Причинение смерти по неосторожности

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. История становления института причинения смерти по неосторожности

1.1 Возникновение и развитие законодательства за причинение смерти по неосторожности

1.2. Основы современного правового регулирования института смерти по неосторожности

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика причинения смерти по неосторожности

2.1 Правовой анализ состава причинения смерти по неосторожности

2.2 Квалифицированные виды причинения смерти по неосторожности

Глава 3. Отдельные вопросы квалификации причинения смерти по неосторожности

3.1 Квалификация причинения смерти по легкомыслию и причинения смерти по небрежности

3.2 Разграничение причинения смерти по неосторожности и смежных составов преступлений

Заключение

Список литературы

Введение

Актуальность темы исследования. Многими факторами обусловлен высокий уровень теоретической актуальности и практической значимости темы моей работы. Преступления против личности на протяжении тысячелетий привлекали к себе внимание юристов, философов, историков, художников, писателей и психологов. Свою профессиональную лепту вносят уголовное законодательство и научные исследования по уголовному праву, сделавшие преступления против личности и в том числе причинение смерти по неосторожности предметом законодательного регулирования, юридического анализа. Как писал философ Гегель, жизнь — основное благо человека, «основа бытия личности» Гегель. Энциклопедия философских наук в 3 т. М.: Мысль; Изд-во социально-экономической литературы, 1977. Т. 3. С. 122. Все остальные блага и ценности имеют второстепенное значение.

Право на жизнь — это естественное право человека, гарантированное международно-правовыми документами. Так, Всеобщая декларация прав человека провозглашает: «Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность» (ст. 3) Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН Резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) [Электронный ресурс] // URL: http: www. un. org, свободный. В Международном пакте о гражданских и политических правах закреплено: «Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни» (ст. 6) Международный пакт о гражданских и политических правах (принят Резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г.) // [Электронный ресурс] // URL: http: www. un. org, свободный. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод также содержит норму, где говорится: «Право каждого лица на жизнь охраняется законом» (ст. 2) Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января, 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.) [Электронный ресурс] // URL: http: www. un. org, свободный.

В Конституции Российской Федерации 1993 г. (ст. 2) записано: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина обязанность государства». Таким образом, на государство возложена защита от незаконных посягательств на права и свободы каждого человека. Долг правоохранительных органов — обеспечить реализацию этих положений.

Преступления, рассматриваемые в данной работе, — причинения смерти по неосторожности — в настоящее время довольно распространены. По данным судебной статистики, в общем количестве уголовных дел, рассматриваемых ежегодно на территории Российской Федерации, доля дел о причинении смерти по неосторожности не превышает 1,5 — 2%. Однако в структуре дел, рассматриваемых судами первой инстанции, среди дел по преступлениям против личности, доля дел о причинении смерти по неосторожности составляет 10 — 15% См.: Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации [Электронный ресурс] // URL: http: //www. supcourt. ru (дата обращения: 10. 05. 2012).

Распространенность неосторожных преступлений связана в настоящее время с развитием различных видов неосторожного преступного поведения, увеличением его вероятности в профессиональной и бытовой деятельности, увеличением причиняемого ущерба. Причём эти тенденции зависят от быстрых изменений в трудовых процессах, связанных с механизацией и автоматизацией, распространением источников повышенной опасности и усложнением требований к управлению ими (в том числе в связи с внедрением компьютерных систем управления, а уровень подготовки операторов низок). Появляются всё более мощные источники энергии, да и воздействия на природу. Растёт число источников повышенной опасности в быту, всё больше появляется транспортных средств, особенно личных. Причём часто это автомобили-иномарки, плохо приспособленные к российским дорогам.

Меняются и сами люди — они становятся всё менее дисциплинированными. Имеет место легкомысленно-пренебрежительное отношение к правилам технической безопасности (наше русское «авось»).

Причём растёт и «цена ошибки», т. е. опасность последствий самонадеянно-легкомысленных либо небрежных решений людей.

В то же время теоретическая разработка вопросов борьбы с причинением смерти по неосторожности в России далеко еще не завершена и требует дополнительных усилий. Определенная теоретическая незавершенность и спорность некоторых вопросов уголовной ответственности за данные преступления влечёт за собой ряд ошибок в деятельности правоохранительных органов.

Всем вышеизложенным и обусловлена актуальность рассматриваемой мною темы.

Степень разработанности темы. Вопросы, связанные с причинением смерти по неосторожности, рассматривали многие известные ученые-юристы: Аистова Л. С., Аниянц М. К., Бородин С. В., Гаухман Л. Д., Загородников Н. И., Игнатов А. Н., Коржанский Н. И., Лубшев Ю. Ф., Лунеев В. В., Михайлов А. Е., Пионтковский А. А., Семенова Н. К. и другие. Однако актуальность темы предполагает необходимость ее дальнейшей разработки.

Цель исследования — анализ вопросов квалификации причинения смерти по неосторожности по уголовному праву Российской Федерации.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1) рассмотреть историю становления института причинения смерти по неосторожности;

2) проанализировать понятие причинения смерти по неосторожности;

3) выявить содержание и сущность признаков причинения смерти по неосторожности;

4) раскрыть элементы состава причинения смерти по неосторожности;

5) изучить проблемы, связанные с квалификацией и отграничением причинения смерти по неосторожности от смежных составов преступления;

6) исследовать судебно-следственную практику по теме.

Объектом исследования является комплекс теоретических и практических вопросов, связанных с квалификацией причинения смерти по неосторожности.

Предметом исследования является российское уголовное законодательство, предусматривающее ответственность за причинение смерти по неосторожности.

Нормативная база. Нормативную базу исследования составили нормы отечественного законодательства, в первую очередь, нормы Конституции Р Ф, Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г., иных федеральных законов и подзаконных нормативных актов.

Теоретическая основа. Теоретическую основу исследования составляют работы отечественных ученых в области уголовного права, посвященные рассматриваемой проблеме. Кроме того, в исследовании использовались труды отечественных авторов по психологии, общей теории государства и права, криминологии и другим отраслям знания.

Методологическая основа. Методологической основой исследования послужила совокупность общенаучных (диалектического, системно-структурного, аналитического, синтетического) и специальных методов познания: историко-юридического (применительно к изучению истории правового регулирования причинения смерти по неосторожности), формально-логического (при анализе понятия причинения смерти по неосторожности и его составообразующих признаков), сравнительно-правового (при анализе отечественных и зарубежных уголовно-правовых норм, закрепляющих причинение смерти по неосторожности), статистического (при сборе и анализе статистических данных об осуждении за причинение смерти по неосторожности).

Эмпирическая база исследования. В работе изучена судебная практика, связанная с реализацией положений ст. 109 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г.

Структура работы. В соответствие с целью и задачами построена структура работы, которая состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников.

ГЛАВА I. История становления института причинения смерти по неосторожности

1.1 Возникновение и развитие законодательства за причинение смерти по неосторожности

смерть причинение неосторожность легкомыслие

Установление уголовной наказуемости преступлений против жизни берёт свое начало в Римском праве. Но здесь мы ещё не встречаем упоминаний о неосторожном лишении жизни См.: Рассолов М. М. Римское право: учебник для вузов / М. М. Рассолов, М. А. Горбунов. М.: Юнити, 2010. С. 221.

В текстах первых памятников древнерусского права — Русская Правда, Судебник 1550 г. (Ивана IV Грозного), Судебник царя Федора Ивановича 1589 г. — выделяются различные составы убийств. Так, нормы об ответственности за убийство содержались во всех редакциях «Русской Правды», но в ней ещё не было четкого разграничения между убийствами и другими посягательствами на жизнь; она лишь устанавливала ответственность за убийство на пиру, в разбое, т. е. преступления связывались только с фактом причинения смерти. Так проявилось влияние византийского права — продукта более цивилизованного народа, о чём писали российские криминалисты еще в XIX в.

В Судебнике 1497 г. См.: Хрестоматия по истории государства и права России / под ред. Титова Ю. П. М.: Проспект, 2008. С. 123. появляется «Запись о душегубстве», в котором под душегубством понималось не только убийство в чистом виде, но и самоубийство и даже смерть в результате несчастного случая (без покаяния в грехах).

В Уложении, принятом Земским собором в 1649 г. См.: Там же. С. 156., произошла дальнейшая дифференциация преступлений против жизни: выделялись умышленное и неумышленное убийство; случайное (невиновное) причинение смерти было ненаказуемым, что отменяло положение, предусмотренное «Записью о душегубстве», относившее любое лишение жизни человека к преступлениям.

В период царствования Петра I идёт дальнейшее обострение противоречий между различными социальными группами, что обусловило проведение законодательной реформы. Уложения Алексея Михайловича не способствовали проведению уголовной политики Петра I, направленной на закрепление и обслуживание абсолютной дворянско-чиновничьей монархии. Артикул воинский и Морской устав были предназначены для военных, но за недостатком общего уголовного законодательства стали распространяться и на гражданских лиц. В Артикуле воинском См.: Там же. С. 214. было много норм о посягательствах на жизнь. Разделялись убийства, совершенные умышленно и неосторожно.

Законодатель обращал внимание на степень случайности: грань между неосторожным и случайным преступлениями была тонкой. Выделив субъективную сторону преступления, законодатель не отказывался и от принципа объективного вменения. Нередко неосторожные действия наказывались, как и умышленные: для суда был важен результат действия, а не его мотив.

По истечении ста с лишним лет, с принятием Свода законов 1832 г. См.: Там же. С. 289. произошли некоторые изменения в уголовном законодательстве в области преступлений против благ частного лица. В частности, впервые предпринята попытка определить понятие убийства, вновь посягательство на жизнь дифференцировалось на умышленное и неосторожное.

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. См.: Там же. С. 311., в разделе, посвященном преступлениям против жизни, здоровья, свободы, чести частных лиц, на первом месте были расположены преступления против жизни, которые подразделялись на две группы и размещались в двух главах: в первой главе предусматривалась ответственность за смертоубийство, а во второй — за самоубийство. В Уложении убийства дифференцировались на простые, квалифицированные, привилегированные и совершенные по неосторожности.

В соответствии со ст. 148 Уложения в отношении несовершеннолетних от 14 лет до 21 года «за преступления, учиненные по неосторожности» применялось «домашнее исправительное наказание» под надзором родителей или опекунов.

В целом, система норм об ответственности за посягательства на жизнь в Уложении 1845 г. выгодно отличалась от предыдущего законодательства, она была продумана и выстроена на основе анализа предшествующего законодательства и практики его применения. Однако в целом это Уложение во многом отставало от уголовных кодексов западных государств, в нём не нашли отражение идеи естественно-правовой теории, ведь естественное право в России понималось сквозь призму православия. Уложение оставалось законодательством крепостного строя. После судебной реформы 1864 г. на фоне обновлений Уложение 1845 г. выглядело архаичным. В него в 1866 и 1885 гг. были внесены изменения, которые, однако, не касались существа самого Уложения, не отвечали существующим реалиям. Оно действовало до 1917 г. (следующее Уголовное уложение было принято в 1903 г. См.: Там же. С. 324., однако в 1904 г. вступили в действие лишь статьи о политических преступлениях).

После Октября 1917 г. было отменено царское законодательство, Декрет о суде № 1 См.: Там же. С. 391. предписывал революционным трибуналам руководствоваться революционным правосознанием. Так уголовное право стало превращаться в политический рычаг управления обществом, в орудие элиты, правящей партии, средство борьбы с инакомыслием.

В первом УК РСФСР 1922 г. См.: Там же. С. 491., в его главе пятой, посвященной преступлениям против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, на первом месте помещены преступления против жизни — убийства. Эта глава напоминала главу Уголовного уложения 1903 г., однако сходство было только внешним: исходя из общего представления (понятия) преступления, убийство должно было быть общественно опасным, а было ли оно действительно таковым, определял суд, формальные признаки убийства отступали на второй план, что позволяло уничтожать неугодных.

УК РСФСР 1922 г. выделял несколько видов убийств, в частности убийство по неосторожности. Как видим, причинение смерти по неосторожности было названо, в отличие от Уголовного уложения, «убийством по неосторожности» (ст. 147). Эти принципы построения системы преступлений против жизни были сохранены и в УК РСФСР 1926 г. См.: Там же. С. 511. Особенностью этого Кодекса было объединение в одной норме (ст. 139) убийства по неосторожности и убийства, явившегося результатом превышения пределов необходимой обороны.

В УК РСФСР 1960 г. Уголовный кодекс РСФСР. Утв. ВС РСФСР 27. 10. 1960 (последняя ред. от 30. 07. 1996) // Ведомости В С РСФСР. 1960. № 40. Ст. 591; Российская газета. 03. 08. 1996. норма о неосторожном убийстве была выделена в самостоятельную статью — ст. 106.

Итак, история развития уголовного законодательства показывает, что жизнь и здоровье человека всегда занимали особое место в системе уголовно-правовой охраны. Проведенный анализ законодательства за причинение смерти по неосторожности позволяет сделать вывод о постепенном развитии соответствующих норм. Порядок установления уголовной ответственности за причинение смерти по неосторожности детерминирован особенностями этапов исторического развития России. Очевидно, что обстоятельное изучение истории развития норм, предусматривающих ответственность за причинение смерти по неосторожности, может стать важным условием повышения эффективности законотворческой деятельности.

1.2 Основы современного правового регулирования института смерти по неосторожности

Как мы показали выше, УК РСФСР 1960 г. не были свойственны приоритет общечеловеческих ценностей, преимущественное уважение прав и свобод человека. Напротив, в нём преобладала защита государственного интереса над защитой интересов граждан: глава о преступлениях против государства и государственной собственности располагалась раньше главы о преступлениях против жизни.

В действующем законодательстве уголовно-правовой охране прав граждан от преступных посягательств посвящен раздел VII Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13. 06. 1996 № 63-ФЗ (ред. от 01. 03. 2012) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954; 2012. № 10. Ст. 1166. (далее — УК РФ), которым начинается его Особенная часть. Помещение ряда преступлений против личности не в гл. 16 «Преступления против жизни и здоровья», а в иные главы вполне оправданно, так как основное содержание, социальный смысл подобных норм определяется не посягательством на интересы личности, а посягательством на другие защищаемые уголовным законом общественные отношения.

Преступления против жизни и здоровья — это особая группа преступлений, при совершении которых человек становится объектом посягательства. Законодатель при структурировании статей об ответственности за «Преступления против жизни и здоровья» (гл. 16 УК РФ) поставил их на первое место в Особенной части. Такое решение не случайно. Провозглашенная ст. 2 Конституции Р Ф концепция приоритета защиты человека, его прав и свобод как высшей ценности нашла реальное воплощение в нормах уголовного закона. Причём жизнь человека охраняется уголовным законом независимо от возраста, морального и физического облика и состояния.

В ст. ст. 105 — 110 УК РФ предусмотрена ответственность за посягательство на жизнь человека. Эти преступления и составляют систему преступлений против жизни, так как каждый их вид можно рассматривать в качестве элемента этой системы, взаимосвязанный с другими видами и образующий в целом единое понятие — посягательство на жизнь.

К посягательствам на жизнь в УК РФ относятся:

а) убийство (ст. 105);

б) убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106);

в) убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107);

г) убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108);

д) причинение смерти по неосторожности (ст. 109);

е) доведение до самоубийства (ст. 110).

Таким образом, согласно действующему российскому уголовному законодательству причинение смерти по неосторожности не относится к видам убийства (как было в УК РСФСР 1960 г.), а является отдельным самостоятельным преступлением. Предложения об этом делались давно См.: Шаргородский М. Д. Преступления против жизни и здоровья. М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1948. С. 194. Ведь в основе убийства всегда лежит умышленное деяние (на практике около девяти из каждых десяти преступлений являются умышленными См.: Рарог А. И. Субъективная сторона и квалификация преступлений. М.: Высшее образование, 2001. С. 27.), а неосторожное причинение смерти происходит при несоблюдении каких-либо правил (обращения с оружием, техники безопасности, обычной житейской предосторожности), когда виновный не предвидит возможности наступления смерти, хотя должен был и мог их предвидеть, либо легкомысленно надеется с помощью каких-то реальных сил предотвратить наступление смерти.

Важно рассмотреть само понятие «неосторожность». Понятие преступления, совершенного по неосторожности, дано в ст. 26 УК РФ. Статья 24 УК РФ раскрывает содержание признака виновности как одного из признаков, названного в определении понятия «преступление» в ст. 14 УК РФ. УК РФ последовательно и определенно проводит принцип субъективного вменения, зафиксированный в ст. 5 УК РФ. Лицо может нести ответственность за содеянное, за причиненные им последствия только при наличии вины, т. е. при соответствующем психическом отношении к содеянному в виде умысла или неосторожности. Вина лица должна устанавливаться по отношению ко всем юридически значимым обстоятельствам преступления.

В ряде статей Особенной части УК РФ прямо указано, что соответствующее преступление может быть совершено только умышленно (ст. ст. 105, 111 — 115 и др.). В других статьях, в частности, в ст. 109 УК РФ, наоборот, подчеркнута неосторожность как форма вины в составе данного преступления.

Действующая редакция ч. 2 ст. 5 УК РФ позволяет утверждать, что если в тексте статьи Особенной части УК РФ не указана форма вины в основном составе преступления или в составе с квалифицирующим последствием, вина может быть только умышленной в одних составах или же умышленной и неосторожной в других составах. Это применительно к каждому составу преступления устанавливается путем толкования уголовного закона с учетом особенностей объективной стороны преступления, включенных в число признаков состава характеристик мотива и цели деяния и иных обстоятельств См.: Неустроева А. В. О некоторых закономерностях познания субъективной стороны преступления // Закон и право. 2011. № 8. С. 60.

Формы вины (умысел и неосторожность), а также виды умышленной вины (прямой и косвенный умысел) и неосторожной вины (легкомыслие и небрежность) отличаются друг от друга соотношением сознания и воли к самому деянию (действию или бездействию) и наступившим последствиям.

Покажем также, что есть жизнь, когда она начинается и когда кончается, т. е. когда может быть совершено причинение смерти по неосторожности.

С какого момента начинается человеческая жизнь — на этот, казалось бы, простой вопрос нет единого ответа. Дело в том, что нередко смешиваются понятия «жизнь как биологический процесс» и «жизнь как объект уголовно-правовой охраны». А их следует различать. О начале жизни как биологического процесса можно говорить с момента зачатия или с несколько позднего периода, когда у человеческого зародыша сформировались полностью его органы. Несомненно, посягательство на жизнь плода с биологической позиции является посягательством на жизнь человека. А что касается жизни как объекта уголовно-правовой охраны, то здесь вопрос гораздо сложнее.

В германской уголовно-правовой литературе преобладает мнение, что началом жизни следует считать самостоятельную жизнь человеческого существа вне утробы матери. Ф. Лист полагал, что самостоятельное существование человека начинается с прекращением плацентарного дыхания и наступлением дыхания через легкие См.: Крылова Н. Е., Серебренникова А. В. Уголовное право зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии): Учебное пособие. Изд. 3-е, переработ., и доп. М.: Зерцало, 2001. С. 51.

В российской уголовно-правовой литературе до 1917 г. были сформулированы две точки зрения по поводу начального момента жизни: одни авторы полагали, что начальный момент жизни должен определяться появлением хотя бы какой-либо части тела ребенка из утробы матери См.: Кабурнеев Э. В. Развитие законодательства об ответственности за убийство // Журнал российского права. 2007. № 8. С. 34., и в советской уголовно-правовой литературе долгое время господствовала эта точка зрения См.: Там же. С. 35., хотя некоторые авторы полагали, что самостоятельная жизнь младенца начинается с отделением его от утробы матери и началом дыхания См.: Шаргородский М. Д. Указ. соч. С. 59. Однако в 1953 г. М. Д. Шаргородский присоединился к первой точке зрения на начальный момент жизни человека.

В последние годы большинство ученых-криминалистов считают начальным моментом жизни начало родов См.: Кабурнеев Э. В. Указ. статья. С. 35. Такое мнение противоречит Приказу Минздравсоцразвития Р Ф от 27. 12. 2011 № 1687н «О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке его выдачи» Российская газета. 23. 03. 2012., где сказано: «Моментом рождения ребенка является момент отделения плода от организма матери посредством родов. … Живорождением является момент отделения плода от организма матери посредством родов… при наличии у новорожденного признаков живорождения (дыхание, сердцебиение, пульсация пуповины или произвольные движения мускулатуры независимо от того, перерезана пуповина и отделилась ли плацента)».

Вопрос о моменте окончания жизни человека в уголовно-правовой литературе также решается неоднозначно. Некоторую ясность в понимание момента наступления смерти внес Закон Р Ф от 22. 12. 1992 № 4180−1 (ред. от 29. 11. 2007) «О трансплантации органов и (или) тканей человека» Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 2. Ст. 62; Российская газета. 04. 12. 2007., однако дискуссия продолжается. Одни считают, что смерть мозга идентична концу жизни, другие с этим не соглашаются См.: Плаксина Т. А. Теоретические основы углубления дифференциации ответственности за убийство // Современное право. 2006. № 2. С. 36. Приводятся и аргументы, как возможность медицинской науки в скором будущем оживлять головной мозг См.: Там же. С. 37.

Приказом Минздрава Р Ф от 20. 12. 2001 № 460 «Об утверждении Инструкции по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга» Российская газета. 30. 01. 2002. утверждена Инструкция, в которой установлены следующие критерии:

1) полное и устойчивое отсутствие сознания (кома);

2) атония всех мышц;

3) отсутствие реакции на сильные болевые раздражения в области трегиминальных точек и любых других рефлексов, замыкающиеся выше шейного отдела спинного мозга;

4) отсутствие реакции зрачков на прямой яркий свет; при этом должно быть известно, что никакие препараты, расширяющие зрачки, не применялись; глазные яблоки неподвижны;

5) отсутствие корнеальных, окулоцефалических, окуловестибулярных, фарингеальных и трахеальных рефлексов (прописанных в Инструкции);

6) отсутствие самостоятельного дыхания.

Исходя из изложенного, неприемлемо мнение со ссылкой на достижения медицины по пересадке сердца, что в интересах дела требуется пересмотр «некоторых вопросов, связанных с признанием смерти донора на более ранней стадии, до начала необратимого процесса распада клеток его организма» Саркисов Г. С., Красиков Ю. А. Ответственность за преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. Ереван, 1990. С. 14.

Итак, можно сделать вывод, что, как и начало жизни, ее окончание — это не одномоментный акт, а процесс, имеющий протяженность во времени и способный протекать по-разному.

Рассматривая современное правовое регулирование института причинения смерти по неосторожности, нельзя не затронуть решение данного вопроса в ряде зарубежных стран.

УК Франции (ст. 221−1) простым признает только умышленное убийство (meurtre). Неумышленное, т. е. неосторожное, убийство (homicide involontaire) образует самостоятельный состав преступления (ст. 221−6) Здесь и далее данные об зарубежных уголовно-правовых нормах приводятся по: Дженис М., Кэй Р. Брэдли. Европейское право в области прав человека (практика и комментарии). М.: Ладомир, 1997. С. 34, 46, 71, 99 и др.; Крылова Н. Е., Серебренникова А. В. Указ. соч. С. 29, 56, 155, 189 и др. Французский У К знает как простой, так и квалифицированный составы неосторожного убийства. Часть 1 ст. 221−6 гласит: «Причинение смерти другому лицу по оплошности, неосторожности, невнимательности, небрежности или неисполнение обязанности по безопасности или неосторожности, возложенной законом или регламентом, образует неумышленное убийство (un homicide involontaire), которое наказывается тремя годами тюремного заключения или штрафом в 300 000 франков». По ч. 2 этой статьи квалифицируются случаи неосторожного убийства, явившегося результатом намеренного неисполнения указанной обязанности.

В германском УК (§ 222) неосторожное убийство, лишение жизни по небрежности наказываются лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом. Квалифицированного состава нет.

В английском уголовном праве простым неумышленным (неосторожным) убийством является противоправное умерщвление другого лица, при котором у субъекта было безупречное психическое состояние, не являющееся умыслом убить или причинить тяжкое телесное повреждение. Простое неосторожное убийство имеет место при совокупности трех критериев: (а) совершенное действие является противоправным и общеопасным; (б) оно совершается вследствие грубой небрежности; или (в) субъект действует опрометчиво в отношении риска причинения смерти или телесного повреждения.

Доктрина и судебная практика проводят важное различие между первым случаем и двумя остальными. Оно идет по следующим двум направлениям. В отличие от случая (а), применительно к случаям (б) и (в) при ненаступлении смерти в результате совершенного действия вопрос о том, образовало ли это действие состав какого-либо преступления, к делу не относится; ответственность может наступить и за бездействие (однако лишь при условии, что субъект находился под уголовно-правовой обязанностью действовать).

В ст. 1112 титула 18 Свода законов США неосторожным признается убийство, совершенное в процессе совершения противоправного действия, не являющегося фелонией, или в ходе совершения правомерного действия противоправным способом либо без надлежащей осторожности или осмотрительности — так, что может быть причинена смерть. Это преступление наказывается штрафом на сумму не более 1000 долларов, либо тюремным заключением на срок не более трех лет, либо тем и другим одновременно или последовательно.

УК штата Пенсильвания в ст. 2504(а) устанавливает общее правило, в соответствии с которым простым неосторожным убийством признается причинение другому лицу смерти как непосредственного результата совершения противоправного действия или же правомерного действия опрометчивым или грубо небрежным способом. Простое неумышленное убийство является мисдиминором Мисдиминор (misdemeano (u)r) — категория наименее опасных преступлений, граничащих с административными правонарушениями. См.: Большой юридический словарь ОНЛАЙН [Электронный ресурс] // URL: law-enc. net (дата обращения: 10. 05. 2012). 1-й степени, за который суд назначает тюремное заключение на определенный срок не свыше пяти лет (ст. 2504(6)).

Следует обратить внимание на то, что в ряде случаев англо-американское уголовное право вменяет в умышленное простое убийство смерть потерпевшего, причиненную по небрежности или случайно либо в ситуации, когда у субъекта было намерение причинить потерпевшему только тяжкое телесное повреждение. Естественно, что неумышленное (неосторожное) простое убийство признается таковым при наличии у субъекта упречного психического состояния, не являющегося, однако, умыслом убить или причинить тяжкое телесное повреждение См.: Ханахок С. М. Институт уголовной ответственности за причинение смерти по неосторожности: понятие и структура // Общество и право. 2010. № 3. С. 144.

Итак, если в Российской Федерации, ФРГ, Франции и многих других странах законодатель под убийством понимает только умышленное убийство, а причинение смерти по неосторожности, являясь преступлением против жизни, убийством не является, то в Великобритании, США и т. д. статутное (законодательное) и общее (прецедентное) право наряду с простым, т. е. без квалифицирующих признаков, умышленным убийством (voluntary manslaughter) признает простым убийством также случаи неумышленного причинения смерти, т. е. причинение смерти по неосторожности (involuntary manslaughter). Иногда, впрочем, и англосаксы, подобно континентальным европейцам, причинение смерти по преступной неосторожности (небрежности) выделяют в особый состав (criminally negligent homicide).

ГЛАВА II. Уголовно-правовая характеристика причинения смерти по неосторожности

2.1 Правовой анализ состава причинения смерти по неосторожности

В отличие от УК РСФСР 1960 г., в УК РФ неосторожное лишение жизни не именуется убийством. Кроме того, уголовная ответственность за это преступление дифференцирована. Основной состав причинения смерти по неосторожности закреплен в ч. 1 ст. 109 УК РФ. Понятие неосторожного причинения смерти здесь не раскрывается.

Родовой объект неосторожного причинения смерти — личность. Видовый — жизнь личности, а непосредственный — жизнь человека. Причем следует помнить, что человек не сводим к своей телесной сущности. Жизнь любого человека состоит не только из биологических процессов, но и включает общественные отношения, обеспечивающие жизнедеятельность человека и охраняющие его жизнь. Вред, причиняемый при неосторожном причинении смерти, невосполним. Все остальные блага и ценности имеют второстепенное значение. Право на жизнь — это естественное право человека, гарантированное международно-правовыми документами.

Относительно объекта причинения смерти общепринятым является мнение, что жизнь в данном случае понимается не только как общественное отношение, но и как биологическое состояние человека См.: Ветров Н. И. Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов. М.: Изд-во «ЭКСМО-Пресс», 2000. С. 135. Отсюда неправомерно лишение жизни любого человека, независимо от возраста (новорожденный, престарелый, молодой и т. д.), морального и физического облика и состояния (негодяй или весьма порядочный человек; физически и умственно здоровый или тяжело больной, невменяемый и т. д.), т. е. когда личность как таковая ещё не состоялась либо произошел «распад» личности, например, из-за алкоголизма. «Жизнь как объект преступления не подлежит качественной или количественной оценке» Демидов Ю. А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М.: Издательство «Прогресс», 1975. С. 123. Равная защита всех людей от преступных посягательств на их жизнь — важный принцип уголовного права.

С объективной стороны рассматриваемое преступление слагается из действия или бездействия, выступающего причиной наступления результата, и самого результата — смерти человека. Виновный нарушает установленные правила поведения в быту, на производстве и т. д., что и приводит в конкретном случае к смерти потерпевшего. Например, производится самовольное подключение неисправных газовых приборов в квартире, в итоге происходит взрыв, влекущий летальный исход одного или нескольких жильцов квартиры или дома Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2009. № 4. С. 20−21.

Действия (бездействие) при совершении причинения смерти по неосторожности по содержанию могут быть самыми разнообразными.

Рассмотрим пример из судебной практики. 10 июля 2007 г. владелец автомашины ВАЗ-21 099 Скворцов, находясь в лесу около реки Медведица Жирновского района Волгоградской области, не предвидя наступления общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности мог и должен был их предвидеть, остановил свой автомобиль в непосредственной близости от крутого обрыва реки. Впоследствии, когда в машину сели пассажиры, Скворцов, будучи в состоянии алкогольного опьянения, также сел в салон на водительское место. Затем, собираясь начать движение, перепутал передачу движения вперед с передачей заднего хода, из-за чего машина упала в реку. Одна из пассажирок — Колодченко Л. В. — не смогла самостоятельно выбраться из салона и утонула. Скворцов был обоснованно осужден по ч. 1 ст. 109 УК РФ к 1 году лишения свободы Архив Волгоградского областного суда за 2008 г.

Состав преступления (ст. 109 УК РФ) сконструирован по типу материальных составов, поэтому деяние полагается оконченным с момента наступления последствий. Помимо факта нарушения общепринятых правил предосторожности лицом и наступления смерти потерпевшего необходимо установить причинно-следственную связь между этими явлениями.

Субъективная сторона — неосторожность.

Неосторожность является формой вины, а вина — это один из признаков субъективной стороны состава преступления. Поэтому кратко вначале рассмотрим эти понятия. В ст. 5 УК РФ сформулирован принцип субъективного вменения: «Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается». Трудность установления субъективных признаков преступления на практике и возникающие в связи с этим ошибки Удельный вес таких ошибок достигает 50%. См.: Нерсесян В. А. Ответственность за неосторожные преступления: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М.: ИНФРА-М, 2006. С. 12. ставят задачи по разработке непротиворечивых законодательных положений, а также четких рекомендаций по их практическому применению.

Содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив и цель. Вина как определенная форма психического отношения лица к совершенному им общественно опасному деянию составляет ядро субъективной стороны преступления, хотя и не исчерпывает полностью ее содержания. Вина — обязательный признак любого преступления Понятие процесса установления вины обстоятельно рассмотрено в кн.: Дагель П. С., Котов Д. П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1974. С. 10 и след. Но она не дает ответа на вопросы, почему и зачем виновный совершил преступление. На эти вопросы отвечают мотив и цель, которые в отличие от вины являются не обязательными, а факультативными признаками субъективной стороны преступления. Вина — необходимая субъективная предпосылка уголовной ответственности и наказания. Законодательное закрепление принципа виновной ответственности имеет большое политическое, нравственное и юридическое значение. Он неразрывно связан с принципом законности, исключая объективное вменение, беззаконие и произвол Высшие судебные органы не раз указывали судам на необхо-димость тщательно исследовать содержание субъективной стороны преступления: форму вины, содержание и направленность умысла, мотивы и цели преступления. См., напр.: Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2006. № 5. С. 12−13; 2008. № 1. С. 21; 2009. № 1. С. 23; 2010. № 12. С. 18; и др..

Вина -- это психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и его последствиям. Уголовно-правовая наука исходит из того, что лицо совершает указанные деяния, обладая свободой воли, понимаемой как способность принимать решения со знанием дела, способность свободно выбирать линию социально значимого поведения. Виновным может признаваться только вменяемое лицо, то есть способное осознавать характер своих действий и руководить ими См.: Паньков И. В. Вопросы законодательного регулирования умышленной вины // Право и политика. 2008. № 4. С. 67.

Элементами вины как психического отношения являются сознание и воля, которые в своей совокупности образуют ее содержание. Таким образом, вина характеризуется двумя компонентами: интеллектуальным и волевым См.: Назаренко Г. В. История вины и виновного вменения в уголовном праве // Российский следователь. 2011. № 17. С. 37. Интеллектуальный элемент вины имеет отражательно-познавательный характер. Он включает осознание или возможность осознания всех юридически значимых объективных свойств совершаемого деяния (особенности объекта, предмета посягательства, характера действия или бездействия, характера и тяжести вредных последствий и др.). Волевой элемент вины имеет преобразовательный характер, он означает отношение воли субъекта к предстоящим вредным изменениям в реальной действительности в результате совершения преступления См.: Петин И. А. Логические основания вины в уголовном праве // Российский следователь. 2009. № 17. С. 19..

Сущность волевого процесса при совершении умышленных преступлений заключается в сознательной направленности действий на достижение намеченного результата, а при неосторожных преступлениях -- в неосмотрительности, невнимательности, проявленных лицом в поведении, предшествующем наступлению социально вредных последствий. Особенность волевого процесса при совершении неосторожных преступлений состоит в том, что лицо не прилагает психических усилий, чтобы избежать причинения общественно опасных последствий своего поведения, хотя имеет такую возможность См.: Кондратьева И. О. К вопросу о недостаточности уголовно-правового запрета за причинение смерти по неосторожности // Казанская наука. 2010. № 9. С. 595.

При дифференциации вины на формы рассмотрению подлежат две концепции: интеллектуалистическая, основная роль в которой отводится интеллектуальным моментам поведения правонарушителя, и волевая, в которой основное значение придается его воле См.: Злобин Г. А., Никифоров Б. С. Указ. соч. С. 59. Приверженцы интеллектуалистической концепции в качестве основы разграничения форм вины рассматривают проявления интеллектуальных моментов сознания. Приверженцы волевой теории умысла и неосторожности в основе их деления усматривают преобладающую роль волевых аспектов.

С точки зрения психологической теории вина представляется психологическим процессом, протекающим в сознании лица, совершающего преступление, совпадающим с основными психологическими компонентами См.: Питецкий В. В. К вопросу о степени вины в уголовном праве // Уголовное право. 2006. № 3. С. 41.

В соответствии с уголовно-правовым принципом вины (ст. 5 УК РФ) и законодательным определением преступления (ч. 1 ст. 14 УК РФ) вина представляет собой неотъемлемое свойство деяния и обязательный признак любого состава преступления. В законе нет определения понятия вины. В. И. Ткаченко справедливо отмечает: «Глава 5 УК названа „Вина“. Однако определения вины в законе не дано, следовательно, не очерчены общие рамки умысла и неосторожности. Вина — категория правовая. Она названа в ст. 49 Конституции Р Ф, в ст. 5, 14, 24, 60 Уголовного кодекса РФ и в других нормативных актах, однако ни в одном из них нет ее определения» Ткаченко В. И. Пробелы в новом Уголовном кодексе Рос-сии // Законодательство. 1997. № 3. С. 79..

Различные предусмотренные законом сочетания интеллектуального и волевого элементов образуют две формы вины: умысел и неосторожность (см. табл. 1 в приложении к настоящей работе), описанные в ст. ст. 25 и 26 УК РФ, по отношению к которым вина является родовым понятием.

Вину как правовое явление следует рассматривать в контексте единства формы и содержания. В теории права «совершенно основательно подчеркивается это единство, поскольку содержание вины немыслимо вне определения формы, а в свою очередь форма вины не имеет никакой цены, если она не есть форма содержания» Сатушиев А. Х. Актуальные проблемы концепции вины в уголовном праве и вопросы их преемственности // Юристъ — Правоведъ. 2007. № 4. С. 35.

Многочисленные научные труды исследователей форм вины убеждают нас в том, что в современном праве разграничение форм и видов вины носит сбалансированный комплексный характер, основанный на интеллектуально-волевых моментах противоправного поведения См.: Ширяев А. Ю. Социально-этическое и предметное содержание вины в уголовном праве // Электронное приложение к Российскому юридическому журналу. 2011. Т. 6. № 4. С. 45.

Признать лицо виновным -- значит установить, что оно совершило преступление либо умышленно, либо по неосторожности. То есть, доказывание умышленного или неосторожного характера совершенного преступления -- это форма познания судом реального факта, существующего вне сознания судей, независимо от него. Познание этого факта осуществляется путем оценки собранных по делу доказательств, относящихся ко всем обстоятельствам совершенного преступления См.: Иванов С. А. Понятие, основные характеристики и показатели вины в уголовном праве России. Ставрополь, 2005. С. 19−20.

Преступлением признается только общественно опасное деяние, поэтому лицо, его совершившее, виновно перед потерпевшим, перед обществом, перед государством. Эта сторона вины раскрывается в ее социальной сущности, которую составляет проявившееся в конкретном преступлении искаженное отношение к основным ценностям общества. Такое отношение при умысле является отрицательным (так называемая антисоциальная установка), а при неосторожности -- пренебрежительным (асоциальная установка) либо недостаточно бережным (недостаточно выраженная социальная установка) См.: Там же. С. 21..

Итак, вина есть психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию, в котором проявляется антисоциальная, асоциальная либо недостаточно выраженная социальная установка этого лица относительно важнейших ценностей общества.

Сознание и воля -- это элементы психической деятельности человека, которые образуют содержание вины. Находясь в тесном взаимодействии, интеллектуальные и волевые процессы не могут противопоставляться друг другу; всякий интеллектуальный процесс включает и волевые элементы, а волевой в свою очередь включает интеллектуальные. Но между сознанием и волей имеется различие. Различие в интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта преступления, лежит в основе деления вины на формы, а в пределах одной и той же формы -- на виды.

Форма вины -- это установленное уголовным законом соотношение (сочетание) элементов сознания и воли совершающего преступление лица, которое характеризует его отношение к деянию. Уголовное законодательство предусматривает две формы вины -- умысел и неосторожность Термин «dolus» — умысел и «culpa» — неосторожность введены в оборот еще римским правом. См.: Рассолов М. М. Указ. соч. С. 284.

Следует отметить, что в теории уголовного права продолжаются до сих пор дискуссии о существовании более сложных разновидностей форм вины, чем умысел и неосторожность См.: Смердов А. А., Власова А. Л. Вина в уголовном и гражданском праве // Вестник Российского нового университета. 2009. № 4. С. 73. Подробно рассматривать данную точку зрения мы не будет, во-первых, потому, что исследование этого вопроса выходит за рамки темы, а, во-вторых, потому, что ещё в XIX в. Н. С. Таганцев утверждал: «Оба вида виновности могут встречаться не только порознь, но и совместно. В последнем случае по общему правилу такое совпадение рассматривается как совокупность двух отдельных преступлений, так как все попытки признания при этих условиях особой переходной формы виновности отброшены и в доктрине, и в современных кодексах. Только в виде исключения при некоторых преступлениях подобная осложненная форма признается отдельным квалифицирующим признаком» Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Лекции: Часть Общая. В 2 т. Т. 1. М.: Наука, 1994. С. 93.

Известное теории и практике подразделение умысла и неосторожности на виды нашло отражение в УК РФ, в котором предусматривается деление умысла на прямой и косвенный (ст. 25 УК РФ), а неосторожности -- на легкомыслие и небрежность (ст. 26 УК РФ). Вина реально существует только в определенных законодателем формах и видах, вне умысла или неосторожности вины быть не может. Форма вины в конкретных преступлениях либо указывается в диспозициях статей Особенной части УК РФ, либо подразумевается См.: Иванов С. А. Указ. соч. С. 31.

Если характер действий либо указанная в законе цель деяния свидетельствует о том, что данное преступление может совершаться только с умыслом, то форма вины в диспозиции уголовно-правовой нормы может и не указываться (терроризм, кража, грабеж, изнасилование, клевета, взяточничество и др.). Форма вины может быть не указана и в тех случаях, когда об умышленном характере преступления свидетельствует тот или иной способ законодательного описания деяния, то есть использование специальных приемов законодательной техники, таких, например, как указание на заведомую незаконность действий, на специальный мотив, злостность и т. д.

Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ч. 2 ст. 24 УК РФ).

Форма вины является субъективной границей, отделяющей преступное поведение от непреступного. Это проявляется в тех случаях, когда закон устанавливает уголовную ответственность только за умышленное совершение общественно опасного деяния (например, ст. 115 УК РФ). Форма вины определяет квалификацию преступления, если законодатель дифференцирует уголовную ответственность за совершение общественно опасных деяний, сходных по объективным признакам, но различающихся по форме вины См.: Попов И. Указание в диспозиции уголовно-правовой нормы на форму вины // Уголовное право. 2009. № 6. С. 45. Так, форма вины служит разграничительным критерием квалификации убийства (ст. 105 УК РФ) и причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ), причинения тяжкого и средней тяжести вреда здоровью (ст. ст. 111, 112, 118 УК РФ), уничтожения или повреждения имущества (ст. ст. 167 и 168 УК РФ). Форма вины во многих случаях служит основанием законодательной дифференциации уголовной ответственности: одно и то же деяние наказывается значительно строже при умышленном совершении, чем при неосторожной вине. Вид умысла или неосторожности, не влияя на квалификацию, может служить важным критерием индивидуализации уголовной ответственности и наказания. Преступление, по общему правилу, представляет более высокую степень опасности, если оно совершено с прямым умыслом, нежели с косвенным. Точно так же преступное легкомыслие обычно опаснее преступной небрежности. Форма вины предопределяет условия отбывания наказания в виде лишения свободы. Так, согласно ст. 58 УК РФ лица, осужденные к этому наказанию на срок не свыше пяти лет за преступления, совершенные по неосторожности, отбывают наказание в колонии-поселении, тогда как лица, осужденные за умышленные преступления, — в исправительной колонии общего, строгого или особого режима либо в тюрьме. Итак, юридическое значение формы вины весьма значительно и разнообразно.

Статья 26 УК РФ определяет неосторожную вину так: 1. Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности. 2. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий. 3. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

В законе не говорится о том, что лицо должно осознавать общественно опасный характер своего действия или бездействия. Это обусловлено тем, что при совершении неосторожных преступлений, действие или бездействие виновного, взятое без последствий, может и не быть общественно опасным. Но если оно повлекло за собой общественно опасный результат, то в целом уже образует объективную сторону неосторожного преступления См.: Ханахок С. М. Указ. статья. С. 145.

В уголовно-правовой литературе высказано мнение о том, что специфика волевого содержания преступления, совершаемого по неосторожности, состоит в том, что оно имеет собственные мотив и цель, не распространяющиеся на общественно опасные последствия, а заключающиеся в актах поведения, не совместимых с обязанностями лица. При совершении указанных преступлений общественно опасные последствия являются не целью действий лица, а побочным, вторичным их результатом, последствием вторичного порядка См.: Дагель П. С., Котов Д. П. Указ. соч. С. 60. Действительно, неосторожные преступления имеют собственные мотивы и цели. Причем, мотив и цель могут быть различными при неосторожной вине. Следует лишь точно подходить к терминологии. Поэтому-то в теории уголовного права мотивы и цели в неосторожных преступлениях справедливо называются «мотивами и целью поведения» лица, совершившего неосторожное преступление См.: Антонян Ю. М. Проблемы неосторожной преступности // Вестник Воронежского института МВД России. 2011. № 1. С. 4.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой