Построение моделей развития России и направления ее реформирования

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное Агентство по образованию

ГОУВПО «Удмуртский Государственный Университет»

Институт Экономики и Управления

Кафедра экономических методов управления

Реферат

На тему: «Построение моделей развития России и

направления ее реформирования"

Выполнил: студент гр. № 602−31

Мединская П.С.

Проверил: Головина О. Д.

Ижевск 2007

Содержание

Введение

Проблемы перехода к новым моделям развития России

Модели и стратегии развития России

Пути реформирования России

Заключение

Список литературы

Введение

Построение моделей развития нашей страны и пути ее реформирования является одной из самых важных целей для России. Это тема актуальна, сложна и многогранна, и выбор модели и стратегии развития необходимо обеспечить в ближайший период времени. Поэтому нет единственного решения этой проблемы.

В результате, возникают различные мнения экономистов, которые предлагают пути развития России. Однако, у России существует ряд проблем на современном этапе, поэтому в первой главе работы рассматриваются проблемы перехода к новой модели развития. И ставится вопрос: Какую же стратегию выбрать?

Во второй главе рассматриваются некоторые модели и подходы и стратегии развития нашей страны.

В третьей главе показаны пути реформирования России, приведены различные мнения авторов.

Россия в силу своих масштабов и внутренней исторической логики может успешно развиваться только как самодостаточная страна. Поэтому для ее развития нужен оригинальный собственный цивилизационный проект.

На ближайшие 10−15 лет России нужен успех в экономическом развитии.

Для этого не следует отказываться от заимствований идей, любых управленческих форм и технологий, когда это эффективно, из любой страны. Нельзя допустить одного -- прекращения в стране собственного концептуального творчества и тем самым подчинения реформаций на ее территории внешним творцам мирового порядка.

В России налицо не только необходимость, но и широкие возможности поисковой работы и экспериментального моделирования в области организации хозяйственной жизни. Это вытекает уже из масштабов территории, охватывающей десять часовых поясов, и стратегической ресурсной независимости страны. С учетом органическим свойственного русскому характеру творческого отношения к проблемам жизни и еще сохраняющейся склонности народов к коллективистским формам организации труда и быта можно надеяться на большие перспективы инициатив по проектированию региональных хозяйственных систем на концептуальной базе.

Несомненно, творческие поиски и эксперименты в данном направлении будут в итоге полезны не только для общества, но и для ответов на неясные вопросы, которые все больше должны волновать все человечество.

Проблемы перехода к новым моделям развития России

На современном этапе существуют различные мнения о том, как будет развиваться экономика России в дальнейшем. Однако существуют некоторые проблемы дальнейшего развития нашей страны.

Д. Львов, академик РАН, показывает современную ситуацию в стране и проблемы, с которыми Россия столкнется при переходе к новой модели экономического развития.

Вопрос о стратегии развития России вновь требует пристального внимания. И для того имеются многообразные основания. Рассмотрим положительные моменты развития России на современном этапе.

За годы реформ облик экономики России изменился, притом кардинально. Во многих отношениях правомерно говорить о другой стране, другой России по сравнению с той, какая была еще пятнадцать лет назад. Сменилась политическая система. Страна приступила к строительству конкурентного общественно-экономического уклада и стала активно участвовать в мировой системе разделения труда и конкуренции. На смену общественной (государственной) собственности пришла частнохозяйственная собственность. Господствующие высоты в экономике занимают теперь предприятия частной или смешанной формы собственности.

Осуществлены реформы банковской, бюджетной, налоговой, административно-управленческой систем. Обеспечена относительная конвертируемость рубля. По накопленным золотовалютным запасам Россия занимает одно из ведущих мест в мире. На протяжении последних лет страна заканчивает бюджетный год с заметным профицитом. Из года в год, устойчиво снижаются долговые обязательства государства перед мировыми финансовыми организациями. Создаются условия для развития предпринимательства и частной инициативы. Существенно изменилась и социальная структура общества -- появился влиятельный слой новых собственников. И во многом другом можно заметить отличительные сдвиги.

Кроме положительных результатов существует много отрицательных моментов, которые напрямую связаны с дальнейшим развитием России.

Вместе с тем нерешенными остаются фундаментальные задачи, необходимостью решения которых обосновывались реформы. Более того, приходится признать, что по важным для развития страны направлениям экономика уступает своему дореформенному аналогу. Речь идет об источниках и темпах экономического роста, качестве отраслевой структуры, росте производительности труда, эффективности используемого производственного аппарата страны, уровне заработной платы, покупательной способности и дифференциации доходов населения, эффективности и качестве государственного управления, уровне социально-политической стабильности, масштабах криминализации и коррупции в экономике и во всей общественной жизни.

Самые тяжелые последствия либеральные реформы вызвали в социальной сфере, вследствие чего в России образовалась сегодня двухслойная экономика. В одной раскрывается верхний слой социальных отношений, тогда как в другой отражается реальное, внутреннее их содержание. Эти две экономики представляют не одну, а как бы две России, проецируя на реальную жизнь два столь непохожих ее социально-экономических образа.

Положение усугубляется еще и тем, что наряду с подушевой дифференциацией произошло не менее глубокое социальное расслоение экономического пространства России. Разрыв между наиболее и наименее экономически обеспеченными регионами страны по показателю подушевого регионального продукта составляет 60-кратную величину, по объему инвестиций на душу населения -- 150 раз, по уровню потребления -- 30, по уровню безработицы 24раза и т. д. Если сравнить эти данные с аналогичными показателями отдельных стран Европейского союза, то там они в 10 и более раз ниже. По-видимому, объединенные европейские страны имеют ныне большую степень целостности и единства, чем отдельные регионы в границах единой России.

В результате ошибок, допущенных в процессе реформирования, возникла крайне нерациональная хозяйственная система, функционирование которой качественно отличается от нормальной конкурентоспособной экономики. К числу наиболее очевидных проявлений аномальности нашего системного устройства относятся:

1. Глубочайший разрыв между производственной и финансовой сферами;

2. Значительное и устойчивое превышение процентной ставки уровня эффективности применения капитала в производстве;

Недопустимо высокий уровень криминализации хозяйственной деятельности. Надеяться в этих условиях на то, что стандартные для системы рыночной регуляции меры экономической политики, снятие сохранившихся ограничений свободы хозяйственной деятельности, а также частные структурные реформы способны нормализовать ситуацию, -- значит заниматься самообманом. Автор говорит: «Деформация сложившейся хозяйственной системы в России уходят своими корнями в грубые просчеты, допущенные при реформировании отношений собственности, а также при использовании налоговой системы, сдерживающей экономический рост и усиливающей уровень социальной дифференциации населения, реализации предложенной Минфином и Центральным банком денежной политики, ориентированной на бюджетный профицит и стерилизацию денежной массы, ориентации российской экономики на сырьевой экспорт и др.».

Как показывает практика, одной из корневых причин разрушения экономики явилась реализованная модель приватизации. В процессе ее осуществления были допущены две принципиальные ошибки:

· одновременно с, приватизацией воспроизводственных активов предприятий их новым хозяевам была предоставлена возможность приватизации и присвоения рентного дохода;

· новый «класс» менеджеров-директоров и управляющих акционированными предприятиями был, по существу, выведен из-под общественного контроля и юридической ответственности за эффективность использования своих актинов. Тому в немалой степени способствовало то, что государство -- как один из стратегических собственников промышленных и других предприятий -- устранилось от управления принадлежащим ему имуществом.

Воззрения опровергаются реалиями экономической действительности. Чтобы убедиться в этом, достаточно проанализировать макроэкономические и социальные итоги масштабной приватизации в базовых отраслях российской экономики: энергетике, нефтяной и газовой промышленности, угледобыче, лесном хозяйстве и деревообрабатывающей промышленности, промышленности строительных материалов, машиностроении, сельском хозяйстве.

Одной из фундаментальных причин провала либеральных реформ в России следует также признать стратегическую недооценку реформаторами роли труда и, прежде всего, его интеллектуальной составляющей.

Традиционно наша страна отставала и отстает от развитых стран по производительности труда. Важно четко понимать, что если по производительности труда отстаем от США в 5−6 раз, то по заработной плате -- в 10−12 раз и более. Наша заработная плата является низкой не вообще, а недопустимо низкой даже по отношению к относительно низкой производительности труда.

Все это дает основания считать, что сегодня у нас нет более важной задачи, чем обеспечение удвоения или даже утроения средней заработной платы, размера пенсий и пособий. При этом такое увеличение следует рассматривать не как результат удвоения ВВП, а как необходимое его условие, поскольку речь идет о восстановлении экономически обусловленного и социально справедливого соотношения между уровнем производительности общественного труда и величиной заработной платы.

Другая, не менее острая проблема долгосрочного развития -- хроническая диспропорциональность между первичным и перераспределенным доходом. Дело в том, что в отличие от многих других стран в монетарном исчислении основной вклад в прирост совокупного чистого дохода России вносит природная рента -- от использования земли, территории страны и недр, ее природных ресурсов, магистральных трубопроводов, средств сообщения (транспорт и современные средства связи), монопольного положения производителей важных видов сырья и продукции, пользующихся повышенным спросом на внешнем рынке.

На долю ренты приходится сегодня 75% общего дохода, на долю труда -- в 15 раз, а капитала примерно -- в 4 раза меньше. Иначе говоря, почти весь тот рост ВВП, какой обеспечивает ныне Россия, обусловлен рентой от использования ее природно-ресурсного потенциала, ее земли. Трудовой потенциал общества, таким образом, используется в процессах воспроизводства с беспрецедентно низким коэффициентом полезного действия. И это та стратегическая проблема, которая требует первоочередного внимания государства.

Со стороны же распределения проблема в том, что рентный поток доходов в своей подавляющей части и сегодня не попадает в государственную казну, а идет в карман тех, кто незаконно приватизировал рентный доход России. В определяющей мере это следствие действующей у нас налоговой системы. Главной составляющей налоговых доходов, как это ни парадоксально, является труд, а более точно -- фонд оплаты труда, ибо так строится у нас система бухгалтерского учета и калькуляции, исчисления налогооблагаемой базы. В результате получается, что около 70% налоговых доходов прямо или опосредованно связано с фондом оплаты труда. Но в то же время, как уже отмечено, наша заработная плата одна из самых низких в мире. Отсюда непостижимый парадокс: самый угнетенный фактор производства, труд, якобы опосредует основную часть дохода России.

На самом деле указанный парадокс есть результат хронической диспропорции между первичным и вторичным распределением чистого дохода. Отсюда и проистекает столь неоправданно высокая нагрузка на трудовые доходы предприятий и населения, что свидетельствует о крайне низкой эффективности системы налогообложения. Она угнетает инвестиционное и инновационное развитие народного хозяйства, сдерживает рост заработной платы и конечного спроса, искусственно увеличивает затраты на производство отечественной продукции, снижает ее конкурентоспособность, стимулирует сокращение рабочих мест в экономике.

Серьезным тормозом на пути экономических преобразований выступает нынешняя политика наших денежных властей. Накопленные резервы Центрального банка в своей значительной части не работают на развитие экономики, денежные власти западных стран, например тех же США и Японии, придерживаются иных принципов. Определяющими в бюджетной политике этих стран являются не профицит бюджета или монетаристское снижение инфляции, а целевые установки законодательной власти о направлениях долгосрочной социально-экономической политики государства. Бюджет в этих странах служит механизмом, определяющим первичную структуру финансовых потоков. Это позволяет национальным финансовым властям контролировать процесс создания всей денежной базы, опираясь на сугубо внутренние «эмиссионно-бюджетные рычаги», что резко снижает зависимость этих стран от мировой конъюнктуры.

Одним из спорных вопросов явилось формирование стабилизационного фонда. По идее его авторов, это должен быть неприкосновенный резерв правительства на случай возможного падения цен на нефть. Поэтому и источником его образования являются отчисления от фактических доходов от экспорта нефти сверх некоторого их нормативного уровня. Сегодня в стабилизационном фонде аккумулирована масса ликвидных финансовых ресурсов, размер которых приближается к 10% ВВП.

Но все эти огромные средства используются не на развитие российской экономики и погашение государственного долга перед западными кредиторами. Все большая их часть используется не ради внутренних капиталовложений, а сугубо монетаристским образом, путем размещения в финансовых фондах западных стран. Таким образом, эти средства начинают работать на развитие западных экономик, а не России.

При этом Министерство финансов РФ считает, что использование валютных поступлений от экспорта нефти и газа на развитие нашей экономики недопустимо, поскольку это вызовет огромный рост инфляции.

Почему бы Центральному банку не выдать часть средств Стабилизационного фонда на более выгодных условиях нашим предпринимателям и банкирам? Почему не использовать часть валютных ресурсов фонда на закупку за рубежом столь необходимых для нас заводов с передовыми технологиями, новейшего оборудования и транспортных средств? Никакого роста инфляции в этом случае не будет. Но при этом страна получит колоссальный импульс для своего развития. Непонятно, в чьих интересах создавался стабилизационный фонд, кто определяет столь явно направленную против России политику использования его средств.

Доктор экономических наук, профессор В. Кушлин в своей статье анализирует проблемы, связанные с выбором модели экономического развития России.

И накопление внутренних диспропорций в российской экономике, и неудовлетворенность в массе общества ходом реформ, и обострение противоречий мирового развития -- все это убеждает объективно настроенных ученых и политиков в необходимости существенного пересмотра концептуальной базы реформ и перехода страны на новую модель экономического развития.

Вопрос о модели экономического развития, адекватной потребностям страны и окружающим ее условиям, -- естественная тема обсуждений в любом обществе, претендующем на перспективы. Однако при старте рыночных реформ в России в конце 20века модель будущей экономики была принята практически без обсуждений. Ни о каких процедурах разработки и официального принятия национального проекта новой экономической системы речи не возникало.

Со вступлением в ХХI в. в акцентах экономической политики обозначились перемены: взамен реформ, переполненных рыночной идеологией, сама жизнь потребовала корректирующих мер и более прагматичных ориентиров. Наряду с задачами формирования рыночных институтов «по образцам» в программах трансформации появились социально-экономические цели, которые общество в той или иной степени могло контролировать. В определенной степени переломным моментом в критериях реформ можно считать выдвижение на высшем уровне руководства страной задачи об удвоении валового внутреннего продукта (ВВП) за десять лет. В еще большей степени о наметившихся поворотах стали говорить факты активного обсуждения в обществе вопросов промышленно-инновационной политики и идеи целевых национальных проектов. Так, в официальной прогнозной разработке Министерства экономического развития и торговли РФ о социально-экономическом развитии страны на 2007−2009 гг. прямо говорится о настоятельной необходимости смены модели экономического развития в сторону усиления факторов инновационного роста, активизации энергосбережения, значительного увеличения инвестиционной активности. Столь радикальная перемена вызвала и настороженность, и критику -- причем как справа, так и слева. Со стороны «правых» сил, высказывается недоумение: о какой смене модели развития заводится речь, если экономика преодолела тенденции спада и вот уже восьмой год переходит в фазу непрерывного экономического роста. Сторонники этой позиции считают важным, наоборот, всемерно закрепить сложившийся с конца 20 века курс рыночных реформ. Высказывается опасение, что под флагом смены модели экономического роста может быть совершен отход от реформ, связанных со встраиванием в «цивилизованное» западное хозяйство.

С другой стороны, многими постоянными и последовательными оппонентами проводимой в стране экономической политики не воспринимаются с доверием, поскольку они представляются простыми декларациями, не подкрепленными убедительными мероприятиями и действиями.

В этих условиях важно разобраться, в какой степени постановки о смене модели экономического развития действительно созрели и каковы возможности для осуществления реальных перемен экономического курса.

Кроме моментов, свойственных любой крупномасштабной экономике, ограничителем быстрых и серьезных перемен в России сегодня является более сильная, чем раньше, зависимость от внешних факторов, процессов в мировом хозяйстве -- и не всегда в конструктивном для нашей страны ключе.

В общемировых экономических взаимодействиях Россия и ее предприятия в силу разных причин, и, прежде всего -- дезинтеграции, предстают гораздо чаще, чем наши контрагенты, в роли подчиненных, эксплуатируемых субъектов. Имеется огромное число фигурантов и внутри страны, которые научились извлекать для себя пользу из разрушительных тенденций в национальной экономике и которые готовы приложить даже невероятные усилия для дискредитации необходимого нового поворота в экономической стратегии страны.

В результате допущенных перекосов в рыночных реформах Россия оказалась в ситуации, когда для преодоления явлений коррупции, теневых отношений и для направления реформ в русло интересов большинства населения практически нет надежных субъектов проведения в жизнь нужной политики. Государственные институты сами поражены всеми болезнями, с которыми надо разворачивать борьбу. Бизнес (крупное олигархическое предпринимательство), который во многом формирует нынешнюю власть, успешно приспособился к засилью теневых отношений. Он отнюдь не заинтересован в затратах на «хорошее» государство. Для развития здорового и массового, по-настоящему конкурентного предпринимательства еще не сложилась надлежащая база в виде институтов и инфраструктуры вполне конкурентоспособной и высокотехнологической экономики".

Круг неразрешимых при нынешней системе проблем замыкается. Уже по этой причине вопрос о серьезном пересмотре сложившейся модели экономической системы перерастает в сверхактуальную проблему, которая смыкается с более общими проблемами преодоления несовершенства политической системы страны, с необходимостью реальных шагов по формированию подлинно демократического гражданского общества.

Процессы радикальных рыночных реформ, вызванные к жизни насущными внутренними потребностями и противоречиями, одновременно оказались с самого начала под прессом весьма значительного влияния внешних факторов. Их можно разделить на две группы. В первую включаем те движущие силы изменений, которые определяются конкурентным положением страны относительно других стран мира. Сопоставление тенденций во внешнем (кажущемся благополучным) мире с застойными тенденциями внутри страны явилось существенным источником мотивации к изменениям экономической системы. Такие устремления в советском обществе особенно усилились после снятия во времена «перестройки» политических барьеров для разнообразных контактов с внешним миром, в том числе для массовых туристических и служебных поездок наших граждан в капиталистические страны. В практике последующих реформ данная мотивация, однако, свелась к подражающим внешнему миру и означала в основном стремление подлаживаться под него, и лишь в меньшей степени -- желание соревноваться с динамичными странами.

Вторую группу составили проявления применительно к России и ее субъектам особых экономических и политических интересов иных (прежде всего, высокоразвитых) стран и транснациональных хозяйствующих субъектов. Реформаторы в нашем обществе вовремя не оценили наличие таковых внешних интересов, противостоящих национальным интересам, и не сумели нейтрализовать их негативное влияние хотя бы ясными заявлениями о своих стратегических намерениях, не говоря уже о более четких действиях в практической политике в соответствии с выдвинутой стратегией.

Эти структурные группы, слившиеся в своей корыстной мотивации с интересами внешних сил по ослаблению экономического потенциала России и бывшего советского блока, задали тон основным изменениям наших государственных и общественных институтов. Под их влиянием формировался политический и экономический строй страны, а новая государственная машина в свою очередь стала во все большей мере служить именно своим создателям. Такая экономическая и институциональная система не могла существовать долго, и сегодня уже настал момент, когда промедление с обновлением модели экономической системы стало вопросом критическим.

Модель экономического развития, сложившаяся в ходе рыночных реформ, была неприкрытой попыткой ускоренного заимствования институтов, методов и форм, характерных для развитых капиталистических стран, прежде всего для США. Эффективность такой технологии реформ оказалась на практике крайне низкой.

Россия в силу своей серьезной встроенности в мировые тенденции не может делать резких движений в экономике. В обозримой перспективе предстоит развиваться на базе принятых в мире правил, воспринимая в меру возможностей достижения продвинутых стран в технологиях, методах управления, институциональных формах. Ограничение на пути внедрения реформационных новшеств должно состоять только в том, чтобы они не были слепками с каких-то заданных установок, а на деле служили повышенной эффективности нашей экономики, отвечали национальным интересам страны.

Под влиянием огромного отрыва экономического потенциала США от других стран и весьма скромного теперь места России в мировой экономике в определенной части нашей элиты стало распространяться убеждение, что главное сейчас для страны -- это умерить свои амбиции.

Модели и стратегии развития России

Экономисты пытаются отыскать ту модель и стратегию развития России, при реализации которой улучшится ее экономическая ситуация и положение среди других стран.

Одна из моделей — либеральная (американская) модель, которую рассматривает Е. Ясин.

Она построена на системе всемирного поощрения предпринимательской активности, усилий наиболее деятельной части населения.

Снижение уровня финансирования социальных правительственных программ признается обязательным условием оздоровления экономики, поскольку позволяет воспрепятствовать иждивенчеству граждан и активизирует стимулы их деловой активности. При эффективном рынке работающий человек способен сам заработать и решить свои проблемы, не прибегая к помощи государства. Малообеспеченным слоям населения создается приемлемый уровень жизни за счет частичных льгот и пособий.

Либеральная модель ориентируется на сильного производителя, который не нуждается в протекционистских мерах. Поэтому такую модель называют либеральной. Она пропагандирует необходимость отказа от протекционистских мер в области внешней торговли и валютных отношений (пошлин, количественных ограничений импорта).

Строй эффективных производителей может успешно функционировать, если он опирается на столь же эффективную денежно-кредитную политику Центрального банка. Центральный банк, а не государство является главным макроэкономическим координатором. Он должен создать низкий инфляционный фон хозяйственных процессов. Предупреждение возможной инфляции должно происходить на основе бездефицитного государственного бюджета. Таким образом, регулирование реального сектора в либеральной модели осуществляется косвенным образом через функции ЦБ, воздействуя на финансовые рынки и на процесс предложения денежной массы.

России, ориентируясь на либеральную модель, должна иметь в виду, что такой путь дает простор для уже действующего развитого рыночного механизма. В России такого зрелого механизма еще нет. Она стоит перед задачей создания его основ и конкурентного режима. Поэтому использование принципов либеральной модели не может стать исключительным и единственным направлением. Такая модель должна накладываться на структурные реформы.

А.П. Быков считает, что либерально-консервативная политика — единственно реалистичный курс для современной России. Она позволяет решить все задачи, стоящие перед страной, и выработать привлекательную для международного сообщества внешнеэкономическую программу. Либерализм — золотая середина между социальными радикалами, стоящими за стремительные меры переустройства общества, с одной стороны, и непримиримыми консерваторами, полностью отрицавшими возможность и необходимость каких бы то ни было перемен, — с другой стороны. Либерализм — программа постепенных реформ, которые необходимы для развития нашей страны.

Рассматривается также олигархическая модель развития. Она формируется на основе повышения роли крупных корпораций, переросших в финансово-промышленные группы (ФПГ) и проникших во власть. На этой основе происходит сращивание экономической и политической власти монополий. Угрозы сползания России в олигархический капитализм вполне реальны. В свое время государство содействовало формированию крупных интеграционных структур. Думалось, что именно они способны к инвестициям и модернизации хозяйства.

В результате россияне столкнулись с новыми деформациями, типичными для олигархической модели развития. Они выразились:

· в активном лоббировании интересов ФПГ в политических структурах;

· в ориентации ФПГ на выбивание бюджетных привилегий как дешевого способа обеспечения конкурентоспособности.

Российское государство должно противодействовать развитию олигархической экономики. Для этого оно должно:

· содействовать режиму свободной конкуренции, препятствуя укреплению позиций монопольных структур.

· Переместить поощрение с крупных образований на стимулирование инвестиционных стратегий, особенно в наукоемком и обрабатывающем производстве.

Е. Попов, доктор экономических наук, рассматривает еще одну модель развития России — инновационную модель и программу планово-индикативного развития. В ней необходимо выполнить задачу удвоения ВВП, использовать преимущества экономической интеграции, а также переход от сырьевого роста к инновационному типу развития и другие задачи.

Постановка и практическое решение задачи удвоения ВНП, поставленной Президентом Р Ф, сделали актуальной выработку общегосударственной программы социально-экономического развития страны. Понимание необходимости такой программы вызревало постепенно, в ходе дискуссий и обмена мнениями, изучения отечественного и зарубежного опыта.

Не секрет, что против активной роли и влияния государства на экономические процессы в прошлые годы высказывались чисто идеологические возражения, мало совместимым как с нашей реальностью, так и с тем, что делается во многих развитых странах.

Задача удвоения ВВП ставилась руководством, например, Франции и Японии -- и успешно выполнялась. При этом ни против постановки, ни против методов осуществления данной задачи каких-либо контраргументов, насколько известно, либерализм там не заявлял. Примечательно также, что и во Франции, и в Японии удвоение БВП осуществлялось посредством реализации тщательно разработанных, системных и комплексных общенациональных программ социально-экономического развития.

По мнению Е. Попова и др., вместо идеологического важно следовать прагматическому подходу, вырабатывать и проводить общегосударственные решения, напрямую подчиненные достижению конкретных результатов социально-экономического развития России. И, как представляется, прагматизм начинает превалировать сейчас в определении приоритетных направлений инновационной перспективы и промышленной политики.

В частности, содержание задачи удвоения ВВП уточняется и корректируется под воздействием практики. Речь идет теперь не просто о количественных, но также о качественных, социальных параметрах. Государству небезразлично, за счет чего и ради чего добиваться двукратного увеличения ВВП. И потому так остро ставится вопрос о переходе от сырьевого роста к инновационному типу развития, о кардинальном повышении национальной конкурентоспособности, о выходе на высокие социальные стандарты жизни, сопоставимые со стандартами в развитых странах.

Иными словами, жизнь показала значимость системного подхода, необходимость формирования и реализации общенациональной программы социально-экономического развития страны. Оптимальный срок такой программы пять лет -- это средний срок воспроизводственного цикла в высокотехнологичной промышленности. Очевидно, что в данной программе должны увязываться научно-техническая, инновационная, промышленная, энергетическая и транспортная стратегия России, а также найти отражение основы миграционной политики, оптимальная схема размещения производительных сил страны и т. д.

Данной цели следовало бы подчинить и среднесрочную программу социально-экономического развития России, разрабатываемую Минэкономразвития Р Ф. И чтобы сделать ее успешно реализуемой, необходимо разрабатывать ее с применением методов, обоснованных современной экономической наукой и широко используемых промышленно развитыми странами в системе государственного регулирования экономики. Имеются в виду, в частности, методы стратегического планирования, экономико-математического моделирования, расчета оптимального варианта развития на основе межотраслевых балансов, определения ключевых экономических индикаторов инновационной и промышленной политики.

Современной экономической наукой краткосрочное справедливо отграничивается от долгосрочного. Сфера долгосрочного включает народнохозяйственные структурные сдвиги, обусловленные инновациями и новыми технологиями, в связи с чем, предполагает не только сценарное прогнозирование, но и стратегическое планирование.

К сожалению, если в советское время возможности планирования зачастую переоценивались, то в пореформенный период стали недооцениваться и даже отрицаться. То и другое видится крайностью. Сейчас важно отбросить обе эти крайности и найти баланс, способствующий практическому решению долгосрочных приоритетов инновационного типа развития. Механизм реализации общероссийской программы постиндустриального в сущности развития должен опираться на возможности передовых вычислительных технологий, макроэкономического и межотраслевого моделирования, оптимизации развития отраслей, отраслевых и региональных комплексов. Эти методы повсеместно приняты на вооружение в промышленно развитых странах. Теперь необходимо в полной мере использовать их для обеспечения эффективного развития российской экономики. На первом этапе составления общенациональной программы социально-экономического развития России важно установить и понять, как должна измениться динамика основных макроэкономических показателей и каковы должны быть целевые пропорции народного хозяйства. Это позволит определить основные структурные сдвиги, от которых зависит прогрессивный облик экономики, а также источники и факторы этих сдвигов.

В настоящее время не вызывает сомнения тот факт, что задача удвоения ВВП предполагает целенаправленную перестройку важнейших макроэкономических и структурных пропорций российской экономики. Соответственно все основные элементы прогнозирования и планирования, входящие в систему государственного регулирования, должны быть направлены на реализацию программы социально-экономического развития, обеспечивая управление макро- структурными пропорциями, отраслевой структурой и межотраслевыми пропорциями, региональной структурой и межрегиональными пропорциями, инновационным процессом, внешнеэкономическими связями.

В рамках стратегического планирования мероприятий, направленных на решение задачи удвоения ВНП, особенное значение приобретают: расчет оптимального объема инвестиций в основной капитал и их эффективности, количества, качества и структуры наукоемких рабочих мест, увеличения и структуры совокупного спроса, роста денежных доходов населения и государства; пороговые значения доли доходов федерального бюджета в ВВП.

Назрело также решение проблемы чистого экспорта, а по сути дисбаланса, который несет угрозу устойчивому и пропорциональному развитию экономики страны. Поэтому в блоке планирования и управления внешнеэкономическими связями необходимо предусмотреть сокращение размеров этого дисбаланса. Подобная постановка также соответствует опыту передовых держав. Как известно, в развитых странах, имеющих положительное сальдо внешнеторгового баланса, доля чистого экспорта не превышает 3−6%, тогда как у нас она составляет 11−12% ВВП.

Еще один крупный вопрос касается использования преимуществ экономической интеграции с соседними государствами. По расчетам Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, при развитии экономической интеграции России со странами СНГ среднегодовой темп роста ВВП России может быть выше на 30%. Стремление к межгосударственной интеграции имеется, однако существующее ее качество не удовлетворяет ни Россию, ни ее партнеров по взаимной кооперации.

Сотрудничество же на базе инноваций и высоких технологий открывает безграничную перспективу, однако проблема в том, что Россия пока не в состоянии предложить странам СНГ необходимую высокотехнологичную продукцию и наукоемкие технологии, реализованные, к примеру, в авиатехнике, компьютерах, автоматизированном оборудовании, цифровом телевидении, цифровых средствах связи и т. д.

На их взгляд, требуется план развития экономической интеграции России со странами на основе именно инноваций, высоких технологий и наукоемкой продукции. Перспективными видятся, с учетом специфики и важности отношений, продуктовый подход и продуктовые приоритеты. Для начала можно запланировать перечень высокотехнологичной продукции, ограниченный немногими наименованиями конкурентоспособной техники, а по мере освоения и реализации других инновационных направлений расширять его. Так, на первых порах допустимо сделать приоритетом гражданскую авиацию и авиадвигатели.

Соответственно вместе с восстановлением России как крупной авиационной державы соразмерный «авиационный статус» будут приобретать и взаимодействующие с Россией страны СНГ. Аналогичный планово-долгосрочный подход применим и по другим направлениям, включая суперЭВМ, скоростной железнодорожный транспорт, цифровое телевидение.

В последнее время государство стало активнее воздействовать на интеграционные процессы в экономике. Это в целом позитивный процесс, который также находится в русле передовых тенденций развития. Создаются крупные интеграционные структуры, в перспективе способные конкурировать с `ГВК как внутри страны, так и за ее пределами. Из-за рубежа нередко раздается критика государственной политики консолидации активов, но при этом она весьма однобокая, поскольку не направлена против зарубежных ТНК. Получается так, что развитым странам можно формировать ТНК, а России нельзя. Тут, к сожалению, явно используются двойные стандарты. Разумеется, они бесперспективны и неприемлемы. Формирование интеграционных образований, начатое в силу известных условий с сырьевого сектора, постепенно перейдет и уже переходит на секторы обрабатывающей промышленности. Наличие крупных корпораций, интегрирующих замкнутые цепочки производства наукоемкой продукции, открывает новые возможности, и вместе с тем -- повышает требования к системе прогнозирования и стратегического планирования. Это две стороны одного и того же процесса народнохозяйственной модернизации.

По-видимому, социально-экономическая программа развития России должна предусматривать макроэкономические планы и приоритеты развития не только основных секторов и отраслей экономики, но и наиболее крупных, стратегически важных интеграционных хозяйственных структур, например, национальной авиационной корпорации и т. п. Необходимо составить оптимальные программы деятельности такого рода хозяйствующих субъектов -- с учетом их интересов и на основе плановых индикаторов, ориентирующих на решение поставленной Президентом Р Ф задачи.

Аналогичным образом можно определить плановые требования и приоритеты к субъектам Российской Федерации по увеличению валового регионального продукта, а также доходов консолидированного государственного бюджета. С учетом передового опыта следует ввести механизм координации и взаимодействия интересов государства и крупных хозяйствующих субъектов. Подразумевается важнейший элемент системы реализации программы социально-экономического развития России, а именно развитие договорного взаимодействия федеральных органов управления с органами управления субъектов Федерации, финансово-промышленными группами и крупнейшими предприятиями страны.

Постоянно действующий механизм взаимодействия позволит сформировать согласованную с регионами и промышленниками систему индикаторов, включающую параметры важнейших межотраслевых и межрегиональных поставок продукции и услуг.

Значение названного механизма планового взаимодействия очевидно, поскольку одной из важнейших функций общенациональной программы социально-экономического развития является достижение реального баланса экономических интересов различных слоев общества, государства и корпораций, государства и регионов.

Для нашей страны региональный аспект программы имеет особо важное значение. По территории Франция меньше России, но во французских программах и планах общеэкономического развития специальное значение уделяется достижению сбалансированности экономического развития регионов, укреплению экономической целостности страны. Например, в пятилетних планах социально-экономического развития Франции определяются приоритетные программы и контракты, которые заключаются между государством, регионами, отдельными государственными органами и корпорациями. По мере совершенствования системы планового согласования интересов различных социальных групп расширялся круг включаемых в работу представителей экономических субъектов. К обсуждению планов стали привлекаться региональные органы управления. В настоящее время во Франции до начала формирования новой общенациональной социально-экономической программы региональные органы обязаны представить в Правительство доклады по приоритетам в развитии экономики регионов.

Представляется необходимым в качестве составной части общероссийской программы разработать программу территориального развития России. Ее особая роль определяется тем, что она должна носить комплексный характер и интегрировать в границах регионов стратегические цели, задачи региональных программ и местные возможности. Очевидно, что в общенациональной программе следует добиваться взаимоувязки темпов и пропорций регионального развития, например, Сибири, дальнего Востока и европейской части страны.

Однако, против методов плановой разработки общенациональных стратегий выдвигаются возражения, «что это вызовет дополнительную нагрузку на предприятия и ограничит свободу их действий». А на взгляд Попова, это «надуманное и беспочвенное возражение». Практика говорит о противоположном. Помимо положительного опыта, например, Франции и Японии можно привести успешный опыт Татарстана и Томской области, где использование методов стратегического планирования привело к значительному росту производства промышленной продукции.

Естественно, о каком-либо навязывании плана и плановых приоритетов не может быть и речи. Подход состоит в том, что общегосударственные программы, планы и плановые приоритеты вырабатываются сообща и выступают согласованными и общими. Как уже отмечалось, договоры взаимодействия -- основа основ системы реализации общенациональной социально-экономической программы. Федеральный центр заключает с региональными и местными властями соглашения об их участии в выполнении программы в качестве условия предоставления им финансовой поддержки.

Важнейшим моментом является взаимосвязь общенациональной программы социально-экономического развития страны и бюджета. В промышленно развитых странах общенациональные программы социально-экономического развития разрабатываются совместно с бюджетом и предшествуют ему.

В российской практике процесс разработки годового бюджета на основе трехлетнего прогноза развития экономики превратился, по сути, в основной и пока единственно действенный инструмент регулирования экономических процессов.

Концепция реформирования бюджетного процесса, одобренная на заседании Правительства Российской Федерации 15 апреля 2004 г., может оцениваться как прогресс по сравнению со сложившимся в предшествующее десятилетие «сметно-бюджетным» финансированием процесса углубления экономических реформ", когда в основу проводимой экономической политики закладывались сомнительные цели «системной трансформации», а не достижение конкретных экономических результатов.

Реализация в стратегическом планировании программно-целевого подхода (прогнозирование -- программирование -- бюджетирование) предполагает более четкое целеполагание проводимой экономической политики, ориентирование ее на достижение конкретных экономических результатов с точки зрения как темпов экономической динамики, так структурного ее наполнения и качества. При таком подходе экономические преобразования должны рассматриваться не как самоцель, а как инструмент достижения планово-индикативных результатов экономического развития. Методологический принцип такого подхода представляет собой движение от общего к частному -- от общенациональных приоритетов экономического развития и стратегических целей деятельности Правительства Российской Федерации к целям и задачам субъектов бюджетного планирования, а также реализуемых ими целевым федеральным и ведомственным бюджетным программам на трехлетнюю перспективу.

Однако данный подход, несмотря на свои очевидные достоинства, хотя и необходим, но недостаточен. Не подкрепленное действенной системой стратегического планирования социально-экономического развития, само по себе бюджетное планирование не в состоянии обеспечить структурных сдвигов, объективно требуемых инновационной перспективой. Между тем, и это не может не вызывать озабоченности, единственной формой экономического регулирования, как и в предшествующие годы, предполагается оставить бюджетный процесс.

Соответственно прогнозы социально-экономического развития, разрабатываемые на государственном уровне, служат лишь узким задачам обслуживания бюджетного процесса. В закон «О бюджете» включаются лишь три показателя -- объем ВВП, инфляция, мировые цены на нефть. В связи с отсутствием в данных прогнозах адресных показателей они не могут использоваться хозяйствующими субъектами (ФПГ, корпорациями, крупнейшими предприятиями) для стратегического планирования своего развития.

По сути, используется наиболее упрощенный подход к прогнозированию, основанный на перенесении зависимостей, характерных для прошлого и настоящего, на будущее. Вряд ли этот процесс можно приравнять даже к начальной стадии стратегического планирования, осуществляемого в промышленно развитых странах.

В связи с изложенными соображениями целесообразно возобновить работу над проектом Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации», предусмотрев в нем разработку следующих программных документов:

1. Долгосрочной стратегии развития страны на 15 лет, содержащей основные стратегические цели государственной политики на долгосрочную перспективу. В качестве такого документа может выступать и Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, в которой, исходя из анализа возможных внешних и внутренних угроз, могут формулироваться долгосрочные стратегические цели и критерии внешней и внутренней политики страны;

2. Концепции территориального развития России на 15 лет в качестве важнейшей составной части долгосрочной стратегии;

3. Индикативного плана социально-экономического развития на 5 лет;

4. Территориальной схемы развития на 5 лет.

Представляется актуальным вопрос о создании с учетом действующей прогрессивной практики (например, по аналогии с Комиссариатом по планированию при Правительстве Франции) Центра по стратегическому планированию при Правительстве Российской Федерации, возложив на него координацию деятельности по разработке долгосрочных прогнозов, стратегических и индикативных планов, а также мониторинг их реализации. Вместе с тем следовало бы создать Совет по прогнозированию и стратегическому планированию инновационно-технологического, социально-экономического и территориального развития из представителей промышленных секторов и корпораций, науки, федеральных, региональных и местных властей.

Для предотвращения подмены государственного бюрократическим, по поводу чего в обществе есть известные опасения, необходимо ввести действенный механизм утверждения общенациональной программы (стратегии), чтобы избежать ситуации, когда Правительство Р Ф само себе устанавливает задачи и само же оценивает их выполнение.

Во Франции индикативный план утверждается президентом Республики, премьер-министром, министром экономики и финансов, министром труда, а затем -- парламентом. Утверждаются общенациональные цели, приоритеты и программы развития, определенные в общенациональном плане (или программе). Пятилетний план имеет силу государственного закона, но не является, тем не менее, директивой. В отличие от директивных индикативные, ориентирующие планы не могут быть выполнены или не выполнены. Могут лишь быть достигнутыми или не достигнутыми цели, поставленные в них.

В нашей стране долгосрочные проекты и программы разрабатываются сейчас в инициативном порядке отдельными научными организациями. Среди них

-- Институт экономики РАН, Институт экономических стратегий и др. Однако эти инициативы не находят достаточной поддержки у центральных экономических органов и остаются без государственной координации. Не используется в полном объеме потенциал Центра экономической конъюнктуры при Правительстве Российской Федерации, Совета по размещению производительных сил, Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН, учреждений и организаций, обладающих высококвалифицированными специалистами в области прогнозирования и планирования, межотраслевых и межрегиональных балансовых расчетов, оптимизационных экономико-математических моделей перспективного развития страны.

Не учитывается в достаточной степени соответствующий опыт регионов. Например, наибольшие результаты в индикативном планировании в Российской Федерации достигнуты в Республике Татарстан, где в соответствии с решениями Президента и Правительства республики сформирована система индикативного управления экономикой республики, разработан необходимый модельный аппарат, создана система информационных потоков и ежегодно Правительством Татарстана утверждается система индикаторов, ориентирующая хоз5гйствующие субъекты на решение актуальных для республики социально-экономических проблем.

Конечно, это сложно -- объединить усилия всего общества для достижения общенациональных целей и приоритетов, выдвинутых Президентом Р Ф. Однако более действенного метода решения поставленных задач, чем индикативное планирование, не существует. Неудивительно, что все страны, ставившие общенациональную задачу ускорения экономического роста, удвоения ВВП, осуществления масштабных технологических нововведений, использовали методы государственного планирования и регулирования. Иных подходов в международной практике просто не было. Поэтому необходимо взять на вооружение проверенный исторической практикой плановый подход, предусматривающий разработку и реализацию планово-индикативной программы социально-экономического развития России.

А. Поршнев рассматривает концептуальный подход к модернизации, который предусматривает институциональное развитие экономики. В своей статье он делает упор на переход от сырьевой ориентации экономики и укрепление в высокотехнологичных отраслях производства. Государство должно вмешиваться в экономику для согласованного развития различных отраслевых комплексов.

Неоднозначные последствия реформ в постсоциалистических странах -причина все новых попыток переосмысления концептуальных основ преобразований, выработка эффективного их курса на перспективу. Оценивая уже достигнутые этими странами рубежи, приходится констатировать, что надежды на сокращение в результате реформ разрыва между Восточной и Западной Европой пока не оправдались ни в социально-экономических, ни в технологических отношениях.

Сохранение таких тенденций лишает России перспективы превращения в передовую экономическую державу, обеспечивающую относительно высокие потребительские стандарты для своего населения. Такое превращение предполагает развитие, сопряженное со снижением нагрузки на природную среду и расширением масштабов «новой экономики», на ведущие роли которой претендует человеческий капитал и информационные технологии. Неготовность к подобному роду развитию прежней социально-экономической системы — одна из причин реформ.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой