Наказание в системе уголовного права РФ

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВВЕДЕНИЕ

уголовный право российский наказание

Актуальность исследования. Социальные, политические, экономические изменения, происходящие в нашей стране с начала 90-х гг. XX века, с неизбежностью повлекли изменения и в правовой сфере общества. Проводимые в стране комплексные реформы не могут осуществляться без новой базы.

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 года явился важной вехой в становлении новой нормативной базы в борьбе с преступностью. Он выгодно отличается от предыдущих кодексов советского периода — прежде всего тем, что свободен от идеологических штампов и классового подхода в решении проблем преступности и наказания.

Институт назначения наказания претерпел достаточно большие изменения по сравнению с ранее действовавшим УК РСФСР 1960 года. В частности, существенно изменилась редакция статьи, посвященной общим началам назначения наказания.

Проблема назначения справедливого наказания виновному лицу всегда была одной из важнейших в теории уголовного права. Определение критериев для выбора меры наказания, соответствующей общественной опасности совершенного лицом преступления и личности виновного — это один из главных вопросов науки уголовного права, законодательной и правоприменительной практики. В уголовном законе общие начала назначения наказания как раз и являются теми базовыми правилами, на основе которых производится выбор судом той или иной меры наказания виновному лицу.

Проблеме общих специальных правил назначения наказания в науке отечественного уголовного права уделено достаточное внимание.

Впервые в отечественном уголовном законодательстве термин «общие начала назначения наказания» появился в ст. 32 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 года. Затем эта статья была текстуально воспроизведена в УК РСФСР 1960 года. Однако на существование «общих требований» при назначении наказания указывалось ещё в дореволюционной юридической литературе.

До принятия Основ 1958 года наука уголовного права советского периода оперировала понятием «принципы назначения наказания», после введения в законодательство термина «общие начала назначения наказания», мнения авторов разделились: одни продолжали выделять и принципы назначения наказания и общие начала назначения наказания: И. И. Карпец, Л. А. Прохоров, М. И. Бажанов, другие — выделяли лишь общие принципы уголовного права в целом и общие начала назначения наказания Г. Л. Кригер.

За прошедший период был написан и опубликован ряд монографических работ, посвященных исследованию общих начал назначения наказания таких авторов как: М. А. Скрябин, Г. С. Гаверов, В. И. Ткаченко, Л. А. Прохоров, и др. Авторы, освещавшие вопросы дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности и наказания, а также вопросы построения и применения уголовно-правовых санкций, выбора оптимальной меры наказания, назначения наказания несовершеннолетним, так или иначе касались проблем общих начал назначения наказания.

Следует назвать следующих учёных: Н. А. Беляев, Я. М. Брайнин, М. И. Бажанов, А. С. Горелик, В. К. Дуюнов, С. Г. Келина, В. Н. Кудрявцев, П. В. Коробов, Л. Л. Кругликов, А. И. Коробеев, Г. Л. Кригер, Г. А. Кригер, А. П. Козлов, Ю. Б. Мельникова, П. П. Осипов, В. В. Похмелкин, Т.А. Лесниевски-Костарева, П. А. Фефелов и др.

Уголовный кодекс РФ 1996 года содержит новую редакцию общих начал назначения наказания, отличную от той, которая была в УК РСФСР 1960 года. Есть в УК РФ и много новелл, касающихся назначения наказания при наличии определённых обстоятельств (рецидива, совокупности преступлений и приговоров, предварительной преступной деятельности, совершении преступления в соучастии и т. д.).

Судебная практика испытывает определённые трудности при применении как общих начал назначения наказания, так и конкретных правил, регламентирующих порядок назначения наказания при наличии тех или иных обстоятельств.

Цель исследования: составили понимание общих начал назначения наказания в институте назначения наказания, изложение законодателем общих начал и специальных правил назначения наказания, соотношение друг с другом общих начал назначения наказания, изложенных в различных частях ст. 60 УК РФ 1996 года.

Объектом и предметом исследования является действующее федеральное законодательство.

Методологическую основу исследования составили научные подходы к теории права, уголовном, уголовно-процессуальном, уголовно-исполнительном.

Кроме того, в процессе работы были использованы общенаучные и частно-научные методы: системный, исторический, сравнительно-правовой метод.

Теоретической базой работы послужили научные исследования учёных-криминалистов прошлого и настоящего периодов времени: П. И. Люблинского, С. В. Познышева, Н. С Таганцева, И. Я. Фойницкого, И. И. Карпеца, А. А. Пионтковского, М. Д. Шаргородского, Л. А. Прохорова, М. И. Бажанова, Г. А. Кригера, Г. Л. Кригер, М. А. Скрябина, Г. С Гаверова, П. И. Гришаева, Ю. М. Ткачевского, В. И. Ткаченко, Н. А. Беляева, Я. М. Брайнина, А. С Горелика, A.M. Яковлева, А. В. Наумова, В. В. Лунеева, СГ. Келиной, В. Н. Кудрявцева, П. В. Коробова, Л. Л Кругликова, А. И. Коробеева, А. П. Козлова, Г. Н. Борзенкова, B.C. Комиссарова, Н. Ф. Кузнецовой, Ю. Б. Мельниковой, П. П. Осипова, В. В Похмелкина, Т.А. Лесниевски-Костаревой, и др.

Эмпирическая часть дипломного исследования основывается на Конституции Российской Федерации, уголовном, уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном законодательстве, федеральных законах Российской Федерации.

Выпускная квалификационная работа состоит из ведения, двух глав, семи параграфов, заключения и библиографического списка.

Глава 1. ПОНЯТИЕ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ

1.1 Признаки наказания по уголовному праву России

Поскольку в определении отражаются свойства определяемого явления, то из него можно уяснить основные признаки уголовного наказания. В литературе указывается разное количество этих признаков (от четырех до восьми), но по своим содержательным характеристикам они в основном совпадают.

Наказание есть мера государственного принуждения. Это специфическая форма государственного принуждения, отличающаяся от всех иных форм принуждения государства. Она существенно отличается от иных мер воздействия за несоблюдение установленных правил или ограничений: административной, гражданско-правовой и т. д.

Многие годы ученые и практические работники термин «наказание» употребляли только в уголовном праве. Однако Федеральным Законом Российской Федерации 30 декабря 2001 года принят Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, который предусматривает административное наказание.

Поэтому профессор М. Т. Тащилин предлагает в уголовном праве использовать термин не «наказание», а «уголовное наказание», что наиболее полно отражает сущность данного уголовно-правового понятия.

Прежде всего, наказание есть принуждение, его назначение и исполнение осуществляется вопреки воле осужденного. Наказание всегда назначается от имени государства, Российской Федерации, т. е. носит публичный характер, и выражает официальное порицание преступника и его деяния. Наказание есть государственное принуждение, его назначение и исполнение является исключительной прерогативой уполномоченных на то государственных органов. Наказание есть мера принуждения, т. е. имеет определенные количественные пределы. От иных мер государственного принуждения, применяемых, например, за административные правонарушения, уголовное наказание отличается количественно (включает больше ограничений) и качественно (назначается только за совершение преступлений, и его назначение влечет правовое последствие в виде судимости). Наказание заключается в лишении или ограничении прав и свобод виновного лица.

Содержание наказания заключается в лишении субъекта предусмотренных уголовным законом каких-либо материальных или духовных благ, которое причиняет ему страдания. Это могут быть свобода, имущество, честь и т. д. Разные виды наказания различаются именно своим содержанием. Вследствие осуждения преступник может лишиться и многих других благ (семьи, уважения окружающих и т. д.), но они не входят в содержание наказания, поскольку необходимость их лишения не указана в законе.

На это обращал внимание известный русский юрист Н. С. Таганцев: «Необходимо отделить от наказания и нравственные муки, угрызения совести, испытываемые преступником, хотя бы они были столь сильны, что для их прекращения он спешил отдаться в руки правосудия, выстрадать свою вину. Необходимо выделить далее вызванные преступлением изменения в отношениях к виновному его семьи, знакомых, общества, потерю любви, уважения, доверия и притом даже и тогда, когда такая потеря выражается во внешней, осязаемой форме: не будет наказанием в юридическом смысле отцовское проклятье, хотя оно сопровождалось составлением рассерженным отцом духовного завещания, лишающего виновного сына наследства; не будет наказанием отказ от дома, неподача руки, забаллотировка при выборах и т. п., как скоро во всех этих лишениях не заключается юридического ограничения личности и ее прав».

Также не входят в содержание наказания, например, лишение свободы, средства исправительного воздействия (общественно полезный труд, обучение, воспитательная работа и т. д.). Ведь труд, образование, занятия спортом сами по себе являются благом.

Можно согласиться с В. И. Зубковой в том, что формулировка ч. 1 ст. 43 УК РФ «наказание заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод» является не совсем точной. Эти лишения и ограничения могут быть предусмотрены не только в УК РФ. Например, наказания можно классифицировать в зависимости от того, насколько полно содержание наказания фиксируется в статьях Общей части Уголовного кодекса РФ. Здесь можно выделить срочные наказания (ограничение свободы, арест, лишение свободы), отбываемые в специализированных учреждениях, входящих в уголовно-исполнительную систему, подведомственную Минюсту России.

Для этих наказаний в статьях Общей части УК РФ обозначаются лишь общие рамки: ограничение свободы заключается в содержании осужденного в специальном учреждении без изоляции от общества (ст. 53 УК РФ); арест заключается в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества (ст. 54 УК РФ); лишение свободы заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в исправительное учреждение (ст. 56 УК РФ). Установление же конкретного комплекса правоограничений для этих наказаний делегируется Уголовно-исполнительному кодексу РФ.

Содержание наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части раскрывается только в Уголовно-исполнительном кодексе РФ (гл. 20 УИК РФ). И есть наказания, чье содержание определено в нормах Общей части УК РФ: штраф; обязательные работы; исправительные работы; ограничение по военной службе; лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград.

Содержание наказания выступает в юридической форме правоограничений -- лишении или ограничении прав и свобод человека и гражданина. Эти ограничения могут устанавливаться только федеральным законом. В ч. 3 ст. 55 Конституции Р Ф исчерпывающе определены основания установления таких ограничений: защита основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства.

Наказание применяется только к лицу, признанному виновным в совершении преступления, оно имеет личный (индивидуальный) характер.

В соответствии с принципом вины (ст. 5 УК РФ) уголовная ответственность наступает только за виновно совершенное деяние. Невиновное причинение вреда исключает уголовную ответственность и наказание.

Наказание может применяться только к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и ни к кому другому. Коллективной ответственности и наказания современное уголовное право не знает. Ответственность соучастников преступления не является коллективной, каждый соучастник несет ответственность только за свои действия в зависимости от характера и степени фактического участия в совершенном преступлении.

Это верно и для случаев прикосновенности к преступлению -- заранее не обещанное приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ), и заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений (ст. 316 УК РФ). Эти деяния причинно не связаны с совершенным преступлением, не являются видом пособничества, т. е. не образуют соучастия, а ответственность за них наступает потому, что они сами по себе содержат признаки самостоятельного состава преступления. Их общественная опасность состоит в том, что они затрудняют деятельность правоохранительных органов по поиску, изобличению и наказанию лиц, виновных в совершении преступления. Например, если Иванов прячет в подвале своего друга Петрова, совершившего убийство, то он несет ответственность не за убийство, совершенное Петровым, а за свои действия по укрывательству преступника.

Но личный характер наказания не означает, что оно не может причинять страдания (наносить вред) и непричастным к преступлению лицам, например, членам семьи осужденного.

Наказание назначается только судом.

Уголовное наказание -- это особая мера государственного принуждения, она назначается только судом.

В соответствии с ч. 1 ст. 49 Конституции Р Ф никто не может быть признан виновным в совершении преступления, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Согласно ч. 1 ст. 118 Конституции правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Суд является единственным государственным органом, который постановляет обвинительный приговор и назначает уголовное наказание. В свое время в СССР уголовная репрессия осуществлялась и внесудебными органами. Вступивший в силу обвинительный приговор суда является генеральным юридическим фактом, порождающим весь комплекс уголовно-исполнительных правоотношений. Освобождение от наказания также осуществляется только судом. Внесудебный порядок освобождения от наказания возможен только в силу амнистии или помилования.

Иногда к признакам наказания относят и судимость. Если судимость есть признак наказания, то когда нет наказания, не должно быть и судимости. И наоборот, когда есть судимость, то должно быть и наказание. Однако судимыми являются и лица, которым наказание назначалось, но не применялось (условно осужденные в период испытательного срока), и лица, которые освобождены от отбывания наказания (досрочно или по отбытии срока наказания). Кроме того, судимость характеризует не наказание как таковое, а лицо, которому оно назначено.

Наказание и судимость есть самостоятельные явления, имеющие разную правовую природу. Поэтому судимость есть не признак наказания, а правовое последствие его назначения, выражающееся в особом правовом состоянии лица. Хотя некоторые авторы рассматривают судимость и как признак наказания, и как последствие его отбытия.

Таким образом, легальная дефиниция наказания, содержащаяся в УК РФ определяет наказание путем указания на следующие его характерные признаки: а) наказание есть мера государственного принуждения; б) наказание применяется только к лицу, признанному виновным в совершении преступления; в) наказание назначается только по приговору суда; г) наказание состоит в предусмотренном законом лишении или ограничении прав и свобод осужденного.

В своей совокупности эти признаки определяют юридическую природу наказания, его роль и место в системе воздействия на преступность и позволяют отличать уголовное наказание от других мер уголовно-правового воздействия, а также от всех иных мер принуждения (как материально-правовых, так и процессуальных), применяемых государством.

1.2 Понятие и правовая природа наказания по уголовному праву России

В основных уголовно-правовых нормативных актах Российской империи Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и Уголовном уложении 1903 г. -- не давалось законодательного определения понятия «наказания». Такое определение появилось в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г. ст. 7: «наказание -- это мера принудительного воздействия, посредством которого власть обеспечивает должный порядок общественных отношений от нарушителей последнего».

Вопрос о понятии уголовного наказания является одним из центральных в доктрине уголовного права. Деятельность государства по назначению наказания за совершенные преступления является важнейшей составной частью его уголовной политики, содержание которой во многом зависит от смягчения, либо усиления репрессий, судебного наказания либо внесудебного карательного произвола.

Люди на протяжении всей своей истории стремились защищать свои интересы и блага, используя для этого имеющиеся у них возможности, прежде всего власть, и прибегая к ответному воздействию на тех членов общества, которые нарушали интересы людей, посягали на их блага. Общество, по мнению Н. С. Таганцева, постепенно переходило от случайной защиты к устойчивым формам воздействия на правонарушителей.

От личной юридической мести (возмездия, талиона и др.) общество переходило к сосредоточению этой деятельности в руках государства, к расширению области применения мер возмездия к преступнику. Такое воздействие приобретало государственный, правовой характер.

Проблемы уголовного наказания, установления критериев, определяющих пределы судейского усмотрения, достаточности мер наказания при оценке различных видов преступлений являлись предметом изучения представителей различных разделов знаний: теологических, философских и особенно правовых.

Еще в начале XX века профессор Н. Д. Сергиевский отмечал: «Давно уже начались попытки обосновать теоретически право государства наказывать; создано было множество теорий, в большинстве метафизических. Начиная с Гуго Гроция, насчитывается до 24 полных философских систем и около 100 отдельных теорий разных криминалистов, примыкавших, в общем, к тому или другому направлению».

Различные теоретические воззрения в той или иной мере воплощались в принципах, исходных положениях, которые закреплялись заинтересованным законодателем в конкретных уголовно-правовых нормах, и которые являлись методологической основой, руководством для суда при определении конкретного вида и меры наказания конкретному лицу, «виновному в совершении преступления».

Ю.В. Бышевский, А. И. Марцев сущность уголовного наказания усматривают в каре, П. И. Осипов полагает, что нельзя наказание рассматривать только как кару, однозначно, и видят в нем совокупность способов воздействия на осужденного, В. Г. Смирнов определяет сущность уголовного наказания как «совокупность способов воздействия на осужденного», Г. А. Кригер видит «сущность наказания состоит в лишении лица, виновного в совершении преступления, тех или иных благ».

Уголовное наказание исторически обосновывалось религиозными требованиями о каре или возмездии. Взгляд на уголовное наказание как на возмездие характерен для философов и писателей. Так, И. Кант утверждает, что «только право возмездия (jus talionis), но непременно перед судом может определенно указать и количество и качество (размер) наказания…». Гегель также утверждал, что «с преступником должно быть поступлено так, как он сам поступил». Напротив, профессор М. Д. Шаргородский полагает, что сторонники мнения о том, что наказание является возмездием, принадлежат к реакционным элементам.

Ст. 14 УК РФ определяет, что «преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания». Отсюда вывод, что за преступлением обязательно должно следовать наказание как его непременное юридическое последствие.

Уголовное наказание — сложное понятие, и за кажущейся простотой формулировки понятия наказания, изложенного в ст. 43 УК РФ как меры государственного принуждения, назначаемой по приговору суда, видится сложный механизм уголовно-правового воздействия.

Во-первых, определенные законодательным органом преступные деяния в обществе, в уголовном законе содержат кару, т. е. конкретно возможное уголовное наказание, закрепленное в санкции.

Во-вторых, уголовное наказание назначается судом, который определяет размер кары, как цели восстановления социальной справедливости.

В-третьих, назначая уголовное наказание, суд определяет временные рамки государственного и общественного воздействия по исправлению осужденного, коррекции его поведения в обществе.

И, наконец, в-четвертых, исполненное конкретное уголовное наказание порождает определенные правовые последствия, судимость, которая продолжает воздействовать на лицо, отбывшее уголовное наказание, в целях предупреждения им преступления и адаптации в гражданском обществе. Последствия наказания в соответствии с действующим УК РФ проявляются не только в судимости, но и в определении вида исправительного учреждения при назначении осужденным лишения свободы (ст. 58 УК РФ); при назначении наказания при рецидиве преступлений (ст. 68 УК РФ); при назначении наказания по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ) и т. д.

Нередко наказание порождает отрицательные последствия не уголовно- правового, а иного характера. Так, лицо, имеющее судимость, не имеет права занимать некоторые должности, в том числе в правоохранительных органах, руководить банками и др.

Наказание по уголовному праву — это специфический вид принудительного воздействия государства на граждан. Никакие иные меры воздействия, в каких бы случаях и по каким бы основаниям они не применялись, не могут совпадать с наказанием и выполнять функции уголовного наказания. Наказание -- это то, что закреплено в качестве такового в уголовном законе, если в законе об этом не говорится, то нет и наказания. Поэтому не являются наказанием любые меры государственного принуждения, даже совпадающие с наказанием по некоторым признакам, например, штраф как мера административного взыскания, даже превышающий по размерам штраф как меру уголовного наказания, не является наказанием.

Также не являются уголовным наказанием принудительные меры воспитательного характера, применяемые к несовершеннолетним; принудительные меры медицинского характера; меры пресечения, применяемые к подозреваемому в совершении преступления или к обвиняемому; меры административного воздействия; гражданско-правовые меры и другие подобные им санкции.

Профессор М. Т. Тащилин под уголовным наказанием «понимает уголовную ответственность в форме государственного воздействия в отношении виновного, связанного с ограничением его прав и свобод, назначаемой судом за деяния, предусмотренные Уголовным кодексом Российской Федерации, которое влечет судимость». С. В. Максимов в уголовном наказании видит «реакцию государства на преступление, т. е. на виновно совершенное общественно опасное деяние, предусмотренное Уголовным кодексом».

М.Н. Становский считает, что содержанием уголовного наказания является причинение на основании судебного приговора определенного страдания лицу, виновному в совершении преступления — ущемление его имущественных интересов, ограничения его свободы, умаления достоинства, а в исключительных случаях и лишения жизни.

А.П. Чугаев в уголовном наказании видит особую меру (форму) государственного принуждения. В. Н. Петрашев полагает, «что уголовное наказание, как острейшая мера государственного принуждения заключается в предусмотренном УК РФ лишении или ограничении определенных прав и свобод осужденного».

По российскому уголовному праву только личность в правовом, социальном, биологическом смысле является объектом наказания. Вместе с тем, следует отметить, что те или иные признаки личности в установленных законом случаях могут определять индивидуализацию наказания.

Основание наказания — совершение преступления. Наказание может быть применено только в отношении человека, привлеченного в соответствии с требованиями закона к уголовной ответственности. Вместе с тем, понятие наказания и понятие уголовной ответственности не тождественны. Содержание уголовной ответственности шире содержания наказания. Уголовная ответственность может быть реализована в следующих формах:

— вынесение обвинительного приговора с назначением наказания и реальным его отбыванием;

— вынесение обвинительного приговора с назначением наказания, но без реального его отбывания;

— вынесение обвинительного приговора без назначения наказания.

Наказание регулируется комплексом внутренне взаимосвязанных правовых норм, принадлежащих к различным отраслям права. Предписания Конституции Р Ф относительно уголовного наказания обращены как к законодателю и иным субъектам конституционно-правовых отношений, так и к субъектам назначения наказания, его исполнения, к лицам, обязанным отбывать наказание. Очень важное и самое непосредственное значение в области уголовного наказания для законодателя и субъектов конституционно-правовых отношений исполнительной власти имеют отдельные положения Конституции. Так Конституция относит права наказания, как части уголовного законодательства, к ведению РФ. Без изменения Конституции субъекты РФ и органы местного самоуправления не вправе вводить новые наказания, изменять или ограничивать содержание и последствия видов наказания.

Наказание в уголовном праве, по нашему мнению, следует рассматривать не только как меру государственного принуждения, но и как одну из форм разрешения противоречий между обществом и личностью, нарушающей требования уголовного закона.

Совершению преступления предшествует, как правило, борьба мотивов, внутренне противоречивых взглядов, представлений, идей. Субъект, решившийся на преступление, всегда противопоставляет себя обществу потому, что совершает деяние, опасное для личности, для общества, членом которого он сам является. В связи с этим, задача борьбы с преступностью в широком смысле слова заключается, прежде всего, в том, чтобы поддерживать и поощрять взгляды и поступки, соответствующие интересам общества, и решительно осуждать действия (бездействие), опасные для существующих общественных отношений, для других граждан и всеми способами вести борьбу с ними. Это осуществляется, в частности, путем осуждения тех взглядов, установок, которыми руководствуются те или иные люди при совершении преступления. Этим самым общество имеет возможность непрерывно воздействовать на сознание его членов, способствуя правильному разрешению противоречивых тенденций, возникающих в сознании людей.

Лица, совершающие преступные деяния, противопоставляют себя обществу как правило, по вопросам, имеющим важнейшее значение в развитии данного общества. Следовательно, названные противоречия являются такими, в которых имеет место столкновение коренных интересов общества и различных антиобщественных устремлений отдельной личности, а это приводит к тому, что они достигают в ряде случаев остроты антагонизма.

Для правильного разрешения указанных противоречий уголовная ответственность и уголовное наказание не должно выступать только как принуждение. Тая в себе возможность принудительных мер, наказание в уголовном праве не ставит перед собой задачу превращать эту возможность в обязательную действительность потому, что уголовная ответственность может быть реализована не только в форме применения наказания.

Рассматривая наказание как форму разрешения противоречий между совершившей преступление личностью и обществом, орган, отправляющий правосудие, при определении вида и размера наказания должен исходить из следующего: может ли та или иная мера наказания разрешить возникшее противоречие и тем самым выполнить задачи общего и специального предупреждения преступлений. В связи с этим заслуживает внимания вопрос о характере противоречий между личностью и обществом, которые проявляются в совершаемых преступлениях и путях их разрешения. Вопрос о том, к каким именно противоречиям необходимо относить проявленное в преступлении противоречие между личностью и обществом, в философской литературе не получил достаточно четкого освещения и разрешения. Например, можно ли сделать вывод, что противоречие между личностью и обществом в преступлении во всех случаях носит характер индивидуального антагонизма? Ответ на данный вопрос следует дать отрицательный, потому что многообразие общественных отношений, глубина противоречий, проявленных в том или ином преступлении, настолько разнообразны, что законодатель не может предрешать этот вопрос путем отнесения тех или иных общественно опасных деяний к преступлениям. Такие выводы могут быть сделаны только на основе глубокого изучения каждого конкретного дела.

Среди названных противоречий имеются и такие, которые, исходя из конкретных условий, вполне могут быть разрешены без применения строгих мер уголовного наказания, а в ряде случаев и без применения уголовной ответственности. Государство, санкционируя применение уголовного наказания, исходит из того, что оно должно применяться, прежде всего, в интересах достижения общегосударственных задач — предупреждения новых преступлений, исправления осужденных и, как говорится в ч. 2 ст. 43 УК РФ, «в целях восстановления социальной справедливости».

Уголовное наказание является типичной формой уголовной ответственности, которая должна заставить личность действительно задумываться над содеянным, объяснить свои поступки и переоценивать их. Уголовное наказание должно рассматриваться как средство, как способ разрушения антиобщественного прецедента путем ломки выраженных в преступном деянии взглядов и утверждения нужных обществу оценок и представлений.

По нашему мнению, наказание, применяемое в соответствии с принципами уголовного права, может являться формой разрешения противоречия между обществом и лицом, совершившим преступление. Важнейшее значение при этом имеет реализация принципа неотвратимости уголовной ответственности и уголовного наказания. Данный принцип является руководящим принципом уголовного права. А. А. Пионтковский пишет: «Борьба за неотвратимость наказания — ключ к повышению общепредупредительного действия наказания».

Неукоснительная реализация принципа неотвратимости наказания способствует формированию конкретных представлений людей о нормах действующего уголовного права. Оценка этих норм с точки зрения правосознания вызывает, с одной стороны, чувство справедливости, утверждения сознания необходимости и целесообразности исполнения существующих правовых предписаний, с другой стороны — отвращение к преступлениям, стремление к восстановлению права личности, общества, государства, на которое было совершено преступное посягательство.

Уже в процессе повседневной воспитательной работы привитие взглядов и формирование установок в значительной степени осуществляется путем систематического реагирования воспитателя на нежелательные поступки воспитуемого. В преступлении индивидуалистическая установка личности находит свое выражение в наиболее «уродливой» форме, противоречие в этих случаях является более глубоким, антиобщественная тенденция получает наиболее яркое выражение. Поэтому применение наказания за подобные деяния предусматривается уголовным законом, а неотвратимость наказания является необходимым условием для преодоления возникающего противоречия между личностью и обществом. Обстановка неотвратимости наказания выступает не только как преграда к реализации антиобщественной позиции личности, но и разрушает антиобщественную установку, утверждает и развивает в сознании лица, совершившего преступление, и других лиц нужные обществу морально-политические воззрения и убеждения.

Отправной точкой применения наказания является общество, государство. Наказание выступает как форма ответственности перед обществом. Изменение характера наказания в современном обществе, а также то, что решающее значение в борьбе с преступностью должна приобрести профилактическая и воспитательная работа, которую необходимо осуществлять до проявления антиобщественной позиции конкретной личностью в совершении преступления, делают вполне возможным посредством создания обстановки неотвратимости наказания не подавлять противоречия между личностью и обществом и не примирять их, а разрешать и преодолевать те противоречия, которые проявляются в преступлении.

Однако, при осуществлении принципа неотвратимости уголовной ответственности и наказания, органы, отправляющие правосудие, должны в то же время обязательно индивидуально подходить к каждому лицу, совершившему преступление. Это связано с тем, что преступлением является очень сложное общественное явление, и если будет допущена ошибка при применении уголовного наказания, то эта ошибка всегда будет вредно отражаться на решении задач борьбы с преступностью. Например, если назначенное наказание будет чрезмерно тяжким или оно вообще применено незаконно, то противоречие между личностью и обществом в таком случае не будет разрешено, а, наоборот, еще больше обострится либо приведет к возникновению нового противоречия.

Всякий субъект наряду с отрицательными чертами имеет и определение положительные качества, поэтому важно, чтобы уголовное наказание применялось только за конкретное преступление в зависимости от степени вины, тяжести совершенного преступления и личности подсудимого. При применении уголовного наказания органы, отправляющие правосудие, должны руководствоваться не только принципом неотвратимости уголовного наказания, но и принципом его индивидуализации, то есть основными специфическими принципами уголовного права.

При применении уголовного наказания в такой же степени должны соблюдаться и действовать регулятивные принципы уголовного права, принцип экономии государственных мер принуждения и принцип соответствия уголовного наказания тяжести совершенного преступления. Только то уголовное наказание будет восприниматься как необходимое и справедливое, которое назначено при соблюдении принципов уголовного права. Именно такое наказание будет способствовать успешному преодолению вышеуказанных противоречий между личностью и обществом.

Таким образом, уголовное наказание — сложное понятие, и за кажущейся простотой формулировки понятия наказания, изложенного в ст. 43 УК РФ как меры государственного принуждения, назначаемой по приговору суда, видится сложный механизм уголовно-правового воздействия. Наказание в уголовном праве, по нашему мнению, следует рассматривать не только как меру государственного принуждения, но и как одну из форм разрешения противоречий между обществом и личностью, нарушающей требования уголовного закона.

Глава 2. СОДЕРЖАНИЕ ОБЩИХ И СПЕЦИАЛЬНЫХ ПРАВИЛ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

уголовный право российский наказание

2.1 Общие начала назначения наказания

Действующее законодательство, устанавливая общие начала назначения наказания, не дает их определения.

Но, имея в виду, что к ним относится в законе и как они раскрываются в научной литературе (авторы называют их по-разному: положения, требования, правила, критерии и т. д.), можно выделить следующие признаки понятия общих начал назначения наказания.

Первый признак -- предусмотренность общих начал уголовным законом.

В настоящее время они сформулированы в нем в следующем виде:

«Лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, и с учетом положений Общей части настоящего Кодекса. Более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания.

Более строгое наказание, чем предусмотрено соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса за совершенное преступление, может быть назначено по совокупности преступлений и по совокупности приговоров в соответствии со статьями 69 и 70 настоящего Кодекса. Основания для назначения менее строгого наказания, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за совершенное преступление, определяются статьей 64 настоящего Кодекса.

При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказание на исправление осужденного и на условия жизни его семьи" (ст. 60 УК).

Ранее действующие в нашей стране нормативные акты вопрос об общих началах назначения наказания во многом решали иначе. Так, формулируя их, Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г. первостепенное значение придавали личности виновного, ее общественной опасности: «При определении меры воздействия на совершившего преступление, -- устанавливалось в этой связи, -- суд оценивает степень и характер (свойство) опасности для общежития как самого преступника, так и совершенного им деяния. В этих целях суд, во-первых, не ограничиваясь изучением всей обстановки совершенного преступления, выясняет личность преступника, поскольку таковая выявилась в учиненном им деянии и его мотивах и поскольку возможно уяснить ее на основании образа его жизни и прошлого; во-вторых, устанавливает, насколько само деяние в данных условиях времени и места нарушает основы общественной безопасности»

Аналогичное имело место в УК РСФСР 1922 г. и в Основных началах уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 г.

В УК РСФСР 1926 г. перечень требований, подлежащих учету при назначении наказания, стал более широким, и в нем личность виновного отходит как бы на второй план, уступая приоритет обязанности суда руководствоваться указаниями Общей части: пределами, установленными в статье Особенной части, предусматривающей данный вид преступления, социалистическим правосознанием, общественной опасностью совершенного преступления и обстоятельствами дела.

С некоторыми, главным образом, редакционными уточнениями такое решение вопроса отражено и в УК РСФСР 1960 г., где было закреплено: «Суд назначает наказание в пределах, установленных статьей Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за совершенное преступление, в точном соответствии с положениями Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик и Общей части настоящего Кодекса.

При назначении наказания суд, руководствуясь социалистическим правосознанием, учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность".

Второй признак рассматриваемых начал -- их общий характер.

В исходном смысле общее всегда есть то, что составляет лишь часть отдельного, которое, помимо общего, предполагает наличие индивидуального и особенного.

В этой связи, раскрывая данные начала, следует прежде всего помнить, что они имеют значение по всем категориям рассматриваемых судом уголовных дел, где возникает вопрос о необходимости определить наказание.

Далее исходная посылка позволяет заключить, что, отражая лишь повторяющееся, общее, такого рода начала не исчерпывают всей характеристики этого вида деятельности, предполагая наличие в ней и определенного рода особенностей, которые, будучи весьма многообразными, могут быть обусловлены: наличием в деле исключительных обстоятельств; фактом неоконченной преступной деятельности, вменяемой виновному; множественностью посягательств, совершенных одним лицом; множественностью участников посягательства; особым порядком применения отдельных видов наказания; недостижением виновным совершеннолетия; признанием присяжными заседателями лица виновным, но заслуживающим снисхождения или особого снисхождения; и т. д.

Заметим, что в прежнем законодательстве ряд вопросов, регулирующих особенности назначения наказания, решался в рамках учения не о наказании, а о преступлении (в отношении соучастников, неоконченной преступной деятельности).

Более логичную позицию на этот счет заняли разработчики принятого УК РФ, но, к сожалению, и она не до конца последовательна.

Вряд ли оправданно, например, включение в раздел, именуемый «Уголовный закон», правила, согласно которому гражданам РФ и постоянно проживающим в России лицам без гражданства при осуждении за преступление, совершенное за пределами РФ, наказание не может превышать верхнего предела санкции, предусмотренной уголовным законом иностранного государства. Здесь законодатель явно решает вопрос не о преступности действий, а их наказуемости и, стало быть, такого рода норма должна включаться именно в главу «Назначение наказания».

Думается, в ней, а не в главе, посвященной понятию и видам наказания, следовало поместить и статью о целях наказания. Ясно, что само по себе наказание никаких целей не имеет; они мыслимы лишь в рамках какой-то деятельности. Иначе говоря, речь может идти лишь о целях, с которыми наказание назначается или исполняется.

Третий признак -- общие начала есть положения, выражающие принципы назначения наказания.

Надо сказать, что до сих пор в нашей уголовно-правовой науке нет единства мнений не только по поводу того, какие именно идеи должны быть отнесены к этим принципам (в литературе к их числу чаще всего предлагается относить идеи законности, справедливости, гуманизма, экономии репрессии, индивидуализации, неотвратимости), но и по поводу того, каково их отличие от самых общих начал назначения наказания. Отмечая, что в юридической литературе довольно часто анализу общих начал предпосылается рассмотрение принципов назначения наказания, некоторые авторы придерживаются мнения о том, что выделение вопроса о принципах в качестве самостоятельного приводит к ненужному повтору одних и тех же положений.

В большинстве научных и учебных работ проводится, однако, иная точка зрения, но при этом в них нет единства взглядов на различия между принципами и общими началами. Иногда в их соотношении авторы видят взаимосвязь философских категорий «общее» (принцип) и «отдельное» (общее начало). Высказывалось мнение, согласно которому общие начала есть то, что суд обязан учесть при назначении наказания, принцип же -- это не только идея, что-то предписывающая, но и идея, которая разъясняет соответствующее предписание и направляет деятельность суда.

Не возражая против такого решения вопроса, часть ученых в то же время считает возможным согласиться и с тезисом, согласно которому различие между принципами и общими началами назначения наказания выступает как различие между общим и особенным, отдельным.

Полагая, что термином «принцип» принято обозначать основу чего-либо, более правильным следует признать несколько иное решение вопроса: в отличие от общих начал, характеризующих общее в этой деятельности, принципы отражают в ней основные начала и, стало быть, в данном случае имеет место взаимосвязь не общего и отдельного (тем более, единичного), а общего и основного.

Поскольку в философском смысле основа (основное) выступает частью сущности, которая в свою очередь не исчерпывает всего содержания общего, принципы назначения наказания нельзя не только отождествлять, но и противопоставлять общим началам.

Если обратиться к УК РФ, то в нем вопрос о принципах решается применительно к уголовному законодательству в целом. Из числа указываемых в этой связи принципов (законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости, гуманизма), в общих началах прямо упоминается только принцип справедливости, в то время как другие лишь предполагаются.

Надо думать, что это не является случайным с той точки зрения, что о справедливости наказания можно говорить лишь при условии, что оно основано на законе, равенстве граждан перед законом, исходит из принципа субъективного вменения, отвечает требованиям гуманизма. В конечном счете, главное в данном случае не только то, сколько принципов названо, но и то, как они при этом понимаются и соотносятся между собой, в каких именно общих началах выражаются.

Выделяя еще один -- четвертый признак, подчеркнем, что в зависимости от его толкования об общих началах можно говорить в узком или широком смысле слова. Акцентируя внимание на том, что они есть положения (правила, требования, критерии и т. п.), которыми обязан руководствоваться суд в своей деятельности, в нашей литературе их связывают с основаниями принятия решения при определении виновному наказания.

Спору нет, такой аспект характеристики назначения наказания весьма актуален. Вместе с тем, выступая как разновидность деятельности, назначение наказания предполагает наличие в ней и других элементов: субъекта, объекта и т. д.

Велиев С.А. констатируя факт существования в нашей литературе понимания общих начал в узком смысле слова (как нечто, принимаемое во внимание судом при назначении наказания), «…нужно одновременно признать возможной и целесообразной и их широкую трактовку, т. е. в качестве положений, раскрывающих все наиболее существенные аспекты данного вида деятельности».

В рамках такого, широкого понимания уголовно-правовая характеристика общих начал требует акцента, в частности, на том, что в настоящее время теории и практике борьбы с преступностью известны два основных подхода к назначению наказания.

Отличительной чертой первого из них является закрепление в законе (например, в США) так называемой идеи «неопределенного наказания» Руководствуясь соответствующей нормой, суд, признав лицо виновным в совершении преступления, направляет его в места лишения свободы на срок, установленный законом. По истечении какого-то времени специальный орган (например, Совет по условному освобождению), учитывая пределы срока, установленные законом, и поведение лица в местах лишения свободы, решает, когда следует освободить виновного.

Главное преимущество такого подхода усматривается в том, что его размер зависит и от тяжести содеянного, пределов санкции уголовного закона, и от фактического поведения лица в местах лишения свободы, что, помимо всего прочего, является дополнительным стимулом к ресоциализации преступника.

По иному пути идет законодательство России и некоторых других стран. Оно исходит из того, что во всех случаях конкретизировать длительность сроков наказания, указанных в законе, должен суд при вынесении обвинительного приговора. Иначе говоря, задача суда состоит не только в том, чтобы установить, какое наказание предусмотрено законом за содеянйое, но и то, какую меру наказания должен отбывать виновный.

К сожалению, в нашей юридической литературе внимание часто сосредоточивается в основном на критике идеи «неопределенности наказания», а существо и признаки принципа «определенности наказания» часто оказываются вне поля зрения авторов. Видимо, этим объясняется тот факт, что до настоящего времени понятие «мера наказания» еще не получило должной разработки и нередко используется с разной смысловой нагрузкой. С точки зрения вышеприведенного, общетеоретического соображения, можно поддержать лишь второй вариант толкования понятия «мера наказания», заметив при этом, что в первом варианте, подразумевающем под мерой установленную законом санкцию, почти всегда имеется в виду некоторое множество мер наказания.

Надо сказать, что действующее уголовное законодательство прямо не фиксирует принципа определенности назначаемого наказания, однако явно его подразумевает. В этой связи специально закрепляются правила, касающиеся порядка исчисления сроков различных видов наказания.

С позиций рассматриваемого широкого понимания общих начал назначения наказания следует самостоятельно упомянуть и о воспринятом нашим уголовным законом принципе личной (персональной) ответственности. Это важно сделать не только в связи с неодинаковым решением законодательством разных государств вопроса о допустимости и целесообразности применения отдельных видов наказания (в первую очередь штрафа) к юридическим лицам, но и в связи с использованием в отечественном УК такой конструкции уголовно-правовых норм, в которой объектом наказуемости объявляются преступные деяния.

То, что в действительности наказываются не они, а лица, их совершившие, каких-либо доказательств не требует и, следовательно, в данном случае обоснованно говорить лишь о не совсем удачной законодательной технике и не более того. Дело, однако, в том, что в юридической литературе на этот счет нередко высказываются и несколько иного рода суждения, авторы которых видят в наказуемости деяния (или, как иногда утверждается, в первую очередь деяния), но не деятеля чуть ли не самый важный отличительный признак большинства современных уголовно-правовых доктрин.

Причины, обусловившие столь некорректные формулировки объекта наказуемости, думается, заложены в отождествлении двух относительно самостоятельных характеристик назначения наказания: одна осуществляется с позиции объекта наказуемости, другая -- с позиции оснований наказуемости.

Обращаясь к характеристике общих начал назначения наказания, понимаемых уже не в широком, вышеприведенном, а в узком смысле слова, повторим, что во втором случае под ними как раз фактически подразумевают то, что непосредственно касается оснований наказуемости.

Так, говоря о составе преступления (деянии, содержащем все признаки состава преступления или преступлений), имеют в виду основание уголовной ответственности вообще.

УК РСФСР 1960 г., предусматривая возможность освобождения от наказания, но не уголовной ответственности, проводил различие между основаниями уголовной ответственности как таковой и основаниями назначения наказания.

Действующий Уголовный кодекс ориентируется на то, что всякая форма реализации уголовной ответственности предполагает назначение виновному наказания и, следовательно, разграничивать их практически не имеет смысла. Иначе обстоит дело с основанием назначения наказания вообще и основаниями определения конкретного его вида и тем более меры.

Избирая последнюю, суд безусловно должен сначала установить наличие основания уголовной ответственности. Но для ее индивидуализации признаков, образующих такое основание, явно недостаточно.

Стало быть, нельзя отождествлять основание уголовной ответственности с основаниями выбора того или иного конкретного наказания.

Раскрывая вопрос о понятии общих начал назначения наказания, необходимо также иметь в виду, что они всегда выступают как некоторая система положений (правил, требований и т. п.). Применительно к их трактовке в узком смысле, т. е. в качестве того, чем надлежит руководствоваться суду при определении меры наказания этот признак общих начал имеет особую актуальность.

Главным образом потому, что очень часто общие начала назначения наказания (в первую очередь такие, как общественная опасность совершенного преступления, личность виновного и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность) в теории и на практике рассматриваются в виде некоторого перечня положений, призванных дать ответ на один и тот же вопрос: какие конкретно обстоятельства дела учитываются при определении наказания. Неизбежным следствием подобного рода понимания общих начал, сформулированных в ранее действующем уголовном законодательстве, являются сложности, возникающие в представлении об их содержании и взаимосвязи.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой