Похищение человека и захват заложника в праве Российской Федерации и международном праве

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

http: //www. . ru/

Введение

Похищение человека предполагает его захват и перемещение в другое место помимо воли потерпевшего. Обычно это связано с последующим удержанием похищенного в неволе. Однако потерпевший может быть и немедленно освобожден там, куда его доставили. Такое случается, когда похищение происходит в целях совершения другого преступления (грабежа, разбоя, угона транспортного средства и др.). Похищение считается оконченным преступлением с момента захвата человека и начала его перемещения. Однако последующее удержание похищенного не требует дополнительной квалификации.

Согласие лица на тайное перемещение его, например, в целях вымогательства выкупа у родных не образует состава похищения человека. Нельзя также считать преступлением символическое (ритуальное) похищение женихом невесты в тех местностях, где существует такой обычай, с ее согласия, хотя бы и вопреки воле родных. Разумеется, не должно приниматься в расчет согласие со стороны малолетнего, недееспособного или лица, введенного в заблуждение.

Среди квалифицирующих признаков похищения человека названо совершение этого преступления из корыстных побуждений. Чаще всего корыстные побуждения реализуются в форме требования выкупа от потерпевшего или его близких (киднепинг). В этих случаях содеянное квалифицируется по совокупности со ст. 163 УК («Вымогательство»).

В правовой литературе заложниками обычно называются лица, захваченные силой и удерживаемые в обмен на выкуп или политические уступки одним человеком или группой лиц в мирное время. Военные заложники составляют отдельную категорию.

Захват заложников и похищение признаны компетентными международными органами грубыми нарушениями прав человека, подвергающими заложников лишениям, трудностям, страданиям, угрозе жизни и здоровью.

Кроме того, захват заложников нарушает ряд принципов, определенных во Всеобщей декларации прав человека: право на жизнь, свободу и неприкосновенность личности, свобода от пыток и унижающего достоинство обращения, свобода передвижения и защита от незаконного задержания.

Захват или удержание лица в качестве заложника должны осуществляться непременно в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника.

Захват заложников запрещен Международной конвенцией против захвата заложников (1979 года).

В российском законодательстве захват и удержание заложника также рассматривается в качестве одного из наиболее тяжких преступлений (когда оно совершено при отягчающих обстоятельствах), поскольку оно посягает на общественную безопасность, жизнь, здоровье, а также личную свободу и неприкосновенность человека, гарантированные Конституцией Российской Федерации (ст. 22).

Захват заложника может совершаться различными способами: тайным, открытым, насильственным, ненасильственным. Насильственный захват, квалифицируемый по ч. 1 ст. 206, сопровождается насилием, не опасным для жизни или здоровья, т. е. не выходит за рамки нанесения побоев или совершения иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК (кратковременное расстройство здоровья (- это такое расстройство здоровья, которое непосредственно связанное с повреждением, продолжительностью более шести дней, но не свыше трех недель-21 дня) или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности (до 10%)).

Разновидностью ненасильственного захвата может являться захват путем обмана потерпевшего.

Удержание лица в качестве заложника — это совершение противоправных действий, препятствующих выходу лица на свободу.

Как правило, удержание — это продолжение процесса захвата заложника. Вместе с тем не исключены случаи, когда удержание лица осуществляется без его захвата (например, представитель власти добровольно становится заложником взамен захваченных).

Противоправные действия лица сопровождаются предъявлением государству, организации, отдельным гражданам требований совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника (например, требование предоставить ему оружие, наркотики, самолет или иное транспортное средство для выезда за пределы государства; освободить арестованных или осужденных).

Оконченным преступление признается с момента фактического захвата или удержания лица в качестве заложника, независимо от того, были ли выполнены требования виновного лица.

Часть 2 ст. 206 УК устанавливает повышенную ответственность за те же деяния. Если в процессе захвата заложника либо его удержания совершается умышленное убийство, то действия виновного квалифицируются по совокупности со ст. 105 УК

Захват заложника отличается от похищения человека (ст. 126) и незаконного лишения свободы (ст. 127) по направленности преступления. При захвате заложника главной сферой посягательства выступает общественная безопасность, а в указанных преступлениях свобода личности.

Лишение свободы при захвате заложника выступает не целью, а средством достижения цели преступника. Ради достижения этих целей сам факт захвата и предъявляемые при этом требования не только не скрываются, а, напротив, выступают средством понуждения государства, организации, физических и юридических лиц к выполнению требований субъекта.

В преступлениях же, предусмотренных ст. 126 и 127 УК РФ, субъект, даже преследуя корыстные цели, не заинтересован в преданий их огласке.

В отличие от терроризма квалифицирующим признаком является применение при захвате заложника не только огнестрельного оружия, но и иного, в том числе и холодного, а также предметов, используемых в качестве оружия. Таковыми признаются различные предметы хозяйственно-бытового назначения (топор, лопата), палка, камни и другие предметы.

Предмет данной работы — похищения человека и захват заложников.

Объект работы — общественные отношения связанные с ответственностью за похищение человека и захват заложника.

Цель данной работы рассмотреть похищение человека и захват заложника в праве РФ и международном праве.

Задачи работы:

— Охарактеризовать ответственность за похищение человека и захват заложников по законодательству РФ;

— Сделать международно-правовую характеристика преступлений: похищения человека и захвата заложников;

— Привести разграничение похищения человека и смежных составов преступлений;

— Описать разграничение захвата заложников и смежных составов преступлений;

— Обозначить сходства и отличия похищение человека и захват заложников.

В соответствии с названными задачами и будет построена структура данной работы.

1. Ответственность за похищение человека и захват заложников по законодательству РФ

1.1 Ответственность за похищение человека

Статья 126 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за похищение человека, согласно данной статье:

«1. Похищение человека — наказывается лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;

в) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

г) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

д) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

е) в отношении двух или более лиц;

ж) из корыстных побуждений, —

з) наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) совершены организованной группой;

б) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет.

Примечание. Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления".

Непосредственный объект преступления — физическая свобода конкретного потерпевшего (потерпевших). Дополнительным объектом могут выступать безопасность жизни, здоровья потерпевшего, его родственников, отношения собственности и др.

При похищении человека последний лишается возможности по собственной воле определять место своего пребывания. Похищение человека как преступное деяние включает как бы два элемента: похищение и лишение свободы, которые находятся в идеальной совокупности, поскольку похищение одновременно является и лишением свободы. Похищение человека может быть совершено тайно или открыто, либо путем обмана или захвата. Способ может быть и иным — важно установить сам факт похищения.

Лишение человека свободы, например, в собственной квартире или в ином месте, где он оказался по собственному желанию, не образует состава преступления, предусмотренного данной статьей. Такие действия должны расцениваться как незаконное лишение свободы. Исключением являются те случаи, когда родственникам потерпевшего или иным лицам даются ложные сведения о месте нахождения потерпевшего, например, об отъезде в другой город или в другую страну. Представляется, что сообщение таких ложных сведений следует рассматривать как один из признаков похищения человека, если это подтверждается при анализе субъективной стороны состава преступления.

Срок, в течение которого лицо удерживается после похищения, для данного преступления не имеет значения. Если установлен сам факт похищения, то время удержания может быть от нескольких минут, часов и дней до нескольких месяцев и более. Следовательно, преступление является оконченным с момента похищения человека.

Потерпевшим при похищении может быть любое лицо независимо от возраста, способности осознавать по состоянию здоровья сам факт похищения, социального положения, гражданства, любых иных признаков и качеств, которые могут характеризовать человека.

Объективная сторона преступления выражается в совершении действий, в тайном или открытом похищении человека, т. е. в изъятии помимо его воли с места нахождения (жительства, работы, учебы, отдыха и т. д.) и перемещении в другое место, определенное похитителем, например в другой дом, подвал, гараж, где он удерживается в неволе. Похищение может осуществляться путем обмана, когда потерпевший сам идет с похитителем в то место, где будет насильственно удерживаться в последующем, не подозревая этого.

Преступление считается оконченным с момента фактического похищения человека. Время удержания (на час, день, месяц и т. д.) значения не имеет. Согласие потерпевшего на его перемещение в другое место, о чем не знают лица, заинтересованные в его освобождении, не образует состава данного преступления.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Субъект указанного преступления — любое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Случаи похищения родителем, усыновителем (в том числе и лишенным родительских прав) собственного ребенка у другого родителя или иных лиц, которым ребенок передан в установленном законом порядке на воспитание, а также похищение ребенка близкими родственниками (родными и усыновленными братом, сестрой, дедом, бабкой), если эти действия совершаются в интересах ребенка, в том числе и ложно понятых, не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 126 УК.

Похищение человека признается совершенным группой лиц по предварительному сговору тогда, когда будет установлено, что в нем участвовали не менее двух лиц, заранее договорившихся о совершении такого преступления, и каждый из них выполнял объективную сторону преступления или ее часть.

Под применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия понимается фактическое причинение потерпевшему тяжкого, или средней тяжести, или легкого вреда здоровью, либо насилия, которое не причинило фактического вреда здоровью, но создавало реальную угрозу его причинения, а также психическая угроза причинения физического вреда.

Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, предполагает использование любого вида исправного оружия, а также различных предметов, независимо от того, были ли они специально принесены с собой или подобраны на месте.

Похищение заведомо несовершеннолетнего предполагает достоверное знание виновным того, что похищаемый не достиг возраста 18 лет. Удержание заблудившегося малолетнего ребенка вопреки его воле необходимо рассматривать как незаконное лишение свободы (ст. 127 УК), а при подмене — применять ст. 153 УК.

Похищение женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, также предполагает, что виновный знал об этом обстоятельстве достоверно.

Похищение человека из корыстных побуждений предполагает стремление извлечь материальную выгоду для себя лично или других лиц. Например, незаконным признано осуждение К. по п. «ж» ч. 2 ст. 126 УК за похищение Ф., поскольку установлено, что К. материальной выгоды не имел (БВС РФ. 1999. N 5. С. 19).

Когда похищение сопряжено с одновременными требованиями о передаче денег, других ценностей, то действия виновного квалифицируются по совокупности п. «з» ч. 2 ст. 126 и ст. 163 УК (БВС РФ. 1998. N 6. С. 16).

Похищение из корыстных побуждений следует отличать от захвата заложника по тем же мотивам (п. «з» ч. 2 ст. 206 УК). При захвате виновный заинтересован в широкой огласке своих требований, а при похищении — нет, требование о выкупе предъявляется узкому кругу лиц, в тайне держится место содержания похищенного.

Понятие организованной группы дано в ст. 35 УК. При квалификации действий виновных ссылки на ст. 33 УК не требуется (БВС РФ. 1997. N 8. С. 5−6).

Под причинением смерти по неосторожности понимаются случаи, когда виновный избрал такой способ похищения, при котором по его легкомыслию или небрежности наступила смерть потерпевшего, например поместил в подвал, где была плохая вентиляция и потерпевший задохнулся. При убийстве потерпевшего квалификация по ч. 3 ст. 126 УК исключается (БВС РФ. 1998. N 4. С. 15; 2000. N 1. С. 7) и деяние квалифицируется по совокупности ст. 126 и п. «в» ч. 2 ст. 105 УК.

Под иными тяжкими последствиями понимаются, в частности, самоубийство похищенного, тяжкое заболевание, психическое расстройство, причинение по неосторожности тяжкого вреда потерпевшему, крупного имущественного ущерба и т. д. (БВС РФ. 2000. N 1. С. 7).

При похищении человека дополнительной квалификации по ст. 127 УК не требуется (БВС РФ. 2000. N 2. С. 21).

В примечании к ст. 126 УК РФ законодатель предусмотрел, что лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Смысл данной нормы в ее содержании. Она имеет принципиальное значение для борьбы с преступностью, ибо в ней находит отражение идея, согласно которой важно не только и не столько наказание виновного, а в значительно большей степени — возможность предотвращения негативных последствий, возникающих в связи с насильственным изъятием человека из среды его обитания.

Освобождение от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 126 предполагает, что виновный, освободивший похищенного, не несет никакой ответственности, если при этом им выполнены два условия.

Первое — добровольно освобожден похищенный. Добровольность означает, что виновный, ничем не рискуя, мог и дальше продолжать незаконно удерживать потерпевшего, однако предоставил ему свободу. При этом освобождение похищенного согласно анализируемой норме имеет место после окончания преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ.

По мнению отдельных ученых, добровольность отсутствует, если о местонахождении похищенного человека и личности виновного стало известно органам власти (милиции), и они предпринимают конкретные меры по его задержанию, о чем знает виновный. С подобным подходом не согласны ученые, считающие, что не имеет значения, происходит ли освобождение по собственной инициативе виновного, либо по просьбе потерпевшего или его родственников, либо по требованию органов власти, либо по инициативе иных лиц, выступающих в роли посредников.

Оправданно думать, в этом споре правы сторонники второй точки зрения, ведь основной смысл примечания к ст. 126 УК РФ — спасение жизни или сохранение здоровья похищенного посредством компромисса. В связи с чем добровольным освобождением похищенного являются «действия уже совершившего преступление лица, выразившиеся в том, что оно по собственной инициативе или по требованию родственников или правоохранительных органов добровольно освободило потерпевшего без предъявления или выполнения последним каких-либо требований». Именно из подобного понимания добровольности исходил Президиум Верховного Суда Р Ф, когда постановлением от 18 августа 1999 г. отменил освобождение от уголовной ответственности с применением примечания к ст. 126 УК РФ в отношении Дышекова, Сундуковой, Соболева и Кушховой, дав тем самым понять, что добровольность не могла иметь места в рассматриваемом деле, поскольку исследование и оценка доказательств показали: похищенная Л. была освобождена преступниками при передаче им ее отцом денег в качестве выкупа, т. е. после того как отец потерпевшей выполнил их условия.

В литературе общепризнано, что для применения примечания к ст. 126 не имеют значения мотивы освобождения потерпевшего. Они могут быть самыми разными — раскаяние, сострадание или жалость к потерпевшему, боязнь уголовного наказания и т. д.

Второе условие — в действиях похитителя нет признаков иного состава преступления. Если же в них содержится состав иного преступления, в том числе связанного с похищением человека (к примеру, виновный в целях похищения человека незаконно приобрел оружие или умышленно причинил вред здоровью потерпевшего либо уничтожил его имущество), то лицо, их совершившее, несет уголовную ответственность по соответствующим статьям Уголовного кодекса, несмотря на то что оно освобождено от ответственности за похищение.

Отдельные ученые полагают, что в ч.2 ст. 75 УК РФ и соответствующих примечаниях к статьям Особенной части, в том числе к ст. 126, речь идет о явке с повинной, предусмотренной в Кодексе как обстоятельство, освобождающее от уголовной ответственности. По мнению В. Коломейца, в названной норме таким обстоятельством является не только то, что лицо добровольно отказалось от совершения преступления, но и то, что оно сообщило о своих действиях в соответствующие правоохранительные органы. Здесь имеется в виду, что после явки с повинной виновный должен быть допрошен об обстоятельствах совершения им похищения человека и иных фактах, имеющих значение для дела. Правдивые показания, как известно, представляют собой одно из важнейших условий, способствующих раскрытию преступления.

Однако возникает вопрос, как быть, если лицо освободило похищенного и на этом его активная позитивная постпреступная деятельность завершилась. Достаточно ли в этом случае уже совершенных действий для прекращения уголовного дела и освобождения лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием?

Очевидно, что параллель между добровольным освобождением похищенного человека и явкой с повинной весьма условна. Поэтому более предпочтительна та точка зрения, в соответствии с которой уголовное дело прекращается уже при наличии самого факта добровольного освобождения похищенного, как того требует примечание к ст. 126 УК РФ, поскольку требование о явке с повинной в нем не закреплено.

Мотивы освобождения значения для применения примечания не имеют.

Под отсутствием иного состава преступления понимается преступление, связанное именно с похищением человека. Так, по делу Ф. и Ш., указал Верховный Суд Р Ф, что они добровольно освободили Т., поэтому должны нести ответственность лишь за причинение вреда его здоровью (БВС РФ. 1999. N 2. С. 11).

1.2 Захват заложников в праве РФ

Статья 206 УК РФ регулирует захват заложника:

«1. Захват или удержание лица в качестве заложника, совершенные в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.

2. Те же деяния, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;

в) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

г) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

д) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

е) в отношении двух или более лиц;

ж) из корыстных побуждений или по найму, —

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет.

Примечание. Лицо, добровольно или по требованию властей освободившее заложника, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления".

Борьба с захватом заложников осуществляется на основе Международной конвенции о захвате заложников, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1979 г., поэтому эти преступления носят международный характер. Преступление посягает на общественную безопасность.

В статье целью преступления является совершение представителями государства, организациями либо гражданами определенных действий как условия для освобождения заложника. Именно специфичность цели отличает предусмотренное комментируемой статьей преступление от других преступлений, также связанных с незаконным лишением человека свободы.

Преступление считается оконченным с момента захвата заложника, а также в случае, если лицо удерживает (т.е. препятствует освобождению) уже захваченного другими лицами заложника независимо от продолжительности удержания.

Заложник — физическое лицо, захваченное и (или) насильственно удерживаемое как средство добиться удовлетворения требований, предъявленных виновными.

Захват заложника — противоправное насильственное ограничение свободы хотя бы одного человека, сопряженное о последующим открытым сообщением об этом и с выдвижением условий освобождения. Захват заложника, квалифицируемый по ч. 1 ст. 206 УК, сопровождается насилием, не опасным для жизни или здоровья.

Удержание заложника означает насильственное воспрепятствование возвращению ему свободы, содержание его в помещении или ином месте, которое он не может свободно покинуть.

Условием освобождения заложника является обращенное к государству, организации или гражданину требование совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия (обеспечить выезд из страны, передать определенную сумму денег; могут выдвигаться требования политического, имущественного, националистического, религиозного, криминального характера и т. д.).

Захват заложника может осуществляться как открыто, так и тайно, с применением физического насилия либо без такового (например, завлечение заложника с помощью обмана на место его удержания).

Захват заложника, как правило, связан с угрозой причинения вреда его жизни или здоровью в случае невыполнения предъявленных государству, организации или гражданину требований.

Для квалификации преступления не имеет значения характер требования, законным или незаконным оно является.

Не требуют самостоятельной квалификации угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью при захвате заложника или его удержании, высказываемые как представителю власти или общественности, так и захваченному лицу.

Умышленное убийство заложника либо умышленное причинение вреда его здоровью квалифицируются самостоятельно по совокупности с названной статьей.

Сходным по диспозиции с п. «з» ч. 2 статьи является п. «з» ч. 2 ст. 126 УК (похищение человека из корыстных побуждений), когда требования корыстного характера предъявляются не к потерпевшему, а к третьим лицам. Для квалификации действий, связанных с удовлетворением материальных требований, по статье требуется, чтобы они предъявлялись открыто, с расчетом на то, что они станут известны общественности и властям, в то время как при похищении человека преступник выдвигает свои требования тайно, не желая, чтобы они получили огласку и стали известны властям.

Преступление, предусмотренное статьей, совершается с прямым умыслом. Если действия, начатые как похищение человека (ст. 126 УК), перерастают в захват заложника (например, предъявление определенных требований работникам правоохранительных органов при блокировании ими преступника вместе с похищенным человеком с угрозой расправиться с похищенным в случае их невыполнения), то они квалифицируются по совокупности преступлений.

Субъектом преступления является лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Лицо, добровольно или по требованию властей освободившее заложника, освобождается от уголовной ответственности только за действия, предусмотренные комментируемой статьей. Если же при захвате заложника совершены действия, предусмотренные другими статьями УК (причинение вреда здоровью, умышленное уничтожение чужого имущества, преступное нарушение правил, регулирующих изготовление, приобретение и использование оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем и т. д.), то освобождение заложника не освобождает от уголовной ответственности за эти действия.

В примечании к ст. 206 УК РФ установлено: «Лицо добровольно или по требованию властей освободившее заложника, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного преступления». Речь идет о трех специальных основаниях освобождения от уголовной ответственности:

добровольное освобождение заложника;

освобождение заложника по требованию властей;

отсутствие в действиях виновного иного состава преступления.

В отличие от освобождения на основании примечания к ст. 126, освобождение от ответственности в случае захвата заложника согласно примечанию к ст. 206 применяется не только при добровольном освобождении заложника, но и при освобождении захваченного по требованию властей.

Добровольное освобождение заложника — это освобождение, которое осуществлено лицом, его захватившим, по собственной инициативе, несмотря на имевшуюся у этого лица возможность удерживать захваченного и далее. Добровольность в данном случае характеризуется тем, что виновный окончательно отказался удерживать находившегося в его власти заложника, по своей воле прекратил совершенное им длящееся преступление. Освобождение не может считаться добровольным, если захватчик в процессе оказания сопротивления законным властям вынужден был пойти на освобождение заложника, опасаясь за собственную судьбу, ибо считал дальнейшее сопротивление безнадежным.

Уголовный закон ничего не говорит о том, до какого момента можно расценивать действия лица как добровольное освобождение заложника. В связи с этим Пленум Верховного Суда Р Ф в постановлении от 23 июля 1997 г. по делу Р. указывает, что действия Р. нельзя расценивать как добровольные «поскольку фактическое освобождение потерпевшего состоялось уже после выполнения условий, выдвинутых похитителями, когда их цель была достигнута и оказался утраченным смысл дальнейшего удержания заложника. При таких обстоятельствах Р. не может быть освобожден от уголовной ответственности на основании примечаний к статьям 126 и 206 УК РФ». По этому поводу в литературе справедливо подчеркивается, что при выполнении требований захватчика его освобождение от уголовной ответственности «становится не просто бессмысленным, но, наоборот, незаконным и несправедливым».

Освобождение заложника по требованию властей имеет место в случаях выполнения виновным требования властей, его отказа от сопротивления властям и добровольного освобождения им потерпевшего.

Мотивы, которыми руководствовалось виновное лицо при принятии решения об освобождении заложника для квалификации значения не имеют.

Отсутствие в действиях виновного иного состава преступления означает, что при захвате заложника до его освобождения им не совершено другое преступление. Это может быть причинение вреда здоровью заложника или иных лиц, побои, убийство либо другие деяния, совершенные преступником (преступниками) в процессе захвата заложника (заложников). За эти деяния лица, захватившие заложников, подлежат уголовной ответственности.

В литературе встречаются предложения, направленные на совершенствование практики применения освобождения от уголовной ответственности по примечаниям к ст. 126 и 206 УК РФ. Обращены они к Верховному Суду Р Ф, его Пленуму предлагается принять постановление, в котором «необходимо разъяснить, что при рассмотрении в судах дел о похищении человека и захвате заложника надлежит устанавливать действительную цель (цели) преступления и разрешать вопрос о том, достигнута ли эта цель и в какой мере, а также какие обстоятельства на это повлияли. Необходимо также определить срок, по истечении которого освобождение нельзя признавать добровольным (например, трое суток), и указать, как надо трактовать условие о сопутствующих похищению человека или захвату заложников преступлениях».

2. Международно-правовая характеристика похищения человека и захвата заложников

Согласно Международной конвенции о борьбе с захватом заложников 1979 г. (ст. 1) преступление -- захват заложников совершает любое лицо, которое захватывает или удерживает другое лицо и угрожает убить, нанести повреждение или продолжать удерживать заложника для того, чтобы заставить государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц совершить или воздержаться от совершения любого акта в качестве условия для освобождения заложника, а также попытка совершения вышеуказанных действий или соучастие в них.

В соответствии с Конвенцией Р Ф осуществляет уголовную юрисдикцию в отношении преступления, совершенного:

любым лицом на территории РФ или на борту морского или воздушного судна, зарегистрированного в РФ;

чтобы заставить РФ совершить какой-либо акт или воздержаться от его совершения;

в отношении заложника -- гражданина РФ;

гражданами РФ или лицом без гражданства, обычно проживающим на территории РФ.

Конвенцией предусмотрена возможность выдачи правонарушителя. В выдаче может быть отказано, если есть основания полагать, что просьба о выдаче обусловлена целью преследования правонарушителя по расовым, религиозным, национальным, этническим или политическим мотивам.

Конвенция 1979 г. (ст. 13) не применяется в РФ в случаях, когда преступление совершено в пределах РФ, когда заложник и предполагаемый преступник являются гражданами РФ и когда преступник находится на территории РФ (иными словами, когда в деле нет «иностранного элемента»).

Любое лицо, которое захватывает или удерживает другое лицо и угрожает убить, нанести повреждение или продолжать удерживать другое лицо (здесь и далее именуемое как «заложник») для того, чтобы заставить третью сторону, а именно: государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц — совершить или воздержаться от совершения любого акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложника, совершает преступление захвата заложников по смыслу настоящей Конвенции.

Любое лицо, которое

а) пытается совершить акт захвата заложников или

б) принимает участие в качестве сообщника любого лица, которое совершает или пытается совершить акт захвата заложников, также совершает преступление для целей настоящей Конвенции.

Каждое государство — участник предусматривает соответствующие наказания за преступления, указанные в статье 1, с учетом тяжкого характера этих преступлений.

Государство — участник, на территории которого удерживается захваченный преступником заложник, принимает все меры, которые оно считает целесообразными для облегчения положения заложника, в частности обеспечения его освобождения и содействия, в соответствующем случае, его отъезду после освобождения.

Если какой-либо объект, который преступник приобрел в результате захвата заложников, оказывается в распоряжении государства — участника, это государство — участник возвращает его как можно скорее заложнику или третьей стороне, указанной в статье 1, в зависимости от обстоятельств, или компетентным органам его страны.

Государства — участники сотрудничают в предотвращении преступлений, указанных в статье 1, в частности, путем:

а) принятия всех практически осуществимых мер по предотвращению подготовки в пределах их соответствующих территорий к совершению этих преступлений в пределах или вне пределов их территорий, включая принятие мер для завершения на их территории незаконной деятельности лиц, групп и организаций, которые поощряют, подстрекают, организуют или участвуют в совершении актов захвата заложников;

б) обмена информацией и координации принятия административных и других соответствующих мер для предотвращения совершения таких преступлений.

Каждое государство — участник принимает такие меры, какие могут быть необходимы для установления его юрисдикции в отношении любого из указанных в статье 1 преступлений, которые были совершены

а) на его территории или на борту морского или воздушного судна, зарегистрированного в этом государстве;

б) любым из его граждан или, если указанное государство считает это целесообразным, апатридами, которые обычно проживают на его территории;

в) для того, чтобы заставить это государство совершить какой-либо акт или воздержаться от его совершения; или

г) в отношении заложника, который является гражданином указанного государства, если это государство считает это целесообразным.

Каждое государство — участник аналогичным образом принимает такие меры, какие могут оказаться необходимыми, чтобы установить свою юрисдикцию в отношении преступлений, указанных в статье 1, в случаях, когда предполагаемый преступник находится на территории этого государства, и оно не выдает его какому-либо государству, упомянутому в пункте 1 настоящей статьи.

Настоящая Конвенция не исключает любой уголовной юрисдикции, осуществляемой в соответствии с внутригосударственным правом.

Убедившись, что обстоятельства того требуют, любое государство — участник, на территории которого находится предполагаемый преступник, в соответствии со своими законами заключает его под стражу или принимает другие меры, обеспечивающие его присутствие до тех пор, пока это необходимо для того, чтобы возбудить уголовное преследование или предпринять действия по выдаче. Такое государство — участник немедленно проводит предварительное расследование фактов.

О заключении под стражу или иных мерах, о которых говорится в пункте 1 настоящей статьи, безотлагательно сообщается либо непосредственно, либо через Генерального секретаря Организации Объединенных Наций:

а) государству, на территории которого было совершено преступление;

б) государству, против которого было направлено принуждение или попытка принуждения;

в) государству, гражданином которого является физическое лицо или к которому относится юридическое лицо, против которых было направлено принуждение или попытка принуждения;

г) государству, гражданином которого является заложник или на территории которого он обычно проживает;

д) государству, гражданином которого является предполагаемый преступник или, в случае если он является апатридом, на территории которого он обычно проживает;

е) международной межправительственной организации, против которой было направлено принуждение или попытка принуждения;

ж) всем другим заинтересованным государствам.

Любому лицу, в отношении которого предпринимаются меры, предусмотренные в пункте 1 настоящей статьи, предоставляется право:

а) безотлагательно связаться с ближайшим соответствующим представителем государства, гражданином которого оно является, или которое иным образом правомочно установить такую связь, или, если оно является апатридом государства, на территории которого оно обычно проживает;

б) посещения представителем этого государства.

Права, упоминаемые в пункте 3 настоящей статьи, должны осуществляться в соответствии с законами и правилами государства, на территории которого находится предполагаемый преступник, при условии, однако, что эти законы и правила должны способствовать полному осуществлению целей, для которых предназначаются права, предоставляемые в соответствии с пунктом 3 настоящей статьи.

Положения пунктов 3 и 4 настоящей статьи не наносят ущерба праву любого государства — участника, претендующего на юрисдикцию в соответствии с пунктом 1 «b» статьи 5, просить Международный комитет Красного Креста связаться с предполагаемым преступником или посетить его.

Государство, которое производит предварительное расследование, предусмотренное пунктом 1 настоящей статьи, незамедлительно сообщает о полученных им данных государствам или организациям, упомянутым в пункте 2 настоящей статьи, и указывает, намерено ли оно осуществить юрисдикцию.

Государство — участник, на территории которого предполагаемый преступник подвергается уголовному преследованию, сообщает в соответствии со своим законодательством об окончательных результатах разбирательства Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций, который направляет эту информацию другим заинтересованным государствам и заинтересованным международным межправительственным организациям.

Государство — участник, на территории которого находится предполагаемый преступник, если оно не выдает его, обязано без каких-либо исключений и независимо от того, совершено ли преступление на его территории, передать дело своим компетентным органам для целей уголовного преследования посредством проведения судебного разбирательства в соответствии с законодательством этого государства. Эти органы принимают решение таким же образом, как и в случае обычного преступления тяжкого характера в соответствии с законодательством этого государства.

Любому лицу, в отношении которого осуществляется судебное разбирательство в связи с любым из преступлений, указанных в статье 1, гарантируется справедливое обращение на всех стадиях судебного разбирательства, в том числе пользование всеми правами и гарантиями, предусмотренными законодательством государства, на территории которого оно находится.

Просьба о выдаче предполагаемого преступника в соответствии с настоящей Конвенцией не удовлетворяется, если у государства — участника, к которому обращена просьба о выдаче, имеются веские основания считать

a) что просьба о выдаче за совершение преступления, указанного в статье 1 была направлена с целью преследования или наказания лица по причинам, связанным с его расовой, религиозной, национальной или этнической принадлежностью или политическими взглядами; или

b) что позиции данного лица может быть нанесен ущерб

i) по любой из причин, упомянутых в подпункте «a» настоящего пункта,

ii) по той причине, что соответствующие власти государства, имеющие право на осуществление прав защиты, не могут связаться с ним.

Что касается преступлений, указанных в настоящей Конвенции, положения всех договоров и соглашений о выдаче, применимых между государствами — участниками, изменяются в отношении между государствами — участниками в той мере, в какой они несовместимы в настоящей Конвенцией.

Преступления, указанные в статье 1, считаются подлежащими включению в качестве преступлений, влекущих выдачу, в любой договор о выдаче, существующий между государствами — участниками. Государства — участники обязуются включать такие преступления в качестве преступлений, влекущих выдачу, в любой договор о выдаче, заключаемый между ними.

Если государство — участник, которое обусловливает выдачу наличием договора, получает просьбу о выдаче от другого государства — участника, с которым оно не имеет договора о выдаче, государство, к которому обращена просьба о выдаче, может по своему усмотрению рассматривать настоящую Конвенцию в отношении преступлений, указанных в статье 1, в качестве правового основания для выдачи. Выдача производится в соответствии с другими условиями, предусматриваемыми законодательством Государства, к которому обращена просьба о выдаче.

Государства — участники, не обусловливающие выдачу наличием договора, рассматривают в отношениях между собой преступления, указанные в статье 1, в качестве преступлений, влекущих выдачу в соответствии с условиями, предусмотренными законодательством государства, к которому обращена просьба о выдаче.

Преступления, указанные в статье 1, рассматриваются государствами — участниками для целей выдачи, как если бы они были совершены не только в месте их совершения, но также и на территории государств, которые обязаны установить свою юрисдикцию в соответствии с пунктом 1 статьи 5.

Государства — участники оказывают друг другу наиболее полную помощь в связи с уголовно-процессуальными действиями, предпринятыми в отношении преступлений, указанных в статье 1, включая предоставление всех имеющихся в их распоряжении доказательств, необходимых для судебного разбирательства.

Положения пункта 1 настоящей статьи не влияют на обязательства о взаимной правовой помощи, установленные любым другим договором.

В той мере, в какой Женевские конвенции 1949 года о защите жертв войны или Дополнительные протоколы к этим Конвенциям применимы к какому-либо конкретному акту захвата заложников, и в той мере, в какой государства — участники настоящей Конвенции обязаны в соответствии с вышеупомянутыми Конвенциями преследовать в уголовном порядке или выдать лицо, захватившее заложников, настоящая Конвенция не применяется к акту захвата заложников, совершенному в ходе вооруженных конфликтов, как они определены, в частности, в Женевских конвенциях 1949 года и Протоколах к ним, включая вооруженные конфликты, упомянутые в пункте 4 статьи 1 Протокола 1 от 1977 года, когда народы, осуществляя свое право на самоопределение, воплощенное в Уставе Организации Объединенных Наций и Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, ведут борьбу против колониального господства, иностранной оккупации и расистских режимов.

Настоящая Конвенция не применяется в тех случаях, когда преступление совершено в пределах одного государства, когда заложник и предполагаемый преступник являются гражданами этого государства и когда предполагаемый преступник находится на территории этого государства.

Ничто в настоящей Конвенции не может быть истолковано как оправдывающее нарушение территориальной целостности или политической независимости какого-либо государства вопреки Уставу Организации Объединенных Наций.

Положения настоящей Конвенции не затрагивают применения договоров об убежище, действующих на время принятия настоящей Конвенции между государствами — участниками этих договоров; однако государство — участник настоящей Конвенции не может прибегать к этим договорам в отношении другого государства — участника настоящей Конвенции, не являющегося участником этих договоров.

Любой спор между двумя или более государствами — участниками, касающийся толкования или применения настоящей Конвенции, который не урегулирован путем переговоров, передается по просьбе одного из них на арбитраж. Если в течение шести месяцев со дня просьбы об арбитраже стороны не в состоянии прийти к соглашению по вопросу об организации арбитража, по просьбе любой из этих сторон спор может быть передан в Международный Суд в соответствии со Статутом Суда.

Каждое государство может при подписании или ратификации настоящей Конвенции или при присоединении к ней сделать заявление о том, что оно не считает себя связанным положениями пункта 1 настоящей статьи. Другие государства — участники не будут связаны положениями пункта 1 настоящей статьи в отношении любого государства — участника, сделавшего такую оговорку.

Любое государство — участник, сделавшее оговорку в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, может в любое время снять эту оговорку путем уведомления Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

Настоящая Конвенция открыта для подписания всеми государствами до 31 декабря 1980 года в центральных учреждениях Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке.

Настоящая Конвенция подлежит ратификации. Ратификационные грамоты сдаются на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций.

Настоящая Конвенция открыта для присоединения любого государства. Документы о присоединении сдаются на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций.

Настоящая Конвенция вступает в силу на тридцатый день после даты сдачи на хранение Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций двадцать вторым государством ратификационной грамоты или документа о присоединении.

Для каждого государства, которое ратифицирует настоящую Конвенцию или присоединится к ней после сдачи на хранение двадцать вторым государством ратификационной грамоты или документа о присоединении, Конвенция вступает в силу на тридцатый день после сдачи на хранение этим государством своей ратификационной грамоты или документа о присоединении.

Любое государство — участник может денонсировать настоящую Конвенцию путем письменного уведомления Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

Денонсация вступает в силу по истечении года после даты получения уведомления Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций.

3. Проблемы привлечения к уголовной ответственности

3.1 Разграничение похищения человека и смежных составов преступлений

Похищение человека следует отличать от незаконного лишения свободы (ст. 127 УК), вымогательства (ст. 163 УК), захвата заложника (ст. 206 УК). Основное отличие похищения человека от незаконного лишения свободы состоит в способе посягательства на свободу потерпевшего, похищение всегда сопряжено с захватом (насильственным или без такового) и последующим его изъятием из места постоянного нахождения, противоправным перемещением в другое место и удержанием помимо его воли в изоляции. Одно лишь удержание потерпевшего в неволе, если этому не предшествовало завладение (захват), перемещение, состава похищения человека не образует и рассматривается как незаконное лишение свободы.

Как отмечалось выше, похищение человека может быть сопряжено с вымогательством. Содеянное в таких случаях квалифицируется по совокупности этих преступлений.

Похищение отличается от захвата заложника тем, что факт захвата и удержания потерпевшего, а также предъявляемые требования виновными здесь не афишируются; требование выкупа, адресованное его близким, осуществляется тайно, скрытно от других лиц, а также органов государственной власти; в тайне, как правило, содержится место удержания похищенного; предъявляемые требования выставляются всегда к самому похищенному, его родственникам, друзьям, коллегам по работе, но не государству, какой-либо организации, как это требуется при захвате заложника.

Уголовные кодексы многих зарубежных стран предусматривают ответственность за похищение человека, хотя понятия «похищение» (как и Кодекс РФ) не дают, оно выработано теорией права.

Например, Уголовный кодекс ФРГ содержит группу норм, направленных на защиту свободы личности, при этом ответственность устанавливается дифференцированно в зависимости от свойств потерпевшего, мотивов и цели похищения человека.

К таким нормам прежде всего следует отнести _ 234 «Похищение человека», _ 235 «Похищение несовершеннолетних», _ 239-а «Похищение человека с целью вымогательства». Основной состав похищения человека (_ 234) указывает способы совершения похищения и цель этого деяния: «кто, используя обман, угрозы или силу, похищает человека для того, чтобы поставить его в беспомощное положение или рабство, крепостничество или доставить иностранным военным или морским службам».

Уголовный кодекс Франции выделяет гл. 4 «О посягательствах на свободу лица» и устанавливает строгую ответственность за «арест, похищение, задержание или незаконное удержание лица, совершенные без предписания законных органов власти и вне случаев, предусмотренных законом (ст. 224−1). Таким образом, наказывается любая форма незаконного лишения свободы какого-либо лица. Отягчающими обстоятельствами этих преступлений являются причинение тяжких последствий (увечья, хронического заболевания, смерти), совершение преступлений организованной бандой либо в отношении нескольких лиц, также в отношении несовершеннолетнего до 15 лет (ст. 224−2-224−5). За совершение этих преступлений установлены длительные сроки лишения свободы (от 20 лет уголовного заключения до пожизненного). В случае деятельного раскаяния виновного предусмотрено смягчение наказания.

Ответственность «за незаконное преследование, похищение и удержание» устанавливает Уголовный кодекс Испании (ст. 163−168). Ответственность дифференцируется в зависимости от сроков удержания (например, три дня заточения, более 15 дней); кодекс содержит и отягчающие обстоятельства этих преступлений: похищение с требованием выполнить определенные условия для освобождения похищенного; если незаконное преследование или похищение совершены под видом должностных лиц или потерпевший был несовершеннолетним, недееспособным или должностным лицом при исполнении своих обязанностей.

Предусмотрена ответственность за похищение человека и в странах СНГ, например, ст. 130 У К Таджикистана, ст. 125 У К Казахстана, ст. 123 У К Киргизии. По содержанию нормы, изложенные в этих статьях, аналогичны ст. 126 УК РФ.

Статья 127 У К Литвы ввела специальную ответственность за «похищение или подмен ребенка».

Незаконное лишение свободы (ст. 127 УК). Данное преступление является смежным с похищением человека, поскольку в ч. 1 ст. 127 УК говорится о незаконном лишении свободы, не связанном с похищением человека. Непосредственным объектом преступления является личная свобода человека, а при квалифицированных видах незаконного лишения свободы могут быть и дополнительные объекты: жизнь и здоровье человека. потерпевшим от этого преступления может быть любое лицо.

Объективная сторона преступления выражается в незаконном лишении человека свободы передвижения в пространстве и времени, в противоправном воспрепятствовании выбирать по своей воле место пребывания. Оно может выражаться в лишении потерпевшего свободы передвижения путем насильственного или обманного водворения в закрытое помещение, другой дом, подвал, гараж, на остров и т. д. и удержании в этом месте против его воли, что лишает потерпевшего возможности вести себя по своему усмотрению.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой