Политические режимы современности - типология и содержание

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Общие вопросы политического режима
  • 1.1 Понятие и содержание политического режима
  • 1.2 Основные характеристики политического режима
  • 1.3 Функционирование политических режимов
  • Глава 2. Типология современных политических режимов
  • 2.1 Классификация политических режимов
  • 2.2 Недемократические политические режимы
  • 2.3 Демократический политический режим
  • Глава 3. Эволюция политических режимов
  • 3.1 Динамика режимов и проблемы политического перехода
  • 3.2 Результаты демократических переходных процессов
  • 3.3 Политический режим современной России
  • Заключение
  • Список использованной литературы

Введение

Периоды политических, социальных и экономических преобразований обостряют интерес широкой общественности к теоретическим моделям, связанным с реформированием системы государственной власти. В настоящее время проблема политических режимов является предметом серьезных научных дискуссий правоведов и политологов. Характеристика данного элемента формы государства позволяет оценить уровень развития основополагающих политических институтов в стране, методов и средств осуществления политической власти, наконец, соответствие механизмов политического управления современным международным стандартам демократического правления. Это подчеркивает актуальность выбранной нами темы.

В то же время значимость предмета нашего исследования в теоретическом аспекте, очевидная необходимость изучения содержания этого государственно-политического явления для практического осуществления процесса демократизации государства, актуального для Российской Федерации, требует создания специального понятийного аппарата и, в первую очередь, генерирования определения политического режима.

Но можем ли мы сказать, что обладаем достоверными знаниями о том, что же такое политический режим? Очевидно, что проблема создания определения данного государственно-политического явления является вовсе не «мифической». Создание определения политического режима предопределяет ход исследования, как этого явления, так и сопряженных вопросов: оснований выделения отдельных видов политических режимов, их трансформация, институциональные и функциональные особенности, взаимоотношение государства с обществом и различными социальными институтами и др.

политический режим переходный процесс

Анализ научных представлений о политическом режиме как определенном государственно-политическом явлении заставляет говорить о формировании нескольких основных подходов к пониманию режима. Очевидно, что основополагающую роль в том, что данный вопрос остается дискуссионным, играют: полидисциплинарная принадлежность политического режима, изучаемого как правоведением, так и политологией; многоаспектность его содержания (необходимость осуществления анализа значительного числа социально-политических институтов); отсутствие четких критериев сопоставления политического режима с иными политико-правовыми явлениями, затрагивающими процесс политического управления (государственно-правовым, политико-правовым режимом).

Цель данной работы — изучить понятие и сущность современных политических режимов.

Исходя из поставленной цели, определены задачи работы:

рассмотреть общие вопросы политического режима: его понятие, содержание, основные характеристики и функционирование;

проанализировать типологию современных политических режимов, рассмотреть различные их классификации и виды;

изучить эволюцию политических режимов, динамику и проблемы переходов одного режима к другому;

рассмотреть и проанализировать политический режим в современной России.

Работа состоит из введения, трёх глав, заключения и списка литературы.

Глава 1. Общие вопросы политического режима

1.1 Понятие и содержание политического режима

Политический режим, рассматривающийся как определенное государственно-политическое явление, становится объектом изучения сразу двух наук: теории государства и права и политологии. Наличие различий в предмете познания данных наук, особенности анализа одних и тех же проблем под разным углом зрения, использование специфической методологической базы и понятийного аппарата этих областей знания, фактически привели к формированию двух основных подходов к пониманию политических режимов: «политико-системного» и «формального». В научной литературе встречаются и иные точки зрения на существование отдельных видов дефиниций политического режима. А. П. Цыганков также говорит о двух типах определений политического режима, называя их «политико-правовым, или институциональным» и «социологическим». Основанием такой позиции стало выделение внешнего институционального выражения режима и его социальной сущности — включенности в систему социальных, политических, экономических отношений, политическую систему общества. Подробнее о данной классификации см.: Цыганков А. П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика: учеб. пособие для вузов. М.: Статут. 1999. С. 11−14

Стоит отметить, что и в рамках данных подходов вряд ли можно говорить о существовании однозначного понимания политического режима. Исследователи, признающие справедливость того или иного подхода, предлагают новеллы, существенно деформирующие смысл определения, изменяющие базовые его характеристики. Такие нововведения характеризуют политический режим, отделяя его от иных явлений, включающих в себя определенную совокупность средств, способов и методов политического управления обществом.

Наука теория государства и права выработала «формальные» определения режима, основанием которых является представление о политических режимах, как о совокупности методов осуществления государственной власти. Данный подход является традиционным для науки теории государства и права и нашел свое отражение в работах А. Ф. Черданцева, Черданцев А. Ф. Теория государства и права: учебник для вузов. М.: Юрайт-М. 2001. С. 133. А. И. Демидова, Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. М.: Юристъ. 2001. С. 125. и многих других исследователей. Прикладной характер политических режимов, когда понятие политического режима отождествляется с системой методов управления государством, отражает традиционное для теории государства и права понятие о форме государства, как совокупности трех элементов: формы правления, формы государственного устройства и политического режима. Этот подход к дефиниции режима определяет внешнюю, формальную его сторону, которая действительно выражается в определенных действиях и решениях принимаемых носителями политической власти, институтах, складывающихся в определенном режиме и т. д. Однако лишь немногие исследователи ограничиваются определением режима как совокупности методов политического управления обществом (осуществления государственной власти). В литературе можно встретить множество различных «наименований», которыми исследователи наделяют отдельные элементы политических режимов: способы (А.И. Косарев, Л.И. Каск), средства (Р.Т. Мухаев, Д.М. Шумков), формы (М.М. Рассолов, В. О. Лучин, Б.С. Эбзеев), приемы политического управления (В.А. Толстик).

Несмотря на столь большое число различных позиций по проблеме структурных элементов политического режима, дискуссий по данному вопросу нет. В первую очередь, это связано с тем, что указание на элемент режима является скорее попыткой сделать его более понятным и конкретным. Вряд ли можно провести четкую границу между приемом политического управления и способом, формой и методом властвования. Все эти элементы лишь определяют понимание политического режима как совокупности тех «механизмов», при помощи которых осуществляется реализация политической воли (осуществляется властвование).

Некоторые авторы придерживаются мнения о множественности подходов к пониманию режимов. Нередко встречается разделение режимов на политические и государственные, См: Теория государства и права / под ред.С. С. Алексеева. М.: Новый юрист. 1995. С. 51 с попыткой отождествить первые с функционированием всей политической системы, а вторые — только с деятельностью государственных органов. Другие авторы полагают, что политический режим может быть рассмотрен в широком и узком смысле. Е. И. Темнов указывает на то, что под политическим режимом в «узком смысле» понимается «совокупность приемов и способов государственного руководства». В «широком же смысле» политический режим должен пониматься как «уровень гарантированности демократических прав и свобод личности, степень соответствия официальной конституции и правовых норм политическим реалиям, характер отношения властных структур к правовым основам государственной и общественной жизни». Общая теория права и государства: учебник / под ред.В. В. Лазарева. М.: БЕК. 2001. С. 395. С. И. Самыгин считает возможным выделять различные истолкования политических режимов: «юридическое» и «социальное» истолкование. Более подробно см.: Самыгин С. И., Столяренко Л. Д. Политология: Экзаменационные ответы. Ростов на/Д., 2001. С. 121. В. А. Толстик указывает на возможность выделения сразу трех значений политического режима. По его мнению, политический режим может быть отождествлен с формой государства, являться совокупностью особенностей функционирования политической системы и, наконец, являться совокупностью приемов, способов и методов, с помощью которых осуществляется государственная власть. Теория государства и права: учебник/ под ред.В. К. Бабаева. М.: ДТД. 2004.С. 101 В. Е. Чиркин указывает на то, что в последние годы в отечественной литературе все чаще употребляется термин «форма государственного режима». Под формой государственного режима он предлагает понимать «совокупность форм и методов осуществления государственной власти». Чиркин В. Е. Государствоведение: учебник. М.: Статут. 2005. С. 191. Политический же режим, по его мнению, характеризует «состояние демократии в стране, осуществление в ее внутренней политике общечеловеческих ценностей, политический климат». Там же. С. 190.

Современная политическая наука, претендующая на первенство в изучении указанного государственно-политического явления (как, впрочем, и в изучении иных вопросов, связанных с осуществлением государственной власти), не может выработать единого определения политических режимов, а, следовательно, вынуждена искать компромисс между различными подходами к пониманию политических режимов представителей отдельных исследовательских школ.

В основу «политико-системного» подхода заложено понимание режима как определенного выражения политической системы общества. В некоторых из существующих определений указывается на политический характер субъектов, осуществляющих политическое управление, либо на политическую природу самой системы методов и политическую борьбу, как причину формирования данной системы. Однако одновременно и политическая составляющая (роль политических процессов при формировании политического режима и осуществлении государственного управления), и социальный аспект политического режима (наличие устойчивой связи с общественными явлениями, структурой общества и т. д.) обычно не прослеживаются в «политико-системных» определениях в должной мере.

Особую роль в «политико-системном» понимании политических режимов играет их сопоставление с центральным понятием политологии — политической властью и политической системой как сферой осуществления этой власти. Соотношение государственного режима с политической властью, политической системой, политическим процессом порождает специфическое понимание режима. Так, по мнению американского политолога Р. Даля, политический режим — это организация политической власти в масштабах человеческого сообщества, ее структурирование в определенных целях и с использованием специфических методов. Даль Р. Демократия и ее критики. М., 2003.С. 17. По мнению Р. Макридиса, политический режим обозначает специфические пути и средства, какими общие функции политической системы могут быть структурированы и выстроены в институты и процедуры, а также возникающие в ходе этого специфические взаимоотношения. Macridis R. C. Modern Political Regimes. Patterns and Institutions. Boston, Toronto, 1986. P. 5−6. Такие определения чрезвычайно специфичны и могут, скорее всего, быть использованы исключительно в политическом анализе.

В российской науке «политико-системный» подход приобрел популярность в начале 90-х гг. XX века. Несмотря на это, до сих пор он практически не распространен в теории государства и права. В рамках же политической науки многие авторы либо придерживаются «формального» подхода, либо используют некоторые его элементы. Среди исследователей, придерживающихся «политико-системного» подхода, можно выделить: Н. И. Азарова, Л. В. Сморгунова, М. Х. Фарукшина, И. М. Кривогуза и др. Одним из наиболее основательных «политико-системных» определений можно назвать дефиницию, предложенную А. П. Цыганковым. Он характеризует политический режим как совокупность определенных структур власти, которые функционируют в общих (структурных и временных) рамках политической системы общества и преследуют цели ее стабилизации, опираясь в этом на сложившиеся (или же складывающиеся) социальные интересы и используя специфические методы. Цыганков А. П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика: учеб. пособие для вузов. М., 1999. С. 18. Это определение включает как политико-правовые составляющие, так и социальные черты политических режимов. Представленные определения политических режимов, разработанные политологией, направлены на выделение именно политической составляющей режима, то есть определяют связь режима с политической властью, политической системой, процессами, проистекающими в данной сфере общественной жизни. Но такой подход не учитывает всего круга характеристик политического режима, который позволил бы проанализировать, например, проблемы изучения причин преобразования политического режима, охарактеризовать процесс такого изменения. Однако стоит выделить очевидную позитивную черту политологических определений государственных режимов — попытку соединения политического, правового и социального аспектов данного политико-правового явления.

Очевидно, что, несмотря на наличие рационального элемента и в формальном, и в «политико-системном» определении политических режимов, они не могут достаточно точно описать всю многогранность исследуемого объекта. На наш взгляд, наиболее целесообразным является интегративно-дифференцированный подход к анализу структуры политического режима и генерированию трактовки определения данного явления. Анализ широкого круга определений политического режима показывает либо излишнюю формализованность дефиниций этого государственно-политического явления (позволяющую создавать псевдо — и квазирежимы, лишь напоминающие искомый, в абсолютном большинстве случаев демократический режим, с точки зрения их внешнего оформления), либо оказываются слишком запутанными из-за включения в них разнообразных, нередко абсолютно абстрактных элементов, а значит, и чрезвычайно сложными для объективного научного анализа. Рассмотрение же структуры политического режима должно строиться на единстве внешней и внутренней сфер.

Анализ подходов к пониманию политического режима позволяет представить определение, которое даст возможность охарактеризовать как внешнее (формальное, институциональное), так и внутреннее (социальное и политическое) выражение режима. Такое определение, по нашему мнению, должно звучать следующим образом: политический режим — это совокупность методов, средств, способов, а так же механизмов осуществления политической власти, определенное устоявшееся (временно итоговое) политическое состояние общества, характеризующееся существованием определенных политических процессов, набором политических институтов, сложившимися отношениями власти и общества, господствующей идеологией, социальными взаимоотношениями, экономическими составляющими, определенным видом политической культуры.

1.2 Основные характеристики политического режима

По мнению многих ведущих теоретиков, стабильность, позволяющая добиваться повышения управляемости общественных процессов, является наиболее важной характеристикой политического режима. см. напр.: Мир политической науки: Учеб. В «кн. Кн. 1. Категории / А. Ю. Мельвиль, М. Г. Миронюк и др. — М.: Просвещение, 2004. с. 129, Дорожкин Ю. Н. Политология. Учебник Часть 1. М.: Юнити-Дана. 2005 г. С. 78, Политология. Учебник для вузов//под ред. Заболотной Г. М. М.: ЮНИТИ-ДАНА. 2006. с. 102 и др. Учитывая же, что политические институты, будучи своеобразным продолжением и закреплением социальных норм и отношений, в первую очередь призваны упорядочивать общественные связи, достижение ими политической стабильности приобретает исключительную значимость в деятельности режима.

Содержательно о стабильности власти можно говорить при сравнении либо различных политических систем, либо с тем режимом, который существовал ранее. В политическом мире существуют стабильные, среднестабильные и крайне нестабильные режимы. У каждого из них существуют свои возможности управления обществом, резервы и ресурсы регулирования общественных порядков, способности к самосохранению и развитию.

Стабильность политического режима представляет собой сложное явление, включающее такие параметры, как сохранение системы правления, утверждение гражданского порядка, сохранение легитимности и обеспечение надежности (эффективности) управления. Поэтому в самом общем виде она может означать определенный характер политических процессов (например, отсутствие войн и вооруженных конфликтов), степень адаптации правительства к социальным изменениям, характер уравновешенности отношений элитарных кругов, достигнутые равновесие и баланс политических сил. При этом критериями стабильности могут быть: срок нахождения правительства у власти, его опора на партии, представленные в законодательных органах, степень многопартийности, раздробленность сил в парламенте и т. д. Используемые для достижения стабильности средства могут располагаться в широком диапазоне: от убеждения и поощрения свободной политической активности граждан до применения насилия.

Стабильность не исключает изменений или реформ, но предполагает наличие определенных условий их осуществления. Прежде всего, она предполагает отсутствие в обществе нелегитимного насилия, господства не признаваемых обществом сил. Иными словами, власть стабильна постольку, поскольку обладает возможностью предотвратить доминирование нелегитимных сил. В этом смысле стабильность как способность общества к самозащите способствует сохранению такой организации власти, которая соответствует социальной системе, адекватна настроениям общественности, обеспечивает его интеграцию в процессе социально-экономического развития, делая его более эффективным.

К факторам стабилизации можно отнести следующие: наличие поддерживаемого властями конституционного порядка и легитимность режима; эффективное осуществление власти; гибкое использование силовых средств принуждения; соблюдение общественных традиций; отсутствие серьезных структурных изменений в организации власти; проведение продуманной и эффективной правительственной стратегии; устойчивое поддержание и отношений власти с оппозицией и уровня терпимости (толерантности) населения к нестандартным идеям; выполнение правительством своих основных функций. Пугачев В. П., Соловьев А. И. Введение в политологию. Изд. 4-е, перераб., и доп. М.: Аспект-ПРЕСС. 2004 г. С. 127

В противоположность стабильности нестабильность чаще всего сопровождает процессы качественного реформирования, принципиальных преобразований в обществе и власти. К факторам нестабильности относятся: культурные и политические расколы в обществе; невнимание к нуждам граждан со стороны государства; острая конкуренция партий, придерживающихся противоположных идеологических позиций; предложение обществу непривычных идей и форм организации повседневной жизни.

Однако стабильность вовсе не обязательно означает отсутствие изменений и даже реформ. Более того, относительный, пусть минимальный уровень стабильности совершенно необходим реформаторам для успеха. Уровень стабильности может существенно различаться и варьироваться — от балансирования на грани широкомасштабной гражданской войны до тотальной неподвижности и неизменности политических форм. Поэтому правомерным представляется выделять не только уровни или степень стабильности-нестабильности, но и различные типы политической стабильности. Исследователи выделяют в этой связи, во-первых, динамическую стабильность, адаптивную и открытую переменам и воздействию среды, и во-вторых, мобилизационную, или статическую стабильность, функционирующую на основании принципиально иных механизмов взаимодействия со средой. Примером последней могут быть некоторые политические режимы, функционировавшие в досоветской и советской России. Российский опыт убеждает в том, что авторитарный харазматический лидер способен обеспечить стабилизацию общества на путях прорыва к новым рубежам социального и экономического прогресса. Правление кого бы из сильных, реформистски настроенных политических лидеров мы не взяли — Петра I, Александра II, раннего Сталина — везде мы видим грандиозные социально-экономические результаты, скорость свершения которых не идет ни в какое сравнение с теми сроками, в какие подобные преобразования совершались на Западе. Однако стоило энергии «верхов» по каким-то причинам ослабеть, и развитие общества тормозилось, стабилизация оборачивалась глубокой дестабилизацией.

1.3 Функционирование политических режимов

Анализ окружения, или среды, в которой функционирует политический режим, необходим потому, что, с одной стороны, позволяет понять, откуда и каким образом он возникает, а с другой стороны, дает возможность увидеть действие глубинных социальных и внесоциальных тенденций, которые, говоря условно, сообщают режиму свои цвет и звучание, оказывая на его формирование влияние даже в тех случаях, когда сам режим отказывается признать факт такого влияния.

В политической науке анализ влияния среды на политику связывают, главным образом, с деятельностью представителей системного подхода в политологии (особенно с работами Д. Истона «Системный анализ политической жизни» и «Политическая система»), хотя проблема, например, взаимосвязей общества и государства анализируется еще с античности. Представления Истона и его последователей были результатом исследования, прежде всего, политических систем (а не режимов). Но они вполне могут послужить и целям нашего исследования, учитывая, что понятие «политического режима» весьма близко (хотя отнюдь не всегда тождественно) понятию политической системы.

С точки зрения Д. Истона функционирование политического режима — это практически всегда результат взаимодействия с внутренней и внешней средой, В политическую систему поступают импульсы в виде требований и поддержки общества, а система, воспринимая эти импульсы, перерабатывает их в решения и конкретные действия по осуществлению решений. Восприятие импульсов означает, по Истону, реализацию системой ее входящих функций, а переработка импульсов — ее исходящих функций. Немаловажный, с точки зрения ученого, момент — наличие не только прямых, но и обратных связей между «входом» в систему и «выходом» из нее. Цыганков А. П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика: учеб. пособие для вузов. М., 1999. с. 82 цит. по: Easton D. The Analysis of Political Systems. — Comparative Politics. Notes and Readings. Ed. R. C. Macridis, B. E. Drown. Homewood, 1961. P. 83. Обратная связь — это фактически механизм самоконтроля и саморазвития системы. Если система по каким-то причинам утрачивает этот механизм, то одновременно она перестает быть открытой внешним воздействиям. В ней необратимо нарастает энтропия, которая подготавливает условия для последующего разрушения системы. Таким образом, важность среды, учета ее импульсов для поддержания стабильности системы, не подлежит какому-либо сомнению, В самом же общем понимании среда политической системы или режима — это все то, что его окружает и способно оказывать определенное влияние.

В зависимости от исследовательских целей среда режима может подразделяться по различным основаниям. Правомерно, например, разграничивать сильную и слабую среду по степени ее воздействия на политические структуры. Распространенным является разделение среды на внутреннюю и внешнюю, или же интра- и экстрасоциетальную, как вслед за Д. Истоном называет это П. Шаран. См.: Шаран П. Сравнительная политология. Вестник Российского университета дружбы народов. - Сер.: Политология. — 2004. — № 1 (5). — С. 55−60. С. 194 — 195. Но чаще всего в политическом анализе рассматривается влияние социальных факторов на политику, прежде всего, экономических и социокультурных.

Социально-экономические связи и структуры пронизывают все общество, обеспечивая его технологическими ресурсами. На основе социально-экономического развития нации достигают новых ступеней технологического совершенства, постоянно трансформируя различные сферы человеческого общежития. С возникновением общественного разделения труда экономика оказывает все возрастающее влияние и на существование отдельного индивида, который с определенного времени самореализуется как «человек экономический». Поскольку же экономика — это всегда дифференциация производственных функций, человек раньше или позже ощущает себя частью какой-либо социально-экономической группы (класса или слоя). Такая причастность способствует формированию у индивидов интересов, в основном разделяемых определенной социальной группой, которые он готов отстаивать различными, в том числе и политическими средствами.

Таким образом, социально-экономические структуры оказываются своего рода «кузницей» для формирования политических предпочтений индивида. Конечно, экономические интересы не являются, как утверждалось в ортодоксальном марксизме, единственно определяющими структуру ценностных ориентации. Но степень развитости в обществе социально-экономических интересов оказывается способной в известной степени предопределять и характер политического режима. Там, где интерес работника связан в первую очередь с социально-профессиональной группой и лишь во вторую или в третью — с этнической или религиозной группой, кланом или племенем; где экономика функционирует на расширенной основе и с использованием современных технологических достижений; где существует ее открытость внешней торговле, инвестициям и коммуникации; где сравнительно высоки доходы работника и его образовательный уровень — политический режим, как правило, значительно более либерален, нежели в тех странах, где подобные предпосылки отсутствуют. Режимы, функционирующие относительно длительное время в благоприятной экономической среде, отличаются и по их поведению, и в структурном отношении.

В целом проблематика среды политики, конечно же, значительно шире. В частности, этнические или конфессиональные факторы вполне могут быть проанализированы с этой точки зрения. Важно, однако, представлять себе скорее общие принципы функционирования политического режима, одним из которых выступает многосоставная природа той среды, социальной и внесоциальной, в которой они существуют и развиваются.

Глава 2. Типология современных политических режимов

2.1 Классификация политических режимов

Существует несколько видов классификаций политических режимов. Самая первая классификация: «охлократия — олигархия — тирания» восходит еще к Платону. Древнегреческие мыслители пытались, главным образом, ответить на вопрос о том, кому принадлежит государственная (а точнее, полисная) власть и от чьего имени осуществляется управление.

Вторая классификация: «либеральный — умеренный — репрессивный режимы» была предназначена для описания методов, используемых режимом в поддержании своего господства.

Классификация третья: «демократический — авторитарный — тоталитарный режимы». Данная классификация является наиболее распространенной. Демократические и авторитарные режимы, строго говоря, различаются между собой тем, каков механизм осуществления власти. Авторитарные режимы предполагают наличие более или менее жестко централизованной системы власти и контроля, отличающуюся слабостью обратных связей между управляющими и управляемыми, в то время как демократия есть система, созданная «снизу», на основе четкого взаимообмена и регулярной смены лиц, осуществляющих управление обществом. Демократический режим не способен контролировать любую из общественных сфер (экономическую, политическую, социальную) иначе, как на основе закона, это — правление закона, формальной процедуры.

Здесь следует заметить, что типологизация во-первых, недостаточно развитое в общей теории режимов направление, а во-вторых, классификации режимов отнюдь не во всех случаях могут быть сведены к дихотомии «демократия-авторитаризм». В силу различных причин эта дихотомия нередко несет с собой, помимо научной, значительную идеологическую нагрузку и непременно нуждается в уточнении и адаптации к целям конкретно проводимого исследования.

Если проанализировать все три классификации режимов, то можно увидеть, что один и тот же политический режим может быть назван по-разному и рассмотрен с различных точек зрения. Один и тот же режим может быть в одно и то же время олигархическим, умеренно-репрессивным и авторитарно-тоталитарным. Напротив, двум явно различающимся режимам могут быть присущи одни и те же характеристики, например, способность контролировать значительную часть сфер общественной жизнедеятельности. Цыганков А. П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика: учеб. пособие для вузов. М., 1999.С. 97

Конечно, между приведенными классификациями прослеживается корреляция. Например, вполне очевидно, что тоталитарный режим едва ли может довольствоваться репрессиями, не прибегая к террору. Еще труднее поверить в то, что тоталитаризм может быть умеренно-репрессивным. С другой стороны, тирания вполне может совмещаться с неспособностью подчинить своему контролю все общество и быть авторитарной, а не тоталитарной по своей природе. Корреляция несомненна. Однако различие приведенных типологий может иметь и вполне принципиальное значение. Скажем, вряд ли справедливым будет полагать, что олигархический режим — переходный на пути от тоталитаризма к демократии, ибо разделение этих режимов сделано по различным основаниям и характеризует режим с существенно различающихся сторон.

Таким образом, каждая ситуация достаточно сложна, содержит в себе несколько уровней и может быть paсcмотрeнa с различных точек зрения.

Действительная проблема поэтому состоит в том, чтобы использовать преимущества рамочной концепции «демократия-авторитаризм-тоталитаризм» для анализа конкретной ситуации, для более точного уяснения формирующихся властных механизмов и способов разрешения политического по своей природе конфликта между обществом и государством. Это представляется нам бесспорным. Бесспорно однако и то, что первым шагом на этом пути должно стать освоение «азов» — принципов и механизмов функционирования демократических и авторитарных устройств.

2.2 Недемократические политические режимы

Согласно основной классификации политических режимов, к недемократическим режимам относятся тоталитарный и авторитарный режимы.

Термин «тоталитаризм» (от лат. totalitas — целостность) появился в 20-х гг. XX столетия в Италии, в политическом словаре социалистов. Его широко использовал Муссолини, который придавал ему положительный смысл в своей теории «органистского государства» (stato totalitario), олицетворявшего мощь официальной власти и призванного обеспечить высокую степень сплочения государства и общества. В более широком смысле положенная в основу данной теории идея всесильной и всепоглощающей власти разрабатывалась теоретиками фашизма Дж. Джентиле и А. Розенбергом, встречалась в политических сочинениях «левых коммунистов», Л. Троцкого.

Однако самые серьезные теоретические попытки концептуальной интерпретации этого политического устройства общества были предприняты уже в послевоенное время и основывались на описании сложившихся в действительности гитлеровского режима в Германии и сталинского в СССР. Так, в 1944 г. Ф. Хайек написал знаменитую «Дорогу к рабству», в 1951 г. вышла книга X. Арендт «Происхождение тоталитаризма», а спустя четыре года американские ученые К. Фридрих и 3. Бжезинский опубликовали свой труд «Тоталитарная диктатура и автократия». В этих работах впервые была сделана попытка систематизировать признаки тоталитарной власти, раскрыть взаимодействие социальных и политических структур в этих обществах, обозначить тенденции и перспективы развития данного типа политики.

Отдельные элементы тоталитарной системы исторически обнаруживают во многих типах диктатур. Так, в восточных деспотиях можно было видеть жесткость правления и абсолютный авторитет владыки, в средневековых государствах Европы требования церкви придерживаться, одних и тех же верований от рождения до смерти и т. д. Однако в целостном виде все то, что органично присуще этому политическому порядку, проявилось только в определенный исторический период.

Как самостоятельные и качественно целостные тоталитарные политические системы исторически сформировались из соответствующих диктаторских режимов, которые искусственно выстроили однотипные юридические, социальные и экономические отношения. В целом тоталитаризм явился одной из тех альтернатив, которые были у стран, оказавшихся в условиях системного (модернизационного) кризиса.

Первоначально системная характеристика тоталитарных политических порядков шла по пути выделения наиболее важных и принципиальных черт тоталитаризма. Так, Фридрих и Бжезинский в упоминавшейся работе выделили шесть его основных признаков: наличие «тоталистской» идеологии; существование единственной партии, возглавляемой сильным лидером; всесилие секретной полиции; монополию государства над массовыми коммуникациями, а также над средствами вооружения и над всеми организациями общества, включая экономические. Цыганков А. П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика: учеб. пособие для вузов. М., 1999. С. 101

Известный теоретик К. Поппер усматривал черты тоталитарной организации власти и общества в строгом классовом делении последнего; в отождествлении судьбы государства с судьбой человека; в стремлении государства к автаркии, навязывании государством обществу ценностей и образа жизни господствующего класса; в присвоении государством права на конструирование идеального будущего для всего общества и т. д.

Как можно заметить, в этих первоначальных описаниях тоталитарных порядков главный упор делался на определенных характеристиках государства. Однако само по себе государство не может стать системой тотального контроля, поскольку в основе своей ориентировано на закон и установленную им систему регламентации поведения граждан. Тоталитаризм же делает ставку на власть, рождаемую волей «центра» как специфической структуры и института власти. При данном политическом устройстве в обществе формируется система власти, стремящаяся к абсолютному контролю над обществом и человеком и не связанная ни законом, ни традициями, ни верой. Диктатура становится здесь формой тотального господства над обществом этого «центра» власти, его всепоглощающего контроля за социальными отношениями и систематического применения насилия. Короче говоря, тоталитаризм — это политическая система произвола власти. Пугачев В. П., Соловьев А. И. Введение в политологию. Изд. 4-е, перераб., и доп. М.: Аспект-ПРЕСС. 2004 г. С. 127

При всем относительном разнообразии тоталитарных порядков в фашистской Германии, сталинском СССР, Албании, ряде африканских стран, постреволюционном Иране времен А. Хомейни, на Кубе, в Северной Корее и других странах мира история дала образцы трех основных типов тоталитаризма: фашистского (национал-социалистского, нацистского), коммунистического (советского) и теократического. Каждый из них отличается своеобразием институтов, степенью элитаризма, идейными постулатами, характером и масштабами репрессий и т. п. Причем самой исторически длительной явилась коммунистическая форма тоталитаризма, продемонстрировавшая этапы и фазы развития этих политических порядков. В настоящее время тоталитарные страны уже не играют на мировой арене сколько-нибудь существенной роли.

В настоящее время в большинстве современных стран мира установились авторитарные политические порядки. Причем немало ученых как в прошлом, так и в настоящем весьма позитивно оценивали и оценивают данный тип организации власти. Например, И. Ильин рассматривает данный тип властвования (в виде «авторитарно-воспитывающей диктатуры») в качестве наиболее оптимальной формы политического обеспечения перехода отсталых стран к современной демократии. Ильин М. В. Ритмы и масштабы перемен. О понятиях «процесс», «изменение» и «развитие» в политологии. — Полис, 1993. № 2. С 57 — 58., Ильин М. В., Коваль Б. И. — Политика versus власть. — Полис, 2003.

Богатство и разнообразие авторитарных политических систем, по сути являющихся промежуточным типом между демократией и тоталитаризмом, обусловили и ряд универсальных, принципиальных отличительных черт этих политических порядков.

В самом общем виде за авторитаризмом закрепился облик системы жесткого политического правления, постоянно использующей принудительные и силовые методы для регулирования основных социальных процессов. В силу этого важнейшими политическими институтами в обществе являются дисциплинарные структуры государства: его силовые органы (армия, полиция, спецслужбы), а равно и соответствующие им средства обеспечения политической стабильности (тюрьмы, концентрационные лагеря, превентивные задержания, групповые и массовые репрессии, механизмы жесткого контроля за поведением граждан). При таком стиле властвования оппозиция исключается не только из сферы принятия решений, но и из политической жизни в целом. Выборы или другие процедуры, направленные на выявление общественного мнения, чаяний и запросов граждан, либо отсутствуют, либо используются сугубо формально.

Устойчивое игнорирование общественного мнения, формирование государственной политики без привлечения общественности в большинстве случаев делают авторитарную власть неспособной создать какие-либо серьезные стимулы для социальной инициативы населения. Правда, за счет принудительной мобилизации отдельные режимы (например, Пиночет в Чили в 70-х гг.) могут в короткие исторические периоды могут вызывать к жизни высокую гражданскую активность населения. Однако в большинстве случаев авторитаризм уничтожает инициативу общественности как источник экономического роста и неизбежно ведет к падению эффективности правления, низкой хозяйственной результативности власти.

Авторитарные режимы формируются, как правило, в результате государственных переворотов или «ползучей» концентрации власти в руках лидеров или отдельных внутриэлитарных группировок. Складывающийся таким образом тип формирования и отправления власти показывает, что реально правящими силами в обществе являются небольшие элитарные группировки, которые осуществляют власть либо в форме коллективного господства (например, в виде власти отдельной партии, военной хунты), либо в форме режима единовластия того или иного, в том числе харизматического, лидера. Причем персонализация правящего режима в облике того или иного правила выступает наиболее часто встречающейся формой организации авторитарных порядков.

Но в любом случае главной социальной опорой авторитарного режима, как правило, являются группы военных («силовиков») и госбюрократия. Однако, эффективно действуя в целях усиления и монополизации власти, они плохо приспособлены для обеспечения функций интеграции государства и общества, обеспечения связи населения с властью. Образующаяся в результате дистанция между режимом и рядовыми гражданами имеет тенденцию к увеличению.

В настоящее время наиболее существенные предпосылки для возникновения авторитарных режимов сохраняют переходные общества. Как отмечает А. Пшеворский, «авторитарные соблазны» в обществах этого типа практически неискоренимы. Осознание повседневных трудностей вызывает искушение у многих политических сил «сделать все прямолинейно, одним броском, прекратить перебранку, заменить политику администрированием, анархию — дисциплиной, делать все рационально». Пшеворский А. Переходы к демократии. — Путь, 1993. № 3. С. 33.

Среди множества авторитарных порядков можно выделить следующие их основные типы: партийные, корпоративные, военные, национальные и режимы личной власти.

Особенность партийных режимов заключается в осуществлении монопольной власти какой-либо партией или политической группировкой, не обязательно формально представляющей институт партии. Чаще всего это однопартийные режимы, но к ним могут быть отнесены и формы правления аристократических (Марокко, Непал) или семейных (Гватемала) групп, а также правление первых лиц государства с их сплоченными политическими «командами» (Белоруссия). Обычно такие режимы либо устанавливаются в результате революций, либо навязываются извне (как, например, в послевоенных условиях в странах Восточной Европы, где были установлены коммунистические режимы с помощью СССР). Но в отдельных случаях режимы этого типа могут представлять собой и результат эволюции легитимного режима.

Военные режимы, как правило, возникают в результате переворотов, заговоров и путчей. Наибольшее число примеров установления военных режимов дали страны Латинской Америки, Африки. Такие политические порядки отличаются подавлением значительной части политических и гражданских свобод, широким распространением коррупции и внутренней нестабильностью. Государственные ресурсы используются в основном для подавления сопротивления, снижения социальной активности граждан. Заданные правила игры поддерживаются угрозами и принуждением, не исключающим использование физического насилия.

Модели национального авторитаризма возникают в результате доминирования в элитарной группировке национальной или этнической группы. В настоящее время такие системы характерны для ряда стран на постсоветском пространстве (Узбекистан, Туркменистан, Казахстан). Они еще не обрели законченности, но уже явно демонстрируют стремление создать социальные и политические преимущества представителям одной группы населения, этнизировать органы государственной власти, представить активность инонациональных групп населения как политическую оппозицию. В этих странах проводится негласная политика вытеснения инонациональных групп. В то же время в ряде стран отдельные круги оппозиции (в основном конкуренты в этнически господствующей среде) скатываются к применению методов политического террора. Отсутствие многих механизмов, способствующих либо ужесточению власти правящего режима, либо, напротив, сохранению баланса политических сил, вызывает особую нестабильность, чреватую возможностью обвального развития событий.

Корпоративные режимы олицетворяет собой власть бюрократических, олигархических или теневых (неформальных, криминальных) группировок, совмещающих власть и собственность и на этой основе контролирующих процесс принятия решений. Государство становится прибежищем сил, которые используют прерогативы официальных органов для защиты своих узкогрупповых интересов. Экономическим основанием такой системы власти является разветвленная в госуправлении система квот, разрешительный порядок регистрации предприятий, отсутствие контроля за деятельностью государственных служащих.

Наиболее распространенной экономической предпосылкой корпоративного авторитаризма является госпредпринимательство, в результате которого чиновники получают огромные личные доходы. Государственные институты, обладающие формальными правами, не могут противостоять этим группам, контролирующим принятие решений и девальвирующим значение легитимных каналов участия населения во власти. Корпоративное перераспределение ресурсов, как правило, исключает политические партии и другие специализированные группы интересов из процесса принятия решений.

Режимы личной власти (Индия при И. Ганди, Испания при Франко, Румыния при Чаушеску) персонализируют все политические отношения в глазах общественного мнения. Жесткий характер правления в сочетании с определенными традициями некритического восприятия власти нередко дает экономический эффект, приводит к активизации населения и росту легитимности режима. Однако такая система власти нередко провоцирует политический террор со стороны оппозиции.

2.3 Демократический политический режим

Демократия стала общепринятым нормативным принципом. Сейчас это своего рода дух времени. Легитимизация власти происходит повсеместно в демократических — если не по содержанию, то по виду — формах. Сложно найти современную конституцию, в которой не признавались бы выборы, многопартийность, независимость ветвей власти, гражданские свободы и прочие демократические атрибуты.

Вопреки бытующим представлениям, демократия не является естественным образом политической жизни. Скорее, предыстория и история человечества учат обратному: закон, с действием которого человек сталкивается с рождения, — закон сильнейшего. В политике закон этот действует в разных формах в зависимости от того, насколько жесткие ограничения накладываются на людей: патриархат, тирания, диктатура, монархия, империя, тоталитаризм — все это выражение насилия, навязанного меньшинством большинству, не способному, несмотря на свою многочисленность, противостоять принуждению.

Демократия стремится перевернуть этот природный порядок жизни, признавая за большинством людей, даже физически и материально слабых, право на время властвовать над меньшинством, пока это последнее не станет, в свою очередь, большинством.

Как отмечает Мельвиль А. Ю., демократия построена на двух принципах: это всегда власть большинства и право меньшинства свободно создавать оппозицию. Мельвиль А. Ю. Одна или много? (о проекте «Политический атлас современности») //"Независимая газета", 18. 04. 06 Демократия в политике предназначена для наиболее экономного разрешения естественных конфликтов, которые сталкивают между собой людей и социальные группы. Борьба за власть еще долго никуда не денется, ибо она — в природе человеческой. Вместе с тем установление правил политической игры на основе принципов демократического общественного соглашения предназначено для отлаживания нормальных общественных отношений. Эти правила таковы:

1) организованное ограничение власти;

2) свобода формирования и выражения собственного мнения;

3) защита гражданина законом. Французский литератор XVIII века Шамфор выразил их очень просто: «Я — это всё, остальное — ничто; вот деспотизм и его сторонники. Я — это другой, другой — это я; вот народный режим и его приверженцы. А теперь — решайте сами».

Выдающиеся политики, риторы и философы Древней Греции расходились в истолковании понятия «демократия» не меньше, чем наши современники. Оно могло обозначать и «торжество бунтующей черни», и «господство низших слоев населения», и «участие всех граждан в делах полиса», т. е. в политике, и «решающую роль народного собрания», и «систему правления лицами, уполномоченными на это с помощью формальных процедур представления демоса».

Демократии — это набор различных политических систем, объединенных зачастую лишь наименованием и самыми общими принципами. Дифференциации требуют по меньшей мере те два противоположных и взаимодополняющих подхода, которые образуют проблемное поле демократий. Один подразумевает осуществление всей полноты власти народом в целом, то есть осуществление управления каждым человеком и каждой группой. Другой — связан с мерой участия любого человека и группы, составляющей народ, в управлении политической системой в целом. В одном случае ставится акцент на всенародности демократии. В другом — на властность и управляемость образующих эту систему людей (ролей) и групп (институтов), то есть на самоуправлении.

Прошли столетия, но понятие демократии не приобрело какого-либо единого, всех устраивающего толкования. Стоит хотя бы мельком взглянуть на современные существующие и эффективно функционирующие демократии, чтобы удивиться их многообразию, различию их конкретных особенностей и форм. Есть ли в них что-то общее? Существует ли единый демократический инвариант?

Важно, что, придавая принципиальное значение политическим процедурам и способностям гражданина, демократия не гарантирует определенности результатов. Вот в чем главный смысл широко признанного сегодня понимания демократии как определенности процедур при неопределенности результатов. Пшеворский А. Переходы к демократии. — Путь, 1993. № 3. С. 33. Выборы могут проводиться не только в демократиях, но лишь демократические выборы отличаются неопределенностью, необратимостью и повторяемостью. Они являются неопределенными, так как до объявления результатов никто не может быть полностью уверен в победе; необратимыми, так как результаты нельзя изменить и избранные представители займут посты на срок, предусмотренный конституцией; повторяющимися через временной промежуток, утвержденный законом. Но в неопределенности результатов состоит и основная функциональная слабость демократии: в данной системе нет и не может быть органических механизмов, предохраняющих ее от прихода к власти авторитарных и тоталитарных группировок.

Одна из самых популярных в мировой политологии дефиниций современной демократии — полиархия. Дорожкин Ю. Н. Политология. Учебник Часть 1. М.: Юнити-Дана. 2005 г.С. 78, Политология. Учебник для вузов//под ред. Заболотной Г. М. М.: ЮНИТИ-ДАНА. 2006. с. 127 Это не система власти, которая воплощает в себе демократические идеалы во всей их полноте, но правление, которое приближается к таким идеалам. Дословно с древнегреческого «полиархия» переводится как «многовластие». Эллины это слово понимали преимущественно в негативном смысле — как разброд в стане властвующих. В контексте же современности это понятие, напротив, подчеркивает политический плюрализм и способность институтов нынешней демократии обеспечивать взаимодействие и координацию интересов индивидов и групп без утраты их самостоятельности и принципиального равенства.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой