Причины похода Дария I на скифов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Оглавление

Введение

1. Государство Скифия

2. Отношения скифов с соседями

3. Скифы — война неотъемлемая часть жизни

4. Дарий I Дараявауш

5. Причины похода на скифов

6. Поход на скифов

Вывод

Список использованных источников

Введение

Дарий I (сын Гистаспа), восстановив спокойствие и порядок в своем взволнованном государстве, ощущал необходимость в большой и, конечно, победоносной войне, которая должна была бы сблизить разнородные племена его царства и вместе с тем послужить испытанием его твердости. С этой целью он предпринял большой поход против скифов, степных народов, живших на север от Дуная и Черного моря, некогда (в VII в. до н.э.) причинивших так много вреда и бедствий своим нашествием на Малую Азию, под предводительством легендарного скифского царя Иданфирса (ок. 700 до н.э.). Иданфирс правитель скифов в стране Ишкуза, то есть у озера Ван.

При нём в 614 г. до н.э. скифы разгромили Ассирию и захватили Маннейское (Умман-манду) и Ванское (Урарту) царства. Затем скифы во главе с Иданфирсом дошли до границ Египта. Фараон Псамметих (в 610 г. до н.э.) тогда с трудом откупился от них. Геродот писал: «Дарий пожелал отомстить скифам за то, что они впервые, вторгшись в Мидию и одержав победу над теми, кто оказал им сопротивление».

Тем более Дарию не давал покоя легендарный царь Кир победитель Вавилона который не смог преодолеть скифского сопротивления. Ему необходима была эта война, чтобы стать великим, величественнее самого Кира создателя крупнейшей из всех существующих до этого мировых империй.

1. Государство Скифия

После походов в Переднюю Азию, в VI в. до н.э. в европейских степях сложилось скифское государство. Оно имело монархическое устройство. Правившие Скифией цари происходили из племени царских скифов. Основателями царской династии скифы называли своего божественного прародителя Таргитая и его младшего сына Колаксая. Имена скифских царей известны со времени переднеазиатских походов. Тогда правили Ишпака, затем Партатуа и его сын Мадий. Возможно, после Мадия царем вернувшихся на родину скифов был полулегендарный Ариант, который первым ввел налог и подсчитал население своей страны. Геродот видел в Скифии медный котел в шесть пальцев толщиной, вмещавший 600 амфор. Рассказывали, что котел сделан из наконечников стрел, которые скифы собрали по приказу царя Арианта: под страхом смерти каждый должен был принести по одному наконечнику. Медные наконечники служили мелкой разменной монетой. Выяснив таким способом численность скифов, Ариант заодно собрал и первый налог.

С конца VII до конца VI в. до н.э. правили пять царей, передававших власть от отца к сыну: Спаргапиф, Лик, Гнур, Савлий, Иданфирс. Есть предположение, что после Иданфирса правил неизвестный царь, которому наследовал Ариапиф. Этим неизвестным царем мог быть Аргот, имя которого прочитано недавно на перстне царя Скила. Существует и мнение о том, что Ариапиф был сыном и наследником Иданфирса. Ариапиф, Скил и Октамасад царствовали в Скифии в V в. до н.э. От Ариапифа власть перешла к его сыну Скилу, который был свергнут за измену скифским обычаям и казнен новым царем — своим братом Октамасадом.

Неизвестно, кто правил Скифией после Октамасада и кем приходился ему Атей, царствовавший в IV в. до н.э. Атей погиб в 339 г. до н.э., имена его преемников до нас не дошли, а через век после Атея могущественная скифская держава была разрушена сарматами. Скифское царство делилось на три части во главе с тремя царями. Один из трех царей был верховным правителем. Имена всех троих известны только для периода скифо-персидской войны, когда верховным царем Скифии был Иданфирс, а двумя младшими царями — Скопасис и Таксакис. Деление на три царства сохранялось, по преданию, со времен Колаксая, который разделил страну между тремя сыновьями. Верховный царь был главнокомандующим и высшим судьей, он возносил молитвы богам от имени всего народа.

Территория, подвластная каждому из трех царей, состояла из округов, которыми управляли окружные правители. Скорее всего, они передавали свою должность по наследству. Правитель, принадлежавший к высшей знати, командовал ополчением округа, обладал судебной властью и руководил исполнением религиозных ритуалов. Один раз в году правитель округа устраивал пир, на котором отличившимся воинам подносили кубок почета.

Участие в военных походах было для скифов престижным занятием. Каждый кочевник являлся воином и входил в конкретное воинское подразделение, обязанное выступать на войну по приказу царя.

И в организации войска, и в мирной жизни государство опиралось на традиционное устройство скифского общества. Семья была частью родственной группы, которая принадлежала к определенному племени. Племя со своей территорией образовывало округ, входивший в одно из трех царств. Три царства, подвластные верховному царю, составляли единое скифское государство. Прежде всего скифский воин был членом небольшого отряда родственников. Из таких отрядов формировалось ополчение округа. Окружные полки объединялись в три армии, из которых складывалось единое войско скифов.

2. Отношения скифов с соседями

Севернее скифов жили племена, известные древним авторам под именами будинов, гелонов, невров. За восточной границей Скифии простирались земли савроматов. Западными соседями скифов были фракийцы, занимавшие территорию от Карпат на севере до Эгейского моря на юге. Фракийские племена были оседлыми земледельцами и скотоводами. Наиболее известны геты, трибаллы, агафирсы, одрисы. В начале V в. до н.э. одрисы создали государство, подчинив себе и некоторые другие племена. Основатель Одрисского царства Терес I выдал свою дочь замуж за скифского царя Ариапифа, от этого брака родился Октамасад. У следующего царя фракийцев Ситалка пытался укрыться Скил, преследуемый за измену скифским обычаям. Между скифами и фракийцами существовали тесные торговые и культурные связи. Например, у фракийцев получили распространение скифские мечи-акинаки и щиты, а у скифской знати — фракийские серебряные сосуды.

В Прикубанье и на восточном побережье Азовского моря соседями скифов были синды и меоты. Их основными занятиями были плужное земледелие, пастушеское скотоводство и рыболовный промысел. Некоторые синдские и меотские племена состояли в зависимости от скифов. В результате тесного общения происходило смешение скифской и меотской культур на Северо-Западном Кавказе.

С VI в до н.э. в Северном Причерноморье существовали греческие города-государства, в числе которых Тира (в устье Днестра), Ольвия (на Бугском лимане), Херсонес (современный Севастополь), Пантикапей (современная Керчь) и другие. Греческие колонии возникали с согласия местных племен, скифы были заинтересованы в постоянных торговых, политических и культурных связях с греками. Скифы покупали в причерноморских городах вино, оливковое масло, рыбу, соль, изделия греческого ремесла.

Греки вывозили из Скифии скот, хлеб, меха, мед, а также рабов. В начале V в. до н.э. города, лежавшие по берегам Керченского пролива, объединились под властью Пантикапея, образовав Боспорское государство. Население Боспора было смешанным, значительную его часть составляли меоты и скифы. Время от времени боспорцы, как и жители других греческих государств Причерноморья, оказывались в даннической зависимости от Скифского царства

3. Скифы — война неотъемлемая часть жизни

Войны скифов имели большое значение для развития военного искусства. Их приемы ведения войны и боя свыше тысячи лет привлекали внимание врагов и друзей этого народа Северного Причерноморья.

Основным оружием скифов были лук и длинное копье. Скифский лук состоял из двух серповидных частей, вероятно из двух рогов, соединенных прямой смычкой. Древнегреческий историк Геродот говорил, что скифы натягивали тетиву лука не к груди, а к плечу и искусно стреляли как с правого плеча, так и с левого. Наконечники стрел делали различной формы, часто их пропитывали змеиным ядом, «дабы смертельную рану сделать вдвое смертельнее», сообщал знаменитый римский поэт Овидий. Скифский воин — это конный лучник. Сила его, по словам Овидия, заключалась «в стреле, в полном колчане и в быстром, не знающем устали коне». Кроме лука и копья скифы имели короткий меч и арканы.

Защитное вооружение скифа составляли щит, чешуйчатый панцирь и шлем. Щит был небольшой и делался из кожи. Панцирь состоял из медных, а впоследствии из железных пластинок, которые нашивались на кожу так, что пластинки одного ряда закрывали до половины пластинки другого ряда. Такой панцирь плотно прилегал к телу и не стеснял движений воина.

Боевой порядок скифов состоял из отдельных ватаг (родовых отрядов), которые выстраивались в одну линию. Несколько отрядов высылалось вперед для засад и в резерв для поддержки частей боевого порядка, теснимых противником. Глубина боевого порядка была неопределенной; большое внимание уделялось равнению по фронту и сомкнутости строя, часто имевшего форму клина. Бой вели в конном строю и никогда не спешивались.

Прием сражения скифов состоял из сочетания действий метательным оружием и оружием рукопашного боя. Прежде всего, скифы стремились нанести потери противнику метанием стрел из луков; конные лучники, быстро действуя на поле боя, непрерывно набрасывались на противника, осыпая его градом стрел. В случае необходимости скифы вступали в рукопашную схватку. Располагая многочисленной конницей, они широко практиковали быстрые, внезапные удары по противнику и ложные отступления.

Нередко скифы старались победить своего противника не силой, а военной хитростью. Бой обычно начинали вечером действиями дальних засад, обходами противника и притворным отступлением с неожиданным переходом в контратаки. При успешном исходе боя скифы преследовали противника до полного его уничтожения или рассеивания. Потерпев поражение, они не отказывались от борьбы, а продолжали ее до тех пор, пока их окончательно не разбивали или они не добивались перелома в свою пользу.

Методы ведения скифами боевых действий также имели свои особенности. Скифы первые разделили войско на два взаимодействовавших отряда: один отряд находился перед фронтом наступавшего врага, другой — в постоянной готовности нанести удар во фланг и тыл врага, если он начнет отступать. Во время своего отступления вглубь страны скифы систематически нападали на врага, уничтожали запасы продовольствия, угоняли скот и выжигали растительность, оставляя противника без продовольствия, а его лошадей без подножного корма.

Скифы широко применяли такие способы ведения войны, которые древние греко-римские авторы называли «малой войной». Они устраивали засады, заманивали врага, внезапно нападали на него днем и ночью и быстро исчезали. Мелкими неожиданными нападениями они постоянно держали в напряжении все вражеское войско, а сами были неуловимы. Интерес представляет тактический прием скифов — преднамеренное их отступление с целью заманить противника в ловушку и уничтожить его.

Так, персидское войско в 529 году до нашей эры форсировало реку Оке и разбило один из передовых скифских отрядов. Скифский вождь приказал своему войску быстро отступить с целью завлечь врага в глубь своей территории и там истребить его. Ободренные удачей, персы преследовали скифов и были завлечены в ущелье, заранее выбранное в качестве ловушки. В этом ущелье было истреблено все персидское войско и убит сам царь Кир.

4. Дарий I Дараявауш

Дарий I, Дараявауш — персидский царь (522−486 гг. до н.э.). Принадлежал к боковой ветви царского рода Ахеменидов; его отец Гистасп (Вистаспа) и дед Арсам (Аршама) служили Киру Великому. Сам Дарий I принимал участие в египетском походе Камбиса. В сентябре 522 г. с помощью шести знатных персов — Аспафина, Гобрия, Гидарна, Йнтафрена, Мегабиса и Отана — Дарий I расправился с магом Гауматой, который захватил царскую власть, выдав себя за сына Кира Смердиса. Соратники провозгласили Дария I царем. Вступив на престол, он восстановил родовые святилища персов, разрушенные самозванцем Гауматой, вернул крестьянам-общинникам отнятые у них пастбища и скот. Затем он подавил крупные антиперсидские восстания в Вавилоне, Эламе, Мидии, Парфии и других областях.

С самого начала царствования Дарий I вынужден был провести ряд реформ, направленных на укрепление внутреннего положения Персидского царства. Прежде всего, он разделил свою обширную державу на 23 сатрапии, которые перечислены в знаменитой Бехистунской надписи в следующем порядке: Персия, Элам, Вавилония, Ассирия, Аравия, Египет, Каспиана, Лидия, Иония, Мидия, Армения, Каппадокия, Парфия, Дрангиана, Арейя, Хорезм, Бактрия, Согдиана, Гандхара, Сака, Саттагидия, Арахосия, Мака. Во главе каждой сатрапии был поставлен сатрап (от перс, хшат-рапаван — блюститель страны).

Сатрапы назначались царем из представителей персидской знати. Каждый сатрап был, по сути дела, неограниченным правителем своей области и следил за состоянием хозяйства и военного дела, вершил суд, а также обеспечивал своевременное поступление налогов в царскую казну. Геродот сообщает, что ежегодно в Сузы из сатрапий поступало 14 560 талантов серебра. Чрезмерная самостоятельность сатрапов иногда приводила к тому, что некоторые из них поднимались на восстания против верховной власти. Так было, например, в случаях с Оройтом, сатрапом Лидии, и Ариандом, сатрапом Египта, которых Дарий I вынужден был казнить за неповиновение. Позаботился Дарий I и об организации военного дела. В мирное время регулярное войско состояло из отрядов персов и мидян, которые несли гарнизонную службу.

Ядром персидского войска являлась личная гвардия царя, десять тысяч так называемых «бессмертных», во главе которых стоял хазарапату. Во время войны повелитель Персии собирал под своим началом огромное ополчение со всего государства, причем каждая сатрапия выставляла определенное число воинов. Ежегодно проводились военные смотры как в столице царства, так и в провинциях, на которых проверялась боевая готовность отдельных родов войск.

Для обеспечения нормальных связей между различными частями огромного государства Дарий I вел активное дорожное строительство. Главная магистраль царства, так называемая царская дорога, соединила между собой Сузы и Эфес, ее протяженность достигала 2 400 км. Кроме нее были и другие дороги. На этих дорогах имелось множество станций на расстоянии 25 км одна от другой, которые обслуживали царскую почту по принципу эстафеты.

Геродот с восхищением замечает, что в отдельных случаях царское послание из Суз достигало Эфеса всего за семь дней. Большое значение Дарий I придавал упорядочению финансов. Он ввел единую для всего царства денежную систему, заимствованную из Лидии и Греции. При нем стали чеканиться золотые дарики весом 8,4 г, которые имели хождение как в Персии, так и в других странах. Прерогатива чеканки золотой монеты оставалась за царем, в сатрапиях чеканились серебряные монеты значительно меньшего достоинства.

5. Причины похода на скифов

Два десятилетия спустя похода Кира один из его преемников — Дарий I вновь собрался войной на скифские земли, но прежде 29 сентября 522 года до н.э. «маг» и «лже-царевич» Гаумата (получивший «всеперсидское» признание, поскольку отменил налоги и воинскую повинность на три года) был убит аристократами-заговорщиками, которым эти реформы люто не понравились. Во главе заговора стоял Дарий 1.

Дарий первый неизменно представляется в официальных исторических трудах как смелый, мудрый и справедливый правитель. Прямо как царь Соломон. Но давайте не будем верить на слово персам (ибо любят приврать) а попробуем разобраться…

Итак, первым делом Дарий повелел перебить всех магов в стране «во избежание». После чего отменил все нововведения «лже-царевича»: поднял обратно налоги, возвратил воинскую повинность, вернул аристократам их привилегии. Итог — по всей персидской империи начали вспыхивать мятежи. Вавилон восставал дважды, эламиты бунтовали трижды подряд… После 20 битв и спустя примерно четыре года Дарий наконец-то укрепился на троне. Были проведены реформы, в результате которых вся Персидская Империя делилась на сатрапии (регионы, соответствовавшие покорённым государствам), повелители-сатрапы лишались всех армейских подразделений (им оставляли лишь малочисленную личную охрану), военачальники становились независимы от сатрапов и подчинялись непосредственно царю (для профилактики мятежей).

Затем Дарий предпринял ряд завоевательных походов: в 517 году до н.э. покорил северо-запад Индии, «где было много мелких государственных объединений», и парочку островов в Эгейском море: Самос и Хиос (причём Самос, обладавший неслабым флотом был покорён через заговор, переворот и убийство правителя). Иными словами правитель огромной персидской империи покорил все мелкие государства в пределах своей видимости. Оставались лишь Саки на северо-востоке, Греки на западе и мифические «непобедимые скифы» где-то за Понтом Евксинским (Черным морем).

«…Но одна маленькая, но гордая птичка сказала: а я полечу прямо на солнце!»

Дарий выбрал «мифических» скифов. Тщетно сподвижники Дария — военачальники, царедворцы и родственники пытались отговорить его от этой немыслимой затеи. Родной брат царя Артабан настойчиво объяснял Дарию, что земли, где живут скифы, далеки и недоступны, а народы их населяющие славятся как мужественные и искусные воины… Всё было бесполезно. С греческого берега (по словам Геродота), казалось, что персы хотели отомстить скифам за унижения, нанесенные Мидии во время переднеазиатских походов. Но дело было не только, и не столько в этом.

Дарий уже мнил себя великим завоевателем, равным Киру Великому и намеревался превзойти его славу. Добиться этого можно было, победив легендарных скифов, столь памятных в Азии своими опустошающими походами. Саки и массагеты для этой цели не годились, поскольку во-первых (благодаря персидским источникам) они все считались презренными дикарями, во-вторых (опять благодаря персидским источникам) все прекрасно знали, что Кир Великий итак «перебил» практически всех массагетов, его сын Камбиз второй «покорил» оставшихся Саков… Крошки со стола Дарию не были нужны.

К тому же во время подавления многочисленных восстаний одно из войск Дария ходило в степь на север. Куда оно именно ходило и чего там конкретно дело — об это персидские источники почему-то умалчивают, указывая лишь, что персы доблестно пленили одного из вождей одного из племён (некоего Скунха) и поставили вместо него во главе этого же племени другого, угодного Дарию. Ничтоже сумнящеся Дарий добивал саков к списку подвластных народов, в результате чего позже историки стали говорить о таинственном «большом военном походе», в результате которого Дарий с войском «предположительно» дошёл до междуречья Амударьи и Сырдарьи и покорил Саков повторно.

Впрочем, многие историки, считающие Дария «мудрым и справедливым царём» полагают, что скифы Дарию вообще не были нужны, а поход на них — это всего лишь глубокая разведка дальновидного стратега, призванная обезопасить будущее вторжение и покорение Греции. Как вы понимаете, «глубокая разведка» — дело ответственное. И Дарий подготовился к нему основательно. Набранная из подвластных ему народов армия, по словам Геродота, насчитывала 700 тысяч воинов и 600 кораблей. Другой историк, Ктесий Книдский, считает, что у Дария было 800 тысяч солдат. В любом случае, это было самое большое войско того времени.

6. Поход на скифов

скиф дарий персия война

Перед началом похода по приказу царя выдающимся древним архитектором Мандроклом, греком с острова Самос, был построен грандиозный мост через Боспор, соединивший Европу с Азией. Затем многотысячная армада подчиненных Дарию народов двинулась по нынешнему болгарскому побережью Черного моря к месту, где горло Дуная разделялось на множество рукавов. Здесь была сооружена понтонная переправа, охранять которую по мудрому совету одного из сподвижников владыки Азии оставили ее строителей — подвластных персам ионийских греков. с приказом ждать 60 дней, после чего разрушить мост. Видно, Дарий задумал обогнуть Чёрное море и вернуться в Персию через Кавказ, но на всякий случай решил сохранить переправу, если придётся отступить.

Во время продвижения по территории современной Болгарии Дарий без труда подчинил себе все живущие там фракийские племена. Большинство из них, устрашившись огромного войска, сами признали себя подданными владыки персов. «Однако геты, самые храбрые и честные среди фракийцев, оказали царю вооруженное сопротивление, но тотчас были покорены» (Геродот). Геты жили в горной части Фракии и потому некоторое время пытались оборонять перевалы, где численное превосходство персов не играло большой роли. Миновав земли гетов, войска Дария вышли непосредственно к границам Скифии. Мост через Истр (Дунай) уже был построен, и персидское войско вторглось на исконные земли скифов.

Рис. 1

Дарий был чрезвычайно доволен успешным началом похода. Он вообще очень гордился этой еще по-настоящему не начавшейся войной. На всех значительных участках своего пути Дарий оставлял памятники ни много ни мало в честь самого себя. У реки Теар на границе Фракии он приказал высечь на огромной скале следующие слова: «Источники Теара дают наилучшую и прекраснейшую воду из всех рек. К ним прибыл походом на скифов наилучший и самый доблестный из всех людей — Дарий, сын Гистаспа, царь персов и всего азиатского материка». А на берегу реки Артекс царь показал своим воинам место и повелел каждому солдату, проходя, оставить камень. Когда все 700-тысячное войско персов прошло мимо него, на берегу возвышался огромный холм, напоминающий о славе и величии персов и их полководца.

Перед лицом широкомасштабной персидской агрессии скифы обратились за помощью ко всем родственным и подвластным племенам. На совете скифских царей присутствовали посланники множества народов. Гелоны, будины и савроматы согласились поддержать скифов. Вожди агафирсов, невров, тавров, меланхленов и андрофагов отказались воевать

на стороне скифов, сказав: «Если бы вы прежде не нанесли обиды персам и не начали войны с ними, то мы сочли бы вашу просьбу правильной и охотно помогли бы вам. Однако вы без нашей помощи вторглись в землю персов и владели ею, пока божество допускало это. Теперь это же божество на их стороне, и персы хотят отплатить вам тем же… Нам кажется, что персы пришли не против нас, а против своих обидчиков» (Геродот).

Получив такой ответ от потенциальных союзников, скифы разделили свое войско на два отряда и начали отступать, угоняя скот, засыпая колодцы и родники, сжигая за собой траву. Кибитки с женщинами и детьми они заблаговременно отправили на север. Одна из армий, во главе ее стоял царь Скопасис, отходила к Танаису вдоль берега Азовского моря (Меотиды). Второй отряд, под управлением царей Иданфирса и Таксакиса, начал заманивать армию Дария в глубь своей территории, держась от персов на расстоянии одного дневного перехода.

Для скифов разноплеменная армия Дария в открытом столкновении была самым неудобным противником. И дело не только в численном превосходстве агрессоров. В составе персидской пехоты были лучники с большими, почти в человеческий рост луками, посылающие стрелы далее, чем скифские конные стрелки. Были и копьеносцы с длинными копьями, чей частокол мог остановить любую кавалерию мира. Тяжелая мидийская конница, вооруженная «ударными» копьями, хотя и уступала в скорости легкокрылым скифам, но в открытом сражении могла обойти с флангов скифское войско и сковать его действия до подхода копьеносной пехоты.

Но медлительная армия Дария не могла угнаться за стремительной скифской конницей, особенно отставала персидская пехота. А кавалерия персов, сколько-нибудь способная сблизиться с врагом, была крайне уязвима для стрел конных лучников. Затем царь приказал построить восемь больших укреплений на равном расстоянии — около 60 стадий друг от друга. Пока Дарий занимался этим сооружением, преследуемые им скифы обошли его с севера и возвратились в Скифию. При внезапном исчезновении скифов Дарий велел оставить наполовину завершённые постройки и, так как скифы больше не появлялись, повернул на запад.

Более того, отступая, скифское войско завело персов в земли тех народов, которые отказали им в поддержке, — в первую очередь меланхленов (одетых в черное), андрофагов (кочевников-людоедов) и оборотней-невров. Только происходившие со скифами от одного легендарного предка Геракла агафирсы, любители роскоши и злата, имевшие общих жен, «дабы не было меж ними зависти», не позволили скифам войти в свои пределы, придвинув к границе собственную армию. Остальные народы в страхе разбежались. Скифы же решили оставить фракийское племя агафирсов в покое и повернули из страны невров назад, в родные края. На всем протяжении этого беспрецедентного похода армии персов не нашлось чем поживиться, лишь в землях будинов, где-то на берегах Донца или Дона, им посчастливилось сжечь дотла деревянный город гелонов. Любопытно, что на крайнем севере будинских владений, на берегах реки Оары, впадающей в Меотиду, Дарий внезапно остановился и «приказал построить восемь больших укреплений на равном расстоянии — около 60 стадий друг от друга. Остатки этих укреплений, — замечает далее Геродот, — сохранились еще до нашего времени». Но когда войско скифов обошло его армию с севера и вернулось в собственные земли, царь персов повелел бросить незаконченные укрепления и повернул на запад.

Осознав, что преследование более быстрых скифов, сопровождаемое к тому же постоянными партизанскими вылазками последних, может продолжаться бесконечно долго, Дарий отправил гонца к верховному царю скифов Иданфирсу с посланием следующего содержания: «Чудак! Зачем ты все время убегаешь, хотя тебе предоставлен выбор? Если ты считаешь себя в состоянии противиться моей силе, то остановись, прекрати свое скитание и сразись со мной. Если же признаешь себя слишком слабым, тогда тебе следует также оставить бегство и, неся в дар своему владыке землю и воду, вступить с ним в переговоры». В ответ скифы сообщили, что никого не боятся и ни от кого не бегают, а живут «как обычно в мирное время». У них ведь нет городов и нив, чтобы их оборонять. А если персы непременно желают сражаться, то пусть они обнаружат отеческие могилы скифов — тогда они узнают силу гнева последних. Скифы небезосновательно полагали, что персы никогда не сумеют отыскать их легендарный Город мертвых — Герры…)

Разгневанные речами Дария, который назвал себя их владыкой, а самих скифов — рабами, всадники-стрелки усилили натиск на врага. Одну часть армии они отправили к мосту через Дунай — уговаривать ионийских греков разрушить переправу и освободиться от гнета Дария. «Остальные, — пишет Геродот, — решили не завлекать персов дальше, а напасть на них, когда те выходили на поиски пищи… Скифская конница постоянно обращала в бегство вражескую. Бегущие персидские всадники нападали на своих же пехотинцев (здесь правильнее будет перевести — опрокидывали собственную пехоту), которые являлись к ним на помощь. Тогда скифы, отбив нападение конницы, поворачивали назад из страха перед пехотинцами. Подобные же нападения скифы проводили и по ночам».

Единственное, что хоть немного помогало персам, — страх скифских коней перед ревом неведомых им животных — ослов, в избытке находившихся в лагере Дария. Заслышав ослиный рев, они нередко поворачивали назад, и атака скифов срывалась. Впрочем, это длилось недолго, вскоре кони привыкли и перестали пугаться.

Чтобы царь персов как можно долее задержался в их земле, скифы время от времени давали вражеской армии возможность как бы случайно захватить одно из своих стад. И все же персы, так и не сумевшие разыскать могилы вражеских вождей, попали в очень тяжелое положение. Именно тогда скифские цари послали в подарок Дарию птицу, лягушку, мышь и пять стрел. На словах при этом передали, что персы наверняка достаточно умны, чтобы понять значение этих даров. Сам Дарий, правда, столь лестной оценки не оправдал: он полагал, что послание означает покорность скифов. Мышь -символ земли, лягушка — воды, птица — лошадей, а стрелы — оружия, и все это подносится к ногам завоевателя. Но более сообразительный советник растолковал дар следующим образом: «если вы, персы, как птицы, не улетите в небо, как мыши, не заберетесь в землю или как лягушки, не поскачете в болото, то не вернетесь назад, пораженные этими стрелами».

После принесения «даров» скифская армия выступила, наконец, в полном составе навстречу сильно ослабленному к тому времени войску персов. Внезапно перед боевым строем скифов проскочил заяц. В Скифии, как описано выше, охота на зайцев была не только любимым развлечением, но почётным занятием и даже ритуальным действием. Знатные военачальники, увидев зайца, бросились за ним в погоню с шумом и криками. За военачальниками последовали другие скифы. Услышав этот гам и разобрав в чем дело, Дарий понял: скифы настолько уверены в своей будущей победе, что готовы, как ему показалось, развлекаться охотой на пустячного зверя накануне решающего сражения. Эта картина сломила волю Великого Дария, повелителя Азии, и он, оставив для прикрытия обоз с ревущими ослами и наиболее ослабевших воинов, с остальными силами бесславно бежал к Дунаю.

На следующий день брошенные в лагере ратники взмолились о пощаде, и скифы поняли, что персы улизнули. Кочевники устремились к мосту через Дунай, но появились у реки раньше персов, поскольку Дарий в панике отступления перепутал направления и немного заблудился. Ионийцы, охранявшие понтонный мост, сделали вид, что поддались на уговоры, изобразили разбор переправы. Обрадованные скифы повернули в степь на поиски врагов. По счастливой случайности, основные силы скифов и отряд персов, с которым бежал Дарий, разминулись в необъятной скифской степи. Многочисленные мелкие отряды персов были разгромлены и взяты в рабство. Когда же измученный, ослабевший и деморализованный отряд Дария наконец добрался до Дуная — он благодаря верности греков, смог перебраться на другую сторону великой реки. Боги пощадили самого Дария, хотя его грандиозный поход на скифов полностью провалился.

Так и остался на берегу реки Артекс огромный холм из камней, которые по одному камню собрали персы в начале похода, и который некому было по одному камню разобрать в конце. Хотя на обратном пути Дарий I подчинил Фракию и наложил дань на Македонию, что немного скрасило провал.

Вывод

Хотя скифский поход Дария окончился безрезультатно, но Дарий проник вглубь скифской территории, что дало ему основание включить причерноморских скифов в список подвластных ему народов, под названием «заморские саки». И эта неудача, сильно преувеличенная в греческих известиях, не поколебала уважения к Дарию в его подданных.

Поход остался не без результатов:

— пункты переправ из Азии в Европу остались во владении персов и были ими укреплены;

— важные города, такие как Перинф, Византии, Дориск (на европейской стороне), а равно и некоторые острова, как Лемнос и Имброс, были присоединены к Персидскому царству и сатрапу Лидии Артаферну (родному брату царя) было дано поручение исследовать западные страны через посредство некоего врача Демокеда, эллина из Кротона, странной судьбой занесенного на дальний Восток, ко двору персидского царя.

Около этого времени сатрап, правивший Египтом, подчинил власти царя греческую колонию Кирену, на запад от Египта. Более чем сомнительно, чтобы Дарий в то время уже принял решение распространить персидское могущество и на Европу. По крайней мере, известно, что при персидском дворе была партия, которая утверждала, что обладание гористой страной и островами, на которых было расселено греческое племя, не принесет Персии ни малейшей пользы. Наступила своего рода пауза в персидских походах.

И тогда-то в первом десятилетии 5 в. до н.э. Греческие города в Азии восстали против персидского владычества, по-видимому окрылённые провалами Дария в войне против скифов. Афины и Эретия направили в Ионию флот в последующих военных действиях греки сожгли Сардис резиденцию западной сатрапии Персидской империи. Началась новая война.

Много побед и поражений довелось пережить Дарию I, но время его царствования был периодом наивысшего могущества Ахеменидов, что даёт повод называть его великим царём не менее великим чем легендарный Кир.

Вот, что касается скифов лучше всего высказался отец истории Геродот — «Из всех известных нам народов, — только скифы обладают одним, самым важным для человеческой жизни искусством. Оно состоит в том, что ни одному врагу, напавшему на их страну, они не дают спастись, и никто не может их настичь, если только они сами не допустят этого. Ведь у них нет ни городов, ни укреплений, и свои жилища они возят с собой».

Список использованных источников

1. Робертс Дж.М. Восточная Азия и классическая Греция. / Иллюстрированная история мира: в 10 т. - М. 1999. — 192 с.

2. Михайлов Б. Мелитополь: природа, археология, история. — Изд. 3. — Запорожье: Дикое поле, 2006. — 280 с.

3. Андреев А. Р. История Крыма. — М., 2002. — 384 с.

4. http: //historic. ru/books/item/f00/s00/z0000091/st012. shtml

5. Толстая А. В. Империя Ахеменидов. - Новосибирск, 2000. — 341 с.

6. Медведский В. И. Токмак: история археология. — Токмак: КВПП Трибуна, 2005. — 220 с.

7. http: //www. gumer. info/bibliotek_Buks/History/History_Antigue. php

8. Иран: искусство и история. / Коллективный труд. Италия. Centro Stampa Editoriale Bonechi. — 2007. — 207 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой