Политическое лидерство.
Функции политического лидера

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

«Политическое лидерство. Функции политического лидера»

План

Введение

1. Понятие политического лидерства

2. Современные теории политического лидерства

3. Типология политических лидеров

4. Функции политических лидеров

5. Лидерство в XXI веке

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Фундаментальным основанием политики является власть. Поэтому столь важным становится ответ на вопрос о том, кто выступает реальным носителем властных полномочий. И хотя конституции многих государств закрепляют положение о том, что источником власти является народ, на самом деле все не так просто. Политическая практика убеждает нас в том, что процесс распределения власти не означает равномерного участия в нем всех граждан. В любом обществе к власти причастен узкий круг людей — политическая элита. А в ее составе особое место занимают отдельные представители, которые отличаются явным приоритетом во влиянии на общество — политические лидеры. Именно эти люди на протяжении многих веков служили живым воплощением власти.

В процессе развития социальной жизни эволюционировал и феномен общественного лидерства: усложнялась его иерархия, соответствующие связи и отношения, возрастало количество проблем, которые решались. От лидерства конкретного лица общество переходило к более сложным его формам. С развитием частной собственности на средства производства, появлением классов, становлением государства лидерство стало характеризовать политические процессы, стало активным элементом государственной жизни.

В современных условиях возрастает роль управления в жизни общества, а это значит, что возрастает и значение политического лидерства.

1. Понятие политического лидерства

Лидерство — явление многогранное и многозначное. Контекст использования этого понятия достаточно широк — от характеристики доминирования определенной особи в животной среде до проявления руководящих начал в жизни того или иного сообщества людей. Действительно, формирование и развитие любой социальной общности приводит к появлению лидера. Поэтому лидерство также старо, как и само человечество, и как социальное явление оно вездесуще и неизбежно. Можно говорить о лидерах в политике, бизнесе, искусстве, науке, религии, в партиях, семье, студенческой группе и т. д.

Английское слово «lider» означает «ведущий». Смысл данного слова точно отражает предназначение такого человека и его функции. Лидеры возглавляют, ведут за собой различные социальные общности — от небольших групп людей до сообществ государственного уровня, они объединяют и координируют индивидуальные усилия людей. Лидер — это авторитетный член организации, социальной группы, общества в целом, личностное влияние которого позволяет ему играть существенную роль в социальных процессах.

С понятием лидер тесно связано другое понятие «лидерство». Лидерство — сложное, многоаспектное явление. В качестве своего центрального звена оно включает механизм взаимодействия лидера и его последователей. С одной стороны, оно предполагает действенное влияние лидера на отдельных людей или их группы, а с другой — основывается на их подчинении лидеру, поддержке его решений и действий, готовности следовать за ним.

Несмотря на то, что в качестве ключевой фигуры этого взаимодействия выступает лидер, не следует упускать из виду и вторую его составляющую. Ведь словосочетание «одинокий лидер» звучит абсурдно, и лидером можно быть только по отношению к другим людям. Кроме того, специфике взаимодействия в рамках лидерства в большей степени соответствует термин «последователи», нежели «ведомые». Такое обозначение более уместно, так как предполагает активную позицию тех, кто поддерживает лидера и следует за ним, равно как отражает статус самого лидера, который не навязывается извне, а добровольно предоставляется человеку с его окружением.

Среди различных форм лидерства политическое лидерство занимает особое положение в силу того, что в общественной жизни оно наиболее зримо, значимо влияет на ход событий, затрагивающих судьбы большого числа людей. Обладая рядом общих черт, характерных для любых форм лидерства, политическое лидерство имеет ряд специфических особенностей.

Политическое лидерство в целом носит опосредованный характер. Взаимодействие политического лидера и общества осуществляется через посредство различных институтов: политические партии, группы интересов, органы государственного управления, СМИ и т. д.

Современное политическое лидерство многолико. Например, за таким понятием как «президентство», скрывается сложная структура и деятельность многих людей. Если президент готовится сделать программное заявление по какому-либо политическому вопросу, то он проводит консультации со специалистами по этой проблеме, советники помогают ему оценить ситуацию, спичрайтеры подключаются к работе над текстом заявления. В таком контексте лидерство можно, конечно, рассматривать как свойство отдельной личности, но в действительности оно есть результат коллективных действий. В этом состоит важное отличие политического лидерства от лидерства в малых группах.

Если в малых группах, основанных на непосредственных контактах, на первом месте оказываются способность и готовность личности исполнять роль лидера, то в политике, где действуют большие массы людей, необходима формализация позиции лидера. Поэтому политическое лидерство включает, с одной стороны, неформальный аспект (и в этом смысле оно предполагает общественное признание возможностей лидера выполнять свою роль и основывается на авторитете), а с другой — формальный аспект (и в этом смысле оно представляет собой «приоритетное влияние определенного лица на членов организации, закрепленное в ее нормах и правилах и основывающееся на положении в общественной иерархии»).

В политике уровень авторитета личности не обеспечивает ей автоматически соответствующей властной позиции. Однако само по себе высокое статусное положение не способно сделать человека политическим лидером, поскольку влияние лидера должно опираться хотя бы на признание правомерности руководства. Кроме того, некоторые политики, формально занимая высокую государственную должность, не обладают возможностью сколько-нибудь заметного влияния на ход политических событий (например, президенты в парламентских республиках).

В подавляющем большинстве политические лидеры — мужчины. Примерами редких исключений могут служить такие известные женщины-политики, как М. Тэтчер, Б. Бхутто, И. Ганди. По данным Межпарламентского Союза, в общем числе членов депутатского корпуса планеты женщины составляют лишь 13%, причем лишь немногие из них могут считаться политическими лидерами. Эту особенность политического лидерства выделял и французский политолог Ж. Блондель, отмечая, что «национально-политические лидеры никогда не рекрутировались пропорционально тем группам, которые образует руководимое ими население».

Чтобы добиться признания в мире политики женщина, как правило, должна обладать отнюдь не женскими чертами характера. М. Тэтчер, для того чтобы стать лидером консервативной партии и впоследствии получить пост премьер-министра, должна была продемонстрировать жесткость, резкость, решительность, за что, впрочем, она и получила прозвище «железная леди».

Сложностью феномена политического лидерства объясняется существование нескольких подходов к трактовке этого понятия:

1) разновидность власти. Такая интерпретация лидерства опирается на ту точку зрения, что в любом «политическом вопросе», по словам М. Вебера, интересы распределения, сохранения, смещения власти являются определяющими для ответа на данный вопрос;

2) влияние на других людей. Для него характерны следующие особенности: (а) влияние должно быть постоянным. К политическим лидерам нельзя относить людей, оказавших разовое воздействие на политические процессы; (б) воздействие политического лидера должно осуществляться на всю группу, организацию, общество; (в) влияние политического лидера опирается на авторитет, доверие его сторонников, признание правомерности руководства;

3) управленческий статус, социальная позиция, связанная с принятием решений;

4) особого рода предпринимательство, при котором политические «предприниматели» обменивают свои программы решения общественных проблем, реализации интересов граждан на руководящие должности. Не случайно политические лидеры так щедры на обещания и посулы во время выборов, правда, придя к власти, чаще весьма скупы на их выполнение.

Приведенные выше трактовки понятия политического лидерства концентрируют внимание на различных аспектах этого явления. Но, пожалуй, точнее других сущность данного феномена отражает следующее определение. Политическое лидерство — это постоянное и легитимное влияние индивида, занимающего властные позиции, на группу, организацию, общество в целом.

2. Современные теории политического лидерства

Феномен лидерства пытаются объяснить многие теории. Рассмотрим некоторые из них.

Теория черт лидера. Это наиболее ранняя и достаточно широко распространенная теория. Согласно ей, лидерство есть феномен, рождаемый специфическим качествами лидера, наличие которых и способствует выдвижению человека на лидирующие позиции. Сторонниками этого подхода перечислялись десятки качеств, которым должен обладать лидер. Американский психолог К. Бирд составил список из 79 черт, упоминаемых различными исследователями как «лидерские». Среди них: инициативность, чувство юмора, энтузиазм, уверенность, острый ум, компетентность и др. Но при этом не было ни одной характеристики, с которой согласились бы все исследователи: 65% названных черт упоминались лишь однажды, 20 — дважды, 5% - трижды!

Другой американский психолог — Р. Стогдилл обобщил данные 124 исследований и отметил, что изучение личных качеств лидеров продолжает давать противоречивые результаты. И все же он выделил ряд черт, присущих лидерам, утверждая, в частности, что лидер должен обладать большим интеллектом, чем его последователи. Однако эту характеристику стали оспаривать. Исследователи пришли к выводу, что решающим условием влияния политического лидера является близость его интеллекта к среднему интеллектуальному уровню его сторонников.

Вне всякого сомнения, люди — потенциальные лидеры должны обладать определенными качествами и умениями, но одно лишь их наличие не способно сделать человека лидером. Нельзя забывать и то, что выполнять лидерских функций развивает необходимые для этого качества, т. е. у индивида, который на протяжении долгого времени исполняет роль лидера, формируются и закрепляются требуемые для этого черты (чувство ответственности, уверенность в себе, умение определить приоритеты, ораторские навыки и т. д.).

Все это не означает полного отрицания теории черт, но требует скептически относиться к попыткам составить окончательный список лидерских качеств.

По всей вероятности, черты лидера не следует рассматривать изолированно от социального контекста: исторической эпохи, конкретной ситуации, типа политической культуры общества. Так, в различных странах заметно разнятся личностные качества, которыми должен обладать общенациональный политический лидер. В США такой лидер должен быть честным, динамичным, демонстрировать успех, иметь репутацию хорошего семьянина, излучать уверенность и твердость, вызывать доверие сограждан. В Украине же рассчитывать на политический успех может решительный, умный, с сильной политической волей лидер, ставящий во главу угла интересы страны, честный, достаточно жесткий в проведении своей линии, к тому же обладающий харизмой. Нельзя не отметить ту особенность, что в Украине вообще, а в кризисных ситуациях в особенности лидеры с мягким характером имеют весьма мало шансов на признание. Поэтому среди основных качеств российского политического лидера заметное место занимает агрессивная составляющая, что характеризует не только идеальный образ, но и реальных политиков.

Теория черт, концентрируя внимание на центральной фигуре изучаемого явления — лидере и его характеристиках, игнорирует другую, не менее важную сторону отношений лидерства — последователей. Поэтому «следующим шагом в более разумной концепции лидерства — замечает Ф. Стэнфорд, — было включение в нее личности последователя и нужд группы».

Теория определяющейся роли последователей. Сторонники этой теории утверждают, что для понимания феномена лидерства необходимо иметь представление об ожиданиях и целях приверженцев политического лидера. Лидер в сущности здесь не более чем инструмент группы, выразитель ее интересов. Действительно, люди готовы следовать за теми, кого считают способными отстаивать их интересы, удовлетворять их потребности.

Особенно ярко определяющая роль последователей проявляется во время выборов, когда голоса избирателей становятся ориентиром для претендентов на роль политических лидеров. Примером тонкого анализа настроений электората может служить лозунг предвыборной кампании 1972 г. Р. Никсона, который призывал не голосовать за Ричарда Никсона, а «переизбрать президента Америки». Этот лозунг создал определенные трудности его сопернику, так как «американцы имеют тенденцию любить президента и не любить людей, составляющих ему оппозицию».

Ситуативная теория. Важная особенность этой теории состоит в том, что последователи в ней рассматриваются не в качестве одного из элементов лидерской системы, а как центральный, доминирующий компонент процесса лидерства. Специфика же лидерской, как и любой другой, системы заключается в том, что приоритетное внимание к одному ее элементу невозможно без ущерба для другого. Ведь и сама теория определяющей роли последователей возникла как реакция на однобокое, неудовлетворительное объяснение теорией черт феномена лидерства. При этом одна крайность породила другую.

Неудачные попытки одностороннего толкования политического лидерства на основе особенностей личности и ее последователей, а также желание полнее отразить социальный контекст данного явления привели к формированию еще одной теории ситуативной. Сторонники этой теории рассматривают лидера как продукт определенной ситуации, подчеркивая относительность черт, присущих ему, и предполагая, что качественно отличающиеся обстоятельства могут востребовать качественно различных лидеров. Например, экономический кризис 1929 — 1933 гг., последствия национального унижения Германии после поражения в Первой мировой войне породили беспомощность институтов парламентской демократии и «потребовали» сильного лидера.

Вместе с тем ситуативная теория недооценивает активность лидера, делает его инструментом обстоятельств, упускает из виду то, что лидер и сам может оказывать влияние на события и изменять ситуацию. Ярким примером тому может служить политическая карьера Ш. де Голля, который стал президентом Франции в 1958 г., в период острого внутриполитического кризиса, вызванного колониальной войной в Алжире. Он не только сумел переломить ситуацию, активно содействуя предоставлению Алжиру независимости, но и, воспользовавшись обстоятельствами значительно расширил функции президента и ограничил полномочия парламента.

Синтетическая теория лидерства. Попыткой преодолеть ограниченность рассмотренный подходов и представить компромиссный вариант решения проблемы можно считать синтетическую теорию лидерства. Согласно этой теории представление о политическом лидерстве как целостном явлении должно строится на основе анализа всей совокупности факторов, влияющих на его характер и содержание, в том числе:

— изучение личности лидера, его происхождения, процесса социализации и способа выдвижения;

— анализа окружения лидера, его последователей и оппонентов;

— рассмотрения отношений между лидером и сторонниками;

— анализа результатов взаимодействия лидера и его приверженцев в конкретных ситуациях.

Все рассмотренные теории, исследующие природу политического лидерства имеют право на существование, поскольку отражают те или иные аспекты этого феномена, а в выдвижении конкретного политического лидера определяющую роль может сыграть тот или иной фактор.

3. Типология политических лидеров

Проявления лидерства достаточно разнообразны. Различные попытки их типологизации на основе тех или иных признаков вызваны желанием спрогнозировать вероятное поведение лидеров.

Типологизация М. Вебера. Классической считается типология, предложенная М. Вебером. Классификационным признаком в ней выступают основания легитимности власти тех или иных политических лидеров. В соответствии с данным критерием можно выделить три типа лидерства: традиционное, рационально-легальное и харизматическое.

Традиционное лидерство опирается на обычаи и традиции, силу привычки. «Право на лидерство» в данном случае человек приобретает благодаря своему происхождению. Это тот тип авторитета, которым некогда пользовался вождь племени, глава рода, монарх. Хотя данный тип лидерства сходит с исторической сцены, тем не менее, он до сих пор сохранятся в ряде стран Азии и Африки.

Рационально-легальное лидерство опирается на общепризнанный правовой порядок. В современных политических демократических государствах избирательная кампания, проводимая в рамках существующих правовых норм, — основной путь становления политических лидеров. Примеры данного типа лидерства: Г. Шредер (Германия), Дж. Буш (США), Ж. Ширак (Франция), Т. Блэр (Великобритания).

Харизматическое лидерство основано на вере в экстраординарные качества индивида, не столько приобретенные, сколько дарованные ему свыше, — вере в его харизму (от греч. — дар божий). Для Вебера харизма — это качество личности, признаваемое необычайным, благодаря которому она оценивается как одаренная сверхъестественными, сверхчеловеческими или, по меньшей мере, специфически особыми силами и свойствами, недоступными другим людям.

В отличие от лидерства традиционного и рационально-легального, имеющего более или менее объективные основания (традиции или закон), харизматическое лидерство носит сугубо личностный характер. Характерной чертой харизматического лидерства является также эмоционально окрашенная преданность такому лидеру его последователей. С точки зрения М. Вебера, харизматическое лидерство недолговечно и с течением времени рутинизируется, т. е. трансформируется либо в рационально-легальный тип, либо в традиционный.

Некоторые из современных аналитиков утверждают, что эффективность лидерства опирается не только на харизму, но и на специфический политтранс, в который способен погружать толпу именно лидер харизматического типа. «Эффективная харизма политического лидерства должна навеивать «страх и трепет». Именно страх — предпосылка транса — утверждает А. Сосланд в статье «Путин: разгадка секрета». — Политтранс — это специфическое состояние, которое заставляет людей чувствовать интенсивное волнение при взгляде на лидера, воспринимать его иррационально, на волне бурных эмоций. «

Феномен харизматического лидерства наиболее ярко проявляется в переходные периоды жизни общества, скажем в период модернизации или преодоления страной общенационального кризиса. Примерами харизматических лидеров могут быть И. Сталин, Мао Цзедун, Ш. де Голль.

Типология Р. Такера. В соответствии с целями, которые ставят политические лидеры, и воздействием, оказываемым ими на общество, американский политолог Р. Такер выделяет три типа политических лидеров: консерваторы, реформаторы, революционеры.

Консерваторы ориентируются на неукоснительное сохранение существующих форм общественной жизни. Соответственно вся активность политического лидера, его программа и действия направлены на обоснование необходимости сохранения общества в его современном виде. Как чистый тип консерваторы встречаются достаточно редко, чаще проявляя эту направленность в какой-либо из сфер своей деятельности. Приверженность консерватизму во внешней политике проявлял У. Черчилль, отказавшись от искушения заключить союз с нацистской Германией в 1936 г., объяснив это тем, что «на протяжении 400 лет внешняя политика Англии состояла в том, чтобы противостоять сильнейшей, самой агрессивной, самой влиятельной державе на континенте».

Реформаторы стремятся к преобразованию сложившейся социальной ситуации, проводя широкомасштабное реформирование прежде всего властных структур. К этому типу лидером можно отнести Дэн Сяопина, инициатора китайских реформ.

В отличие от реформаторов революционеры трактуют ситуацию как непоправимую никакими реформами, что оставляет только одно решение — фундаментальное переустройство общественной системы.

Примером этого типа лидеров может быть Фидель Кастро.

Типология М. Дж. Херманн. Другой весьма распространенной типологией лидеров является схема, предложенная американским политологом М. Дж. Херманн. Она выделяет четыре образных типа политических лидеров на основе комплекса факторов:

— характера лидера;

— свойств его сторонников;

— способов взаимосвязи лидера и его последователей;

— конкретной ситуации, в которой осуществляется лидерство.

Первый собирательный образ лидера — знаменосец. Его отличает собственное видение действительности, наличие образа желаемого будущего и знание средств его достижения. Его приверженцы не оказывают на него серьезного влияния. К этому типу можно отнести В. Ленина.

Второй образ — служитель. Он достигает признания через выражение интересов своих приверженцев. В своей деятельности лидер-служитель руководствуется тем, что от него ожидают и в чем нуждаются его сторонники. Примерами такого типа лидера могут быть Г. Коль и Л. Брежнев, выражавший интересы советской бюрократии.

Третий образ — торговец. Он как бы продает избирателям свои идеи, программу, планы в обмен на их поддержку. Существенная черта такого лидера состоит в способности убеждать. Именно благодаря этой способности лидер-торговец вовлекает приверженцев в претворение своих планов. Примером подобного типа лидера можно считать Р. Рейгана.

Четвертый образ — пожарный. Его отличает быстрая реакция на насущные требования момента, сформулированные его сторонниками. Он способен эффективно действовать в экстремальных условиях, быстро принимать решения, адекватно реагировать на ситуацию.

Выделение этих собирательных образов в достаточной степени условно, поскольку в чистом виде такие типы встречаются редко. Чаще всего лидер на различных этапах своей политической карьеры сочетает те или иные свойства каждого из перечисленных типов.

Типология по отношению к власти. Еще одна возможная типология политических лидеров строится на том основании, что политика в целом и политическое лидерство в частности связаны с феноменом власти: Кто занимается политикой, тот стремится к власти, — напоминал М. Вебер, — либо к власти как средству, подчиненному другим целям (идеальным или эгоистическими), либо к власти «ради нее самой».

По отношению к власти выделяют оппозиционных и властвующих лидеров.

Оппозиционное лидерство находит свое проявление в двух разновидностях: конфронтационной и конструктивной. Конфронтационно-оппозицинный лидер — непримиримый противник существующей власти. Этот вариант лидерства чаще всего имеет место в авторитарной и тоталитарной политических системах. Конструктивно-оппозиционный лидер, критикуя существующую власть, ориентирован на легитимные механизмы прихода к власти и не намерен в случае успеха резко менять политический курс.

Среди властвующих лидеров также выделяют два подтипа: эгоцентрический и социоцентрический. Лидер эгоцентрического типа ориентирует власть на себя, видя в ней лишь источник личного преуспевания, обогащения, влияния, известности, получения привилегий. Лидер социоцентрического типа главный смысл деятельности видит в служении обществу, выполнении общественного долга. Такую ориентацию невозможно определить по тем или иным заявлениям лидера. Оценки здесь расставляет История. Например, биография Ш. де Голля убедительно доказывает, что вопреки его репутации политика, стремившегося прежде всего к личной власти, она была для него лишь средством осуществления определенной политической программы. Ш. де Голль расстался с властью, уйдя в 1969 г. в отставку, когда убедился, что предлагаемые им политические реформы отвергает большинство французов.

политическое лидерство авторитет

4. Функции политических лидеров

Разнообразие типов лидеров во многом объясняется богатством направлений их деятельности, широким кругом решаемых задач. Характеристика этой стороны политического лидерства неразрывно связана с рассмотрением функций, выполняемых политическими лидерами. Среди наиболее значимых функций можно выделить следующие.

Аналитическая функция — глубокий и всесторонний анализ сложившейся ситуации, изучение совокупности объективных и субъективных факторов политической жизни, разработка программы действий, обоснование стратегических приоритетов и тактических способов их достижения.

Организаторская функция — мобилизация масс на реализацию политических программ и целей, сплочение сторонников, объединение усилий различных слоев населения, формирование команды помощников, планирование политических действий, регулирование и контроль за ходом преобразований.

Интегративная функция — объединение и согласование различных социальных интересов на основе общих целей, ценностей и идеалов, консолидация разного рода общественных и политических сил. Показателен в этом смысле пример американского президента Ф. Рузвельта, который умело управлял интересами различных политических сил и был мастером создания коалиций для конструктивного решения различных социальных и политических проблем.

Новаторская функция — внесение новых, конструктивных идей, инициирование обновления. При этом политическому лидеру не стоит пускаться в масштабные и малоподготовленные перестроечные акции, так как «ничто не порождает в государстве такой неразберихи, как радикальные нововведения». Примерами крупных инновационных концепций и программ могут служить «Новый курс» Ф. Рузвельта, идея «общеевропейского дома» Ш. де Голля, концепция «народного капитализма» М. Тэтчер.

Коммуникативная функция — обеспечение устойчивой связи между властью и различными социальными группами, что весьма актуально для современной Украины, где в последние годы прослеживается неуклонное снижение доверия граждан к власти. Классическим образцом реализации коммуникативной функции может служить пример введения в практику Ф. Д. Рузвельтом в 30-х годах еженедельных радиообращений к гражданам — его знаменитых «бесед у камина», в которых он разъяснял проводимый им «Новый курс» по преодолению кризиса. При этом он сумел не только наладить контакт с американцами, вселить в них надежду, сохранить доверие избирателей, но и заручиться поддержкой самых широких слоев населения и вторично стать президентом.

Функция гаранта справедливости, законности и порядка в большей степени характеризует общенационального политического лидера. Показательна в данном случае ситуация во Франции в 1958 г., когда в условиях угрозы гражданской войны во многом способность выполнить именно эту миссию принесла генералу де Голлю поддержку разнородных политических сил и широких слоев населения.

5. Лидерство в XXI веке

Самое современное суждение о политическом лидерстве соотносится по-прежнему не только с понятиями власти и влияния, но также с представлениями об управлении и администрировании. Однако соотношение категорий «лидерство» и «администрирование» рассматривается на примере организации (главным образом в бизнесе), т. е. обсуждение лидерства связывается с понятием менеджмента. К концу ХХ в. общее представление о природе лидерства претерпело некоторые изменения. Принято считать, что лидерство как деятельность, подобно процессу коммуникации, пронизывает всю систему управления организацией. Дело не только в том, что назначенный администратор может быть признан организационным лидером, т. е. формальный статус сегодня желательно подкрепить лидерской ролью. В чем же сущность лидерства в организации? Веберовский бюрократ принимал решения вне ценностного контекста, а вот современный лидер-администратор не игнорирует ценностный компонент. Значит, процесс принятия решений включает в себя и мотивацию подчиненных. Из мотивов главным является высший мотив самореализации, когда подчиненные вносят в производственный процесс свой собственный вклад. Основным ресурсом современной организации считается информация, но ею сегодня обладает не только начальник, но обладают также и компетентные служащие. Поэтому родился новый постулат теории лидерства, что не только босс, но и служащие могут быть руководителями. Возникает вопрос: как это может происходить, ведь у них нет высшего статуса? Но дело в том, что изменились основания лидерства, оно теперь рассредоточивается в организации (как в иерархии, так и в горизонтальных связях). Причина лидерства теперь не в должности, а в знании. Если человек обладает знанием того, как изменить направление развития организации, то он способен стать лидером. В результате сегодня принято считать, что лидерство имеет направление не только «верх — низ», но и может возникать снизу.

Изменение причин, основ лидерства связано с новыми веяниями времени. Современная организация проигрывает, если развивается традиционными путями, поэтому она вынуждена ориентироваться на новые направления в своем развитии. В этом трудном деле лидер становится все более зависимым от последователей (от общих знаний и новаторства группы). Ключевым словом здесь является «новаторство», и лидерство в организации возникает уже потому, что новатор указывает путь и увлекает за собой. Тенденция следования за техническим лидером (более образованным) наблюдается сегодня как раз в организациях, требующих нововведений. Однако в жизни все не так просто, как в теории и основная сложность в том, что начальник не мотивирован на новое или не способен воспитывать новаторство снизу. Поэтому в реальности легче из назначенного руководителя сконструировать (в том числе и посредством обучения организатора, играющего роль лидера. Если же группа признает его как организационного лидера, то это почти идеальный вариант.

Какие же действия и качества в организации являются лидерскими? Безусловно, истинный лидер во всех сферах это «герой» и понятие харизмы широко используется для описания лидерства в организации. Если руководитель мотивирован на самореализацию и совершенствуется (что вызывает восхищение), то он герой для подчиненных. Такой руководитель способен повести людей за собой. Однако харизматический лидер ставит своих последователей в очень сильную аффективную зависимость. С точки зрения современного видения лидерства, здесь есть и плюсы и минусы. Магнетическая личность дает импульс к движению, но затем последователи, все более полагаясь на нее, начинают сомневаться в собственных лидерских способностях. Сегодня лидерство должно быть не сконцентрировано наверху, а рассеяно по организации и смещено от персоны к знанию. Общая тенденция к плюрализму власти сказывается и на феномене лидерства, поскольку без власти нет структуры организации. В этом смысле лидером в ХХI в. не рождаются, хотя некоторые люди наделены от природы подобным магнетизмом личности. Таким образом на сегодняшний день актуальны два типа власти: власть знания и власть личности. Именно эти инструменты лидерства позволяют начальнику быть эффективным руководителем в современных ситуациях, т. е. оказывать влияние и изменять сознание и поведение людей.

В организации, ориентированной на инновации, большое значение имеет дар предвидение у руководителя. Является ли он лидером, если обладает этим даром? Без сомнения, дар предвидения — это лидерское качество, то в чем его значение? Предвидение мотивирует людей, сообщает толчок их действиям. Но лидерство связано с определением направления движения, и здесь одного предвидения мало, нужна вера (поведенческая идентификация с идеей, мечтой, ценностями). Без способностей к руководству предвидение у человека останется фантазией провидца, значит, обладание лидерской чертой (проницательностью) само по себе не есть лидерство. В советской тоталитарной идеологической системе было принято дифференцировать роли: Маркс создал учение о коммунистической революции, а Ленин воплотил это учение в жизнь. Ленин проявил себя практиком, подал конкретный пример того, как это можно сделать, поведя за собой организацию большевиков. Значит лидерство есть побуждение к следованию за лидером. Макс же выступил как великий «мотиватор», его новаторские идеи вызвали реакцию одобрения и побуждали вступить в революционную борьбу вообще, в том числе мотивировали на лидерское действие других. Дар пророка бывает особенно необходим лидеру в момент перелома: этот дар присущ скорее авторитарному стилю руководства, призванному установить политическую цель и структурировать задачи по ее достижению. Можно сделать вывод, что лидерство в политики (как и в бизнесе) основано на тех же принципах, что и лидерство в группе.

Часто руководитель группы просто выступает с воодушевляющими декларациями, что, конечно способствует успеху группы. Но для лидерства этого мало. Лидерство предполагает указать направление движения. В бизнесе лидерство понимается в категориях и терминах рынка. Служащие становятся своего рода «предпринимателями», придумывающими новые направления движения и развития. Но «рыночный лидер» на любом рынке это лидер в данной нише или области. Поэтому для лидеров — сотрудников компании, производящих инновационный продукт, лидер более высокого уровня может находиться и вне компании, доминируя на соответствующем сегменте рынка. Таким образом, управленческий процесс как лидерская деятельность перестает быть только вертикальным руководством (рыночный лидер это лидер отраслевой). Лидерство есть состояние решающей инновации отрасли, основанной на производственной компетенции: лидирование как таковое базируется мастерстве (лидерская роль в этом смысле четко видна в спорте). В бизнесе понятие лидерства сегодня уже не связывается с категорией «влияние» и со способностью влиять. Лидерство это умение «продавать» новые идеи и заинтересовывать последователей в их «покупке».

Однако, говоря об инновационном действии, надо рассмотреть и вопрос о стратегии движения: может ли быть лидером тот, кто определят это стратегическое направление? Проблема в том, что такого рода направление не всегда отчетливо разработано (тот же пример с Марксом в политике), оно увлекает мечтой, но не может обеспечить реальное продвижение. Итак, лидер это тот, кто увлекает последователей за собой под девизом «Делай как я». Иначе говоря он прокладывает особое, свое направление движения (Ленин заявил о возможности революции в отсталой России и осуществил сказанное). В руководстве и администрировании есть еще одна проблема: президент фирмы вынужден делегировать лидерство тем, кто занят на инновационных направлениях. Но как только курс определен, эти лидеры становятся менеджерами, т. е. управляющими текущими делами. Из стратегии перестают быть лидерскими, а действия включают выполнение обязанностей руководителей подразделений. Иногда старший исполнитель инициирует изменение курса организации, и это выглядит как лидерство. Но на деле он лишь представитель, а не лидер, и его решение задано кругом полномочий (в президентской системе власти это председатель правительства, проводящий новую политику).

Менеджер организации часто не выглядит лидером, он скорее похож на администратора (того, кто принимает решения, по крайней мере, это его основная функция). Но может ли менеджер вообще быть лидером? Менеджер способен обладать лидерскими качествами (уметь мотивировать и быть инструктором), но наличия этих качеств вовсе не достаточно для лидерства. Присущие менеджеру качества стратега и контролера, а также его хорошие организаторские способности это свойства хорошего управленца, а не лидера. Так может ли менеджер быть лидером? Лидерство это не сколько умение руководить, сколько способность вести за собой на собственном примере, и этот конкретный пример должен быть вдохновляющим. Современное лидерство основано на коммуникации, а коммуникация это диалог, а не односторонняя презентация. В ответ на свое послание настоящий лидер получает положительную аффективную реакцию, он становится эталоном, образцом. Сегодня в пособиях по менеджменту упор делается на «вовлечение», т. е. на одном из трех основных стилей влияния, что отвечает современному духу участия и сотрудничества.

Здесь была дана общая трактовка феномена лидерства в управленческой деятельности, но можно ли эти теоретические выводы экстраполировать на модель политического управления, имеющую свои особенности? Далеко не все положения этой теории можно соотносить с действительность. Даже сегодня, в XXI в., затруднительно конструировать процесс руководства в политике в качестве лидерства «снизу». Политическим лидером и в настоящее время называют администратора высшего ранга для какой-то сферы политики (президента страны, губернатора территории, мэра города, руководителя партии). И сути дела не меняет выборный характер этих должностей. Конечно, во время избирательной кампании политик может стать «рыночным лидером», «продавая» идею политических реформ. Но как только он займет свой пост, то стразу станет заурядным политическим менеджером. В отношении категорий «администрирование» и «менеджмент» в литературе встречается две позиции. Одни авторы употребляют их как синонимы. Другие под администрированием понимают стратегическое планирование, выработку идеологии (легенды) и политического курса организации, а под менеджментом — руководство как конкретную управленческую практику по достижению цели. В любом случае политический менеджмент, на наш взгляд, можно соотнести с лидерством, которое имеет онтологическую связь с ценностями. Новатор в политике указывает путь увлекая за собой (так, провозгласив перестройку, Горбачев на короткое время стал нашим лидером, а в глазах западного мира он оставался лидером весь срок своего управления страной). Лидерство в политике также есть побуждение к следованию за лидером (Ленин, заняв пост главы правительства, сочетал статус руководителя-менеджера с образом политического героя — борца с «гидрой контрреволюции»). Лидерство есть указание направления движения в политической сфере (телевизионный мистически благородный герой Кеннеди воплощал «американскую мечту» в образе реального государства, глобального и мощного, но по-юношески энергичного). Героическое национальное лидерство это не столько умение руководить, сколько способность вести за собой на персональной вдохновляющем примере (Брюс Майроф в книге «Лики демократии» приводит в пример Теодора Рузвельта, который превратил американскую политику в шоу и в крестовый поход одновременно, демонстрируя личную мужественность и имперский милитаризм). Лидер выделяется в деле достижения цели, которой все восхищаются (например, генерал де Голль имел имидж провозвестника спасения Франции, и, даже заняв пост президента республики, он остался символом спасения, что сообщало дополнительную легитимность его власти главы государства).

Политический лидер сегодняшнего дня это человек, который постоянно ведет разговор о ценностях. Если ценности, манифестируемые политиком, вызывают эмоции одобрения у получателей посланий-текстов, то можно вести речь о политическом лидерстве не только формальном, но и фактическом. Если же одобрения не состоялось, то перед нами номинальный лидер, т. е. политический менеджер или администратор, лишь официально занимающий руководящий пост. И так же, как в бизнесе, харизматический руководитель является лидером уже потому, что вызывает восхищение сторонников. Однако не вся нынешняя политика может быть охарактеризована как постсовременная. Согласно научной традиции исследования политики эпохи модерна, сегодняшние лидеры отличаются по степени влияния. Кроме того, актуальная политическая архаика демонстрирует нам тип религиозного пророка и вождя, имеющего не только сакральный статус, но и образное героическое воплощение. Все три «сегмента» политики сегодня пересекаются и смешиваются. Так, самый влиятельный американский лидер в коммуникации выступает как виртуальный президент, а религиозный герой набирает влияние, стремясь переделать весь мир и доминировать в нем. Так какой же лидер подлинный в XXI в. Это тот политический менеджер, который сможет повести за собой восхищенное большинство (в государстве, партии, общности), подавая конкретный пример следования культурным ценностям социума. Такое состояние лидерства длится как правило, недолго и чревато опасностями, поскольку настоящий лидер должен явить виртуальное политическое чудо, например пройти по воде, как посуху, не замочив ног…

Заключение

Любое общество, выбирая или выдвигая своего лидера, выдвигает к нему необходимые, а иногда и достаточно суровые требования, которые следуют из конкретной политической ситуации. В условиях перехода от посттоталитарного к демократическому устройству такими главными требованиями являются: высокий общий культурный уровень, компетентность в политике и управлении, умение организовать дело, владеть различной информацией и уметь ее надлежащим образом оценивать, сила воли и чувство личной ответственности за состояние дел в обществе.

Сейчас в Украине объективно сложились такие условия, когда возможны различные пути развития института политического лидерства. Одним из вариантов развития, в связи с возможным развитием в обществе экстремизма, могут стать широкие антидемократические мероприятия власти. Такие мероприятия могут привести к ограничению или, даже, к запрещению деятельности определенных общественно-политических течений экстремистского направления и существенно ограничить деятельность лидеров этих течений. Другим вариантом развития политических событий может стать полное огосударствление неформальных организаций. При таких условиях лидеры этих группировок переходят в ряды государственных чиновников и становятся составной частью властных структур. Именно эти процессы в определенной степени сегодня происходят в Украине. Оптимальным является третий вариант развития событий, связанный с широким развитием демократических процессов в обществе. Такой вариант создает необходимые условия для выдвижения на выборные должности альтернативных кандидатов. В обществе распространяется идейный и политический плюрализм, который становится нормой политической жизни. В условиях демократии, гласности, открытой полемики и цивилизованной конкуренции для новых лидеров появляются возможности борьбы за голоса выборцев и приход к власти.

Как свидетельствует мировой опыт, индивидуальное политическое лидерство целиком отвечает требованиям демократии. Более того, в сегодняшнем мире роль института индивидуального политического лидерства возросла. Эти процессы характеры и для Украины. Определяющей чертой, которая усложняет развитие демократических процессов в нашем государстве, является полиэтническая и поликонфессионная структура населения, серьезные отличия в его социальной структуре и в политических предпочтениях. Политические партии в Украине еще не стали серьезной силой, способной влиять на избирателей.

Как свидетельствует практика, потребность в авторитетном лидере особенно возрастает в сложных ситуациях жизнедеятельности общества. Возможности общества в решении сложных общественных проблем во многом зависят от наличия общепризнанного лидера, который бы не только предложил стратегию выхода из кризиса, а сумел консолидировать общество на ее выполнение. Просто «назначить» такого лидера нельзя, он возникает на пересечении потребностей и надежд народных масс, а демократических обществах избирается населением на выборах. Такими общепризнанными, общенациональными лидерами, которые возглавили выход общества из кризиса, в недалеком прошлом были — Ф. Рузвельт, У. Черчилль, Де Голль, а в наше время — Л. Валенса, В. Гавел.

Как можно охарактеризовать ситуацию, которая сложилась сейчас в Украине? По мнению рядовых граждан и многих специалистов, в нашей стране углубляется кризис во всех сферах жизни, которая угрожает крахом государству. Причинами низкого уровня доверия к органам государственной власти по большому счету насчитывается три: населению Украины свойственна уверенность в эгоистической мотивации власть предержащих; граждане убеждены в лицемерии и аморальности политических деятелей; граждане убеждены, что органы государственной власти тотально коррумпированы. При таких чрезвычайно экстремальных условиях в обществе резко возрастает тяготение к «сильным» лидерам, даже к «сильной руке». Развитие политических событий в государстве, когда, с одной стороны, в обществе есть большая потребность в сильных лидерах, а с другого — их нет (либо они только декларирую себя таковыми), может привести к непредсказуемым последствиям. Смогут ли в этой ситуации демократические силы Украины объединится на основе общенациональных интересов, мобилизовав для этого большинство населения? Смогут ли эти демократические силы разработать понятную и приемлемую для общества программу выхода из кризиса? От решения этой проблемы во многом будет зависеть развитие Украины как суверенного государства.

Список использованной литературы

1. Брегеда А. Ю. Основи політології: Навчальний посібник. — К.: КНЕУ, 1997. — 324 с.

2. Зеркин Д. П. Основы политологии: Курс лекции. Ростов на дону «Феникс», 1997. — 544 с.

3. Щербинина Н. Г. Теории политического лидерства. Учебное пособие. — Москва: Издательство «Весь мир», 2004. — 184 с.

4. Политология: учебник для студентов вузов/ Под ред. В. Н. Лавриненко. — 3-е изд., переработанное и дополненное. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006. — 591 с. — (Серия «Золотой фонд российский учебников).

5. Грабовська І. Політичне лідерство в Україні. Гендерний аспект // Сучасність. — 2007. — № 3. — с. 49−96.

6. Лисюк А. Політичне лідерство в контексті демократичного транзиту: соціокультурні підстави // Політичний менеджмент. — 2009. — № 4(37). — с. 71−81.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой