Прогресс и регресс в нравственности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПЛАН

Введение

1. Нравственный прогресс

2. Нравственный прогресс в мире культуры человеческих отношений

3. Причины прогресса нравственности

4. Проблемы прогресса нравственности

5. Нравственное сознание XX века

Заключение

Список использованной литературы

ВВЕДЕНИЕ

Многие люди считают, что в отличие от технического прогресса «прогресса нравственности» не существует. Более того, зачастую можно услышать, что в «добрые старые времена» люди были «чище и добрее». Ответ на вопрос о наличии или отсутствии прогресса нравственности зависит от определения понятия нравственность. Если под нравственностью понимать повседневное жесткое следование всем без исключения библейским заповедям либо нормам шариата, то, несомненно, ни о каком прогрессе говорить не приходится. Если же под нравственностью понимать сознательный отказ человека от насилия, терпимость к другим людям, гуманное отношение людей друг к другу, то прогресс имеет место. Кроме того, в понятие прогресса нравственности входит расширение свободы человека, что в ряде случаев может вступать в противоречие с традиционными моральными нормами (например, свобода совести противоречит как ряду христианских библейских заповедей, так и установкам других религий).

Как показывают исследования, в течение человеческой истории уровень насилия (доля людей, умерших насильственной смертью) сокращался. Специфической особенностью человека (в отличие от животных) является то, что рост плотности населения сопровождался снижением уровня насилия. В животном мире увеличение плотности популяции, как правило, приводит к усилению внутривидовой конкуренции, росту агрессивности животных по отношению друг к другу и соответствующему увеличению смертности. В человеческом обществе именно прогресс нравственности позволяет достичь противоположных результатов, несмотря на стремительный рост убойной силы оружия.

1. Нравственный прогресс

Для понимания сущности нравственной жизни человека важно знать, изменяется ли нравственность в ходе исторического развития общества или остается практически неизменной. Уже в древнем мире возникли представления о развитии нравственности. У Протагора, Демокрита, Платона, Лукреция Кара встречаются мысли о том, что человечество к современному им состоянию пришло от дикости. Платон в сочинении «Государство» писал, что люди первоначально жили во вражде друг с другом (враждовали между собой даже боги!), творили несправедливость, но, отведав всего этого, с избытком, они «нашли целесообразным договориться друг с другом, чтобы и не творить несправедливости, и не страдать от нее. Отсюда взяло свое начало законодательство и взаимный договор». Иначе говоря, с образованием государства установился определенный порядок, уменьшилась вражда, бесчинства. Это нашло свое выражение и в религиозных представлениях: Платон уже не доволен Гомером и Гесиодом, что они так «легко» изображали богов, которые якобы творили не только добро, но и зло. По мнению Платона, удел богов -- только добрые дела. Словом, моральное сознание стало уже ощутимым фактором общественной жизни, культуры. Близкие мысли проводятся и Лукрецием Карож в его поэме «О природе вещей». Он отмечал, что люди первоначально не только не могли пользоваться огнем, но «общего блага они не блюли». Наибольшее развитие и признание идеи социального и нравственного прогресса получили в эпоху Просвещения. Известный экономист А. Тюрго в своей знаменитой речи «Последовательные успехи человеческого разума» утверждал, что в обществе наблюдается беспрерывность развития человеческого разума, смягчаются нравы Культурология. Учебник для вузов. Автор: Б. А. Эренгросс, Р. Г. Апресян, Е. Ботвинник. М. — 2004 г, ст. 52. Другой просветитель -- Кондорсе (1743−1894) провозглашал, что в человеческом разуме заложена способность к бесконечному совершенствованию, и призывал построить общество, в котором истина, счастье и добродетель будут связаны единой цепью. Он же проникновенно провозглашал: «Никогда развитие не пойдет вспять!» Оптимистический взгляд на духовное, нравственное развитие общества разделяли также многие представители утопического социализма (Оуэн, Сен-Симон, Фурье и др.), революционные демократы, марксисты. С конца ХХ века идея прогресса стала терять свое влияние в определенной части общества (здесь свою роль сыграли работы Шопенгауэра, Ницше, Шпенглера и др.), тем не менее до сих пор она, может быть более осторожно и осмотрительно, но все-таки признается значительной частью населения. Вера в прогресс все еще свойственна многим людям. Какие же аргументы обычно приводятся в пользу данного взгляда на историю нравов? Прежде всего отмечается очевидность прогресса в науке, технике, технологии и в ряде других видов человеческой деятельности. Мораль же, как регулятивный фактор, не может стоять в стороне, также должна совершенствоваться, обогащаться. Другое дело, что нравственный прогресс имеет свою специфику. Эта специфика выражается, прежде всего, в том, что нравственный прогресс идет не синхронно с прогрессом науки и техники. Изобретение паровоза или компьютера еще не означает революции в нравах, в проявлении добродетели. Сам нравственный прогресс -- не есть прямолинейное восхождение, а представляет собой довольно сложное, противоречивое движение с попятными отступлениями, с уходом «в сторону» и т. д. Наконец, нельзя не отметить, что различные уровни, компоненты морали прогрессируют не в равной мере. В морали имеются довольно устойчивый, хотя и тонкий, пласт «вечных» постулатов, аксиом, которые изменяются в незначительной степени. Меняется, главным образом, сфера их применения. Так мы уже отмечали, норма «не убий» первоначально распространялась только на членов рода, а ныне она приобрела универсальный, общечеловеческий характер. Меняются формы их реализации. Принципиально новые постулаты появляются крайне редко. Другое дело -- нравы. В этом слое моральной жизни прогресс более очевиден. Как уже отмечали многие авторы (начиная с Вл. Соловьева, если брать отечественную мысль), от века к веку происходит гуманизация, облагораживание нравов, непосредственных отношений между людьми, обогащается нравственная культура. Как отмечал Вл. Соловьев, с появлением государства, с развитием духовной культуры иным становится общение между людьми. Я могу к какому-то человеку питать злобные чувства. Но я не бросаюсь на него, как это было на ранних этапах человеческой истории, с кулаками, не грызу его зубами, а наоборот, обращаюсь с ним, может быть, подчеркнуто учтиво. Точно также, продолжал русский философ, и в отношениях между народами взаимная неприязнь, недоверие не всегда доходит до войны. Сами же войны, писал Вл. Соловьев, в ХХ веке более походят «на формально обусловленную дуэль двух порядочных людей, нежели на драку двух пьяных мастеровых». Да и сама война, особенно после кровавых 1 событий ХХ века, считается в принципе недопустимой, аморальной. Хотя следует признать, что войны, главным образом локальные, еще не исчезли с лица земли. Это говорит лишь о том, что не всегда люди руководствуются нравственными принципами в своих деяниях.

Облагораживание нравов имеет и многие другие проявления. Например, еще в ХV веке психически больных людей держали в невыносимо тяжелых условиях, избивали, сажали на цепь, обнаженных за плату показывали достопочтенным обывателям. Лишь в самом конце ХV века сумасшедшие были возведены в ранг больных, и с них сняли цепи. Постепенно смягчались и формы наказания за различные преступления. Как мы уже отмечали, в древнем мире наказание смертью встречалось довольно часто. Причем, смертная казнь принимала самые бесчеловечные, мучительные формы. «Если человек замыслит несправедливость, например стать тираном, а его схватят и, схвативши, растянут на дыбе, оскопят, выжгут глаза, истерзают всевозможными, самыми разнообразными и самыми мучительными пытками да еще заставят смотреть, как пытают его детей и жену, а в конце концов распнут или сожгут на медленном огне», -- читаем мы в сочинении Платона «Горгий» Культурология. Основы теории и истории культуры / Под ред. И. Ф. Кефели. М. — 2006 г, с. 112. Подобные же истязания практиковались и в средние века. В России вплоть до отмены крепостного права в 1861 году лиц «неблагородного» происхождения подвергали публичным наказаниям. Даже женщин. Впрочем, и правосознание широких масс деликатностью не отличалось. Встречались вплоть до конца ХХ века случаи самосуда, расправы толпы над подозреваемым. Так, в 7О-е годы прошлого века российские газеты писали о том, что толпа народа чуть не до смерти избила женщину, заподозренную в наведении болезни на мальчика при помощи «заколдованного» яблока.

В конце ХХ века наказания стали мягче, человечнее, начинает учитываться, что и преступник является личностью и имеет право на то, чтобы уважали его достоинство. Во многих странах отменена смертная казнь. Значительно улучшились условия жизни заключенных. К сожалению, последнее относится, в основном, к промышленно развитым странам, а не к России.

Позитивное изменение нравов проявляется и в сегодняшнем уважении прав женщин, в определенной перестройке семейно-брачных отношений. Старая патриархальная семья, в которой муж был «царь и бог», по существу исчезает. Морально-психологический климат в семьях становится, не без трудностей и осложнений, более демократичным, человечным.

Нравственный прогресс проявляется в повышении нравственного уровня, расширении нравственного кругозора отдельной личности. Права и обязанности каждого индивида стали более уважаемыми. Уже с эпохи Реформации (ХV век) стали утверждаться идеи веротерпимости, возможности индивида иметь свои собственные убеждения, свои суждения по тем или иным событиям общественной жизни. Постепенно повышается, говоря словами Вл. Соловьева, «средний уровень общеобязательных и реализуемых нравственных требований», возрастает «мера добра в обществе». Исторический процесс, писал русский философ, «вырабатывает реальные условия, при которых добро может стать действительно общим достоянием». В ходе общественного развития возрастает свобода и ответственность каждой человеческой личности. Еще Гегель отмечал, что на Древнем Востоке личностью в государстве был только один человек -- монарх, деспот, в Древней Греции личностью стал более широкий слой -- аристократия, позже -- в условиях демократии -- личностью может стать каждый.

О нравственном прогрессе может свидетельствовать и расширение сферы действия морали, повышение ее роли в жизни общества и личности. Ныне многие политические деятели апеллируют к совести людей, к авторитету общественного мнения. Непосредственным выражением последнего является создание Организации Объединенных Наций, которая в своих действиях чаще всего и опирается на общечеловеческие ценности, на общественное мнение, появление так называемой четвертой власти (средства массовой информации), которая никакими административными рычагами не обладает, возникновение различных авторитетных общественных движений (типа «зеленых» -- борцов за сохранение экологического равновесия) и т. д.

Возрастание общего уровня образования, развитие этических исследований и увеличение объема нравственного просвещения (школа, СТИ, искусство и литература и т. д.) -- все это факторы, способствующие обогащению нравственной культуры населения.

Таким образом, сторонники признания существования нравственного прогресса в истории имеют свои достаточно серьезные аргументы.

2. Нравственный прогресс в мире культуры человеческих отношений

нравственность культура человек прогресс

Нравственная культура личности есть продукт развития человеческих отношений и, следовательно, обусловлена социальным прогрессом. В этой связи издавна ведутся дискуссии о нравственном прогрессе. Иллюзия это или реальность? Однозначного ответа на этот вопрос пока еще нет. Нас же сам вопрос о нравственном прогрессе и возможных ответах на него интересует в связи с вопросом о том, как нравственный прогресс раскрывается в мире культуры человеческих отношений, там, где опредмечиваются (и распредмечиваются) ценности материальной и духовной культуры, их творение и освоение.

Очевидно, что нравственный прогресс является одним из аспектов социально-исторического прогресса человечества. В равной степени следует говорить об экономическом, научно-техническом и других видах прогресса, причем каждый из них обладает своей спецификой, относительной самостоятельностью и собственными критериями.

Критерий нравственного прогресса раскрывает перспективы нормативно-ценностного совершенствования человека. Истоки такого рода совершенствования человека (как в практически-воспитательном, так и в научно-этическом плане) лежат в знаменитом тезисе Протагора «Человек есть мера всех вещей». Из этого положения следовало, по крайней мере, три суждения. Во-первых, в человеческом бытии установления культуры (прежде всего обычаи, нравы) коренным образом отличаются от законов природы. Тем самым в человеке был выделен своего рода культурный пласт, несводимый к его природному существу. А этот пласт подвержен формированию, воспитанию. Во-вторых, этот культурный пласт, «вторая природа», предстает как результат активности, творчества самого человека. Мир культуры есть продукт деятельности самого человека. И, в-третьих, самое главное: культурное содержание человеческого индивида зависит от его отношений с другими индивидами. А потому не сам по себе индивид является носителем культуры (а внутри нее прежде всего морали): и культура, и мораль находятся вне его тела, в обществе, в котором он живет, в отношениях с другими индивидами. Так античная традиция понимания морального человека трансформировалась в критерии нравственного прогресса, что явилось отражением развития господства человека над стихийными силами природы, над своими социальными отношениями, над собственным душевным миром, над самим собой.

Нравственный прогресс выступает как сложный, многоплановый процесс утверждения гуманистических начал в сознании и деятельности человека как творца истории. В связи с этим уместно упомянуть о том, что К. Маркс выделял в истории три качественных типа общественных отношений, в связи с которыми можно говорить о ступенях нравственного прогресса и утверждении принципов гуманизма в культуре человеческих отношений. «Отношения личной зависимости (вначале совершенно первобытные), — пишет К. Маркс в «Экономических рукописях 1857−1858 гг. «, — таковы те первые формы общества, при которых производительность людей развивается лишь в незначительном объеме и в изолированных пунктах. Личная независимость, основанная на вещной зависимости, — такова вторая крупная форма, при которой впервые образуется система всеобщего общественного обмена веществ, универсальных отношений, всесторонних потребностей и универсальных потенций. Свободная индивидуальность, основанная на универсальном развитии индивидов и на превращении их коллективной, общественной производительности в их общественное достояние, — такова третья ступень. Вторая ступень создает условия для третьей». Гусейнов А. А., апресян Р. Г. Этика — М.: Гардарика 2000 г., Ст. 98 Этим трем крупным формам общественных связей индивидов между собой, которые коренятся в соответствующем способе производства, соответствуют и определенные исторические типы нравственности, характеризующие направление ее прогресса.

Личная зависимость — личная независимость (основанная на вещной зависимости) — свободная индивидуальность (основанная на универсальном развитии индивидов) — вот та логика исторического процесса, которая преломляется в критериях нравственного прогресса и развитии нравственной культуры.

Рассматривая этический характер культуры, А. Швейцер также ставил вопрос об «этическом прогрессе». Сущность культуры, полагал он, двоякая. Культура есть господство человека над силами природы и господство его разума над человеческими убеждениями и помыслами. А. Швейцер полагал, что господство разума над образом мыслей человека важнее, нежели господство человека над природой. Только это даст нам «гарантию, что люди и целые народы не используют друг против друга силу, которую сделает для них доступной природа, что они не втянутся в борьбу за существование, гораздо более страшную, нежели та, какую человеку приходилось вести в цивилизованном состоянии». Можно, конечно, не согласиться с утверждением мыслителя о том, что «этический прогресс — это существенное и несомненное, а материальный — менее существенное и менее несомненное в развитии культуры», но это суждение выглядит, скорее, реакцией на значительные «достижения духа в материальной сфере». Иначе говоря, научно-технический прогресс еще с прошлого века, как полагает А. Швейцер, был сопряжен с тем, что «силы этического прогресса иссякли», а «культура, развивающая лишь материальную сторону без соответствующего прогресса духовного, подобна кораблю, который, лишившись рулевого управления, теряет маневренность и неудержимо мчится навстречу катастрофе».

По сути дела, А. Швейцер высказывает, хотя и несколько в ином аспекте, мысль о том, что некий как бы витающий в воздухе ансамбль абстрактных требований морального сознания задает вполне определенные нравственные отношения и обращается в нравственную культуру, специфичную как для определенной исторической эпохи (античность, средневековье, Возрождение и т. д.), так и для того или иного общества. Отсюда делается вывод о большей значимости нравственного прогресса, нежели прогресса материального.

Наличие ценностного момента в нравственном прогрессе создает значительные трудности для понимания развития нравственности как реального, эмпирически фиксируемого процесса смены одних нравов и моральных принципов другими — новыми, более совершенными, более гуманными и пр. С достаточной степенью уверенности можно утверждать, что нравственный прогресс непосредственно не зависит от уровня развития производительных сил, материального прогресса или экономического базиса. На том или ином историческом этапе развития материальной и духовной культуры критерием нравственного прогресса выступает уровень развития и свободы личности. Этот уровень характеризуется степенью участия не только горстки «избранных», а максимально большей части человечества как в созидании, так и в освоении материальной и духовной культуры.

3. Причины прогресса нравственности

Существует несколько гипотез объясняющих прогресс нравственности:

1) В терпимых обществах энергия людей направлена на сотрудничество, а не на борьбу между собой. Поэтому более нравственные общества экономически более эффективны, располагают большими ресурсами, а значит преимуществом в естественном отборе. В результате относительно терпимые общества распространялись на всё большие территории, т. е. прогресс нравственности поощрялся естественным отбором.

2) Технический прогресс позволил удовлетворить основные нужды человека. Очевидно, что на фоне перспективы голодной смерти человек с большей легкостью переступает через нравственные ограничители. Экономист Бенджамин Фридман опубликовал книгу «Моральные последствия экономического роста», в которой он на обширном фактическом материале доказывает, что экономическое процветание отнюдь не приводит к моральному и этическому упадку. В книге показано, что именно экономический рост и увеличение богатства населения было причиной того, что в обществах воцарялись терпимость, общественная активность, крепло стремление к демократии и снижался уровень насилия. Культурология. Учебник для вузов. Автор: Б. А. Эренгросс, Р. Г. Апресян, Е. Ботвинник. М. — 2004 г, ст. 71

3) Гипотеза техно-гуманитарного баланса. С техническим прогрессом росла убойная сила оружия, что приводило к резкому увеличению жертв насильственных действий (например, прогресс в военном деле и экономике позволил европейцам вести в XX веке войны чудовищной интенсивности). Это приводило либо к разрушению и деградации общества, либо к выработке новых нравственных ограничителей, позволяющих снизить количество жертв насилия.

К примеру, нравственный переворот Осевого времени (см. «Нравственность в историческую эпоху»), согласно этой гипотезе, объясняется следующим образом: Осевому времени предшествовало вытеснение дорогостоящего, тяжелого (подвластного лишь физически очень сильному мужчине) и хрупкого бронзового оружия стальным, более дешевым, легким и прочным, что позволило заменить профессиональные армии своего рода народными ополчениями. В результате войны сделались чрезвычайно кровопролитными, а это при сохранении прежних ценностей и норм грозило крахом наиболее развитых обществ. Таким образом, духовная революция Осевого времени стала ответом культуры на опасный разрыв между новообретенной технологической мощью и качеством выработанных предыдущим историческим опытом механизмов сдерживания.

4. Проблема прогресса нравственности

На протяжении истории мораль всегда была главным условием социализации личности, выводя ее за пределы чисто природной значимости. Проблемы нравственного прогресса и его критерии расположены на стыке различных наук: истории и этики, этнографии и социологии, психологии и истории права, истории искусства. Здесь важно и описание нравственного развития, как отдельных народов, так и всемирного развития общества. Объективные показатели нравственного прогресса, определение его общеисторического критерия, исследование эволюции нравственности в масштабе всемирной истории показывают, что существуют реальные подходы для ответа на этот вопрос. История развития нравов показывает, что даже первые нравственные понятия -- добро и зло -- крайне «молоды» в словарном запасе первобытных племен. С другой стороны, некий порядок бытия в племени выступал, прежде всего, как естественно трудовое требование, подчеркивая, что правила выражают естественно-необходимые потребности производства, границы жизни и смерти, которые не нуждаются в особом нравственном обосновании. Например, обряды посвящения, распределение пищи, половозрастные отношения и т. п. Таким образом, «самоочевидность» нравственных предписаний и непосредственность, «интуитивность» в определении добра и зла возникли из их многократного употребления. Критерий прогрессивности этого процесса вначале слит непосредственно с общесоциальными показателями. Лишь с развитием относительной самостоятельности нравственности появлялись и относительно самостоятельные исторические признаки прогрессивности этого движения. История этических учений свидетельствует, что нравственный прогресс в обществе всегда был связан с соответствующими социальными условиями. В истории развития морали, как и в истории развития самого общества не было прямой восходящей линии. Изучение взаимосвязи морали и состояния общества свидетельствует, что ее падение наблюдалось в периоды упадка и духовных кризисов самого общества. Особенно это характерно для периодов перехода от одного общественного строя к другому. История также свидетельствует, что у человечества никогда не было «золотого века», но был медленный прогресс в развитии морального самосознания личности, появлении новых моральных достоинств, расширении свободы выбора и борьбы мотивов, возрастании роли личного общения и др. Но этот прогресс сопровождался и появлением новых нравственных пороков по сравнению с предыдущими (в настоящее время — коррупция, массовая депрессия, наркомания). Поэтому нравственный прогресс — это не прямая абстрактная линия, а постепенные и противоречивые шаги в регулировании отношений между людьми на основе морали. Каждый новый этап в развитии морали достигался через борьбу добра и зла, ответственности и безответственности, позитивных и негативных тенденций. Нравственное развитие человечества -- постепенное восхождение к новым духовным вершинам. Носителями морального прогресса всегда являлись передовые классы и слои общества. Чем более эгоистичны и ограничены интересы класса, находящегося у власти, тем больше они противоречат объективному ходу истории, духовному прогрессу и тем в большей степени в интересах всего общества необходимо их скорейшее преодоление. При этом надо иметь в виду, что новое в морали появляется как исключение из правила, как единичное. Постепенно оно становится из единичного особенным, а затем из особенного -- всеобщим. О. Уайльд парадоксально заметил: «непокорность -- основная добродетель человека, ибо благодаря ей стал возможен прогресс» Культурология. Учебник для вузов. Автор: Б. А. Эренгросс, Р. Г. Апресян, Е. Ботвинник. М. — 2004 г, ст. 135. Прогресс нравов отражает не только требования социально-экономического развития, но и активное отношение субъекта истории к своей деятельности. Рост влияния морали, совершенствование нравственного самосознания, расширение возможностей для морального выбора -- все эти черты нравственного прогресса говорят о развитии индивида.

5. Нравственное сознание XX века

Каждая эпоха накладывает свой отпечаток на нравственность. Всеобщие законы нравственной жизни, преломляясь через конкретно-исторические условия, национальные, классовые, групповые различия, порождают многообразие нравов. Однако в этом многообразии можно выделить и общие тенденции, которые характерны для той или иной эпохи. В XX веке усиливается общечеловеческое начало в нравственности. Экономика, политика, торговля, средства коммуникации настолько прочно связали все части света между собой, что народы все в большей мере осознает свое единство. У человечества единая моральная история и каждый народ вносит свой вклад в общее нравственное развитие.

У всех народов одинаково устроено моральное сознание, все пользуемся одними и теми же понятиями добра, чести, долга. Одинаковы переживания стыда и вины, муки совести и раскаяния. Общеловечен в морали способ мышления, стиль рассуждения, «золотое правило нравственности». Культурология. Основы теории и истории культуры / Под ред. И. Ф. Кефели. М. — 2006 г, ст. 37 Наконец, есть ряд общечеловеческих норм и представлений. Для всех очевидны ценность сострадания, вежливости, великодушия, всегда актуальна забота здоровых, старших и сильных о больных, младших и слабых. Все народы сформулировали заповеди; «не убий», «не укради», 'не прелюбодействуй", «не лги». Содержание их со временем обретает все более глубокий смысл. Современные представления о достойной человека жизни сформулированы во Всеобщей декларации прав человека.

Коренная гуманизация всего общественного миропорядка в конце XX века стала тенденцией. Человек и его жизнь провозглашены абсолютной ценностью. Перед лицом возможного всеобщего уничтожения жизнь стала считаться безусловным правом человека. Во многих странах отменена смертная казнь. Отвергается не только убийство, но и всякое насилие как таковое. Движение неприсоединения к военным блокам, охватившее уже более ста государств, является серьезным фактором мировой политики. Весь мир включился в борьбу с терроризмом. Заповедь «не убий» приобретает глобальный смысл, формируется экологическая этика.

Ряд нравственных проблем обусловлен научно-технической революцией. НТР привела к серьезным изменениям в условиях жизни людей. Здесь необходимо подчеркнуть, что сущность человека, нравственные основы бытия не определяются напрямую наукой и техникой. Они имеют более глубинные основания. Более того, многие мыслители вполне резонно отмечают, что естественные науки не в состоянии ответить на смысложизненные вопросы, обосновать те или иные ценности. В начале века С. Н. Булгаков писал, что перед последними вопросами жизни и смерти, добра и зла наука стоит безответно теперь, как и прежде. «Наука не решает вопрос о ценностях», — утверждал Б. Рассел. Если свести жизнь человека к познанию мира, то обедняется эмоциональная сфера личности, расцветает прагматизм, когда окружающие люди превращаются в средство для достижения научной цели. Наука, однако, не единственная форма общественного сознания, и в сфере определения ценностей человеческой жизни руководствоваться только ее советами недостаточно. Исходные постулаты морали не доказываются таким же образом, как геометрические теоремы. Они в определенной мере обосновываются чувством, принимаются на веру.

Научно-техническая революция не в состоянии изменить сущность морали, но она способна заметно преобразовать те условия, в которых реализуется добро и зло, справедливость, осуществляются духовные искания человека. И эти преобразования могут оказывать неоднозначное воздействие на повседневную нравственную жизнь человека. Точно так же следует признать, что достижения НТР могут использоваться как во имя добра, так и зла.

Заключение

Учению о нравственном прогрессе противостоит и тот взгляд, согласно которому нравственный уровень человечества на протяжении тысячелетий остается примерно одним и тем же. Обогащение нравственной культуры возможно у отдельного человека, у какого-то народа в определенные промежутки времени. Но человек умирает и его духовное богатство не воспринимается механически другим, а в истории народов периоды процветания сменяются временами упадка -- и все возвращается на круги своя.

Идея стабильности нравственного уровня человечества также возникает еще в древнем мире. «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: „Смотри, вот это новое“; но это было уже в веках, бывших прежде нас», -- говорил Экклезиаст (1, 9−1О). В этом же духе иудейский теолог Дж. Кон утверждает следующее: «Люди со времен Авраама остались теми же самыми». Отрицал фактически нравственный прогресс и известный русский философ-персоналист Н. О. Лаосский, считавший, что мир состоит из субстанциональных деятелей, из личностей (актуальных или потенциальных), которые, конечно, могут развиваться, но передавать нравственный опыт, знание, чувства друг другу не могут ибо личность не может механически усвоить другое творчество, а должна все пройти самостоятельно. Точно также и народы, достигнув какого-то нравственного уровня, исчезают. А новые народы, новые личности должны заново осваивать моральные ценности. Именно этим, по Лосскому, объясняется присутствие в современном обществе грубости, дикости. Вл. Соловьев считал, что «все нравственные чувства и сердечные движения, доступные нам, были также доступны и Гомеровым героям». И Одиссей, очевидно, «нисколько не уступал самому психически развитому и тонконервному человеку наших дней». Действительно, при признании нравственного прогресса очень сложно определиться к выдающимся мудрецам древности, писавшим бессмертные философские трактаты, религиозные книги, поучительные истории. Что же в моральном отношении они оказываются ниже наших современников? Между тем именно наши современники нравственно обогащаются при чтении этих выдающихся творений. В этом плане уместно привести слова современного французского политолога Р. Дебре, который в статье «Развенчание мифа» отмечает, что живший много позже Иисуса Христа американский проповедник Мартин Лютер Кинг отнюдь не превосходил основателя христианства по своим нравственным качествам в 1ООО раз. И продолжает: «Понятие прогресса не имеет никакого смысла в символическом, духовном, эмоциональном и психологическом аспектах. Нетрудно доказать, что оно бессмысленно и в сфере политики». В общественном механизме наблюдается принцип постоянства, который уравнивает так называемые прогрессивные и регрессивные факторы Газета «Курьер ЮНЕСКО» -1994.- № 2.- С. 6−7. Данная точка зрения порой обосновывается ссылками на такие науки, как этология, социобиология и др. Оказывается, существуют неизменные основы -- основы биологические -- повседневного поведения не только животных, но и человека. Так, например, американский исследователь Э. О. Уилсон в 1975 году выпустил книгу «Социобиология: новый синтез», в которой утверждает, что поведение человека определяется не столько средой, сколько наследственными факторами. Но биологическое развитие идет во много раз медленнее темпов развития истории. Поэтому и нравственность можно считать практически неизменной.

Чем объясняется сосуществование взаимоисключающих точек зрения на нравственное развитие человечества? Видимо, не только личными пристрастиями того или иного мыслителя, а сложностью, многомерностью, противоречивостью нравственной жизни. Нравственный уровень различных людей неодинаков и в данную эпоху, и тем более, на разных ступенях истории. Амплитуда колебания достаточно велика: от святости и до дикости, цинизма, от удивительной утонченности и нравственной культуры до столь же удивительного примитива. Русская литература дает примеры этого многообразия: Смердяков, Чичиков, Собакевич, братья Карамазовы, Базаров, Нехлюдов и т. д. Загнать все это многообразие в одну схему очень и очень трудно. Само нравственное поведение индивида не однолинейно: благородные поступки сочетаются с действиями, обусловленными «практической целесообразностью» и т. д. Довольно сложно предвидеть будущее состояние общества, особенно если учесть мощное влияние научно-технического прогресса.

Не упрощая данной проблемы, не отрицая всей пестроты, драматичности нравственных исканий человечества, все-таки следует признать, что человеку очень хочется верить в то, что будущие поколения будут «светлее», возвышеннее, благороднее предшествующих, что впереди нас всех ждет «светлое будущее», что последующие века будут веками торжества Добра и Справедливости, а наши дети будут лучше нас. Без этой веры жить очень трудно. Во всяком случае, нетрудно представить себе состояние умов, если они придут к выводу, что все лучшее позади и новым поколениям уже не на что надеяться.

СПИСОК ИСОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Культурология. Учебник для вузов. Автор: Б. А. Эренгросс, Р. Г. Апресян, Е. Ботвинник. М. — 2004 г.

2. Гусейнов А. А., Апресян Р. Г. Этика. — М.: Гардарики, 2000 г.

3. Золотухина-Аболина Е. В. Курс лекций по этике. -- Ростов н/Д.: «Феникс», 2009 г.

4. Культурология. Основы теории и истории культуры / Под ред. И. Ф. Кефели. М. — 2006 г.

5. Газета «Курьер ЮНЕСКО» -1994 г. № 2

6. Кондрашов В. А., Чичина Е. А. Этика. Эстетика. — Ростов-на-Дону: Издательство «Феникс», 2008 г.

7. Философия учебника -- Университетская книга, 2007 г.

8. История философии -- Логос, 2007 г.

9. Основы философии -- Университетская книга, Логос, 2009 г.

10. Философия для юристов -- Омега-Л, 2008 г.

11. Основные философские направления и концепции науки -- Университетская книга, Логос, 2008 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой