Предвыборная агитация в практике Конституционного Суда РФ

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное Агентство по образованию

Байкальский Государственный Университет Экономики и Права.

Филиал в г. Братске.

Юридический факультет

Курсовая работа

по дисциплине «Избирательное право и избирательный процесс»

Предвыборная агитация в практике Конституционного Суда РФ

Исполнитель: _______________ Юр — 06

(дата, подпись) Бакштановский Александр

Руководитель: _______________ К. ю. н., доцент

(дата, подпись) Миронов Андрей Владимирович

Братск, 2009

Содержание:

Введение

Глава 1. Избирательные споры

§ 1. Понятие избирательных споров

§ 2. Классификация избирательных споров

§ 3. Причины возникновения избирательных споров

Глава 2. Постановления Конституционного Суда Р Ф по вопросам разрешения избирательных споров

Глава 3. Роль Решений Конституционного Суда в разрешении избирательных споров

Заключение

Список использованных нормативно — правовых актов и литературы

Введение

Конституционный Суд Российской Федерации в силу особенностей своего правового статуса занимает особое место в политико-правовой системе России. Как высший орган конституционной юстиции Конституционный Суд Российской Федерации имеет возможность непосредственно влиять на становление и развитие правовой системы России. Это возможно по той причине, что Конституционный Суд Российской Федерации создан в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории России. Укрепление конституционной законности в избирательной системе Российской Федерации благодаря деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, других органов власти определяет особую роль конституционной юстиции в развитии избирательного права России.

Систематическое обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с запросами по важным и нередко сложным проблемам избирательного права со стороны высших органов законодательной, исполнительной и судебной власти Российской Федерации и ее субъектов свидетельствует о том, что Конституционный Суд играет активную роль в обеспечении конституционности в столь важной сфере укрепления и развития демократического, правового характера общества и государства в России.

Сегодня с учетом решений Конституционного Суда Российской Федерации принимаются федеральные и региональные законы о выборах и референдумах, вносятся соответствующие изменения и дополнения в конституции, уставы и законы субъектов Федерации. Центральная избирательная комиссия Российской Федерации, избирательные комиссии субъектов Федерации постоянно опираются на решения Конституционного Суда Российской Федерации в своей повседневной работе, при подготовке методологических и инструктивных материалов.

Решения Конституционного Суда Российской Федерации составляют органичную часть избирательного права. Главную роль играют акты (постановления и определения) Конституционного Суда, которые касаются вопросов организации и проведения выборов и референдумов. Они являются важным элементом единообразного применения и контроля за соблюдением норм избирательного законодательства в деятельности Центральной избирательной комиссии Российской Федерации и избирательных комиссий субъектов Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации в ходе своей деятельности непосредственно влияет на процесс законотворчества в области избирательного права, как на уровне Федерации, так и на уровне субъектов Федерации. Подобное влияние Конституционного Суда Российской Федерации выражается следующим образом:

1) Путем отмены (по поступившим запросам о проверке конституционности нормативного акта) положений законодательства, нарушающих Конституцию Российской Федерации и действующее избирательное законодательство;

2) путем определения и разъяснения в своих решениях основных принципов организации органов государственной и муниципальной власти, на основании которых обеспечивается возможность реализации конституционных прав и свобод граждан в области избирательного права в полном объеме, предусмотренном Конституцией Российской Федерации;

3) путем прямого указания в своих решениях на необходимость нормативного урегулирования того или иного вопроса.

Глава 1. Избирательные споры

§ 1. Понятие избирательных споров

По мере формирования в Российской Федерации демократических институтов представительной и исполнительной государственной власти избирательные комиссии и судебные органы страны накопили за последние годы уникальный опыт разрешения спорных, конфликтных ситуаций при проведении выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Президента Российской Федерации, глав исполнительной власти и представительных органов субъектов Российской Федерации, а также органов местного самоуправления. Становление демократической избирательной системы в стране сопровождается последовательным совершенствованием избирательного законодательства, особенно в аспекте защиты избирательных прав граждан, и постоянным расширением практики разрешения избирательных споров.

Избирательные споры — неизбежные, хотя и нежелательные спутники любой избирательной компании, поскольку в ходе подготовки и проведения выборов не могут не сталкиваться интересы активных участников избирательного процесса: политических партий и общественных движений, граждан, представителей властных структур и тех, кто стремится прийти им на смену. Здесь без противоречий, зачастую весьма острых, естественно, не обходится. В то же время значительное число обращений избирателей и их объединений в связи с подготовкой и проведением выборов свидетельствует не только о недостатках в работе избирательных комиссий различного уровня, но и о росте общественной, политической активности граждан России, повышении интереса к проводимым выборам и их результатам.

Фактически избирательные споры — это разногласия, возникающие в связи с нарушениями избирательных прав граждан при проведении избирательных компаний по выборам органов государственной власти и местного самоуправления, а также при проведении референдумов, которые разрешаются в административном или судебном порядке. Под избирательными правами граждан следует понимать гарантированное статьей 32 Конституции Р Ф право граждан России участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей. Так, российские граждане имеют право участвовать в референдуме, избирать и быть избранными в исполнительные и законодательные органы государственной власти Российской Федерации (ее субъектов) и в органы местного самоуправления, а именно: участвовать в выдвижении кандидатов (их списков), наблюдении за проведением выборов и работой избирательных комиссий, включая установление итогов голосования, определение результатов выборов, а также в других избирательных действиях. Матейкович М. С. Защита избирательных прав граждан в Российской Федерации. М. Изд — во МГУ, 2003. С. 263.

Под избирательной компанией понимается период со дня официального опубликования решения уполномоченного на то должностного лица, органа государственной власти (местного самоуправления) о назначении выборов до дня официального обнародования их результатов. В этот период назначается дата проведения выборов, определяются границы избирательных округов и участков, которые доводятся до сведения избирателей путем опубликования, осуществляются подготовительные мероприятия: регистрация инициативных групп, выдвигающих кандидатов, и фактов самовыдвижения, сбор подписей, регистрация кандидатов, заручившихся необходимой поддержкой, составление и выверка списков избирателей, предвыборная агитация и т. д. Кроме того, проводится голосование, в том числе досрочное, подводятся и официально публикуются итоги прошедших выборов.

Анализ действующего законодательства и практики его применения позволяет заключить, что избирательные споры — это споры по поводу применения избирательного законодательства, возникающие в ходе референдума либо при назначении, подготовке, проведении и установлении результатов выборов в органы государственной власти и местного самоуправления, которые разрешаются избирательными комиссиями различных уровней либо в судебных инстанциях.

§ 2. Классификация избирательных споров

Избирательные споры можно классифицировать по нескольким основаниям. Главные из них — уровень проводимых выборов, предмет спора, оспаривающая сторона, порядок разрешения и причина возникновения спора. При классификации по первому из названных оснований можно выделить федеральный, региональный и муниципальный уровни проведения выборов, на каждом из которых избирательные споры имеют специфические особенности. Кроме того, следует отметить, что на каждом из названных уровней могут проводиться очередные (внеочередные), повторные и дополнительные выборы, придающие возникающим избирательным спорам особую специфику. Группировка избирательных споров в зависимости от уровня проводимых выборов будет выглядеть примерно следующим образом: Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. Учебник. М., 2004.

Федеральный уровень проводимых выборов: избирательные споры, связанные с выборами депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и с выборами Президента Российской Федерации.

Региональный уровень проводимых выборов: избирательные поры, связанные с выборами депутатов законодательного органа субъекта Российской Федерации.

Муниципальный уровень связанные с выборами должностных лиц органов местного самоуправления; проводимых выборов: избирательные споры, избирательные споры, связанные с выборами представительных органов местного самоуправления.

Локальный уровень проводимых выборов: избирательные споры, связанные с выборами исполнительных органов территориального общественного самоуправления; избирательные споры, связанные с выборами представительных органов территориального общественного самоуправления.

Большое разнообразие возникающих во время выборов конфликтных ситуаций делает затруднительным перечисление всех их оснований. Приведу наиболее характерные предметы возникавших избирательных споров: назначение выборов; ненадлежащее формирование избирательных округов и участков; неправомерно включение (невключение) в списки избирателей; неправомерное формирование избирательных комиссий; отказ общественному объединению в праве на участие в выборах в качестве избирательного; о выдвижении кандидатов в депутаты и на выборные должности; нарушение порядка сбора подписей; отказ в регистрации кандидата; неправомерное использование возможностей СМИ; неправомерное использование служебного положения; безальтернативные выборы; нарушение правил ведения предвыборной агитации; нарушение порядка финансирования выборов; отмена решения о регистрации кандидата; нарушение правил подсчета голосов; нарушение порядка и процедур голосования (в том числе досрочного); перенос дня голосования; неправильное установление итогов выборов; признание выборов недействительными или несостоявшимися; повторное голосование, повторные выборы; отзыв выборного должностного лица, отзыв депутата; нарушения, связанные с проведением референдума. Матейкович М. С. Защита избирательных прав граждан в Российской Федерации. М. Изд — во МГУ, 2003. С. 263

Оспаривающей стороной могут быть нормоучредительные участники избирательного процесса, его инициаторы или организаторы, избиратели, кандидаты на выборные должности, их представители, наблюдатели, в том числе международные и т. д. Чаще других стороной в избирательном споре становятся граждане, которые по той или иной причине не зарегистрированы в качестве кандидатов, а также кандидаты, проигравшие на выборах. В зависимости от уровня проводящихся выборов и предмета спора, заинтересованная сторона обычно сама выбирает порядок его разрешения, т. е. административный или судебный

Остановимся подробней на судебном порядке разрешения избирательных споров Конституционным судом Российской Федерации.

§ 3. Причины возникновения избирательных споров

Причины возникновения избирательных споров весьма разнообразны, однако основная из них — нарушение избирательных прав граждан.

К наиболее характерным, типичным причинам возникновения избирательных споров относятся: несовершенство избирательного законодательства; несоответствие регионального избирательного законодательства федеральному; неоптимальное применение избирательного законодательства избирательными комиссиями разных уровней; нарушение избирательного законодательства избирателями, инициативными группами, избирательными объединениями и блоками; неправильное толкование норм избирательного законодательства членами избирательных комиссий с правом решающего голоса; нарушение требований избирательного законодательства органами исполнительной и законодательной власти; нарушение требований избирательного законодательства средствами массовой информации и их работниками; нарушение требований избирательного законодательства кандидатами на выборные должности, их представителями, доверенными лицами, наблюдателями и членами избирательных комиссий с правом совещательного голоса; неоднозначное толкование норм избирательного законодательства судебными органами («пестрая» судебная практика разрешения избирательных споров). Дмитриев Ю. А. Избирательное право и процесс в Российской Федерации. Ростов-на-Дону, 2004.

Указанные причины избирательных споров проявляются на всех стадиях избирательного процесса с учетом особенностей правоотношений, складывающихся на каждой стадии.

Основной причиной возникновения избирательных споров является, с одной стороны, недостаточно высокий уровень правовой культуры избирателей — прямых участников избирательного процесса, отсутствие у них глубоких познаний и навыков применения современного избирательного законодательства, а с другой — несовершенство последнего как на федеральном, так и на региональном уровнях, наличие в нем пробелов, противоречий, коллизий.

Целый ряд избирательных споров возник вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения органами, организациями и должностными лицами своих обязанностей в рамках избирательных правоотношений, в частности, из- за ошибок в деятельности окружных, территориальных и участковых избирательных комиссий, вызванных как низким уровнем их юридической подготовки, так и отсутствием практических навыков оптимального разрешения конфликтных ситуаций. Однако нельзя не отметить, что отдельные кандидаты и их сторонники стремятся использовать любой повод для создания конфликтной ситуации, чтобы повысить к себе внимание рядовых избирателей, прямым или косвенным способом втянуть избирательные комиссии в споры, чтобы в случае неизбрания использовать этот «аргумент» для оспаривания результатов выборов

Конечно, следует учитывать то, что указанные причины возникновения избирательных споров взаимообусловлены, переплетены, усугубляют и обостряют друг друга. В то же время в избирательном процессе осуществление прав и полномочий граждан и организаций неразрывно связано с конкретными обязанностями, недобросовестность при исполнении которых со стороны кого — либо из участников избирательных правоотношений неизбежно нарушает избирательные права других участников.

При проведении выборов оспариваемой причиной отказа в регистрации была не только нехватка действительных подписей в поддержку кандидата, но и не соответствие формы подписных листов той, которая установлена законом. Оспаривались решения окружных избирательных комиссий об отказе в регистрации кандидата по причине отсутствия у претендента российского гражданства, указания в подписных листах литературного либо сценического псевдонима вместо истинных фамилии, имени и отчества. Заявители оспаривали процедурные вопросы голосования военнослужащих и членов их семей, результаты голосования российских граждан за рубежом, итоги досрочного голосования, в том числе проведенного в отдаленных и труднодоступных населенных пунктах, входящих в округ

Споры, связанные с отказом в регистрации кандидатами в депутаты законодательных (представительных) органов местного самоуправления, возникали главным образом вследствие выбраковки части подписных листов с подписями избирателей в поддержку того или иного кандидата. В результате число собранных подписей оказывалось меньше, чем требуется по закону для регистрации. Однако некоторые избирательные комиссии при принятии решений по спорным вопросам руководствовались только законами субъекта Российской Федерации и не учитывали, что если отдельные их нормы противоречат федеральному законодательству, то действует Федеральный закон. Ограничивали избирательные права граждан и установленные в отдельных республиках в составе Российской Федерации требования к будущим кандидатам собрать не менее 5 процентов голосов избирателей в свою поддержку, представить заверенный список инициативной группы численностью не менее 100 человек, протокол общего собрания избирателей и т. д. В отдельных регионах допускались существенные отклонения в численности избирателей при оформлении избирательных округов.

При проведении выборов в органы государственной власти «сложных» субъектов Российской Федерации немало споров вызвал вопрос об участии в голосовании входящих в них автономных образований. Вхождение автономного образования в состав края, области означает, что его население признается составной частью населения края, области. Например, на территории Тюменской области расположены три субъекта Российской Федерации: названная область и входящие в нее Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа.

Граждане, проживающие в них, имеют право участвовать в выборах законодательных (представительных) органов Тюменской области. Поэтому органы государственной власти автономных округов обязаны принять все предусмотренные законом меры для реализации гражданами этого конституционного права.

При проведении выборов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации немало споров вызвал вопрос о возможности совмещения статуса выборного главы администрации местного самоуправления со статусом депутата законодательного органа.

Разрешались эти споры с учетом того, что находиться на государственной или муниципальной службе и одновременно входить в состав законодательного (представительного) органа местного самоуправления недопустимо с учетом принципа разделения властей. Много избирательных споров возникало на стадии выдвижения и регистрации кандидатов на выборные должности глав исполнительной власти субъектов Российской Федерации и должностных лиц местного самоуправления. Реализация законодательства о реформе местного самоуправления вызвала ряд избирательных споров по вопросам назначения и проведения местных референдумов по определению статуса муниципальных образований, принятию их уставов. Здесь переплелись многие причины возникновения конфликтных ситуаций: и несовершенство законодательства в аспекте процедуры сбора подписей, и противоречия между федеральным и региональном законодательством, и неверное толкование норм избирательных законов, и острая конкуренция между кандидатами, а также теми, кто еще хотел бы зарегистрироваться.

Хотя в законодательстве отсутствуют специальные правовые нормы, регламентирующие процедурные избирательными комиссиями, последними уже найдены достаточно удачные формы правила рассмотрения избирательных споров разрешения конфликтных ситуаций: создание рабочих групп, рассмотрение жалобы в присутствии заявителя и других заинтересованных лиц, привлечение специалистов и экспертов, выезд в необходимых случаях на место возникновения конфликта, взаимодействие с правоохранительными органами и т. д. Следует подчеркнуть, что гласность и открытость стали характерной чертой рассмотрения избирательных споров. Это повышает ответственность избирательных комиссий, обязывает их принимать компетентные, основанные на законе решения.

Глава 2. Постановления Конституционного Суда Р Ф по вопросам разрешения избирательных споров

Конституционное право избирать и быть избранным, гарантии реализации и защиты избирательных прав граждан занимают центральное место в системе публичного политического права Российской Федерации. Организационное и процедурное обеспечение избирательных прав граждан, равно как и гарантии их процессуальной защиты, — одна из основных целей совершенствования избирательной системы. Решения судов общей юрисдикции в этой области политико-правовых отношений составляют важный юридический элемент развития и совершенствования избирательного права и процесса.

Вопрос об обеспечении и защите избирательных прав — это вопрос защиты прав и свобод человека и гражданина, следовательно, он относится к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектовп. «б» ч. 1 ст. 72 Конституции Р Ф и подлежит регулированию федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними законами субъектов Российской Федерации, которые не могут противоречить федеральным законам.ч. 2 и 5 ст. 76 Конституции РФ

Основные гарантии реализации гражданами Российской Федерации их конституционного права на участие в выборах как в федеральные органы государственной власти, так и в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления закреплены в Федеральном законе от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ (с изменениями и дополнениями) «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»

В ст. 1 данного ФЗ содержится важное положение о том, что законами субъектов Российской Федерации избирательные права и гарантии не могут быть изменены, ограничены, а могут быть только дополнены новыми гарантиями. То есть могут быть установлены новые средства обеспечения и защиты избирательных прав, однако при этом они не должны заменять норму федерального закона, а лишь дополнять ее, способствуя реализации избирательных прав. ст. 1 Федерального закона от 12 июня 2002 г. № 67 — ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»

Если при рассмотрении дела суд установит, что норма закона субъекта Российской Федерации не дополняет норму федерального закона, а затрудняет ее применение, противоречит ей, он должен применить норму федерального закона, который имеет прямое действие.

Детально процедура выборов регулируется специальными Федеральными законами.

Скоротечность избирательных кампаний, сокращенные сроки рассмотрения избирательных дел ограничивают возможности суда общей юрисдикции на обращение с запросом в Конституционный Суд Р Ф в случае сомнения в конституционности закона, подлежащего применению в конкретном деле о защите избирательных прав. В таком случае, придя к выводу о несоответствии Конституции закона, подлежащего применению в деле, суд может напрямую применить нормы международного права, в частности положения ст. 25 Международного пакта о гражданских и политических правах (принят резолюцией 2200 А XXI Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г.), согласно которой каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных ограничений право и возможность голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, проводимых на основе всеобщего равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей.

Способы защиты избирательных прав граждан многообразны: признание законов субъектов Российской Федерации о выборах недействующими и не подлежащими применению; признание недействительными актов государственных органов и органов местного самоуправления в случае их противоречия федеральному законодательству; обращение заинтересованных лиц в суд с заявлением о защите избирательных прав граждан, нарушенных решениями или действиями (бездействием) избирательных комиссий, их должностных лиц, и др.

Постановление Конституционного Суда Р Ф от 29 ноября 2004 года № 17-П

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба граждан В. И. Гнездилова и С. В. Пашигорова на нарушение их конституционных прав абзацем первым пункта 4 статьи 64 Закона Ленинградской области «О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления в Ленинградской области». Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое в жалобе законоположение.

Постановлением избирательной комиссии муниципального образования «Кингисеппский район» (Ленинградская область) от 18 февраля 2003 года N 49 были признаны состоявшимися и действительными выборы главы данного муниципального образования. Согласно постановлению в голосовании приняли участие 29 тыс. 449 избирателей, что составило 50,3 процента от числа избирателей, включенных в списки избирателей; избранным главой муниципального образования признан А. И. Невский, получивший 13 тыс. 758 голосов избирателей, или 50,8 процента голосов от общего числа голосов избирателей, отданных за всех кандидатов; при этом в соответствии с пунктом 4 статьи 64 Закона Ленинградской области «О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления в Ленинградской области» при определении результатов выборов не учитывались голоса избирателей, проголосовавших «против всех кандидатов», а именно 1 тыс. 896 голосов, или 7 процентов от общего числа голосов избирателей, отданных за всех кандидатов.

Участвовавшие в выборах граждане С. В. Пашигоров и В. И. Гнездилов (в качестве кандидата и избирателя соответственно), чьи иски о признании результатов выборов недействительными были оставлены без удовлетворения судом общей юрисдикции, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривают конституционность абзаца первого пункта 4 статьи 64 Закона Ленинградской области от 24 августа 2000 года «О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления в Ленинградской области», согласно которому при выборах должностных лиц местного самоуправления кандидат, получивший более половины от общего числа голосов избирателей, отданных за всех кандидатов, признается избранным; если ни один из кандидатов не получил более половины от общего числа голосов, отданных за кандидатов, в соответствии с данным Законом проводится повторное голосование по двум кандидатам, набравшим наибольшее число голосов избирателей.

Обратившиеся в Конституционный Суд Р Ф заявляют, что названная норма, соотносящая при определении результатов выборов число голосов, полученных победителем на общих выборах, с числом голосов, отданных за всех кандидатов, а не с числом голосов избирателей, принявших участие в голосовании, по своей сути является дискриминационной и нарушающей требования статей 1 (ч. 1), 2, 3 (ч. 3), 17 (ч. 1) и 32 (ч. 1 и 2) Конституции Р Ф, поскольку позволяет игнорировать мнение избирателей, проголосовавших «против всех кандидатов», тем самым приравнивая их к избирателям, не принимавшим участия в голосовании. Заявители полагают, что если бы при определении результатов выборов учитывались голоса «против всех кандидатов», кандидат, за которого проголосовало наибольшее число избирателей, мог бы не получить более половины от общего числа голосов избирателей, что привело бы к необходимости повторного голосования.

Из этого следует, что предметом обращения и, соответственно, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу является абзац первый п. 4 ст. 64 Закона Ленинградской области «О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления в Ленинградской области» как не предполагающий учет голосов избирателей, проголосовавших «против всех кандидатов», при определении результатов общих выборов должностных лиц местного самоуправления в Ленинградской области.

В своём постановлении Конституционный Суд Р Ф указал, что формирование органов местного самоуправления путем свободных выборов — один из признаков демократического правового государства, каковым является Российская Федерация. статья 1 Конституции Р Ф Подлинно свободные демократические выборы, осуществляемые на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании, предопределяют, в частности, право любых лиц, отвечающих установленным избирательным законодательством условиям и выполнивших предусмотренные им требования, участвовать в выборах в качестве кандидатов, и право других лиц свободно выражать свое отношение к ним, голосуя «за» или «против». Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 января 2002 года N 1-П

Из конституционных положений и правовых позиций Конституционного Суда Р Ф вытекает, что голосование против всех кандидатов, включенных в избирательные бюллетени, соотносится как с правом граждан Российской Федерации, руководствуясь собственными убеждениями, избирать или не избирать конкретных лиц в качестве представителей народа в выборные органы государственной власти и местного самоуправления, так и с самим институтом свободных выборов. Исходя из этого федеральный законодатель при регламентации порядка определения результатов выборов предусмотрел в Федеральном законе от 12 июня 2002 года Об основных гарантиях избирательных прав позицию в избирательном бюллетене «голосование против всех» (п. 8 ст. 63) и, соответственно, публично-правовые последствия отказа избирателей поддержать участвующих в выборах кандидатов (пп «б» п. 2 ст. 70).

Особенности законодательной регламентации порядка определения результатов выборов в органы местного самоуправления предопределяются установленным Конституцией Р Ф разграничением предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти ее субъектов и обусловливаются необходимостью соблюдения конституционных гарантий избирательных прав граждан Российской Федерации.

Конституция РФ относит регулирование и защиту прав и свобод человека и гражданина к ведению Российской Федерации (статья 71, пункт «в»), а защиту прав и свобод человека и гражданина — к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункт «б» части 1). В совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов находятся также вопросы установления общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления (статья 72, пункт «н» части 1, Конституции РФ). Из этого следует, что гарантии избирательных прав граждан при проведении муниципальных выборов в силу статьи 76 (часть 2) Конституции Российской Федерации устанавливаются федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними законами и иными нормативными актами субъектов РФ.

Поскольку отказ в доверии всем кандидатам, включенным в избирательный бюллетень, является элементом субъективного избирательного права, а предусмотренный федеральным законодателем институт голосования против всех кандидатов имеет юридическое значение при признании выборов состоявшимися, субъекты Российской Федерации, по смыслу взаимосвязанных положений статей 71 (пункт «в») и 72 (пункт «б» части 1) Конституции Российской Федерации, не вправе принимать законодательные решения, направленные на снижение федеральных гарантий осуществления права граждан Российской Федерации на свободное волеизъявление при голосовании на выборах, включая право голосовать против всех.

Кроме того, согласно подпункту «б» пункта 2 статьи 70 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» выборы признаются не состоявшимися в случае, если число голосов избирателей, поданных за кандидата, набравшего наибольшее число голосов по отношению к другому кандидату (другим кандидатам), оказывается меньше, чем число голосов избирателей, поданных против всех кандидатов. Данное основание признания выборов не состоявшимися носит императивный характер для всех выборов, проводимых по мажоритарной избирательной системе, что исключает возможность конкретизации данного основания законами субъектов Российской Федерации.

В отличие от нормативных положений об основаниях признания выборов не состоявшимися, принятие которых относится к ведению Российской Федерации, нормативное регулирование порядка определения результатов выборов, признанных состоявшимися, как касающееся защиты прав избирателей, проголосовавших за или против конкретных кандидатов, находится в сфере совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов.

Федеральный законодатель не устанавливает в Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» правила признания избранным кандидата на выборную должность в орган местного самоуправления, исходя из того, что они не относятся к основным гарантиям избирательных прав, т. е. этот вопрос не является предметом данного Федерального закона и может решаться субъектом Российской Федерации. В силу данной правовой позиции выборное должностное лицо органа местного самоуправления является представителем и той части избирателей, которые проголосовали на выборах против всех, и должно действовать так же и в их интересах, а эти избиратели вправе участвовать в осуществлении через него местного самоуправления. Кроме того, такие избиратели вправе защищать свои права и свободы, реализуемые на уровне местного самоуправления, в том числе путем контроля за деятельностью выборных должностных лиц местного самоуправления в различных не противоречащих закону формах.

Поскольку в подпункте «б» пункта 2 статьи 64 Закона Ленинградской области «О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления в Ленинградской области» предусмотрено, что выборы признаются муниципальной избирательной комиссией не состоявшимися в случае, если число голосов избирателей, поданных за кандидата, набравшего наибольшее число голосов по отношению к другому кандидату (другим кандидатам), меньше, чем число голосов избирателей, поданных против всех кандидатов, нет оснований утверждать, что законодатель Ленинградской области игнорирует мнение избирателей, проголосовавших против всех кандидатов, нарушает их избирательные права. Напротив, их позиция учитывается в соответствии с требованиями Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», касающимися признания выборов состоявшимися.

Конституционный суд РФ считает, что законодатель Ленинградской области был вправе в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» установить — при обязательном предварительном условии признания выборов состоявшимися — порядок определения результатов выборов и число голосов избирателей, необходимое для избрания должностных лиц местного самоуправления, с учетом или без учета голосов, поданных против всех кандидатов.

Следовательно, абзац первый пункта 4 статьи 64 Закона Ленинградской области «О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления в Ленинградской области» не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку содержащаяся в нем норма не нарушает установленное Конституцией Российской Федерации разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов, а также закрепленные ею избирательные права граждан Российской Федерации.

Я согласен с мнением судьи Конституционного Суда Р Ф Кононовым А. Л. о том, что выводы Конституционного Суда по данному делу представляются неубедительными и необоснованными, а приведенная аргументация не только не опровергает позицию заявителей, но явно противоречит даже тем конституционным принципам и суждениям, которые изложены в самом Постановлении. Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации А. Л. Кононова по делу о проверке конституционности части первой пункта 4 статьи 64 Закона Ленинградской области «О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления в Ленинградской области» в связи с жалобой граждан В. И. Гнездилова и С.В. Пашигорова

Ошибочным представляется суждение о том, что оспариваемое положение закона, регулирующее правила признания кандидата избранным, не относится якобы к числу основных гарантий избирательных прав и поэтому лежит всецело в сфере компетенции субъекта Российской Федерации. Как уже отмечалось, форма голосования против всех кандидатов имеет одинаковую правовую природу и одинаковый смысл для выборов всех уровней, включая муниципальный. Поэтому не может существовать каких-либо особенностей регламентирования этой формы голосования на региональном уровне.

Постановление Конституционного Суда Р Ф от 21 марта 2007 года № 3-П

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба граждан В. И. Лакеева, В. Г. Соловьева и В. Д. Уласа на нарушение их конституционных прав положениями пункта 6 части 5, части 7 статьи 6 и части 13 статьи 15 Федерального конституционного закона от 28 июня 2004 года «О референдуме Российской Федерации». Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые в жалобе законоположения.

Граждане В. И. Лакеев, В. Г. Соловьев и В. Д. Улас оспаривают конституционность ряда положений Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации», а именно: пункта 6 части 5 статьи 6 — в части, предусматривающей, что на референдум не могут выноситься вопросы о принятии и об изменении федерального бюджета, исполнении и изменении внутренних финансовых обязательств Российской Федерации; части 7 статьи 6, согласно которой вопрос, выносимый на референдум, должен быть сформулирован таким образом, чтобы исключалась возможность его множественного толкования, чтобы на него можно было дать только однозначный ответ и чтобы исключалась неопределенность правовых последствий принятого на референдуме решения; части 13 статьи 15 — в части, наделяющей Центральную избирательную комиссию Российской Федерации полномочием в течение 10 дней со дня первого уведомления о вопросе (вопросах) референдума, указанном (указанных) в ходатайстве о регистрации региональной подгруппы, инициирующей проведение референдума, проверять соответствие вопроса (вопросов) референдума требованиям, предусмотренным статьей 6 данного Федерального конституционного закона, и принимать соответствующее решение.

На основании приведенных положений Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации» Московская городская избирательная комиссия решением от 26 апреля 2005 года отказала в регистрации Московской городской региональной подгруппы инициативной группы по проведению референдума Российской Федерации со ссылкой на заключение Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, которым 15 из 17 вопросов, предлагавшихся для вынесения на референдум Российской Федерации, были признаны не соответствующими требованиям пунктов 6 и 7 части 5, а также частей 6 и 7 статьи 6 названного Федерального конституционного закона. Решение

Как утверждают заявители, положение пункта 6 части 5 статьи 6 Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации» противоречит статьям 3 (части 2 и 3), 19 (части 1 и 2), 32 (часть 2), 55 (часть 3), 94, 105, 106, 108 и 114 (пункт «а» части 1) Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительными органами, позволяет запрещать вынесение на референдум Российской Федерации какого бы то ни было вопроса, касающегося федерального бюджета и обязанностей государства нести соответствующие расходы, при том что любой вопрос так или иначе затрагивает бюджет и связан с расходами государства. Часть 7 статьи 6 Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации», по мнению заявителей, противоречит статьям 19, 32 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку допускает расширительное и произвольное толкование правоприменительными органами содержащихся в ней требований. Противоречие статьям 2, 10, 11, 19, 32 (части 1 и 2), 55 (часть 3) и 94 Конституции Российской Федерации положения части 13 статьи 15 Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации» заявители усматривают в том, что в соответствии с ним Центральная избирательная комиссия Российской Федерации наделяется полномочием, которое, как они полагают, может принадлежать только обладающим соответствующей компетенцией конституционным органам государственной власти.

Из статей 118, 120 и 125−128 Конституции Российской Федерации, определяющих в том числе объем судебного конституционного контроля, вытекает требование о разрешении в порядке конституционного судопроизводства всех споров, являющихся по своей юридической природе и значению конституционными.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются приведенные положения пункта 6 части 5 и части 7 статьи 6, а также части 13 статьи 15 Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации» в системной связи с положением ее части 17, определяющим механизм судебной проверки решений Центральной избирательной комиссии Российской Федерации о соответствии вопросов референдума требованиям статьи 6 названного Федерального конституционного закона.

Референдум как всенародное голосование граждан Российской Федерации по вопросам государственного значения и свободные выборы как способ формирования органов народного представительства и других выборных органов государственной власти являются, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 11 июня 2003 года N 10-П, высшими формами непосредственной демократии, которые, при том что каждая имеет собственное предназначение в процессе осуществления народовластия, равноценны и, будучи взаимосвязаны, дополняют друг друга; статьями 84 (пункт «в»), 92 (часть 3) и 135 (часть 3) Конституции Российской Федерации в системной связи с ее статьями 3, 32 (части 1 и 2) и 71 (пункты «а», «в») обусловливаются характер и содержание законодательного регулирования условий и порядка проведения референдума и выборов в органы публичной власти, с тем, чтобы свободное волеизъявление граждан было обеспечено как при осуществлении права участвовать в референдуме, так и при осуществлении избирательных прав; устанавливая регламентацию соответствующих прав, федеральный законодатель обладает достаточной свободой усмотрения, которая тем не менее ограничена особенностями высших форм непосредственного народовластия, их предназначением и соотношением.

Следовательно, осуществляя правовое регулирование отношений, связанных с референдумом Российской Федерации, федеральный законодатель должен обеспечить такие условия и порядок их реализации, чтобы референдум не мог использоваться как институт, подменяющий иные институты непосредственной демократии, либо как противовес институтам представительной демократии, в том числе в нарушение исключительных прерогатив Федерального Собрания или других федеральных органов государственной власти, которые должны осуществляться в иных конституционно установленных формах законотворчества как способа принятия государственных решений.

Согласно статье 32 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации граждане Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей, избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме.

Закрепляя в данной статье, а также в статьях 84 (пункт «в»), 92 (часть 3) и 135 (часть 3) конституционно значимые требования к институту референдума, Конституция Российской Федерации непосредственно не предусматривает процедуру проведения референдума Российской Федерации и не определяет, какие вопросы могут выноситься на референдум (за исключением проекта новой Конституции Российской Федерации), а также не называет государственные органы, призванные обеспечивать его проведение (за исключением Президента Российской Федерации, который назначает референдум). Как следует из указанных статей Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 71, 72 и 76 (часть 1), институт референдума в строгом соответствии с его конституционными основами должен быть урегулирован в федеральном конституционном законе, которым определяются требования к форме и содержанию вопросов, выносимых на референдум, к его организации и проведению. При этом федеральный законодатель не вправе отменить или умалить само принадлежащее гражданам Российской Федерации право на участие в референдуме либо несоразмерно его ограничить.

Выявляя особую правовую природу федеральных законов о федеральном бюджете, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23 апреля 2004 года N 9-П указал следующее.

В силу принципа разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную утверждение бюджета, установление состава доходов и расходов бюджета традиционно относится к сфере законодательного регулирования. Как вытекает из статьи 71 (пункт «з») Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 10, 76 (часть 1) и 106 (пункт «а»), федеральный бюджет как форма образования и расходования денежных средств для обеспечения деятельности публичной власти — самостоятельная сфера правового регулирования, отнесенная к ведению Российской Федерации, а юридической формой, в которую он облекается, служит специальный федеральный закон о федеральном бюджете.

Таким образом, запрет на вынесение на референдум вопросов о принятии и об изменении федерального бюджета, сформулированный в пункте 6 части 5 статьи 6 Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации», вытекает непосредственно из приведенных положений Конституции Российской Федерации. Отсутствие такого запрета, обусловленного особой природой федерального закона о федеральном бюджете, могло бы приводить к подмене закрепленного в Конституции Российской Федерации механизма принятия решений по указанным вопросам Федеральным Собранием как его исключительной прерогативы.

Согласно статье 104 (часть 3) Конституции Российской Федерации законопроекты о введении или отмене налогов, освобождении от их уплаты, о выпуске государственных займов, об изменении финансовых обязательств государства, другие законопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет федерального бюджета, могут быть внесены в Государственную Думу только при наличии заключения Правительства Российской Федерации.

Включение в понятие «финансовые обязательства Российской Федерации» именно бюджетных, а не любых расходных обязательств Российской Федерации продиктовано тем, что расходные обязательства, как обусловленные нормативными правовыми актами или договорами обязанности Российской Федерации предоставить соответствующим субъектам средства федерального бюджета, выступая основой формирования расходов федерального бюджета, сами по себе, даже если они предусмотрены актом, принятым в текущем бюджетном цикле, но не учтены в федеральном законе о федеральном бюджете и сводной бюджетной росписи на текущий период, не создают обязанность органа, исполняющего бюджет, произвести расходование средств федерального бюджета в течение определенного срока. Если же требуется корректировка объема расходных обязательств, учтенных в федеральном законе о федеральном бюджете, то соответствующие изменения должны вноситься именно в этот федеральный закон.

Данный вывод согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой федеральный закон о федеральном бюджете создает надлежащие финансовые условия для реализации норм, закрепленных в иных федеральных законах, изданных до его принятия и предполагающих предоставление каких-либо средств и материальных гарантий и необходимость соответствующих расходов (Постановление от 23 апреля 2004 года N 9-П).

Из этого следует, что пункт 6 части 5 статьи 6 Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации» в части, ограничивающей вынесение на референдум вопроса об изменении и исполнении внутренних финансовых обязательств Российской Федерации, по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования, не допускает вынесение на референдум вопросов, связанных с собственно бюджетными обязательствами Российской Федерации, и не предполагает при этом запрет вынесения на референдум вопросов, ответы на которые могут повлечь изменение расходных обязательств Российской Федерации, учитываемых при формировании расходов федерального бюджета и принятии расходных обязательств, за пределами срока действия федерального закона о федеральном бюджете.

Согласно части 7 статьи 6 Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации» вопрос, выносимый на референдум, должен быть сформулирован таким образом, чтобы исключалась возможность его множественного толкования, чтобы на него можно было дать только однозначный ответ и чтобы исключалась неопределенность правовых последствий принятого на референдуме решения.

Данные требования не могут рассматриваться как противоречащие Конституции Российской Федерации и нарушающие какие-либо конституционные права и свободы, поскольку они имеют целью гарантировать адекватность принимаемых на референдуме решений действительной воле народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации.

Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации» устанавливает, что подготовку и проведение референдума, обеспечение реализации и защиты права на участие в референдуме осуществляют избирательные комиссии, в том числе Центральная избирательная комиссия Российской Федерации, к полномочиям которой данный Федеральный конституционный закон (часть 13 статьи 15) относит также проверку соответствия выносимых на референдум вопросов требованиям, предусмотренным в его статье 6.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой