Проблема абсорбции русских иммигрантов в Израиле

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РЕФЕРАТ:

ПРОБЛЕМА АБСОРБЦИИ РУССКИХ ИММИГРАНТОВ В ИЗРАИЛЕ

Проблема абсорбции иммигрантов в Израиле — многогранная и многоплановая тема, требующая всестороннего комплексного исследования. В данной статье затрагиваются лишь наиболее центральные вопросы адаптации массовой иммиграции в Израиль из бывшего СССР и стран СНГ с конца 1989 г. до середины 1999 г. В рамках данного исследования автор пытается проанализировать: причины иммиграции; узловые проблемы абсорбции и адаптации русскоязычных иммигрантов; показать их место и роль в социально-политической и культурной жизни израильского общества.

На протяжении многих десятилетий до и после создания Государства Израиль, концепция «собирания евреев всего мира» («кибуц галуйот») находится в основе политического и социального развития страны, влияя на все процессы, происходящие в израильском обществе. Суть этой концепции отражена в основных официальных документах Израиля: предоставление каждому еврею права на возвращение в Израиль и автоматическое приобретение израильского гражданства. Право на возвращение было сформулировано в Базельской программе Первого сионистского конгресса (1897 г.) и, позднее, изложено более детально в ст. 6-й Мандата на Палестину, предоставленного Великобритании Лигой Наций в 1922 г. Согласно этому документу, Великобритания брала на себя обязательства поощрять еврейскую иммиграцию, способствовать «прочному поселению евреев», а также должна была «установить такие политические, административные и экономические условия, которые обеспечат создание еврейского национального очага»1.

Впоследствии право евреев на иммиграцию и обязательства Израиля перед иммигрантами неоднократно подчеркивались и закреплялись в различных законодательных актах страны: Декларации независимости (1946 г.), Законе о возвращении (1950 г.) и др. 2. Закон о возвращении предоставлял каждому еврею или еврейке, за небольшим исключением (кроме лиц, действия которых направлены против еврейского народа, либо несут опасность здоровью граждан или угрожают безопасности государства) право на иммиграцию в Израиль и предоставление гражданства3. В ст. 1-й Закона о возвращении подчеркивалось: «Каждый еврей или еврейка имеют праве на иммиграцию в Землю Израилеву»4. Впоследствии в поправке к этому закону, сделанной в 1970 г., эта формулировка была расширена, в связи с необходимостью разрешить проблемы иммиграции советских евреев, состоящих в смешанных браках. В поправке давалось определение, что евреем считается человек, родившийся от матери-еврейки или женщины, принявшей иудаизм и не исповедующей другой религии5. В результате право на иммиграцию и равные права в Израиле получили не только приезжающие евреи, но также их супруги, дети, внуки, а также супруги детей и внуков.

Еврейская иммиграция в Палестину, а затем в Израиль может быть разделена на два основных периода: до и после образования Государства Израиль. Внутри каждого из них существовали спады и подъемы. Каждая из иммиграционных волн, имея характерные особенности, вносила свой вклад и придавала новый импульс развитию страны.

В конце 80-х годов Израиль ощутил массовый подъем иммиграции из бывшего СССР, а затем из стран СНГ — самый большой по масштабам начиная с 50-х годов и оказавший огромное влияние на все аспекты развития израильского общества. По данным Центрального статистического бюро Израиля: с 1989 по 1999 г. в рамках Закона о возвращении в Израиль прибыло 903,1 тыс. репатриантов, в том числе 771,5 тыс. человек из бывшего СССР/СНГ. Наибольшее число иммигрантов приехало с 1989 по 1995 г. — 710 тыс. человек, в том числе из бывшего СССР/СНГ — 609,9 тыс. человек (подавляющее большинство), что увеличило численность населения страны примерно на 13%.

В течение 1989−1996 гг., несмотря на массовый поток иммигрантов, происходили колебания в динамике численности олим. Так, например, после наибольшего притока иммигрантов в 1990 г. отмечалось некоторое снижение числа приехавших и, в первую очередь, из России, что отчасти определялось изменением экономической и политической ситуации, возрождением еврейских культурных традиций, образования, языка, литературы и т. д. По данным таблицыпрослеживается география иммиграции по республикам бывшего СССР и стран СНГ, а также наблюдается снижение числа иммигрантов из России после 1991 г. и постепенный рост репатриантов из Украины. В последующие годы характерно стабильное нарастание потока иммигрантов из Украины (в 1995 г.) — 36%, из России — 24%; в 1996 г. — соответственно 40,3 и 28,3%.

Для алии 1995−1996 гг. характерно увеличение иммигрантов из периферийных, а не столичных городов. Снизилось число иммигрантов из Москвы (где проживает самая крупная еврейская община — около 200 тыс. человек) — в 1995 г. 1872 иммигранта; из Санкт Петербурга (община 120 тыс. человек) — 1348. Аналогичная ситуация сложилась в этот период в Украине — сокращение на 23% иммиграции из крупных городов (Киева, Одессы) и ряда других и одновременно рост на 14% иммиграции из периферийный городов.

Сравнивая иммиграцию 80 — 90-х годов с иммигрантами 70-х годов, можно выделить ряд специфических особенностей. Следует учесть, что все иммиграции проходили в совершенно разные периоды внутриполитического развития страны выезда. Для 70-х годов характерно большое наличие среди иммигрантов активистов сионистского движения («узников Сиона», отказников и др.). Сионизм в бывшем СССР официально рассматривался как подрывная враждебная идеология, и до конца 80-х годов сионистская деятельность в СССР была запрещена. Иммигранты 70-х годов, в определенной мере, стремясь на «землю обетованную», выражали протест в связи с положением евреев в СССР (религиозные, политические, культурные ограничения и запреты), а также с проявлением антисемитизма в той или иной форме.

Конец 1989 г. ознаменовался началом распада СССР, многочисленными тенденциями противоположного характера: с одной стороны, демократизация общества, либерализация экономики, свобода слова и печати; возможность возрождать свои культурные, религиозные, исторические традиции; создавать систему еврейского образования и воспитания; с другой, — как в России, так и в других республиках бывшего СССР эти процессы сопровождались экономическими, политическими, национальными и этническими кризисами и конфликтами; ухудшением уровня жизни, нестабильностью обстановки и бесперспективностью.

В результате для иммиграции конца 80-х — 90-х годов характерно наличие большинства людей, стремившихся любой ценой покинуть свою страну, спасаясь от опасностей и безнадежности. В данной ситуации Израиль был для них страной, безоговорочно предоставлявшей свою помощь. Иммиграция происходила, прежде всего, не по сионистским убеждениям, а из-за сложных и трудных жизненных обстоятельств, с которыми репатрианты сталкивались у себя дома. В отличие от иммиграции предыдущей «волны» репатрианты представляли собой людей далеких от еврейской религии, культуры, традиций, языка, сионистской идеологии, истории своего народа, практически безразличных (особенно молодежь) к проблемам еврейского самосознания. У большинства отсутствовало чувство солидарности с евреями Израиля и многие состояли в смешанных браках, не признавались евреями по строгим канонам иудаизма.

Для иммигрантов последней «волны» характерен большой процент репатриантов из бывших советских республик — Украины, Молдавии, Грузии, в связи с ухудшением экономического и политического положения в этих регионах; практически полностью отсутствие сионистских или религиозных причин: подавляющее большинство иммигрантов — светские евреи, часть из них (по данным опросов) «соблюдают традиции». Одним из основных доводов репатриации в первую очередь было опасение и боязнь политической, экономической нестабильности и экологических катастроф в странах СНГ. Существенной причиной стало резкое ухудшение экономического положения, жизненных условий, массовая безработица в ряде регионов СНГ. По данным опросов среди причин отъезда, одной из центральной, выделялось стремление иметь «будущее для своих детей».

Характерно, что среди аргументов в пользу репатриации у иммигрантов 80 — 90-х годов, в гораздо меньшей степени звучали причины, связанные с проявлением антисемитизма, что было характерно для алии 70-х годов. В среде научной интеллигенции, по данным опросов, высказывалось острое желание реализовать на практике свои профессиональные знания и способности; внедрить уже имеющиеся планы, идеи, наработки, проекты и т. д.

В целом иммигранты 80 — 90-х годов были менее идеологизированы по сравнению с предыдущей волной, имели более четкий прагматичный подход, определявший причины и цели их переезда в Израиль. Особенность иммиграции последней «волны» — социально-психологическая связь и идеологические воззрения, тесно связанные с одной стороны, с концепциями коммунистического периода и, с другой — с последствиями столкновений постперестроечной идеологии с западными ценностями. Иммиграция конца 80 — 90-х годов была большим испытанием для Израиля: она привнесла в страну огромные человеческие ресурсы, оказала глубокое воздействие не только на его экономику, политику, культуру, но и на все общество в целом, создав своеобразный параллельный «русскоязычный мир».

Для иммигрантов из СССР/СНГ характерен высокий образовательный уровень: большое число дипломированных специалистов и ученых с научными степенями. Среди русскоязычных репатриантов 40,5% имеют общий стаж обучения 13 лет и более, тогда как у израильтян этот показатель значительно ниже — 24,2%. Если, например, 60% иммигрантов — с высшим образованием (научные сотрудники, инженеры, представители свободных профессий и др.), то у израильтян эта категория составляет — 28%7. В результате последней «волны» иммиграции, население Израиля не только увеличилось на 13%, но и на 41% возросло число научной интеллигенции, выведя Израиль, а первое место в мире по числу ученых на душу населения: 133 — на 10 тыс. человек. По израильским статистическим данным профессиональная структура иммигрантов представляется следующей: 73 тыс. инженеров (вдвое больше, чем инженеров-израильтян), 15,2 тыс. врачей и дантистов (практически равнозначно количество врачей-израильтян) 16,1 тыс. медсестер, 33,6 тыс. учителей, 11,7 тыс. ученых, 15,1 тыс. музыкантов, артистов, писателей, журналистов и представителей других творческих профессий8.

Рекордно высокий образовательный уровень русскоязычной иммиграции, ее значительный культурный и интеллектуальный потенциал, определили ее занятость в самых перспективных отраслях: в индустрии высоких технологий, наукоемких производствах, научно-исследовательских комплексах, в области прикладных технологий, в современных финансовых структурах, в оборонной промышленности, торговле, международном бизнесе9.

Проблемами иммигрантов в Израиле занимаются различные министерства, агентства, организации. Основные среди них: Еврейское агентство — СОХНУТ (создано в 1929 г.), Министерство абсорбции (основано в 1968 г.), правительственная комиссия по вопросам абсорбции иммигрантов, существует также большое число фондов, программ и проектов различных ведомств и учреждений. Несмотря на значительный опыт, накопленный Израилем в области абсорбции, существует определенная несогласованность в подходах к решению проблем абсорбции и адаптации иммигрантов на концептуальном уровне. Одни руководители делают акцент на религиозных ценностях; другие — на секуляризме и антиклерикализме; третьи — выступают апологетами известной теории «плавильного котла»; четвертые — поддерживают плюралистическую модель развития израильского общества. Все эти противоречия, по мнению израильских исследователей, часто ведут к путанице и непониманию политики абсорбции, что, в свою очередь, подчас вынуждает необустроенных и неудовлетворенных иммигрантов к возврату в свою привычную среду обитания — т. е. в страны выезда10.

На каждом историческом этапе развития Израиля «механизм» абсорбции был направлен, в первую очередь, на решение двух основных проблем, от которых целиком зависела успешная адаптация репатриантов: проблемы трудоустройства и обеспечения жильем, при этом изменялись формы и методы разрешения этих вопросов.

В 70-х годах и ранее абсорбция осуществлялась через центры абсорбции, где на несколько месяцев иммигрантам предоставлялось жилье с полным обеспечением и возможностью изучать иврит. Эта политика позволяла постепенно интегрироваться в израильское обществе, находя свою «нишу», облегчая поиск работы и жилья. Система центров абсорбции имела ряд недостатков, порождая иждивенческие настроения у части иммигрантов и, в свою очередь, являясь препятствием для активной интеграции в израильском обществе11.

Другим направлением абсорбции иммигрантов стала так называемая политика прямой абсорбции: в этом случае иммигранту предоставлялось государственное жилье на льготных условиях оплаты. Жилье было снабжено всем необходимым для нормального проживания (мебелью, посудой, постельными принадлежностями и т. д.). По этой схеме предполагалось, что иммигрант должен был начать интегрироваться в израильскую действительность с первых дней пребывания в стране, без специального адаптационного периода.

Одно из центральных мест в программах абсорбции отводилось социальной поддержке иммигрантов. Виды этой помощи различны и многообразны: денежная помощь, налоговые льготы, ссуды на аренду и покупку квартиры, различные консультации и курсы по переквалификации и профессиональной переподготовке и многое другое. Форма и размеры помощи зависят от состава семьи, возраста экономического и социального положения репатриантов (неполные семьи, число иждивенцев и т. д.).

По плану абсорбции взрослым предоставлялась возможность обучения языку в вечернем ульпане, при этом они должны были одновременно подыскивать работу; их дети могли посещать сад или школу, для этого также предоставлялись определенные доплаты.

В конце 80-х годов политика абсорбции дополнилась новой теорией: цель еезаключалась в активизации иммиграции из западных стран. Название этой теории было прежним — прямая абсорбция, ноцель состояла в том, чтобы увеличить свободу выбора для репатрианта в вопросе проживания в стране12.

В начале 90-х годов по этой схеме иммигранту предоставлялись не услуги и льготы, как раньше, а значительная сумма денег, с которой он оказывался в условиях рыночной экономики, т. е. на рынке жилья, трудообеспечения, услуг и т. д. Эта система обозначала децентрализацию и перенос ответственности за абсорбцию с центральных государственных учреждений на местные власти и общественные организации. Подобная политика была эффективна до тех пор, пока иммиграция оставалась незначительной13.

В связи с мощным потоком иммигрантов из бывшего СССР в начале 90-х годов был разработан метод абсорбции — так называемая корзина абсорбции. Она включала существенную финансовую поддержку на первые шесть месяцев пребывания в стране: пособие по оплате жилья в течение первого года; расходы на транспорт на шесть месяцев для поездок в ульпан; пособия на образование в зависимости от возраста и числа детей; небольшую сумму на оплату переводов и ксерокопий для официальных документов, заявлений, резюме при поиске работы14.

В начале иммигрант получал небольшую наличную сумму и более значительную сумму в виде чека. Для получения ежемесячной суммы, предназначенной из «корзины абсорбции», иммигрант должен был открыть счет в банке и систематически предъявлять копию своего банковского счета в местном отделении абсорбции. Остальная сумма переводилась непосредственно на его счет в банке, в определенных размерах в течение первого года проживания в стране.

«Корзина абсорбции» должна была корректироваться каждые три месяца соответственно росту индекса потребительских цен.

Хотя денежные пособия, «корзина абсорбции», ссуды и другие виды социальной помощи не решают многих кардинальных проблей иммигрантов, они дают поддержку в наиболее трудный период первоначальной адаптации в стране, сопряженный с многочисленными трудностями, наиболее основными среди которых являются проблемы трудоустройства и обеспечения жильем.

Несмотря на то, что в 1995 г. среди репатриантов из стран СНГ были распределены более 5 тыс. единиц государственного жилья, эта проблема оставалась крайне острой. По данным Министерства абсорбции в государственные квартиры в 1995 г. въехало около 15 тыс. человек, а всего с начала массовой иммиграции последнего периода, государственное жилье получили более 23,5 тыс. семей репатриантов (свыше 15% всех приехавших). По мере увеличения числа иммигрантов возрос спрос на съемное жилье и встал вопрос о размере ренты. Многие иммигранты не могли приобрести жилье за сумму, выделяемую по «корзине абсорбции». Практиковалось объединение ссуд двух и более семей для приобретения одной квартиры или дома. Это явление получило распространение, в большей степени, в центральных районах, включая мегаполис Тель-Авива, Хайфы, где в 1990—1991 гг. проживало 50 и 20% новых иммигрантов соответственно. После первого года пребывания в стране перед репатриантом возникало несколько вариантов решения жилищной проблемы: он мог остаться на своей съемной квартире или переехать в другую (в том же районе); мог приобрести жилье с помощью предоставляемой ссуды (которая тем не менее составляла только 50% или менее от стоимости жилья); либо мог взять на льготных условиях в аренду сборный дом в районах, определенных государством или получить государственное жилье в городах развития на юге или севере страны15.

Проблема расселения иммигрантов имеет чрезвычайное значение для адаптации в Израиле, она напрямую связана с решением экономических, социальных проблем и вопросами безопасности. До создания Государства Израиль основным местом расселения иммигрантов служили, в первую очередь, прибрежные районы, но в 50−60-х годах правительство в качестве национальной задачи выдвинуло проблему размещения иммигрантов по всей территории страны. В тот период иммигрантов направляли в так называемые города развития в периферийных районах и в пограничные зоны16. Большинство иммигрантов, подчиняясь правительственной политике и деятельности агентств по расселению, вынуждены были селиться в этих районах.

Демографическая политика правящих кругов вызывала жаркие споры и дискуссии. Противники правительственного курса считали, что «политическая цель территориального расселения противоречит политике социальной и культурной интеграции…, приводя к изоляции новых иммигрантов от социальной жизни Израиля»17. «Расселяя иммигрантов (практически против их воли) в районах с достаточным количеством жилья с целью укрепить пограничные поселения, мы ставим их под удар… «18.

Отстаивая принцип расселения в центральных районах, его сторонники считали, что «осуществлять массовую абсорбцию легче в центре страны, где имеются преимущества в инфраструктуре, предоставлении рабочих мест и городских условий, которые были важны как для иммигрантов 50-х, так и 90-х годов в подавляющем большинстве жителей городов»19.

Проблема расселения иммигрантов постоянно стоит на повестке дня, став особенно актуальной в связи с иммиграцией из бывшего СССР, а затем и СНГ. В связи с этим в конце 1991 г. правительство внесло на обсуждение Национальный комплексный план, представлявший собой крупномасштабную программу, в которой акцент был смещен с проблемы, касающейся только жилья, на проблему «рабочие места — жилье»20.

По схеме, предусмотренной в плане, предполагалось: интенсивное расселение на юге и севере; сокращение расселения иммигрантов во внутренних районах; крайне незначительное расселение в центре. Помимо этих вариантов, были выделены долго- и краткосрочные цели и задачи: первые включали создание инфраструктуры по абсорбции иммигрантов в периферийных районах; вторые — расселение в центральных районах, где имелась инфраструктура, предоставляющая рабочие места21.

В результате усилий правительства в начале 90-х годов половина десятимиллиардного займа, предоставленного Израилю США для абсорбции иммигрантов, была израсходована на строительство 140 тыс. квартир и 25 тыс. сборных домов для обеспечения жильем вновь прибывших22. Однако строительство производилось в отдаленных районах, где отсутствовало достаточное количество рабочих мест и впоследствии (январь 1993 г.) половина квартир оказалась незанятой.

Эта ситуация наглядно продемонстрировала правящим кругам страны необходимость учета в процессе абсорбции специфики иммигрантов из бывшего СССР, для которых в большинстве случаев работа оказалась важнее, чем жилье. По мнению специалистов, проблема трудоустройства имеет принципиальное значение для русскоязычных иммигрантов. Эту ситуацию можно объяснить, с одной стороны, тем, что в советский период у большинства рядовых граждан бывшего СССР жилье было весьма скромным. А с другой — на протяжении многих десятилетий в стране (по крайней мере, официально) не существовало безработицы, и социальный статус человека определяла его профессия. Следовательно, отсутствие работы, по канонам советского периода означало не только отсутствие средств к существованию, но, что было важнее для иммигрантов, отсутствие достойного социального положения в обществе23.

Для успешной адаптации русскоязычных иммигрантов необходимо разрешение одной из наиболее жизненно важных проблем — проблемы трудоустройства. Опыт Израиля в этом случае представляется уникальным, так как за время существования страны, особенно в последний период, его экономика смогла вместить огромное число иммигрантов. Для небольшой по масштабам страны проблема трудообеспечения встала крайне остро, так как оказалось довольно сложно, а подчас и невозможно, обеспечить работой многочисленный поток русскоязычных репатриантов: врачей, ученых, инженеров, музыкантов, преподавателей и т. д., число которых значительно превышало потребности страны.

В Израиле в последние годы постоянно существует безработица, уровень которой колеблется. Процесс трудоустройства затрудняется рядом факторов: существует жесткая конкуренция между самими иммигрантами и иммигрантами и израильтянами; поиск работы проходит неравномерно — кто-то быстрее «встает на ноги», находя свою профессиональную «нишу», у кого-то этот процесс затягивается. Многим иммигрантам приходится сталкиваться со снижением своего профессионального и социального статуса в период адаптации. Существует ряд конкретных специальностей, не требующихся в целом: горные инженеры, преподаватели теории марксизма-ленинизма, истории КПСС, многочисленные преподаватели русского языка и ряд других.

Приток иммигрантов из СНГ всего лишь за три года (с 1991 по 1993 г.) увеличил численность рабочей силы на 8%24. Для создания новых рабочих мест и расширения существующих в долгосрочном плане требовались инвестиции, предоставленные США в виде займа в размере 10 млрд долл. 25 Анализируя проблему занятости, следует иметь ввиду два аспекта: число занятых и качество трудоустройства. По данным ЦСБ Израиля, уровень безработицы среди иммигрантов из СССР/СНГ в 1990—1996 гг. оставался ощутимым, и наибольший подъем в 16% наблюдался в течение трех лет: 1994−1996 гг.

Характерно, что в первые шесть месяцев пребывания в стране наиболее высокая безработица среди иммигрантов составляет 60%. Позднее этот показатель неуклонно снижается в связи с адаптацией, хотя, получив работу, многие репатрианты испытывают чувство неудовлетворенности от уровня предоставленной работы.

По данным исследования израильских специалистов, среди 1,2 тыс. иммигрантов после двухлетнего пребывания в стране уровень трудоустройства, как в целом по стране, составлял 78% среди мужчин и 48% - среди женщин. При сравнении этих показателей с СНГ обнаруживается, что там работали 80% женщин и почти все трудоспособные мужчины. Трудности при трудоустройстве у русскоязычных иммигрантов связаны с рядом моментов: практически всем претендентам на рабочие места приходилось подтверждать свой профессиональный уровень и навыки (проходя тестирование, испытательный срок, конкурс и т. д.); за исключением специалистов с международным признанием и соответствующего уровня; жесткий возрастной барьер (предпочтение отдавалось молодежи и специалистам до 40 лет); отсутствие достаточных знаний языка (как иврита, так и английского).

Проблема для русскоязычных иммигрантов состоит не только в нахождении конкретного места работы: для них важно качество трудоустройства и, в первую очередь, работа по специальности. Среди русскоязычных иммигрантов, пробывших в Израиле менее одного года, этот показатель составлял 23%, а после двух лет пребывания — до 54%27. В течение первого года пребывания на неквалифицированных работах занято 34%, в сервисе — 24% (уборщики, сторожа, вахтеры и т. д.). Среди иммигрантов, находящихся в стране два года и более число занятых на неквалифицированной работе сокращалось до 16% и в сервисе — до 18%. По данным ЦСБ Израиля, численность рабочей силы из иммигрантов из СНГ в 1993 г. составила 188 тыс. человек. Хотя 80% (152 тыс. человек) из них и трудоустроились, однако подавляющее большинство не смогло получить работу по специальности и, в результате, занимали значительно более низкое положение, чем в СНГ.

Рассматривая проблему трудоустройства ученых и дипломированных специалистов, следует подчеркнуть, что в 1989—1996 гг. в Израиль иммигрировало из СССР/СНГ 11,7 тыс. ученых28. Среди этой профессиональной группы: 52% - физики и специалисты в области вычислительной математики, программирования; 27 — биологии и специалисты в области биотехнологии; 12 — химики; 9% - гуманитарии. Основная возрастная группа (около 50%) — от 31 до 45 лет; 56% имели ученую степень кандидата и 16% - доктора наук29.

Основная задача в процессе адаптации ученых возложена на Центр абсорбции в науке (ЦАН), созданный в 1973 г. и состоящий из трех основных отделов: технологий и точных наук; биологии и медицины; общественных и гуманитарных наук30. В задачу ЦАН входит предоставление консультаций и помощи вновь прибывшим ученым в поисках работы; реализация их идей и планов; вовлечение их в сферу израильской науки и промышленности и т. д. По данным Министерства абсорбции в конце 90-х годов в сфере науки получили работу 8820 человек, из них 7320 — трудоустроились с помощью ЦАН, 3475 — работают в частном секторе и 1970 — в университетах31.

Правительство разработало систему всевозможных исследовательских грантов, активно поддерживает ученых в предпринимательстве и бизнесе. В этом процессе огромная роль отводится «технологическим теплицам», где соединяется наука с производством — в настоящее время таких «теплиц» примерно 28 (около 1,2 тыс. ученых). Специалистам — иммигрантам предоставляется возможность разрабатывать свои проекты, большинство из них в области электроники, химии, программирования, биотехнологии.

Несмотря на трудности адаптации русскоязычных специалистов, иммиграция из стран СНГ дала сильный импульс для развития наукоемких отраслей и высоких технологий. В этом секторе израильской промышленности З0% занятых составляют русскоязычные иммигранты последней «волны». В сфере электроники занято не менее 5 тыс. специалистов-репа-триантов32.

Заслуга русскоязычных иммигрантов состоит в том, что с их помощью Израилю удалось на четверть увеличить экспорт продукции в области высоких технологий, что, в свою очередь, привело к созданию в этой отрасли десятков тысяч новых рабочих мест. Вместе с тем, анализируя такой показатель, как оплата труда, следует подчеркнуть, что при средней заработной плате (по данным 1998 г.) — 5700 шекелей (брутто) и минимальной — 2605 шекелей, специалист-репатриант получал в среднем на предприятиях наукоемких отраслей 3600 шекелей, что примерно соответствовало средней зарплате специалистов, работающих в традиционных отраслях, например в строительстве33.

По мнению авторов ежегодного отчета Ассоциации израильских промышленников, «иммигранты из стран СНГ, занятые в передовых отраслях израильской индустрии, работают за весьма скромную плату». Аналогичную точку зрения высказывают также авторы исследования, подготовленного Союзом инженеров-репатриантов, подчеркивающие откровенно заниженный уровень оплаты, которая «не соответствует обычной для израильских инженеров оплате труда, колеблющейся примерно от 50 до 250 шекелей в час»34.

Анализируя процесс адаптации специалистов-репатриантов, наблюдается следующая тенденция: если в начале при трудоустройстве 70% репатриантов-специалистов вынуждены были соглашаться на неквалифицированную работу при низкой оплате труда, то спустя примерно пять лет — 42% специалистов с высшим образованием уже работали по своим специальностям35.

В последние годы на рынке рабочей силы Израиля ощущалась нехватка квалифицированных специалистов в компьютерной отрасли и электронике. На предприятиях металлургической и электронной промышленности был дефицит рабочей силы — помимо специалистов с высшим образованием также требовались слесари, сварщики, фрезеровщики, разнорабочие.

Израильское руководство, постоянно стремясь изменить сложившуюся ситуацию, ведет поиск путей разрешения социальных проблем новых иммигрантов, создавая специальные центры по переподготовке и переориентации трудовых кадров из числа новых олим. Однако проблемы и задачи сегодняшнего дня требуют подчас нового, нетрадиционного подхода при решении вопросов трудоустройства новых репатриантов. Примером такого новаторского подхода может служить создание магниевого завода на основе технологий, разработанных в Санкт-Петербурге и Запорожье. С помощью этого проекта удалось создать сотни рабочих мест. Благодаря удачному соединению российского сырья и технологий с израильскими капиталовложениями и трудовыми ресурсами из числа новых иммигрантов появились предприятия, где олим получили сотни рабочих мест.

В последние годы много программ и проектов для трудоустройства репатриантов было разработано в Иерусалиме, где центры по трудоустройству создаются при участии муниципального управления абсорбции и ряда других организаций, на которых готовят специалистов — от компьютерщиков до секретарей. Подобные Центры поддерживают постоянный контакт с руководителями фирм и предприятий, осуществляя комплексную подготовку кадров нужного уровня для различных отраслей. Так, например, с целью поощрения и развития строительной отрасли в Израиле был создан совместный проект министерств труда, просвещения и ряда других организаций. В рамках проекта новым репатриантам предоставлялась возможность, сразу же после приезда в страну, параллельно с изучением языка иврит осваивать профессию строителей. По плану проекта, в четырех новых колледжах репатриант через полгода получал специальность строителя, гарантированную материальную поддержку, а также основы языка.

В 90-х годах министерства абсорбции и труда также выступили с инициативой реализации нового проекта для решения проблемы специалистов для высокотехнологичных предприятий: предполагалась переквалификация 200 репатриантов с высшим образованием и их дальнейшее трудоустройство в сфере программного обучения. Обучение проводилось бесплатно в течение шести месяцев, учащимся предоставлялись пособия от Службы национального страхования.

Последняя многочисленная волна русскоязычных иммигрантов заставила израильские власти вплотную подойти к решению проблем занятости репатриантов в области бизнеса. На многих израильских фермах работают репатрианты из стран СНГ, и в середине 90-х годов около 40% всех желающих открыть свое дело составили русскоязычные иммигранты, обратившиеся за помощью для развития малого бизнеса в центры поддержки деловой инициативы.

В середине 90-х годов в Хайфе, например, при помощи такого центра было основано порядка 306 малых компаний, из них134 компаний — новыми иммигрантами. Предприятия иммигрантов в тот период дали городу 370 новых рабочих мест, открыв: мини-маркеты, мастерские по пошиву одежды, парикмахерские, пекарни, кондитерские, оптики и ремонтные мастерские. В Иерусалиме примерно за четыре года при поддержке Центра деловой инициативы создана тысяча новых компаний, обеспечивших работой 2250 человек, из них половина — русскоязычные иммигранты.

В 1994—1995 гг. правительство в 3 раза увеличило бюджет на стимулирование деловой инициативы иммигрантов из стран СНГ: в 1995 г. ссуды новым иммигрантам, желающим открыть свое дело, составили 15 млн. шекелей. В тот период была создана Ассоциация новых предпринимателей, активно выступавшая в их защиту.

По данным Министерства абсорбции за годы последней алии в страну прибыли более 15 тыс. медиков, из них в средине 90-х годов примерно 10 тыс. человек подали просьбу о получении израильской лицензии на работу и более 6 тыс. ее получили, около 5 тыс. стали работать в парамедицинских областях. Министерство абсорбции совместно с Министерством здравоохранения организовывали различные курсы переквалификации и обучения врачей новым специальностям, требующимся в Израиле (гериатрия, трудотерапия и др.), с последующим устройством в больницах и клиниках страны, а также в школах, детских садах, домах престарелых.

Многие проблемы трудоустройства медиков, а также преподавателей и представителей ряда других профессий были решены благодаря их собственной инициативе. В 1992 г. русскоязычные преподаватели создали Ассоциацию учителей-репатриантов, обеспечив работой 450 человек. Помимо этой ассоциации существуют различные местные организации, в которых сотрудничают педагоги-репатрианты. В средине 90-х годов в израильских школах уже преподавали примерно 6 тыс. учителей-репатриантов и около 2,5 тыс. из них получили постоянное место работы.

Подводя итог, необходимо подчеркнуть, что иммиграция — как одна из главнейших приоритетных задач строительства израильского общества — постоянно находится в центре внимания правящих кругов. На протяжении многих лет Израиль накопил значительный опыт в области абсорбции и интеграции иммигрантов. Этот процесс, подчас весьма тяжелый и болезненный как для государства, так и для иммигрантов, меняется, совершенствуется, приобретая новые формы.

Иммигранты из стран СНГ стремятся внести свой вклад в развитие научно-технического потенциала Израиля, привнося свои идеи, технологии, а также стремление их внедрить. Создается уникальная ситуация, когда «русские» олим, связывая Израиль со странами СНГ, могли бы способствовать развитию взаимовыгодных экономических, научно-технических, культурных и многих других связей и контактов.

Вместе с тем, русскоязычные иммигранты, адаптируясь в стране, одновременно, сохраняют свою самобытность, при этом постоянно и напряженно стремятся к поиску своего места и роли в израильском обществе.

иммиграция русскоязычный израиль абсорбция

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Государство Израиль (справочник). М., Наука, 1986, с. 50.

2. Horowitz T. Value-Oriented Parameters in Migration Policies in the 1990's: The Israeli Experience. — International Migration, V. 31, № 4. 1998, с. 514; Sefer ha-bukim, 02. 12. 1952.

3. Immigrant Absorption: Situation, Challenges and Goals. Ministry of Immigrant Absorption. April 1996.

4. Щаранский Н. Достойное трудоустройство. — Вести. 18. 03. 1999.

5. Lissak M., Leshem E. The Russian Intelligensia in Israel: Between Ghettoization and Integration. — Israel Affairs Winter 1995, v. 2, № 2, c. 22.

6. Adler Sh. Israel’s Absorption Policies since 1970's. -Russian Jews on the Three Continents. Migration and Resettlement. L., 1997, c. 135−144.

7. Gonen A. The Geography of Immigrant Absorption. The Hebrew University, Department of Geography. Jerusalem, 1990 January.

8. Lehrmen A. Combined National Outline Plan for Building. Development and Immigrant Absorption. — NOP. V. 2, № 31, Tel-Aviv, 1996.

9. Gittelman Z. Immigration and Identification. 1995, c. 18.

10. Международная Еврейская газета. февраль 1999, № 9.

11. Абсорбция репатриантов с высшим образованием. (Из исследования Тель-Авивского университета). — Вести. 26. 03. 1998.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой