Присоединение Федеративной Республики Германии к западным странам на основе полного равенства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Присоединение Федеративной Республики Германии к западным странам на основе полного равенства

В кругу противоречий

Ежедневно пресса сообщала о новых и новых встречах западных дипломатов. Ни одно из главных империалистических государств нельзя упрекнуть в пассивности его дипломатии в тот период: каждое государство старалось опередить своих конкурентов в создании наиболее выгодных условий для осуществления своих планов.

Сейчас же после отклонения французским парламентом договора о ЕОС в Западную Германию с «частным визитом» прибыл специальный представитель США по делам ЕОС Брюс. В течение нескольких дней в начале сентября с Аденауэром вел переговоры председатель сенатской комиссии по иностранным делам США Уайли. Из Бонна американский сенатор отправился в Лондон, где встречался с Черчиллем и Иденом. Результаты лондонских переговоров Уайли, по-видимому, были настолько не утешительны с его точки зрения, что уже в Париже 15 сентября он заявил, что «Англия должна взять новую линию».

Газеты сообщали о частых встречах английского посла в Париже с премьер-министром и министром иностранных дел Франции Мендес-Франсом. В то же время чуть ли не каждый день в Бонне встречались в различных комбинациях Аденауэр, статс-секретарь МИД ФРГ Хальштейн и верховные комиссары США и Англии: то верховные комиссары вели переговоры друг с другом, то каждый из них в отдельности встречался с Аденауэром или Хальштейном.

В первых числах сентября 1954 г. Хальштейн и начальник политического отдела министерства иностранных дел ФРГ отправились в Брюссель и оттуда в Париж. В Брюсселе представители боннского правительства вели переговоры с министром иностранных дел Бельгии Спааком. В Париже, как явствовало из сообщений печати, Хальштейн вопреки тому, что естественно было бы предположить, встречался не с Мендес-Франсом, а с Брюсом -- специальным представителем США по делам ЕОС.

Все эти многочисленные встречи не привели к сближению точек зрения. Аденауэр, который вначале как будто бы поддержал английское предложение о созыве конференции 8--9 стран, вдруг охладел к нему. Симптоматично, что изменение отношения Аденауэра к лондонской конференции произошло тотчас же после встречи Хальштейна с Брюсом. Сыграло свою роль и недовольство боннского правительства предложенной Англией повесткой дня предполагаемого совещания: в ней не было вопроса о западногерманском суверенитете, в то время как Аденауэр настаивал па том, чтобы именно этот вопрос был рассмотрен в первую очередь, так как понятие «полного суверенитета» боннскими реваншистами связывалось, прежде всего, с неограниченным и бесконтрольным перевооружением Западной Германии.

Разногласия между империалистическими державами по всем вопросам, относящимся к перевооружению ФРГ, были настолько велики, что назначенное на 14 сентября совещание пришлось отложить.

11 сентября 1954 г. на континент отправился министр иностранных дел Англии Идеи. Лондонская газета «Тайме», характеризуя обстановку, вынудившую его отправиться «без промедления», и цели этой поездки, писала, что поиски способа перевооружения Западной Германии являются непосредственной задачей Идена. Но, продолжала газета, помимо этого у него были и другие задачи, «более насущные и серьезные»: ликвидировать «опасную трещину, образовавшуюся в Западной Европе и в самом Атлантическом союзе»; поднять престиж Аденауэра, доверие к руководству которого в Западной Германии, по констатации «Тайме», было потеряно в связи с банкротством политики «Европейского оборонительного сообщества»; уменьшить «подозрения между Германией (имелась в виду ФРГ) и Францией», которые «вспыхнули и сделались открытыми»; наконец. Идеи должен был попытаться вовлечь Францию в осуществление английских планов с тем, чтобы фронт Лондон -- Париж противопоставить явно обозначившемуся союзу Вашингтон -- Бонн. Та же газета сообщила, что наибольшие трудности Иден встретил именно в Париже. Мендес Франс высказал много оговорок относительно английских предложении и выдвинул контрпредложения, которые идеи, не мог принять…". Общие фразы парижского коммюнике не могли скрыть серьезных разногласий между правящими кругами Англии и Франции. Идеи не получил согласия Мендес-Франса на прием Западной Германии в НАТО. В свою очередь Мендес-Франсу не удалось заручиться поддержкой со стороны английского правительства французского плана установления ограничений и контроля над западногерманским перевооружением, так как этот план затрагивал интересы Великобритании, о чем подробнее будет сказано несколько ниже. Правда, в коммюнике о результатах переговоров Идена в Париже и в других столицах говорилось о решении английского правительства принять «полное участие» в блоке западноевропейских стран. Один немецкий комментатор охарактеризовал это решение английского правительства как «революцию в британской политике». От этой восторженной, умышленно преувеличенной оценки английских обязательств отличалась трезвая характеристика, данная французской газетой «Монд», которая писала, что «Иден пытается дать английские обязательства больше „психологического“, чем практического характера». «Монд», как будет показано несколько ниже, была права.

В Бонне, куда Иден прибыл тремя днями раньше, чем в Париж, а именно 12 сентября, ему тоже мало что удалось добиться. Даже в вопросе о западногерманском членстве в НАТО у представителей Лондона и Бонна не было единодушия, несмотря на принципиальное согласие английских правящих кругов на включение западногерманской республики в Североатлантический блок: боннские правители настаивали на немедленном приеме ФРГ в НАТО, английское же правительство предлагало включить ее сначала в Западный союз, а затем уже в НАТО. Вопрос о включении Западной Германии в Брюссельский пакт и другие предложения, выдвинутые Иденом в переговорах с Аденауэром, остались открытыми.

Вашингтон отнесся не безразлично к переговорам Идена с представителями шести западноевропейских стран (Иден встречался не только с представителями тех стран, столицы которых он посетил, но и с голландским и люксембургским министрами иностранных дел, специально выезжавшими в Брюссель для встречи с Иденом). Внезапная поездка Идена вызвала тревогу в Вашингтоне. И по пятам за ним в тот же день, т. е. 11 сентября 1954 г., вечером, в Европу еще более поспешно, чем Иден, вылетел заместитель помощника государственного секретаря, известный американский дипломат Мэрфи. Ему было поручено выяснить, «что предвещают переговоры Идена». По признанию официальных лиц Вашингтона, он должен был также заняться «проблемами западной безопасности, особенно в той части, которая связана с западногерманским перевооружением».

Интересно, что в госдепартаменте США в связи с поездкой Мэрфи в Европу подчеркивалось, что для Даллеса подобная же поездка не планируется. А 15 сентября 1954 г. государственный секретарь США Даллес, только что вернувшийся из Юго-Восточной Азии, где по его инициативе был подписан агрессивный Манильский пакт, вылетел в Европу. Он намеревался 16 сентября вести переговоры в Бонне с представителями ФРГ и 17 сентября в Лондоне с Черчиллем и Иденом. Париж не удостаивался посещения высокого американского гостя: Даллес таким образом выразил недовольство американских правящих кругов политикой Франции.

европейский двублоковый парижский протокол германия

Активность, развитая американской дипломатией после краха EOС

Нашедшая выражение, в частности, в поездках по столицам европейских стран Брюса и Уайли, Мэрфи и Даллеса, в достаточной мере опровергает утверждение исследовательской группы Королевского института международных отношений, будто бы после выступления Даллеса 31 августа 1954 г. «Соединенные Штаты ушли с дипломатической сцены и ждали, пока европейские державы не смогли предложить какой-нибудь новый выход из тупика». Откровения других буржуазных авторов также опровергают эту версию. В частности, американский историк М. Флоринский писал: «Государственный секретарь Даллес играл ведущую роль при заключении лондонско-парижских соглашений (соглашения, подписанные в Лондоне и Париже осенью 1954 г.)»

Согласно заявлению, которое сделал Даллес по прибытии в Бонн, целью его поездки было «обсуждение средств восстановления суверенитета ФРГ и включения ее в качестве как равноправного партнера в общество свободных». Помимо этой официально объявленной цели существовала и другая, так сказать, попутная: визитом Даллеса в Бонн США стремились укрепить пошатнувшиеся внутри страны позиции Аденауэра.

В совместном заявлении Даллеса и Аденауэра объявлялось о решении правящих кругов США и Западной Германии продолжать усилия с целью достижения «европейской интеграции».

Далее говорилось, что «германский суверенитет должен быть восстановлен в кратчайший срок». Под суверенитетом, как обычно, понималось предоставление Западной Германии права на неограниченное перевооружение. Следующая фраза не оставляла на этот счет никаких сомнений. В ней заявлялось, что ФРГ «должна участвовать на условиях полного равенства в системе коллективной безопасности». «Полное равенство» означало неограниченное и бесконтрольное вооружение Западной Германии, за «коллективной безопасностью» скрывались империалистические блоки -- НАТО и Брюссельский договор, на расширение которого путем включения в него ФРГ и Италии Даллес и Аденауэр в принципе согласились, обусловив свое согласие тем, что расширенный Брюссельский договор должен быть связан с НАТО.

О согласии Даллеса с некоторыми английскими предложениями свидетельствовало и коммюнике о результатах его переговоров в Лондоне. В коммюнике говорилось, что Иден и Даллес высказались в пользу скорейшего созыва «подготовительной конференции». В данном случае имелась в виду предложенная Англией конференция девяти государств. Но это согласие Даллеса было получено в результате новой уступки Англии, правда, главным образом за счет соседних с Западной Германией стран: английское правительство согласилось на «присоединение Федеративной Республики Германии к западным странам на основе полного равенства». Завеса, создававшаяся в виде лживых разглагольствований английской буржуазной прессы об «ограничениях» западногерманского перевооружения и о «контроле» над ним, была отброшена.

18--19 сентября французское правительство направило ряду западных стран, в частности в Лондон, Бонн и Вашингтон, меморандум, в котором официально в деталях изложило свой план перевооружения Западной Германии и создания блока в Европе. Меморандум не был передан в печать, но о его содержании можно судить по выступлению Мендес-Франса 20 сентября в Страсбурге перед Консультативной ассамблеей Европейского совета. В своем выступлении Мендес-Франс вновь повторил уже известное предложение об использовании Брюссельского договора для перевооружения Западной Германии и для привлечения Великобритании к «самому широкому участию». Участие Англии в новом военном блоке было названо французским премьер-министром «решающим фактором успеха».

Значительную часть выступления Мендес-Франс посвятил вопросам ограничения вооружения и контроля над ним. Он предложил в рамках Брюссельского договора создать «специальный орган», который осуществлял бы «центральную исполнительную власть». Этот орган должен был бы, по предложению французского премьер-министра, «устанавливать программы вооружения», «максимум вооружений и вооруженных сил», «распределять иностранную помощь и издавать приказы относительно производства вооружений в странах-членах». Строительство новых военных заводов на континенте тоже предлагалось поставить под контроль этого органа. Кроме того, было предложено облечь его полномочиями для осуществления инспекции и контроля на всей континентальной территории государств, участвующих в договоре.

Предложения Мендес-Франса вызвали резко отрицательную реакцию правящих кругов и США, и Англии, и Западной Германии.

Монополии США не могли согласиться с тем, чтобы их оружие, поставляемое в Европу, распределялось кем-то другим, а не ими самими. Они понимали, что французское предложение о создании органа, который, помимо прочих дел, занимался бы распределением иностранной помощи, было направлено против неограниченного и бесконтрольного перевооружения Западной Германии монополистами США.

План Мендес-Франса продемонстрировал непоследовательность политики французских правящих кругов в отношении Англии: требуя «полного участия» ее в блоке, они в то же время предложили ограничить некоторые функции контрольного органа территориально континентом. Тем самым, вступая в противоречие со своим собственным требованием, правительство Франции выразило согласие на ограниченное участие Англии. Это была явная уступка. Но н она показалась правящим кругам Англии недостаточной: ведь не все полномочия предложенного Мендес-Франсом «специального органа» ограничивались континентом; некоторые из них, например, установление программы вооружений, фиксирование предела пооружений и вооруженных сил, в определенной мере регулирование военного производства, согласно проекту Мендес-Франса, должны были распространяться и на Англию. Поэтому из Лондона последовал такой резкий протест против французских предложений, что Мендес-Франс поспешил выступить перед представителями печати с «разъяснениями», согласно которым, оказывается, «его план не имел в виду ни ограничения британской армии как целого, ни контроля над британской военной промышленностью». Это была новая уступка со стороны Франции, ставившая ее в неравноправное положение в будущем блоке по сравнению с Англией.

Уступки Франции и западногерманских милитаристов

Из выступления Мендес-Франса в Страсбурге можно было сделать вывод, что предложенные Францией «ограничения», «инспекция» и «контроль» касались вооружений не только Западной Германии, но и других стран -- участниц блока, в том числе п Франции. Однако все понимали, что французские предложения об «ограничении» и «контроле» вытекали из стремления правящих кругов Франции ограничить именно западногерманское вооружение, установить свой (а не американский) контроль над ним. В связи с теми требованиями, которые раздавались как в странах, непосредственно граничащих с Западной Германией, так и в Англии относительно установления пределов перевооружения ФРГ и контроля над ним, боннские реваншисты имели основания полагать, что при осуществлении французских предложений представители Франции и стран Бенилюкса, а возможно, и Англии попытаются ввести ограничения и контроль лишь для Западной Германии. Опасения боннских правителей усилились в связи с принятой Консультативной ассамблеей резолюцией по дебатам о системе, которая должна была бы заменить погибшее EOС. В резолюции в числе прочих выдвигалось требование об «установлении контроля за производством вооружения в Европе, особенно на стратегически уязвимых территориях».

Под «стратегически уязвимой территорией» имелась в виду Западная Германия. Поэтому правящие круги Бонна при поддержке монополистов США и в известной степени Англии, правительство которой в переговорах с Даллесом согласилось на участие ФРГ в блоке «на основе полного равенства», выразили столь энергично свое несогласие с французскими предложениями, что Мендес-Франсу пришлось выступить, как и в отношении Англии, с «разъяснениями», чтобы успокоить Бонн. Из разъяснений Мендес-Франса явствовало, что французское правительство выступило за «ограничения и контроль» над западногерманским перевооружением ценой установления тех же самых ограничений для Франции.

Накануне лондонского совещания правящие круги Франции сделали еще одну уступку Вашингтону и Бонну. В интервью корреспонденту американского журнала Мендес-Франс выразил согласие на принятие Западной Германии в НАТО. При этом заявление Мендес-Франса было сделано в свойственном для западной дипломатии торгашеском духе: он обещал в случае принятия «его предложений, касающихся Брюссельского пакта», «убедить» французский парламент согласиться на прием ФРГ в НАТО.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой