Причины формирования и особенности становления Польского государства

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. СОЗДАНИЕ НЕЗАВИСИМОЙ ПОЛЬСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

ГЛАВА 2. ЮЗЕФ ПИЛСУДСКИЙ — НАЧАЛЬНИК ПОЛЬСКОГО ГОСУДАРСТВА. МАЛАЯ КОНСТИТУЦИЯ ПОЛЬШИ

ГЛАВА 3 ПОЛЬША В УСЛОВИЯХ ПАРЛАМЕНТСКОЙ ДЕМОКРАТИИ

3.1 Конституция 1921 года

3.2 «Политическая чехарда» (политическая нестабильность, частая смена правительства)

ГЛАВА 4. МАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 1926 ГОДА. УСТАНОВЛЕНИЕ РЕЖИМА САНАЦИИ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

Польский народ получил независимость в результате Октябрьской революции, со времени третьего раздела Польши (конец XVIII в.) территория ее находилась под властью России, Пруссии и Австрии. Советское правительство издало декрет об уничтожении несправедливых международных договоров России разделе Польши, что означало признание прав польского народа на самостоятельное государственное существование (29 августа 1918 г.). Данное событие можно считать переломным моментов в истории независимой польской республике.

Актуальность темы связана с теоретической и практической значимостью изучения опыта функционирования политических институтов (в частности, восстановление независимой Польши) в условиях динамичного процесса социально-политических преобразований.

Предметом исследования является государство и право Второй Речи Посполитой в 1918 — 1926 г., как социально-экономическое исследование.

Объектом исследования выступает комплекс общественных отношений, формирующихся в ходе образования независимой Польской республики.

Цель настоящей работы состоит в выяснение причин формирования и особенностей становления Польского государства.

Актуальность темы, поставленная цель исследования определили постановку и решение следующих задач:

ь рассмотреть исторические предпосылки, которые способствовали становлению независимой польской республики;

ь изучить роль Юзефа Пилсудского как «начальника польского государства»;

ь провести анализ периода, когда Польша находилась в условиях парламентской демократии и выявить причины частой смены политической власти;

ь определить сущность Майского государственного переворота и установить в чем заключается режим санации.

В данной работе применяются логический, диалектический, системный методы, методы индукции и дедукции, а также методы анализа, сравнения и обобщения данных научной литературы по изучаемой проблеме.

Данная работа состоит из введения, основной части, заключения и списка использованных источников. Основная часть состоит из четырех глав. Список использованных источников содержит 25 наименований, расположенных в алфавитном порядке. Общий объем работы составляет 30 страниц.

Теоретическую основу исследования составили информационный материал, накопленный польской и советской исторической наукой, а так же фактический материал, имеющийся в трудах польских и советских историков.

ГЛАВА 1

СОЗДАНИЕ НЕЗАВИСИМОЙ ПОЛЬСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

польский государство пилсудский

Великая Октябрьская социалистическая революция упразднила фактические и юридические основы порабощения польского народа и содействовала развитию его освободительной борьбы. Ленинский Декрет о мире предусматривал заключение мира между воюющими странами без аннексий и контрибуций. Декларация прав народов России провозглашала равенство народов и их право на создание самостоятельных государств. На мирных переговорах в Бресте советская делегация решительно отстаивала право польского народа на независимость. 29 августа 1918 г. Советское правительство аннулировало акты царизма, относившиеся к разделам Польши.

Поляки — эвакуированные, беженцы и военнопленные, — находившиеся в России, разделились после Октябрьской революции в основном на два лагеря. Трудящиеся массы поддерживали революцию. Активное участие в ней принимали деятели Социал-демократии Королевства Польского и Литвы (далее — СДКПиЛ) во главе с Ф. Дзержинским и многие другие польские интернационалисты. Буржуазно-помещичьи круги оказались в стане контрреволюции. Возвратившиеся из России на родину революционеры распространили здесь идеи Октября. В польских землях усилилась борьба против социального и национального гнета. Народные массы требовали прекращения войны, улучшения условий труда и жизни, восстановления национальной независимости. СДКПиЛ и Польская социалистическая партия-левица (далее — ППС-левица) призывали трудящихся к свержению господства буржуазии и помещиков. Но, полагая, что с победой революции будет упразднен и национальный гнет, они не выдвигали лозунга создания независимого государства. Такая позиция по национальному вопросу существенно ограничивала их влияние на массы. Сторонники австро-германского блока пытались добиться уступок от оккупационных властей, но успеха не имели. Поэтому часть из них перешла в оппозицию к оккупантам. Активизировались группировки, ориентировавшиеся на Антанту. Опасаясь революционного взрыва, имущие классы готовились к захвату власти в стране [11, c. 213].

Важное значение для успеха борьбы польского народа за независимость имело усилившееся под влиянием Октябрьской революции освободительное движение в Австро-Венгрии и Германии и поражение этих держав в войне. Имея в виду все эти обстоятельства, Соединенные Штаты Америки (далее — США) и Антанта заняли более определенную позицию по польскому вопросу. В 13-м пункте мирных условий, предложенных президентом США В. Вильсоном в январе 1918 г., и в декларации Англии, Франции и Италии от 3 июня 1918 г. признавалось необходимым создание Польского государства с доступом к морю. Надеясь посредством этих заявлений парализовать влияние Октябрьской революции на польский народ, Антанта и США в дальнейшем рассчитывали противопоставить зависимую от них Польшу революционной России [7, c. 54].

В результате распада Австро-Венгрии, революции в Германии и освободительной борьбы польского народа осенью 1918 г. был упразднен оккупационный режим на значительной части польских земель. В конце октября начался отход австро-венгерских, а затем и германских войск с территории бывшего Королевства Польского. В городах и деревнях происходили массовые выступления против оккупантов, население разоружало их. Польский народ обрел свою национальную независимость. Это было переломное событие в его истории. Были созданы более благоприятные условия не только для его национального развития, но и для борьбы трудящихся за социальное освобождение. Народные массы связывали с завоеванием независимости надежды на существенное улучшение условий своей жизни.

В момент восстановления независимости экономика Польши находилась в глубоком упадке. Ощущался острый недостаток в промышленных товарах и продуктах питания. Особенно тяжелым было положение безработных.

СДКПиЛ и ППС-левица, раскрывая классовые устремления буржуазии и помещиков, призывали трудящихся к созданию Советов, к борьбе за диктатуру пролетариата. 5 ноября начал свою деятельность Совет рабочих депутатов в Люблине, в последующие дни Советы были созданы в Домброве, Варшаве и других городах. Советы принимали решения о введении 8-часового рабочего дня, организации рабочей милиции, устраивали стачки и демонстрации, заявляли о своей солидарности с трудящимися Советской страны [5, c. 117].

Имущие классы, используя аппарат управления, созданный в период оккупации, устанавливали свою власть. 7 ноября в Люблине деятелями Польской социалистической партией -- революционная фракция (далее — ППС-фракция), Польской социал-демократической партией (далее — ППСД) и Польской крестьянской партией «Освобождение» (далее — ПСЛ-«Вызволене»), связанными с пилсудчиками, было создано временное «народное правительство» во главе с лидером ППСД И. Дашиньским [5, c. 118].

Почти все его члены были тесно связаны с Ю. Пилсудским. В манифесте к польскому народу правительство провозгласило создание независимого польского государства, широкие демократические свободы и социальные права, национализацию лесов и некоторых видов крупной земельной собственности, заявило о намерении национализировать в будущем ряд отраслей народного хозяйства, провести аграрную реформу в интересах широких слоев крестьянства. Окончательное решение этих вопросов откладывалось до созыва сейма, выборы в который должны были быть проведены на демократической основе. Люблинское правительство просуществовало недолго и не сумело распространить свою власть на всю территорию страны. Его программа не нашла поддержки всего общества, особенно имущих классов и людей с центристскими и правыми взглядами.

ГЛАВА 2

ЮЗЕФ ПИЛСУДСКИЙ — НАЧАЛЬНИК ГОСУДАРСТВА

Фигура «начальника польского государства» до сегодняшнего дня не однозначно воспринимается в белорусском обществе. Советская доктрина рассматривала Юзефа Пилсудского как одного из главных врагов «страны рабочих и крестьян», называя маршала «цепным псом империализма и капитализма». Современная белорусская государственная идеология и историография в большинстве случаев также повторяет эти замшелые постулаты. Отрицательное отношение к фигуре маршала существует и среди представителей российской официальной исторической доктрины, которая сделала из Пилсудского символ «польского империализма и колониализма».

11 ноября регентский совет (созданный немецкими и австрийскими властями в сентябре 1917) передал Ю. Пилсудскому командование вооруженными силами, а 14 ноября — всю власть. По настоянию Пилсудского Временное правительство самораспустилось. В декрете о высшей власти, изданном 22 ноября, Ю. Пилсудский был провозглашен «временным начальником государства «с правом смещать правительство.

18 ноября в Варшаве по инициативе Пилсудского было создано новое правительство во главе с социалистом Енджеем Морачевским, по партийному составу и программе деятельности практически идентичное Люблинскому правительству. Им были декретированы многие из обещанных реформ: вводились 8-часовой рабочий день, больничное страхование, инспекция труда, минимальная зарплата на государственных предприятиях, охрана прав квартиросъемщиков, биржи труда и т. д. Радикализм правительства Морачевского отталкивал правые и центристские партии и имущие классы. Его не хотели признавать в Кракове и Познани, не было оно признано и державами Антанты и США, поддерживавшими Польский национальный комитет (далее — ПНК). Отсутствие единой, общепризнанной в стране и за рубежом государственной власти было крайне неблагоприятным для Польши, тем более что еще не был решен вопрос ни об одной из ее будущих границ [8, c. 84].

Ю. Пилсудский, назначенный правительством Морачевского 22 ноября 1918 г. временным начальником государства, активно искал контактов с национальными демократами. Взаимодействие с ними должно было убедить державы-победительницы в том, что Польша не пойдет по пути социалистической революции и обеспечить признание ими правительства в Варшаве. Правительство Морачевского, передав в руки Пилсудского функции главы государства и главнокомандующего формирующейся армией, стало препятствием на пути решения очередной жизненно важной для страны задачи. Единственным выходом из наметившегося тупика было его устранение. Сделать это своим декретом начальник государства не хотел, поскольку это настроило бы против него левые партии. Был избран иной путь. В конце 1918 г. группа военных и политиков составила заговор против левого правительства. Действия заговорщиков полностью контролировались подчиненной Пилсудскому военной разведкой и контрразведкой. Попытка переворота, предпринятая в ночь с 5 на 6 января 1919 г., естественно, не удалась. Но зато у Пилсудского появилось весомое основание отправить в отставку правительство Морачевского как не пользующееся достаточной поддержкой в обществе, что и произошло 16 января 1919 г [1, c. 322].

Формирование нового кабинета было поручено Игнацы Падеревскому. И. Падеревский входил в состав ПНК, но не разделял полностью взглядов эндеков. Новый премьер не имел опыта государственной деятельности, зато был широко известен в стране и на Западе как выдающийся музыкант и горячий патриот, поддерживал тесные контакты с президентом В. Вильсоном и другими видными западными политическими деятелями. В качестве премьера Падеревский устраивал все основные польские политические силы и союзные державы. В свою очередь Р. Дмовский согласился на пополнение состава ПНК сторонниками Пилсудского и сохранение за ним поста начальника государства.

Результатом достигнутого компромисса явилась политическая и финансовая поддержка правительства средним и имущим классами, а также последовавшее в конце января — феврале 1919 г. его официальное признание державами-победительницами (первыми это сделали США 30 января 1919 г.), которые выразили готовность оказать Польше финансовую и военную помощь [22, c. 104].

Образование независимой Польши происходило в обстановке активизации демократических и революционных настроений во всей Европе, а также победы в войне западных демократий. Это сделало невозможным установление в Польше монархии, как того хотели консервативные круги.

В борьбу за характер государства оказались вовлеченными все политические силы страны. Сторонниками революционного переустройства социально-экономических отношений и диктатуры пролетариата были Социал-демократия Королевства Польского и Литвы и Польская социалистическая партия-левица. В своей деятельности они пытались опереться на рабочий класс и Советы рабочих делегатов, начавшие создаваться с начала ноября 1918 г. на территории бывшего Царства Польского. Однако этим партиям, объединившимся 15 декабря 1918 г. в Коммуни? тическую рабочую партию Польши (с 1925 г. — Комуннистическая партия Польши), не получилось завоевать большинства в Советах (за исключением Домбровского бассейна) и превратить их в полноценные органы революционной власти. Этому мешала организационная слабость коммунистов, их нежелание решать аграрный вопрос в интересах всего крестьянства, недооценка значения для народа национальной независимости, приверженность идее «мировой революции», радикализм, грозивший в случае успеха погрузить Польшу в пучину гражданской войны [22, c. 105].

Социалисты и крестьянские партии, за которыми шла значительная часть трудящихся, признавая необходимость частичной национализации промышленности и радикальной аграрной реформы, решительно отрицали путь, избранный Россией после Октябрьской революции. Оптимальной формой государственного устройства для Польши они считали парламентскую республику.

Правые партии не были последовательными сторонниками парламентской демократии, считая, что польское общество к ней еще не готово. Но в условиях, когда подавляющее большинство общества видело в демократическом устройстве лучшую гарантию своего светлого будущего, а вокруг (в России, Германии, Венгрии) бушевали революционные бури, они предпочитали не демонстрировать свои истинные взгляды, и даже использовали в своих названиях такие определения, как «народная», «демократическая».

Ю. Пилсудский, у которого не было собственной партии, пользуясь полномочиями главы государства, сосредоточился на установлении своего полного контроля над формирующейся польской армией [19, c. 225].

Первой открытой пробой сил стали выборы в Законодательный сейм 26 января 1919 г. Их бойкотировали немецкое, часть еврейского и украинского населения, а также коммунисты, усматривавшие в выборах попытку буржуазии и помещиков отвлечь массы от революционной борьбы.

Большинство польского населения тех территорий, которые уже вошли в состав государства (бывшее Царство Польское и Малая Польша), приняло самое активное участие в выборах, рассматривая их как своеобразный плебисцит «за» или «против» национальной независимости. Избирательные списки были выставлены более чем 20 политическими группировками. Наибольшее количество голосов было получено национальными демократами и их союзниками. Значительного успеха добились крестьянские партии и социалисты. Но ни одна из политических группировок не получила абсолютного большинства мест в сейме, в связи с этим каждое формируемое в Польше правительство могло иметь или коалиционный, или внепарламентский характер.

Собравшийся в феврале 1919 г. сейм подтвердил полномочия Пилсудского как начальника государства до момента принятия постоянной конституции и избрания на ее основе президента страны, а также принял закон о временной организации высшей власти, получивший название Малой конституции, который определял полномочия сейма, начальника государства и правительства. Пилсудскому получилось сохранить свой полный контроль над армией и свободу рук в восточной политике [22, c. 107].

Подводя итог, хотелось бы отметить, после завершения Первой мировой войны и провозглашения Антантой на Парижской конференции независимого Польского государства идея прометеизма не только не угасла, но заняла доминирующее положение в восточной внешнеполитической деятельности польских лидеров, в первую очередь Ю. Пилсудского. Их не устраивала пассивная роль барьера между «цивилизацией» (Западной Европой) и варварским «азиатско-византийским Востоком» (Россией), которую готовили Польше ее союзники. У них на этот счет имелась своя точка зрения. Они желали видеть пресловутую разделительную линию по рекам Двина и Днепр, которая к тому же протянулась бы от Балтики до Кавказа. Территории и народы вдоль этой линии должны составлять союз в виде федерации при лидерстве и координаторстве в нем, конечно же, могучей самостоятельной Польши.

ГЛАВА 3

ПОЛЬША В УСЛОВИЯХ ПАРЛАМЕНТСКОЙ ДЕМОКРАТИИ

3.1 Конституция 1921 года

Работа над постоянной конституцией заняла два года. Все это время в сейме и прессе шли горячие дискуссии о форме государственного устройства, полномочиях отдельных ветвей власти, принципах избирательного права.

17 марта 1921 г. сейм принял конституцию (она получила название «мартовской»). Это была одна из наиболее демократических конституций в мире на то время. Польша провозглашалась республикой, верховная власть в которой принадлежит народу, от имени которого её осуществляли избранные демократическим путем сейм и сенат.

Активное избирательное право (право избирать) предоставлялось при выборах в сейм лицам, достигшим 21 года, в сенат — достигшим 30 лет; право быть избранном получили соответственно лица старше 25 и 40 лет. Военнослужащие избирательным правом не пользовались [5, c. 231].

Выборы в парламент должны были проводиться раз в пять лет. Важнейшей прерогативой сейма являлась совместная с сенатом законотворческая деятельность (законодательная власть), утверждение государственного бюджета и контроль за работой правительства. Главой исполнительной власти был президент, избираемый сроком на 7 лет обеими палатами, которые собирались для этого на совместном заседании, образуя Национальное собрание. Президент назначал правительство (премьер-министра и министров), состав которого утверждался парламентом. Правительство руководило внешней и внутренней политикой государства и отчитывалось перед сеймом в своей работе. Судебную власть осуществляли независимые суды, судьи подчинялись только законам, издаваемым парламентом. Приговоры и судебная практика не могли быть изменены ни одной другой властью [5, c. 232].

Конституция определяла принципы работы органов местного самоуправления, то есть органов власти, избираемых жителями отдельных гмин, повятов и воеводств.

В соответствии с Конституцией, основные обязанности гражданина сводились к следующему: верность государству, соблюдение его законов, военная служба и уплата налогов. Государство стояло на страже гражданских свобод: охраны жизни, свободы, равенство перед законом, без различия происхождения, пола, национальности, расы или вероисповедания.

Предусматривалось, что римско-католическое вероисповедание будет занимать в государстве ведущее положение.

Все виды собственности объявлялись неприкосновенными. Нарушение этого права допускалось только на основании закона, исходя из высших интересов общества, за соответствующую компенсацию [6, c. 244].

Конституция закрепляла в Польше строй парламентской демократии, ключевую роль в котором играл сейм. Принятый на основании конституции закон о выборах позволял проводить в сейм своих представителей даже небольшим политическим партиям.

Хотелось бы отметить, что Конституция 1921 г. соответствовала требованиям буржуазной демократии. Более того, в ряде случаев она шла дальше классических буржуазных конституций, так как содержала статьи об Охране труда, социальном вспомоществовании в случае безработицы и болезни, об охране материнства и младенчества, о национально-культурной автономии для национальных меньшинств и др. Но в политической практике господствующих классов неудобные им конституционные статьи не находили применения, и конституция поэтому не смогла открыть путь к решению раздиравших Польшу глубоких социальных и национальных проблем. Как бы то ни было, Конституция 1921 г. завершила формирование Польского государства и стабилизировала на время его внутреннюю структуру.

3.2 «Политическая чехорда» (политическая нестабильность, частая смена правительства)

С принятием Конституции и установлением границ Польша оказалась в состоянии иллюзорной стабильности. Смена правительств, отсутствие долговременного парламентского большинства, а также доведенная до крайности многопартийность — все эти черты политической системы отличали не только Польшу, но и многие другие государства Европы межвоенного периода. К началу 20-х годов XX в. Польша столкнулась с рядом кризисных явлений, усугублявшихся наследием прошлого — региональной разобщенностью страны. Лишенная в течение столетия собственной государственности, она не имела опыта парламентаризма XIX столетия; кроме того, ситуацию осложняли конфликты с национальными меньшинствами. Все это не способствовало стабилизации. Практически сразу после возникновения молодой польской республики появились и первые признаки внешней угрозы: соглашение между бывшими противниками и соперниками — Германией и Советской Россией, заключенное в апреле 1922 г. в Рапалло, давало повод для беспокойства. Однако вопреки опасениям Польши до политического сближения двух государств дело не дошло, хотя договоренность о двустороннем военном сотрудничестве была достигнута.

Внутриполитические противоречия в Польше начиная с 1921 г. все более обострялись. Это было вызвано тем, что многие спорные вопросы в первые годы после создания государства отодвинулись на второй план, теперь же они вновь оказались в центре внимания. Национал-демократы не опасались больше возможной революции и настойчиво стремились захватить власть. Находясь под влиянием лидера их фракции в сейме — Станислава Грабского, они предполагали, что новые выборы и союз с другими партийными группами обеспечат им парламентское большинство. В действительности это было маловероятно в государстве, где каждый третий гражданин не был поляком и поэтому не разделял идей эндековского национализма. В первую очередь национал-демократы боролись против Пилсудского, что, препятствовало сплочению вокруг маршала хотя бы тех, кто уважал личные заслуги и особый статус Пилсудского как верховного главы государства [24, c. 409].

В ноябре 1922 г. прошли выборы в сейм и сенат. Эндеки, возглавившие партийную коалицию, получили 38% мандатов, но их попытки приобрести большее число союзников вначале оказались безуспешными. Президентом стал кандидат от левых людовцев из партии «Освобождение» Габриель Нарутович, поддержанный другими левыми партиями, центристами и представителями национальных меньшинств. Через неделю после выборов, 16 декабря 1922 г., Нарутовича застрелил фанатик правого толка Элигиуш Невядомский. Моральная ответственность за это преступление лежала на эндеках, которые в своей пропаганде грубо оскорбляли Нарутовича и не брезговали лживыми обвинениями. Покушение, однако, не вписывалось в планы создания правоцентристского большинства в сейме. Напротив, это изолировало эндеков от центристов, голосовавших за Нарутовича.

Смерть Нарутовича отразилась на польской политической жизни, оставив ощущение враждебности и нетерпимости. Последовавшие изменения оказались кратковременными. Премьер-министром стал генерал Владислав Сикорский, новым президентом избрали Станислава Войцеховского, которого поддерживал Пилсудский. Поскольку сеймовое большинство, вставшее на сторону Сикорского и Войцеховского, было временным — ведь в него входили представители национальных меньшинств, — быстро начались поиски новой коалиции, созданной на основе соглашения между польскими партиями. Людовцы из партии «Пяст» заключили 17 мая 1923 г. договор с эндеками, а также с их более слабыми союзниками. Этот так называемый «Ланцкоронский пакт» (подписанный в Варшаве) предусматривал ограничение прав национальных меньшинств в экономике, образовании и политической жизни. Он предусматривал также реализацию аграрной реформы, хотя и не столь радикальную, как в законе 1920 г. (все еще остававшемся на бумаге). Через несколько дней новая коалиция свергла правительство Сикорского и назначила новое — во главе с премьером Витосом [24, c. 410].

В стране складывалась весьма неблагоприятная ситуация. Уже перед приходом к власти нового правительства темпы инфляции резко возросли. Чтобы ее сдержать, необходимо было ввести в действие стабилизационные меры, которые бы затрагивали интересы всех слоев без исключения, даже тех, которых кризис почти не коснулся. Такие действия предлагал предпринять министр финансов Владислав Грабский, подавший в отставку, когда правительство отказалось принять его программу. Правоцентристскую коалицию его проект не устраивал, поскольку ущемлял интересы ее электората.

В первую очередь инфляция ударила по карману наемных рабочих. С октября 1923 г. начались забастовки. ППС и профсоюзы обещали провести 5 ноября всеобщую стачку. Правительство в ответ ввело чрезвычайное положение. В Кракове, Тарнове и Бориславе произошли столкновения рабочих с войсками и полицией; было много жертв с обеих сторон. Впрочем, гражданской войны не хотели ни социалисты, ни правительство. Тогда удалось найти компромиссное решение: были отменены и всеобщая забастовка, и военно-полевые суды. Правительство Витоса продержалось недолго. Часть депутатов партии «Пяст» выступила с протестом против очередного ограничения аграрной реформы и вышла из партии. Так непопулярная коалиция, утратив сеймовое большинство, потеряла власть, расплачиваясь за пролитую кровь, инфляцию и хаос в экономике.

Несмотря на неблагоприятную ситуацию, крупнейшие политические партии проявили благоразумие. Девятнадцатого декабря 1923 г. было создано «внепартийное» правительство Владислава Грабского, которое своей главной целью ставило оздоровление экономики. Почти два года Грабскому удавалось лавировать между правыми и левыми, добиваясь их поддержки или по крайней мере нейтралитета. Он получил полномочия, дававшие ему право стабилизировать валюту. Для этой цели Грабский решился на повышение налогов для всех социальных групп, но более всего для самых зажиточных слоев населения. Уже через несколько месяцев ему удалось заменить польскую марку злотым, который стал стабильной, свободно конвертируемой денежной единицей, обеспеченной золотым и валютным запасом [9, c. 123].

Постепенно, однако, положение правительства ухудшалось. Причиной тому стал конфликт с Пилсудским. С 1923 г. он отошел от официальной политической жизни и поселился в Сулеювке под Варшавой, но по-прежнему продолжал оказывать значительное влияние на деятельность отдельных партий и на многих генералов и офицеров. Поначалу в отношении правительства Пилсудский занял выжидательную позицию, даже когда министром военных дел стал его давний конкурент генерал Сикорский. Но уже в 1925 г. он публично подверг резкой критике деятельность последнего [24, c. 411].

Экономические трудности также не способствовали укреплению авторитета правительства, удар по которому был нанесен падением курса злотого в июле 1925 г., — ведь именно на валютной стабилизации держалась популярность Грабского. Начавшаяся вторая волна инфляции по сравнению с первой была малоощутимой, но попытка справиться с ней выявляла все новые признаки кризиса. Производство снижалось, росла безработица. В связи с ослаблением злотого и ростом недоверия со стороны крупного капитала Грабский в ноябре подал в отставку.

Правление кабинета Грабского было самым продолжительным из всех до мая 1926 г., а его достижения — наиболее существенными. Наряду с мерами по стабилизации злотого был принят новый закон об аграрной реформе, более умеренной, чем закон 1920 г., но с реальной возможностью претворения в жизнь. Окончательный вариант закона после поправок сената был принят уже после отставки Грабского, в декабре 1925 г. Ранее, в феврале того же года, был подписан конкордат, регулировавший отношения с католической церковью. Католицизм играл весьма существенную роль в польской общественной жизни, особенно на селе. Но католическое вероисповедание и его традиции не оказывали непосредственного воздействия на тенденции политического развития. Хотя большая часть духовенства симпатизировала скорее правым националистам, в деревне явную конкуренцию национал-демократам составляли людовцы. Несмотря на их отрицательное отношение к участию католической церкви в политической борьбе, им удавалось добиться в этой среде успеха [14, c. 9].

Однако решения, касавшиеся национальных меньшинств, не принесли желаемого результата: законы, определявшие права украинцев и белорусов, были восприняты теми как весьма ограниченные, соглашение же с представителями еврейского меньшинства носило неформальный характер, поэтому вскоре правительство сочло, что соглашение его ни к чему не обязывает.

Наибольшую угрозу для стабильности и независимости Польши в течение длительного времени представляли внешнеполитические факторы, которые сложились в 1925 г. Германия все еще не соглашалась с послевоенным территориальным делением и стремилась к ослаблению Польши. Выгодной для немцев оказалась возможность препятствовать доступу польских товаров на германский внутренний рынок, являвшийся основным для польского сбыта. С июня открыто велась так называемая таможенная война, которая способствовала кризису правительства Грабского. Польша ответила контрмерами [13, c. 201].

Через несколько лет, однако, выявились положительные последствия таможенной войны: она способствовала созданию независимой от германского рынка польской экономики.

Большую тревогу вызывали признаки политического сближения Германии с победившими западными державами, угрожавшего Польше международной изоляцией. В 1924 г. при американском посредничестве Германия согласовала с Англией и Францией «план Дауэса», который предусматривал более выгодные условия выплаты послевоенных германских репараций и одновременно американские кредиты для Германии. Это стало возможным благодаря многолетним стараниям германского министра иностранных дел Штреземана, направленным на возвращение Германии в круг великих европейских держав. Решающим шагом стали Локарнские договоры в октябре 1925 г. Границы между Германией и ее западными соседями обрели международные гарантии. Польша получила лишь арбитражный договор (Германия обязывалась разрешать конфликты без применения военной силы), а также гарантию со стороны Франции, что, в сущности, только подтверждало прежние французские обязательства по союзническому договору с Польшей. Локарно открыло Германии путь в Лигу Наций, где ей было предоставлено постоянное место в Совете Лиги. Польша, напротив, получила лишь так называемое «полупостоянное» место, по факту избрания, хотя количество сроков и не ограничивалось [17, c. 89].

Падение кабинета Грабского, однако, не означало, что конкурировавшие между собой политические движения, осознавая внутренние и международные осложнения Польши, были готовы пойти на резкую конфронтацию. Почти все крупные партии, от правых национал-демократов до левых социалистов, стремились к соглашению и создали коалиционное правительство во главе с беспартийным премьером Александром Скшинским. Вначале правительство, казалось, устраивало Пилсудского, так как в него вошли несколько близких ему министров; среди них и возглавивший военное ведомство генерал Желиговский.

Партии, получившие места в правительстве, имели ограниченную свободу действий. Падение Грабского породило сомнения в стабилизации польской экономики. Приостановленная было вторая волна инфляции вновь набирала силу, что наряду со снижением уровня производства и ростом безработицы усугубляло кризис. Эндеки склонны были искать пути оздоровления экономики в поощрении частного капитала и в снижении заработной платы. Социалисты, напротив, предлагали изыскать средства возмещения за счет материально обеспеченных слоев населения. Обе партии оказались под давлением интересов и ожиданий своих избирателей. ППС вынуждена была противодействовать пропаганде коммунистов, обращенной к безработным и неквалифицированным рабочим. Противоречия внутри кабинета обострились в начале 1926 г., когда Пилсудский перешел от нейтраль-нотерпимой к жесткой критической позиции. В апреле, когда экономическая ситуация вновь осложнилась, конфликты между эндеками и социалистами привели к расколу правительственной коалиции [9, c. 125].

Правые и центристы склонны были к сотрудничеству при условии соглашения в духе того, которое привело в 1923 г. к созданию кабинета Витоса. Лидеры партии «Пяст» и другие сторонники этой концепции недооценивали критическое отношение в стране к подобной инициативе. Общество еще не забыло катастрофических последствий инфляции 1923 г. и ноябрьского кровопролития. Пилсудский считал новый созыв правоцентристского правительства провокацией в свой адрес. Если в 1924--1925 гг. и в начале 1926 г. польская политическая жизнь характеризовалась довольно неожиданной трезвостью суждений и взвешенностью позиций, пониманием необходимости компромиссов ради общего дела и взаимной толерантностью, то теперь доминирующим было желание одержать верх над противником [17, c. 90].

Десятого мая 1926 г. Витое сформировал правительство. Это вызвало возмущение всех левых и пилсудовцев. С конституционной точки зрения правительство имело право на существование, так как обеспечивалось сеймовым большинством, но с политической точки зрения все обстояло противоположным образом -- правительство не располагало прочной опорой. С 1922 г. симпатии общества изменились и несколько сместились в сторону левых. Решениям не хватало политической мудрости: некоторые из них было явно направлены против влиятельных в армии пилсудовцев. Это, впрочем, совсем не означает, что виновником гибели польской парламентской системы следует считать прежде всего правительство Витоса. Многие факты свидетельствуют о том, что пилсудовцы в течение нескольких лет замышляли военный переворот. Еще в конце 1925 г. они предприняли определенные шаги в этом направлении, а в апреле генерал Желиговский в качестве военного министра издал приказ сосредоточить под Варшавой воинские подразделения под командованием верных офицеров-пилсудовцев, якобы с целью проведения маневров.

Недостатки парламентской системы, частая смена правительств, лишенных поддержки относительно однородного сеймового большинства, отказ от декларированных принципов деятельности при заключении межпартийных договоренностей, коррупция — все это привело к разочарованию в «сеймократии». Со стороны правых Дмовский готовил создание «Лагеря Великой Польши» (хотя окончательно он был создан лишь после майского переворота) — эндековской организации, которая отказывалась от парламентского курса Станислава Грабского с целью введения авторитарного правления посредством давления со стороны внепарламентского движения. Людовец Витое и социалист Дашинский также критиковали гипертрофированный парламентаризм и ослабление исполнительной власти. Никто не отстаивал положений мартовской Конституции, однако провозглашенные ею принципы продолжали сохранять силу ввиду противоречивости предлагавшихся изменений. Вопрос о том, кто первым предпримет попытку свержения существующей политической системы, зависел от степени готовности к нему и от благоприятного стечения обстоятельств. В этом также можно видеть знамение времени. Польша в своем разочаровании парламентаризмом не отличалась от тех европейских стран, которые, как и Польша, не имели опыта парламентского правления в благоприятных условиях экономической и политической стабильности до 1914.

Таким образом, «Конструктивные» недостатки и изъяны польского парламентаризма во всей своей полноте проявились в 1922 — 1926 гг. Политическая раздробленность сейма (17 фракций в начале 1923 г. и 26 фракций в начале 1926 г.) стала причиной того, что в относительно короткий срок были испробованы практически все возможные варианты правительств. Всеобщая неудовлетворенность парламентской демократией, резкое ухудшение хозяйственной конъюнктуры создали благоприятную атмосферу для государственного переворота, возглавленного Ю. Пилсудским.

ГЛАВА 4

МАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 1926 Г. УСТАНОВЛЕНИЕ РЕЖИМА САНАЦИИ

В начале мая 1926 г., после очередного правительственного кризиса, президент Войцеховский вновь сформировал кабинет из представителей правоцентристских партий, так называемый Хьено-Пяст во главе с Витосом. Для сторонников Маршала это послужило сигналом к действию. 12 мая вместе с верными ему частями Пилсудский, поднял мятеж против Президента и назначенного им правительства для захвата в свои руки диктаторской власти" - такое обвинение в обращении к народу выдвинули против него члены правительства Витоса. Оправдывая свое выступление, Пилсудский через несколько дней после переворота заявил: «Когда вокруг нас клокочут распри и партийная зависть, когда бурлят и накаляются удельные усобицы, солдату трудно сохранять спокойствие» [5, c. 244].

После трех дней боев за столицу между верными правительству войсками и мятежниками, в ходе которых погибло около 400 человек, правительство Витоса подало в отставку. То же самое сделал президент Войцеховский. В соответствии с конституцией, власть в стране перешла в руки маршала сейма Мацея Ратая (ПКП «Пяст»). Победу Пилсудского восторженно приветствовали левые во главе с ППС, активно поддерживавшей переворот, а также коммунисты. Участники рабочих митингов требовали роспуска парламента и даже установления диктатуры пролетариата по большевистскому образцу.

Ко всеобщему удивлению Пилсудский не распустил парламент и не стал сводить счеты с побежденными, в стране не разразилась кровавая революция.

Маршал сформировал новое правительство во главе с профессором Львовского политехнического института Казимежем Бартелем, что одобрила левоцентристская часть сейма вместе с клубом (фракцией) национальных меньшинств. Клуб рассчитывал на введение в жизнь нового варианта федеративного плана, то есть предоставления широкой автономии восточным окраинам страны. В конце мая 1926 г. та же самая коалиция выбрала нового президента второй Речи Посполитой, — им стал Игнацы Мосьцицкий, профессор химии, крупный ученый и изобретатель, сподвижник Пилсудского, находившийся под его сильным влиянием. Несмотря на видимое соблюдение конституции, фактическая власть в стране оказалась в руках Начальника Государства [5, c. 245].

Правительство Бартеля представило программу санации, то есть оздоровления государства. Такое название закрепилось вскоре за формой правления, установившейся в Польше после майского переворота. Программа санации предусматривала прежде всего укрепление власти президента и правительства при одновременном сокращении полномочий парламента, предполагала также проведение реформ в системе организации армии и осуществление капиталовложений в народное хозяйство. В министерствах и на высших командных постах в армии появились новые люди, связанные в прошлом либо с легионами и ПВО, либо с политическими группировками, как левыми, так и консервативными, признававшими авторитет маршала Пилсудского.

Первым документом, вынесенным новой властью на обсуждение парламента, стал проект изменения конституции, вступивший в жизнь под названием августовской новеллы. Она укрепляла роль президента, наделив его, в числе прочего, прерогативой издания указов, имеющих силу закона. Правительство Бартеля, используя благоприятную экономическую конъюнктуру, подготовленную работой предыдущих правительств, стало проводить активную экономическую политику; открывались новые промышленные предприятия, завершилось строительство гдынского порта, укрепилась национальная валюта страны, продолжалась аграрная реформа. Все это повысило авторитет нового правительства, приступившего к построению прочного политического фундамента — Беспартийного блока сотрудничества с правительством [18, c. 25].

Подводя итог, хотелось бы отметить, наделение президента правом издания декретов, имеющих силу закона, означало передачу ему широких законодательных функций. Реализация этих новых положений во многом зависела от личности президента. Он же находился под безраздельным влиянием Ю. Пилсудского. На основе «августовской новеллы» был принят декрет о новой системе высшего военного командования. Официально сохранялась двойная система командования. Военный министр по-прежнему формально нес конституционную и политическую ответственность. Но наряду с этим президент, являвшийся по конституции верховным главнокомандующим в мирное время, назначал генерального инспектора вооруженных сил, который должен был стать главнокомандующим в случае войны и заранее был наделен практически неограниченными полномочиями. Ю. Пилсудский, военный министр со времени переворота, занял должность генерального инспектора вооруженных сил. Так осуществился его замысел бесконтрольно владеть руководством армией с тем, чтобы превратить ее в опору своей власти. В этом состояла политическая роль армии и это важно иметь в виду при определении характера «санационного режима».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Независимость Польши была восстановлена благодаря предпосылкам, созданным Великой Октябрьской социалистической революцией в России: свержению русских эксплуататорских классов, угнетавших большинство польского народа; усилению национально-освободительного движения в польских землях, наступившему под влиянием Октябрьской революции; поражению в войне двух других угнетателей польского народа -- Германии и Австро-Венгрии, в значительной мере обусловленному влиянием идей Октябрьской революции. Известно, что до этого времени все великие державы проводили в польском вопросе политику, предусматривавшую сохранение национального угнетения польского народа. Лишь после Октябрьской революции и под ее влиянием была создана такая обстановка в Европе, которая обеспечила восстановление независимости Польши.

Естественно, что среди поляков делу освобождения польского народа помогали не те, кто поддерживал империалистические силы, не буржуазия и помещики, а те, кто боролся против этих сил, то есть трудящиеся массы. Из польских партий национальному освобождению способствовали прежде всего социал-демократия Царства Польского и Литвы и польская социалистическая партия левица.

Восстановление независимости Польши в 1918 г. завершило собой вековую борьбу польского народа за свободу. Это было крупнейшим событием в истории польского народа, имевшим прогрессивное значение. Значительный по численности и обладающий богатой культурой народ получил национальную свободу и объединение (хотя и не полное) своих земель.

В восстановленной Польше власть захватили буржуазия и помещики, которым помогали в этом деле вначале германские и австрийские оккупанты, а затем империалисты Антанты и США. Рабочие и крестьяне оказались недостаточно подготовленными для завоевания власти в свои руки.

Захватившие власть буржуазия и помещики с самого начала повели антинародную и антисоветскую политику. В стране был установлен режим буржуазной диктатуры. Основным мотивом внешней политики было враждебное отношение к советским республикам. Вследствие этого такие важнейшие задачи, как воссоединение всех польских земель и их экономическое восстановление, не были решены. Правящие классы отказывались от действительной борьбы за западные польские земли, чтобы не вызвать сопротивления со стороны Германии и Антанты и иметь возможность бросить все силы на восток. За пределами Польши остались коренные польские земли на западе и в то же время Польша захватила значительные пространства украинских, белорусских и литовских земель.

Антинародные и антисоветские побуждения толкали эксплуататорские классы Польши на союз с иностранными империалистами, что вело в значительной степени к подчинению политики Польши интересам этих империалистов и облегчало проникновение в страну иностранного капитала в ущерб национальной экономике. Буржуазно-помещичья Польша стала узлом острых внутренних противоречий, разлагавших государство, и очагом беспокойства в Восточной Европе, постоянно грозившим войнами. Против господствующих классов и их пагубной для страны политики вели неустанную борьбу трудящиеся классы. Рабочие и крестьяне боролись за построение подлинно демократической Польши, которая освободила бы их от социального и политического гнета.

Борьба польских рабочих и крестьян за свое социальное и политическое освобождение завершилась победой в 1944 — 1945 гг., когда польский народ благодаря всемирно-историческим победам Советской Армии, освободившей Польшу от гитлеровских оккупантов, получил возможность создать Польскую Народную Республику. Все польские земли были объединены в одно государство, а трудящиеся массы получили возможность строить свою новую жизнь, свободную от всякой эксплуатации.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Бардах, Ю. История государства и права Польши / Ю. Бардах. — М.: Юрид. лит., 1980. — 559 с.

2. Белявский И. М. История южных и западных славян: курс лекций / И. М. Белявский, Л. Б Валев. — М.: МГУ, 1979. — 592 с.

3. Горизонтов, Л. Е. Краткая история Польши. С древнейших времен до наших дней / Л. Е. Горизонтов, В. А. Дьяков, Ф. Г. Зуев. — М.: Наука, 1993. — 528 с.

4. Грабеньский, В. История польского народа / В. Грабеньский. — Минск: МФЦП, 2006. — 800 с.

5. Дыбковская, А. История Польши с древнейших времен до наших дней / А. Дыбковская, М. Жарын, Я. Жарын. — Варшава: ПВН, 1995. — 381 с.

6. Дьяков, В. А. Краткая история Польши: С древнейших времен до наших дней / В. А. Дьяков. — М.: Наука, 1993. — 582 с.

7. Змитрович, И. О. История южных и западных славян: пособие / И. О. Змитрович, М. Я. Колоцей. — Гродно: ГрГУ, 2008. — 87 с.

8. Зуев, Ф. Международный империализм — организатор нападения панской Польши на Советскую Россию (1919 — 1920) / Ф. Зуев. — М.: Госполитиздат, 1951. — 231 с.

9. Клеванский, А. М. Проблемы истории кризиса буржуазного политического строя: Страны Центральной и Юго-Восточной Европы в межвоенный период / А. М. Клеванский. — М.: Наука, 1984. — С. 117−138.

10. Королюк, В. Д. Древнепольское государство / В. Д. Королюк. — М.: АН СССР, 1957. — 215с.

11. Королюк, В. Д. История Польши / В. Д. Королюк. — М.: Акад. Наук СССР, 1954. — 583 с.

12. Костюшко, И.И. Советско-польские отношения 1918 — 1945 / И. И. Костюшко. — М.: Наука, 1974. — 296 с.

13. Кручковский, Т. Т. История Польши в исторической концепции / Т. Т. Кручковский // Веснiк Гродзенскага дзяржаўнага унiверсiтэта iмя Я. Купалы. — 2008. — № 3. — С. 3−11.

14. Ловмяньский Г. Происхождение славянских государств / Г. Ловмяньский // Вопросы истории. — 1977. — № 12. — С. 182−193.

15. Манусевич, А.Я. «Санация» у власти: О военном перевороте в Польше 1926 г. / А. Я. Манусевич // Новая и новейшая история. — 1986. — № 4. — С. 128−151.

16. Миско, М. В. Октябрьская революция и восстановление независимой Польши / М. В. Миско. — М.: Академия наук СССР, 1957. — 226 с.

17. Михутина, И. В. Майский переворот 1926 г. в Польше / И. В. Михутина // Советское славяноведение. — 1989. — № 6. — С. 14−25.

18. Наленч, Д. Юзеф Пилсудский: Легенды и факты / Д. Наленч, Т. Наленч. — М.: Наука, 1990. — 399 с.

19. Ольшевский, П. Н. Рижский договор и развитие советско-польских отношений 1921 — 1924 / П. Н. Ольшевский. — М.: Наука, 1974. — 285 с.

20. Ольшевский, П. Н. Рижский мир. Из истории борьбы Советского правительства за установление мирных отношений с Польшей (конец 1918 — март 1921) / П. Н. Ольшевский. — М.: Наука, 1969. — 260 с.

21. Пичета, В. И. Образование Польского государства / В. И. Пичета. — М.: Политическая литература, 1947. — 367 с.

22. Симонова, Т. М. Стратегические замыслы начальника Польского государства Юзефа Пилсудского / Т. М. Симонова // Военно-исторический журнал. — 2001. — № 11. — С. 42−48.

23. Тымовский, М. История Польши / М. Тымовский, Я. Кеневич, Е. Хольцер. — М.: Весь мир, 2004. — 544 с.

24. Условская, А. Проданная Польша: истоки сентябрьской катастрофы / А. Условская. — Минск: Современная школа, 2010. — 320 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой