Причинение имущественного ущерба без признаков хищения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Причинение имущественного ущерба без признаков хищения

Пятилетняя практика применения Уголовного кодекса Республики Беларусь от 09. 07. 1999 (далее — УК) позволила глубже ознакомиться и основательно подойти к осмыслению содержащихся в нем уголовно-правовых норм. При этом общая положительная оценка качества уголовного законодательства, посвященного преступным деяниям против собственности и порядка осуществления экономической деятельности, осталась непоколебимой.

Определение имущественного ущерба

Пожалуй, сказанное не может быть отнесено к ст. 216 УК — причинение имущественного ущерба без признаков хищения, призванной быть «резервной» нормой и «подхватывать» деяния, не подпадающие по тем или иным основаниям под признаки хищений. Однако реальное количество уголовных дел, возбужденных по ст. 216 УК, достаточно мало и не отвечает действительной ситуации и тем деяниям, которые должны подпадать под диспозицию этой статьи.

Согласно ст. 216 УК уголовно наказуемым признается «причинение ущерба в значительном размере посредством извлечения имущественных выгод в результате обмана, злоупотребления доверием или путем модификации компьютерной информации при отсутствии признаков хищения».

Ответственность усиливается, если причинение имущественного ущерба без признаков хищения совершается группой лиц по предварительному сговору либо в крупном размере.

Зачастую в уголовно-правовой литературе высказывается мнение, что основное предназначение ст. 216 УК лежит в плоскости охраны отношений собственности. Однако нередко ст. 216 УК применяется и к имущественным отношениям, вытекающим из различного рода договоров и обязательств. Более отчетливо это вырисовывается когда возникает необходимость детализировать понятие «имущественная выгода», которую извлекает виновное лицо в результате причинения ущерба в значительном размере.

Если лицо обманным путем получает электрическую или тепловую энергию и тем самым причиняет ущерб в значительном размере, очевидно, что извлекаемая таким образом имущественная выгода не может быть отнесена к понятию имущества, поскольку, например, электрическая энергия лишена вещного признака. Такая же ситуация возникает и в случае, когда лицо обманным образом не оплачивает услуги за проживание в гостинице, причиняя своими действиями ущерб в значительном размере гостиничному хозяйству. В обоих случаях лицо не получает имущество, но извлекает от своих противоправных действий имущественную выгоду. Вопрос, который в связи с этим напрашивается, относится к критериям определения имущественной выгоды: что же это такое?

Исследуя аналогичный вопрос в составе вымогательства (ст. 208 УК), ранее мы предлагали к имущественной выгоде относить материальное благо, получаемое виновным с корыстной целью, в результате совершения действий потерпевшим (или иными лицами) по безвозмездному выполнению работ, оказанию услуг или выполнению иных действий, создающих стоимость либо освобождающих виновного от материальных затрат 1.

Таким образом, можно сказать, что имущественная выгода в ст. 216 УК — полученное лицом имущество в денежной или натуральной форме, переданные лицу имущественные права, а также сбереженное лицом имущество.

Статья 216 УК призвана охранять не только вещные (отношения собственности), но и обязательственные правоотношения. Ведь в случае, когда лицо обманным путем уклоняется от уплаты таможенных платежей в размере от 40 до 250 базовых величин или же уклоняется от уплаты налогов, сборов в сумме от 40 до 250 базовых величин, подобного рода деяния квалифицируются по ст. 216 УК и рассматриваются как действия, не содержащие признаков хищения и причинившие имущественный ущерб. Следовательно, имущественная выгода, приобретаемая лицом в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 216 УК, основана исключительно на имущественных отношениях, речь о которых идет в ст. 1 ГК. По одному из уголовных дел суд признал виновным гр-на. М., главного инженера ПУЧП «П», в совершении хищения — по ст. 212 УК.

М. обвинялся в том, что на протяжении года втайне от руководства ПУЧП «П», будучи инженером этой фирмы, предлагал потенциальным клиентам приобрести парольный доступ в Интернет по цене намного ниже официальной. Договоры с клиентами не заключались, а полученные деньги присваивались. «Неофициальные» пользователи провели в сети Интернет в общей сложности более 29 910 часов, что составило более 10% от общего информационного ресурса, созданного ПУЧП «П». В результате таких действий М. ПУЧП «П» недополучило доход в размере 60,6 млн руб.

Представляется, что осуждение М. за хищение в любой его форме выглядит сомнительным. Трудно признать, что виртуальное время унитарного предприятия является его имуществом. Подобного рода пример свидетельствует лишь о том, что ПУЧП «П» причинен имущественный ущерб в виде недополучения должного, а М. получил имущественную выгоду в результате злоупотребления оказанным ему доверием.

Имущественный ущерб в ст. 216 УК также не представлен однородно, и его не следует сводить только к реальному материальному ущербу, как и напротив, только к упущенной выгоде. Именно прямой материальный (реальный) ущерб и упущенная выгода в значительном размере и составляют те неблаговидные последствия, которые причиняются лицу в результате совершения преступления. То есть имущественным ущербом могут являться как прямые убытки, расходы собственника имущества, так и упущенная выгода в виде недополучения должного.

Согласно ч. 2 ст. 14 Гражданского кодекса Республики Беларусь от 07. 12. 1998 (далее — ГК) под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Органами предварительного следствия было возбуждено уголовное дело в отношении гр-на К., который, незаконным образом подключившись к телефонной сети гр-на Н., использовал его номер в корыстных целях. Путем незаконного подключения к телефону К. неоднократно вел переговоры с абонентами в Бельгии, Германии, Франции и Канаде и тем самым причинил имущественный ущерб Н. в значительном размере.

Если при определении причиненного имущественного ущерба в виде реального материального вреда вопросов, как правило, не возникает, то в случае недополучения должного (упущенной выгоды) имеются проблемы.

Одной из форм причинения имущественного ущерба без признаков хищения является незаконное пользование имуществом, при котором виновное лицо извлекает имущественную выгоду в значительном размере. В этой ситуации нередко перед следствием встает вопрос о механизме определения упущенной выгоды. Если, например, лицо долгое время использует чужие денежные средства в личных целях и похищать их не собирается (в этом случае речь о хищении идти не может, так как отсутствует признак безвозмездности и корыстной цели), то как следует определять размер причиненного ущерба собственнику? Очевидно, что не размером используемых средств!

В качестве примера можно привести действия А., который, будучи старостой студенческой группы, получил в кассе университета стипендии 30 учащихся. Однако в установленное время стипендии не раздал, поскольку полученные деньги на один месяц положил в банк под проценты. Правоохранительными органами по заявлениям студентов было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 216 УК, и А. вменялось в вину то обстоятельство, что он причинил имущественный ущерб в виде всей суммы полученных в кассе университета денежных средств. Однако позже уголовное дело было прекращено, поскольку А. не причинил ущерба в значительном размере.

В приведенном примере наглядно видно, что размер недополученных доходов студентами группы (который они могли бы получить от своевременного получения денег от старосты) просчитать крайне затруднительно, если практически возможно. Да и вряд ли сумма упущенной выгоды превысит 40 базовых величин.

Сказанное также можно подтвердить и примером такого рода: лицо незаконным образом в личных целях использует автомобиль, вверенный ему собственником для выполнения определенных работ. В подобной ситуации, говоря об ущербе, мы можем к таковому отнести амортизационные расходы, связанные с незаконной эксплуатацией автомобиля лицом, которому он был вверен по работе, и об упущенной выгоде собственника автомобиля, который мог бы в это время пользоваться им в своих целях и интересах, извлекая при этом выгоду. Понятно, что если лицо незаконно использовало автомобиль более недели, то оно, может быть, и причинило ущерб в значительном размере 2, но если такая эксплуатация заняла во времени несколько часов, то представляется сомнительным, что собственнику будет причинен имущественный ущерб на сумму более 40 базовых величин. Сказанное заставляет нас каждый раз по конкретным обстоятельствам уголовного дела четко устанавливать размер причиненного имущественного ущерба.

Установление имущественного ущерба, причиненного преступлением, и определение его размера предполагает необходимость исчисления ущерба в денежном выражении. При установлении ущерба в результате недополучения должного необходимо учитывать, что под таковым следует рассматривать сумму материальных благ, которую должен был получить потерпевший (собственник или иное лицо) при своевременной передаче ему имущества, но не получил ее вследствие противоправных действий виновного. В этом случае лицо незаконным образом удерживает имущество, в результате чего происходит экономия материальных и иных средств. Упущенная выгода характеризуется тем, что потерпевший недополучает доходы, которые он мог бы получить при обычных условиях гражданского оборота, если бы его права не были нарушены.

Вместе с тем, анализируя проблему значительного имущественного ущерба, нельзя не сказать о том, что многие действия, формально подпадающие под признаки ст. 216 УК (незаконное пользование электроэнергией, кабельным телевидением, льготными проездными документами в общественном транспорте и т. д.), не являются преступными по причине отсутствия значительного имущественного ущерба. Например, если лицо пользуется электрической энергией и с помощью специально сделанных технических приспособлений уплачивает за нее сумму в гораздо меньшем объеме, чем должно было бы уплатить (например 5 тыс. руб. в месяц вместо 10 тыс.), то для признания его действий преступными правоохранительным органам необходимо доказать данный факт на протяжении 20 лет такого незаконного пользования, так как приблизительно лицо недоплачивает 60 тыс. руб. в год, а за 20 лет эта сумма и составит значительный ущерб. То же самое касается многих форм причинения имущественного ущерба (ремонт обуви без оплаты, безбилетный провоз пассажиров), присутствующих в повседневной жизни, но не являющихся преступными ввиду отсутствия значительного ущерба в размере 40 базовых величин.

Проблема даже не в том, что лишь при определенных условиях подобного рода действия будут влечь административную ответственность, а в неадекватности механизма причинения имущественного ущерба. Ведь если в приведенном примере лицо не 20, а 15 лет будет платить меньше установленной суммы, чем ему следовало бы, и к уголовной ответственности привлечено не будет, то в случае, если будет доказано, что оно вместе с другим лицом (например муж с женой) обманным образом подключилось к электрическим сетям и недоплатило, к примеру, 40 тыс. руб., то уголовная ответственность наступит для обоих по ч. 2 ст. 216 УК (совершение преступления группой лиц по предварительному сговору).

Для наличия состава преступления, предусмотренного ст. 216 УК, необходимо, чтобы имущественный ущерб находился в причинной связи с действием (бездействием) виновного.

Кроме этого, конструкция состава о причинении имущественного ущерба без признаков хищения также требует установления и доказывания помимо имущественного ущерба получения лицом имущественной выгоды.

Гр-н П. вопреки возложенным на него обязанностям использовал служебный автомобиль предприятия и более недели несколько раз перевозил груз из Гродно в Гомель. Однако при разгрузке груза в Гомеле П. был задержан и не успел получить полагающееся ему незаконное вознаграждение. Предприятию П. причинил ущерб в значительном размере. Перед работниками правоохранительных органов возник вопрос, следует ли действия П. рассматривать как оконченный состав преступления либо как покушение на его совершение, поскольку П. реально не завладел вознаграждением.

Означает ли сказанное, что преступление является оконченным с момента, когда лицо не только причинило собственнику ущерб в значительном размере, но и реально получило имущественную выгоду в таком же размере? Пожалуй, нет. Формула, используемая законодателем в ст. 216 УК, указывает лишь на то, что ущерб должен быть причинен собственнику в значительном размере и не зависит от того, в каком размере (значительном или нет) виновное лицо получило имущественную выгоду. Главное, чтобы действия виновного были сопряжены с извлечением подобного рода выгод имущественного характера. Используемый термин «извлечение» говорит о длящемся противоправном процессе и не связан непосредственно с получением имущества.

Способами совершения рассматриваемого состава преступления являются обман, злоупотребление доверием, модификация компьютерной информации.

Способы совершения преступления

1. Обман

В составе ст. 216 УК обман выражается как в активных действиях, состоящих в сообщении ложных сведений о каких-либо обстоятельствах или фактах, так и в бездействии, то есть в сокрытии тех или иных обстоятельств или фактов, умолчании о них 3.

В данном случае обман, используемый виновным для совершения преступления, существенно отличается от обмана в составе мошенничества, где преступник с целью введения в заблуждение лица, в собственности которого находится имущество, умышленно искажает или скрывает истину и тем самым добивается добровольной передачи имущества в свое распоряжение. Хотя следует признать, что на практике, да и в среде ученых, существуют полярные точки зрения на этот вопрос. Приведем пример, который известный российский криминалист П. С. Яни рассматривает как причинение имущественного ущерба при отсутствии признаков хищения. Т. взял в долг у С. на три месяца 3 тыс. долл. США под расписку, обменял их на рубли и купил картину известного московского художника. По договоренности с С. эту картину Т. должен был перепродать иностранцу, получить от данной перепродажи доход, из которого отдать долг, а остальное оставить себе. Однако, уже получив деньги и купив картину, Т. замыслил разыграть похищение картины с тем, чтобы не рассчитываться с С. Спрятав картину на даче у сестры жены, он заявил своему кредитору, что отдать долг не сможет. С. обратился в суд, который вынес решение наложения ареста на имущество должника, однако ценностей, которые можно было бы арестовать, реализовать и продать для возмещения ущерба истцу, у Т. не было. Таким образом, Т. причинил ущерб С. путем обмана. Когда же обман вскрылся, в отношении Т. возбудили уголовное дело, обвинив его в причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ) 4.

При анализе данного примера у нас резонно возник вопрос: какой же признак хищения здесь отсутствует? И, скоре всего, речь можно вести об одном: при мошенничестве умысел не возвращать имущество должен возникнуть заранее, когда виновный еще в момент завладения этим имуществом имел цель его присвоить и не намеревался выполнить принятое обязательство. В указанном примере установить, когда же возник умысел на завладение имуществом, кроме как из самих показаний виновного, практически не представляется возможным, и только по этой причине действия Т. можно расценить как причинение имущественного ущерба при отсутствии признаков хищения 5.

2. Злоупотребление доверием

При злоупотреблении доверием виновный использует правомерные (например договорные) отношения с потерпевшим вопреки имущественным интересам последнего.

В таком случае злоупотребление доверием заключается в использовании виновным лицом в своих интересах уверенности, честности, добропорядочности другого лица — доверителя — во вред ему. И в этой ситуации злоупотребление доверием следует понимать намного шире, чем аналогичное понятие в составе мошенничества, так как оно включает не только противоправное использование доверительных отношений, сложившихся с собственником, но и незаконное использование вверенного имущества, находящегося в функциональном владении, пользовании и распоряжении виновного лица.

В 2004 г. гр-ну Пакистана Х. органами предварительного следствия было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 216 УК и ч. 1 ст. 14 ч. 2 ст. 216 УК. Обвиняемый всего за один месяц сумел зарегистрировать 85 абонентских номеров сетей МТС и Velcom и получить на них SIM-карты. Все номера регистрировались на подставных лиц, в качестве которых в основном выступали лица, ведущие нетрезвый образ жизни. После регистрации новых абонентов Х. оформлял на них международный роуминг, а затем отправлял SIM-карты в Пакистан своим знакомым. В Пакистане белорусской сотовой связью пользовались местные бизнесмены в неограниченном количестве. Суть такой операции заключалась в том, что информация о затратах абонента, пользующегося международным роумингом, попадала белорусским операторам только через несколько дней. Это время друзья Х. использовали по максимуму. Всего за месяц задолженность составила более 197 млн руб. Операторы пытались взыскать задолженность с тех, на кого были зарегистрированы телефоны, но попытки оказались тщетными. Лишь при оперативном сопровождении удалось выявить Х. и его сообщников.

3. Модификация компьютерной информации

В юридической литературе под модификацией компьютерной информации обычно понимают изменение информации, хранящейся в компьютерной системе, сети или на машинных носителях, либо внесение ложной информации.

Сущность такого противоправного поведения состоит во внесении в компьютерную информацию любых изменений, которые обусловливают ее отличие от ранее хранившейся в компьютерной сети, системе или на машинном носителе собственника информационного ресурса, в результате чего последнему причиняется имущественный ущерб, а виновное лицо извлекает из этого выгоду. Законодатель в ст. 216 УК четко обозначил способы совершения преступления, и в случае, когда причинение имущественного ущерба собственнику наступит в результате иных противоправных способов совершения преступления, подобного рода действия не повлекут уголовной ответственности по ст. 216 УК.

Р., являясь индивидуальным предпринимателем, в нарушение Декрета Президента Республики Беларусь от 25. 07. 2002 № 18 «О некоторых вопросах социальной защиты населения» не зарегистрировался в качестве плательщика обязательных страховых взносов по месту жительства в фонде социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты и не уплатил с 01. 08. 2002 по 30. 09. 2004 страховые взносы. В результате образовалась задолженность в сумме 830 280 руб. По приговору суда Р. осужден по ч. 1 ст. 216 УК, с чем согласился и суд кассационной инстанции. Однако по протесту заместителя Председателя Верховного Суда президиум Витебского областного суда приговор и кассационное определение отменил и дело прекратил за отсутствием в деяниях Р. состава преступления. Как было указано, действия Р. не были связаны с совершением обмана или злоупотребления доверием, что является обязательным условием наступления уголовной ответственности по ст. 216 УК. За нарушение сроков регистрации в качестве плательщика в органах Фонда социальной защиты или при неуплате индивидуальными предпринимателями обязательных страховых взносов предусмотрена гражданско-правовая ответственность. В данном постановлении президиум областного суда также указал, кому может быть причинен ущерб — собственнику или иному законному владельцу имущества. В этом случае в качестве иных законных владельцев могут выступать лица, хотя и не являющиеся собственниками, но владеющие имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором.

Формы причинения имущественного ущерба

Говоря о причинении имущественного ущерба при отсутствии признаков хищения, необходимо также выделить формы, или видовые действия, в которых с объективной стороны выражается причинение имущественного ущерба.

1. Незаконное пользование имуществом

Преступление может выражаться в следующих действиях:

— пользование чужим имуществом при отсутствии полномочий;

— незаконное пользование телефонными услугами, сетью Интернет;

— использование водителем предоставленного ему по службе транспортного средства в личных целях;

— нецелевое использование средств или имущества другого собственника, полученных на законных основаниях (предоплата за товар);

— получение имущества или денежных средств с использованием льгот, на которые виновное лицо не имеет права;

— выпуск и реализация фальшивых билетов на концерты, спортивные мероприятия и т. д.

2. Неуплата (непередача) должного

Формы противоправных действий таковы:

— занижение суммы обязательного платежа при нотариальном удостоверении сделки;

— внесение меньшей суммы платежа за потребленную электроэнергию или газ;

— уклонение от уплаты обязательных платежей, сборов (таможенных, налоговых).

Если виновное лицо использует для совершения преступления, предусмотренного ст. 216 УК, заведомо подложные документы, то подобные действия не образуют совокупности преступлений (ст. 216 УК и ст. 380 УК) и ответственность наступает только по ст. 216 УК. Если же лицо подделывает документы и в последующем использует их для совершения преступления, то в данном случае имеет место совокупность преступлений (ст. 216 УК и ст. 380 УК).

3. Обращение лицом в свою собственность или в собственность иных лиц платежей, сборов и иных поступлений которые должны были поступить в фонды государства или иных лиц

Противоправные действия могут заключаться, например, в следующем:

— присвоение имущества лицом, не имеющим на это каких-либо полномочий;

— получение проводником вагона платы за безбилетный провоз пассажиров или грузов;

— получение дополнительной платы слесарем станции техобслуживания автомобилей за неуказанную в наряде работу;

— и другие действия.

В таких случаях деньги, подлежащие поступлению от граждан государству или организациям в качестве дохода, как правило, обращаются в личную пользу лицами, которые не имеют отношения к использованию имущества, предоставляемого в виде услуг в пользование отдельным гражданам. Наиболее часто эти действия выражаются в продаже фиктивных проездных билетов, билетов в театр, на стадион, иные зрелищные и развлекательные мероприятия.

Хищение и причинение имущественного ущерба без признаков хищения

В практической деятельности работников правоохранительных органов зачастую существуют определенные трудности, связанные с отграничением преступления, предусмотренного ст. 216 УК, от хищений. Приведем по этому поводу пример.

Проживавшая в Ленинграде дальняя родственница супругов В. гр-ка А. имела на сберегательной книжке вклад в сумме 23 257 руб., который после ее смерти при отсутствии завещания и наследников по закону подлежал обращению в доход государства. Путем обмана В. добились выдачи свидетельства о праве наследования и получили в сберегательной кассе 23 257 руб., присвоив их. По приговору Витебского областного суда В. были осуждены по ст. 93−1 УК РСФСР (хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах). Пленум Верховного Суда СССР пришел к выводу, что содеянное ошибочно квалифицировано как хищение государственного имущества. Деньги А., находясь во владении государства, еще не стали собственностью государства к моменту получения их из сберкассы. Получение же путем обмана денежных средств, которые должны были поступить в доход государства, но еще не стали государственной собственностью, должно квалифицироваться как причинение имущественного ущерба государству при отсутствии признаков хищения. В этом примере Пленум Верховного Суда СССР переквалифицировал действия В. со ст. 93−1 на ст. 94 УК РСФСР (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием) 7.

В другом случае, который произошел в 2005 г., гр-ка К., получив от И. передачу (деньги, спортивную сумку, мобильный телефон, аудиоплейер, факс) из Италии, обязалась передать ее адресату — гр-ке Х. Однако в установленные сроки К. не возвращала посылку Х. Лишь при условии, что Х. вступит в агентство, возглавляемое К., последняя обязалась передать посылку Х. Гр-ка Х. не вступила в агентство, а против К. было возбуждено уголовное дело. Районный суд признал К. виновной в завладении имуществом путем обмана и злоупотребления доверием и осудил за мошенничество. С такой квалификацией согласился и суд кассационной инстанции.

Как видно из указанных примеров, решения судебными органами приняты разные, хотя в обоих случаях имущество еще не поступило в фонды собственника.

Отличие причинения имущественного ущерба без признаков хищения от состава мошенничества состоит в том, что в результате обмана или злоупотребления доверием лицо не завладевает имуществом из наличных фондов собственника, а ущерб причиняется тем, что собственнику не передается имущество, которое ему должно было поступить по тем или иным основаниям.

Одним из отличительных признаков при разграничении хищений и причинения имущественного ущерба без признаков хищения является обстоятельство, указывающее на полномочия лица при получении имущества. Если имущество передано лицу, не уполномоченному на его получение, но выдавшему себя за таковое посредством обманных действий, оно не успевает стать собственностью потерпевшего, в связи с чем действия данного лица не являются хищением, а представляют собой причинение имущественного ущерба, не содержащее признаков хищения (например получение работником типографии платы за книжную продукцию, которая не была учтена при оформлении заказа 9). Если имущество передано уполномоченному лицу (представителю собственника), то такое имущество следует считать поступившим в фонды собственника с момента его фактической передачи, независимо от того, оприходовано оно документально или нет. Завладение имуществом лицом, уполномоченным на его получение, в такой ситуации надлежит квалифицировать как присвоение (ст. 211 УК).

Умышленное невыполнение взятых обязательств (невозвращение собственнику имущества или денежных средств)

Данную форму мы выделили сознательно, хотя она непосредственным образом соприкасается с незаконным пользованием имуществом, непередачей должного, удержанием вещей и т. д., поскольку в существующих экономических условиях неисполнение договорных обязательств весьма распространено, и установить в этом случае, что же имеет место, гражданско-правовой спор или уголовный деликт, крайне затруднительно.

Д., являясь директором ООО «С», используя свое знакомство с директором ОАО «М» Т., устно договорился с ним о проведении коммерческой сделки по взаимозачету с векселями одного из банков. Согласно договоренности Д. получил в бухгалтерии ОАО «М» векселя банка на общую суму 14 млн руб. Впоследствии, рассчитавшись по векселям на сумму 8 млн руб., Д. стал уклоняться от погашения оставшейся части векселей банка, уверяя Т. в погашении своего долга поставкой продукции — металла. В процессе расследования уголовного дела, возбужденного по ст. 216 УК, было установлено, что Д. не смог полностью погасить задолженность перед ОАО «М» по объективным причинам, в частности потому, что другие организации, имевшие долги перед ООО «С», также не погашали задолженность своевременно. В такой ситуации действия Д. не являются уголовно-наказуемыми, а влекут гражданско-правовую ответственность 10.

Представляется, что ст. 216 УК может быть применена и в ситуации, когда индивидуальный предприниматель обманным путем уклоняется от погашения кредиторской задолженности по вступившему в законную силу судебному решению в размере от 40 до 250 базовых величин (за уклонение от погашения кредиторской задолженности по вступившему в законную силу судебному решению на сумму более 250 базовых величин лицо подлежит ответственности по ст. 242 УК). В данном случае причинение имущественного ущерба кредитору в результате уклонения от погашения задолженности может выражаться в сообщении кредитору ложных сведений о непреодолимых препятствиях для своевременного и полного погашения задолженности либо в умолчании о возникновении обстоятельств, существенно ухудшающих финансовое состояние заемщика до наступления срока погашения задолженности.

В ряде случаев ст. 216 УК является общей нормой для целого ряда статей Кодекса, в которых содержится описание признаков преступного неисполнения обязательств по договору.

Безусловно, уголовный закон вышеперечисленные формы причинения имущественного ущерба прямо не выделяет, указывая, что такой ущерб может иметь место лишь при отсутствии признаков хищения.

Согласно примечанию 1 к главе 24 УК под хищением понимается «умышленное противоправное безвозмездное завладение чужим имуществом или правом на имущество с корыстной целью путем кражи, грабежа, разбоя, вымогательства, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения, растраты или использования компьютерной техники».

Формально при причинении имущественного ущерба должен отсутствовать хотя бы один упомянутый признак хищения.

Чаще всего отсутствуют признаки безвозмездности либо завладения имуществом. Вполне допустимо, что может и не быть такого признака, как «чужое» имущество, иначе можно ошибочно подумать, что собственник причиняет ущерб самому себе.

Например, А. являясь владельцем принадлежащего ему на праве собственности автомобиля, передал его во временное пользование В. сроком на полгода. В период пользования В. автомобилем А. решил разыграть похищение своего собственного автомобиля и потребовать от В. компенсации за украденную автомашину. В результате совершенных действий А. удалось получить денежную сумму от В.

Однако в указанном примере в качестве предмета похищения выступает не автомобиль, изымаемый самим собственником, а имущество другого лица, которым завладевают под видом компенсации.

Термин «отсутствие признаков хищения» охватывает и возможное отсутствие такого обязательного признака хищения, как корыстная цель, представляющая собой намерение завладеть имуществом из чужой собственности. В этом случае можно прийти к выводу, что при отсутствии корыстной цели завладения имуществом ст. 216 УК должна предусматривать не только совершение данного преступления с прямым, но и с косвенным умыслом. Например, причинение имущественного ущерба может быть совершено виновным посредством предотвращения отрицательных последствий для себя (несвоевременный возврат заемных средств с целью недопущения срыва иной крупной сделки). Однако на самом деле виновный, совершая преступление, предусмотренное ст. 216 УК, причиняет ущерб собственнику посредством извлечения для себя (или иных лиц) имущественной выгоды. Преследуя же такую преступную цель, лицо в составе ст. 216 УК действует только с прямым умыслом.

В завершение хотелось бы отметить, что потенциал ст. 216 УК во многом не исчерпан, данный состав преступления может применяться ко многим преступным действиям, как против собственности, так и против порядка осуществления экономической деятельности. Универсальность ст. 216 УК еще не до конца изучена и воспринята на практике. Время, а также развитие и совершенствование экономических отношений будут заставлять практических работников каждый раз обращаться к диспозиции данной статьи и искать новые пути разрешения возникающих казусов.

Список использованных источников

1 Хилюта В. Принуждение к совершению действий имущественного характера // Юстиция Беларуси. 2005. № 8. С. 48.

2 Владимиров В. А., Ляпунов Ю. И. Ответственность за корыстные посягательства на социалистическую собственность. М., 1986. С. 190.

3. Яни П. С. Мошенничество и иные преступления против собственности: уголовная ответственность. М., 2002. С. 123−124.

4. Бабий Н. А. Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть: Конспект лекций. — Мн.: «Тесей», 2000. — 288с.

5. Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть: Учебное пособие / Н. Ф. Ахраменка, Н. А. Бабий, В. В. Борода и другие.; Под ред. Н. А. Бабия, И. О. Грунтова — Мн.: Новое знание, 2002. — 912 с.

6. Уголовное право Республики Беларусь. Особенная часть. Мн.: 1999.

7. Комментарий к уголовному кодексу Республики Беларусь. Мн., 2000.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой