Политическое и правовое учение Томаса Гоббса

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Политическое и правовое учение Томаса Гоббса

Содержание

  • Введение 3
    • 1. Краткая биография Томаса Гоббса 5
    • 2. Естественные законы Томаса Гоббса 10
    • 3. Происхождение, сущность, цель, формы государства. Учение о государственном суверенитете 15
  • Заключение 23
  • Список использованной литературы 25

Введение

Веком гениев называют 17-е столетие историки философии и естественных наук. При этом они имеют в виду множество блестящих мыслителей, трудившихся тогда на поприще науки, заложивших фундамент современного естествознания и по сравнению с предшествующими столетиями далеко продвинувших естественные науки, особенно философию.

В созвездии их имен первостепенное место принадлежит имени английского философа Томаса Гоббса, являвшегося сторонником абсолютизма государственной власти. Присущая Гоббсу самозабвенная преданность науке и философии позволила ему достичь тех значительных результатов в области философии, которые делают его труды и произведения интересными и поучительными до наших дней. Его многочисленные работы, до конца не исчерпавшие заложенный в них мыслителем потенциал, до сих пор являются востребованными, как в научном, так и в практическом плане. Не является исключением и эта работа, посвященная естественным законам и государству, изложенным в концепции Томаса Гоббса.

Государство по взглядам Гоббса обладает наивысшей возможной властью и оно «безнаказанно может делать все, что ему угодно». Государство, это — великая и могучая сила, своего рода «смертный Бог», безраздельно властвующий над людьми и возвышающийся над ними.

Естественно, создавая свою философию, Гоббс не предполагал, что составляющие его теории о происхождении государства (как нам кажется) будет использована в целях мирового господства США, но в последнее время, как в нашей стране, так и за рубежом все очевидней проявляются тенденции абсолютизма, у истоков которого находился этот знаменитый английский философ.

Вполне очевидно, что идеологи абсолютизма в США, черпающие свои знания, в том числе и в учении Т. Гоббса, распространяют интересы и власть «американского суверена» на многие регионы мира. Такие права «суверена», как — «право объявления войны и заключения мира в зависимости от того, что он найдет полезным» (в нашем случае война во Вьетнаме, Корее, Югославии и пр.); «право водворять порядок, при котором людям (в данном случае американцам и их союзникам) была бы обеспечена безопасность и спокойное существование (правительственные военные перевороты в Афганистане и Ираке)»; право «на монополию на жизнь и смерть подвластных (попрание гражданских прав и свобод, как самих американцев, так и граждан в других странах, под предлогом борьбы с терроризмом); «право запрещать вредные учения, ведущие к нарушению мира и направленные на подрыв государственного единства (спонсированные бархатные революции и в Грузии, Украине, экономическая блока Белоруссии); и другие права, сформулированные Гоббсом в его знаменитом труде «Левиафан», все настойчивее навязываются не только «подданным США», но и находятся на острие копья американской геополитики.

Как представляется, взгляд на работы Томаса Гоббса под новым углом с учетом вышеизложенного, является не только поучительным, но также актуальным, и весьма значимым.

I. Краткая биография Томаса Гоббса

Томас Гоббс (1588−1679), английский философ и литератор, известный, прежде всего своим трактатом о государстве — «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (1651г.) (далее по тексту «Левиафан»). Родился 5 апреля 1588 в Малмсбери (графстве Глостершир) раньше положенного срока, после того как его мать напугало известие о приближении Испанской Армады. Несмотря на это неблагоприятное стечение обстоятельств (впоследствии Гоббс говорил, что «страх и я сам — близнецы-братья»), он прожил необычайно долгую и плодотворную жизнь. Слава пришла к нему как к автору философских трактатов, однако склонность к философии проявилась, когда ему было далеко за сорок.

Гоббс жил в один из самых значительных периодов английской истории, — учился в школе, когда заканчивалось царствование Елизаветы I, был выпускником университета, наставником и знатоком древних языков в эпоху Якова I, изучал философию в правление Карла I, был знаменит и находился под подозрением при Кромвеле и, наконец, вошел в моду как историк, поэт и почти что непременный атрибут британской жизни, в эпоху Реставрации Более подробно смотреть Мееровский Б. В. Гоббс. — М., Мысль 1975. Гоббс был современником начальных и высших стадий развития Английской революции. Политическая жизнь того времени во многом повлияла на его философское мышление.

Первоначально свое образование Томас Гоббс получил в церковной школе, которую начал посещать с четырехлетнего возраста. Так как мальчик обнаруживал недюжинные способности и большую склонность к учебе, его определили в городскую школу, где он с успехом продолжал свое образование. К четырнадцати годам Гоббс обладает уже древними языками настолько, что переводит «Медею» Еврепида в стихах на латинский язык. Пятнадцати лет он поступает в Оксфордский университет и по окончании получает университетский диплом, давший ему право заниматься педагогической работой и открывший путь к академической карьере. Но подобно большинству ведущих философских и научных умов того века — Декарту, Спинозе, Локку, Ньютону и другим — Гоббс в дальнейшим не был связан с университетами.

После завершения университетского образования, которое состояло в изучении теологии и античной философии, Гоббс попадает в образовательную аристократическую среду, в 1608 Гоббс получил место воспитателя в семье Уильяма Кавендиша, графа Девонширского. Так началась длившаяся всю его жизнь связь с семейством Кавендишей. Средств, которые он получал благодаря своему наставничеству, хватало на то, чтобы продолжить академические занятия. Гоббс также имел возможность познакомиться с влиятельными людьми, в его распоряжении находилась первоклассная библиотека, а кроме всего прочего, сопровождая в путешествиях молодого Кавендиша, он смог посетить Францию и Италию, что послужило сильнейшим стимулом его умственного развития. По сути дела, интеллектуальная биография Гоббса, единственный заслуживающий интереса аспект его жизни, может быть поделена на периоды соответственно трем путешествиям по Европе.

Первое путешествие в 1610 вдохновило его на изучение античных авторов, поскольку в Европе аристотелевская философия, в традициях которой он был воспитан, считалась уже устаревшей. Гоббс вернулся в Англию, полный решимости глубже познакомиться с мыслителями античности. В этом его укрепили и беседы с лордом-канцлером Фрэнсисом Бэконом. Эти беседы состоялись, по-видимому, между 1621 и 1626, когда Бэкон был уже отправлен в отставку и занимался сочинением трактатов и разнообразными проектами научных исследований. Вероятно, Гоббсу передалось не только бэконовское презрение к аристотелизму, но также убеждение в том, что знание — это сила, а целью науки является улучшение условий человеческой жизни. В автобиографии, написанной по-латыни в 1672, он пишет о занятиях античностью как о счастливейшем периоде своей жизни. Его завершением следует считать перевод Истории Фукидида, опубликованный отчасти для того, чтобы предупредить соотечественников об опасностях демократии, ибо в то время Гоббс, подобно Фукидиду, был на стороне «царской» власти.

В 1628, во время своего второго путешествия в Европу, Гоббс страстно увлекся геометрией. Теперь он убежден, что геометрия дает метод, благодаря которому его взгляды на общественное устройство могут быть представлены в виде неопровержимых доказательств. Болезни общества, находящегося на грани гражданской войны, будут излечены, если люди вникнут в обоснование разумного государственного устройства, изложенное в виде ясных и последовательных тезисов, подобных доказательствам геометра.

Наибольшее значение для формирования его философских и научных взглядов имел третий, и наиболее продолжительный, визит на континент в 1631—1637 гг. В это время Гоббс не только познакомился с наиболее выдающимися работами европейских философов и ученых, но и установил личные контакты с видными учеными того времени. В Париже он становится членом кружка Мерсенна, в который входили Р. Декарт, П. Гассенди и другие представители новой науки и философии, а в 1636 совершает паломничество в Италию к Галилею. К 1637 он готов к разработке собственной философской системы; существует мнение, что сам Галилей предложил Гоббсу распространить принципы новой натурфилософии на сферу человеческой деятельности. Грандиозной идеей Гоббса было обобщение науки механики и геометрическая дедукция человеческого поведения из абстрактных принципов новой науки о движении. «Ибо, наблюдая, что жизнь есть лишь движение членов… что такое сердце, как не пружина? Что такое нервы, как не такие же нити, а суставы — как не такие же колеса, сообщающие движение всему телу так, как этого хотел мастер?» По мнению Гоббса, его оригинальным вкладом в философию была разработанная им оптика, а также теория государства. «Краткий трактат о первых принципах» Гоббса представляет собой критику аристотелевской теории ощущения и набросок новой механики

После возвращения в Англию, став свидетелем первых взрывов революционных событий, Гоббс вновь обратился к политике — общество накануне гражданской войны бурлило. В 1640 он пустил по рукам, как раз во время знаменитой парламентской сессии, трактат «Начала закона, естественного и политического», в котором доказывал необходимость единой и неделимой власти суверена. Этот трактат был опубликован позднее, в 1650 в двух частях — «Человеческая природа» и «О теле политическом». Когда Парламент выставил требование об отставке графа Страффорда, Гоббс, опасаясь, что его открыто роялистские взгляды могут стать угрозой для жизни, бежал на континент, где издал работу, посвященную философско-политической проблематике, — «Философское начало учения о гражданине» (далее по тексту «О гражданине». (1642). Несмотря на то, что Гоббс по своим воззрениям был приверженцем монархии и более десяти лет провел в эмиграции во Франции, он никогда не участвовал в политических акциях, организованных роялистскими эмигрантскими кругами, среди которых было много его близких друзей. Его отношение к роялисткой эмиграции изменилось, однако, после издания «Левиафана».

«Левиафан» был задуман Гоббсом как апология абсолютной власти государства. Этой цели служит уже само название книги. Государство уподобляется библейскому морскому чудовищу, о котором в книге Иова говорится, что на свете нет ничего сильнее его. Гоббс является сторонником сильной абсолютной государственной власти, так как он считает, что только она способна устранить все остатки «естественного состояния» и все споры и беспорядки. В то время требование крепкой и сильной государственной власти (опирающейся на разум) объективно соответствовало и интересам формирующейся буржуазии, поэтому Гоббс, по его собственным словам, стремился «поднять авторитет гражданской власти», с новой силой подчеркнуть приоритет государства перед церковью и необходимость превращения религии в прерогативу государственной власти.

Хотя в «Левиафане» Гоббс отстаивает свои убеждения о полезности сильной централизованной власти, в ней можно встретить и критические заметки по отношению к наиболее реакционным представителям роялисткой эмиграции, в частности к духовенству. Здесь можно встретить и идеи о возможности примирения с последствиями революционных событий в Англии. Это приводит к тому, что от Гоббса отворачивается подавляющее большинство роялисткой эмиграции. Поэтому он возвращается в Англию в Лондон, где интенсивно занимается разработкой отдельных частей своей философской системы. В Лондоне он сотрудничает по некоторым вопросам практической политики с лордом-протектором Англии Кромвелем, ведет полемику по одному из важнейших философских вопросов — вопросу о свободе воли — с епископом Брамхолом. Последовательно выходят его работы «О теле» (1655), «О человеке» (1658), которые органически дополняют трактат «Философское начало учения о гражданине». Эта трилогия составляет цельный и систематический обзор философских, социальных и политических воззрений Гоббса. Она представляет вершину его мысли вообще. Что касается политико-юридическая доктрины Т. Гобсса, то она содержится, прежде всего, в таких его трудах: «Философское начало учения о гражданине», «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского».

В последние годы своей жизни, Гоббс живет в отдалении, а его труды игнорируются. В период Реставрации, несмотря на то, что Гоббс был представлен ко двору, а король Карл II весьма ценил его остроумие, он стал жертвой предрассудков и страха, охватившего в то время общество. Искали причину для неудовольствия Бога, выразившегося в ужасной эпидемии чумы и сильнейшем пожаре в Лондоне (соответственно в 1664—1665 и 1666), и в парламенте обсуждался билль против атеизма и богохульства. Была создана комиссия, в задачу которой входило изучение на этот предмет «Левиафана». Однако вскоре дело было закрыто, по-видимому, после вмешательства Карла II. Но враждебное отношение духовенства и придворных кругов к автору «Левиафана» приводит к тому, что против него выдвигают наиболее тяжелые обвинения в атеизме и свободомыслии. Гоббсу запрещают печатать книги, имеющие отношение к религии и политике (это запрещение относилось, прежде всего, к его произведению «Бегемот», вышедшему в 1668 году, посвященному истории гражданской войны в Англии). В возрасте 84 лет философ написал автобиографию в стихотворной форме на латинском языке, а два года спустя за невозможностью лучшего приложения сил сделал переводы Илиады (1675) и затем Одиссеи (1676) Гомера. В 1675 он покинул Лондон, перебравшись в Чатсуорт, а в 1679 узнал о собственной скорой неминуемой смерти. Говорят, что, услышав о своей неизлечимой болезни, Гоббс заметил: «Наконец-то я обрету лазейку и выберусь из этого мира». Он забавлялся тем, что разрешил друзьям заготовить впрок надгробные эпитафии. Более всего ему понравились слова: «Вот истинный философский камень». Умер Гоббс в Хардвик-Холле (графство Дербишир) 4 декабря 1679.

На надгробном камне была сделана надпись, что он был человеком справедливым и хорошо известным своей ученостью на родине и за рубежом. Это соответствует истине, и хотя вокруг его взглядов велись бесконечные шумные споры, никто никогда не подвергал сомнению, что Гоббс был цельной личностью и обладал выдающимся интеллектом и замечательным остроумием.

Через три года после смерти философа Оксфордским университетом был издан декрет против вредных книг и завиральных идей, разрушительно действующих на государство и человеческое общество. В этом декрете почетное место отведено «О гражданине» и «Левиафану», которые через несколько дней после опубликования декрета, были торжественно сожжены на площади при большом стечении публики. Так Реставрация почтила память великого мыслителя.

II. Естественные законы Томаса Гоббса

Томас Гоббс внес огромный вклад в науку и философию. В своем произведении «О теле» английскому мыслителю удалось с наибольшей полнотой раскрыть свое понимание предмета философии. Отвечая на вопрос «что собой представляет философия», Гоббс, как и другие передовые мыслители его эпохи, выступал против схоластики, которая существовала в качестве официальной философии христианской церкви в большинстве западноевропейских стран.

Философия подразделяется Гоббсом на две основные части: философию природы и философию государства. Первую интересуют естественные тела, которые являются продуктами природы. Вторая исследует явления социальной жизни, и в первую очередь государство, образующее искусственное, политическое тело, созданное на договорных началах самими людьми. Чтобы познать государство необходимо предварительно изучить человека, склонности и нравы людей, объединившихся в гражданское общество. Этим занимается философия морали. Таким образом, философская система Гоббса складывается из трех взаимосвязанных частей: учение о естественных телах, учение о человеке и учение о политическом теле, или государстве.

Наибольше значение имеют социально-политические взгляды Т. Гоббса, которые содержатся в его трудах «О гражданине», «Левиафан». В основу своей философской системы Т. Гоббс кладет определенное представление о природе индивида. Исходной точкой его рассуждений об общественном устройстве и государстве является «естественное состояние людей». Это естественное состояние характеризуется у него «естественной склонностью людей вредить себе взаимно, которую выводят они из своих страстей, но главное, из тщеславия самолюбия, права всех на все».

Философ считает, что хотя изначально все люди созданы равными в отношении физических и умственных способностей, и каждый из них имеет одинаковое с другими «право на все», однако человек еще и существо глубоко эгоистическое, обуреваемое жадностью, страхом и честолюбием. Окружают его лишь завистники, соперники, враги. «Человек человеку — волк». Поэтому философ считает, что в самой природе людей заложены причины для соперничества, недоверия и страха, которые приводят к враждебным столкновениям и насильственным действиям, направленным на то, чтобы погубить или покорить других. К этому присоединяются жажда славы и разногласия во мнениях, которые также заставляют людей прибегать к насилию. Отсюда фатальная неизбежность в обществе «…войны всех против всех, когда каждый управляется своим собственным разумом и нет ничего, чего он не мог бы использовать в качестве средства спасения от врагов» Т. Гоббс. Сочинения в 2 Т. Т2. /составитель редактор В. В. Соколов, пер с лат и англ. — М.: Мысль. 1991 с. 99. Иметь «право на все» в условиях такой войны — значит «…иметь право на все, даже на жизнь всякого другого человека». Т. Гоббс указ соч.с. 99 В этой войне, по Гоббсу, не может быть победителей, она выражает ситуацию, в которой каждому угрожают все -«…пока сохраняется право всех на все, ни один человек (как бы силен или мудр он ни был) не может быть уверен в том, что сможет прожить все то время, которое природа обычно предоставляет человеческой жизни» Т. Гоббс указ соч. с. 99. В ходе такой войны люди употребляют изощренное насилие, чтобы подчинить себе других или же в целях самозащиты.

Так или иначе, но «…люди от природы подвержены жадности, страху, гневу и остальным животным страстям», они ищут «почета и выгод», действуют «ради пользы или славы, т. е. ради любви к себе, а не к другим», поэтому каждый является врагом каждого, полагаясь в жизни только на собственную силу и ловкость, находчивость и изобретательность. Таким образом, эгоизм объявляется, главным стимулом человеческой деятельности. Но Гоббс не осуждает людей за их эгоистические наклонности, не считает, что они злы по своей природе. Ведь злые не сами желания людей, указывает философ, а только результаты действий, вытекающие из этих желаний. Да и то только тогда, когда эти действия приносят вред другим людям. К тому же надо учитывать, что люди «по природе лишены воспитания и не обучены подчиняться рассудку».

Именно о состоянии всеобщей войны и противоборства Гоббс пишет как о «естественном состоянии человеческого рода» и трактует его как отсутствие гражданского общества, т. е. государственной организации, государственно-правового регулирования жизни людей. Словом, в обществе, где нет государственной организации и управления, царят произвол и бесправие, «и жизнь человека одинока, бедна, беспросветна, тупа и кратковременна». Однако, в природе людей заложены, по Гоббсу, не только силы ввергающие индивидов в пучину «войны всех против всех», люди жаждут выйти из этого жалкого состояния, стремятся создать гарантии мира и безопасности. Ведь человеку исконно присущи и свойства совсем иного плана; они таковы, что побуждают индивидов находить выход из столь бедственного естественного состояния. Прежде всего это страх, смерти и инстинкт самосохранения, доминирующий над остальными страстями «…желание вещей, необходимых для хорошей жизни, и надежда приобрести их своим трудолюбием». Т. Гоббс указ соч. с. 98 Заодно с ними выступает естественный разум, т. е. способность каждого здраво рассуждать о позитивных и негативных последствиях своих действий. Чувства и разум диктуют людям необходимость отказа от естественного состояния и перехода к гражданскому обществу, к государственному устройству. В итоге подобных устремлений естественное право — «т.е. свобода всякого человека использовать собственные силы по своему усмотрению для сохранения собственной жизни» там же с. 98 уступает место естественному закону, согласно которому «человеку запрещается делать то, что пагубно для его жизни или что лишает его средств к ее сохранению» там же с. 98. Инстинкт самосохранения сообщает первый импульс процессу преодоления естественного состояния, а естественный разум подсказывает людям, на каких условиях они могут данный процесс осуществить. Эти условия (их выражают предписания естественного разума) суть то, что иначе называется естественными законами.

Гоббс отмечает, что следует различать jus и lex — право и закон, «ибо право состоит в свободе делать или не делать что-либо, между тем как закон определяет и обязывает к тому или другому». Таким образом, естественный закон не есть результат соглашения людей, а представляет собой предписание человеческого разума. Согласно Гоббсу, естественные законы исходят из самой человеческой природы и являются божественными лишь в том смысле, что разум «дан каждому человеку богом как мерило его действий», а моральные установления Священного писания, хотя и объявлены людям самим Богом, могут быть выведены и независимо от него «посредством умозаключений из понятия естественного закона», т. е. при помощи разума. Главное общее предписание разума по Гоббсу гласит, что всякий человек должен добиваться мира, если у него есть надежда достигнуть его; если же он не может его достигнуть, то он может использовать любые средства, дающие преимущество на войне.

Поэтому первая часть основного естественного закона, выведенного философом, гласит: следует искать мира и следовать ему. Вторая часть есть содержание естественного права, сводящегося к праву защищать себя всеми возможными средствами. Из основного закона Гоббс выводит, опираясь на свой синтетический метод, остальные естественные законы. Важнейшим среди них является отказ каждого от своих прав в той мере, в какой этого требуют интересы мира и самозащиты (второй естественный закон). Отказ от права совершается по Гоббсу, или простым отречением от него, или перенесением его на другого человека. Но не все права человека могут быть отчуждаемы — человек не может отказаться от права защищать свою жизнь и оказывать сопротивление тем, кто нападает на него. Нельзя требовать и отказа от права сопротивления насилию, попыткам лишения свободы, заключения в тюрьму и т. д. Взаимное перенесение прав осуществляется людьми в форме договора — «Договором называется действие двух или многих лиц, переносящих друг на друга свои права». В том случае, когда договор заключается по поводу того, что относится к будущему, он именуется соглашением. Соглашения могут заключаться людьми, как под влиянием страха, так и добровольно.

Из второго естественного закона вытекает третий: люди обязаны выполнять заключенные ими соглашения, в противном случае последние не будут иметь никакого значения. В третьем естественном законе содержится источник и начало справедливости.

В «Левиафане» Гоббс кроме указанных трех, указал еще 16 естественных (неизменных и вечных) законов. Большинство из них носит характер требований или запретов: быть справедливым, милосердным, уступчивым, незлопамятным, беспристрастным и в то же время не быть жестоким, мстительным, надменным, вероломным и т. д. Так, например, шестой естественный закон гласит: при наличии гарантии в отношении будущего человек должен прощать прошлые обиды тем, кто, проявляя раскаяние, желает этого. Гоббс указ соч с. 177 Девятый закон устанавливает, что каждый человек должен признать других равными себе от природы. Нарушение этого правила есть гордость Гоббс указ соч с. 118. Одиннадцатый закон (беспристрастие) обязывает. если человек уполномочен быть судьей в споре между двумя людьми, то естественный закон предписывает, чтобы он беспристрастно их рассудил. Ибо в противном случае споры между людьми могут быть разрешены лишь войной. Т. Гоббс указ соч с. 119 Шестнадцатый закон гласит, что в случае спора стороны должны подчинить свое решению арбитра. там же с. 121

Таким образом, все естественные законы Гоббс сводит к одному общему правилу: «не делай другому того, чего ты не желал бы, чтобы было сделано по отношению к тебе».

Как отмечает доктор юридических наук Л. С. Мамут, действительные социально-исторические прототипы тех естественных законов, о которых толкует Т. Гоббс, — взаимосвязи товаровладельцев, частных собственников, опосредуемые актами обмена и оформляемые договорами. Таким образом, в итоге именно обмен и договор выступает, согласно концепции Т. Гоббса, предпосылками установления мира в человеческом общежитии История политических и правовых учений: Учебник для вузов. Изд-е 4-е под общ ред. профессора В. С. Нерсесянца. — М: Издательская группа НОРМА-ИНФРА * М, 2004 с. 263.

Сколь ни внушительна роль естественных законов, однако сами они по себе к исполнению не обязательны. Превратить их в безусловный императив поведения может только сила. Для Гоббса естественный закон, как мы уже отмечали есть свобода что-либо делать или не делать, а позитивный закон — предписание делать или, наоборот, не делать что-либо. Естественные законы обязывают индивида желать их осуществления, но не могут его заставить практически действовать в соответствии с ними. Непременно нужна сила, способная жестко лимитировать право каждого на все и решать, что кому принадлежит, что является правом, а что им не является.

Абсолютная власть государства — вот, по мнению Т. Гоббса, гарант мира и реализация естественных законов. Она принуждает индивида выполнять их, издавая гражданские законы. Если естественные законы сопряжены с разумом, то гражданские — опираются на силу. Однако по своему содержанию они одинаковы. Всякие произвольные выдумки законодателей не могут быть гражданскими законами, ибо последние суть те естественные законы, но только подкрепленные авторитетом и мощью государства. Их нельзя ни отменять, ни изменять простым волеизъявлением государства. Ставя гражданские законы в такую строгую зависимость от естественных, Т. Гоббс хотел, вероятно, направить деятельность государства на обеспечение развития новых, буржуазных общественных отношений. Но навряд ли он имел при этом намерение подчинить государственную власть праву.

III. Происхождение, сущность, цель, формы государства.

Учение о государственном суверенитете

Идею легитимирования и оправдания государства через разум и сознание Гоббс развивал с помощью концепции договорного происхождения политической власти.

Государство, считал он, возникает на основе договора. Основа государства лежит в разумном стремлении людей к самосохранению и безопасности. Т. Гоббс считает, что для соблюдения естественных законов нужна уверенность в своей безопасности, а для достижения безопасности нет иного пути, как соединения достаточного количества людей для взаимной защиты. Таким образом, государство учреждается людьми для того, чтобы с его помощью покончить с «войной всех против всех», избавиться от страха незащищенность и постоянной угрозы насильственной смерти — спутников «разнузданного состояния безвластия». Путем взаимной договоренности между собой (каждый соглашается с каждым) индивиды доверяют единому лицу (отдельному человеку или собранию людей) верховную общественную власть над собой.

Но в обоих случаях власть государства едина и нераздельна, она сводит волю всех граждан «в единую волю» — «Такая общая власть, которая была бы способна защитить людей от вторжения чужеземцев и от несправедливостей, причиняемых друг другу, и, таким образом, доставить им ту безопасность, при которой они могли бы кормиться от трудов своих и от плодов земли и жить в довольстве, может быть воздвигнута только одним путем, а именно путем сосредоточения всей власти и силы в одном человеке или в собрании людей, которое большинством голосов могло бы свести все воли граждан в единую волю» Т. Гоббс указ соч. с. 132.

Такая власть должна опираться на добровольное отречение от права владеть самим собой, — «Отрекаюсь от своего права владеть собой и отдают это право такому-то мужу или такому-то собранию мужей, если ты также отдаешь им свое право и так же, как я, уполномочишь их на все и признаешь их действия своими. Когда же так станется, то множество людей, объединенное таким образом в одном лице, называется государством, по-латыни sivitas. Таково рождение того великого Левиафана или, вернее, того смертного Бога, которому мы под владычеством бессмертного Бога обязаны своим миром и своей защитой» Т. Гоббс указ соч. с 133. Так появляется государство, обладающее верховной властью, использующее силу и средства всех людей так, как оно считает необходимым для их мира и общей защиты.

В «Левиафане» Гоббс дал развернутое определение государства: «Государство есть единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей, с тем, чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их мира и общей защиты» Люди, создавшие государство путем взаимного договора, не только санкционируют все его действия, но и признают себя ответственными за эти действия.

Стоит отметить, что договорное учение о государстве было направлено против феодально-теологических трактовок (патриархальной, монархии божьей милостью и др.) и в целом соответствовало капиталистическим отношениям, универсальной юридической формой которых, как известно, выступает договор, контракт. С государства был снят ореол мистицизма; оно стало рассматриваться как один из многочисленных результатов правового соглашения — контракта, как продукт человеческих действий.

Таким образом, договор как основа возникновения государства в теории Гоббса является своеобразным согласием подвластных, признающих политическую власть. Другой системообразующий признак государства, выделенный Гоббсом, — политическая власть, организованная как единый субъект. «Тот, кто выступает носителем политической власти, называется сувереном, о нем говорят, что он обладает верховной властью, а всякий другой является его подданным.» Таким образом, возникают отношения господства и подчинения, т. е. политическое состояние. Так, по Гоббсу, образуется «политическое тело».

С точки зрения Т. Гоббса, государства могут возникать не только через добровольное согласие индивидов образовать единое лицо и подчиняться ему в надежде на то, что оно сумеет защитить их против всех. Иной путь — приобретение верховной власти силой. Например, глава семьи принуждает детей подчиниться ему под угрозой погубить их в случае неповиновения или некто подчиняет врагов своей воле военными средствами и, добившись их покорности, дарует им на этом условии жизнь (государства с «отеческой», патерналистской и деспотической властью). Т. Гоббс называет государства, возникающие в результате добровольного соглашения, основанными на установлении или политическими государствами. Государства, появляющиеся на свет с помощью физической силы, мыслитель относит к основанным на приобретении см. Гоббс указ соч с 133; к ним он особого расположения не выказывает. Стоит отметить, что в этой классификации государств просматривается неприязнь Т. Гоббса к английским дореволюционным феодально-монархическим порядкам.

Нормальным, здоровым государством Гоббс считал такое, в котором обеспечены: право человека на жизнь, безопасность, справедливость и благоденствие. Под этим углом зрения и определялись качества политической власти, ее права и способности.

Критериями определения полномочий верховной власти для Гоббса являлось, прежде всего, ее способность преодолеть «войну всех против всех», экстремальные состояния общества. Поэтому верховная власть должна быть «так обширна, как только можно ее представить». Тот, кому вручена (передана) верховная власть (суверен), не связан ни гражданским законом, ни кем бы то ни было из граждан. Суверен сам издает и отменяет законы, объявляет войну и заключает мир, разбирает и разрешает споры, назначает всех должностных лиц и т. д. Суверен может использовать силы и средства подданных так, как сочтет это необходимым для их мира и защиты. При этом верховная власть не несет какой-либо ответственности за свои действия перед подданными и не обязана отчитываться за эти действия перед ними.

Прерогативы суверена неделимы и не передаваемы никому. «Делить власть государства — значит, разрушать ее, так как разделенные власти взаимно уничтожают друг друга». Таким образом, Гоббс решительно отвергал концепцию разделения властей. Такое разделение властей является для него единственной причиной гражданской войны бушевавшей тогда в Англии.

Государственная власть, как считает Гоббс, чтобы выполнить свое главное назначение — обеспечение мира и безопасности гражданам, — должна быть нераздельной и суверенной. Она должна стоять выше всех и не должна подлежать чьему-либо суду или контролю. Она должна быть выше всех законов, ибо все законы устанавливаются ею и только от нее получают свою силу. Какова бы ни была ее форма, она по существу своему безгранична. В республике народное собрание имеет такую же власть над подданными, как король в монархическом правлении, ибо иначе будет продолжаться анархия. Отрицание абсолютной власти, происходит, по мнению Гоббса, от незнания человеческой природы и естественных законов. Из природы верховной власти вытекает, что она не может быть уничтожена волей граждан. Ибо, хотя она происходит от их свободного договора, но договаривающиеся связали свою волю не только в отношении друг к другу, но и в отношении к самой верховной власти; поэтому без согласия самой верховной власти они не могут отступиться от своего обязательства.

Отстаивая единство верховной власти и неделимость суверенитета, Гоббс в то же время признавал другой аспект теории разделения властей, а именно: необходимость распределения компетенции в осуществлении власти и управления, своеобразное разделение труда в государственном механизме как гарантию упорядоченности и контроля. Гоббс выдвигал концепцию политического (государственного) абсолютизма, покоящегося на «рационально-бюрократических» принципах властвования и управления. Указанные свойства политической власти (суверенитет, единство, абсолютизм) Гоббс считал общими и существенными для всех форм государства, как монархических, так и республиканских

Государство обладает наивысшей возможной властью и оно «безнаказанно может делать все, что ему угодно». Государство, по взглядам Гоббса, это — великая и могучая сила, своего рода «смертный Бог», безраздельно властвующий над людьми и возвышающийся над ними. Это значит, что власть суверена есть фактически его монополия на жизнь и смерть подвластных; причем «все, что бы верховный представитель ни сделал по отношению к подданному под каким бы то ни было предлогом, не может считаться несправедливостью или беззаконием в собственном смысле». Подданные же по отношению к верховной власти прав не имеют, и потому она не может быть по праву уничтожена людьми, согласившимися ее установить.

Вместе с тем автор «Левиафана» подчиняя индивида абсолютной власти государства, тем не менее, оставляет ему возможность воспротивиться воле суверена. Эта возможность — право на восстание. Она открывается лишь тогда, когда суверен, вопреки естественным законам, обязывает индивида убивать или калечить самого себя либо запрещает защищаться от нападения врагов. Защита своей собственной жизни опирается на высший закон всей природы — закон самосохранения. Закон этот не вправе преступать и суверен. Иначе он рискует потерять власть.

Цель государства — упразднить естественное состояние человека, и водворить порядок, при котором людям была бы обеспечена безопасность и спокойное существование. Но для сохранения состояния безопасности государственная власть должна быть вооружена соответствующими правами.

Эти права следующие: Первое право Гоббс называет «мечом справедливости» — то есть право награждать и наказывать той мерой, какую суверен сам сочтет разумной. Суверену предоставлено право награждать богатством и почестями, а также накладывать телесные и денежные наказания, как и наказание бесчестием, на всякого подданного в соответствии с ранее изданным сувереном законом. А если такого закона не было, то суверену предоставлено право награждать и наказывать соответственно тому, как он это сочтет разумным, чтобы поощрить людей к служению государству или удержать их от нанесения вреда ему.

Второе право суверена есть «меч войны», то есть право объявления войны и заключения мира в зависимости от того, что он найдет полезным. Сюда можно также отнести право установления количества вооруженных сил и денежных средств, необходимых для ведения войны, ибо безопасность граждан зависит от существования войск, сила же войск зависит от единства государства, а единство государства — от единства верховной власти.

Третье право — право юрисдикции. Суверену принадлежит судебная власть и право решать споры. Составной частью верховной власти является право юрисдикции, т. е. право рассмотрения и решения всех споров, могущих возникнуть относительно закона, как гражданского, так и естественного, или относительно того или иного факта. Ибо без решения споров не может быть защиты подданного от обид со стороны другого.

Четвертое право — право установить законы о собственности, потому что до установления государственной власти каждому принадлежало право на все, что и было причиной войны против всех, но с установлением государства все должно быть определено, что кому принадлежит.

Пятое право — право устанавливать подчинение власти, с помощью которых можно было бы осуществлять сбалансированное регулирование всех функций государственной власти. Шестое право — право запрещать вредные учения, ведущие к нарушению мира и спокойствия внутри государства, а также направленные на подрыв государственного единства. Седьмое право — право раздавать почетные титулы и определять то положение в обществе, которое каждый человек должен занимать, и те знаки уважения, которые подданные должны оказывать друг другу при публичных и частных встречах. Все остальные права, по мнению Гоббса, заключаются в вышеприведенных или могут быть логически выведены из них.

Стоит отметить, что Гоббс понимал, что предлагавшийся им подход к определению размера правомочий суверена, объема содержания абсолютной власти способен отвратить людей от нее. Однако, он уверяет: «В абсолютной власти нет ничего тягостного, если не считать того, что человеческие установления не могут существовать без некоторых неудобств. И эти неудобства зависят от граждан, а не от власти». Своеобразно отвергает Т. Гоббс и мнение, что неограниченная власть должна вести ко многим дурным последствиям. Его главный довод — отсутствие такой власти (оборачивающееся непрерывной «войной всех против всех») чревато значительно худшими последствиями. Как теоретика политического абсолютизма Т. Гоббса возможность тиранического использования неограниченной и бесконтрольной власти государства беспокоит гораздо меньше, чем необузданные конфликты частных интересов и порождаемая ими смута социальной анархии.

Если государственная власть вооружена всеми правами, принадлежащими гражданам в естественном состоянии, то на ней лежат и те обязанности, которые вытекают из естественных законов. Все они, как считает мыслитель, содержатся в одном положении: благо народа — высший закон.

Долг суверена, по Т. Гоббсу, хорошо управлять народом, ибо государство установлено не ради самого себя, а ради граждан. Так как это благо народа есть, прежде всего, мир, всякий, кто нарушит мир, тем самым выступает против предписания государственной власти. Впрочем, нужно прибавить, что мир является благом, поскольку он способствует охранению жизни людей; но люди стремятся не просто к жизни, а к счастливой жизни. Следовательно, задачей власти является, стало быть, обеспечение не просто жизни, а счастливой жизни граждан. Но, что такое счастливая жизнь?

Счастье, говорит философ, состоит в пользовании различными благами жизни, а для возможности пользования всеми этими благами жизни необходимо следующее: защита от внешних врагов, сохранение мира внутри государства, поднятие благосостояния и богатства и предоставление права каждому гражданину пользоваться свободой без ущерба для других граждан. Государственная власть, следовательно, должна обеспечивать эти четыре условия, необходимые для счастья граждан, живущих в государстве. А для того, чтобы государственная власть выполнила свои обязанности, она должна иметь определенные права, о которых было сказано выше.

Но наделенное абсолютной властью государство должно выполнять, по Гоббсу не одни только полицейско-охранительные функции. Его задача: «поощрять всякого рода промыслы, как судоходство, земледелие, рыболовство, и все отрасли промышленности, предъявляющие спрос на рабочие руки»; силой принуждать к труду физически здоровых людей, отлынивающих от работы.

Ему надлежит заниматься воспитательно-просветительской деятельностью (в особенности внушением подданным сколь безгранична власть суверена и сколь безусловны их обязанности перед ним).

Государство гарантирует своим подданным свободу, которая является (у Т. Гоббса) правом делать все то, что не запрещено гражданским законом, в частности «покупать и продавать и иным образом заключать договоры друг с другом, выбирать свое местопребывание, пищу, образ жизни, наставлять детей по своему усмотрению и т. д.».

Активная роль государства проявляется в энергичной борьбе с теми учениями, которые ослабляют или ведут государства к распаду. Однако Гоббс, призывал использовать силу государства «не против тех, кто заблуждается, а против самих заблуждений».

В качестве теоретика политического абсолютизма, ратовавшего за неограниченную власть государства как такового, Т. Гоббс не уделяет большого внимания проблеме государственных форм. По его мнению, «власть, если только она достаточно совершена, чтобы быть в состоянии оказывать защиту подданным, одинакова во всех формах».

Согласно Т. Гоббсу, может быть лишь три формы государства: монархия, демократия и аристократия. К первому виду относятся государства, в которых верховная власть принадлежит одному человеку. Ко второму — государства, в которых верховная власть принадлежит собранию, где любой из граждан имеет права голоса. Этот вид государства Гоббс называет народоправством. К третьему виду относятся государства, в которых верховная власть принадлежит собранию, где правом голоса обладают не все граждане, а лишь известная часть их.

По мнению мыслителя эти формы государства отличаются друг от друга не природой и содержанием воплощенной в них верховной власти, а различиями в пригодности к осуществлению той цели, для которой они были установлены.

Что касается других традиционных форм правления (тирании и олигархии), то Гоббс не считает их самостоятельными видами государства. Тирания- это та же монархия, а олигархия ничем не отличается от аристократии. Вместе с тем, симпатии Гоббса принадлежали монархии, он убежден, что она лучше других форм выражает и реализует абсолютный характер власти государства; в ней общие интересы очень тесно совпадают с частными (т.е. с собственными, особыми) интересами суверена. Верховной власти удобнее быть именно монархической, поскольку «в личности короля олицетворено государство».

Межгосударственные отношения, по Гоббсу, могут быть только отношениями соперничества и вражды. Государства представляют собой военные лагеря, защищающиеся друг от друга с помощью солдат и оружия. Такое состояние государств, подчеркивает Гоббс, следует считать естественным, «ибо они не подчинены никакой общей власти, и неустойчивый мир между ними вскоре нарушается». Очевидно, что на взгляды Гоббса большое внимание оказала эпоха, в которую он жил. В то время европейскими государствами велись беспрерывные и кровопролитные войны. Несмотря на это, были мыслители, которые в тех же исторических условиях считали войну не естественным, а противоестественным состоянием человечества.

Заключение

Таким образом, политическое и правовое учение Гоббса находится в русле теорий естественного права и договорного происхождения политической власти. Как мы увидели, осуществление естественно-правовых законов о мире, эквиваленте, равенстве, договоре, справедливости, собственности Гоббс связывал с переходом человека в политическое состояние. Все они резюмируются в одном общем правиле: не делай другому того, чего бы ты не желал, чтобы было сделано по отношению к тебе. По его теории, государственная власть нужна для того, чтобы принудить людей к выполнению соглашений. В юридическом плане переход к политическому состоянию выражается в том, что естественные законы конкретизируются в форме позитивного («гражданского») законодательства, издаваемого государственной властью. Естественные законы, по Гоббсу, не являются лишь внешне обязывающими предписаниями действий и поступков. Они указывают, что в человеческих действиях соответствует разуму, а что противоречит ему. Следовательно, естественные законы содержат оценки хорошего и плохого, справедливого и несправедливого. Иначе говоря, эти законы есть взаимосвязь юридической и моральной сфер.

Концепция же Гоббса об абсолютной государственной власти цена открытым и ясным выражением весьма типичного для определенного толка идеологии представления об основном достоинстве государства. Ее выразители считают, что государство обладает таким достоинством, если надежно охраняет (при этом любыми средствами) порядок — порядок угодных им отношений в обществе. Но такие кардинальные вопросы, как: становится ли при этом государство самодовлеющей силой, чуждой обществу и противостоящей ему, подконтрольно ли оно обществу и ответственно ли перед ним, строится и функционирует ли государство на демократических и правовых началах, — сторонниками политического абсолютизма либо игнорируются, либо признаются малозначащими и отодвигаются куда-то на задний план.

В произведениях Гоббса много говорится об «обязанностях суверена». Все они, содержатся в одном положении: благо народа — высший закон. Долг суверена, по Т. Гоббсу, хорошо управлять народом, ибо государство установлено не ради самого себя, а ради граждан. Эти формулы исполнены политической мудрости и гуманизма. Но в рамках учения Т. Гоббса о государстве они выглядят скорее как декоративные вставки. Дело в том, что согласно Т. Гоббсу, люди, которые уже осуществляют верховную власть, в какой-либо реальной зависимости от народа не находятся и посему никакой обязанности перед ним не несут. Правители испытывают лишь нечто субъективное «по отношению к разуму, который представляет собой естественный, моральный и божественный закон и которому они должны повиноваться во всем, насколько это возможно». Так как создания соответствующих социальных и правовых институтов, которые бы извне гарантировали подобное повиновение суверена, Гоббс не допускает, то оно вообще представляется химерическим. Стоит отметить, что это совершенно в духе идеологов абсолютизма — заботу о порядке в обществе возлагать на аппарат, гражданские законы, на всю реальную физическую мощь государства, а заботу о благополучии народа отдавать на откуп «доброй воле» правителей.

Необходимо отметить, что заслуга Т. Гоббса, заключается в том, что стал рассматривать государство не через призму теологии, а выводить его законы из разума и опыта. Желание поставить изучение государства и права на рельсы объективного научного анализа, приводят Т. Гоббса к применению аналогии государства с человеческим организмом. Главную роль играет подход к государству как «искусственному человеку», т. е. как к целесообразно, искусно сконструированному людьми из различных пружин, рычагов, колес, нитей и проч. механизму-автомату. При этом строение государства он уподоблял устройству живого организма: суверена — душе государственности, тайных агентов — глазам государства и т. д. Гражданский мир сравнивался им со здоровьем, а мятежи, гражданские войны — с болезнью государства, влекущей за собой его распад и гибель. Именно с Т. Гоббса, в западноевропейской политической теории утверждается понимание государства в качестве машины, имевшее затем долгую и сложную судьбу.

В целом, теория Гоббса оказала большое воздействие на развитие политико-юридической мысли и его времени, и более поздних периодов. Можно сказать, что концепции государства и права XVII—XVIII вв. складывались в значительной степени под знаком проблем, поднятых Гоббсом. Мощный ум Гоббса, его проницательность позволили Гоббсу построить систему, из которой черпали, как из богатого источника, все буржуазные мыслители не только семнадцатого, но и восемнадцатого и двадцатого веков вплоть до современности.

Список использованной литературы

1. Гоббс Т. Сочинения в 2 Т. Т2. /составитель и редактор В. В. Соколов, пер с лат и англ. — М.: Мысль. 1991

2. Зорькин В. Д. «Политическое и правовое учение Томаса Гоббса» // «Советское государство и право», 1989 г., № 6.

3. История политических и правовых учений: Домарксистский период: Учебник под ред О. Э. Лейства — М: Юридическая литература, 1991

4. История политических и правовых учений: Учебник для вузов. Изд-е 4-е под общ. ред. профессора В. С. Нерсесянца. — М: Издательская группа НОРМА-ИНФРА * М, 2004.

5. История философии в кратком изложении /пер с чешского И. И. Багута — М: Мысль, 1994

6. История философии: учебник для вузов / В. П. Яковлев — Ростов н/Дону Феникс 2004

7. История философии: учебник для вузов /В. В, Ильин — СПб: Питер 2005

8. Мееровский Б. В. Гоббс. — М., Мысль 1975

9. Радугин А. А. Философия: Курс лекций — М. Центр. 1997

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой