Полководческое искусство А.В. Суворова

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РЕФЕРАТ

по курсу «Военная история»

«Полководческое искусство А.В. Суворова»

1. Полководческое искусство А. В. Суворова в сражении при Рымнике (1789 г.) и при взятии крепости Измаил (1790 г.)

1.1 Сражение у Рымника

Наиболее значительным событием в кампании 1789 г. явилось сражение между русско-австрийскими и турецкими войсками на р. Рымник (в Румынии). Бой под Фокшанами резко изменил обстановку. Нужно было продолжать наступление для того, чтобы разбить и другую группировку противника. Нужно «пользоваться победой», -- писал Суворов Репнину. Однако Потемкин, не понимая обстановки, требовал возвращения дивизии Суворова в Бырлад. В середине сентября турки сосредоточили у Измаила 30 тыс. человек и у Браилова до 100 тыс. человек. Наступая от Измаила, они имели в виду отвлечь внимание Потемкина с тем, чтобы главными силами обойти русские войска через Фокшаны и затем разбить сначала австрийцев, после чего обратиться против войск Суворова и наконец нанести удар по главным силам русской армии. Потемкин понял это и начал отход на Кишинев. В начале сентября Суворов получил от принца Кобурга извещение о начавшемся крупном наступлении турок в направлении на Фокшаны. Получив это извещение, Суворов коротко ответил ему «иду». Накануне Суворов получил от Потемкина предложение оказать давление на противника. Дивизия Суворова проделала 70-км марш в два дня, при этом она форсировала две реки: Бырлад и Серет. Наконец, 10 сентября русские войска соединились с австрийскими у Фокшан.

Суворов имел 7 тыс. человек при 30 орудиях; австрийский корпус Кобурга насчитывал 18 тыс. человек при 73 орудиях. У турок было более 100 тыс. человек. Суворов потребовал сразу же идти вперед, справедливо полагая, что раз турки не наступают, то, следовательно, они не готовы. Принц Кобургский, боясь сильного превосходства турок, предлагал выждать и выяснить обстановку. Он согласился наступать только после ультимативного предложения Суворова.

Для уточнения обстановки и разработки плана сражения Суворов произвел личную рекогносцировку. На основе полученных данных он решил бить войска противника по частям, нанеся удар сначала по авангарду турок у деревни Тырго-Кукули, затем по отдельной их группе у деревни Бокса, и, наконец, по главным силам, расположенным в укрепленном лагере у леса Крынгу-Мейлор. Для боя Суворов составил диспозицию, в которой писал: «Начинать малым лагерем, потом на большой… Марш на Рымну колоннами… Ниже на том берегу строить положенный ордер баталии… Построясь ордером баталии, вмиг перешед Рымну, идти храбро, атаковать при Тырго-Кукули, или все встречающиеся лагери. Один за одним… Поспешность, терпение, строй, храбрость, сильная дальняя погоня…». Таким образом, удар предполагалось произвести на большую глубинку.

Войска союзников вышли из Фокшан в ночь на 11 сентября. Колонна русских войск переправилась через р. Мильку ниже Тырго-Кукули, а австрийских войск — у Зорешти. Подойдя к р. Рымна, войска начали переправу на рассвете — «крутизну берегов Рымны исправили поспешно шанцевым инструментом, шли вброд на две части, пехота вправо, кавалерия влево, кончили переправу на рассвете».

Войска построились на правом берегу Рымны. Австрийцы должны были двигаться на Крынгу-Мейлорский лагерь, а русские на лагерь в Тырго-Кукули, где находилось 12 тыс. турецких войск. Связь между двумя частями боевого порядка поддерживал отряд генерал-майора Карачая.

Боевой порядок пехоты -- две линия в каре, в шахматном порядке; кавалерия составила третью линию. Такой боевой порядок обеспечивал устойчивость маневра на пересеченной местности и возможность наращивания удара из глубины.

Турки не ожидали появления противника. Русские войска направились к Тырго-Кукули около 6 часов. Пройдя кукурузное поле, они вышли к турецкому лагерю, откуда турки открыли артиллерийский огонь и выслали имевшуюся здесь конницу. Перед лагерем находился глубокий овраг, который несколько задержал движение. Турецкая конница атаковала первую линию каре, но «крестные огни егерского в центре каре команды подполковника Рарога, паче картечами как из ружей и штыками через полчаса турков опровергли с великим уроном».

Сбив турецкую конницу, русские войска атаковали лагерь, часть турецких войск бежала. Их не преследовали. Войска Кобурга двинулись в наступление на турецкий лагерь у Крынгу-Мейлор в то время, когда русские дошли уже до Тырго-Ку-кули. Таким образом, войска Суворова и Кобурга двигались в расходящихся направлениях под углом. Отряд Карачая, двигавшийся уступом назад, не мог закрыть образовавшегося разрыва. Великий визирь, заметив это, решил нанести удары в стык русских и австрийских войск.

Из Боксы войска Суворова и Карачая атаковала 6-тысячная турецкая конница, а от Крынгу-Мейлора на Кобурга пошли в атаку 12 тысяч. Кроме того, в обход левого фланга войск Кобурга было направлено до 20 тыс. конницы.

Но попытки конного отряда Осман-паши расстроить боевой порядок Суворова и Карачая оказались неудачными, турки были отброшены и русские войска заняли лес Каяту.

Выйдя на опушку леса Каяту, русские войска могли направиться прямо на Крьшгу-Мейлор, но тогда турки, расположенные у деревни Боксы, оказывались на фланге у Суворова. Атака главных позиций при таких условиях была бы опасна. Суворов принимает решение вначале нанести удар по деревне Боксы, после чего уже атаковать лагерь у Крьшгу-Мейлор, где в это время шло сражение между войсками Кобурга и турецкими войсками. Подойдя на дистанцию картечного выстрела, Суворов подавил огнем своей артиллерии турецкие пушки, затем отбил турецкую контратаку и энергично атаковал противника. Разбитые турки бежали. Таким образом, была решена и эта задача. Австрийцы же продолжали отражать яростные удары турок.

После взятия деревни Боксы войска Суворова оказались на одной линии с австрийскими войсками. Теперь оставалось провести сближение с войсками Кобурга для совместной атаки турецкого лагеря.

Русские войска, ведя «марш параллельный вдоль черты принца Кобургского», подошли к Крынгу-Мейлор. Союзные войска расположились как бы полумесяцем. Суворов приказал осуществить концентрический удар. В этих целях он произвел перестроение войск на марше: пехота стала в одну линию каре, интервалы между ними заняла кавалерия. «Сия пространная страшная линия, мечущая непрерывно с ее крыл из кареев крестные смертоносные перуны, приблизившись к их пунктам сажен до 400, пустилась быстро в атаку». Непосредственно у окопов по приказу Суворова вперед из интервалов вырвалась кавалерия и, преодолев незаконченные укрепления, стала рубить турок. Вслед за кавалерией подошла пехота и штыковым ударом обила турок. Турецкий лагерь был занят. Успеху способствовали действия казаков с флангов. Разбитые войска турок бежали к переправе у Мартинешти. Все попытки визиря восстановить здесь порядок были безуспешны и турецкая армии бежала до реки Бузео. «Достигши оной в разлитии ее, великий визирь с передовыми переехал мост на правой берег и его поднял. Турецкая конница от трепета бросилась вплавь и тысячми тонула. Оставшаяся на левом берету конница и пехота рассеялись во все стороны без остатку». Здесь было на другой день завершено поражение турок. Сражение завершилось полным разгромом 100-тысячной турецкой армии. Турки потеряли до 10 тыс. убитыми, всю артиллерию, 81 орудие и все обозы. Русские и австрийцы потеряли не более 500 человек убитыми и ранеными.

Это сражение явилось новой ступенью суворовского военного искусства.

По своим результатам оно имело стратегический характер. Разгром главных сил турецкой армии сорвал замысел верховного визиря. Несмотря на сопротивление Потемкина, интриги и недоброжелательство в его штабе, несмотря на нерешительность и рутинерство австрийцев, Суворов осуществил свой замысел. Рымникская победа в корне изменила всю стратегическую обстановку. Победой в этом сражении Суворов создал новую обстановку, благоприятную для союзников. Но Потемкин и в этот раз не использовал результатов победы Суворова.

Суворов блестяще провел сражение, которое явилось примером высокой наступательной тактики. Наступление шло на большую глубину. Расчленение боевого порядка, примененное Суворовым, позволило ему осуществить маневр на поле боя, результатом которого было поражение противника по частям: у Тырго-Кукули, у Боксы и у Крынгу-Мейлор. Глубокие боевые порядки обеспечивали их устойчивость и силу удара войск.

Суворов показал здесь пример действий в зависимости от обстановки. Его решения были гениально просты и всегда отвечали выработанным им теоретическим принципам: глазомер, быстрота, натиск. Например: решение у Тырго-Кукули -- атаковать линией пехотного каре с поддержкой артиллерии. «Крестные огни» оказались достаточно мощным средством, обеспечившим удар в штыки; или решение атаковать лагерь у Боксы в то время как австрийцы изнемогали под ударам и турецких войск. Обстановка потребовала сначала разбить здесь турок, а затем уже действовать против главных сил, которые были скованы австрийцами; наконец, перестроение войск в одну линию, подготовка огнем генеральной атаки, и концентрический удар на лагерь силами сначала кавалерии, а потом пехоты является превосходным образцом тактики Суворова. В сражении он исчерпал все возможности, какие только мог дать ему каждый род войск. Главную роль при этом играли пехота и артиллерия. Свой успех Суворов основывал на боевых качествах русских войск. Только русская национальная армия могла решать такие сложные задачи, какие ставил перед ней Суворов. Ее высокий моральный дух явился важным моментом, обеспечившим успех.

Блестящая победа Суворова у Рымника и успехи Ушакова на море резко изменили обстановку на Балканах в пользу России. Однако Потемкин не сделал необходимых выводов и ограничился только занятием Бендер, вслед за которыми была взята крепость Гаджибей, где была заложена Одесса.

Победа в сражении у Рымника решила судьбу кампании 1789 г. в пользу России. Суворов был награжден орденом св. Георгия 1-го класса и получил титул графа Рымникского.

Однако в дальнейшем Потемкин не использовал эти победы для наступления за Дунай, а ограничился занятием крепостей.

В кампании 1790 г. Потемкин вновь сосредоточился на осаде крепостей, а не на разгроме турецкой армии в полевом сражении.

1.2 Штурм Измаила

К осаде Измаила Потемкин приступил поздно осенью. Для захвата крепости была выделена группа войск, насчитывающая 31 тыс. человек при 600 орудиях и флотилия де-Рибаса. Турки имели в Измаиле крупный гарнизон в 35 тыс. человек и крепостную артиллерию, насчитывающую 300 орудий. Крепость имела сильные укрепления. Мощный вал с семью бастионами защищал крепость с востока, севера и запада. Впереди вала проходил глубокий ров, частично заполненный водой. Лишь со стороны Дуная крепость была защищена слабее. Турки полагали, что крепость с юга достаточно прикрыта Дунаем.

Сосредоточенные под Измаилом русские войска, не имея единого управления, действовали несогласованно. После неудачной попытки овладеть крепостью на военном совете было принято решение снять осаду. Донося об этом решении, военный совет указывал на неприступность крепости и невозможность овладеть ею наличными силами и средствами.

Однако Потемкин не согласился с решением совета и направил к Измаилу А. В. Суворова, которому он подчинил все войска.

Высказывая свои соображения о возможности взятия Измаила, Потемкин писал Суворову: «Предоставляю в. с. поступить тут по лучшему вашему усмотрению продолжением ли предприятий на Измаил или оставлением оного». Прибыв к Измаилу и осмотрев его, Суворов донес Потемкину: «Крепость без слабых мест. Сего числа приступлено к заготовлению осадных материалов, каких не было, для батарей и будем стараться их совершить к следующему штурму дней через пять». На военном совете Суворов доказал возможность овладения крепостью.

Подготовка к штурму была осуществлена в максимально короткие сроки. Прежде всего. Суворов обратил внимание на укрепление морального духа войск. Для тренировки войск была сооружена модель крепости, учения проводились ночью. За это время было изготовлено 27 тыс. фашин и 40 лестниц.

Диспозиция предусматривала весь порядок работ накануне штурма и проведение штурма. Войска были разделены на три группы, состоявшие из девяти колонн; был определен состав каждой колонны и указаны способы их действий. Каждая колонна имела в своем составе стрелков с фашинами, после которых шли рабочие с шанцевым инструментом, затем пехота с лестницами и резерв. Колонны должны были строиться в 8 рядов по числу лестниц. Для отражения возможных вылазок турок были оставлены крупные резервы в распоряжении начальников группы и самого командующего.

Согласно диспозиции в группу Потемкина, предназначенную для штурма западного фаса крепости, вошло 7,5 тыс., в группу Саймонова, атакующую восточный фас, — 12 тыс. и в группу де-Рибаса, атакующую с юга, — 9 тыс. человек.

Атаки должны были поддерживать 460 орудий из 600 имевшихся. В резерве было до 4 тыс. человек. Штурм был назначен на 11 декабря. Суворов решил атаковать крепость с трех направлений одновременно. При этом каждому начальнику колонны предоставлялась полная инициатива. 10 декабря началась артиллерийская подготовка штурма и продолжалась с 12 ч до 6 ч утра. Турецкие войска понесли крупные потери. Ночью с 10 на 11 декабря артиллерийским огнем была подавлена турецкая артиллерия. В 3 ч утра войска заняли исходные позиции, а в 5 ч утра начали штурм.

Позднее А. В. Суворов делил бой на три периода. К первому периоду (с 5 до 11 ч) он отнес борьбу за крепостную ограду, ко второму периоду (с 11 до 17 ч 30 мин) — борьбу внутри крепости и к третьему периоду (с 17 ч 30 мин до исхода дня) — борьбу с отдельными группами турок.

Штурм начался согласно установленному времени. Каждая колонна пошла на штурм. Первая колонна Львова с боем продвигалась к Бросским воротам, третья колонна Мекноба остановилась, так как лестницы оказались в этом месте недостаточно длинными. Четвертая колонна Орлова и пятая колонна Платова взошли на вал и отражали контратаки турок. В наиболее трудном положении была колонна Кутузова, которая, преодолев укрепления Новой крепости, была контратакована турками, значительно превосходящими в силах русские войска. Но колонна Кутузова отразила все атаки турок. Столь же успешны были действия колонн Чепиги, Арсеньева и Маркова, высадившихся у южной стены Измаила и после упорного боя овладевших крепостной стеной.

К 11 ч были захвачены Бросские, Хотинские и Бендерские ворота, через которые двинулись в бой резервы. «Все колонны наши, — доносил Кутузов, -преодолев неприятельский огонь и все трудности, были уже внутри крепости, но отверженный неприятель от крепостного вала упорно и твердо защищался: каждый шаг надлежало приобрести новым поражением. С 11 ч началась борьба внутри крепости. Кровопролитные уличные бои велись до 17 ч. Пришлось ввести в город полевую артиллерию и весь резерв, так как бой шел за каждую улицу и каждый населенный дом.

С 17 ч 30 мин крепость, по существу, была уже взята. Оставались отдельные очаги, в которых засело несколько сот турок, но затем и они капитулировали, как только артиллерия начала обстрел.

«Таким образом, совершена победа. Крепость Измаильская столь укрепленная, столь обширная и которая казалась неприятелю непобедимою, взята страшным для него оружием российских штыков». Комендантом взятой крепости был назначен М. И. Кутузов.

Противник потерял убитыми 26 тыс. человек и 9 тыс. сдалось в плен. В крепости было захвачено 265 орудий и 42 судна. Русские войска потеряли до 2 тыс. убитыми и 32 тыс. ранеными.

Измаил, являвшийся одной из самых сильных артиллерийских крепостей Европы, после модернизации ее французскими и немецкими инженерами, был взят не методом постепенной осады, принятым в Европе со времен Вобана, а методом ускорения атаки. «В осадах времени не терять, а если необходимо, то лучше штурм, — говорил Суворов, — тут меньше потерь».

Успех атаки обеспечили тщательная подготовка войск и полное обеспечение их всеми средствами борьбы (артиллерией, инженерными средствами и т. п.), необходимыми для проведения штурма.

Штурм Измаила является примером полного использования каждого рода оружия. Здесь было широко использовано взаимодействие сухопутных войск с флотилией, обеспечившей высадку десанта. Действия войск и флотилии прикрывал Черноморский флот, который охранял устье Дуная.

В ходе сражения были применены самые передовые способы военных действий. Войска штурмовали колоннами, на улицах города вели бой в рассыпном строю. Пехота опиралась на артиллерию, передвигавшуюся по улицам города совместно с пехотой.

Управление боем Суворов осуществлял с командного пункта по донесениям. Это позволило ему начать бои резервами на наиболее важных направлениях. Предоставляя полную инициативу командирам колонн, Суворов оказывал им помощь как только видел в этом необходимость. Не указывая в диспозиции направления главного удара, Суворов этим самым повышал ответственность каждого из командиров колонн.

Огромное значение имела проведенная Суворовым подготовка войска. Он обращался к чувству национальной гордости солдат, «храбрые воины, — говорил он солдатам, — приведите себе в сей день на память все наши победы и докажите, что ничто не может противостоять силе оружия российского». Отмечая командиров колонн, особенно Кутузова, который мужеством своим был примером подчиненным, Суворов указал в реляции много штаб- и обер-офицеров, командиров батальонов и рот, обеспечивших руководство частями в процессе боя.

2. Полководческое искусство А. В. Суворова в итальянском и швейцарском (1799 г.) походах

2. 1 Итальянский поход А. В. Суворова 1799 г.

Вершиной полководческого искусства А. В. Суворова явились Итальянский и Швейцарский походы 1799 г.

Итальянский поход Суворова 1799 г. — это боевые действия русско-австрийской армии против французских войск в Северной Италии во время войны 1798−1802 гг. между Францией и 2-й антифранцузской коалицией. В первые месяцы войны французы нанесли ряд поражений австрийцам и заняли почти всю Швейцарию и Северную Италию. К началу 1799 г. в Северной Италии действовала франко-итальянская армия генерала Б. Шерера [с 15(26) апреля генерала Ж. Моро, 58 тыс. человек] в Южной и Средней Италии — французско-неаполитанская армия генерала Ж. Макдональда (34 тыс. человек), им противостояла австрийская армия фельдмаршала М. Меласа (86 тыс. человек). Выполняя свои обязательства перед другими участниками коалиции, Россия направила из Чёрного в Средиземное море эскадру вице-адмирала Ф. Ф. Ушакова, в Северную Италию — корпуса генералов А. Г. Розенберга (около 20 тыс. человек) и И. И. Германа (около 13 тыс. человек), в Швейцарию — корпус генерала А.М. Римского-Корсакова (27 тыс. человек). По просьбе австрийского правительства главнокомандующим союзными войсками в Северной Италии император Павел I назначил А. В. Суворова.

4(15) апреля 1799 г. Суворов прибыл в Валеджо, где вступил в командование русско-австрийской армией. В короткий срок провёл подготовку к наступлению. Блокировав частью войск крепости Пескьера и Мантуя, Суворов с главными силами (48,5 тыс. человек) выступил 8(19) апреля из Валеджо. 10(21) апреля союзники овладели крепостью Брешиа, 13(24) апреля — Бергамо, а затем, наступая на широком фронте, 15−17(26−28) апреля в сражении на р. Адда нанесли крупное поражение французской армии Моро. 17(28) апреля союзные войска вступили в Милан. К концу апреля армия Суворова сосредоточилась в районе Павия, Тортона, Пьяченца. Остатки армии Моро 6(17) мая начали отход из района Валенца — Алессандрия к Генуе. 7(18) мая союзная армия двинулась на запад и 15(26) мая заняла Турин. К концу мая союзники овладели крепостями Пескьера, Касале, Валенца, Алессандрия, цитаделью Милана. Французское командование решило нанести по армии Суворова двойной удар: с юга из района Генуи — войсками Моро (14 тыс. человек) и с востока — войсками Макдональда, которые 29 мая (9 июня) начали выдвигаться в Северную Италию из района Тосканы в направлении на Модену, Парму, Пьяченцу. Суворов решил разбить французские войска порознь. Оставив австрийский отряд генерала Б. Бельгарда (14 тыс. человек) для заслона против Моро, он с главными силами (около 22 тыс. человек) вечером 4(15) июня выступил против армии Макдональда и, преодолев за 2 суток 85 км, 6−8 (17−19) июня во встречном сражении на р. Треббия при полуторном превосходстве противника в силах нанёс ей поражение. Выделив для преследования отступавших австрийские войска, Суворов 12(23) июня повернул против войск Моро, который начал теснить отряд Бельгарда в надежде оттянуть часть сил Суворова от Макдональда. Узнав о приближении войск Суворова к Алессандрии, Моро поспешно отступил к Генуе, куда вскоре подошли остатки армии Макдональда. В конце июля объединенная французская армия под командованием генерала В. Жубера (35 тыс. человек) перешла в наступление в районе Генуи на Алессандрию, где находились главные силы союзников. Суворов, усилив свои войска до 50 тыс. человек осадным корпусом, подошедшим из Мантуи после её взятия 17(28) июля, выступил навстречу Жуберу и 4(15) августа в сражении при Нови одержал победу. Моро, сменивший убитого Жубера, отступил к Генуе. Успешные действия русских экспедиционных сил, а также политические противоречия внутри коалиции способствовали тому, что Великобритания и Австрия, опасаясь усиления влияния России, решили удалить русские войска из Италии. Поводом к этому послужил план союзных держав о сосредоточении всех русских корпусов в Швейцарии для последующего их вторжения во Францию с юго-востока. 16(27) августа Суворов получил согласованное с Павлом I предписание императора Австрии Франца I оставить в Италии австрийские войска, а с русскими войсками идти в Швейцарию на соединение с корпусом Римского-Корсакова.

В Итальянском походе Суворова союзники разгромили 3 французские армии. Эти победы и успешные действия эскадры Ушакова почти полностью ликвидировали господство французов в Италии. В походе ярко проявилось полководческое искусство Суворова. Несмотря на сложную обстановку, вызванную политическими противоречиями внутри коалиции, а также различными взглядами на ведение войны между союзными армиями, он в ходе боевых действий твердо и последовательно проводил свои принципы стратегии и тактики. Обогатил военное искусство примерами умелого выбора направления главного удара, перехода к встречному сражению с марша, разгрома противника по частям (Треббия), демонстративных действий на второстепенном направлении и удара превосходящими силами по главной группировке (Нови), организации форсирования водной преграды на широком фронте (Адда). Успеху Суворова способствовали высокие морально-боевые качества русских войск, а также поддержка итальянского народа, стремившегося при их помощи освободиться от французских оккупантов.

2. 2 Швейцарский поход А. В. Суворова 1799 г.

Швейцарский поход А. В. Суворова (10−27 сентября 1799 г.) был вызван изменениями планов 2-й коалиции относительно дальнейшего ведения войны с Францией. В соответствии с новым планом главные силы австрийской армии сосредоточивались на Рейке, а войска Суворова перебрасывались в Швейцарию, где уже находился русский корпус генерала Римского-Корсакова. Отсюда русские войска под командованием Суворова должны были осуществить вторжение во Францию.

Павел I дал согласие на этот план с условием, что до ухода австрийских войск Швейцария будет очищена от французов. Но австрийцы это условие не выполнили. К началу суворовского похода в Швейцарии находилась 84-тысячная французская армия, которая вела боевые действия против 24-тысячного русского корпуса и отдельных австрийских отрядов общей численностью 23 тыс. человек.

Суворов, опасаясь, что французы могут разбить русском австрийские войска до его прибытия, решил прорваться на соединение с ними кратчайшие путем через Альпы. 31 августа с армией численностью 21.5 тыс. человек (в том числе 4,5 тыс. австрийцев) он выступил в поход. Пройдя за пять дней 150 км, Суворов вышел к отрогам Альп и обнаружил, что австрийцы не выполнили своих обязательств по обеспечению похода (не были заготовлены продовольствие, боеприпасы, вьючные мулы и т. п.). Поэтому в целях подготовки похода Суворов был вынужден на пять суток задержаться в г. Таверна. 10 сентября он возобновил движение на соединение с корпусом Римского-Корсакова по кратчайшему, хотя и более трудному пути через перевал Сен-Готард. Французские войска, оборонявшие перевал, не выдержали удара суворовских чудо-богатырей и были вынуждены отойти к Чертову мосту. В легендарном бою у Чертова моста французы вновь потерпели поражение. Несмотря на то, что они успели взорвать часть моста, русские сумели его преодолеть. 16 сентября войска Суворова спустились в Муотенскую долину, здесь Суворов узнал, что корпус Римского-Корсакова 14−15 сентября в сражении при Цюрихе разбит французами. Это поставило армию Суворова в критическое положение. Почти без боеприпасов и продовольствия, она оказалась окруженной втрое превосходящими силами противника. И здесь великий полководец совершил свой последний подвиг, с честью выйдя из, казалось бы, безвыходного положения.

Действуя в труднодоступных заснеженных горах, суворовские солдаты штыками проложили себе дорогу и вырвались из окружения. За время этого беспримерного в истории войн горного похода армия Суворова потеряла немногим более 4 тыс. человек, нанеся вчетверо больший урон противнику.

Основным способом боевых действий Суворова в горах являлся фронтальный удар в сочетании с обходом флангов противника, а зачастую и ударом в тыл врага. Для Суворова не существовало окружения, даже обороняясь, он наступал. Суворов был первым полководцем, который доказал, что непреодолимых гор нет, а для достижения успеха в горах нужна смелость, инициатива, решительность.

За Швейцарский поход А. В. Суворову было присвоено высшее воинское звание — Генералиссимус российских войск.

Литература

1. Павлов С. В. История Отечества. М., 2006.

2. Панков Г. В. История Отечества. М., 2005.

3. Михалков К. В. Военная история. СПб., 2007.

4. Богданов С. К. Военная история России. М., 2007.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой