Предпринимательство в средневековой Руси

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РЕФЕРАТ

на тему:

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО В СРЕДНЕВЕКОВОЙ РУСИ (IX-XVII вв.)

Санкт-Петербург

Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Торгово-предпринимательская деятельность в Древней Руси
  • § 1. Зарождение предпринимательства
  • § 2. Купеческая торговля
  • Глава 2. Российское предпринимательство в эпоху создания централизованного государства
  • § 1. Российское предпринимательство на этапе создания централизованного государства
  • § 2. Пошлины
  • Глава 3. Российское предпринимательство в эпоху укрепления централизованного государства
  • § 1. Укрепление Москвы. Появление мануфактур
  • § 2. Внешняя торговля
  • § 3. Единая система меры. Переселенческая политика
  • Глава 4. Российские купцы и промышленники XVII в.
  • § 1. Купечество к середине XVII в.
  • § 2. «Агенты» купцов
  • § 3. Деловые отношения
  • Заключение
  • Список литературы

Введение

Колонизация огромных европейских пространств славянами не носила агрессивного характера, не сопровождалось грабежами и истреблением соседних народов. Терпимость и миролюбие привели к установлению добрососедских отношений с малочисленными соседями (меря, чудь и др.). Образование древнерусского государства в 882 г. во многом было обусловлено предпринимательским духом восточных славян. Понятие предпринимательство было введено в обиход Адамом Смитом и означало вид деятельности, направленной на получение прибыли и связанной с риском. Эти главные моменты присутствуют во всех позднейших определениях предпринимательства. Оно может подразделяться на: торговое, промышленное, банковское и прочие виды; быть коллективным или индивидуальным; по масштабам относится к мелкому, среднему и крупному. Однако предпринимательская деятельность не каждому удается, не все способны идти на разумный, оправданный риск ради получения прибыли.

Для развитой стадии предпринимательства характерны тесная связь с рынком, кооперация и разделение труда, самоокупаемость, отсутствие принуждения, свобода выбора способа действий, использование при необходимости наемного труда. В средние века, когда господствовало натуральное хозяйство, рыночные отношения были слабыми, существовало внеэкономическое принуждение, можно наблюдать лишь начальный этап развития предпринимательства. Хотя он и сыграл определенную роль в становлении в буржуазном обществе предпринимательства в «чистом» виде. Древнейшим и главным видом предпринимательской деятельности наших предков была торговля. Торговлей занимались купцы — люди, оформившиеся на Руси в особую профессиональную группу и ставшие затем отдельным сословием.

древня русь предпринимательство купец

Глава 1. Торгово-предпринимательская деятельность в Древней Руси

§ 1. Зарождение предпринимательства

Формирование классовых отношений, укрепление княжеской власти привели к накоплению излишков натуральных продуктов в руках князей и их дружинников, которые собирали дань с местных племен. Существовало два вида дани — полюдье, когда с ноября по апрель князь с дружиной ходили по славянским землям и собирали меха (скору), мед, воск и другие товары. Второй вид дани назывался повози, когда крестьяне сами на лошадях привозили товары на княжеский двор.

Весной (пока была высокой вода) к Киеву приплывали огромные долбленые лодки из Смоленска, Чернигова, Новгорода дозагружались в Киеве товарами, и купцы плыли вниз по Днепру с вооруженной дружиной и княжескими послами к Константинополю и другим греческим городам. Этот путь стали называть «из варяг в греки». Он пролегал через Неву, Ладожское озеро, Волхов, Ловать и Днепр. Взаимоотношения с Византией не всегда были мирными. С IХ по середину ХI вв. киевские князья совершили шесть походов на Константинополь. Они большей частью вызывались стремлением Руси восстановить или поддержать торговые сношения с южным соседом. Походы завершались, как правило, подписанием торговых договоров. Об особенностях торговли русских купцов в Константинополе свидетельствует, например, договор 907 г., заключенный князем Олегом с византийскими императорами (их было тогда два — Лев и Александр.). В нём прежде всего было оговорено, чтобы торговые люди, прибывавшие в Византию из Руси, не «творили пакости», не занимались вместо торговли грабежом и насилием. Видимо, в целях предосторожности приезжавшим купцам разрешалось жить только в предместье, у монастыря св. Мамы, но не в самой столице. Они предварительно переписывались греческими властями и могли войти в город только через одни, специально для этого выделенные, ворота. Ставилось также условие, чтобы купцы и их слуги были без оружия; входить в город они могли группой не более 50 человек, в сопровождении «царева мужа», т. е. местного чиновника. Наконец, русским купцам не разрешалось зимовать в пределах Византии. Вероятно, византийцы побаивались прибывших, даже приходивших на законных основаниях. Уже в этих договорах купцов, торговавших за границей, называли «гости». Эта была элита русского купечества, просуществовавшая до первой четверти XVIII в.

Наряду с Византией, русские купцы торговали с Хазарским каганатом, возникшим в VII в. (его власть простиралась от Крыма и Каспия до средней Волги; столицей Хазарии был город Итиль в устье Волги, рядом с современной Астраханью); со странами Востока.

Главными предметами торговли русского купца являлись хлеб, мед, воск, меха. Следует заметить, что меховая одежда была в большой моде при дворе халифов и у богатых арабов. Со своей стороны, восточные купцы предлагали украшения, вина и пряности, пользовавшиеся устойчивым спросом на Руси. Кроме того, через хазар на Русь поступало серебро и серебряные арабские деньги дирхемы, которые имели широкое распространение в Киевской Руси. Путь по Волге называли «из варяг в хазары».

Примерно в ХI в., ко времени уже довольно широких деловых операций с участием арабских, византийских и западноевропейских купцов, возрастает значение Киева как центра посреднической торговли между Западом и Востоком. Транзитная торговля через южную Русь еще более оживилась после того, как норманны и венгры перекрыли пути по Средиземноморью и Южной Европе.

В 988 г. Русь приняла православное христианство, это возвысило ее авторитет среди других народов Европы и Азии. Точно выбранной с экономических позиций религии впоследствии не потребовались реформы, как это произошло с католичеством, поскольку православие не подавляло, а развивало предпринимательский интерес. Русская церковь относилась к торговле покровительственно. Христианские храмы предпочитали строить в наиболее людных местах: в местах торгов у стен городов — на погостах (от слова «гостьба» — торговля). Туда сходились звероловы, смолокуры, ремесленники и прочие «промышленники». В подвалах церквей хранился необходимый для торговли инвентарь, складировались товары, сберегались торговые договоры. Монастыри вели самостоятельную хозяйственную жизнь. Церковь брала на себя ответственность за поддержание порядка в торговле, провозглашая каждый обман в сделках грехом. На первых порах торговля проходила прямо в храмах. Позднее она была вынесена на обширные прицерковные площади. Торговля была как ярмарочная (обычно сезонная), так и базарная (регулярная, по выходным и праздничным дням). В самом Киеве насчитывалось 40 церквей и 8 рынков. Рынок — торг, торжище, торговище — занимал центральное место в русском городе. Здесь проходили народные собрания, делались все важнейшие сообщения (в том числе закликались распоряжения князя), узнавались новости. Торговые операции могли осуществляться на рынке только при свидетеле — весовщике, собиравшем весовой сбор в пользу местного князя. Пользоваться собственными весами торговцам не разрешалось. Официальные меры длины (локоть и т. д.), а также коромысловые весы хранились в церквях под надзором епископов. На социальной лестнице представители купечества стояли следом за боярством, дружинниками и чиновниками князей. Согласно «Русской Правде» Ярослава Мудрого их жизнь оценивалась в 40 гривен серебра либо в 10 гривен — по договору Новгорода с немецкими городами 1191−1192 гг.

§ 2. Купеческая торговля

С середины XI в. характер купеческой торговли меняется. Половцы и турки — сельджуки перехватили пути на юг и на восток. Торговые связи Западной Европы и Ближнего Востока вновь перемещаются в Средиземноморье. Торговое значение Киева падает, на первое место с усилением значения деловых связей по Балтике и Волге выходят Новгород, Полоцк, Смоленск, Владимир-на-Клязьме. На изменение направлений торговой деятельности повлиял и подъем ремесленного производства в русских городах. Видное место в ассортименте купцов, в том числе и гостей, занимают изделия русских мастеров.

На зарубежные рынки вывозились главным образом меха, рабы, воск, мед, лен, полотно, серебряные изделия. Говоря о торговле в Киевской Руси, нельзя не указать на то, что наши предки пользовались в основном иностранными деньгами. В VIII-Х вв. это были арабские дирхемы, поступавшие из Хазарии, но в конце Х — начале XI вв. их поступление на Русь прекратилось. Причинами этого были, во-первых, прекращение торговли по Волге из-за разгрома Хазарского каганата, а во-вторых, прекращение чеканки серебра на Востоке в XI в. («Серебряный кризис»).

Крайне редкими в этот период были монеты Византийской империи — серебряные «милиарисии» и золотые «солиды». (Последние серьезно повлияли на создание древнейших русских монет.) Первая попытка создать русскую монету была предпринята

только в конце Х в. Первый рубль появился в ХIII веке. Это был удлиненный брусок серебра весом приблизительно в 200 грамм, грубо обрубленный по концам. Разрубленный пополам он стал называться полтина (половина), а деленный на 4 части — четверть. От слова «гривна» позднее образовалось слово «гривенник», т. е. одна десятая доля рубля.

К началу ХIII в. внешнеторговые операции русских купцов настолько укоренились, что их не смогли прервать даже вторжение монгольских орд и крестоносцев. После установления золотоордынского владычества на Руси резко возросло значение торгового пути через Балтику. Деловые связи новгородцев с немецкими купцами имели здесь давнюю историю. Еще в ХII в. в Новгороде появляются два иноземных гостиных двора: готский (Готландский) с церковью св. Олафа (построена 1152 г.) и немецкий с церковью св. Петра (1184г.). К этому времени среди новгородских купцов существовали свои корпоративные объединения. Сохранился устав Ивановской общины, объединявшей крупных торговцев воском («вощников»). Ивановская община была органом торгового управления и напоминала западноевропейскую гильдию. При церкви существовала дума по делам торговли и купеческого суда. Здесь же хранились меновые орудия: весы из двух чашек для воска, безмен для меда, локоть для сукна и рублевая гривенка для взвешивания благородных металлов. Ивановскому суду были подсудны все дела, возникавшие между иноземными и новгородскими купцами, в том числе и уголовного характера. С ХIII в. балтийский путь оказался в руках посредников — купцов Ганзейского союза. Членами союза, помимо северогерманских городов во главе с Любеком, являлись Рига, Ревель (Таллинн), Дерпт (Тарту). Для новгородских купцов основным торговым партнером стал Ревель, для псковских и смоленских — Рига. Ганзейцы обладали монопольными правами на посредническую торговлю между странами Западной Европы и Новгородом. Вместе с тем и новгородцы не стеснялись ограничивать права немецких купцов, запрещая им розничную торговлю в городе и доступ в другие русские города. Все оптовые сделки обязательно должны были заключаться при посредничестве местных торговцев. Позже в Новгороде были открыты Псковский, Тверской, Полоцкий, Смоленский и другие дворы. Приезжие купцы обязаны были жить в гостиных дворах — селиться вне их запрещалось.

Глава 2. Российское предпринимательство в эпоху создания централизованного государства

§ 1. Российское предпринимательство на этапе создания централизованного государства

В этот период центром русского предпринимательства сохранился Новгород. Торговля здесь основывалась на эксплуатации богатейших лесных промыслов, скупке сырья по всей Руси для вывоза в ганзейские города, торговли с Поволжьем. Диктат Ганзейского союза осложнял торговлю с европейскими городами, но не прекращал ее.

Меха оставались главным русским товаром и нередко заменяли деньги, а также шли на одежду, которая не только защищала от холода, но и служила знаком социального статуса. Так, низшие сословия носили козьи и овечьи меха, высшие же слои одевались в шубы лисьи, бобровые, беличьи, собольи. Духовенство и купцы шли рангом ниже и носили медвежьи и волчьи шубы.

Массовый спрос на пушнину на внешнем и внутренних рынках побуждал новгородских купцов заниматься скупкой мехов по всему северу европейской части России и даже в Сибири. Это занятие требовало немалой смелости и навыков в ратном деле, поэтому в ХIV-XV вв. возникала категория купцов-ратников, которых именовали ушкуйниками. Отряды этих полукупцов-полуратников на весельных судах совершали походы по северным рекам и Волге. Подобная деятельность была для средневековой Европы делом распространенным. Большое значение для новгородцев имел рыбный промысел, т.к. соленая и сушеная рыба являлась удобным продуктом во время дальних торговых поездок. Помимо рыбы в пищу широко применялось мясо. В связи с этим появилась большая потребность в соли. Солеварницы существовали ранее, теперь же их количество возросло. Соль стали варить в районе Торжка, Старой Руссы, в бассейне Северной Двины. Из-за высоких рыночных цен на соль этот промысел был очень выгоден.

Процесс варки соли был несложным: в богатых солью местах копали колодцы, откуда солярный раствор черпали и выпаривали в больших кованых сковородах — ценах или просто в котлах. Обилие дров делало выпаривание быстрым и довольно дешевым.

Большую роль в экономическом развитии Руси сыграло перенесение центра политической и экономической жизни из южных районов на северо-восток — междуречье Оки и Волги. Наряду со старыми городами (Ростов, Владимир, Суздаль, Муром) в ХI-XII вв. возникли новые торговые центры: Москва, Кострома, Тверь. Сюда с юга переселялись беженцы, удобное расположение благоприятствовало развитию торговых связей. Увеличилась запашка новых земель, появлялись всевозможные ремесла. Возникал реальный центр возрождавшегося Русского государства, который стал оплотом борьбы против татаро-монгольского ига.

В XIII в. у слияния Волги и Оки возник Нижний Новгород, ставший центром торговли с южными и северными районами Руси. Устанавливались международные торговые связи с

городами на берегах Азовского и Черного морей. Центром торговли с крымскими татарами стал город Сурож (Судак). Именно отсюда идет название русских купцов, торговавших через Сурож с итальянскими, турецкими городами в XIV—XVI вв., гости сурожане. Это название означало наивысшую ступень купеческого сословия того времени, обладавшего большими привилегиями, дарованными им великими князьями, а затем и русскими царями.

В XIV в. Москва, Тверь из небольших периферийных городков Владимиро-Суздальского княжества превратились в крупные центры ремесла и торговли. В ремесленном производстве продолжились процессы углубления, специализации и упрощения технологии производства, что привело к удешевлению изделий массового спроса для рыночного сбыта. В эпоху татаро-монгольского ига на Руси появляются сложные по технологии изготовления ремесла — массивное литье колоколов, пушек, чеканка монет, водяные мельницы. Часть из них работала на рынок, другая часть — на заказ (изготовление оружия, монет, колоколов). Ремесленники объединялись и селились по специальностям, о чем говорят названия улиц во многих русских городах (Кузнечная, Щитная, Шорная), а также названия слобод, сотен и т. д. В ряде районов Новгородской земли, Подмосковья развивалась железоделательная промышленность. Добывали болотную железную руду и плавили железо. Зачастую этим занимались оброчные крестьяне, которые образовали простую кооперацию, чаще всего состоящую из членов семьи или из наемных рабочих.

Нередко ремесленники, занимавшиеся изготовлением и сбытом своей продукции, становились профессиональными купцами. Разбогатев на торговых операциях, они бросали ремесло, но сохраняли за собой название прежнего рода деятельности. Так, среди ограбленных в 1489 г. в Литовской земле русских людей упоминаются: «Митя кожевник», «Андрюша бронник», «Степа вощеник», «Софоник Левонтиев сын игольник». Помимо профессиональных купцов, ремесленников, городских жителей, свободных крестьян, в торговлю втягивались в XIV—XV вв. зависимые от феодалов люди, в том числе и холопы. Нередко купцы, помимо собственных товаров, везли имущество, принадлежавшее князьям и боярам. Это фиксировали в своих записях существовавшие между различными землями таможни, на которых взимались таможенные сборы. Даже монастыри, несмотря на запреты заниматься торговлей и ростовщичеством белому и черному духовенству, втягивалась в торговые операции. Их при великом князе Дмитрии Донском и его сыне освобождали от уплат торговой пошлины. Особенно активную торговлю вели подмосковный Троице-Сергиевский, суздальский Спасо-Евфимьев, вологодский Глушецкий, Кирилло-Белозерский и другие монастыри.

§ 2. Пошлины

С конца XII по XIV вв. на Руси был безмонетный период. С формированием Московского государства (XIV в.) возобновилась чеканка русских монет. Великий князь Дмитрий Донской стал перечеканивать татарскую серебряную монету — денгу, затем в процесс включились и другие княжества. Господствующей денежной единицей в русских княжествах стал серебряный рубль, полученный из нарубленной на мелкие кусочки и расплющенной серебряной палочки. Монеты были неправильной формы, весили в большинстве случаев около 0,25 фунта серебра, но иногда значительно меньше. Поэтому при заключении сделок деньги обязательно взвешивались. В рубле содержалось 100 денег, 6 денег равнялись алтыну, в одной деньге было 4 полушки. В обращении использовались иностранные монеты, которые принимались на вес из расчета 0,25 фунта серебра за рубль, золото оценивалось в 12 раз дороже. Большое количество княжеств порождало множество торговых пошлин. Основным видом пошлин оставалось мыто, введенное еще в древнерусском государстве. Это была плата с воза или лодки за пропуск к месту торговли, т. е. таможенная пошлина. За торговлю в церкви собиралась десятина (10% от стоимости товара). Мыто собиралось в разных местах по нескольку раз и было небольшим. Кроме мыта и десятины во время ордынского ига взимался сбор с капитала — тамга, уплачиваемая с объема продаж, при этом торговля изделиями собственного производства не облагалась. Размеры тамги тоже были неодинаковы, но, как правило, она составляла 7 денег с рубля от объема реализации. Воск облагался по 4 деньги с пуда. За уклонение от уплаты мыта взыскивалась пеня, называвшаяся «промыт», за уклонение от уплаты тамги — «протаможье». Ряд пошлин взимался не в казну, а на благоустройство самой торговли: на создание складов, весов; на оплату и содержание караула при складах; на услуги по клеймению и пр. Такие пошлины обычно рассчитывались от натурального объема товара, но частично и от стоимости. Когда пошлина взималась с меры, она называлась «померное». Так, для измерения соли была особая мера — «плошка» или «противень», соответственно назывался и померный налог. С веса товаров взыскивалась пошлина «весчее» или «контарное» (контарь — весовая единица в 3 пуда). Весчее уплачивалось с металлов, воска, меда и др., по каждому виду товаров размеры весчего различались. С продаж скота взималось «лисчее» за записку от сделки (такие записки сохранялись даже в ХIХ в.). С продаж лошадей брали «пятенное», т. е. за наложение пятна (тавра) на каждую проданную лошадь. Пошлины подразделялись на даражские и таможенные. Первые уплачивались на заставах, при этом тамга не взыски — валась; таможенные — непосредственно в городах вместе с тамгой. Даражские пошлины брали с транзитных товаров, таможенные — только при поступлении товара на рынок. От уплаты пошлин освобождалось только духовенство, остальные торговцы независимо от сословия обязаны были платить. Однако в некоторых случаях в виде награды за особые заслуги отдельные лица или даже определенная часть населения могли получить привилегии, освобождающие от уплаты пошлин, что оформлялось соответствующей грамотой. Система пошлин была чрезвычайно сложна и обременяла не столько размерами платы, сколько многообразием видов. Ее усложняла также произвольность установления застав (а соответственно и взимания мыта). Их установление и отмена целиком зависели от воли князя. Торговцы никогда не могли заранее спланировать размер налогов и потому завышали цену, чтобы в любом случае остаться с прибылью. Во внешней торговле дело обстояло проще. Иностранцы русские товары вообще не облагали пошлиной ввиду их высокой прибыльности, соглашаясь с уплатой экспортных пошлин на русские товары. Ганза, сама платившая пошлины при ввозе, пошлины на русские товары не устанавливала. Пошлины на Двине, на Дону и на Волге не взимались ни с ввозимых, ни с вывозимых товаров. Татары довольствовались подарками от русских купцов, никаких пошлин ни взимали.

Глава 3. Российское предпринимательство в эпоху укрепления централизованного государства

§ 1. Укрепление Москвы. Появление мануфактур

Укрепление Москвы, стоявшей в узловом пункте русской торговли, где проходили речные пути, связывавшие бассейны Волги, Оки, других, более мелких, рек, во многом происходило благодаря рачительной, практичной политике московских князей. Иван Данилович Калита («калита» — кожаный кошель с деньгами) стал примером для последующих поколений московских князей-собирателей. Они смогли не только заполучить право на сбор ясака — дани для Орды, но и завоевали великокняжеский престол. Формирование централизованного государства требовало надежных источников для пополнения казны. В то время их было не так много — торговля и налоги на торговлю и ремесло. Отсюда происходит прямая заинтересованность великокняжеской власти в расширении хозяйственной деятельности и торговли, особенно внешней. Присоединение Иваном III Новгорода к Москве подорвало монополию Новгорода на торговлю со странами Европы и ликвидировало экономическое давление Ганзейского союза на русское купечество. Проявлявшиеся недовольства новгородцев против власти Москвы завершились карательной экспедицией, в ходе которой 150 бояр были казнены, 50 богатейших новгородских купцов с семьями были переселены во Владимир, около 10 тысяч зажиточных семей высланы в Нижний Новгород и другие города близ Москвы.

Централизация и репрессивные меры первых московских государей против Новгорода, Твери, Торжка и других городов нанесли серьезный урон представителям купечества, которых грабили «государевы слуги». С другой стороны, более сильное государство своим авторитетом обеспечивало поддержку купцам, торговавшим с заграницей. Это касалось гостей-сурожан, которые формировали караваны и везли товары из Крыма в Москву и обратно. Именно в их среде впервые появилось складничество, когда от трех до пяти человек объединяли свои капиталы для закупа товаров. Кто-то из них привозил товары из Крыма, другие в это время торговали ими в Москве или в других городах Московского государства. В торговле с южными и восточными странами были заняты люди самого разного достатка. Одни закупали товар на несколько десятков рублей, у других оборотный капитал исчислялся тысячами. Кто-то вообще брал чужие деньги в кредит, как, например, знаменитый своим беспримерным путешествием «за три моря» в Индию тверской купец Афанасий Никитин. Среди наиболее зажиточных купцов-сурожан XV в. встречаются фамилии Ховриных, Шиховых, Бобыниных, Ермолиных. Купцы в России не только торговали, но и занимались организацией производства в реальном секторе экономики. Например, подобия рассеянной мануфактуры, когда предприниматели распределяли заказ производителям-надомникам, получая в итоге готовый товар (так, в одних домах лен мяли, чесали, в других пряли пряжу, в третьих ткали, в четвертых белили и красили, выдавая заказчику готовое к продаже полотно), появились в Новгороде еще в XIV в., примерно в одно время с шерстяными мануфактурами Франции. Некоторые из них приобретали земельные вотчины, строили в Москве кирпичные сооружения, храмы. Наряду с расширением торговли, московские государи уделяли внимание производственным проблемам. Для решения государственных задач (вооружение войска, удовлетворение потребностей двора, чеканка денег и др.) требовались новые предприятия. Мелкое ремесленное производство уже не могло удовлетворить спрос на такую продукцию. Нехватка крупных частных капиталов и их сосредоточение преимущественно в сфере обращения побуждали правительство активно включаться в производственную деятельность, организовывая казенные мануфактуры. (Мануфактура — предприятие, основанное на разделении труда и ручном ремесленном производстве.)

В 1479 г. в Москве был построен литейный Пушечный двор, на котором к середине XVII в. работало свыше 100 человек и отливалось ежегодно до 200 пушек. Это была мануфактура, использовавшая четыре группы квалифицированных рабочих и несколько групп подсобных рабочих. Были созданы также Печатный, Хамовный и Монетный дворы, Оружейная палата, изготовлявшая мушкеты, карабины, пистолеты, Серебряная палата, кирпичные заводы, типография. На Монетном дворе, основанном в 1654 г., было занято более 500 человек Подобного рода казенные предприятия, работавшие для удовлетворения дворцовых потребностей, были распространены и в странах Западной Европы (мануфактуры Генриха Бурбона и Кольбера во Франции, елизаветинские мануфактуры в Англии). Нужды двора обслуживали дворцовые мануфактуры. Как и в Западной Европе, эти предприятия производили предметы роскоши: бархат, тонкое полотно, тонкой выделки кожу — сафьян, стекло и др. Уровень мастерства работников таких мануфактур был очень высок. Но это было производство не на рынок, а исключительно на заказ царского двора, и поэтому оно не могло способствовать развитию рыночных отношений. Частное предпринимательство было тесно связано с государством. При этом государство охотно обращалось к иностранному опыту. Приглашали иностранных мастеров, которые на средства казны налаживали производство товаров государственного спроса. Еще Иван Грозный дал разрешение англичанам искать руду и строить завод на Вычегде. Условиями соглашения было обучение русских людей металлургическому делу, обязательство продажи казне железа по твердой цене, хотя разрешался и вывоз металла в Англию с уплатой пошлины.

Принявший русское подданство голландец Андрей Денисович Виниус, занимавшийся вначале хлебной торговлей на архангельском севере, получил ссуду на строительство железоделательных и чугунолитейных заводов. В 1632 г. он основал Тульский железоделательный завод, к 1637 г. — еще два завода, образовавшие единый комплекс. Оружие и пушки Виниус поставлял в казну, а прочие товары имел право продавать. Дело его продолжил Петр Гаврилович Марселис, который совместно с Ф. Акемой продолжил строительство тульских заводов и, кроме того, построил 4 завода в Кашире. Марселис получил в 1644 г. жалованные грамоты на организацию железоделательных заводов на реках Ваге, Костроме, Шексне, в 1665 г. — на разработку медных руд в Олонецком крае. В 1646 г. за успехи в металлургии Виниус был возведен во дворянство.

Постройка иностранцами частных железоделательных заводов стала первым важным шагом на пути создания крупного промышленного производства. На этих заводах применялись простейшие механизмы, вододействующие установки. Рабочая сила вербовалась в основном по найму, хотя также «по государеву указу» привлекались ремесленники дворцовых слобод. Рабочие получали жалованье денежное и продуктами. Подати, приходившиеся на работников мануфактур, предприятие уплачивало готовой продукцией — железом и оружием. Новые экономические процессы находили отражение в натуральном хозяйстве вотчин, где стали складываться предпосылки рыночных отношений. Выросшие на базе крестьянских промыслов вотчинные мануфактуры, первоначально обслуживавшие внутренние потребности хозяйства, приобретали в ряде случаев значительные масштабы. Это позволяло им выходить на уровень регионального и даже национального рынка. Известны многочисленные предприятия боярина Б. И. Морозова, располагавшиеся в основном близ Нижнего Новгорода: железоделательные, поташные, винокуренные, кожевенные, кирпичные. Подобные производства были заведены многими представителями аристократии: Милославскими, Черкасскими, Трубецкими, Одоевскими. На этих предприятиях использовался труд крепостных. Дешевая рабочая сила повышала прибыльность, но одновременно тормозила совершенствование производственного процесса. Вместе с тем в середине XVII в. крепостные крестьяне стали уходить в отход и работать по найму. Это стало результатом распространения денежной ренты в процессе развития рыночных отношений и повышения потребности крепостников в денежных средствах. Развитие мелкотоварного производства выдвигало из среды мастеровых удачливых ремесленников, ставших впоследствии владельцами крупных промышленных предприятий. Значительное число крупных заводчиков вышло из среды мелких промышленников Тулы, Ярославля, Вологды и других городов.

Уже в конце XVII в. бывший тульский кузнец Никита Антуфьевич Демидов выстроил близ Тулы свой первый завод. Однако крупное производство не могло развиваться быстрыми темпами. Торговый капитал был еще не готов вкладывать свои средства в промышленную сферу, поэтому вся тяжесть удовлетворения потребностей в промышленных изделиях падала на ремесленников. Но они не в состоянии были обеспечить все возрастающие потребности знати, особенно в предметах роскоши. Удовлетворение этих потребностей, как и в предыдущие периоды, легло на плечи внешней торговли.

§ 2. Внешняя торговля

Великие географические открытия, захват турками-сельджуками торговых путей сместили торговые связи на запад. Европа осуществляла торговлю с Индией, используя морской транспорт. Попытке России завоевать свободу в торговле на Балтийском море мешали Ганзейский союз, державший там монополию с XIII в., а затем и политика Польши, Ливонии и Швеции, опасавшихся укрепления России. Это привело к сокращению внешней торговли через Балтику. Новые пути торговли с Россией были открыты англичанами, которые открыли русские земли, обогнув Кольский полуостров и войдя в Белое море еще в 1523 г. Позднее они решили освоить Северный морской путь, мечтая в обход Азии проникнуть в Китай и Индию. В 1552 г. англичане снарядили три судна под командованием Х. Уиллоуби, X. Дерфорта и Р. Ченслера. Весной 1553 г. эти корабли вышли в Ледовитый океан. Два корабля — под командованием Виллоуби и Дерфорта — были унесены бурей к берегам Лапландии и затерты льдом. Весь их экипаж погиб от холода и голода. Третье судно, «Благое предзнаменование», под началом Ченслера было загнано бурей к Двинской губе и 24 августа 1553 г. Благополучно пристало в устье Двины у монастыря Св. Николая. Холмогорский воевода Макаров гостеприимно встретил гостей и послал донесение Ивану IV в Москву. Затем сам Ченслер поехал в Москву и вручил царю грамоту от имени Эдуарда VI, специально заготовленную для государей, в земли которых могла быть заброшена экспедиция. Иван Грозный предоставил английским купцам право торговать в Московии наравне с голландцами.

По возвращении Ченслера в 1554 г. в Лондон была создана акционерная компания по торговле с Русью, названная Московской. Она получила у королевы Марии I (пришла к власти в 1553 г.) хартию на исключительное право торговли с Московским государством. При этом всякая попытка нарушить монополию компании наказывалась конфискацией товара. Кроме торговли агенты компании должны были заниматься изучением спроса и предложения на новом рынке, описать денежную систему, меры веса, объема и длины, использующиеся в торговле, а также нравы и обычаи местного населения. В 1555 г. Иван IV даровал Московской компании льготные грамоты на свободный въезд в Москву и выезд из нее и пожаловал дом на Варварке для устройства торгового подворья. Компания начала свою деятельность. В 1561 г. ей была разрешена беспошлинная торговля в Казани, Астрахани, Ругодиве (Нарве), Дерпте, транзитная торговля с Персией, торговля в Болгарии. Были устроены торговые дворы в Холмогорах и в Вологде, в Холмогорах была построена прядильня, а в Вологде — канатная мануфактура. Московская компания в больших объемах вывозила в Англию русское сырье для оснащения английского флота (пеньку, смолу, корабельные снасти, крупные канаты) и ввозила в Московию английские мануфактурные товары, главным образом сукна и металлические изделия. Одновременно к обоюдной выгоде началась англо-русская транзитная торговля азиатскими товарами. Остальным иностранцам был запрещен въезд Северным путем. Исключительная выгодность русской торговли высоко ценилась англичанами. Открытие морского пути в Московию они приравнивали к открытию морского пути в Индию, а открытие самой Московии — к открытию Америки.

Позднее к торговле с Россией присоединились голландцы, французы. В 1584 г. в устье Северной Двины был основан город Архангельск, который стал основным торговым портом с заграницей вплоть до строительства Санкт-Петербурга. Еще при Иване III возобновилась торговля с греками. Поводом послужил массовый приезд греков в Россию после бракосочетания Ивана III с Софьей Палеолог в 1472 г. Это событие усилило европейское влияние на культуру и экономические связи Московии. Грекам и молдаванам было не только разрешено беспошлинно торговать и иметь торговые дворы в Москве и Путивле, но даже предоставлено из казны довольствие (корм): мясо, свечи и дрова. Греки привозили в основном драгоценные камни, жемчуг и другие предметы роскоши, вывозили ценные легкие меха.

В московский период сохраняла важное значение и азиатская торговля. Установились тесные торговые связи с хивинцами, бухарцами, персами, шамаханцами, крымскими татарами, ногайцами. Этому способствовало присоединение Казани в 1552 г. и Астрахани в 1556 г. Уже в 1557 и в 1558 гг. Москву посетили посольства от ханов хивинского и джагатайского, было заключено торговое соглашение. В результате в Астрахани возник оживленный рынок пушнины, азиатских и европейских товаров. В 1563 г. был подписан торговый договор с Шамахой, в 1569 г. — с Бухарой. Первой из европейских стран Россия подписала равноправный торговый договор с Китаем (Нерчинский договор 1689 г.). Русские купцы тоже часто посещали Хиву и Бухару. Отношения складывались дружественные и омрачались лишь грабежами, которыми занимались казаки и кочевники. В Астрахани находилось Бухарское подворье, куда поставлялись также индийские товары. Армяне торговали в Астрахани персидскими товарами. Хивинцы и ногайцы поставляли степные товары: лошадей, кожи, сало, овчины. Поскольку государство и сами цари принимали непосредственное участие во внешней торговле, то проводилась политика устранения конкурентов как внешних, так и внутренних. Это привело к введению казенной монополии на продажу ряда особо прибыльных товаров. Иван Грозный к заповедным товарам отнес хлеб, пеньку, ревень, поташ, смольчуг, икру и др. В определенные годы либо вводились ограничения на торговлю некоторыми товарами, либо запрещался их вывоз в отдельные страны. Например, вывоз воска и соли был запрещен в Ливонию, воска, сала и льна — в Швецию. Право торговли отдельными товарами нередко отдавали на откуп с целью единовременного пополнения бюджета.

Существенные ограничения на частную коммерческую деятельность накладывало государство, стремившееся поставить под свой контроль этот выгодный бизнес. Согласно установленному порядку, любой ввозимый иностранным купцом товар предъявлялся специальным должностным лицам, которые составляли его опись и отбирали часть для царской казны. Предполагалось, что эта часть покупалась государством и должна была быть полностью оплачена, однако ввиду многочисленных злоупотреблений товар чаще оплачивался не полностью. Оставшаяся часть товара после уплаты ввозных пошлин допускалась к свободной реализации. Такой порядок снижал обороты торговли с иностранцами, а также побуждал последних к завышению цен, в которые закладывался риск потерь. Значительный ущерб торговле наносили также многочисленные привилегии отдельным иностранным гражданам за особые заслуги, состоявшие обычно в посредничестве при установлении связей с иностранными правительствами, переводах, участии в посольствах. Так, в 1653 г. взяли на откуп вывоз юфти и конопли голландские купцы Фоглер и Кленк. В 1649 г. смола беспошлинно была отдана на откуп Виниусу. При этом нарушались нормальные условия торговли и использовались методы недобросовестной конкуренции. Например, в 1618 г. нидерландский резидент Исаак Масса доносил своему правительству, что ему удалось осрамить англичан перед московским правительством.

§ 3. Единая система меры. Переселенческая политика

Становление централизованного государства позволило приступить к созданию единой системы мер и весов, необходимой для успешного развития товарообмена. На Руси меры веса, объема и длины были самыми разнообразными и отличались большой неточностью. Часто, особенно в отдельных регионах, чувствовалось иностранное влияние, что объясняет использование таких единиц измерения, как фунт, ласт и пр. Высшая единица веса — берковец — содержала 10 пудов, в пуде (16,38 кг) было 40 гривен (фунтов); в гривне (409,5 г) — две гривенки скаловые; в скаловой гривенке (204,8 г) — 48 золотников; в золотнике (4,266 г) — 25 почек, позднее 96 долей. Для определения веса использовались весы, безмены, контари, терези и скалы. Безмены — простейшие рычажные или пружинные весы. Терезями назывались большие базарные весы для взвешивания целых возов. Скалами назывались маленькие аптекарские весы для взвешивания золота, серебра, драгоценных камней и аптечных продуктов. Сыпучие продукты измерялись по объему, а не весовым способом. Имелись специальные меры объема сыпучих продуктов, сохранившие свое значение вплоть до ХIХ-ХХ вв.: оковы (бочки), четверти, осьмины и четверики. Линейные меры составляли версты, сажени, аршины и локти. Жидкости измерялись бочками, котлами, ведрами (12,32 л), жбанами, корчагами, ендовами, кружками, чарками и т. д. Эти меры в большинстве своем были неопределенными. Как сейчас мешок может составлять 40 кг, а может — 50 кг, так и тогда котел мог быть меньше трех ведер, а мог быть свыше 20 ведер. Так же дело обстояло с остальными мерами. Поэтому цена назначалась в каждом конкретном случае.

Ввиду неточности мер в расчетах царил беспорядок и произвол, сделки совершались в основном на глаз. Купцы обычно покупали товар возами, лодками, стругами, целыми складами, не стремясь к точным подсчетам. Существовало даже поверье (говорят, позаимствованное у восточных народов), что точное измерение вредит торговому счастью. Этим, кстати, пользовались европейские купцы, обмеривавшие и обвешивавшие русских. Плутовали и русские купцы; порядочность и честность в совершении сделок, контролировавшиеся в прошлые периоды церковью, забывались. Образование централизованного государства и формирование национального рынка требовали создания единой денежной системы. В период феодальной раздробленности отдельные княжества и земли самостоятельно чеканили самые разные денежные знаки, на денежную систему Руси оказали существенное влияние и татарские деньги. Деньга Московского княжества сохраняла свое значение и в годы формирования централизованного государства, хотя постепенно обесценивалась. При Дмитрии Донском деньга весила 24 доли (1,06 г), при Иване III — уже не более 9 долей (менее 0,4 г). К началу XVI в. монеты потеряли еще примерно 15% своего веса. Новгородская деньга — новгородка — весила вдвое больше, чем московская, — московка. В Новгороде к чеканке денег вообще относились более строго, чем в Москве, хотя начали ее только в XV в. До этого в обращении ходили заграничные денежные знаки. При Иване III из гривенки (48 золотников серебра, равные примерно 204,8 г) чеканилось 260 монет-новгородок. Таким образом, монета имела весовое содержание 0,786 г серебра.

Денежную систему упорядочили только в 1535 г. — во время регентства Елены Глинской — матери Ивана Грозного. Были введены стандарты веса, оформления и соотношения денежных знаков. Из гривны серебра стали чеканить 300 денег (вес новой монеты составлял 0,68 г). На этих монетах было изображение Георгия Победоносца с копьем, они стали называться копейными, или копейками. Оставались в обращении и прежние московки, на которых сохранилось изображение всадника с мечом (мечевые деньги). Копейки были примерно вдвое тяжелее мечевых денег, на рубль уходило приблизительно 16 золотников серебра. Более мелкие монеты — полушки — равнялись 0,5 московской деньги и имели изображение птицы. С появлением копеек полушки стали составлять 0,25 копейки. С XV в. чеканилась серебряная монета алтын, которая равнялась 6 московкам, после реформы она приравнивалась 3 копейкам. Только в конце XVI в. на монетах начали чеканить год выпуска «от сотворения мира». Развитие внутреннего и внешнего рынков усиливало потребность в средствах обращения, а отсутствие собственных месторождений благородных металлов вызывало серьезные затруднения. В этих условиях государство справедливо рассматривало в качестве основного их источника внешнеторговую деятельность и активно занималось ею. Доходы от казенных монополий во внешней торговле и таможенные пошлины поступали в иностранных серебряных монетах. С 1654 г., при Алексее Михайловиче, иностранные серебряные деньги — иоахимсталеры (ефимки) — стали перечеканиваться с выгодой для государства в русскую монету. При реальном содержании серебра на 42 копейки из одного иоахимсталера получали при перечеканке 64 копейки.

С целью создания единого всероссийского рынка и в то же время, борьбы с сепаратизмом великокняжеская, а затем и царская власть продолжали проводить широкую переселенческую политику. Как отмечалось ранее, после присоединения Новгорода к Московской Руси в центральные районы страны была переселена большая группа новгородских купцов. При Иване Грозном из Новгорода в Москву выехало 145 семей, через два года — еще 100 семей. Видимо, из этих переселенцев и образовалась в Москве влиятельная «Новгородская сотня», известная с конца XVI в. Произведен был также свод, то есть переселение, из Пскова после присоединения его в 1510 г. к Московскому государству. Эти переселенцы образовали свой квартал «псковичей» в районе Сретенки. В 1518 г. ими была поставлена церковь Введения, которая и сделалась религиозным центром их поселения. В 1569 г. Иван Грозный свел в Москву еще 500 человек из Пскова. Среди них были лица очень состоятельные. Например, псковский человек Гаврило Алексеев в 1578—1579 гг. пожертвовал Кириллову монастырю каменную лавку с погребом в наиболее богатом из московских рядов — суконном. Наконец, крупное значение имел перевод в 1514 г. на жительство в Москву большой группы богатых смоленских купцов, образовавших здесь особый разряд «смольнян», занимавший в деловой иерархии Москвы второе место после гостей.

Переселения не только способствовали сосредоточению в Москве крупных капиталов. «Сведенцы» сохраняли деловые связи с городами, откуда были родом: двинские везли свои товары и деньги на Двину, устюжане обогащали своими вкладами святыню родного Устюга — Михайло-Архангельский монастырь. Аналогичные последствия имел перевод на жительство коренных московских купцов в другие города. Московские гости составляли влиятельную колонию в Новгороде: среди них можно было встретить представителей таких богатых купеческих семей, как сурожане Таракановы и известные своей строительной деятельностью в Новгороде Сырковы. Переселенцы из Москвы жили на торговой стороне в Плотницком конце. Здесь, на месте старой церкви, они совместно с новгородскими торговцами построили в 1536 г. церковь Бориса и Глеба. После взятия Пскова Василий III перевел туда на жительство более 100 иногородних купцов. Были московские переселенцы и в Твери. Перевод московских торговых людей в бывшие центры самостоятельных княжеств и республик имел, несомненно, и экономическое и политическое значение, способствуя укреплению связей между отдельными регионами страны и столицей и, в конечном счете, формированию всероссийского рынка.

Итог: Таким образом, Москва становилась, местом, куда сходились нити деловых отношений на Руси. Это, в свою очередь, способствовало складыванию в стране единого хозяйственного пространства.

Москва XVI в. — это уже крупный экономический центр, обслуживающий не только местное население, но и потребности всего государства. Значительный подъем переживала московская торговля, центром которой стал Китай-город. Когда в 1535 г. была построена китайгородская стена, появилось распоряжение ввести все торги в «город». Вдоль Красной площади перед Кремлем протянулись ряды, каждый из которых предлагал определенный вид товаров. Оптовая торговля велась в гостиных дворах, куда обязаны были свозить свои товары иногородние и иноземные купцы. Для продажи в рядах использовались амбары, погреба, лавки, прилавки, полки, шалаши, столы, скамьи, рундуки (лари с поднимающейся крышкой). Торговавшие в отдельном ряду составляли корпорацию, возглавляемую старостой. В лавках, принадлежавших посадским жителям, торговлю вели либо сами хозяева, либо их сидельцы. Церкви и монастыри, многие из которых были владельцами пожертвованных лавок, нередко сдавали их внаем.

Торговля велась также на ярмарках и рынках. Они могли быть годовые, еженедельные и ежедневные (в городах). Первые два типа были непосредственно связаны с церковными праздниками и располагались вблизи монастырей. Связь деловых отношений с церковной жизнью наблюдалась и в специфике торговли съестными припасами. Широкий спрос на одни из них, как, например, рыбные продукты, определялся обычаем употреблять рыбу во время многочисленных постов. «Обычай свято сохранять посты, установленные церковью, — писал Н. И. Костомаров, — развил у нас повсеместно рыбные промыслы и рыбную торговлю. Не было реки или озерца, где бы ни занимались рыболовством; не было базара, где бы рыба ни была самым обыкновенным товаром». Подъем московской торговли вызвал постройку при Борисе Годунове новых торговых рядов. Они представляли собой длинное каменное одноэтажное здание углом; лавки размещались под сводчатыми арками, ниже которых находились кладовые, где купцы хранили товары. За лабиринтом тесных и извилистых улочек Китай-города, застроенных деревянными и каменными лавками, подымались здания гостиного двора с помещениями, отдававшимися внаем приезжим иногородним и иноземным торговым людям. В Китай-городе были расположены и дворы иностранных купцов.

Глава 4. Российские купцы и промышленники XVII в.

Новое столетие для русского государства было связано с тяжелыми испытаниями, связанными с неурожаями, крестьянскими восстаниями, польской и шведской агрессией. В истории название периода с 1598 по 1613 гг. закрепилось как Смутное время. Благодаря мужеству и патриотизму простого народа удалось изгнать чужеземцев и вернуть мир в страну. Но еще долгие годы пустовали заброшенные поля, а на дорогах «пошаливали» шайки разбойников, грабившие не только торговый люд, но и всякого проезжего. Воцарившись в 1613 г. на русском престоле, Михаил Федорович Романов высказывал упреки торговым людям за то, что они не оказывали в трудную годину должной помощи народному ополчению К. Минина и Д. Пожарского. Нередко приходилось принудительно взыскивать средства с купечества. В первые годы правления Михаила Романова для пополнения государственной казны производился сбор чрезвычайных налогов с торгово-промышленного населения страны.

Однако неудачная Смоленская война 1632−1634 гг. болезненно отразилась на начавшей возрождаться экономике страны. Провал соляной реформы 1646 г. с возвратом в последующем налогов за 3 года привели к разорению малоимущих слоев и росту недовольства. После кратковременного затишья в 1654—1667 гг. началась долгая и изнурительная война с Речью Посполитой. Медный бунт, вызванный заменой чеканки серебряных денег медными, был жестоко подавлен. Однако дальнейшие преобразования типа церковной реформы патриарха Никона и последовавший за ним раскол еще больше накалили социальные противоречия. Завершением «бунташного века» стала крестьянская война под руководством Степана Разина — яркое проявление недовольства усилившимся закрепощением крестьянства.

§ 1. Купечество к середине XVII в.

В 1649 г. элита делового мира России состояла из 13 гостей, 158 человек гостиной и 116 человек суконной сотен. Гости, помимо своего богатства (их капиталы составляли от 20 до 100 тыс. руб.), сохраняли права на заграничную торговлю, приобретение вотчин и подсудность непосредственно царю. Торговые люди, вступавшие в сотни, освобождались от посадского тягла и исключались из юрисдикции местных властей. Однако раз в 2−6 лет (в зависимости от количества членов сотен) они, как и гости, были обязаны выполнять правительственные поручения: в таможенной и налоговой службах, покупке товаров для казны, управлении государственными промысловыми предприятиями и т. д. К концу царствования Алексея Михайловича численность гостей составила 30, а людей гостиной и суконной сотен — 200 человек в каждой. Черная сотня составляла низший слой купечества. На одинаковом положении с черной сотней находились посадские люди — мелкие городские торговцы.

Особое положение занимали слободские люди. Так назывались мелочные торговцы и ремесленники, жившие за стенами города белыми слободами, объединяясь в отдельные корпорации по профессиональному признаку. Первоначально они принадлежали монастырям и не облагались государственными налогами и тяглом. Соответственно жизнь в белых слободах была легче, и слобожане составляли серьезную конкуренцию посадским, вызывая возмущение последних. На основании Соборного уложения 1649 г. белые слободы были ликвидированы путем конфискации их у церкви и передачи городам, а жители белых слобод и посадов были уравнены в правах.

Посадские люди и слобожане в отличие от «крестьян» именовались «людьми» и занимали более высокое социальное положение. Соборное уложение 1649 г. содержало главу (XIX), регламентировавшую положение посадских людей. Согласно Уложению, посадское население обособлялось в замкнутое сословие и прикреплялось к посаду. Все его жители включались в посадское тягло, т. е. были обязаны платить подати и исполнять повинности, но получали право торговли и ведения промыслов, чем больше не могло заниматься крестьянство. Посадское население прикреплялось к посадам, но зато избавлялось от конкуренции со стороны крестьян, «служилых и духовных», которые традиционно занимались торговлей и промыслами. Теперь право на такую деятельность можно было получить, лишь вступив в посадскую общину. Так правительство одновременно решило фискальные проблемы и проблемы конкуренции.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой