Политология по Веберу

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Хотя Макс Вебер и является одним из основателей современной социологии, его трудно отнести к незыблемым авторитетам. Скорее его можно назвать интересным собеседником, с которым хочется не просто познакомиться, но и поспорть… Вебер был вторым после К. Маркса ученым, сумевшим дать наиболее последовательное и логичное объяснение тем культурно — историческим процессам, которые происходили как в Европе, так и за ее пределами.

Перед началом работы над контрольной работы следует отметить о чем в ней пойдет речь. Считаю необходимым вначале рассмотреть жизнь М. Вебера, начиная от с момента его рождения, а также хронология событий в жизни Вебера, его предпочтения, интересы, деятельность. Далее рассмотрим основные положения его труда о политики «Политика как призвание и профессия». Учебные пособия, к которым будем обращаться при написании контрольной работы являются не только учебные пособия по политологии, но и по философии, так как в учебных изданиях по философии также рассматривается жизнь Вебера и его политические взгляды.

1. Жизнь деятельность М. Вебера

Карл Эмиль Максимилиан Вебер родился в Эрфурте (Тюрингия) 21 апреля 1864 года в богатой буржуазной семье. Его дед по отцовской линии был крупным промышленником, сколотившим состояние на торговле текстилем, другой дед по линии матери принадлежал к состоятельному англо- немецкому роду Валленштейнов. Клан Веберов — Валленштейнов (вместе с родственными им семействами Иоле, Суше и Бенеке) играл очень заметную роль в экономике Германии.

Год рождения Маркса Вебера совпал с короткой войной между Германией и Данией, которая положила начало объединению немецких земель вокруг Пруссии и появлению Германской империи.

В 1869 году, после рождения еще одного сына Альфреда, Веберы переехали в Берлин и поселились в одном из пригородов прусской столицы — Шарлоттенбурге.

Глава семейства Максимилиан Вебер был ярым шовинистом и большим поклонником Бисмарка. Вступив в национал — либеральную партию, он несколько раз избирался депутатом прусского ландтага, а позже добился и до имперского парламента — рейхстага, где стал одним из руководителей заседавшей там либеральной фракции.

В отличие от отца, человека очень деятельного и жизнелюбивого, мать Макса Элен (урожденная Валленштейн) была женщиной строгой и глубоко верующей. Хотя наиболее известный ее предок (генералиссимус Альбрехт фон Валленштейн) прославился как защитник католической веры, самым она была ярой кальвинисткой и вела аскетический образ жизни.

Благодаря родителям, Вебер — младший еще в детстве познакомился с представителями германской интеллектуальной элиты того времени. В доме бывали знакомые и друзья отца, таке как историк Генрих фон Зибель, историк Генрих Трейчке, философ и основатель «понимающей» психологии Вильгельм Дильтей, а также знаменитый историк Древнего Рима Теодор Моммзен. Все они по своим политическим убеждениям были сторонниками Бисмарка, выступавшего за объединение Германии вокруг Пруссии. Правда, если создатель Второго Рейха объединял Германию «железом и кровью», то многие из окружения Вебера — старшего предпочитали наблюдать нежели действовать.

Среди знакомых матери следует выделить двух историков либерального направления — Фридриха Шлоссера и его ученика Георга Гервинуса. Оба они ненавидели тот воинственный прусский дух, который стал духом Второго Рейха. Германия для них была в первую очередь родиной Гете и Шиллера, страной образцовой западноевропейской культуры. За свои взгляды Гервинус вместе с шестью другими профессорами был уволен из Геттингенского университета.

Шлоссер же после смерти отца Элен жил в доме Валленштейнов на правах друга семьи. Он пытался играть при ней роль своеобразного духовного наставника. В конце концов, пожилой ученый воспылал страстью к юной девушке на только докучал ей своими ухаживаниями, что она вынуждена была переселиться к своей сестре Иде, жившей в Берлине вместе с супругом, известным историком Генрихом Баумгартеном. Здесь Элен познакомилась с Вебером — старшим и вышла за него замуж.

Как видим, атмосфера, в которой рос Вебер — младший, была наполнена не только интеллектуальными дискуссиями, но и весьма запутанными личными отношениями, что, несомненно, повлияло на его творчество.

В раннем детстве Макс заболел менингитом. Вынужденное затворничество развило в нем созерцательность, которая с годами переросла в страсть к чтению и литературным опытам. Учеба сначала в частной школе, а затем в одной из Берлинских классических гимназий, отнюдь не сделала его более общительным. Хотя отношения с товарищами и преподавателями складывались вполне нормально (как не странно, тихий и задумчивый юноша периодически участвовал в кутежах), царившая в этих заведениях почти военная дисциплина явно ему не нравилась.

Большую часть времени он посвящал занятиях. Макс много читал Лютера, Макиавелли, Канта, Шопенгауэра. В 13 лет им уже были написаны несколько очерков римской и германской истории, а также философский опус «Размышление о национальной характере, развитии и истории индогерманских народов»

Окончив в 1882 году гимназию, Вебер поступил на юридический факультет Гейдельбергского университета, одного из самых престижных в стране. Он, видимо, колебался между карьерой политика и карьерой ученого. Первая позволила бы удовлетворить его стремление к «реальной» деятельности, вторая — отвечала интеллектуальным склонностям.

Студенческая жизнь Вебера была похожа на жизнь любого нормального немецкого «бурша» — с вечеринками и потасовками. Последствия бурной молодости вполне отразились на его внешности и здоровье.

Подобно большинству молодых немцев его поколения, Макс, выросший под грохот побед, которые сопровождали строительство Германской империи, был не чужд военной романтики.

В 19 — летнем возрасте, отложив на время учебу, Вебер добровольно отправился в Страсбург, где прослужил год в одной из армейских частей — сначала солдатом, а затем офицером. Выйдя в запас, он и потом с неизменным энтузиазмом посещал военные сборы (в 1885, в 1887, в 1888 годах), но все — таки избрал карьеру ученого.

Возможно, на принятое им решение повлияла семья сестры его матери. Ида и Генрих Баунгартены жили в то время в Страсбурге, и Макс часто бывал в их доме. Однако отец юноши не приветствовал эту дружбу и даже воспользовался своим связями чтобы ускорить присвоение своему сыну офицерского звания.

Вернувшись из Страсбурга, Вебер продолжил учебу, но уже не в Гейдельбергском, а в Берлинском университете. В 1886 году он сдал экзамен по юриспруденции и, перейдя в Геттингенский университет, еще через три года защитил диссертацию «К истории торговых обществ в Средние века». Эта его работа сразу же привлекла внимание научного сообщества.

Чтобы материально не зависеть от родителей, Макс устроился на работу помощником адвоката, а в 1894 году стал членом Германской адвокатской коллегии. Вебер все еще колебался в выборе между политикой и наукой и как можно дольше пытался сохранить за собой оба варианта. В любом случае — из адвокатов было достаточно просто перепрофилироваться в политики. Следуя по стопам отца, Макс даже вступил в национал — либеральную партию.

В 1891 году Вебер занял должность приват — доцента Берлинского университета. Круг его исторических интересов начал сдвигаться от Средневековья к периоду Античности. Тогда же он стал сотрудничать с Союзом социальной политики и реформистским Евангелическо — социальным конгрессом. Задачей этих организаций было смягчение наиболее вопиющих социальных контрастов капиталистического общества. Руководители конгресса надеялись также убедить капиталистов добровольно расстаться с частью своих доходов во имя соблюдения христианских заповедей.

Как представителю этих организаций, молодому ученому довелось провести несколько исследований, имевших вполне прикладное значение. Благодаря опросу сельскохозяйственных рабочих, проведенному им в районах к востоку от Эльбы, были получены ценные статистические сведения. Ссылаясь на эти данные, Союз социальной политики добился принятия мер, которые способствовали некоторому облегчению положения батраков. Сам Вебер приобрел репутацию «аграрного эксперта с националистическим духом», однако, такая практическая работа все-таки была для него, скорее, исключением, недели правилом.

Тем не менее, занимаясь Античностью и Средневековьем, он находил в этих эпохах черты современного ему капитализма. Речь в данном случае шла, конечно же, ни о формах собственности, а о способах хозяйствования. Здесь Вебер шел следом за своими академическими учителями — Карлом Книсом, Августом Мейтценом и Левеном Гольдшидтом. И все же написанная им в 1893 году диссертация «Римская аграрная история и ее значение для государственного частного права» даже специалистом поразила новизной и оригинальностью некоторых трактовок.

Как отмечает современный немецкий социолог Д. Кеслер, закат Римской империи в изложении Вебера выглядел следствием аграрно — капиталистической бесхозяйственности и абсолютного неумения имперских правителей разбираться с проблемах экономики. Сегодня такая трактовка выглядит несколько упрощенной, но современникам Вебера она показалась убедительной. Даже Теодор Моммзен, живой классик и корифей тогдашней исторической науки, ознакомившись с его диссертацией, написал: «Когда я должен буду сойти в могилу, я с радостью скажу никому иному, кроме высокочтимого Макса Вебера: Сын мой, вот мое копье, которое стало слишком тяжелым для моей руки».

К сожалению, Веберу не понадобилось копье, унаследованное от Моммзена. Он так и не стал «полноценным» историком, тем более такого специфического периода как Античность. В сущности, рамки какой — либо одной научной дисциплины вообще оказались слишком тесны для него; он был и политическим экономистом, и юристом, и философом, и, наконец, социологом. В результате Вебер превзошел Моммзена во всех сферах кроме одной — истории Древнего Рима.

В 1893 году Вебер блистательно защитил диссертацию. Произошли изменения и в его личной жизни — он женился на своей троюродной сестре Марианне Шнитгер. Марианна оказалась идеальной спутницей жизни для Макса. Она создала ему прекрасные условия для работы, и не докучала ревностью. Последнее достоинство было не лишним, поскольку яркая личность Вебера магически действовала на женщин. Тем не менее во многом именно благодаря долготерпению супруги все его увлечения носили мимолетный характер. Сам он, во всяком случае, считал себя «не способным любить», а собственную жену воспринимал не столько как женщину, сколько как надежного друга. Впоследствии, после смерти супруга, Марианна многое сделала для пропаганды его имени…

1894 году Вебер занял должность профессора политической экономии в университете Фрейбурга и собирался очень серьезно заниматься преподавательской деятельностью. Свой выбор он обосновал таким образом: «На самом деле, я все-таки, не ученый; научная деятельность для меня — лишь отдохновение в часы досуга… Мне необходимо ощущение активной практической деятельности, и я надеюсь, что преподавательская сторона должности профессора удовлетворит это мое страстное желание».

Во Фрейбурге им были написаны две брошюры чисто экономического характера: «Биржа и биржевые сделки» и «Биржа и ее значение», которые стали первыми его сочинениями, переведенными в России.

В 1896 году Вебер вновь возвратился в Гейдельбергский университет на кафедру национал — экономии и финансов, унаследованную от своего учителя Карла Книса. В неофициальном рейтинге германских научно — учебных заведений эта кафедра занимала намного более высокую позицию, нежели аналогичная во Фрейбурге. Вебер блестящим оратором и, бесспорно, умел «зажечь» студенческую аудиторию. Неслучайно один из слушателей этих лекций вспоминал: «Его обросшее растрепанное бородой лицо источало сумеречный жар образов бамбергских пророков… Он яростно уничтожал все покровы любых ожиданий».

В 1901 Вебер начал работу над сочинением «Протестантская этика и дух капитализма», многие положения которого явно вытекали из опыта его собственного общения с матерью. К этому же времени относятся его попытки вернуться к преподавательской деятельности.

Гейдельбергский университет предложил ему должность «почетного профессора», что означало неполную рабочую неделю и отсутствие права голоса на Ученом совете. Вебера это устраивало, но даже сравнительно небольшая нагрузка, вскоре уже казалась ему не посильной. В 1907 году он получил значительное наследство и вышел в отставку. С этого момента Вебер стал «свободным ученым».

Впрочем, работа у Вебера хватало и без университета. В 1903 году вместе с Эдгаром Яффе и Вернером Зомбартом (экономистом, историком и философом) он начал издавать «Архив социальной истории и социальной политики», ставший самым известным германским (да, пожалуй, и европейским) социологическим журналом. В 1904 — 1905 годах в журнале была опубликована «Протестантская этика и дух капитализма», наделавшая много шума.

В августе 1904 года вместе с женой и другом семьи Эрнстом Трельчем, теологом и теоретиком культуры, Вебер приехал в Америку на Интернациональный конгресс искусства и науки, который проходил в рамках Всемирной выставки в Сент — Луисе. Здесь он встречался не только с учеными и деятелями искусства, но и с представителями различных протестантских течений, промышленниками, политиками.

Четыре месяца, проведенные в США, оказались чрезвычайно насыщенными. Вебер с огромным интересом наблюдал за жизнью американцев. Больше всего его поразили самостоятельная политика президента Теодора Рузвельта, тамошняя «политическая машинерия», американский феминизм, расовый вопрос и крайняя бюрократизация в экономической сфере. Посещение Сент — Луиса стало для четы Веберов своеобразным путешествием в будущее, заставив их по другому взглянуть на многие проблемы Старого Света.

Период между возвращением из Америки и началом Первой мировой войны был наиболее продуктивным для Вебера. В это время вышли статьи, которые стали классикой социологической науки: «Объективность социально-научного и социально-политического познания"(1904), «Критические исследования в области логики наук о культуре"(1906), «Смысл свободы от оценки в социологической и экономической науке"(1913).

В 1908 году, окончательно размежевавшись с Союзом социальной политики, Вебер решил создать сугубо научную организацию, в которой занимались бы исключительно естественно — научным исследованием.

3 января 1909 года состоялся учредительный конгресс Немецкого социологического общества, на котором был избран президиум новой организации в составе Фердинанда Тенниса (председатель), Вернера Зомбарта, Георга Зиммеля и Макса Вебера (казначей). Именно тогда сам Вебер впервые назвал себя социологом…

В том же 1909 году тюбингенский издатель Пауль Зибек предложил Веберу редактировать многотомные «Очерки социальной экономики». Третья часть, носившая общее название «Хозяйство и общества», должна была состоять из двух больших блоков. Один из них — «Хозяйство, общественные порядки и власти» — писал Макс Вебер, другой — «Развитие хозяйственных и социально — политических систем и идеалов» — Ойген фон Филиппович.

Наряду с редакционной работой Вебер участвовал и в политической жизни Германии. Правда, в реальности это участие ограничивалось ролью мудрого советника, к которому почти не прислушиваются власть — предержащие. Хотя Вебер вполне разделял господствующие в германском обществе шовинистические настроения, он не был уверен, что нынешние правители действительно смогут установить гегемонию Германии во всем мире

То что именно Германия является образцом для других стран, не вызывало у него особых сомнений, равно как и то, что главной угрозой для западной цивилизации является самодержавная Россия. Именно поэтому известия о нале Первой мировой войны он встретил с подъемом, тут же изъявив желание послужить Родине.

2. Политика как призвание и профессия

В своей речи «Политика как призвание и профессия» Макс Вебер говорит: «Кто ищет спасения своей души и других душ, тот ищет его не, а пути политики, которая имеет совершенно иные задачи — такие, которые можно разрешить только при помощи насилия. Гений или демон политики живет во внутреннем напряжении с Богом и людьми, в том числе и с христианским Богом в его церковном проявлении, — напряжении, которое в любой момент разразится непримиримым конфликтом».

Следует отметить, что когда Вебер говорит о политике, его обычно тяжеловесный суховатый стиль становится ярким и эмоциональным. В этой связи приведем еще одну достаточно показательную цитату, уже из другого его произведения («Наука как призвание и профессия»): «какой человек отважится „научно опровергнуть“ этику Нагорной проповеди, например, заповедь „Непротивления злу“ или притчу о человеке, подставляющем и левую и правую щеку для удар? И, тем не менее, ясно, что здесь, если взглянуть на это с мирской точки зрения, проповедуется этика, требующая отказа от чувства собственного достоинства. Нужно выбирать между религиозным достоинством и мужским достоинством … В зависимости от конечной установки индивида одна из этих этических позиций исходит от дьявола, другая — от Бога, индивид должен решать, кто для него Бог, а кто — дьявол». По мнению Вебера, этика политической борьбы не имеет с Нагорной проповедью ничего общего, напротив, требуя от человека, того, что принято называть бойцовскими качествами.

Как видим, профессиональный ученный весьма трезво смотрел на сущность политики, но отнюдь не позиционировал себя как человека, не желающего в ней поучаствовать в качестве одного из персонажей. Именно такой точки зрения придерживался К. Ясперс, считавший, что Вебер на редкость глубоко знал и понимал сферу политики, был готов применить эти знания на практике и не сумел сделать этого только из — за неблагоприятно сложившихся обстоятельств.

Тем не менее, с подобной оценкой можно и не согласиться, поскольку история партийной карьеры Вебера убеждает, что он отнюдь не был готов использовать все средства для достижения власти.

В этом отношении противоречивость немецкого ученого близка к противоречивости одного из его кумиров — Макиавелли, который, четко осознавая, что «политика — дело грязное», испытывал одновременно тоску по практической деятельности. Но, будучи все-таки людьми мысли, а не действия, и Макиавелли и Вебер, в конечном счете, вынуждены были ограничиться ролью советника государя, при чем советника, к мнению которого не прислушивались. Так или иначе — была у Макиавелли и Вебера и еще однако общая черта: оба имели возможность наблюдать и даже работать на закрытой от непосвященных «политической кухни», а затем излагать результаты своих наблюдений.

Но к каким же именно выводам пришел Вебер в докладе «Политика как призвание и профессия»?

Социология политики у него основана на различении сущности экономики и политики, которая, в свою очередь, обусловлена субъективным смыслом человеческого поведения.

Цель экономики, по Веберу — удовлетворение потребностей, обуславливающих рациональную организацию поведения, а политики — господство одного или нескольких индивидов над другими людьми.

С другой стороны, разделить сферу экономики и сферу политики, как правило, невозможно, поскольку экономическое поведение зачастую может основываться на принуждении, а, следовательно, носить политический характер.

3. Рационализация по Веберу

Согласно Веберу, именно «рационализация» все в большей степени будет определять магистральные пути развития человечества в дальнейшем.

Но что сам Вебер вкладывал в понятие «рационализация»?

В первую очередь под этим термином он подразумевал такую систематизацию, при которой необозримая, хаотичная группа явлений с принципиально бесконечным множеством связей между собой упорядочивается по определенным критериям. Главная же проблема заключалась в том, что под термин «рационализация» Вебер также пытался подогнать самые разнообразные явления- «бюрократизацию», «индустриализацию», «интеллектуализацию», «развитие рационального производственного капитализма», «специализацию», «овеществление», «методизацию», «дисциплину», «секуляризацию» или «расчеловечивание».

Ситуация упорядочивалась, когда Вебер начинал говорить о вещах более конкретных, например, о рационализации свободного труда капиталистического предпринимательства на Западе. В работе «История хозяйства» (1911) в качестве наиболее общих условий для этого он выделил следующие:

— рациональный расчет капитала;

— присвоение автономными частными промышленными предприятиями свободной собственности на средства производства;

— вольный рынок, то есть свобода рынка от нерациональных «стеснений обмена" — например, от сословных ограничений, когда известному сословию предписывается определенный образ жизни, при котором не существует ни свободного товарного рынка, ни свободной рабочей силы;

— рациональная, то есть строго рассчитанная и поэтому механизированная техника- как в сфере производства, так и в сфере обмена;

— рациональное, то есть твердо установленное право, определяющее нормы труда и управления, обеспечивающее функционирование капиталистического порядка и защищающее от возникновения путаницы в хозяйственных расчетах;

— свободный труд, то есть наличность таких людей, которые не только имеют право свободно продавать на рынке свою рабочую силу, но и экономически принуждены к этому;

— коммерческая организация хозяйства, под которой подразумевается широкое применение ценных бумаг для установления права участия в делах предприятия и права на имущество.

Вебер считал, что главная идея западного капитализма заключалась в том, что при всей значимости экономических факторов, связанных с рационализацией техники и права, «все же экономический рационализм зависит и от способности и предрасположенности людей к определенным видам практически рационального жизненного поведения».

Принципиально важно для Вебера было понятие «борьба», которое противостоит другому понятию — «согласие». Здесь он исходил из того, что «преобладающая часть всех установлений — как институтов, так и союзов — возникла не на основе договоренности, а в результате насильственных действий; то есть люди и группы людей, способные по какой-либо причине фактически влиять на общностные действия членов института или союза, направляет его в нужную им сторону, основываясь на „ожидании согласия“».

Каждый индивид, по Веберу, стремится навязать свою волю другому, либо, используя открытое физическое воздействие, либо при помощи того, что называется конкуренцией.

Тем не менее, Вебер отнюдь не игнорировал экономический фактор. Просто сфера экономических действий всего лишь служила для него своего рода логической предпосылкой к изложению так называемой «теории стратификации». Здесь вводится еще одно понятие — «классы».

О существовании класса, как считал ученый, можно говорить лишь в тех случаях, когда:

1) некоторое множество людей объединено специфическим «причинным компонентом», который касается их жизненных интересов;

2) такой компонент представлен исключительно экономическими интересами в приобретении товаров или получении дохода;

3) этот компонент обусловлен ситуацией, складывающейся на рынке товаров или труда.

Класс как определенная группа людей делился Вебером на три основных типа:

1) класс собственников;

2) стяжательский класс, эксплуатирующий услуги на рынке;

3) социальный класс, состоящий из множества классовых статусов, между которыми наблюдаются изменения, происходящие как на персональной основе, так и в рамках нескольких поколений.

Особое внимание Вебер уделял так называемому «среднему классу», относя к нему тех, кто благодаря соответствующей подготовке владеет всеми видами собственности и обладает конкурентоспособностью на рынке труда.

Примерами других классов у него являлись:

— рабочий класс как целое, занятый в механизированном процессе;

— «нижние» средние классы;

— инженеры, коммерческие и другие служащие, а также гражданские чиновники, то есть «интеллигенция» без самостоятельной собственности;

— класс людей, занимающих привилегированную позицию благодаря собственности и образованию.

Исследуя классовую структуру общества в «динамическом ключе», Вебер постоянно искал точки соприкосновения и переходы как между отдельными группами внутри одного класса, так и между основными классами. Как следствие, предложенная схема классовой структуры общества оказалась настолько запутанной, что, исходя из нее, трудно даже составить полный перечень классов.

В противовес классам Вебер ввел еще одно понятие — «статусные группы». Он считал, что в отличии от классов, которые детерминированы чисто экономической ситуацией, статусные группы детерминированы «специфическим социальным оцениванием почести». Весь социальный порядок является, по Веберу, всего лишь способом, при помощи которого «социальные почести распределяются в сообществе между типичными группами, участвующими в таком распределении».

Заключение

вебер политика класс общество

В заключении контрольной работы я хотела бы привести высказывание из работы Вебера «Наука как призвание и профессия», которое позволяет лучше понять то, каких ценностей придерживался Вебер «Без странного упоения, вызывающего улыбку у всякого постороннего человека, без страсти и убежденности в том, что «должны были пройти тысячелетия прежде чем появился ты, и другие тысячелетия молчаливо ждут», удастся ли тебе твоя догадка, — без этого человек не имеет призвания к науке, и пусть он занимается чем — другим. Ибо для человека не имеет никакой цены то, что он не может делать со страстью. «Политика делается головой, а не какими -либо другими частями тела или души. И все же подлинная самоотдача политики должна быть вскормлена только страстью».

Из изложенного в контрольной можно сделать вывод, что Вебер не был близок к политике, а скорее был наблюдателем.

В контрольной работе рассмотрены вопросы, касающиеся жизни Вебера, условий его воспитания, круг его общения и увлечений. Также остановились на работе Вебера «Политика как призвание и профессия», назвали основные мысли, высказанные Вебером в его работе.

При написании контрольной были использованы учебные пособия и литература по политологии и философии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Политология: учебник для юридических вузов. Под общей редакцией доктора юридических наук, профессора, академика, Заслуженного деятеля Российской Федерации В. П. Сальникова; доктора юридических наук, профессора, академика С. В. Степашина. СПб: Санкт -Петербургский университет МВД России, 1999. 256 с.

2. Политология: курс лекций учебное пособие для ВУЗов/ под ред. А. А. Радугина. — М.: Центр, 1996.- 288 с.

3. Антипьев А. Г. «Введение о политологию». Учебное пособие для ВУЗов / под ред. Антипьева А. Г. — М.: Акад. проект: Екатеринбург: Деловая кн, 2005. — 352 с.

4. Сальников В. П., Кальной И. И., Гуцериев Х. С., Сандулов Ю. А. Философия для аспирантов: Учебник для адъюнктов высших образовательных учреждений МВД России / Под ред. И. И. Кального. — Серия «Учебники для вузов. Специальная литература»".- СПб.: Издательство «Лань», Санкт — Петербургский ун-т МВД России, 1999. — 512с.

5. «Макс Вебер за 90 минут» / сост Д. Митюрин. -М.: АСТ; СПб.: Сова, 2006. -95, {1}с. -

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой