Предмет логики

Тип работы:
Курс лекций
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Тема 1. Предмет и значение логики
    • Тема 2. Логика и язык
    • Тема 3. Основные методологические принципы логики
    • Тема 4. Суждение
    • Тема 5. Выражение суждений на языке предикатов
    • Тема 8. Норма
    • Тема 7. Умозаключение. Дедуктивные умозаключения
    • Тема 8. Категорический силлогизм
    • Тема 9. Аналогия
    • Тема 10. Понятие
    • Тема 11. Отношения между понятиями
    • Тема 12. Виды определений
    • Тема 13. Правило определений. Ошибки
    • Тема 14. Деление и его ошибки. Ошибки
    • Тема 15. Классификация
    • Тема 16. Аргументация и доказательство
    • Тема 17. Правило постарения логических правил
    • Тема 18. Проблема и гипотеза
    • Тема 19. Управленческое решение
    • Сноски

Тема 1. Предмет и значение логики

Предмет и значение логики.

Вначале логика возникла и развивалась в недрах философии как единой науки, объединявшей всю совокупность представлений людей об окружающем мире и самом человеке, его мышлении. При этом первоначально законы и формы правильного мышления изучались в границах ораторского искусства, как одного из средств воздействия на умы людей, убеждения их в целесообразности определенного поведения. Так было в Древней Индии, Древнем Китае, Древней Греции, Древнем Риме, а также средневековой России. Однако в искусстве красноречия логический аспект представляет пока еще как подчиненный, ибо логические приемы служат не столько цели достижения истины, сколько цели убеждения аудитории.

Основные этапы развития логики.

Логика как самостоятельная наука начинала формироваться в Индии, Китае, Греции задолго до нашей эры. На начальных этапах ее развития в Древней Индии большое внимание уделялось теории умозаключения, которое отождествлялось с доказательством. В Древнем же Китае большинство логических теорий было разбросано по различным трактатам, которые посвящались вопросам философии, этики, политики и естествознания. В них акцентируется внимание на таких логических проблемах, как теория имен, теория высказывания, теория рассуждения, законы мышления.

Наиболее обстоятельно теоретические проблемы логики были разработаны и систематизированы в Древней Греции. Одним из ее видных представителей был известный философ-материалист Демокрит (460 — 370 до н. э). Он — создатель системы логики, которая была отражена в специальном трактате «О логике, или Каноны», состоявшем из трех книг. Название «Каноны» означает «правила», «критерии». Свою логику Демокрит строит на эмпирической основе, поэтому он выступает как один из основателей индуктивной логики.

Проблемами логики занимались также и древнегреческие философы — Сократ (около 469 — 399 дон. э), Платон (428 — 347до н. э). Сократ, например, считал, что любой предмет может быть познан лишь в том случае, если его можно свести к общему понятию. И судить о нем необходимо на основе этого понятия. Платон, являясь учеником Сократа, значительное место отводил в своих взглядах вопросам теории познания и логики. Он стремился образовать понятия и затем осуществить деление понятия на его виды. Излюбленным логическим приемом Платона была дихотомия, т. е. деление понятия «А"на «В» и «не-В» (например, животные делятся на позвоночных и беспозвоночных).

Одним из значительных философов и ученых Древней Греции был Аристотель (384 — 322 до н. э). Он дал систематическое изложение логики. Его основными трудами в этой области явились «Первая аналитика» и «Вторая аналитика», в которых дана теория силлогизма, определение и деление понятий, теория доказательства. Впоследствии все шесть своих логических трактатов он объединил под общим наименованием"Органон" (орудие познания действительности). Заслуга Аристотеля заключается также в том, что он сформулировал такие законы правильного мышления, как закон тождества, закон противоречия, закон исключенного третьего. Это он изложил в своем труде «Метафизика».

Важно иметь в виду, что Аристотель впервые в истории античной философии занялся специальным изучением внутренней структуры человеческого мышления и стремился вывести логические формы из реального содержания мысли. Законы и правила логики, на его взгляд, не произвольны, а берут объективные истоки в отношениях предметного мира.

В середине века (VI-XV вв.) логика в значительной мере была подчинена интересам богословия. В этот период теоретический поиск в логике развернулся вокруг проблемы объяснения природы общих понятий. Так, представители реализма того периода, продолжая взгляды Платона, утверждали, что общие понятия в логике существуют реально вне единичных понятий; при этом они составляют некую сверхъестественную сущность последних. Подобной точки зрения придерживались, например, Ансельм Кентерберийский (1033−1109), Фома Аквинский (1225−1274).

Представители же номинализма, напротив, полагали, что реально существуют только единичные понятия, а общие — лишь имена, названия для них. Такой позиции придерживались И. Росцелин (1050−1120), У. Оккам (1285−1349) и др. Однако в итоге этих споров как одна, так и другая сторона принижали роль логического знания.

Основателем арабоязычной логики считается сирийский математик аль-Фараби (870−950), прокомментировавший весь аристотелевский «Органон». Его логика направлена на анализ научного мышления. Аль-Фараби выделяет в логике две ступени: одна охватывает представления и понятия; другая — теорию суждений, выводов и доказательств.

Развивает логику в этот период известный таджикский мыслитель Ибн Сина (Авиценна, 980−1037). В работе «Логика"он стремится обобщить аристотелевскую силлогистику, установить зависимость между категорическими и условными суждениями.

В XV — XVI вв., в эпоху Возрождения, происходит активизация эмпирических тенденций в логике и методологии научного знания. В этот период происходит бурное развитие науки, она сближается с практикой. Все значительнее место среди других наук начинает занимать математика.

В развитии логики большую роль сыграл английский философ-материалист Ф. Бэкон (1561−1626). Он разработал основы индуктивной логики в своем труде «Новый Органон», который, по мысли автора, должен был заменить старый аристотелевский «Органон». Если прежние философы подчеркивали в логике только средство проверки и обоснования истины, то Ф. Бэкон предложил использовать логику в качестве эффективного средства для осуществления научных открытий. Задача логики, согласно взглядам Ф. Бэкона, состоит в обоснованности индуктивных выводов, в которых рассуждения человека идут от частного вывода к общему знанию. Он также разработал методы определения причинной связи между явлениями: метод сходства, метод различия, соединенный метод сходства и различия, метод сопутствующих изменений, метод остатков.

Успехи опытного естествознания ХVI-ХVII вв. характеризовались прежде всего развитием математики и механики земных и небесных тел. Ограниченность научного познания того времени привела к установлению метафизического взгляда на природу как на застывшую и неизменную систему. Метафизический способ мышления впоследствии сказался на понимании предмета формальной логики. Ее законам придали абсолютный характер, т. е. распространили их сферу действия не только на мышление, но и на окружающий человека природный мир. Весомый вклад в развитие логики внесли французские исследователи, прежде всего Р. Декарт (1596−1650). Он сформулировал четыре основных правила любого научного исследования:

1) истинно лишь то, что познано, проверено и доказано;

2) расчленять сложное на простое;

3) восходить от простого к сложному, от более очевидного к менее очевидному;

4) исследовать предмет во всех деталях.

Последователи Р. Декарта Арно и Николь в 1662 г. написали книгу «Логика, или Искусство мыслить», где поставили задачу освобождения логики Аристотеля от внесенных в нее последующими представителями логической науки схоластических ошибок.

Немалая заслуга в развитии логики принадлежит представителям немецкой классической философии, особенно И. Канту (1724−1804) и Г. В. Ф. Гегелю (1770−1831). Так, И. Кант выступил, в частности, против абсолютизации законов логики. По взглядам И. Канта, логика представляет собой науку о необходимых законах, правилах рассудка вообще. Вот почему логика, по его рассуждениям, должна изучать форму мышления в отрыве от его содержания, т. е. независимо от объекта мышления. Он утверждал, что логика отвлекается от всякого содержания, а следовательно, и от самих вещей. И. Кант выдвинул новый тип логики, которую назвал трансцендентальной (от лат. transcendere — переступать). В ней логические формы рассматриваются как априорные (доопытные) свойства рассудка, обусловливающие возможность всеобщего и необходимого знаний явлений опыта. Позитивным вкладом в логику является то, что немецкий ученый отличал логическое основание и логическое следствие от реальной причины и реального следствия. И. Кант признавал также существование"чисто формальной" логики, которая имеет дело с «чистыми» формами мышления.

Обстоятельную критику взглядам И. Канта на сущность формальной логики дал Г. В. Ф. Гегель. В то же время он критически относился вообще к формальной логике. Свое отношение к этой науке как «метафизической» он строил исходя из объективно-идеалистического положения о тождестве законов мышления и бытия. Критику законов формальной логики Г. В. Ф. Гегель дал во второй книге своей работы «Наука логики», в разделе «Учение о сущности». По мнению Гегеля, законы логики носят всеобщий характер, распространяются на все сферы действительности. Однако такой универсальной логикой должна стать не формальная логика, а диалектика саморазвития, «инобытием» которого является внешний мир.

Определенное внимание развитию логики уделяли К. Маркс (1818−1883), Ф. Энгельс (1820−1895), а позже В. И. Ленин (1870−1924). В своих философских работах они отмечали, что традиционная логика является теорией правильно познающего мышления. Мышление же, не подчиняющееся положениям логики, не способно адекватно отразить объективную реальность. В. И. Ленин отмечал, в частности, ограниченность познавательных задач формальной логики. Однако такая ограниченность не лишает ее права оставаться наукой со своим специальным предметом изучения.

Крупными русскими исследователями в области логики были М. И. Каринский (1840−1917) и Л. В. Рутковский (1859−1920). Так, М. И. Каринский внес значительный вклад в разработку классификации умозаключений. Основной замысел его логической теории характеризуется стремлением построить аксиоматико-дедуктивную систему логики, исходя из основного отношения равенства (т.е. «тождества»); описать в ней дедуктивные и индуктивные умозаключения.

Л.В. Рутковский — автор труда «Основные типы умозаключений» (1888). Если М. И. Каринский строил теорию выводов, используя лишь отношения тождества, то Л. В. Рутковский считает возможным признать равноправными с отношениями тождества и такие, как отношения сходства, сосуществования и др. Умозаключения делятся им на интенсивные (т.е. рассматриваемые в логике содержания) и экстенсивные (рассматриваемые в логике объема).

С начала XX столетия формальная логика получает дальнейшее развитие. Возникла математическая логика, широко применившая метод математической формализации и специальный аппарат символов к определенному кругу логических операций.

Формализация и предельное абстрагирование от конкретного содержания высказываний позволили решить ряд трудных логических задач в области математики и нашли применение в работе электронно-вычислительных машин, теории программирования и т. п. Значительный вклад в разработку современной математической логики внесли наши отечественные ученые математики: А. П. Колмогоров, А. А. Марков, П. С. Новиков, М. В. Келдыш и др. Однако математическая логика не охватывает всех проблем естественной логики мышления. За формальной логикой остается ее познавательная функция и методическая роль как науки о законах и формах правильной мысли, ведущей к утверждению истины.

Тема 2. Логика и язык

Мышление и язык.

Мысль человека всегда выражена языком, которым в широком смысле называют любую знаковую систему, выполняющую функции формирования, хранения и передачи информации и выступающую средством общения между людьми. Вне языка могут быть переданы только посредством мимики или жестов неясные побуждения, волевые импульсы, которые хотя и важны, однако несравнимы с речью, раскрывающей замыслы, чувства и переживания человека. Однако связь языка и мышления достаточно сложна.

Соотношение языка и мышления.

Язык и мышление образуют единство: без мышления не может быть языка, и мышление без языка невозможно. Выделяют два основных аспекта этого единства:

генетический, который выражается в том, что возникновение языка было тесно связано с возникновением мышления, и наоборот;

функциональный — языки мышление в сегодняшнем, развитом состоянии, представляют собой такое единство, стороны которого взаимно предполагают друг друга.

Однако это вовсе не означает, что язык и мышление тождественны друг другу. Между ними существуют и определенные различия.

Во-первых, отношение между мышлением и языком в процессе отражения человеком мира не может быть представлено в виде простого соответствия мыслительных и языковых структур. Обладая относительной самостоятельностью, язык специфическим образом закрепляет в своих формах содержание мыслительных образов. Специфика языкового отражения заключается в том, что абстрагирующая работа мышления не прямо и непосредственно воспроизводится в формах языка, а закрепляется в них особым образом. Поэтому язык часто называют вторичной, косвенной формой отражения, так как мышление отражает, познает предметы и явления объективной действительности, а язык обозначает их и выражает в мысли, т. е. они различаются по своим функциям.

Во-вторых, различие существует и в строении языка и мышления. Основными единицами мышления являются понятия, суждения и умозаключения. Составными частями языка являются: фонема, морфема, лексема, предложение (в речи), аллофон (звук) и другие.

В-третьих, в формах мышления и языка действительные процессы получают упрощенное в известном смысле отражение, но в каждом случае это происходит по-разному. Мышление фиксирует противоречивые моменты любого движения. Развиваясь само, оно воспроизводит в идеальных образах с разной степенью глубины и детализации, постепенно приближаясь к полному охвату предметов и их определенности, к постижению сущности. А там, где начинается закрепление, вступает в свои права язык. Язык как форма отражения мира, подобно мыслительным образам, может представлять действительность более или менее полно, приблизительно верно. Закрепляя в своих формах содержание мыслительных образов, язык выделяет и подчеркивает в них то, что ранее было сделано мышлением. Однако делает он это с помощью своих, специально выработанных для этого средств, в результате чего в формах языка достигается адекватное воспроизведение характеристик объективной реальности.

В-четвертых, язык развивается под влиянием предметной деятельности и традиций культуры общества, а мышление связано с овладением законами логики субъектом, с его познавательными способностями.

Поэтому овладение языком, грамматическими формами, лексикой является предпосылкой для формирования мышления. Не случайно известный отечественный психолог Л. С. Выготский подчеркивал, что мысль никогда не равна прямому значению слова, однако она и невозможна без слов. Язык и мышление, находясь в таком противоречивом единстве, оказывают друг на друга взаимное влияние. С одной стороны: мышление представляет содержательную основу для языка, для речевых выражений; мышление контролирует использование языковых средств в речевой деятельности, саму речевую деятельность, управляет использованием языка в коммуникации; в своих формах мышление обеспечивает освоение и наращивание знания языка и опыта его употребления; мышление определяет уровень языковой культуры; обогащение мышления ведет к обогащению языка.

С другой стороны: язык является средством формирования и формулирования мысли во внутренней речи; язык выступает по отношению к мышлению в качестве основного средства вызова мысли у партнера, ее выражения во внешней речи, тем самым делая мысль доступной для других людей; язык представляет собой средство мышления для моделирования мысли; язык представляет мышлению возможность управлять мыслью, так как оформляет мысль, придает ей форму, в которой мысль легче обрабатывать, перестраивать, развивать; язык по отношению к мышлению выступает как средство воздействия на действительность, средство прямого, а чаще всего косвенного преобразования действительности через практическую деятельность людей, управляемую мышлением с помощью языка; язык выступает в качестве средства тренировки, оттачивания, совершенствования мышления.

Таким образом, соотношение языка и мышления разнообразно и существенно. Главное в этом соотношении: как для мышления необходим язык, так и для языка необходимо мышление.

Язык формальной логики.

С чем же связано наличие собственного языка логики как науки? Дело в том, что естественному языку присущи некоторые недостатки, которые не позволяют логике ограничиваться использованием только его.

Основными недостатками естественного языка являются:

изменение значения слов с развитием общественной практики и по истечении определенного времени;

многозначность некоторых слов;

расплывчатость, неопределенность отдельных слов, не позволяющая с их помощью определить предмет науки;

несовершенство правил построения выражений, которое в логическом смысле несет на себе печать многозначности понимания вербальной мысли;

деление естественного языка на большое количество языков разных стран и народов, в результате чего одна и та же мысль может быть оформлена различными языками.

Формальная логика пытается искоренить данные недостатки в своей области. Это достигается на основе введения специального символического языка. Внутри формальной логики операции с мыслями заменяются действиями со знаками. Общепринятым в современной логике является так называемый язык логики предикатов. Рассмотрим кратко принципы построения и структуру этого языка.

Важное значение для выявления логической формы мыслей при анализе естественного языка имеет смысловая или семантическая характеристика языковых выражений. В этом плане в формальной логике используются две группы терминов дескриптивные и логические.

Дескриптивные термины (лат. descriptic — описание) — это имена предметов, предикаторы и функциональные знаки. Они выражаются словами естественного языка и на данный момент речемыслительной деятельности адекватно отражают предмет мышления.

Имена предметов — это слова или словосочетания, которые обозначают отдельные предметы или классы однородных предметов.

Предикаторы — это языковые выражения, которые обозначают свойства или отношения, наличие которых в суждениях утверждается или отрицается.

Функциональные знаки — это принятые обозначения предметных функций, операций (Sin a, «+» и др.).

Логические термины заменяют в естественном языке определенные союзы (логические постоянные, или логические константы).

На основе семантических категорий естественного языка создан специальный алфавит языка логики предикатов. Из соображений удобства сведем его основные символы в таблицу.

Символ

Способ употребления

Название

Читается

x, y, z

предметные переменные

p, q, r

пропозиционные переменные

Р, Q, R

предикатные переменные

^

p ^ q

конъюнкция

p и q

v

p v q

дизъюнкция слабая

p или q

v

p v q

дизъюнкция сильная

либо p, либо q

->

р — > q

импликация

если p, то q

< ->

р < -> q

эквиваленция (эквивалентность)

p тогда и только тогда, когда q

-

-p

отрицание

неверно, что р

С помощью приведенного искусственного языка строится формализованная логическая система, называемая исчислением предикатов, систематическое изложение которой осуществляется в символической логике. Нами же элементы языка логики предикатов будут использоваться в дальнейшем изложении для анализа отдельных фрагментов естественного языка.

Таким образом, изучение логики мыслительного процесса, знание логических форм, выраженных в обычном словесном языке, и логических законов, ими управляющих, сохраняет свое значение и актуальность для формирования у человека его логической культуры.

Тема 3. Основные методологические принципы логики

В качестве высшего методологического принципа выступает требование объективного рассмотрения. Этот принцип вытекает из материалистического решения основного вопроса философии, т. е. из мировоззренческого принципа первичности материального и вторичности идеального. Он требует при исследовании всякого объекта исходить из него самого, а мышление предмету, внутренней логике взаимосвязи и взаимозависимости его сторон.

Следствием принципа объективности рассмотрения яывляется требование не идти от вторичных явлений, а, наоборот, исходя из первичности явлении, из причин выявлять все возможные следствия

Применительно к преступности этот метод можно сформулировать так: не от преступности идти к ее причинам, а из данных условий жизни выводить ожидаемые правонарушения.

Другим следствием принципа объективности является принцип конкретности, требующий при изучении объекта исходить из его особенностей, специфических условий его существования, а принципы и методы исследования объекта использовать лишь в качестве ориентиров, направляющих познание на выявление его внутренней природы.

Принципом диалектической логики является также требование рассматривать объект во всех его связях и отношениях, называемое принципа всесторонности рассмотрения. Этот принцип следует из мировоззренческого принципа всеобщей связи. В самом деле, если предмет предоставляет собой единство взаимосвязанных сторон, свойств и т. д., если он находиться в многочисленных связях с другими предметами, то. Чтобы познать предмет, необходимо стремиться охватить все эти связи и отношения.

Важным принципом диалектической логики является принцип историзма, который требует рассматривать объект в его развитии, самодвижении, изменении, т. е. изучать его возникновение, переходы от одних стадий развития к другим вплоть до настоящего времени, с тем чтобы предсказать его будущее состояние. Принцип историзма является следствием мировоззренческого принципа всеобщего развития. Действительно, если все в мире находиться в движении, изменении. То, для того чтобы познать то или иное явление, нужно изучить процесс его изменения, его развитие.

Принципом историзма не сводиться к требованию воспроизвести историю исследуемого объекта в том виде, в каком она является в действительности. Он требует идти дальше этого и выявлять закономерности смены одних стадий развития объекта другими. Именно выполнение последнего требования позволяет научно объяснить свойства и связи объекта, раскрыть его сущности и предсказать с определенной степенью вероятности его будущее развитие.

Тема 4. Суждение

Истолкование суждения как сочетания слов.

Представители номиналистической логики рассматривают логику как науку о языке. «Логика, — говорит английский номиналист Р. Уэтли, — имеет дело только с языком. Язык вообще, для какой бы цели он не служил, составляет предмет грамматики, язык же, насколько он служит средством… для умозаключения, составляет предмет логики. Исходя из такого понимания предмета логики, номиналисты отождествляют суждение с предложением. Для них суждение — это сочетание слов или имен.

«Предложение, — говорит номиналист Гоббс, — есть словесное выражение, состоящее из двух, связанных между собой связкой имен… Таким образом,

согласно номиналистам, то о чем мы, что-либо утверждаем (или отрицаем) в суждении, есть определенная связь этих слов. Такое истолкование природы суждения неправильно. Конечно, всякое суждение выражается в предложении. Однако предложение есть только языковая оболочка суждения, а не само суждение.

Суждение и предложение.

Если материальной оболочкой понятия служит слово, то материальной формой существования, носителем суждения выступает предложение.

Предложения делятся на:

а) Повествовательные.

б) Вопросительные.

в) Побудительные.

а) Повествовательные предложения выражают суждения. Они могут быть не только двусоставными, но и односоставными.

б) Вопросительные предложения, не выражают суждений. Бывают лишь правильными и неправильными.

в) Побудительные предложения, подобно вопросительным, тоже основаны на каких — либо суждениях.

Истолкование суждения как сочетания представлений или понятий

Значительная часть логиков-идеалистов считает, что-то, о чем мы нечто утверждаем или отрицаем в суждении, есть представления (или понятия), а то, что мы утверждаем или отрицаем в суждении, является определенным отношением между этими представлениями (или понятиями). Наиболее рельефно эта точка зрения на суждение выражена у Канта и неокантианцев. Если номиналисты отождествляли суждение с предложением, то Кант и неокантианцы отрывают суждение от предложения, — говорит Кант, — я уже должен судить… «

По мнению Канта, суждение есть соединение представлений в сознании… Это представление сознаний лишь тогда имеет необходимый характер, когда данные представления подводятся под априорные чисто рассудочные понятия.

«Если разложить, — говорит Кант, — все наши синтетические суждения, насколько они объективны, то окажется, что они никогда не состоят из одних созерцаний, связанных, как обыкновенно полагают, в суждении только через простое сравнение; они были бы невозможны, если бы к отвлеченным от созерцания понятиям не было присоединено еще чисто рассудочное понятие, под которое те понятия подводятся и только таким образом связываются в суждение, имеющее объективное значение.

Таким образом, у Канта истолкование суждения как установления связи или отношений между представлениями или понятиями необходимо связано с идеалистическим истолкованием всей действительности.

То, о чем нечто утверждается в суждении, есть, следовательно, представления.

То, что утверждается в отношении этих представлений, есть определенное отношение (т.е. априорная чисто рассудочная категория). Отличие неокантианцев от Канта выражается лишь в том, что они вообще отказываются от признания существования материальной действительности, хотя бы и в виде непознаваемых «вещей в себе».

Атрибутный характер суждения.

Вещи не существуют в действительности без признаков, т. е. без качеств, свойств, состояний отношений и т. п. «…Вещь, — утверждает К. Маркс, — есть совокупность многих свойств… «

В равной мере не существуют в действительности и признаки, оторванные от вещей. «Существуют, — говорит Ф. Энгельс, — не качества, а только вещи, обладающие качествами, и притом бесконечно многими качествами. «

Поэтому и в мышлении предмет (вещь) отображается всегда в единстве с его признаками. «…Возможно ли, — спрашивает по этому поводу Н. А. Добролюбов, — отделять предмет от его признаков, и что остается от предмета, если мы представление всех его признаков и свойств уничтожим?»

Объективно существующее взаимоотношение между признаком и предметом отражается формой простого суждения.

Следует иметь в виду, что под предметом в логике понимается не только конкретная единичная вещь (например: эта роза, книга, лежащая на моем столе), а вообще все то, что является объектом познания.

Поэтому предметами суждения могут быть и совокупности предметов, т. е. классы, и агрегаты предметов, а также отдельные свойства и отношения вещей. Признаком предмета (или группы предметов) является и отношение предмета к другим предметам и принадлежности предмета к классам предметов, так как все это характеризирует познаваемый предмет. Например, признаком «этой розы» является не только то, что она красная, что она пахнет и т. п., но также и то, что она растет у меня под окном, что она краснее той розы, которая растет у входа в сад, что она расцвела раньше всех роз в моем саду, что она принадлежит к чайным розам…

Простое суждение как отображение существования или не существования предмета суждения в действительности.

Утверждая или отрицая принадлежность признака предмету, мы вместе с тем отображаем в суждении существование или не существование предмета суждения в действительности. Так, например, в таких простых суждениях, как: «существуют космические луга», «Русалки не существуют в действительности» и т. п., мы непосредственно утверждаем (или отрицаем) существование предмета суждения в действительности. В прочих простых суждениях существование предмета суждения в действительности нам уже заведомо известно. Не только в суждениях существования, а и во всяком простом суждении содержится знание о существовании или не существовании этого суждения в действительности.

Классификация суждений.

Суждения классифицируются на:

Простые суждения характеризуются тем, что в них нельзя выделить правильную часть, которая, в свою очередь, была бы самостоятельным суждением. Они состоят только из двух понятий; в одном из этих понятий выражается то, о чем мы нечто утверждаем или отрицаем, а в другом из этих понятий выражается то, что утверждается или отрицается.

Пример простого суждения: «Лилия — растение».

Сложные суждения состоят из двух и более простых суждений, тем или иным способом связанных между собой.

Помимо классификации суждения также делятся по:

качеству,

количеству

Качество суждения — одна из важнейших его логических характеристик. Под ним разумеется не фактическое содержание суждения, а его самая общая логическая форма — утвердительная или отрицательная.

а) Утвердительные суждения отображают наличие какой — либо связи между субъектом и предикатом; какого-либо признака (черты, стороны, свойства, состояния и т. п.) в предмете суждения.

б) Отрицательные суждения отображают отсутствие какой-либо связи между субъектом и предикатом; какого-либо признака в предмете суждения. Отрицательные суждения делятся на суждения с положительным предикатом, и суждения с отрицательным предикатом.

Количество суждения — это его другая важнейшая логическая характеристика. Под количеством здесь разумеется отнюдь не какое-нибудь конкретное число мыслимых в нем объектов.

По количеству суждения делятся на:

а) единичные;

б) частные;

в) общие.

а) Некоторые логики называют единичные суждения индивидуальным суждением. Такое название является неудачным, ибо оно ведет к смешиванию единичных суждений с индивидуальными суждениями. На самом деле всякое индивидуальное суждение является единичным суждением, но не всякое единичное суждение является индивидуальным суждением. Индивидуальным суждением следует называть лишь такое единичное суждение, в котором указывается отличительный признак отдельного предмета.

б) Частное суждение высказывается нами тогда, когда мы, установив, что некоторые предметы какого-либо класса предметов обладают (или не обладают) известным признаком, еще не установили ни того, что этим признаком обладают (не обладают) также и все прочие предметы данного класса предметов, ни того, что этим признаком не обладают (обладают) некоторые другие предметы данного класса предметов. Если мы в процессе дальнейшего познания предметов данного класса установили,

что указанным в частном суждении признаком обладают только некоторые или все предметы данного класса, но в этом случае частное суждение переходит или в частно-выделяющее, или в общее суждение.

в) Общим суждением в традиционной логике называется такое суждение, в котором сказуемое относится ко всему объему подлежащего. Неудовлетворительность такого определения общего суждения уже видна из того, что это определение не дает возможности отличить общее суждение от единичного суждения, в котором ведь тоже сказуемое относится ко всему объему подлежащего. В самом деле, как, например, надлежит понимать утверждение о том, что в общем суждении сказуемое относится ко всему объему подлежащего? Значит ли это, что содержание, утверждаемое в предикате общего суждения, относится только к совокупности предметов или же каждому отдельному предмету, охватываемому субъектом суждения?

Исключающим называется суждение, в котором отражается принадлежность (или непринадлежность) признака всем предметам, за исключением некоторой их части.

Состав суждений:

1) Субъект суждения (от латинского слова Sybjektum) — это понятие, отражающее сам предмет.

2) Предикат суждения (от латинского слова Praedicatum) — понятие, которое отражает признак предмета.

Субъект и предикат называются терминами суждения.

Связь между субъектом и предикатом раскрывается посредством логической связи.

Связка может быть истолкована в двух планах:

В содержательном плане она выражает принадлежность или не принадлежность признака или совокупности признаков предмету.

С объемной точки зрения она раскрывает включение подкласса в класс предметов или принадлежность элемента классу.

Тема 5. Выражение суждений на языке предикатов

В современной логике разработано несколько специальных искусственных языков, применяемых для описания ее закона. Наиболее широко для этой цели используется язык логики предикатов, выражение которого точно определяются, что позволяет избегать двусмысленностей и сводить процесс проверки правильности рассуждений к «вычислением», а так же решать ряд других задач.

Алфавит языка предикатов составляют следующие символы: p, q, r, s, p1,…препозиционные переменные, при исследований предложений этим символами заменяются целые предложения; a, b, c, d, a1, b1, …индивидные константы, этими символами заменяют единичные имена; Х, y, z, x1, y1

К-местные предикатные символы

() — скобки

, — запятая.

Символы ?,? требуют специального объяснения. Это теоретические термины, являющиеся упрощениями логических союзов «если, то» и «если и только если, то» соответственно.

Суждение с союзом? называется импликативным.

Часть импликативного суждения, находящаяся между словами «если» и «то», называется антецедентом, а часть, находящаяся после слова «то», — консеквентном.

Знак импликации определяется таблицей истинности:

А

В

(А?В)

И

И

И

И

Л

Л

Л

И

И

Л

Л

И

Логический союз ?, определяемый таблицей истинности, передает общий смысл этих союзов, заключающихся в определенной зависимости истинности сложного суждения от истинности составляющих. В определении не учитывается некоторое специфическое для условного союза содержание, а именно связь по смыслу между суждениями предшествующим. При таком понимании союза «если…, то…» при истинности антецедента и истинности консеквентна естественно считать суждением в цело истинным. Случай, когда антецедент является истинным, а консеквент ложным вряд ли может быть приемлем, так оказывается нарушением основного требование, предъявляемое к рассуждениям: при истинности посылок заключение не должно быть ложным. Поэтому при истинности антецедента и ложности консеквентна суждение в целом является ложным.

Знак материальной эквивалентности определяется таблицей истинности:

А

В

(А?В)

И

И

И

И

Л

Л

Л

И

Л

Л

Л

И

Суждение с этим союзом называется суждением материальной эквивалентности.

Выражение языка логики предикатов называют формулами. Среди формул выделяют правильно построенные. (ППФ)

Определению правильно построенный формулы предшествуют определение терма:

индивидные константы и индивидные переменные являются термами;

ничто иное не является термом;

Определение ППФ:

пропозициональная переменная является ППФ;

если t1,…tk, — термы, а Ак — к — местный предиктор, то Ак (t1,…tk) — ППФ

если, А и В — ППФ, а Ь — индивидная переменная, то А, (В ^ С), (В ^ С), (А? В), (А? В)

Тема 8. Норма

Понятие применения права и его признаки.

«Применение права — это деятельность компетентных органов по реализации правовых норм путем вынесения индивидуально-конкретных предписаний». Применение права представляет собой особую форму реализации права. Особую, потому что она дополняет три основных формы реализации права, протекая то в одной, то в другой, то в третьей форме:

Правоприменительная деятельность необходима в тех случаях, когда полная реализация правовой нормы не возможна при использовании непосредственных норм реализации права, то есть не срабатывает механизм саморегуляции правоотношений. Эти случаи можно сгруппировать в несколько больших групп:

когда правоотношения, определенные права и обязанности не могут возникнуть у конкретных физических или юридических лиц без вмешательства государства в лице компетентных органов (например, назначение пенсии или призыв на военную службу).

когда нужно установить наличие или отсутствие конкретных юридических фактов или официально зарегистрировать определенные юридические действия (например, признание человека умершим или нотариальное удостоверение какой-либо сделки).

когда правовой спор не может быть разрешен субъектами правоотношения самостоятельно из-за конфликта интересов (например, защита чести и достоинства гражданина, раздел имущества при разводе).

когда совершено правонарушение и необходимо определить для правонарушителя вид и меру юридической ответственности (например, наложить штраф или определить меру уголовного наказания).

Но юридическое решение конфликта еще не означает его ликвидацию в социальном плане. Например, применение права при призыве на военную службу призывников-отказников может породить более серьезный конфликт между конкретным лицом и государством. Поэтому перед субъектами правоприменения всегда должна стоять цель не только восстановить нарушенное субъективное право, принудить лицо к исполнению социально необходимого поведения, но и ликвидировать причины и условия, которые привели к конфликту.

С помощью правоприменительной деятельности устраняются противоречия не только во всех сферах общественной жизни, но и в самой правовой системе. Например, при столкновении компетентного органа с той или иной проблемой в области применения права, внимание должностных лиц обращается на несовершенство законодательства в данном вопросе, на опыте правоприменительной деятельности базируются законодатели при разработке новых и доработке действующих правовых норм. Материалы правоприменения говорят об определенных недостатках в работе самих компетентных органов и показывают пути их устранения.

Применение права обладает рядом существенных признаков.

Во-первых, применение права — это деятельность, которую могут осуществлять только органы, специально уполномоченные на это государством (остальными формами реализации права могут заниматься все субъекты права). К числу таких органов относятся законодательные, исполнительные, судебные, надзорно-контрольные, негосударственные организации.

Во-вторых, применение права носит государственно-властный характер. Решение принимается по одностороннему волеизъявлению уполномоченного органа, выступающего от имени государства. Вне зависимости от того какой орган, государственный или негосударственный, осуществляет правоприменение, оно всегда имеет государственный характер, только во втором случае правоприменительные полномочия делегируются организации государством. Именно властность правоприменения позволяет уполномоченным органам претворять в жизнь конкретные меры государственного принуждения.

В-третьих, правоприменительная деятельность протекает в особых, установленных нормативными актами процедурах. «Значение внутренней процессуальной формы определяется тем, что она представляет собой „технологию“ достижения истины. Она служит средством наиболее рациональной организации элементов содержания и внешней формы правоприменения, их взаимодействия между собой». Необходимость соблюдения процессуальной формы при правоприменении вытекает, прежде всего, из соблюдения требования законности при осуществлении государственного принуждения (особенно в уголовном, гражданском процессах). Соблюдение процедуры правоприменения служит важной гарантией охраны и защиты прав и интересов граждан, организаций и государства. Но развитие общественных отношений требует постоянного совершенствования процедурной формы правоприменения. Например, жизнь убедительно показывает, что в нашей стране потерпевшие и свидетели практически остаются один на один с преступниками после возбуждения уголовного дела, подвергаясь шантажу и порой физическому насилию. Поэтому представляется целесообразным изменение процесса правоприменения в уголовном процессе для обеспечения защиты этих категорий участников правоприменения.

В-четвертых, результатом деятельности по применению права является вынесение индивидуально-конкретных предписаний, в которых определены права и обязанности участников какого-либо правоотношения. Оформляются они индивидуально-конкретными актами применения права. «Указанные акты в концентрированной форме выражают суть юридического дела, содержат все необходимое для поднормативного, казуального регулирования общественных отношений».

В-пятых правоприменительная деятельность осуществляется на основе правовых норм. Уполномоченные органы должны постоянно отслеживать изменения в законодательстве, изучая нормативно-правовые акты, издаваемые правотворческими органами не только федерального, но и местного уровней. В Омской области, например, в 1994—1995 годах было принято свыше 30-ти нормативно-правовых актов различной направленности.

Правоприменительная деятельность очень разнообразна, поскольку осуществляется на основе самых различных норм права и правоприменением занимаются самые разные органы. Поэтому правоприменение можно классифицировать по самым различным основаниям. Например, в учебнике В. В. Лазарева и В. С. Липеня правоприменение классифицируется по следующим признакам:

По субъекту осуществления правоприменения выделяют

правоприменительную деятельность высших органов государства,

правоприменительную деятельность местных органов.

по отраслям права, нормы которых реализуются, выделяют:

правоприменение норм гражданского права,

правоприменение норм уголовного права,

правоприменение норм семейного права и так далее.

по правовым формам деятельности государственного аппарата:

применение права в правотворческой деятельности,

применение права в правоприменительной деятельности,

применение права в правоохранительной деятельности.

по направленности деятельности правоохранительных органов выделяют:

применение регулятивных норм права,

применение правоохранительных норм права.

Стадии применения права.

Применение права — сложная, многоступенчатая деятельность, в которой могут быть выделены главные звенья — стадии применения, характеризующие саму логику и последовательность действий при рассмотрении и решении юридического дела.

Таких стадий 3:

Установление фактических обстоятельств дела;

Установление юридической основы дела;

Вынесение решения по делу.

1. Установление фактических обстоятельств дела — жизненных фактов, явлений действительности, образующих фактическую основу применения права. Это подготовительная стадия правоприменения.

Среди фактических обстоятельств должны быть выделены значимые факты самого случая, события, к которому применяются юридические нормы. «Факты являются юридически значимыми, если норма права связывает с ними возникновение, изменение или прекращение правоотношений, характер и размеры санкций». В юридической науке и практике они нередко называются главным фактом (или фактом подлежащим доказыванию). Это, например, факт убийства, совершенного гражданином.

Применение закона должно основываться на полной достоверной, надлежащим образом юридически закрепленной и оцененной информации, раскрывающей обстоятельства дела и реконструирующей событие, к которому применяется закон.

Установление фактических обстоятельств дела осуществляется с помощью доказательств. Доказательства — данные (сведения) о фактических обстоятельствах. Доказательствами являются именно сведения о фактах, информация о них, а не логические аргументы, доводы в споре. Причем понятие доказательства охватывает и сами факты, т. е. доказательственные факты, и источники сведений о доказательственных фактах — документы, акты, свидетельские показания.

Источники сведений о фактах требуют известных процессуальных форм закрепления, удостоверения. Например, протокол о предметах, обнаруженных при обыске, должен быть подписан понятыми. Законом определена также доступность доказательств. Например, не допустимы такие доказательства, как сведения, полученные в результате незаконного прослушивания телефонного разговора.

Установление фактических обстоятельств дела происходит путем доказывания.

Это уже логическая деятельность по установлению и предоставлению доказательств, участию в их исследовании и оценке в результате логической деятельности с помощью доказательств воспроизводится тот или иной фрагмент действительности, осуществления реконструкции обстоятельств, необходимая в соответствии с требованием объективной истины для применения права.

Эта стадия правоприменения имеет большое значение именно в силу того, что она является предварительной стадией. Например, если в расследовании уголовного дела сразу не были выявлены все факты и события, имеющие отношение к возникновению и развитию правонарушения, то по прошествии времени это будет сделать гораздо сложнее. Чем больше фактов, относящихся к делу, будет выявлено и закреплено на первом этапе, тем легче будет реализовать следующие этапы правоприменения.

2. Установление юридической основы дела.

Деятельность правоприменительных органов по установлению юридической основы дела предполагает:

а) выбор нормы, подлежащей применению;

б) проверку правильности текста акта, в котором содержится выбранная норма;

в) проверку подлинности самой нормы и ее действия во времени, пространстве и кругу лиц;

г) уяснения смысла и содержания нормы.

Выбор правовой нормы для решения дела осуществляется после того как установлен юридический характер рассматриваемых обстоятельств.

Прежде всего, определяется отрасль права, регулирующая подобные отношения, затем устанавливается вид отраслевого юридического института, охватывающего подобные случаи, а затем уже выбирается конкретная норма, предусматривающая данный жизненный случай.

Выбрав правовую норму необходимо удостовериться в подлинности текста правового акта, содержащего норму. Делается это на основе текста официального издания нормативного акта. Здесь же выясняется не внесены ли изменения в нормативный акт, саму норму, нет ли акта толкования относящегося к применительной норме.

Затем необходимо произвести «критику» правовой нормы — тщательно, всесторонне, с разумной придирчивостью проверить возможность применения юридических норм к данному случаю. Такая «критика» подразделяется на «высшую» и «низшую».

«Высшая» критика относится к самому закону, иному акту. Выясняется, правомерен ли сам закон, не противоречит ли он закону с более высокой юридической силой, не приостановлено ли его действие, распространяется ли его действие на время возникновения регулируемых правоотношений, данную территорию и данных лиц. Например, не противоречит ли «Закон о простом и переводном векселе» тексту «Единообразного закона» Женевской конвенции, распространяется ли Закон «О залоге» на граждан по их частным делам, на коммерческие банки. Если правовой акт не прошел «высшую» критику, применяться он не может. Так, нельзя применять норму права, которая хотя и действует в данный момент, но которой не было, когда возникли рассматриваемые отношения или прекратились, поскольку «закон обратной силы не имеет». По той же причине нельзя применять принятую норму, не вступившую в законную силу.

«Низшая критика» касается только законодательного текста, словесно-документального изложения юридических норм, когда должны быть устранены погрешности, допущенные при напечатании (перепечатывании) текста, т. е. погрешности полиграфического или машинописного характера. Основное правило здесь — пользоваться официальным текстом содержащимся в «Собрании», других официальных источниках или, в крайнем случае, выверенной и завизированной копией официального текста.

На протяжении всей стадии происходит правовая квалификация — юридическая оценка всей совокупности фактических обстоятельств дела путем отнесения данного случая к определенной юридической норме. Суть ее состоит в том, что решается вопрос, распространяется ли применяемая норма права на данный случай, подпадает ли этот случай под ее действие.

На первых стадиях применения закона происходит предварительная правовая квалификация, в результате которой определяется круг обстоятельств, в отношении которых осуществляется применение закона (предмет доказывания). Окончательная правовая квалификация фактов осуществляется при решении юридического дела, когда формулируется итоговый вывод о юридических нормах, под которые подпадает данный случай и которые положены в основу решения.

На последнем этапе данной стадии правоприменительного процесса необходимо уяснить смысл и содержание нормы, или иначе произвести толкование нормы права. Этой деятельностью занимаются все участники правоотношений, поскольку правовые нормы носят общий, абстрактный характер, а применяются к конкретным случаям. Но наибольшее значение толкование имеет на этой стадии правоприменительного процесса, поскольку «сам процесс толкования правовых норм — сложная мыслительная деятельность, в которой используются и логические приемы мышления, и специальные юридические знания», то есть это деятельность субъективна, и именно здесь может возникнуть опасность ошибки, особенно при толковании нормы права, прямо не относящейся, и ранее не применявшейся для регулирования данного правоотношения в силу, отсутствии в законодательстве конкретной нормы, подходящей к установленным обстоятельствам. Кроме того, на этом этапе нужно попытаться установить все вспомогательные нормы, которые могут помочь в уяснении главной нормы права.

3. Вынесение решения по делу.

Решение юридического дела — это завершающая фаза, итог применения права. С формально-логической стороны оно представляет собой умозаключение, в котором конкретные факты подводятся под норму права. При этом суд, иной правоприменительный орган в силу властно-государственных правомочий распространяет общие правила, содержащиеся в законе, на своеобразные жизненные обстоятельства, осуществляет «привязку» юридических норм к данным обстоятельствам и говорит на основе всего этого своего «властное слово». Результат решения юридического дела — индивидуальное государственно-властное веление, предписание, облекаемое в документальную форму, в форму акта-документа — приговора, решения, определения, заключения и т. д. Государственно-властное веление, являющееся результатом решения юридического дела может иметь двоякую функцию:

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой