не было единства. Цыси колебалась. Многие представители правящей верхушки опасались, что продолжение открытой борьбы с ихэтуанями приведет к быстрому перерастанию антииностранного движения в антифеодальное, направленное против правящей цинской династии. «Войско богдыхана, -- говорил один из вождей ихэтуаней, -- будет драться заодно с нами, но если цинская династия не станет помогать нам и не будет на нашей стороне, то знайте, что тогда мы низвергнем династию, но спасем китайский народ от заморских дьяволов».

Страх перед народным восстанием заставил Цыси маневрировать. Она пригласила на аудиенцию вождей ихэтуаней. В июне 1900 г. несколько десятков тысяч повстанцев вступили в Пекин и Тяньцзинь. Правительство лицемерно заявило, что берет их под свое покровительство.

Капиталистические державы, давно подготовлявшие интервенцию, перешли к военным действиям. Их войска после бомбардировки с моря заняли форты Дагу и повели наступление на Тяньцзинь.

Открытое вмешательство держав вызвало новый взрыв негодования. Повстанцы начали громить религиозные учреждения иностранных миссионеров, осадили концессии в Тяньцзине, разрушили железнодорожные и телеграфные линии. В ряде случаев повстанцы сжигали правительственные учреждения и казнили наиболее ненавистных чиновников.

В обстановке антиимпериалистического восстания, когда повстанцы фактически контролировали столицу, Цыси подписала 21 июня указ об объявлении войны державам. Отряды ихэтуаней осадили посольства, в которых под охраной нескольких сот иностранных солдат забаррикадировались иностранные дипломаты. Германский посланник и советник японского посольства были убиты на улице. Началось 56-дневное «пекинское сидение» иностранных дипломатов.

Империалистические державы использовали пекинские события для расширения захватнической войны. В иностранной прессе публиковались лживые сообщения о гибели всех иностранных дипломатов в Пекине, об истреблении европейцев .и т. п. Под прикрытием разглагольствований о «желтой опасности» в Китай

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой