Предпринимательство в аграрном секторе экономики

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Сельскохозяйственные науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство Высшего и Среднего специального образования Республики Узбекистан

Национальный Университет Узбекистана имени Мирзо Улугбека

Экономический факультет

Курсовая работа на тему:

Предпринимательство в аграрном секторе экономики

выполнила: Абдуллаева Диёра,

студентка 3 курса, специальность экономика

Ташкент

2001

План:

Введение.

1. Особенности предпринимательства в аграрном секторе экономики в разных странах мира.

2. История предпринимательства в Узбекистане.

3. Государственная поддержка агропромышленного комплекса (Узбекистан).

4. Проблемы и достижения сельского хозяйства Узбекистана.

5. Удачливые предприниматели Узбекистана.

Заключение.

Главные источники.

Введение.

Аграрный сектор экономики является самым уязвимым и опасным. Для ведения эффективного бизнеса необходимы либо огромные денежные вложения, либо умение «чувствовать землю». Конечно, лучше всего и то и другое, но это в идеале, а в действительности всегда чего-то не хватает.

В данной работе Я предлагаю вам ознакомится с аграрным сектором экономики Республики Узбекистан и других стран мира, с его проблемами, возможностями и достижениями, а также вы узнаете имена особо отличившихся предпринимателей на селе.

1. Предпринимательство в аграрном секторе экономики в разных странах мира.

А

грарные реформы в странах Восточной Европы в качестве своих стратегических целей предусматривают переход от государственных, коллективно-совместных форм землевладения и землепользования к частным (индивидуальным или коллективно-долевым формам. Земли, находившиеся в государственной собственности сельхозкооперативов, в своей основе приватизированы или процесс приватизации находится в завершающей стадии. В целом концепция и стратегия преобразования земельных отношений в рассматриваемых ниже странах ориентированы на рыночную концепцию, на проверенную в мире модель аграрного строя с преобладанием частного землевладения, широко кооперированного преимущественно в непроизводственных сферах (сбыт, снабжение, кредит и т. д.).

В Польше и Югославии структура землевладения в сельском хозяйстве уже близка к этой модели. В Болгарии, Венгрии, Чехии, Словакии, Румынии, в Прибалтийских государствах в этом направлении сделаны первые решительные шаги. Формируется земельный рынок, упорядочиваются размеры землевладения различных форм хозяйства, хотя в тактике преобразования земельных отношений допускаются поспешные, осуществляемые в административном порядке, решения.

В связи с этим сейчас стремятся избегать форсирования перехода на указанную модель, осуществления мер по ускоренной ликвидации обобществленных форм хозяйствования. Одна из основных причин здесь в том, что наиболее сложным и противоречивым оказался процесс приватизации именно земли. Во всех восточноевропейских странах законодательно восстановлена и считается приоритетной частная собственность на землю с предоставлением земельной либо денежной компенсации прежним владельцам. Однако практический ход трансформации земельных отношений идет довольно медленно и противоречиво. Во-первых, основная часть земель и имущества огосударствленных сельскохозяйственных кооперативов и части госхозов распределяется только между их членами, во-вторых, удовлетворение претензий бывших собственников затруднено их множественностью и нечеткостью организационно-правовых механизмов приватизации.

Свободный рынок сельскохозяйственных земель только зарождается и активно пока не действует (за исключением Польши и Югославии, и то, с оговорками). Сохранены значительные ограничения на распоряжение полученной в собственность землей (обязательное использование земли под сельскохозяйственное производство в течение ряда лет в Болгарии, Венгрии, Чехии и Словакии, 3−5-летний мораторий на продажу ее в Венгрии, Румынии и др.); лимитированы, за исключением Югославии, размеры участков, находящихся в частной собственности. Как правило, не допускается покупка земли за приватизационные чеки. В большинстве стран запрещена продажа сельскохозяйственных земель иностранцам. Не определены до конца кадастровые и другие методические основы оценки земли как товара, а установление цен на нее, исходя из рентабельности сельхозпроизводства, искусственно занизило бы их, поощряя спекуляцию. В стадии формирования находятся система и механизмы аренды земли.

Подавляющая часть земель уже закреплена за появившимися в процессе реорганизации прежних структур кооперативами земельных собственников, членами акционерных обществ, товариществ и т. п. Использование остальной земли связано с разделением функций собственности и хозяйствования на земле, поскольку значительную часть новых земельных собственников (более 90% в бывшей Чехословакии, свыше 75% в Венгрии и 50% в Румынии) составляют горожане либо пенсионеры, не имеющие возможности или не желающие заниматься сельскохозяйственным производством.

Характерно, что наиболее осторожными и плюралистичными в проведении земельных реформ оказались страны с достаточно индустриализированным сельским хозяйством, солидным стажем рыночных преобразований (Венгрия) и высокой степенью национальной продовольственной обеспеченности (Чехия, Словакия, Германия). Политика государства в области земельных отношений в Венгрии в целом характеризуется более взвешенными и постепенными шагами. Исходным в этом процессе явилось выделение земельных наделов членам бывших полугосударственных кооперативов в зависимости от внесенной в них доли и трудового вклада за время существования сельскохозяйственного промышленного комплекса (СХПК). При этом конкретные земельные участки не выделялись, а поименно фиксировались в Кадастровой книге, что позволило избежать чересполосицы и судебные тяжб. В стране фактически отказались от возвращения земли (и недвижимости) прежним владельцам. Однако было подтверждено (юридически) их право на эту землю и взамен натуральных земельных паев выдаются компенсационные ценные бумаги (боны), имеющие статус государственных обязательств. На земельных аукционах и при продаже приватизируемых сельскохозяйственных предприятий боны активно используются. До конца 1994 г. на аукционы было выделено 960 тыс. га земельных наделов, которые могли приобретаться за боны. Последние могут не только продаваться, но и закладываться в банк, обмениваться на пожизненную земельную ренту.

В начале 1992 г. в собственности 1410 СХПК Венгрии находилось 5,6 из 9,3 млн. га сельскохозяйственных угодий. В ходе последующей приватизации свой земельный пай получили 289 тыс. активных членов кооперативов, 350 тыс. бывших членов СХПК, ныне пенсионеров, 20 тыс. служащих СХПК, а также 484 тыс. бывших членов СХПК, вышедших из них в разное время, и их наследников. Каждый из 1,2 млн. чел. получил в частную собственность имущественный пай в размере 216 тыс. форинтов (примерно 2400 долл.) и 3−4 га земли.

Раздел земли в сельской хозяйственных кооперативах был произведен достаточно быстро и без особых эксцессов, поскольку кооператив формально имел право собственности на землю своих членов. Еще до принятия новых законов о кооперативах в начале 1992 г. 3696 обрабатываемых земельных угодий находилось в частной собственности, а в конце 1994 г. эта доля превысила 90%

Земельные наделы получили также в ходе реорганизации госхозов их рабочие и служащие (около 80 тыс. чел.). Не подлежала разделу лишь земля специализированных госхозов.

Хотя процесс земельной реформы и формирования новой системы землевладения и землепользования в Венгрии не завершен, однако четко обозначились две его основные тенденции — функции владения и пользования землей в руках частных собственников соединились, и начался постепенный переход к цивилизованному рынку земли. Из новых владельцев земель, появившихся в ходе реорганизации, уже 20% желают сами обрабатывать их. Новые собственники скорее всего будут в ближайшее время сдавать землю в аренду, а в перспективе могут продать ее, в связи с чем земля в установленных пределах будет сосредоточиваться в руках «культурных» хозяев -- владельцев высокотоварных крестьянских ферм, охваченных сетью непроизводственных кооперативов.

В целом политика государства в области земельных отношений в Венгрии характеризуется ориентацией на частное землевладение. В связи с этим предполагается, что через определенный период 30−40 тыс. крупных фермеров, объединенные вертикальными формами кооперации с наделами до 50 га, могут стать серьезными конкурентами создаваемым производственным кооперативам, основанным добровольно при разукрупнении прежних громоздких по размерам СХПК.

После объединения Германии задача обеспечения населения продовольствием за счет новых федеральных земель потеряла свое значение, поскольку западногерманские товаропроизводители, будучи высоко конкурентными, могли компенсировать сокращение производства на этих землях расширением собственного производства. Западу необходимо, чтобы Восточная Германия не занималась экспортом своей аграрной продукции, не претендовала на роль дополнительного конкурента на мировом рынке и строго придерживалась установленных для нее квот производства основных видов сельскохозяйственной продукции в рамках ЕС.

Все это сказалось на ходе и характере преобразований в Восточной Германии. Поскольку около 70% сельхоз земель Германии формально оставалось частной собственностью крестьян в СХПК, вопросы перехода к новым организационным формам решались относительно просто, без серьезных конфликтов. Однако остальная часть земель СХПК, земли госхозов, садово-огородных товариществ характеризуются крайне запутанными отношениями собственности, претензиями бывших владельцев и т. д.

Созданное в 1992 г. Опекунским советом и четырьмя крупными западногерманскими банками Общество с ограниченной ответственностью по управлению и реорганизации земли (ВХХУ) располагало 1 млн. га пахотных земель и 773 тыс. га лесных угодий (почти все земли бывших сельхозкооперативов ГДР), в том числе 400 тыс. га — это земли, конфискованные после 1949 г.

Земельные участки, находящиеся в частной собственности крестьян, используются или индивидуально, или вносятся в зарегистрированные товарищества или капитальные общества, на долю которых в 1994 г. приходилось 72,6% всех обрабатываемых земель. Члены этих кооперативных объединений, основанных на коллективно-долевой форме частной собственности, свободно распоряжаются своими земельными участками. Размеры участков в индивидуальной частной собственности ограничены 20 га.

В Чехии и Словакии земельная реформа характеризуется постепенным, эволюционным преобразованием при доминирующей роли частнособственнического сектора аграрной экономики. Вначале здесь была сформулирована концепция рыночной шокотерапии и ее начали применять на практике. К концу первого года стала понятна ее несостоятельность: дестабилизация аграрной экономики усиливалась, наметился кризисный характер ее развития, угроза банкротства большинства сельхозпредприятий. Следствием стали широкомасштабные акции протеста крестьянства. Поскольку в бывшей Чехословакии частноправовой режим земельной собственности был сохранен, круг задач земельной реформы ограничился восстановлением экономических основ реализации права частной собственности на землю и приватизации той части государственных земель, чьи прежние владельцы выявлены не будут. Основы земельных отношений заложены в принятом в 1991 г. Законе о земле. С момента вступления этого закона в действие все пользователи земли и сельхоз имущества приобрели статус арендаторов, а собственники этой земли и имущества — арендодателей с правом пересмотра и расторжения договоров. Приватизация гос земель возложена на республиканские земельные фонды и их подразделения.

Земельные отношения в Югославии нацелены на снятие ограничений по размерам землевладения, сдерживающих развитие высокотоварного крестьянского сектора. В поправке к ст. 50 Конституции отмечалось, что система земельного максимума отменяется, и все граждане (не только занятые в сельском хозяйстве) могут свободно покупать, владеть и наследовать землю, что открывает путь к созданию крупных частных предприятий в сельском хозяйстве, более эффективных и менее капиталоемких для государства. Опасения о возникновении латифундий оказались при этом несостоятельными, поскольку производители ориентируются на оптимизацию размеров хозяйств, а не на их укрупнение вообще. Ведь известно, что преимущества крупного хозяйства в аграрном секторе проявляются лишь в определенных пределах, которые уже установлены в странах Западной Европы, Скандинавии и др.

Одним из важных итогов в аграрной политике было решение о реприватизации земли, экспроприированной или национализированной у них известными приемами советского образца, проведенными в 1945 и 1958 гг. Сейчас удовлетворено 35 тыс. заявлений, и только за последние два года бывшим владельцам возвращено 200 тыс. га земли. Теперь частный сектор в стране располагает 85% обрабатываемой площади.

Динамика сельскохозяйственного производства в 1991—1995 гг. (темпы изменения объема сельскохозяйственного производства по сравнению с предыдущим годом, %).

Страна

1991 г.

1992 г.

1993 г.

1994 г.

1995 г.

Чехия

-8,9

-11,8

-0,8

-5,6

-

Словакия

-6,8

-13,8

-8,1

1,0

0

Венгрия

-15,7

-13,4

-11,8

1,7

до 4

Польша

-1,6

-12,8

1,5

-7,0

4

Болгария

-6,4

-12,5

-18,8

3

-

Румыния

-1,0

-13,2

12,4

4,8

3,2

Российская Федерация

-4,5

-9,5

-4,0

-12,0

-8

Палестина. Кто сможет утолить жажду первым? Воды в регионе мало, соседи уже долгие годы спорят за право распоряжаться ею, но не могут договориться ор справедливом ее разделении. Не только земля, но и вода стала «яблоком раздора» между палестинцами и израильтянами. Первые признаки будущих конфликтов возникли еще на заре прошлого столетия (20 век). «экономическое будущее Палестины зависст от ее снабжения водой», — заявлял в 1919 г. один из лидеров сионистского движения Хаим Вейцман, который стал впоследствии первым президентом Израиля. В 1948 г., как только было провозглашено израильское государство, его руководство вступило в решительную борьбу за воду.

Водными ресурсами в достатке обеспечены только северо-восточные районы страны, где протекает река Иордан. Крупнейшим гидротехническим проектом за все время существования Израиля стало строительство в 60-х годах Всеизраильского водовода длиной более 100 км. Он был предназначен для перекачки влды из верховья Иордана (участок нижнего течения реки принадлежал в то время Иордании) и Тивериадского озера в пустыню Негев (ее территория была отведена для расселения большой части новых иммигрантов).

Конфликты и война за воду из Иордана. Приемлемо ли перебрасывать воду из Иордана в другие районы, если от этого страдают земледельцы в долине реки? На этот вопрос израильтяне и арабы отвечали по-разному. Неудивительно, что сооружение водовода сопровождалось вооруженными столкновениями между Израилем и граничащей с ним Сирией. Назрела угроза новой арабо-израильской войны. арабы неоднократно пытались совершить диверсии на водоводе, но израильтяне упорно продолжали работы, и в 1964 г. успешно завершили строительство. Не добившись цели военными средствами, Сирия принялась рыть на своей территории каналы, чтобы отвести воду из притоков Иордана, питающих реку, но израильская армия разрушала результаты труда арабов. В 1967 г. конфликт перерос в войну. Израиль, оккупировав сирийские Голанские высоты, положил конец планам Сирии по отводу притоков, а захват западных берегов Иордана упростил для Израиля задачу водоснабжения своих регионов.

Треть всей воды, потребляемой Израилем, перебрасывают из долины реки Иордан, а остальное добывают в основном из подземных пластов. За счет выкачиваемой из них воды Израиль почти полностью удовлетворяет потребности в орошении своих земель, а палестинцам, живущим на Западном берегу реки Иордан, например, достается только третья часть влаги, необходимой для орошения их сельскохозяйственных угодий. Заняв Западный берег, Израиль ввел там такие правила водопользования, которые поставили в неравные условия еврейских поселенцев и палестинцев. Последним полагалось ограниченное количество воды, к тому же израильтяне арабам продавали ее дороже, чем своим гражданам. Палестинцы могли бурить собственные колодцы, но их глубина регламентировалась израильскими властями, поэтому более глубокие скважины, создаваемые евреями, вели к пересыханию арабских источников.

Лишь несколько лет спустя, с началом арабо-израильского диалога, израильтяне признали право палестинских арабов на воду, но только теоретически. Практически они и сейчас продолжают осуществлять контроль над водными ресурсами на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа. Арабам запрещено рыть глубокие колодцы даже в зонах, находящихся под их самоуправлением, так что европейские населенные пункты и колонии потребляют львиную долю влаги. В результате истощения водоносных слоев в секторе Газа в подземные пласты уже начала проникать морская вода; засоленность делает воду непригодной для питья и даже для орошения. Поэтому в Газе пресная вода цениться особенно дорого.

Задача № 1: опреснение. Как и на других палестинских территориях, качество воды, потребляемой арабами и жителями израильских поселений в Газе, различаются. Из водопроводных кранов в домах палестинцев нередко течет соленая жидкость. Вместо нее более или менее состоятельные люди пьют минеральную воду. Однако бутылка «Бараки» («Благодати») — минеральной воды, которую завозят в Газу из Египта, стоит 1, а это недопустимая роскошь для большинства арабов, чья средняя з/п составляет менее 300 в месяц. В лагерях беженцев в Рафахе и Хан-Юнисе водопровод порой отсутствует вообще, и жители получают питьевую воду из немногочисленных водозаборных колонок. Ведутся работы по улучшению качества воды и по ее более равномерному распределению, но проект опреснительного завода не может быть разработан из-за нехватки средств.

Япония. Опыт реформирования аграрного сектора. В начале периода Токугава (16 век) доминирующей формой хозяйствования в стране были крупные, по японским меркам, землевладения — от нескольких до десятков гектаров, которые обрабатывались членами патриархальных семей или наемными работниками. Такие организационные структуры поддерживались феодальными законами, запрещавшими крестьянам покидать помещичьи земли. это ограничивало развитие арендных отношений. Позднее, когда начали внедряться более интенсивные севообороты, требующие больших затрат труда и знаний, небольшие хозяйства, в основном базирующихся на труде одной семьи, стали намного конкурентоспособнее крупных хозяйств. В конце периода Токугава (18 век) крупные землевладельцы потеряли свою былую силу, и доменирующей формой хозяйствования стали небольшие- примерно в 1 га -семейные фермы. С середины 19 века в течении периода Реставрации Мейдзи междоусобные войны и политическое противостояние различных группировок были прекращены, и в 1868 г в Японии было введено централизованное правление. Это ускорило внедрение рыночных отношений и модернизацию сельского хозяйства и индустрии. Феодальные ограничения в значительной степени были уничтожены, а в 1872 г было снято запрещение на продажу и ипотеку (закладывание) земли. Согласно Гражданскому кодексу от 1885 г зесли были переданы крестьянам, и после проведения оценки земель (на основе кадастра) был введен земельный налог. Крестьяни получили право выбора культур для выращивания и свободного распоряжения своей продукцией. Возможность повышения личных доходов и внедрение передовых технологий привели к росту продуктивности сельского хозяйства. Это, в свою очередь, подтолкнуло процесс реструктаризации хозяйств, направленный на определение оптимального размера земли. Опытом реструктаризации крупных хозяйств в небольшие семейные фермы обладает не только Япония. При реформировании сельского хозяйства постцентрализованных государств может быть использована модель «разукрупнения хозяйств на начальном этапе для кооперации в будущем». По-видимому, наиболее приемлема эта модель для стран с быстрым ростом населения и ограниченности земельных ресурсов, как Япония, так и Ферганская, Самаркандская, Ташкентская области Республики узбекистан. Главный аргумент оппонентов этой модели — выгоды от масштабов крупных хозяйств за счет возможности более эффективного использования техники и организации труда. Но такое стимулятор, как личная заинтересованность сельхозпроизводителя в конечных результатах своего труда, действует наиболее эффективно в мелких семейных хозяйствах с долгосрочной (не менее 50−100 лет) арендой. Развитие аграрного сектора в Японии после 2 мировой войны характеризуется значительными институциональными изменениями и земельной реформой, направленной на «демократизацию» сельского хозяйства. Главную роль в этом сыграли оккупационные войска США. Первым шагом земельной реформы, которая проводилась в Японии 1946−1950 год, стало введение «Поправок к Закону о сельскохозяйственных землях». Согласно последним, сельскохозяйственные участки, превышающие 5 га и находящиеся под арендой, подлежали передаче арендатору в течении 5 лет. но оккупационные власти не были удовлетворены таким решением и приняли в 1946 г боле радикальный «Закон о специальных мерах по созданию фермеров-собственников земли». по этому закону государство должно было в течении 2 лет провести распродажу всей земли землевладельцев, проживающих в городах, по лимиту в 1 га (на острове Хоккайдо — 4 га) землевладельцам, проживающим в своих владениях. Для выполнения этой задачи в каждом селении была организована сельскохозяйственная земельная комиссия. В состав комиссии входили 3 представителя от землевладельцев, 2 — от фермеров-собственников земли и 5 — от фермеров-арендаторов. Стоимость земли определялась как эквивалент 40 арендных платежей на орошаемых землях и 48 арендных платежей на богарных землях. С 1947 по 1950 г правительство приобрело у землевладельцев 1,7 млн. га и передало фермерам-арендаторам 1,9 млн. га, включая гос. земли, что составило примерно 80% всех бывших арендных земель. Права новых землевладельцев были закреплены принятым в 1952 г законом о сельскохозяйственных землях, который также запрещал владение участком более 3 гектаров (на Хоккайдо — 12 гектаров), чтобы предотвратить возвращение лендлордизма. Земельная реформа в Японии способствовала более равномерному распределению земли и выравниванию доходов среди фермеров. Это в свою очередь послужило фактором социальной стабильности.

Экономические реформы, проводимые в Китае с 1979 года, привлекают внимание политиков, ученых и предпринимателей во всем мире. Состоявшийся в октябре 1992 года XIV съезд правящей КПК подтвердил реформистский курс Дэн Сяопина, обеспечивший быстрый экономический рост Китая. На передний план выходит новое поколение китайских руководителей, призванных двинуть дальше рыночные реформы с сохранением политического контроля в руках компартии.

Если говорить о результатах экономических реформ в Китае, то красноречивее цифр по основным макроэкономическим показателям не скажешь. По данным справочника «Мир в 1993 году», Китай занимает одно из первых мест в мире по темпам роста производства. в течение почти 15 лет, с тех пор как Дэн Сяопин приступил к реформированию национальной экономики, реальный рост ВНП в среднем достигал почти 9% в год, что позволило удваивать объем экономики каждые 8 лет. Если Китай достигнет той цели, которую он перед собой поставил, то до конца столетия темпы роста его экономики будут составлять 10% в год в 2000 году в шесть раз превысят показатели 1978 года.

Почему экономики Китая достигла таких результатов в течение первого десятилетия экономических реформ, несмотря на то, что в западной экономической теории аналогов в экономической политике и стратегии не было и нет? По какому пути развития идет Китай? Дэн Сяопин на свой риторический вопрос о принадлежности к капитализму или социализму ответил: «Критерий может быть только один — растет или нет экономика, повышается ли благосостояние народа, улучшается ли качество жизни в социалистической стране».

Каковы же основные принципы экономической реформы китайского типа? В чем ее сущность и какова технология проведения?

Реформирование экономики Китая началось с 1949 года. Нынешняя экономическая реформа — третий по счету крупномасштабный эксперимент «урегулирования» народного хозяйства. Первый 1958−1960 годы «большой скачек» характеризовался созданием народный коммун в деревне; затем долгие одиннадцать лет «культурной революции». Автор «большого скачка» Мао Цзэдун выдвинул цель социалистической индустриализации — к началу XXI века «догнать и перегнать» в экономическом отношении США. Второе крупное урегулирование экономики Китая началось с 1979 года. Курс реформ, выдвинутый Дэн Сяопином на III Пленуме Ц К КПК XI созыва был направлен на возвращение экономики на рельсы планомерного, пропорционального развития. Реформа была рассчитана на три года. КПК официально выдвинула совокупность целей, которые должны быть достигнуты в результате экономической реформы. В их числе:

подъем сельского хозяйства за счет расширения самостоятельности низовых производителей, повышения закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию и стабилизации объема госзакупок, увеличения финансовой и материальной поддержки деревни;

ускорение развития легкой и текстильной промышленности при сдерживании роста тяжелой индустрии;

перераспределение ресурсов в тяжелой промышленности в пользу развития угледобычи, электроэнергетики, промышленности строительных материалов, принятие жестких мер по экономии энергоносителей;

проведение решительного курса на закрытие, остановку, слияние, перепрофилирование неэффективно работающих производств;

сокращение масштабов капитального строительства, уменьшение количества сооружаемых крупных и средних объектов с 1700 до 1000;

упорядочение структуры и строгий контроль за масштабами импорта комплексного оборудования, тщательный анализ в каждом конкретном случае возможностей возмещения валютных затрат;

стимулирование развития экспорта и иностранного туризма;

урегулирование некоторых «нерациональных» цен, в том числе повышение их в конце 1979 года в среднем на треть на мясо, птицу, молоко, овощи, морепродукты и т. д. ;

максимально активная политика по рассасыванию безработицы в городах (стимулирующая развитие кооперативного и индивидуального секторов экономики);

строгий контроль за ростом населения;

постепенное улучшение жизни народа на базе развития производства, снижение нормы накопления за три года до уровня ниже 30%;

строгое соблюдение принципа сбалансированности экономики, в том числе баланса финансов, кредитных операций, материальных ресурсов, валюты.

Под «урегулированием» понималось «сознательное изменение соотношения между различными отраслями экономики», под «реформой» — решительное преобразование действующей системы хозяйственного управления; под «упорядочением» — наведение порядка на предприятиях с целью достижения или превышения ими наивысшего у своей истории уровня по технико-экономическим показателям; под «повышением» — значительное повышение производственного, технического и управленческого уровня во всех звеньях народного хозяйства.

В результате курс урегулирования 1979−1983 годов прошел через три неодинаковых этапа, которые можно определить соответственно как «заминку», «жесткое» урегулирование и «мягкое» урегулирование. «Жесткое урегулирование» 1981 года выражалось в замораживании активов предприятий и остатков местных бюджетов, в прекращении кредитования закупок нового оборудования предприятиями, в строгом контроле за премированием в промышленности и за закупочными ценами в сельском хозяйстве. Притормаживалось проведение реформы, был взят курс, по словам Чэнь Юня, «переходить реку, нащупывая камни».

1984−1988 годы — период рыночных начал в экономике КНР.

1988−1991 годы — очередной период оздоровления и упорядочения, ставший третьим по счету крупномасштабным «урегулированием» народного хозяйства Китая. На III Пленуме Ц К КПК XIII созыва была выдвинута целостная программа «оздоровления экономической среды и наведения порядка в экономике», программа, рассчитанная вначале на 2 года. этот период до конца 1991 года называется в китайской печати периодом «оздоровления и упорядочения экономики и углубления реформ».

Целями «оздоровления» были: сокращение чрезмерного общественного спроса; снижение инфляции; достижение сбалансированности совокупного спроса и предложения; создание благоприятной социальной среды для реформы цен и заработной платы.

Главной отличительной чертой этого периода реформирования экономики Китая стало широкое использование экономических методов выхода из кризиса.

Важнейшие из них — рестрикционная кредитно-денежная политика, защита сбережений вкладов от инфляции с помощью плавающих процентов по ним, введение спецналогов на товары длительного пользования, меры по товаризации жилья, масштабная эмиссия облигаций госзайма и предприятий, создание рынка трансфера имущественных прав предприятий.

В 1991 году китайским правительством было объявлено о завершении урегулирования в связи с выполнением его основных задач. Это в свою очередь позволило выдвинуть китайскому руководству на XIV съезде КПК в октябре 1992 года курс на ускорение реформы, наращивание масштабов взаимодействия с мировым хозяйством, общее повышение темпов экономического развития.

История китайских экономических реформ, широко освещенная в мировой экономической литературе, дает основания для самостоятельного предмета исследования современной экономической теории и политики. По своей идеологической сущности китайские экономические реформы представляют последовательную реализацию «смешанной», «двойной» экономики: централизованной и рыночной.

Питер Нолан, анализируя экономические реформы Китая, делает вывод о возможности перехода от командно-административной, плановой экономики к экономике рыночной без изменения политического устройства страны и называет китайскую экономику «компромиссной».

Китай к моменту реформирования национальной экономики не имел большого внутреннего долга, проблема «избыточной денежной массы» практически отсутствовала, Китай в отличие от других стран не был охвачен крушением международной торговли и ее последствиями.

Китай обладал значительными экономическими преимуществами, при которых любая политика, нацеленная на создание рыночных механизмов в экономике, привела бы к положительным результатам.

Прежде всего это особая роль Гонконга и все возрастающая роль Тайваня в процессе китайских экономических реформ. Бесспорно, капитал и консультации специалистов из этих стран сыграли важную роль в создании необходимых условий для быстрого экономического роста провинции Гуандонг и в несколько меньшей степени соседней и с ней провинции Фуцзянь в 80-е годы. Гонконг стал важнейшим портом, через который осуществляется экспорт продукции китайской промышленности. Современный порт для судов-контейнеров Сямынь в провинции Фуцзянь также играет всевозрастающую роль.

В целом прибрежные провинции Китая с их высокими и быстрорастущими налоговыми поступлениями служат сегодня важнейшей опорой для государственного бюджета, колоссальным источником пополнения валютных запасов страны. Они являются для Пекина подспорьем в его осторожной и потому успешной политике в отношении платежного баланса и иностранных кредитов. Поэтому валютные запасы Китая (в сравнении почти со всеми развивающимися странами) весьма значительны.

Высокие темны роста наблюдались в других провинциях Китая со значительно меньшей долей участия иностранного капитала. Правительством Китая были созданы соответствующие политические и экономические условия для бывших китайских граждан с крупными капиталами, проживающими за рубежом, для стимулирования иностранных инвестиций в экономику страны.

Дэн Сяопин на XIV съезде КПК провозгласил, что «быть богатым совсем неплохо», подталкивая правящую Коммунистическую партию и бюрократию к ускорению реформы в государственных отраслях промышленности, торопит открыть Китай всему миру.

Можно отнести к экономическим предпосылкам реформ в Китае и такой фактор, как простое немеханизированное сельское хозяйство, использующее в основном ручной труд. Это дает большие возможности для реформирования мелкого аграрного сектора со всеми вытекающими отсюда преимуществами в быстром росте числа индивидуальных крестьянских хозяйств, уровня дохода и выручки от экспорта сельскохозяйственной продукции. и еще один весомый фактор — Коммунистическая партия Китая. В результате последовательного курса экономических реформ и их эффективности китайское руководство получило кредит доверия на проведение экономических реформ за счет укрепления социальной стабильности в Китае, причиной которой явилось крушение коммунизма в странах Восточной Европы и России и ухудшение экономических показателей этих стран в период проведения реформ сразу после свержения коммунистического правления.

1990−1991 годы китайцы прекрасно понимали, что руководство страны в 1980-х годах добилось значительных успехов по сравнению с другими странами и были благодарны ему за это, несмотря на его авторитарный политический характер. Большинство населения Китая осознало, что реформы в экономике — это единственный путь возрождения экономики и повышения жизненного уровня народа. Экономическая политика правительства завоевала популярность, поскольку отвечает чаяниям народа.

В октябре 1992 года Дэн Сяопин призвал пойти на новые меры, отличающиеся от практиковавшихся на протяжении «минувшего десятилетия», не «бояться капитализма», «не опасаться, что он подомнет под себя социализм в Китае», при том условии, что «социализм с китайской спецификой будет доминировать». Новая стратегия Коммунистической партии Китая — стремление завоевать поддержку населения, давая людям возможность зарабатывать, становиться богаче, создавая такие условия в рамках данной системы, чтобы человек не испытывал желания бросить ей вызов.

К особо важным и не исследованным проблемам теории экономических реформ относится вопрос определения эффективной технологии их осуществления и научной разработки соответствующей ей документации, в которой укрупненно был записан весь процесс реформирования, указаны основные виды работ, представлена совокупность способов и средств достижения поставленных целей, в том числе система мер, обеспечивающих практическую реализацию принятой технологии экономической реформы.

Началом реформирования экономики в Китае явились экономические реформы в сельском хозяйстве.

Сельское хозяйство. Отходя от системы коммун, с 1979 года начались экономические преобразования в сельскохозяйственном секторе. Суть этих реформ состояла по существу в приватизации земли. Отдельные крестьяне и крестьянские семьи получили длительные контракты на пользование землей. Право владения землей стало наследуемым. После выполнения обязательных поставок государству коллективным хозяйствам было разрешено оставшуюся часть продукции продавать на свободном рынке. Изменилась роль государства как центрального планирующего и руководящего органа. Теперь крестьянин сам решал, что и сколько производить при условии выполнения контрактных обязательств. По оценкам Всемирного банка, за 10 лет чистый душевой доход крестьян с поправкой на инфляцию вырос на 260%, в валовая продукция сельского хозяйства за этот период удвоилась. Возросло производство зерна, несмотря на 10-процентно сокращение посевных площадей. Количество кооперативов и частных предприятий увеличилось на 1162,25%и достигло 18 686 тыс. Занятость в частном секторе сельскохозяйственной экономики возросла на 222% и составила 98 млн. человек. К 1984 году основная проблема снабжения продуктами питания была решена. Выпуск продуктов питания возрастал на 6,9% в год, производство зерновых — на 7,4%. Стимулирующая роль государства состояла в том, что оно платило фиксированные цены за норму выпуска, а за выработку сверхнормативной сельскохозяйственной продукции гарантировало более высокие цены. При этом закупочные цены в сельскохозяйственном производстве постоянно повышались. Открытая дорога фермерству — аренда земли, а также право договариваться о ценах на произведенную продукцию — все это обеспечило и более высокие урожаи, и доходы крестьян. Сегодня Китай уже способен сам прокормить себя хлебом новые стимулы побуждают крестьян добиваться больших в сфере животноводства, птицеводства.

Реформы привели к развитию промышленности на селе. В прошедшем десятилетии там возникло около 80 млн. рабочих мест. В этом процессе проявились предпринимательские качества китайского крестьянина.

В 1978—1979 годах были созданы специальные экономические зоны провинции Гаундун и Фуцзянь. Их достижения основываются на комбинации относительно низкой заработной платы и большого трудолюбия местных жителей с «ноу-хау» зарубежных китайцев, маркетингом, охватывающим весь мир, и готовностью делать инвестиции. Кроме того, относительно низкие ставки налогов в специальных экономических зонах, хороший климат для инвестиций и тысячекратно подтвержденные успехи совместных предприятий, уже давно привели к созданию в КНР совместных китайско-американских, канадских, японских, австралийских и немецких предприятий.

Законодательством КНР определены основные льготы для свободных экономических зон. Они таковы:

ставка подоходного налога для всех видов предприятий с участием иностранного капитала составляет 15% (в целом по стране 33%);

для предприятий, использующих передовую технологию и поставляющих более 70% своей продукции на экспорт, введены дополнительные льготы (например, снижение ставки подоходного налога на 10%, удлинение срока освобождения от уплаты подоходного налога);

для крупных предприятий с объемом иностранных инвестиций свыше 5 млн. долларов, а также имеющих длительный период оборота капитала, подоходный налог снижается или допускается полное освобождение от налогов на определенный срок;

иностранные предприниматели, инвестирующие свою прибыль с СЭЗ более чем на пять лет, не платят с нее подоходный налог;

производственные предприятия, учрежденные на срок не менее десяти лет, освобождаются от налогов в первые два года прибыльной работы, а в последующие три года выплачивают их в половинном размере;

предприятия, созданные в сфере услуг на срок не менее десяти лет, не платят налог в первый год с момента получения прибыли и вносят его в половинном размере в последующие два года;

установлены льготные ставки арендной платы на землю;

предприятий СЭЗ полностью освобождены от уплаты таможенных пошлин при ввозе необходимых для производственных нужд оборудования, сырья, материалов, а также при вывозе готовой продукции на внешние рынки.

По нашему мнению, решающий вклад в ускорение экономического роста Китая внесла стартовая структура его экономики — низкая доля в ВВП промышленности и высокая доля сельского хозяйства. Именно с раздробления крупных коллективных хозяйств на более мелкие, но более эффективные, началось реформирование народного хозяйства Китая. Достигнутый благодаря этому рост производительности имел колоссальные последствия. Крестьяне разбогатели, стали преобразовывать сельскохозяйственную систему, обеспечивавшую доселе только прожиточный минимум, торговать с городом и создали огромный, ранее отсутствовавший внутренний рынок потребительских товаров. Россия же игнорировала сельское хозяйство и такие связанные вопросы, как собственность на землю, сельское образование, роль местных органов власти и т. д. Между тем ее прежний широкий внутренний рынок оказался разрушенным вследствие длительной инфляции, а также невыплат заработной платы и пенсий.

Отраслевая структура экономики, в %

Показатели

Китай

Россия

1978 г.

1995 г.

1990 г.

1997 г.

ВВП всего,

100,0

100,0

100,0

100,0

в том числе:

сельское и лесное хозяйство

28,4

20,6

15,5

6,8

промышленность и строительство

48,6

48,4

44,3

35,8

сфера услуг

23,0

31,1

40,2

57,4

Все занятые,

100,0

100,0

100,0

100,0

в том числе:

сельское и лесное хозяйство

70,5

52,9

13,2

14,4

промышленность и строительство

17,4

22,9

42,3

34,2

сфера услуг

12,1

24,1

44,5

51,4

В реальной действительности, вопреки широко распространенным представлениям, удельный вес промышленности в ВВП Китая был и остается не ниже, а даже выше, чем в России. Однако более низкий удельный вес промышленности в России не способствовал повышению темпов ее экономического роста по сравнению с Китаем. Наоборот, российская экономика в эти годы переживала глубокий спад производства. С другой стороны, более высокий удельный вес промышленности в ВВП Китая не способствовал замедлению темпов его роста.

Развитие села в Китае и реформирование системы собственности. Одна из важных особенностей экономической реформы в Китае состоит в том, что она началась в сельской местности и повлекла за собой быстрое экономическое развитие и рост национального дохода. Это создало благоприятные условия для ускорения преобразований. Причем движущей силой стал не сельскохозяйственный сектор, а прежде всего, промышленные предприятия на селе.

История развития аграрных реформ и их значение. Первая фаза: 1978−1984 годы. Аграрная реформа началась с роспуска народных коммун и введения так называемой «системы сельской ответственности». Система сельской ответственности сохраняет коллективную собственность на землю, но земля разделенная на участки может обрабатываться крестьянами индивидуально. Эта система позволила крестьянам оставлять себе весь доход после выплаты установленных договором обязательств, а именно, сельскохозяйственного налога и коллективной доли. Эта реформа реализовала социалистический принцип распределения по труду и в значительной мере усилила заинтересованность крестьян в увеличении производства. В 1979 году были существенно подняты закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию, вследствие чего производство сельскохозяйственной продукции, и в первую очередь зерна, очень быстро выросло. В период с 1978 по 1984 год годовые темпы роста производства зерна, хлопка, растительных масел и рыбы были высокими: соответственно 5,0; 19,3; 14,7 и 10,3 процента. В результате постоянного увеличения объем производства зерна в 1984 году перевалил за 400 миллионов тонн. Поскольку благодаря этому могла быть устранена многолетняя нехватка зерна, создались чрезвычайно благоприятные исходные условия для дальнейшего проведения реформ.

Вторая фаза: 1984−1988 годы. После того, как в производстве сельскохозяйственной продукции, и прежде всего зерна, были достигнуты столь крупные успехи, Правительство ликвидировало существовавшую долге годы систему принудительных закупок сельскохозяйственных продуктов и ввело договорную систему. При этом правительство покупает определенный договором объем продукции по установленной государством цене, а та часть продукции, которая превышает этот объем, может быть свободно реализована на рынке. Тем самым была введена так называемая «система цен двойной колеи», то есть сосуществование фиксированных и рыночных цен. Но данная реформа снизила заинтересованность крестьян в производстве сельскохозяйственной продукции. Это снижение произошло потому, что в условиях высоких урожаев рыночная цена упала ниже уровня установленной государством закупки. В результате урожай зерна в 1985 году был меньше предыдущего, и некоторое время продолжалось сокращение сельскохозяйственного производства. Но экономика села сохраняла высокий темп роста. Причина заключалась в том, что многие крестьяне стали работать в несельскохозяйственных секторах: промышленности, транспорте и сфере услуг, которые по сравнению с сельским хозяйством давали значительно более высокий доход, именно в частных, кооперативных или коллективных предприятиях. Правительство поддерживало развитие несельскохозяйственного сектора как налоговыми льготами, так и другими способами. Это было начало быстрого роста сельских промышленных предприятий. Если рассматривать рост реального дохода сельских семей, проводя развития между доходами от сельского хозяйства и от несельскохозяйственного сектора, то создается ясная картина: доходы от сельского хозяйства, которые увеличивались до 1984 года, после 1985 года стагнировали и рост доходов семей начал происходить за счет увеличения доходов от несельскохозяйственной деятельности.

Третья фаза: 1988−1997годы. Когда во второй половине 1988 года начался период аустеритарной (жесткой) политики правительства, помимо прочего, она вызвала кредитные ограничения, которые затронули сельские промышленные предприятия и привели многие из них к банкротству. В результате отток рабочей силы в несельскохозяйственные секторы сократился и, напротив, возник феномен обратного притока в сельское хозяйство. Кроме того, правительство приняло меры к оживлению сельского хозяйства, и как результат повторного повышения закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию, производство стало расти. Что касается производства зерна, то в 1989 году оно опять достигло уровня 1984 года и с тех пор постоянно увеличивалось. Из-за недостатков в торговой системе возникли так называемые «трудности сбыта», или «росло производства, но не дохода».

Четвертая фаза: с 1997 года по настоящее время. После того, как весной 1997 года Дэн Сяопин произнес речь, во время так называемой «поездки на юг», народное хозяйство вновь вернулось к высоким темпам роста, и для сельской экономики также сложилась благоприятная конъюнктура. В деревнях следующий важный шаг на пути перехода к рыночной экономике был сделан, когда торговлю сельскохозяйственными продуктами полностью либерализовали, восстановился высокий рост сельских промышленных предприятий, возросла мобильность населения в перенаселенных областях и началась эндогенная урбанизация сельских районов.

Оценка аграрных реформ

Показатели

Выпуск

Место в мире

1997 в % к 1998 г.

1978 г.

1996 г.

1997 г.

1978 г.

1996 г.

Производство продовольственного зерна

30 477

50 455

49 417

2

1

62,1

Хлопка

216,8

420,3

460

3

1

112,4

Мясо

865,3

5915,1

-

3

1

Масло семян

2157

1

313,5

Сахар

-

-

-

-

¾

-

С 1993 по 1996 год Китай удерживал первое место в мире по производству зерновых культур, хлопка, масло семян, мяса, каменного угля, текстиля и телевизоров. По производству электроэнергии — поднялся с четвертого на второе место, минеральных удобрений — с третьего на второе, по производству сахара — удерживает 3 или 4-ю позицию. По внешнеторговому обороту Китай уже давно вошел в число ведущих стран и в течение шести лет занимал 11 место. В 1997 году объем торговли достиг 325,1 млрд. долларов США (10 место), по размерам валютных резервов, запасам продовольственного зерна и другим видам стратегических запасов страна достигла самого высокого уровня в своей истории. Это укрепило возможности государства в отношении макрорегулирования, наука, техника и оборудование достигли такого состояния, которое можно определить как переходное от среднего к высшему уровню.

Аграрная реформа с точки зрения системы отношений собственности.

А) О значении введения системы ответственности. Созданные в 1958 году народные коммуны были символом китайского социализма и воплощали лозунг «Единство политики и экономики». Их целью была коллективизация средств производства, обобществление труда и распределения.

В течение 20 лет, вплоть до начала 80-х годов, народные коммуны доминировали в качестве единственных субъектов собственности. Хотя формально хозяевами коллективной собственности считались члены народных коммун — крестьяне, право собственности крестьян стало функцией: у них, помимо излишков зерна, отнимались сельскохозяйственные орудия и жилые дома, так что в конце концов у крестьян не осталось почти никакой личной собственности.

За счет исключения крестьян из владения коллективной собственностью была создана система так называемой «уравниловки» (в негативном смысле — равномерное распределение, которое никак не связано с вкладом в производство). Производительность на так называемых коллективных полях, находившихся в общей собственности, была в пять-шесть раз ниже, чем на собственных полях, свободно обрабатывавшихся крестьянами. Кроме того, чувство ответственности за состояние ирригационных систем и прочих общественных сооружений почти отсутствовало, и крестьяне о них практически не заботились. Как только у крестьянина появлялась возможность, он старался незаметно присвоить себе какую-либо часть коллективной собственности.

Введение в сельском хозяйстве системы ответственности должно было устранить недостатки народных коммун. Следствием этого процесса стали глубокие перемены в отношениях собственности на селе.

Во-первых, большая часть недвижимости, находившейся в коллективном владении (пригодные для возделывания и застройки площади, а также пруды, леса и прочее), была передана крестьянам для независимого использования, а получаемый доход в определенной пропорции распределялся между ними и коллективом. К моменту введения системы ответственности срок владения крестьянами землей был ограничен в договорном порядке лишь 3−5 годами, после 1984 года его увеличили до 15 лет и, наконец, в 1993 году продлили до 30 лет. Помимо этого, крестьянам передано право владения скотом, крупными сельскохозяйственными орудиями и прочими средствами производства.

Во-вторых, сельские предприятия, находившиеся в коллективном владении административных и обычных деревень, добились высоких показателей экономического роста. После введения системы производственной ответственности они пережили второе рождение. В настоящее время многие коллективные предприятия находятся под управлением директоров или групп директоров, заключивших договоры об управлении. Эта форма получила название «коллективная собственность, частное управление», и она является характерной чертой системы ответственности в сельском хозяйстве.

В чистом виде ни коллективная, ни кооперативная формы собственности, несмотря на кажущееся наличие высокого уровня мотивации труда, не получили широкого распространения в рыночной экономике. Объясняется это тем, что эффективность данных форм высока лишь в сфере малого бизнеса, где довольно четко прослеживается связь между долей собственности и участием в управлении, распределении дохода и получении прибыли. Наиболее рациональное и эффективное сочетание коллективных и индивидуальных интересов достигается при акционерной форме собственности. Поэтому она и стала главной, определяющей в условиях перехода к рыночной экономике.

В-третьих, очень быстро прирастало частное имущество крестьян. Используя переданную землю и по мере накопления, крестьяне направляли его в несельскохозяйственную сферу. Быстрый рост количества индивидуальных и кооперативных предприятий, которые отвечают признаку «частная собственность, частное управление», обусловил коренные изменения аграрной реформы. По расчетам Ча Чженьсяна (1994г.), частное имущество крестьян, состоявшее из средств производства, домов, сбережений и излишков зерна, в 1981 году оценивалось в 2388,6 юаня, а к 1990 году увеличилось до 9210,7 юаней, что означало высокий годовой темп прироста — 14,3 процента.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой