Предмет и методы политической социологии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Наиболее крупной социальной организацией, охватывающей всех членов общества, является государство. Государство появляется на этапе формирования классовой структуры общества. Чтобы классы, имеющие разные, иногда антагонистические интересы, не уничтожили себя в бесплодной борьбе, люди создают политическую организацию, которая с помощью правовых норм и угрозы принуждения регулирует социально-экономические отношение.

В центре внимания современной политической социологии находятся такие проблемы, как функциональность и дисфункциональность политических институтов для отдельных групп общества, роль общественного мнения в политике и методы воздействия на него, факторы электорального поведения различных социальных групп, роль политических ценностей и политических ориентаций в размежевании политических сил, тендерные аспекты политического поведения, социально-психологические факторы политического лидерства, политическое поведение бюрократии как особой социальной группы и ее роль в принятии политических решений и др.

1. Предмет и методы политической социологии

В настоящее время существуют различные точки зрения на предмет политической социологии. Согласно одной из них, предметом политической социологии являются действия индивидов и социальных групп, осуществляемые ими в процессе создания, использования и изменения политических институтов. Согласно другой точке зрения, основным предметом политической социологии является поведение индивидов, социальных групп, этно-конфессиональных общностей и их организаций преимущественно в сфере властных отношений. Политическая социология использует теоретические подходы и методы, выработанные в рамках общей социологии, в том числе включенное наблюдение, массовые опросы, фокус-группы, экспертные опросы и углубленные интервью, контент-анализ, а для обработки данных — методы прикладной статистики.

Политическая социология — отрасль социологии, исследующая факторы, механизмы и формы социального действия людей и социальный отношений в сфере политики. Политическая социология представляет собой социологическую дисциплину, исследующую политические явления через призму их взаимодействия с обществом с точки зрения деятельности в политике социальных и этнических групп. В отличие от политологии, которая исследует влияние политических институтов и политических процессов на общество, политическая социология, напротив, исходит из общества и изучает его влияние на государство, формальные политические институты, связанные с распределением и осуществлением власти, на разнообразные политические процессы. В рамках политической социологии исследуются политическое поведение больших и малых социальных групп, из политические ценности и политические ориентации, роль общественного мнения в политике, социальная база политических режимов и политических партий, а также другие проблемы.

2. Гражданское общество и государство

В последнее время в России заметно оживилось обсуждение проблем гражданского общества. И это неслучайно. Оно в значительной степени обусловлено определенной стабилизацией социально-экономического и политического положения в стране. Складывающаяся обстановка не только позволяет, но и требует в гораздо большей мере сконцентрировать внимание на решении тех назревших задач, которые вплотную связаны с дальнейшим развитием государственных и негосударственных институтов (общественных объединений) современного российского социума, с поисками новых, оптимальных средств и методов их взаимодействия. Одна из главных, ключевых предпосылок успешного практического решения подобных задач — выработка достоверного понимания природы данных институтов. На мой взгляд, его пока нет. Настоящая статья — опыт соучастия в достижении такого понимания.

Государственности как особому, публичновластному, способу организации и существования (модусу бытия) социально стратифицированного общества всегда сопутствует формирование в нем совокупности различных негосударственных образований. С точки зрения номенклатуры и исторической зрелости они в принципе соответствуют наличному уровню публичновластного (здесь — государственнического) устройства общества. Непубличновластные, негосударственные отношения, институты, образования интегрируют и выражают, но по-своему, то же самое общество, являясь еще одним объективно необходимым модусом его бытия. Почти повсеместно укоренившаяся трактовка (и номинация) общества как социальной целостности, состоящей из указанных отношений и институтов, образований именно в качестве гражданского общества нуждается в уточнении и корректировке.

Гражданское общество есть действительно сообщество частных (неполитических) лиц, носителей частных целей и интересов. Верен и другой высказанный тезис: государство — совершенно то же самое (по кругу охватываемых индивидов, по человеческому субстрату) сообщество, но только сформировавшееся на публично властный манер. Мне кажется, что именно это обстоятельство объясняет, почему термины «гражданское общество» («гражданская община») и «государство» очень длительное время — от Аристотеля до Ж. -Ж. Руссо — были синонимами: их относили к одному и тому, же коллективу (множеству) людей. Относили, конечно, небезосновательно. Два разных модуса бытия — государственный и негосударственный — лишь на сравнительно поздней стадии развития европейской цивилизации обрели зримые черты качественно отличных друг от друга сфер жизни определенного людского сообщества.

В XVII—XVIII вв.еках словосочетание «гражданское общество» звучало преимущественно в устах тех, кто выступал с позиций молодой тогда буржуазии, не желавшей более мириться со старым порядком и отрицавшей как деление на сословия, так и феодально-абсолютистский строй. Вместе с другими аналогичными клише такое словосочетание было призвано помогать буржуазии обосновывать ее политические притязания. Однако этому препятствовала монополизация монархией, поддерживавшими ее высшими слоями тогдашнего общества публично властных средств государства. Отсюда — негативное восприятие идеологами «третьего сословия» существовавшей государственности (а заодно нередко и государственности вообще), их старание не просто удалить ее за рамки гражданского общества, но и противопоставить ей человеческую коллективность, которая пребывает где-то вне государства, а посему не поддается его воздействию и — более того — пресекает его всевластие. Вот где социальные истоки антигосударственнического привкуса понятия «гражданское общество», порой довольно явственно ощущаемого даже сегодня в рассуждениях историков, социологов, политологов и т. д.

Итак, есть обыкновение усматривать в гражданском обществе человеческую коллективность, которая существует отдельно, обособленно от государства и должна; вести собственную самостоятельную жизнь, независимую от него. Под гражданским обществом многие разумеют не просто названную сейчас человеческую коллективность, но лишь ту ее разновидность, которая по уровню исторической развитости, социокультурной зрелости совместима с правовой государственностью и, со своей стороны, участвует в жизнедеятельности последней.

И в первом, и во втором случае прилагательное «гражданское» используется как антоним прилагательного «государственное». Используется превратно. На самом деле эти прилагательные — не антонимы. Совсем наоборот. Будучи разнокорневыми лексически, они единосущностны идеографические, понятийно, поскольку выражают одну и ту же предметность — публичновластную организованность (упорядоченность) социально стратифицированного общества. Причем «гражданское» исконно производно от «государственного». Согласен с В. Чиркиным в том, что: «Понятие „гражданин“ (в отличие от понятия „человек“), от которого произведен, по крайней мере, этимологически термин „гражданское общество“, имеет в своей основе „государственный“ характер. В современном праве оторвать это понятие от государства невозможно»

По-иному мыслит В. Шейнис. Он вроде бы признает, что соответствующие субъекты («структуры») занимаются — среди прочего — также «лоббированием известных групповых и профессиональных интересов». Но едва ли не основное достоинство (и назначение таких субъектов) член бюро Центрального совета партии «Яблоко» видит в их способности «оппонировать власти по главным вопросам»

Законы социума не сводят совокупность охарактеризованных коллективностей в одну все охватывающую, равно масштабную всему обществу организационную структуру с необходимо присущими последней признаками: общая цель, отношения соподчинения как принцип ее устройства, членство как условие принадлежности индивида к ней и т. д. Совокупность этих коллективностей есть всегда некий род агломерации — такого множества, части которого скрепляет «органическая солидарность» (если употребить формулу Э. Дюркгейма). Другими словами, это связи, основанные на автономии субъектов, на разделении выполняемых ими социальных функций, а потому на их (коллективностей) функциональной взаимозависимости. Таковы добровольные автономные объединения индивидов — носители — реализаторы партикулярных, приватных интересов, свободные и равные по отношению друг к другу. Стечение перечисленных обстоятельств делает нашу агломерацию («гражданское общество») той средой, которая не просто весьма предрасположена к правовой алгоритмизации, о настоятельно требует для своего сохранения и нормального развития опосредования правом, правовым законом.

В предисловии к сборнику «Гражданское общество: мировой опыт и проблемы России» воспроизводится мнение тех, кто полагает, что «гражданское общество» на 3aпади впрямь существовало, но, скорее, в прошлом, а теперь клонится к упадку, сходит на нет. Оно, дескать, исчезает, погружается в небытие, поскольку общество масса визируется, связи между людьми в нем становятся формальными, безличными, растет социальное неравенство, часть населения маргинализируется и т. д.3.

В контекст подобных пересудов оказалась вкрапленной вполне здравая в своей основе идея об устарелости понятия «гражданское общество». В. Максименко, например, пишет: «К числу теряющих смысл „старых понятий“ можно отнести, по всей видимости, и „гражданское общество“» 4. Когда-то представление о гражданском обществе действительно вбирало в себя некоторые смыслы: идеологический, социально-нравственный. Теоретический же, научно аргументированный резон в этом представлении изначально отсутствовал. Объективно истинным оно не было с самого момента своего рождения. Поэтому можно твердо констатировать факт «изнашивания», «выветривания» этих исторически объяснимых и оправданных для XVII--XVIII веков смыслов и двигаться вперед по пути выработки нового понятия, которое, наконец, схватит и аутентично выразит природу негосударственного модуса бытия общества.

Соображения о появлении, строительстве, амортизации и разрушении гражданского общества имеют прямое отношение к характеристике и оценке радикальных перемен, которые происходят в постсоветской России. Те, кто размышляет о современной российской действительности в целом, как правило, рассматривают также ситуацию с гражданским обществом в нашей стране. Среди них преобладает точка зрения, согласно которой (в мягких ее вариантах) развитие такового, парализованное десятилетиями господства советско-коммунистического строя, возобновилось лишь в конце 1980-х годов и вряд ли стоит говорить сейчас о наличии в современной России гражданского общества в полном значении этого слова

Строительство предполагает, что имеется, с одной стороны, некое вещество, сырье, а с другой — внешний по отношению к нему субъект (строитель), который сообразно составленной им заранее мысленной модели формирует, изменяет, доводит до нужных кондиций имеющийся материал. Социум, однако, не знает такого демиурга, который изготовляет гражданское общество и, соорудив его, дает ему еще и перовотолчок, приводящий это общество в движение. Поиск демиурга питает стародавняя склонность (привычка) людей объяснять всякую трансформацию в том или ином явлении, непременно исходя из обстоятельств и причин, лежащих вне его самого.

Когда соотносят два неразъединимых, слитных модуса бытия всякого достаточно развитого социума (т.е. гражданское общество и государство), публике, в особенности пролиберально настроенным ее кругам, доставляет немалое удовольствие выказывать симпатии «независимости», «свободе» гражданского общества от государства и скорбеть по поводу «вмешательства» государства в дела гражданского общества. Причем под государством в подавляющем большинстве случаев разумеют не публично-властным образом интегрированное, организованное общество, а всего лишь госаппарат: систему государственных органов и учреждений, занятых в них лиц. Недопустимое (в плоскости сопоставления гражданского общества и государства) смешение понятий! Таким мыслителям можно посочувствовать. Им очень хочется обманываться насчет независимости одного модуса бытия от другого, органически слитного с ним. Данное желание сродни охоте видеть независимыми, отдельными и свободными друг от друга две стороны одной и той же медали.

Миф о «независимости» гражданского общества от государства возник не на пустом месте. Он также имеет свои мировоззренческие и социально-экономические корни, свою историю. Его общественно — цивилизационная почва -- зарождавшаяся в Западной Европе на рубеже позднего Средневековья и Нового времени буржуазно-капиталистическая форма хозяйства с пробудившимся (и казавшимся чисто стихийным) ростом торговли и промышленности, якобы совершенно стихийным увеличением богатства и стихийным изменением экономических отношений. Тогда мнилось, что все эти процессы происходят помимо государства, без какого-либо воздействия на них государственной воли. Под влиянием данных процессов сложилось представление ртом, будто динамика социальных сил, поступательное движение в сфере экономики вообще возможны в отсутствие государственности, совсем не зависят от нее, а совершаются сами собой. Воззрение на гражданское общество как на саморазвивающуюся систему, которая существует без активной целенаправленной деятельности органов и учреждений государства, людей, его образующих, особенно культивировалось у мыслителей, занимавшихся экономической проблематикой. Например, в теориях физиократов.5.

Никто не возьмется опровергать то, что гражданское общество и государство — действительно разные феномены. Они неодинаковыми способами и средствами интегрируют людей, составляющих одну и ту же человеческую коллективность (общество). Но очевидные различия, объективно существующие между ними, ни в коем случае не превращают эти феномены в независимые относительно друг друга. Гражданское общество и государство — абсолютно взаимозависимые социальные величины. Для своей экзистенции они в одинаковой мере необходимы друг другу. Обоюдность, равнозначимость отличают связь (взаимозависимость) гражданского общества и государства и, vice versa, государства и гражданского общества. Перестановка местами рассматриваемых феноменов ничего не меняет в типе такой связи. В логике она квалифицируется как симметричная.

Именно симметрия во взаимозависимости гражданского общества и государства выделяет ее из иных типов зависимости: генетической, причинно-следственной, субординационной и т. д. Но связь гражданского общества и государства — не просто многократно отмечавшаяся взаимозависимость. Она еще и связь взаимодополнения. Это обстоятельство требует (при анализе отношений между гражданским обществом и государством) использования наряду с другими исследовательскими приемами тех эвристических возможностей, которые заключены в сформулированном Н. Бором принципе дополнительности. Пока к его помощи, насколько я могу судить, не прибегают.

Чем активнее сознание наших современников будет освобождаться от бремени сковывающих его упрощенных объяснительных схем, позавчерашних догм, контрпродуктивных поведенческих установок, тем скорее развитие государственных и негосударственных институтов (общественных объединений) российского общества, их обоюдополезное взаимодействие получит новый мощный импульс.

3. Социологический анализ субъектов политики

социологический политический общество

Политика — это отношение между классами, этносами, социальными группами по поводу устройства государства, использования полномочий государственных органов для сохранения или изменения социально-экономической системы. Социальные общности — важнейшей субъект политики. Их влияние на политику обнаруживается в массовых действиях: митингах, забастовках, манифестациях, актах гражданского неповиновения, участия в выборах и референдумах.

Второй вид субъектов политики — партии и движения.

Политическая партия — добровольная негосударственная организация, объединяющая активных сторонников тех или иных политических платформ, направлений развития и политических лидеров. Она представляет, защищает и реализует интересы тех социальных групп и общностей, которые её поддерживают.

Основные функции партии заключаются в:

— формулировке, обосновании и доведении до государственных оганов требований социальных общностей, поддерживая связи между обществом и государством;

— разработки стратегии развития страны, проектов решения наиболее важных проблем общества;

— участие в политической борьбе с другими партиями;

— организации избирательных компаний;

— влияние на государственную политику через партийные фракции в парламентах и членов правительства, избранных по партийному признаку.

Социологи различают левые, правые и центрические партии. Под «левым» со времен Великой французской революции понимают сторонников социального равенства, защитников трудящихся и бедноты. «Правые» обычно защищают интересы богатых, предпринимателей, аристократии. «Центристы» в современных демократиях являются выразителями интересов и настроений средних слоев.

Среди субъектов политики выделяют также особые группы: политические элиты, бюрократию и лобби.

Политическая элита — сравнительно немногочисленная группа лиц, концентрирующая в своих руках власть путем монополизации права на принятие решений, определение стратегии политического развития.

Бюрократия — она включает аппарат политических партий, движений и государственных органов. В качестве особого социального слоя бюрократия имеет самостоятельные интересы, которые обязательно находят выражение в политике.

Лобби — в переводе с английского, означает кулуары (коридоры). В развитых капиталистических странах это агенты союзов предпринимателей, банков и монополий, оказывающих влияние на депутатов или чиновников государственной администрации в целях получения крупных государственных заказов, принятие законов или назначение на выгодные посты своих людей.

Субъекты политической деятельности вступают между собой в различные отношения — как конфликтные, так и солидарные. Конфликтные действия с применением насилия. Взаимное насилие, как правило, к таким массовым политическим действиям, как революции, контрреволюции, гражданские войны.

4. Общественное мнение как институт демократической политической системы

Термин «общественность» используется во многих значениях. В обыденной речи это понятие означает просто людей, членов данного общество. Социологи используют этот термин в двух смыслах:

1) рассеянное в пространстве множество людей, которые обладают сходными интересами в отношении некоторого объекта, например, общественность, поддерживающая политическая движение, законодательные инициативы правительства;

2) множество людей, разделенных по признаку отношения к конкретному событию и способных обсуждать его последствия, влиять на развитие процесса.

В обществах с демократическими формами правления роль общественного мнения весьма значительно, это обусловлено следующими обстоятельствами:

1) здесь значительны возможности влияния на политику по средствам выборов, референдумов, актов гражданского неповиновения, митингов и т. п.

2) демократические общества обладают разветвленной системой средств массовой информации, часть которых имеет альтернативные элиты точку зрения.

3) выдвижение политических лидеров кандидатов на выборах происходит на волне популярности. Если лидер чутко воспринимает тенденции в изменение общественного мнении, его политику начинают поддерживать все большие слои общественности.

Взаимосвязь между общественным мнением и государственными органами проявляется в типе и уровне легитимности и политического режима. Термин «легитимность» был введен в научный оборот социологом М. Вебером для обозначения такого социального порядка которому граждане государства подчиняются в силу признания его ценности и значимости.

Существует три признака легитимности:

1) эмоционально доверительные отношения людей к власти, основанная на вере в её особое предназначение, в её способность решать важные для общества задачи, в справедливость различных, в том числе насильственных методах достижения поставленных целей.

2) Признание массовым сознанием значимости, ценности самой власти и соответствующей формы её организации.

3) Одобрение массами политике, проводимой политической элиты и выражающейся в согласии с основными целями, методами и средствами.

Как показали исследования, проведенные в 18-ти развитых странах Европы и Америке, легитимность демократического режима даже при наличии достаточного большого числа не довольных, не становится под сомнения. Самым низким уровнем легитимности обладают парламенты.

Заключение

Политическая жизнь российского общества характеризуется сегодня высоким участием граждан в политике. Идет борьба людей за свои интересы. Необычна их включенность в избирательные кампании. Одни выступают сторонниками реформ и модернизации общества, другие являются противниками обновления страны, всей системы общественно политических отношений. Раскрыв своей работе данную тему мы попытались понять сущность политической социологии, а также способы его реализации.

Среди основных направлений исследований в политической социологии можно выделить: социологию политических партий и движений, социологию государства и политической власти, социологию политического сознания и общественного мнения, социологию международных отношений. Политическая социология использует все основные методы сбора и анализа социологической информации. Важную роль здесь играет контент-анализ политических документов и материалов средств массовой информации, различные формы опросов и наблюдения, метод экспертных оценок, биографический и статистический методы.

Список литературы

1. ВикоДж. Основания новой науки об общей природе наций. М. -Киев, 1994.

2. Шейнис В Л. Две «горизонтали»: Союз союзов и Демократическое Совещание: власть пытается имитировать гражданское общество // Независимая газета. 2001.7 июля.

3. Гражданское общество: Мировой опыт и проблемы России. М., 1999.

4. Максименко В. Идеологема civil society и гражданская культура // Pro et Contra. 1999. Т. 4. № 1

5. Алексеев Н. Н. Идея государства. 2-е изд. СПб., 2001.

6. Золотов В. И. Социология. — Барнаул: Изд-во АлтГТУ, 2003. — 140 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой