Политические режимы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

1. Определение политического режима, разновидности демократического и тоталитарного (авторитарного) политического режима

Понятие «режим» (от франц. regime и лат. regimen -- управление) в политической сфере обычно означает способ, метод, образ, порядок, совокупность средств осуществления государственного политического правления в стране. Надо отметить, что в литературе, в том числе и учебной, можно встретить как расширительное, так и суженное толкование данной государственной формы. Расширительное имеет место тогда, когда речь ведется о «политическом режиме». Многие авторы хотя и отмечают правильно необходимость разграничения понятия «политический режим» в широком и узком смыслах, тем не менее ведут речь в курсах конституционного права не о государственных, а о политических режимах. Но это строго говоря, неправильно, ибо политический режим — явление, несомненно, значительно более широкое по своему содержанию, нежели одна из форм государства, поскольку включает в себя не только государственные, но и многообразные негосударственные, общественные формы политической жизни, связанные, в частности, с деятельностью политических партий, иных массовых общественных объединений и движений, трудовых коллективов и т. д. Именно поэтому политический режим должен рассматриваться прежде всего и непосредственно в качестве предмета не науки конституционного права, а политологии, что и находит свое отражение в учебниках по курсу политологии.

Однако излишне узким представляется термин «государственный режим», ибо в науке конституционного права государственный режим рассматривается в теснейшей взаимосвязи, взаимодействии и взаимопроникновении с политическим режимом в целом. Не все политическое в существующем режиме данной страны является государственным, но все государственное является политическим, его ядром и решающей основой. Негосударственные, общественно-политические формы и методы деятельности политических партий и иных общественных объединений, органов местного самоуправления, играющие очень важную роль в политике, в реальной жизни оказываются во многом практически неразделимыми с формами и методами деятельности государственных органов, составляя однако с ними единую политическую систему.

В свете сказанного, представляется наиболее адекватным использование в курсе конституционного права не понятия «политический режим» или «государственный режим», а понятия «государственно-политический режим». Оно, с одной стороны, выделяет специфический государственный аспект проблемы, поскольку рассматривается в контексте определения формы государства; а с другой стороны, подчеркивает неразрывное единство государственного и негосударственного, общественно-политического в жизнедеятельности государства. Небезынтересно, что в политологии эта проблема исследуется в относительно более широком ракурсе как весь политический режим, в то время как в конституционном праве -- в относительно более узком плане, преимущественно как государственный, государственно-правовой режим, взятый в единстве с политическим режимом в целом. Такой подход позволяет решить двуединую задачу: одновременно отразить как разграничение и специфику предметов исследования политологии и науки конституционного права, так и органическую взаимосвязь и взаимопроникновение этих разных наук в данном вопросе.

В конституционном праве государственный режим изучается прежде всего через призму соответствующих правовых норм. Но поскольку во многих случаях конституционные нормы недостаточно отражают действительность, постольку необходимо учитывать не только правовые нормы той или иной страны, но и практику их применения. Правильно указывает В. Е. Чиркин, что характер государственного режима определяется многими факторами, в том числе существующей в стране партийной системой, взаимосвязями политических партий, общественных организаций с населением, господствующей идеологией, уровнем политической культуры, традициями и др. Выдвигая эти важные методологические положения, автор, однако, почему-то использует не понятие «государственно-политический режим», а «государственный режим».

Основными разновидностями недемократических режимов являются авторитаризм и тоталитаризм, различающиеся между собой разными характером и степенью отрицания демократических начал государственно-политического властвования. В определенном отношении можно сказать, что тоталитаризм -- высшая, крайняя степень развития авторитаризма, поскольку при тоталитарном режиме антидемократические пути, формы, средства и методы такого властвования используются наиболее широко, последовательно и решительно. Если демократические режимы сегодня типичны для стран со сравнительно высоким уровнем социально-экономического развития, то авторитарные и тоталитарные режимы -- для относительно отсталых стран Это общее правило не только не опровергается, а по-своему подкрепляется тем очевидным фактом, что в отдельных случаях авторитарные и тоталитарные режимы могли утверждаться в прошлом на непродолжительное время в индустриально развитых странах (например, фашистские режимы в Германии, Италии, Испании, Португалии, «коммунистические» режимы в СССР, Чехословакии и др.), а сегодня сохраняются не в самых отсталых странах (Индонезия, Марокко, Тунис, Иордания и др.). В конституциях авторитарных и даже тоталитарных стран может нередко говориться о демократическом характере соответствующего государства, ибо открыто признавать антидемократическую природу своей власти не в интересах самого крайнего диктатора. Но, как уже отмечалось, при определении характера существующего в той или иной стране государственно-политического режима особенно важно обращать внимание не столько на формально-юридические установления и формулировки, сколько на реально существующее положение дел, на фактические отношения, складывающиеся между личностью, обществом и государством.

В литературе, в том числе и учебной, можно встретить отказ от разграничения недемократических режимов на авторитарные и тоталитарные, их смешение и даже отождествление. Так, В. К. Арановский в учебнике по курсу государственного права зарубежных стран утверждает, что подразделение недемократических режимов на авторитарные и тоталитарные -- это выдумка Р. Рейгана и его сподвижников с их «двойным» подходом к оценке иностранных режимов на основе принципа их отнесения к «своим» и «чужим», что все недемократические режимы -- это тоталитарные режимы; что последние различаются по субъективному признаку и в том случае, если власть сосредоточивается и осуществляется одним лицом, то такой тоталитарный режим является авторитарным; что «обособление авторитарного режима от тоталитаризма искусственно» и что «авторитаризм безусловно существует, но не отдельно, а в русле тоталитарной власти как ее разновидность»

Тот факт, что тот или иной недемократический режим (например, сталинский тоталитарный режим в СССР) может нести в себе черты как тоталитаризма, так и авторитаризма, не означает, что любое авторитарное государство всегда и при всех условиях является и тоталитарным. Отрицание демократии может происходить и действительно происходит в различных странах существенно различными конкретными путями, средствами, формами и методами.

Если при определении государства как авторитарного главное состоит в том, что в нем государственно-политическая власть сосредоточена у одного лица, узкой группы лиц или одного органа в ущерб другим, особенно представительным, органам власти, то при характеристике государства как тоталитарного -- в том, что такое государство полностью подчиняет себе личность и общество, все стороны их жизнедеятельности путем массового насильственного подавления прав и свобод человека. Автор не учитывает, к сожалению, этих существенно разных аспектов в характеристике государственной власти. Хотя совершенно очевидно, что, к примеру, государственно-политический режим Франции времен президентства генерала де Голля носил многие черты авторитаризма, но его никак нельзя отнести к числу тоталитарных. Точно так же, говоря об авторитарности государственно-политических режимов в Иордании, Марокко, Индонезии и др. странах, нельзя относить их к тоталитарным режимам, приравнивая их тем самым к военно-полицейским, фашистским, сталинистским и иным действительно тоталитарным странам.

Видимо, чувствуя слабость своей позиции и недопустимость «сваливания в одну кучу» авторитаризма и тоталитаризма, фашизма, предлагается различать тоталитаризм первой, второй и третьей степеней в зависимости от того, распространяется ли монопольная власть соответственно только на политическую сферу общественной жизни, только на политическую и духовно-идеологическую сферу и, наконец, на все сферы общественной жизни, включая экономику. Но и при этом авторитаризм опять-таки ошибочно рассматривается как разновидность тоталитаризма, и, в сущности, речь идет лишь о классификации тоталитаризма. Вместе с тем предложенная классификация практически весьма неопределенна и условна, ибо трудно себе представить, что в реальной жизни сложившийся в сфере политики тоталитарный режим может, например, практически не сказаться на сфере идеологии. В этой связи невозможно согласиться, в частности, с отнесением автором диктатуры генерала А. Пиночета и его хунты в Чили лишь к тоталитаризму первой степени, т. е. к тоталитаризму только в политической, но не в духовно-идеологической сфере.

Конечно, тоталитаризм тоталитаризму рознь и степень охвата им различных сфер общественной жизни в различных странах неодинакова. Но нельзя не видеть, что и степень подчинения личности и общества государству, его вмешательства в личную и общественную жизнь, ограничения и нарушения им прав и свобод человека может быть очень разной. Это не учитывает предложенная автором «пространственная» классификация тоталитарных режимов. Необходимо, на наш взгляд, с одной стороны, разграничивать авторитаризм и тоталитаризм; а с другой -- различать сам тоталитаризм не только по широте охвата различных сфер его проявления, но и по степени и формам использования им антидемократических способов и методов государственно-политического властвования.

То, что в реальной политической жизни авторитаризм и тоталитаризм достаточно часто перекрещиваются и при этом в тоталитарных режимах обнаруживаются многие черты авторитаризма, а в странах авторитаризма те или иные признаки тоталитаризма, вполне объяснимо, поскольку, как уже отмечалось, это -- две разновидности государственно-политического режима одного и того же недемократического типа. Не случайно авторитаризму, как показывает и наш, и мировой политический опыт, присуща тенденция перерастания в тоталитаризм. И в этом плане более общей является категория «авторитаризм», а тоталитаризм -- крайней формой авторитаризма.

Тоталитарный политический режим — общественно-политическая система, которая ради определенных целей своих создателей стремится к полному (тотальному) контролю над всей жизнью общества и всеми сторонами жизни каждого индивида.

В политический лексикон термин «тоталитаризм» (от лат. totalis — весь, целый, полный) впервые ввел в 1925 г. Б. Муссолини для характеристики своего движения. В 30-е годы одним из первых ученых, использовавших понятие «тоталитаризм», был немецкий философ и политолог К. Шмидт. Позже понятие прочно вошло в политологию и до сих пор служит для обозначения режимов (как фашистских, так и коммунистических), стремящихся к полному, тотальному политическому контролю над жизнью общества в целом и каждого гражданина в отдельности.

Некоторые исследователи (Ф. Хайек, а за ним К. Ясперс) видели истоки тоталитаризма прежде всего в системе планирования, государственного регулирования экономических процессов, пришедшей на смену свободной конкуренции. Технический прогресс, автоматизация процесса управления, создание невиданной прежде системы массовых коммуникации порождали иллюзию, что все процессы экономики, а вслед за ней и общественно-политической жизни, можно подчинить единому централизованному руководству, одной коллективной цели, не оставляя места для индивидуальной свободы и автономии.

Основные признаки тоталитарного режима:

наличие официальной тотальной идеологии, главной задачей которой является легитимация политического режима и его курса;

монополия одной партии на власть, не ограниченная никаким законом и даже уставом самой партии. Недопущение любого идеологического инакомыслия и политической оппозиции;

срастание партийного и государственного аппарата, когда во главе партии и государства стоят одни и те же лица, имеющие безграничную власть;

осуществление идеологической пропаганды при помощи массовых народных шествий, военных и спортивных парадов. Целью такой пропаганды является мобилизация народа в поддержку существующего режима;

в экономической сфере тоталитаризм строится на монопольном контроле партийно-государственного аппарата над производством и экономикой в целом, на централизованном плановом руководстве и управлении хозяйственной деятельностью;

создание системы тотального полицейского контроля для всеобщего устрашения, использование методов морального и физического принуждения, а также террор.

Общим для всех тоталитарных режимов является то, что они функционируют в соответствии с принципом — «запрещено все, кроме того, что приказано властью».

Р. Арон в своей работе «Демократия и тоталитаризм» высказал идею о том, что при определении тоталитаризма важно учитывать не только «исключительное положение партии, или огосударствливание хозяйственной деятельности, или идеологический террор. Но само явление получает законченный вид только тогда, когда все эти черты объединены и полностью выражены».

Названные черты в большей или меньшей степени присущи всем тоталитарным государствам. Однако при этом можно выделить несколько разновидностей тоталитаризма: коммунизм, фашизм, национал-социализм.

Исторически первой и классической формой тоталитаризма стала его казарменно-коммунистическая модель, которая предполагала полное уничтожение частной собственности, абсолютную власть государства во всех без исключения сферах жизни общества, включая образование, средства массовой информации, частную жизнь граждан. Тоталитаризм в его так называемой коммунистической форме оказался наиболее живуч. В середине ХХ века этот строй испытала на себе примерно треть населения земного шара, а в ряде стран он существует еще и сегодня.

Вторая разновидность тоталитаризма Ї фашизм, который впервые был установлен в Италии в 1922 году. Итальянский фашизм выступал не столько за радикальное преобразование всего общества в соответствии с идеологической утопией, сколько за возрождение Римской империи, очищение «народной души», установление твердой государственной власти.

Третья форма тоталитаризма Ї национал-социализм. Как общественный строй он возник в Германии в 1933 году. Национал-социализм имеет много общего со сталинизмом Ї оба развивались на идее социализма, на вере в возможность создания общества социальной гармонии, и даже обращение «товарищ» было для них общим. В то же время в национал-социализме место класса занимает нация, место классовой ненависти Ї национальная и расовая, агрессивность национал-социализма направлена не против собственных граждан (как при сталинизме), а против других народов.

Таким образом, политические системы тоталитарного типа обладают высокой способностью мобилизации ресурсов и концентрации усилий для достижения общественно значимых целей, например, обеспечение индустриализации или военное строительство. Они эффективны в период войн. Однако такие системы слабо приспособлены к развитию общества, требующего изменений в различных сферах жизни. Тоталитаризм не имеет исторической перспективы. За счёт бесконтрольного использования внутренних ресурсов тоталитарное государство истощает себя.

Авторитарный политический режим — политический режим, при котором государственная власть осуществляется одним лицом либо узким кругом лиц (правящей элитой) при минимальном участии населения.

Исторически авторитаризм существовал в разных формах в самые разные эпохи и в различных странах (например, античные греческие и восточные деспотии и тирании — Персия, Спарта, многие другие феодальные абсолютистские режимы и т. д.). Его теория была впервые разработана теоретиками начала 19 века как ответ на Французскую революцию и социалистические движения Ж. де Местром и Л. де Бональдом.

Авторитарные режимы формируются, как правило, в результате государственных переворотов или концентрации власти в руках лидеров или отдельных группировок. Складывающийся таким образом тип формирования и отправления власти показывает, что реально правящими силами в обществе являются небольшие элитарные группировки, которые осуществляют власть либо в форме коллективного господства (например, в виде власти отдельной партии, военной хунты), либо в форме режима единовластия того или иного лидера.

Особое значение при определении авторитаризма имеет характер отношений государства и личности: они построены больше на принуждении, чем на убеждении. Для сохранения своей власти авторитаризм использует следующие приёмы и методы: создание соответствующей политико-правовой базы, использование государственных ресурсов для обеспечения благоприятных результатов выборов, формальный или контролируемый плюрализм.

Авторитаризму присущи следующие черты.

1. Носителем власти выступает один человек или группа лиц, действия которых неподконтрольны и неподотчетны другим государственным органам. Это могут быть абсолютный монарх, тиран, военный диктатор, военная хунта и другие олигархические структуры. Масса же населения отчуждается от власти;

2. Ограничение выборности государственных органов, ослабление прерогатив парламента и одновременно наделение широкими полномочиями исполнительно-распорядительных органов. Фактический отказ от концепции разделения властей;

3. Опора на силу. Авторитарный режим может и не прибегать к массовым репрессиям и даже пользоваться популярностью среди населения, однако он обладает достаточной силой, чтобы в случае необходимости принудить население к повиновению, и обычно не скрывает этого;

4. Ограничение или полное запрещение легальной политической оппозиции. При авторитаризме возможно существование ограниченного числа партий, профсоюзов и некоторых других организаций, но их деятельность носит формальный характер, они подконтрольны властям. Конкуренция в политической сфере отсутствует;

5. Отказ от тотального контроля над обществом. Власть занимается в первую очередь вопросами обеспечения собственной безопасности, общественного порядка, обороны и внешней политики.

Учитывая эти признаки авторитаризма, его можно определить как неограниченную власть одного человека или группы людей, не допускающую политической оппозиции, но сохраняющую автономию личности и общества во внеполитических сферах. При авторитарном политическом режиме запрещаются главным образом политические формы деятельности, в остальном же граждане обычно свободны, хотя они не имеют каких-либо институциональных гарантий своих прав. Государство при авторитаризме главным образом опирается на харизматических лидеров, допускает ограниченный плюрализм мнений.

Для того, чтобы сохранить неограниченную власть в своих руках, авторитарный режим производит смену элит не путем конкурентной борьбы на выборах, а кооптацией (волевым введением) их в руководящие структуры. В силу того, что процесс передачи власти в подобных режимах происходит не путем установленных законом процедур замены руководителей, а насильственно, эти режимы, как правило, не являются легитимными. Однако, даже несмотря на то что они не опираются на поддержку народа, это не мешает им существовать в течение длительного времени и достаточно успешно решать стратегические задачи. Примером эффективных с точки зрения проведения экономических и социальных реформ можно назвать авторитарные режимы в Чили, Сингапуре, Южной Корее, Тайване, Аргентине, странах арабского Востока.

Авторитарные политические режимы Ї самые распространенные в истории человечества. Это древневосточные деспотии, тиранические режимы античности, абсолютистские монархии позднего Средневековья и Нового времени, западноевропейские империи IXX века, военно-полицейские режимы в Латинской Америке и авторитарные режимы в социалистических странах в XX века. В период после второй мировой войны авторитарный политический режим носит чаще всего переходный характер. Обычно он ориентируется либо на тоталитаризм, либо на демократию.

Ф. Бенетон выделяет три формы авторитарного политического режима: деспотизм, диктатура и революционная тирания:

деспотизм, соответствующий двум формам правления: тирании и олигархии. Государство функционирует в целях удовлетворения потребностей того, кто правит;

диктатура Ї режим, направленный на реализацию проектов, касающихся интересов общества в целом. В чистом виде диктатура является переходной формой;

революционная тирания Ї крайний вариант авторитарного режима. От имени народа и с целью построения нового порядка государство концентрирует власть, требует согласия своих подданных.

Авторитарный политический режим в современном мире существуют по следующим причинам: господство подданнического типа политической культуры; большая степень конфликтности в обществах; экономическая отсталость; отсутствие развитого гражданского общества и т. д.

Таким образом, любой авторитаризм внутренне противоречив, трудно предсказуем и потенциально нестабилен. Как правило, условия, позволяющие ему удержаться у власти, не столько политические, сколько социальные и экономические. Политически у авторитаризма чаще всего нет ни стабильного источника власти, ни надежной опоры в виде массового движения. Более того, авторитаризм нередко существует в условиях сегментированного общества, в котором ни одна из конкурирующих политических группировок не имеет шансов прийти к власти. В то же время социально авторитаризм имеет хорошие шансы для выживания. В распаде социально-экономических связей и кроется главная причина возникновения авторитарных режимов.

2. Закрепление личных и политических прав и свобод индивида в зарубежных конституциях

Первые конституции провозгласили жизнь и свободу человека естественными и неотъемлемыми правами личности. Они исходили из того, что люди рождены свободными и сохраняют это свое состояние на протяжении всей жизни не по воле государственной власти, а в силу природы или власти божественной. Государство может лишь ставить пределы этой свободы в той мере, в какой это необходимо для сохранения мира в стране, для сохранения нормальных отношений внутри общества.

Теоретические основы таких подходов заложили выдающиеся мыслители Джон Локк, Томас Пейн, французский философ-энциклопедист Жан-Жак Руссо. Эти идеи были закреплены в первых документах буржуазных революций: «Декларации независимости» США 1776 года, в первых десяти поправках к конституции США 1787 года (американский «Билль о правах») и, естественно, во французской «Декларации прав человека и гражданина» 1789 года и во французской Конституции 1791 года.

Эти нормативные акты актуальны до сих пор. Например, «Декларация независимости» США по сей день активно изучаются юристами. Французская «Декларация прав человека и гражданина» вошла в качестве преамбулы в конституцию Франции 1946 года и служит преамбулой современной конституции Франции 1958 года.

Важнейшая мысль естественно-правового понимания прав и свобод человека заключается в том, что государство в лице своих органов может лишь ставить пределы свободам человека, но прав или свобод государство не предоставляет. Главная задача государства — минимальное вмешательство в естественные права и свободы человека. По этой доктрине формулировались и формулируются правовые способы фиксации прав и свобод. Так, например, в Великобритании, Франции, Канаде, Новой Зеландии правовые акты закрепляют не права и свободы в собственном смысле слова, — то, что может и должен делать человек — а только то, что запрещается делать человеку. Из этой доктрины вытекает знаменитый принцип: «все, что не запрещено, то разрешено». Можно все, что не запрещено. Однако такой принцип не является единственным, потому что в современном мире не только признаются неписаные естественные права, но и закрепляются конкретные права и свободы. Итак, есть два подхода: ссылка на права, которые даны свыше, и права, которые перечисляются в виде конкретного каталога прав и свобод.

Американский подход сочетает оба принципа. Первые десять поправок конституции США («Билль о правах») закрепляет перечень личных и политических прав граждан, но этот текст завершается нормой, в которой записано, что «перечисление в конституции определенных прав не должно толковаться как отрицание или умаление других прав, сохраняемых народом». Это говорит о том, что закреплены самые важные права, но есть иные права личности, которые не перечислены в данном законе. Кстати говоря, задержка с принятием статей о правах и свободах, которые затем стали «Биллем о правах» связана как раз с тем, что некоторые из «отцов-основателей» высказывали сомнения по поводу того, будет ли достаточным для граждан закрепление именно этих прав и свобод, не помешает ли такое закрепление признанию естественных прав. Эти споры не дали возможности принять перечень важнейших прав и свобод вместе с конституцией. Однако споры закончились признанием того, что основные права и свободы все-таки надо закрепить, но на это ушло еще два года после принятия конституции США.

Первые конституции провозгласили жизнь и свободу человека естественными и неотъемлемыми правами личности. В основу было положено утверждение о том, что люди рождены свободными и сохраняют это свое состояние на протяжении всей жизни не по воле государственной власти, а в силу природы или власти божественной. Государство может лишь ограничивать свободу граждан в той мере, в какой это необходимо для сохранения мира в стране, нормальных отношений внутри общества. Права человека -- это естественные, неотчуждаемые права, принадлежащие ему в силу рождения как личности. Требование защиты прав человека выдвигается и в настоящее время различными движениями, направленными против авторитаризма и тоталитаризма. К числу неотчуждаемых прав человека относятся права на жизнь, свободу, безопасность, собственность, физическую и нравственную неприкосновенность, достоинство личности, личную и семейную тайну и др. В последние годы сюда присоединяются и некоторые права «третьего» и «четвертого» поколения, например на использование достижений культуры или чистую окружающую среду. Считается, что государственная власть не может их даровать или отчуждать своими актами и действиями. Права гражданина связаны с фактом гражданства, принадлежности лица к определенному государству, политическому сообществу. Эти права личности как члена политического сообщества связаны с актами и действиями государственных органов. К их числу относятся, например, избирательные права, права на объединение в политические партии, на участие в управлении делами государства и т. д., некоторые социально-экономические права (например, на бесплатное обучение за счет государства, на государственное медицинское обслуживание). Они предоставляются гражданам с учетом материальных возможностей государства, в зависимости от уровня развития демократии в данной стране, от ее традиции и других обстоятельств. Однако нет непреодолимой грани между правами человека и правами гражданина, не всегда между ними можно провести различия, их разделение имеет преимущественно общетеоретический характер. И те, и другие, будучи записаны в конституциях, должны обеспечиваться государством, его органами. Государство в лице своих органов может лишь ставить пределы свободам человека, и главная его цель -- минимальное вмешательство в естественные права и свободы человека. По этой доктрине формулировались и формулируются правовые способы фиксации прав и свобод, например в Великобритании, Франции, Канаде, Новой Зеландии действует принцип: «Все, что не запрещено, то разрешено», и правовые акты закрепляют не права и свободы, а только то, что запрещается делать человеку. Однако в современном мире не только признаются неписаные естественные права, но и перечисляются конкретные права и свободы по принципу «все, что закреплено, то разрешено». Так, первые десять поправок Конституции США фиксируют перечень личных и политических прав граждан и в то же время допускают, что «перечисление в Конституции определенных прав не должно толковаться как отрицание или умаление других прав, сохраняемых народом». Конституции многих стран различают также обязанности человека (например, соблюдать законы страны пребывания) и обязанности гражданина (например, обязательная воинская служба). Иногда в теории некоторые права и обязанности характеризуются как позитивные (например, избирательные права гражданина или та же обязанность любого лица соблюдать конституцию и законы). Эти права и обязанности обеспечиваются непосредственным государственным принуждением, в том числе судебным. Другие права и обязанности, хотя и записанные в конституции, рассматриваются как моральные и защищаются лишь производные от них конкретные права и обязанности. К числу моральных относят, в частности, право на здоровую окружающую среду или обязанность граждан-депутатов отдавать нее силы служению народу (например, в Конституции Китайской Народной Республики).

Многие права и обязанности человека и гражданина возникают с достижением определенного возраста, например право на труд -- с 15 лет, воинская обязанность -- с 18−19 лет. Некоторые права возникают с момента рождения (например, право собственности), а иногда и до рождения (наследниками могут стать дети, родившиеся после смерти наследодателя). В современных условиях некоторые основы правового статуса личности, а в определенных аспектах и гражданина, в значительной степени определяются международным правом, его общепризнанными принципами и нормами. В конституциях многих государств содержатся ссылки на Всеобщую декларацию прав человека ООН 1948 г., на Международные пакты о правах человека 1966 г. (вступили в силу в 1976 г). Международные акты, ратифицированные государством, могут действовать непосредственно и применяться судами страны как ее национальное, внутреннее законодательство, причем некоторые конституции устанавливают верховенство международного акта над внутренним. Международное право устанавливает:

1) внутреннее законодательство не может противоречить зафиксированным в международных актах основным правам человека и общечеловеческим ценностям;

2) нет абсолютной свободы и абсолютных прав, они могут быть ограничены, но только на основе закона и в той части, в какой это допускает конституция в соответствии с требованиями международного пава и в точно определенных целях (сохранение общественного порядка, публичной морали, здоровья населения и т. д.);

3)запрещается злоупотреблять правами, т. е. использовать их с целью нанесения ущерба правам и законным интересам других физических или юридических лиц;

4) права личности ограничены правами других лиц.

США. Уровень демократизма любой конституции определяется прежде всего объемом закрепленных в ней прав и свобод, их гарантированностью и некоторыми другими элементами — правовым положением центрального представительного органа, объемом его полномочий, структурой. Конституция США первоначально почти не содержала положений о правах и свободах граждан; в то время они были предусмотрены в конституциях штатов, и отказ закрепить их в основном законе страны диктовался стремлением ограничить возможности их требований на национальном уровне. Тем не менее ряд важных норм можно найти в тексте Конституции. Первая поправка, а Конституции — одна из самых знаменитых — закрепила свободу религии, слова и печати. Проблема равноправия мужчин и женщин, которая решена в большинстве европейских государств, до сих пор остается актуальной для США. В начале 70-х гг. предпринималась попытка закрепить равенство женщин и мужчин перед законом. Поправка к Конституции была предложена второй сессией 92-го Конгресса 22 марта 1972 г., когда была одобрена Сенатом.

Индия. В 1928 г., еще незадолго до завоевания Индией независимости, созданный Индийским национальным конгрессом комитет Мотилала Неру признал, что «нашей первой заботой должно быть закрепление основных прав таким способом, который воспрепятствовал бы их нарушению при любых обстоятельствах». Ныне судебная защита нарушенных прав граждан является составной частью основных прав, поскольку бессмысленно включать права граждан в писанную Конституцию, если они не могут быть осуществлены в принудительном порядке путем использования судов против любых противоправных действий законодательных или исполнительных органов. Помимо обычных гарантий против дискриминации государством граждан в отношении их назначения на должности или найма на работу в государственные учреждения только на основании их религиозной, расовой, кастовой принадлежности, пола или места рождения, Конституция включает запрет неприкасаемости в любой форме, а также устанавливает, что ни один гражданин не может быть лишен доступа в любое общественное место и ограничен в пользовании общедоступными благами или привилегиями только на основании религиозной, расовой, кастовой принадлежности, пола и места рождения.

Провозглашение всеобщего избирательного права (ст. 326) без каких-либо ограничений в отношении пола, имущественного положения, налогообложения и т. д. являются смелым экспериментом, учитывая громадную территорию Индии и разнообразие национального и религиозного состава населения, в основной своей массе неграмотного.

Франция. Конституция 1958 г. не содержит специальной главы или раздела, посвященного правовому положению личности. В ней указаны лишь некоторые права, большинство прав и свобод не декларируются в ее тексте. В конституции Французской Республики зафиксировано только равенство перед законом, свобода личности, свобода образования политических партий, коллективное право народов на самоопределение, избирательные права, упоминается о независимости судебной власти как гаранта прав и свобод.

Конституционный Совет в своем решении указал, что Декларация 1789 г. и преамбула Конституции 1946 г., а также основные принципы, признаваемые законами Франции, являются основными частями действующей Конституции, и включил в конституционный блок права и свободы, зафиксированные в этих актах. Это означает, что конституционные нормы могут содержаться и в законах, принятых ранее, которые продолжают действовать. К их числу можно отнести законы, регламентирующие право всеобщего голосования независимо от пола и расовой принадлежности, свободу манифестаций, свободу труда, отмену рабства, смертной казни за политические преступления и т. д. Декларация 1789 г. зафиксировала естественные, неотчуждаемые и священные права человека и гражданина, т. е. такие, которые принадлежат индивиду от рождения. На первый взгляд сегодня этот перечень прав и свобод не кажется обширным, что обусловлено временем принятия Декларации, которая до сих пор является одним из прогрессивных актов в этой сфере. В Декларации провозглашается принцип равенства, который состоит в том, что люди рождаются и остаются равными в правах, а социальные различия могут быть основаны на соображениях общей пользы. Такое равенство служит необходимой предпосылкой естественного характера прав. Декларация раскрывает понятие свободы и устанавливает, что она состоит в возможности делать все, что не наносит вреда другому лицу.

В конституционном праве устанавливаются и обязанности. К ним относятся обязанности трудиться, платить налоги для нужд общества и государства, воинская повинность. Нация провозглашает солидарность и равенство всех французов в отношении бремени, вытекающего из национальных бедствий. Среди обязанностей государства можно выделить обязанность предоставить бесплатное и светское образование, социальную поддержку малоимущим слоям населения. Любое лицо, лишенное возможности трудиться по своему возрасту, физическому, умственному или экономическому положению, имеет право получать необходимые средства для своего существования.

3. Нижняя палата итальянского парламента

В качестве примера пропорционально-мажоритарной системы можно привести систему, действующую в Италии после ее реформирования в начале 1990-х гг. Из общего числа 3?4 депутатов и сенаторов избираются по униноминальной системе в один тур, а четверть оставшихся мест, т. е. в Палате депутатов и в Сенате, распределяется по пропорциональной системе, причем обе системы связаны между собой. Так, при выборах сенаторов каждый избиратель имеет один голос, который он подает при голосовании по одномандатному округу и одновременно по пропорциональной системе. Каждый кандидат в сенаторы должен указывать свою партийную принадлежность, т. е. к какому списку он принадлежит при пропорциональном распределении. В одномандатном округе кандидат, получивший относительное большинство голосов, объявляется избранным. На областном уровне голоса кандидатов одного и того же списка суммируются, и из положенного списку числа мандатов вычитаются мандаты, полученные партией в избирательных округах. Мандаты распределяются в областях по пропорциональной системе с применением правила наибольшей средней. В данном случае речь идет о некоторой компенсации с помощью пропорциональной системы, поскольку партия, получившая много мест в одномандатных округах, не получит много мандатов при пропорциональном распределении.

Палата депутатов парламента Италии одобрила проект нового закона о выборах «Италикума», завершив рассмотрение 200 поправок к представленному документу. «За» проголосовало 365 депутатов, «против» -- 156.

Теперь обновленные правила проведения выборов должны быть рассмотрены в верхней палате -- Сенате. При этом внесение верхней палатой итальянского парламента любых изменений в текст повлечет за собой необходимость его повторного согласования в нижней палате.

Двухпалатный парламент Италии включает Палату депутатов и Сенат. Обе палаты выборные. Срок полномочий -- пять лет. Действующий закон о выборах № 270 от 21 декабря 2005 года использует пропорциональную избирательную систему. Он гарантирует не менее 55% от общего числа мандатов в Палате депутатов (340 мест) для партии или коалиции, набравшей относительное большинство голосов по общенациональному избирательному округу. В Сенате аналогичная «премия большинства» отдается на основе результатов выборов по регионам. При этом в обоих случаях используются так называемые «блокированные» («жесткие») списки кандидатов, когда избиратель не может голосовать за отдельного кандидата, а только за партию полностью.

Данная версия закона о выборах вызывала много споров и критики и в итоге 4 декабря 2013 года была признана несоответствующей Конституции Италии. Принятие новой выборной системы, «Италикума», стало одним из главных обещаний, сделанных недавно назначенным новым премьер-министром страны Маттео Ренци итальянским гражданам.

Пятого марта в Палате депутатов стартовало голосование по поправкам к важному документу. После длительных дискуссий их количество ограничили всего двумя сотнями. Обсуждения в нижней палате итальянского парламента завершились итоговым голосованием. Депутаты одобрили, в числе прочих, основные положения «Италикума», за которые выступал премьер-министр страны Маттео Ренци. Так, минимальный процентный барьер для получения «премии большинства» ограничили 37% вместо существовавшей ранее необходимости получения относительного большинства.

В законе также предусмотрена возможность проведения второго тура в случае, если партия не сможет набрать необходимое количество голосов с первого раза. Победившая партия или коалиция получат гарантированый минимум в 52% мандатов в будущем парламенте. Минимальный процентный барьер для отдельных партий для прохождения в Палату депутатов увеличился до 8% с прежних 4%, а для коалиций -- до 12% с 10%. Италия также будет разделена на 120 избирательных округов.

Кроме того, была одобрена поправка, предоставляющая возможность одному кандидату выдвигаться сразу в восьми округах. Однако критики данного нововведения полагают, что вместе с оставшимися в законе «блокированными списками» оно лишь еще больше запутает избирателей.

Примечательно, что в «Италикуме» отсутствуют положения о правилах проведения выборов в Сенат.

4 декабря 2013 года состоялось заседание Конституционного суда Италии, на котором было вынесено решение о несоответствии Основному закону страны действующего избирательного законодательства. Речь идет о законе № 270 2005 года, на основании которого было сформировано не одно правительство, в том числе нынешнее во главе с Энрико Летта.

Избирательная система послевоенной Италии задумывалась как противовес той, что позволила Бенито Муссолини прийти к власти и создать в стране тоталитарный режим: согласно закону Ачербо 1923 года, партии, получившей наибольшее число голосов, но не менее 25%, передавались 2/3 общего числа мест в Палате депутатов. Поэтому первоначально в основу итальянской избирательной системы был положен принцип максимальной пропорциональности -- как наиболее отвечающий принципу многопартийности и задаче обеспечения плюрализма.

Однако пропорциональная система при выборах обеих палат приводила к чрезмерному количеству партий, представленных в парламенте. Такая многопартийность не способствовала стабильности правительства и приводила к частым кризисам: за послевоенные годы в Италии сменилось более полусотни правительств. Нередко судьба правительства зависела от «коалиционной сделки» с мелкими партиями.

В 2005 году, накануне очередных парламентских выборов, по инициативе правоцентристской коалиции Сильвио Берлускони был разработан и принят новый избирательный закон. Закон № 270 от 21 декабря 2005 года был выдержан в мажоритарном духе, поскольку предусматривал «избирательную премию» для большинства.

Судьи усмотрели два неконституционных аспекта в текущем избирательном законодательстве.

Закон о выборах не дает избирателям выбирать конкретного кандидата от партии (списки от партий являются закрытыми). Кроме того, противоречит Конституции положение, согласно которому победившая партия (либо коалиция) получает дополнительные места в парламенте. Сейчас закон гарантирует 55% мест в нижней палате парламента (Палате депутатов) победившей коалиции.

Изменение закона не затронет легитимность избранного парламента — нынешние законодатели смогут исполнять свои обязанности до 2018 г., досрочных выборов в парламент в связи с решением суда не планируется.

Исходя из вышеизложенного, Ї нижняя палата итальянского парламента — Палата депутатов — избирается по смешанной избирательной системе на пять лет, т.к. согласно ст. 60 Конституции Итальянской Республики от 22 декабря 1947 года:

«Палата депутатов и Сенат избираются на пять лет. Полномочия каждой палаты не могут быть продлены иначе как на основании закона и только в случае войны».

Список использованных источников

демократический тоталитарный политический парламент

1. Авторитарный политический режим // Политический словарь. [Электронный ресурс]. — Точка доступа: http: //www. mirslovarei. com. — Дата доступа: 08. 04. 2014.

2. Арон, Р. Демократия и тоталитаризм / Р. Арон.- Минск: Текст, 2003. — 510 с.

3. Бенетон, Ф. Введение в политическую науку / Ф. Бенетон. — М: Из-во «Весь Мир», 2002. -- 368 с.

4. Баглай М. В., Лейбо Ю. И., Энтин Л. М. Конституционное право зарубежных стран. — М.: Норма — ИНФРА-М, 1999. — 467 с.

5. Зарубежное избирательное право: Учебное пособие/Автономов А.С., Веденеев Ю. А., Дегтярева О. В. и др.; Под ред. Маклакова В. В. — Издательство НОРМА, 2003. — 288 с.

6. Божанов, В. А. Политология: мир современной политики / В. А. Божанов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство деловой и уч. лит-ры, 2008. — 320 с.

7. Даль, Р. О демократии / Даль. Р. — М.: Аспект-пресс, 2000. — 208 с.

8. Демократия // Электронная энциклопедия. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. wikipedia. org. Дата доступа — 22. 10. 2010.

9. Демократический политический режим // Политический словарь. [Электронный ресурс]. — Точка доступа: http: //www. mirslovarei. com. — Дата доступа: 10. 04. 2014.

10. Действующий в Италии избирательный закон признан неконституционным/ Елена Маслова/ Официальный сайт [Электронный ресурс]. — Точка доступа: http: //www. mgimo. ru/news/experts/document244212. phtml. Дата доступа: 10. 04. 2014.

11. Конституция Итальянской Республики / Пер. с итал. Л. П. Гринберга // Конституции государств Европейского Союза / Под общ. ред. Л А. Окунькова. -- М.: Издательская группа ИНФРА-М--НОРМА, 1997. -- С. 423--450.

12. Политические институты на рубеже тысячелетий / редкол.: В. И. Борисюк [и др.]. — Дубна: Феникс+, 2001. — 480 с.

13. Политические режимы // Электронная энциклопедия. [Электронный ресурс]. — Точка доступа: http: //www. wikipedia. org. — Дата доступа: 16. 03. 2014.

14. Тоталитарный политический режим // Политический словарь. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. mirslovarei. com. — Дата доступа: 08. 04. 2014.

15. Фридрих, К. Тоталитарная диктатура и автократия / З. Бжезинский, К. Фридрих. — М.: ИНИОН, 1993. — 438 c.

16. Фузаро К. Правила переходного периода: новое избирательное законодательство Италии 1993 года // Реформа избирательной системы в Италии и России: опыт и перспективы. — М.: Изд-во ИГиП РАН, 1995. — С. 8−38.

17. Хабермас, Ю. Демократия. Разум. Нравственность / Ю. Хабермас. — М.: Академия, 1995. — 256 с.

18. Хантингтон, С. Третья волна демократии / С. Хантингтон. — М.: РОССПЭН, 2003. — 368 с.

19. Цыганков, А. Современные политические режимы: структура, типология, динамика / А. Цыганков. [Электронный ресурс]. — Точка доступа: http: //www. gumer. info/политология. — Дата доступа: 08. 04. 2014.

20. Шмиттер, Ф. Угрозы и дилеммы демократии / Ф. Шмиттер. [Электронный ресурс]. — Точка доступа: http: //www. old. russ. ru. Дата доступа: 08. 04. 2014.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой