Положение в стране и в прессе после февраля 1917 г

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СОДЕРДАНИЕ:

1. Введение

2. Основная часть: Положение в стране и в прессе после февраля 1917 г

3. Пресса России после февральской буржуазно — демократической революции

4. Журналистика в политической борьбе противоборствующих сторон

5. Печать после июльских событий

6. Постановление Временного правительства о печати

7. Заключение

8. Список используемой литературы

Введение

Тема данной курсовой — Положение в стране и в прессе после февраля 1917 г

Закон о печати принятый Временным правительством.

Выбор данной темы основан, на том, что вопрос изменений в системе отечественной журналистике после февральских событий, является важной для прессы того периода, а также для становления Российской журналистики в целом.

В связи с этим тема данной курсовой является актуальной, это объясняется тем, что Февральская революция привела к падению самодержавия в России, а вместе с тем к прекращению выпуска монархической прессы.

Изменения коснулись и положения в стране, к власти пришло временное правительство, встало на путь буржуазно-демократических преобразований, провозгласило свободу слова, печати, это событие очень важно для Российской прессы.

Цель курсовой — заключается в определении сущности влияния февральской революции на события, в стране и в прессе после нее.

Исходя из цели, выделим следующие задачи:

1. Определить сущность влияния февральской революции на положение в стране и в прессе.

2. Выявить социальные аспекты данных событий.

3. Разобрать структуру произошедших преобразований в стране и в прессе после февраля 1917 г.

4. Исследовать содержание закона о печати, выявить новый порядок выпуска печатных СМИ.

Предмет исследования — Положение в стране и в прессе после февраля 1917 г

Объект — Пресса после февраля 1917 г, закон о печати.

Разобраться в сложившейся ситуации, мне помогли различные печатные (книги, научная литература) источники. Перечислю основные из них:

Московского Университета, 1999

1. Овсепян Р. П. «История новейшей отечественной журналистики (февраль 1917 — начало 90-х годов»). — М.: Изд-во МГУ, 2002. — 304 с.

2. Кузнецов И. В. «История отечественной журналистики» (1917−2000). М.: Флинта: Наука, 2002 г.

4. Козлова М. М Учебно — методическое пособие «Печать, Радиовещание и телевидение, Интернет. 2000

5. Л. А. Молочанов Газетная пресса России в годы революции и Гражданской войны … (научная монография) Первоисточник: М.: Издатпрофпресс, 2002

Приступая к исследованию, необходимо разобраться в основных понятиях, и положениях в прессе до революционных событий.

Газета — первое, старейшее средство массовой информации. На протяжении более четырех столетий ее истории она, наряду с журналом, оставалась незаменимым источником информации для многих миллионов людей [10, 8 ]

В годы революции, газетная периодическая печать была одним из центральных элементов в пропагандистских системах России.

Без всестороннего изучения печати того периода, ее места и роли в идейной борьбе, невозможно понять историю России революционных лет. [11, 3 ] Проблема свободы слова одна из тех, которые называются вечными, во все исторические времена для общества остается наиболее актуальной, так как человек не удовлетворен тем ее уровнем, который ему предоставляется обществом, что имеет под собой объективные основания.

В любом государстве не вся информация предается гласности, в чем заинтересованы разные социальные группы, что подтверждается наличием так называемых тайн: государственной, военной, медицинской, партийной, коммерческой и т. д. [15, 3 ]

На разных этапах истории России происходило развитие разных форм «цензурного права». Его основой являлось жесткое ограничение возможностей печати в ее отношениях с обществом и государством, стремление к ограничению свободы печатного слова, распространения массовой информации. В первой половине XIX в. этому служили три редакции Устава о цензуре, согласно которым публикация любой информации в газетах и других периодических изданиях допускалась лишь с разрешения царских цензоров. Во второй половине этого века, в пору великих реформ начала 60-х годов, Устав о цензуре был заменен Временными правилами по цензуре, а в начале XX столетия — Временными правилами о повременных изданиях. При некоторых внешних послаблениях суть этих документов оставалась неизменной — воспрепятствование публикации в газетах информации, нежелательной для власти. 10, 11]

Российская журналистика вступала в революцию 1917 г., уже имея к тому времени в своей структуре свыше тысячи газет, журналов, рассчитанные на различные имущественные классы массового городского читателя, молодежь, творческую интеллигенцию, солдат, крестьян, женщин. В типологии российской периодики были представлены так же профессиональные, литературные сатирические издания.

Но именно революции Россия обязана такими понятиями, как массовая культура и массовое искусство, так как к 1917 году 80% населения было неграмотным. 5, 132]

К 1917 г. насчитывалось около трех тысяч газетных и журнальных изданий.

Россия обладала мощной для своего времени прессой: газеты и журналы выходили в 186 городах страны. Только в Петербурге и Москве насчитывалось до тысячи периодических изданий. Основную их массу составляли правительственные, монархические и другие буржуазные издания.

Официальными органами царского правительства являлись газеты «Правительственный вестник», выходивший ежедневно с 1869 по 1917 г. и «Сельский вестник» (1881−1917 гг.). Правительственными органами были также газеты «Русское государство» (1906 г.), «Россия» (1906−1914 гг.).

Уже первые годы XX в. ознаменовались существенными изменениями в структуре русской журналистики, что было обусловлено возникновением различных политических партий, в том числе и социалистической направленности.

После Манифеста 17 октября 1905 возникли такие правительственные партии, как «Союз русского народа» (1905−1917 гг.), «Союз Михаила Архангела» (1908−1917 гг.), «Союз 17 октября»

(октябристы, 1905−1917), а также примыкавшая к октябристам партия мирного обновления (мирнообновленцы, 1906−1912 гг.) и прогрессивная партия (прогрессисты, 1912−1917 гг.).

Все эти партии имели свои руководящие печатные органы — газеты «Русское знамя», «Союз русского народа», «Голос Москвы» (октябристы), «Русская молва» и «Утро» (прогрессисты), «Слово» и журнал «Московский еженедельник» (мирнообновленцы).

Близкую к правительственным партиям позицию занимали газеты «Земщина» (1909−1917 гг.), «Колокол» (1905−1917 гг.), «Голос Руси» (1914−1917 гг.).

Самым последовательным охранительным органом самодержавия зарекомендовали себя «Московские ведомости» (1756−1917 гг.), возглавлявшиеся в годы первой российской революции (1905−1907 гг.)

В.А. Грингмутом, одним из лидеров «Союза русского народа».

Большое количество буржуазных газет выпускали общественно-политические, торгово-промышленные организации и учреждения, коммерсанты и предприниматели.

Из этих изданий можно выделить газеты «Новое время» (1868−1917г), «Биржевые ведомости» (1880−1917 г.), «Русское слово» (1895−1917 гг.).

Самую разветвленную сеть периодических изданий имела конституционно-демократическая партия — кадеты, партия «народной свободы» (1905−1917 гг.).

В 1906 г. Центральным органом кадетов была газета «Речь», выходившая с 1906 по 1918 г. под редакцией П. Н. Милюкова и И. В. Гессена. Активно в газете сотрудничали П. Б. Струве, другие видные деятели кадетской партии.

Наиболее известными органами кадетского направления являлись газеты «Русские ведомости», «Современное слово», а также многочисленные местные влиятельные газеты «Южный край» (Харьков), «Приазовский край» (Ростов-на-Дону) и др.

Одновременно с развитием буржуазной прессы активизировался рост печати социалистической ориентации, изданий эсеров и российских социал-демократов.

Развитие социалистической периодики характерно противоборством в русской журналистике на исходе XIX в. двух идеологий — народничества и марксизма. Эти два направления в общем потоке социалистической мысли (пролетарский и крестьянский социализм) длительное время не просто сосуществовали параллельно, а влияли друг на друга, стимулируя поиск социалистической перспективы.

История новейшей отечественной журналистики берет свое начало с февраля 1917 г. Когда Россия впервые за многовековую историю, обрела буржуазно-демократическую государственность. 3, 1]

Февраль 1917 г. в России ознаменовался бурным развитием революционных событий. Народ проявлял все большее недовольство затянувшейся войной.

Во время военных действий правительством была введена военная цензура, которая распространялась на все фронтовые и прифронтовые губернии.

Строго регламентировалась деятельность военных корреспондентов. Количество журналистов при Ставке Верховного главнокомандующего ограничивалось 10 персонами.

Нижним чинам, т. е. рядовым солдатам, вообще было запрещено принимать участие в работе печати. Правительством, военным руководством принимались меры усиленного распространения в армии промонархических газет. В стране появились такие новые еженедельники, как монархический «Илья Муромец», «Альбом героев войны».

Легальные социал-демократические, эсеровские издания в годы войны чаще возникали и выходили в провинции (Екатеринодар, Самара, Саратов, Рига), но были весьма недолговечны.

Социальные противоречия, обострившиеся с войной (нехватка продовольствия в промышленных городах, увеличение продолжительности рабочего дня, военные неудачи и сама затянувшаяся на годы война), и нараставшее революционное настроение масс 23 февраля (8 марта) вылилось в Петрограде в крупные беспорядки. [6, 43]

27 февраля самодержавие было низвергнуто, отречение Николая II от престола.

Накануне, 26 февраля, появился Высочайший указ Правительства о роспуске Государственной думы с назначением срока ее созыва не позднее апреля 1917 г. Однако в связи с чрезвычайными обстоятельствами Совет старейшин Государственной думы принял решение не расходиться и всем «оставаться на местах».

27 февраля был образован «Временный комитет» распущенной накануне Государственной думы во главе с ее председателем октябристом М. В. Родзянко. В тот же день, 27 февраля был создан Временный исполнительный комитет Петроградского Совета рабочих депутатов.

Главой Исполкома стал лидер социал-демократической фракции Думы меньшевик Н. Чхеидзе, а его заместителями — трудовик А. Ф. Керенский и меньшевик М. И. Скобелев. От большевиков в Исполком вошли А. Шляпников и П. Залуцкий.

В ночь с 1-го на 2 марта Временный Комитет Государственной думы приступил к формированию Временного правительства, в состав которого вошли шесть кадетов, остальные октябристы и близкие к ним деятели.

Возглавил правительство близкий к кадетам князь Г. Е. Львов. Министром иностранных дел стал кадет П. Н. Милюков, военным министром А. И. Гучков, министром юстиции единственный, вошедший от социалистов в состав правительства, А. Ф. Керенский.

В результате соглашения, достигнутого между Исполкомом Совета и думским Временным комитетом, в стране стали функционировать два политических центра: Петроградский Совет (с конца июня 1917 г. Всероссийский Совет и его ВЦИК) и Временное правительство.

Долго двоевластие продолжаться не могло: вся полнота власти должна была оказаться либо в руках Совета, либо Временного правительства. [3, 2]

1. Положение в стране и в прессе после февраля 1917 г

Пресса России после февральской буржуазно — демократической революции

События, происходившие в последние дни февраля 1917 г., заметно отразились на рынке столичной прессе.

С 25 февраля по 5 марта в Петрограде ни одна газета, кроме «Русского инвалида», не увидела свет. Да и опубликованные материалы не давали представления о том, что реально происходит в городе.

Сложная ситуация с выпуском газет сложилась в эти дни и в Москве.

В связи с тем, что издатели не захотели поместить сообщения о беспорядках в столице и деятельности сформированного в Петрограде Совета рабочих депутатов, а затем Временного комитета Государственной думы, типографские рабочие отказались печатать их газеты. Исключение составило «Русское слово», возобновившее свой выход 2 марта.

Остальные московские газеты появились лишь на следующий день и лишь после того, как их издатели выполнили требования печатников.

2 марта было сформировано Временное правительство. Рупором проводимой им политики стал его официальный орган «Вестник Временного правительства», который стал продолжением «Правительственного вестника» и сохранил его дореволюционную нумерацию.

Содержание «Вестника Временного правительства» в марте 1917 г. не позволяет судить о каких-либо кардинальных переменах во внутренней и внешней политике страны. Пришедшее к власти мирным путем Временное правительство продолжало прежний курс царизма.

Эта политика не устраняла существовавших в обществе противоречий. Они, как и прежде, продолжали существовать, побуждая к активной деятельности все политические партии России, занимавшие различные позиции по вопросам войны, мира, земли, дальнейших судеб революции.

Февральскую буржуазно-демократическую революцию «Русское слово» не могло оставить без внимания. Как одна из старейших буржуазных газет страны, она не была изданием, далеким от политики.

За годы своей деятельности газета не раз меняла политическое направление, но при этом делала это так умело, что в сознании читателей оставалась приятным собеседником, поэтому тираж ее к началу 1917 г. достигал 600−800 тыс. экземпляров, а порой и миллиона экземпляров. Всегда осторожная, чутко улавливающая складывавшуюся политическую ситуацию, газета в самом начале марта 1917 г. достаточно определенно выразила свою позицию: поддержка думскому правительству.

В материалах «Вестника Временного правительства» отразились процессы возрождения российской прессы в первые дни после февральских событий, ее отношение к новой власти.

5 марта 1917 г. «Вестник» писал, что все газеты — «Русское слово», «Речь», «Биржевые ведомости», «Новое время», «День» и др.

Перечисленные выше газеты приветствуют Временное правительство и призывают поддерживать его. В этом же номере сообщалось о том, что назначен комиссар по делам печати.

Многое для популяризации новой власти сделал А. Керенский, занявший пост министра юстиции. Он был единственным представителем демократии в правительстве.

По его инициативе при министерстве юстиции было создано бюро печати, в задачи которого входило сообщение политических новостей и важнейших мероприятий, проводимых правительством. Бюро печати составляло особые бюллетени для министра юстиции.

Ситуацией, сложившейся после победы Февральской буржуазно-демократической революции, воспользовались все социалистические партии, и в первую очередь большевики, также получившие возможность легально работать.

5 марта возобновилось издание «Правды», закрытой царским правительством в июле 1914 г. перед самым началом первой мировой войны. Газета фактически стала центральным органом большевистской партии. Одновременно в Москве увидел свет орган МК большевиков «Социал-демократ». Он был наиболее влиятельной после «Правды» большевистской газетой, имевшей широкую читательскую аудиторию в центральных районах страны.

В мартовские дни 1917 г. большевистские издания вышли в Харькове, Киеве, Екатеринославе, в ряде городов Закавказья, Прибалтики, Туркестана. В течение марта появилось 16 большевистских газет, общий тираж которых составил 300 тыс. экземпляров.

В течение последующего месяца большевистская пресса получила дальнейшее развитие за счет военных изданий. Как орган Военной организации при Петроградском совете рабочих и солдатских депутатов вышла газета «Солдатская правда», преобразованная затем в орган Военной организации при ЦК РСДРП (б). «Окопная правда», «Волна», «Утро правды» и другие издавались партийными комитетами ряда военных организаций армии и флота.

В структуре большевистской журналистики заметное место заняла крестьянская печать, главной целью которой было привлечение на сторону большевиков многомиллионной массы крестьян. Для них выпускались газеты «Деревенская беднота», «Деревенская правда», «Крестьянская газета» и др.

Наиболее ярыми противниками большевиков внутри рабочего движения являлись меньшевики, которые также в начале марта 1917 г. развернули активную издательскую деятельность.

7 марта в Петрограде вышла «Рабочая газета», представлявшая взгляды меньшевиков и ставшая рупором их видных лидеров: П. Аксельрода, Ф. Дана,

В. Засулич, А. Потресова и др. Несколько позже «Рабочая газета» стала Центральным органом меньшевиков.

В Февральскую буржуазно-демократическую революцию меньшевики вступили заметно разобщенными. «Рабочая газета» отражала взгляды лишь одной их партийной группы. На правом фланге меньшевизма стояла небольшая группа меньшевиков-оборонцев во главе с Г. Плехановым. Эта группа получила название «Единство» и издавала газету под таким же названием. В редакцию входили известные меньшевистские деятели: Г. Плеханов, Г. Алексинский, Л. Дейч и др. Газета выступала за поддержку Временного правительства, за союз с буржуазией, настаивала на установлении в стране «твердой власти».

В апреле 1917 г. появилось издание еще одной группы — сторонников Мартова и меньшевиков-интернационалистов. К ним примкнули также писатели, сотрудничавшие в журнале «Летопись». Вышедшая газета получила название «Новая жизнь», а в ее редакцию вошли М. Горький, Н. Суханов, В. Базаров и др.

Значительное число меньшевистских изданий выходило во многих крупных городах страны: в Москве увидела свет газета «Вперед»; в течение марта — апреля меньшевистские издания появились в Киеве, Тифлисе, Екатеринбурге, Баку, Одессе, Ростове-на-Дону и других городах.

В результате Февральской буржуазно-демократической революции легализовала свою деятельность и партия эсеров. В марте 1917 г. ее ЦК приступил к выпуску в Петрограде своего органа «Дело народа». Это была ежедневная политическая и литературная газета, на страницах которой активно выступали А. Керенский, В. Чернов и другие лидеры эсеровского движения. «Дело народа», выражая официальную эсеровскую идеологию, поддерживало Временное правительство, не исключало возможности содружества с ним, стояло на позициях оборончества.

В апреле 1917 г. в Петрограде вышла еще одна эсеровская газета — «Воля народа». Хотя она издавалась правыми эсерами, ее политическая линия мало чем отличалась от «Дела народа». Правоэсеровскими являлись также «Известия Всероссийского Совета крестьянских депутатов». В Петрограде партия эсеров также издавала газеты «Свободная Россия», «Самоуправление».

До десяти эсеровских газет издавалось в Москве. Среди них: «Труд», «Земля и воля», «Народное слово», «Власть труда», «Социалист-революционер».

Среди московских эсеровских изданий особо выделялась ежедневная газета «Солдат-гражданин», выпускавшаяся эсеро-меньшевистским Советом солдатских депутатов. Она поднимала вопросы, волновавшие крестьян, — о наделении их землей, о тяжелом положении деревни и т. д.

Эсеровские газеты выходили в Киеве («Воля народа»), в Вологде («Вольный голос Севера»), в Казани («Голос труда»), в Екатеринбурге («В народ»), в Баку, Тифлисе, Владивостоке и некоторых других городах (они имели одинаковое название — «Знамя труда»). Под влиянием эсеров находились «Известия» некоторых Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Активную издательскую деятельность вели и другие социалистические партии: трудовики, народно-социалистическая партия (энэсы), максималисты, анархисты.

В начале марта в Петрограде начал действовать комитет журналистов. Его печатный орган «Известия» ставил своей задачей всестороннее освещение деятельности новой власти.

В 20-х числах марта «Русское слово» опубликовало разработанный в своей время партией конституционных демократов проект Закона о печати, открывавшийся словами: «Печать свободна. Цензура отменяется отныне и навсегда». Обращение к Временному правительству об учреждении Закона о печати было принято на собрании пятнадцати литературных организаций Москвы.

В резолюции собрания отмечалось: «В интересах общего блага, для обеспечения печати возможности должным образом выполнить свое ответственное и важное в свободной стране дело», необходимо «без всякого промедления издать временный закон».

Вскоре Временным правительством были предприняты шаги для создания совета российской печати, которому надлежало заняться разработкой законопроектов о печати.

Буржуазные издания, встав на сторону Временного правительства, весьма настороженно относились к Советам рабочих депутатов. Редактор «Русского слова» В. Дорошевич потребовал от сотрудников газеты не сбиваться влево, ни по тону, ни по содержанию публикаций не становиться на сторону Советов. В конце марта в редакции «Русского слова» для руководства газетой создается Особый комитет, деятельность которого регламентировалась программой, уставом, инструкцией.

Комитет, на который возлагалось общее руководство газетой, объявлял «Русское слово» беспартийным изданием, разрешавшим себе поддерживать отношения со всеми социалистическими партиями. Но при этом газета должна была стоять на защите частной собственности, а во Временном правительстве — видеть единственную законную власть. Особый комитет стал коллегиальным органом редакции.

Он обсуждал на своих заседаниях материалы сотрудников редакции, предназначенные для публикации в других изданиях, если эти выступления противоречили позиции «Русского слова».

В условиях развивавшихся политических событий в стране Временное правительство, продолжая издание «Вестника», приступило к выпуску своего нового печатного органа. Им стала «Народная газета», вышедшая 21 апреля 1917

Газетный мир России в условиях буржуазно-демократического государства неуклонно рос. Бурно развивалась региональная печать, особенно в Центральном Черноземье, Ставрополье, Сибири.

Однако открывшиеся возможности для издательской деятельности всех партий, социальных групп и объединений не были законодательно закреплены. [2, 13]

27 апреля 1917 г. был принят Закон о печати, согласно которому в России могли беспрепятственно выпускаться. Издаваться, распространяться и продаваться печатные издания любых политических направлений. Стала расти сеть солдатских газет. Появились «Известия рабочих, солдатских и крестьянских депутатов» в столице и в провинции как печатные органы новой власти — Советов всех уровней. Эти издания нередко были очень близки с органами социалистических партий, нередко в редакциях работали сотрудники, придерживающиеся левых убеждений. 9, 56]

Закон о печати способствовал дальнейшему развитию в центре и на местах многопартийной, многонациональной журналистики. В социалистической прессе появляются новые лево- и правоэсеровские, анархистские издания, растет сеть солдатских газет, а также органов на национальных языках.

Около 30 газет различных направлений выходили на украинском, белорусском, латышском, армянском, азербайджанском, грузинском, узбекском, литовском, эстонском и других языках. Благодаря закону о печати газеты и журналы социалистических партий распространялись в крупных городах страны и свободно там продавались.

Значительное место в журналистике России 1917 г. занимали «Известия рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». Созданные как органы Советов различных уровней, они тесно смыкались с изданиями социалистических партий, тем более что редакции «Известий» в большинстве своем были укомплектованы сотрудниками различных политических убеждений. Так, «Известия» Петроградского, Архангельского, Минского и ряда других Советов находились в руках меньшевиков и эсеров, а в «Известиях Совета рабочих и солдатских депутатов Бакинского района» участвовали как большевики, так и меньшевики.

2. Журналистика в политической борьбе противоборствующих сторон

Газетная периодика в годы революции и в значительной степени способствовала формированию общественных стандартов в оценках происходящих политических процессов. Это положение газет в идейной борьбе того времени во многом определило типологическую структуру газетной прессы. Наиболее многочисленными группами газетной периодики являлись издания, которые представляли ведущие политические и социальные силы общества. Среди них главными были: официальные издания, военные газеты, газетные издания российских информационных учреждений, печатные органы политических партий и газеты для крестьян. [11, 3 ]

Одним из самых распространенных типов газетной прессы во время революции военные газеты. Именно через эту прессу осуществлялось манипулирование мнением красноармейцев и солдат антибольшевистских армий. Среди наиболее крупных изданий следует назвать: «Армия и флот свободной России» (орган военного министерства Временного правительства); «Армейский вестник» (газета штаба и исполкома Юго-западного фронта), «Голос окопа» (издание ЦИК солдатских депутатов румынского фронта), «Наш вестник» (газета штаба Западного фронта), «Кавказский воин» (орган армейского комитета Кавказской армии), «Голос солдата» и «Свободная армия» (издания Петросовета), «Солдат-гражданин» (издание Московского совета солдатских депутатов) и др. [12, 42 ]

С первых дней Февральской революции в печати России четко обозначились три тенденции. Первую выражала буржуазная журналистика. После Февральской революции 1917 г., буржуазные партии укрепили свои позиции печати. В новую полосу истории России они вступили, обладая многочисленной и широко разветвленной сетью периодических изданий.

В структуру буржуазной прессы входили, как и в прошлые годы, дешевые развлекательные, сенсационные, бульварные издания: «Копейка», «Маленькая газета», «Петербургская газета», «Петербургский листок», «Вечерняя почта» и др., рассчитанные на вкусы невзыскательного читателя.

И уже с 5 марта возобновилось издание таких крупных газет, как суворинское «Новое время», основанная в декабре 1916 г. царским министром внутренних дел А. Протопоповым «Русская воля», «Биржевые ведомости», за которыми стояло правое крыло кадетов во главе с П. Струве. Вслед за ними вышли ликвидаторская газета «День», кадетская «Речь» и др.

Стремясь усилить свое влияние на массы, революционизировавшиеся под воздействием февральской буржуазно-демократической революции, буржуазные партии продолжали развивать свою издательскую деятельность. В Петрограде, в частности, они создали новые газеты: «Живое слово», «Голос Руси», «Финансовая газета» и др., которые поддерживали Временное правительство и выражали интересы крупных промышленных корпораций и влиятельных банковских структур. В августе 1917 г. А. Суворин приступил к изданию еще одной газеты «Молва», заявлявшей о своей приверженности Временному правительству.

Все органы буржуазной прессы занимали враждебную позицию по отношению к большевикам и Советам. [2, 13]

Буржуазные партии отстаивали свои позиции на информационном рынке. Господствующее место в буржуазной прессе 1917 г. занимала кадетская печать. Самой популярной в России стала партия конституционных демократов (кадетов), занимавшая самые левые позиции среди буржуазных партий. Она с большим преимуществом победила на выборах в I Государственную думу. Единства среди кадетов не было: одно крыло возглавлял П. Б. Струве, который с декабря 1905 г. издавал еженедельник «Полярная звезда», во главе другого стоял П. Н. Милюков. В качестве центрального органа кадеты издавали газету «Речь», просуществовавшую до октября 1917 г. Газета «Речь», издавалась в Петрограде.

Такие газеты как: «Современное слово», московские «Русские ведомости» многое сделали для того, чтобы партия кадетов, в дни Февральской революции 1917 г. и после ее победы, обрела особую силу, став не монархической, а республиканской.

Ее лидер П. Милюков занял пост министра иностранных дел Временного правительства. В период Февральской буржуазно-демократической революции у конституционных демократов было около 40 изданий, выходивших в различных городах и регионах страны. [2, 17]

Кадетов поддерживала почти вся легальная пресса. «Наша жизнь», «Русь», «Товарищ», «Русские ведомости» и многие другие влиятельные органы периодики разделяли взгляды партии «народной свободы», как себя называли кадеты. На несколько недель, в конце 1905 г., до выхода «Речи» органом кадетов стали «Биржевые ведомости», сменившие название на «Народную свободу», а позже ставшие «Свободным народом». Опытный делец -- издатель «Биржевых ведомостей» С. М. Проппер передал газету П. Н. Милюкову, решив тем самым снискать симпатии подписчиков. Но этот союз профессионального издателя и лидера партии быстро распался. «Кадеты съели всю подписку во мгновение ока, -- жаловался Проппер, -- и стали уже отучать публику, воюя со всеми другими партиями. А у меня правило -- ни с кем не воевать"[8. стр 14].

Кадетские органы печати играли лидирующую роль среди газетных изданий политических партий на территории антибольшевистской России.

Значительная часть кадетских изданий выходила в белой Сибири, на Урале и Дальнем Востоке. Кадеты в период от февраля к октябрю имели в Сибири 36 изданий. [13, 6]

После установления советской власти они были закрыты. Летом 1918 г. они возродились. Практически во всех городах Сибири выходили газеты партии народной свободы. Однако очень немногие кадетские газеты открыто указывали свою партийную принадлежность.

Официальным органом сибирских кадетов была газета «Наша мысль».

Она выходила как печатный орган областного комитета партии народной свободы. Третья конференция сибирских кадетов в августе 1918 г. объявила «Нашу мысль» руководящим партийным изданием всех сибирских комитетов партии.

Но обще сибирской газета не стала. Ее информация касалась только деятельности Томского губернского комитета партии кадетов. Обще сибирским кадетским органом, вокруг которого группировались сибирские либералы, стала газета «Сибирская жизнь» (Томск). Она являлась выразителем наиболее правого направления сибирского областничества. Газета была одним из наиболее информированных изданий. Количество ее сотрудников превышало 200 человек. Собственные корреспонденты этого органа печати имелись не только в крупных городах, но даже и в некоторых волостных центрах. Рупором сибирских кадетов, стоящих на самых правых позициях, являлась газета «Сибирская речь». Газета издавалась омским комитетом партии народной свободы и участвовала в формировании «большой» политики правительств белой Сибири. Газета получала значительные денежные суммы от колчаковских властей. [11, 26]

Кадеты в дополнение к уже имевшимся изданиям стали выпускать журнал «Вестник партии народной свободы» Вестник начал выходить с мая 1917 г.

Они поддерживали политику Временного правительства, считали революцию законченной и видели дальнейший путь развития страны в конституции и ее совершенствовании [8, 56]

Буржуазная пресса, в том числе и кадетская, выступала за продолжение войны и совместные действия с союзниками.

Вторая тенденция была связана с деятельностью печати меньшевиков, эсеров, анархистов — основной части социалистической журналистики.

Она призывала к сотрудничеству с Временным правительством за предотвращение возможных путей наступления на демократические свободы.

Журналистика этих социалистических партий выражала недоверие большевикам, несогласие с их политикой, преследовавшей цель установления диктатуры пролетариата.

Одним из самых многочисленных отрядов партийной газетной периодики являлись издания мелкобуржуазных партий и, прежде всего, меньшевиков и эсеров.

Больше всего эсеровских и меньшевистских газет издавалось на территории белой Сибири в 1918 г. после свержения там советской власти и до колчаковского переворота, когда меньшевики и эсеры были лидирующими политическими силами белого Востока России. Пресса мелкобуржуазных партий была не только самой многочисленной, но и самой противоречивой, отражавшей существование разных направлений и течений в среде мелкобуржуазных политических организаций. Сначала власти не преследовали эсеровские и меньшевистские издания. Позднее печать меньшевиков и эсеров попала в жесткие цензурные рамки и зачастую вынуждена была скрывать свое политическое лицо под маской беспартийности.

Органом Всероссийского комитета эсеров была газета «Голос народа».

В качестве официальных губернских органов партии эсеров издавались: в Иркутске — «Борьба», в Красноярске — «Знамя труда», в Тобольске — «Земля и воля», в Томске — «Наш голос», в Барнауле — «Наш путь», в Омске — «Дело Сибири». Омская газета «Дело Сибири» в 1918 г. выходила под названием: «Дело труда», «Понедельник», «Путь Сибири». Эсеры имели сеть своих газет в городах и уездах. Такими газетами являлись: в Минусинске — «Знамя труда», в Бийске — «Думы Алтая», в Тюмени — «Народовластие», в Енисейске — «Новый путь» и др. На крайне правых позициях стояли эсеровские газеты «Понедельник» (Томск) и «Труд» (Минусинск).

Центральным изданием сибирских меньшевиков считалась газета «Заря», издававшаяся Бюро сибирских организаций РСДРП в Томске.

Решение об издании общепартийной краевой газеты было принято на Всесибирской конференции социал-демократических организаций, состоявшейся во второй половине августа в г. Томске. Органы печати РСДРП издавались также: в Тобольске — «Тобольский рабочий», в Тюмени — «Рабочая жизнь», в Барнауле — «Алтайский луч», в Красноярске — «Дело рабочего», в Иркутске — «Дни» и т. д.

Некоторые из них, как, например, красноярская газета «Дело рабочего» являлись совместными изданиями губернского и городского комитетов партии. Источники финансирования эсеровских и меньшевистских газет составляли членские взносы, средства кооперативов, профсоюзов и земств. Эти издания были менее богатые, чем кадетские. Иногда усилия и средства местных партийных комитетов почти полностью уходили на выпуск органа печати. [11, 29]

Хотелось бы так же подчеркнуть, что одна из особенностей газет небольшевистских политических режимов России заключалась в использовании как новой, так и старой орфографии. При этом переход к новой или наоборот возвращение к старой орфографии сопровождались определенными трудностями. Характеризуя сибирские газеты, А. В. Адрианов подчеркивал: «Мода ли вообще, большевистский ли уклон или просто безоглядное обезьянничанье привело их редакции к этому, я не знаю, но знаю, что введением этой орфографии они создали затруднения не только для типографий, но и, что главное, для читателя, в прямой ему ущерб. Мера целесообразная в смысле увеличения газетного материала — исключение твердого знака, усвоена в 31 газете». [14, 20 ]

Из-за бумажного голода российские газеты того переуда нередко печатались на серой, фиолетовой, кремовой, желтой бумаге. В 1918 г. в Сибири на желтой и цветной бумаге печаталось 45 газет, а на белой 87. Однако были и исключения.

Так, владивостокские газеты почти все печатались на белой бумаге. [14, 21 ]

Третью тенденцию выражала большевистская пресса. Она отстаивала идею перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую, критиковала социалистические партии за их несогласие с платформой большевиков, обвиняла меньшевиков и эсеров в примиренчестве, соглашательстве с Временным правительством.

Социалистические партии вновь стали выпускать большое количество газет. Большевики возобновили выпуск газеты «Правда».

В Москве стал выходить орган московского комитета большевиков «Социал-демократ». Были еще газеты «Деревенская беднота», «Солдатская правда». В ряде городов — в Киеве, Харькове, Екатеринославе, в Прибалтике и в Закавказье появились 16 большевистских изданий общим тиражом около 300 тысяч экземпляров.

Они критиковали деятельность Временного правительства, другие социалистические партии за соглашательскую позицию и ратовали за перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую. Меньшевики создали свой центральный орган «Рабочая газета», московскую газету «Вперед» и провинциальные издания в Киеве, Ростове. Тифлисе, Баку и других городах. Не отставали от них и эсеры: московская газета «Земля и воля», киевская «Воля народа», вологодская «Вольный голос Севера». Была у них своя политическая и литературная газета «Дело народа», где публиковались эсеровские лидеры, в том числе и руководитель Временного правительства А. Керенский. Эти издания поддерживали Временное правительство, выражали недоверие большевикам и несогласие с их политикой, не разделяли идею установления диктатуры пролетариата. [9, 56]

Серьезные противоречия возникли между изданиями большевиков и других социалистических партий.

Уже в первом номере возобновившейся «Правды» содержатся категорические требования к Советам и другим демократическим силам не оказывать никакой поддержки Временному правительству, которое продолжает вести войну, не решает назревших социальных проблем, стало на путь завершения революции. Однако в марте, когда на короткое время ведущую роль в газете занял Л. Каменев, в ее позиции произошли серьезные изменения.

Каменев осуществил правку и сокращение присланных Лениным из-за рубежа «Писем из далека», убрав из них места, связанные с отношением к Временному правительству, и опубликовал в «Правде» статьи «Временное правительство и революционная социал-демократия» и «Без тайной дипломатии». В первой из них он заявил о необходимости условной поддержки Временного правительства постольку, поскольку оно борется с реакцией и контрреволюцией. Во второй он одобрял взгляды меньшевиков и эсеров о том, что лозунг «Долой войну!» устарел. Каменев предлагал не прекращать военных действий без согласования с союзниками. Позиция Каменева и «Правды» в мартовские дни 1917 г. была единственной попыткой поиска путей для установления блока большевиков с другими социалистическими партиями.

С возвращением Ленина в Россию в начале апреля 1917 г. «Правда» и другие большевистские издания настойчиво повели линию на непримиримость с позициями всех других социалистических партий. Расхождения были не только в отношениях к Временному правительству, но и во взглядах на мирное перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую, передачу всей власти Советам, провозглашенных Лениным в «Апрельских тезисах». Бескомпромиссными оставались большевики и к кризисам Временного правительства, к созданию коалиционного правительства с участием в нем представителей всех социалистических партий.

Несовместимость взглядов социалистической журналистики в вопросах стратегии и тактики революции определила отношение большевистской прессы к буржуазной и, по выражению Ленина, «соглашательской» прессе меньшевиков и эсеров. Сближение позиций этих партий привело к созданию совместных изданий: «Искра», «Голос солдата».

Будучи непримиримым к инакомыслию, Ленин опубликовал в «Правде» несколько статей, отражавших его резко отрицательное отношение к действиям меньшевиков и эсеров и выступлениям их газет.

Так, в апреле 1917 г. появились его статьи «Один из коренных вопросов», «Церетели и классовая борьба» и другие, в которых он заявлял о том, что политика эсеров и меньшевиков представляет собой политику прислужничества буржуазии, а Плеханова и его сторонников называл «социал-шовинистами», обвиняя в отступничестве от идей революции и смыкании с кадетами. Плеханов же, вопреки Ленину, не без оснований утверждал, что пролетариат и крестьянство не готовы к управлению государством, а поэтому не должны брать политическую власть в свои руки. Исключительный интерес в этой связи представляют плехановские публикации в газетах «Единство» и «Наше единство», объединенные затем в цикл «Год на Родине».

Во многом созвучны с утверждениями Плеханова и рассуждения М. Горького в серии статей «Несвоевременные мысли». Первая из них появилась в газете «Новая жизнь» в апреле 1917 г. Статьи-размышления Горького представляют собой своеобразную летопись революции: от Февраля к Октябрю. В «Несвоевременных мыслях» Горький утверждал, что в современных условиях России социалистическая революция преждевременна, гибельна для рабочего класса и передовой интеллигенции. Горький не соглашался с теми, кто путь к возрождению видел в перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую.

В этом споре главным оппонентом М. Горького был В. Ленин. Противоречия в их взглядах не уводили писателя от революции, а, наоборот, вели к более реалистическому пониманию ее задач и возможностей.

С первых дней революции противоборство двух тенденций в социалистическом движении России выражали «Правда» и «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов». «Известия» резко полемизировали с «Правдой», которая в свою очередь обвиняла редакцию «Известий» в предательстве интересов революции.

В августе 1917 г. с образованием Центрального Исполнительного Комитета Советов рабочих и солдатских депутатов «Известия» становятся органом ЦИК и переходят в руки большевиков.

Полемика в социалистической журналистике, развернувшаяся вокруг «Апрельских тезисов» Ленина и отношения к Временному правительству, достигла своей высшей точки в период июльских событий 1917 г., когда представители меньшевиков и эсеров, вошедшие в состав коалиционного Временного правительства, выступили против организации политической демонстрации 3−4 июля. Временное правительство, видя раскол в рядах социалистических партий, расценивая как незаконный призыв большевиков и их печати лишить его власти, разгромило 5 июля редакцию «Правды». Меньшевики и эсеры одобрительно отнеслись к этой акции правительства, хотя его действия были явно антидемократическими. [2, 18]

3. Печать после июльских событий

За истекшие пять месяцев буржуазно-демократической революции провозглашенные свободы дали заметный импульс для развития прессы всех политических партий России. Возникли новые кадетские газеты «Власть народа», «Война и мир» и др.; буржуазная партия Народной свободы начинает издавать газеты «Свободный народ», «Свободное слово» и т. д.

Заметно усилилась и печать социалистических партий. У меньшевиков появились не только новые газеты, в числе которых были «Вперед», «Свободная жизнь», но и журналы «Рабочая мысль» (Петроград), «Мысль» (Астрахань) и др. Центральным органом партии меньшевиков по-прежнему оставалась «Рабочая газета», занимавшая, как и прежде, позицию поддержки Временному правительству и поиска путей совместных действий с эсерами.

Из московских изданий меньшевиков следует отметить «Освобождение труда» — бюллетени московского комитета всероссийской организации «Единство». Это была еженедельная газета, выходившая при участии Г. Плеханова,

В. Засулич, Л. Дейча. Около 20 новых газет и журналов стали издавать эсеры и анархисты. Их периодика выходила в Петрограде, Москве, Ростове-на-Дону, Киеве, Харькове, Тифлисе, в различных городах Сибири и Урала.

Несмотря на разгром редакции «Правды», продолжало расти и количество большевистских газет и журналов. В сентябре их выходило более 70, в том числе около 30 издавались на национальных языках.

В дни корниловского мятежа противоречия между социалистическими партиями и их печатью проявились с новой силой. Действия Временного правительства, вставшего на путь установления жесткой власти, подавления демократических свобод, заметно поколебали доверие масс.

Хотя социалистические партии занимали выжидательную позицию и не столь продолжительное время, этого вполне хватило, чтобы большевики подняли народ на борьбу с корниловщиной и выступили как защитники завоеваний революции. Именно на этой волне шло последующее развитие событий, и вера народа в лозунги, выдвигаемые большевиками, укреплялась.

Февральская буржуазно-демократическая революция объединила устремления большей части социалистических партий России, побудила их к совместным действиям за утверждение демократического строя. Подтверждением тому стала деятельность газеты «Забайкальский рабочий», возобновившей после 1905 г. свое издание в марте 1917 г. в Чите. В течение всего периода до Октябрьской революции и нескольких месяцев после ее свершения — до начала 1918 г. — в состав редакции входили эсеры, меньшевики, кадеты, а также большевики.

Вначале газета издавалась Комитетом объединенных организаций РСДРП.

После выхода большевиков из редакции газета призывала к поиску путей согласия между всеми представителями социалистических партий.

В августе 1917 г. «Забайкальский рабочий» перешел в руки так называемых «интернационалистов» и продолжал активно выступать против нежелания большевиков считаться с мнением других социалистических партий в вопросах революционной стратегии и тактики.

В социалистической, журналистике после июльских событий 1917 г. проявились и некоторые тенденции к объединению усилий против реальных проявлений контрреволюции, против наступления на демократию.

Так, в 1917 г. в Москве стал выходить «Бюллетень социалистической печати». Издавался он совместно редакциями газет «Известия Советов рабочих депутатов» (меньшевистский орган), «Солдат-гражданин» (эсеро-меньшевистская газета), «Труд» (эсеровский орган), «Вперед» (меньшевистское издание), «Социал-демократ» (большевистская газета).

Главное назначение «Бюллетеня» — объединение усилий в борьбе с корниловским мятежом, освещение хода его ликвидации. В выступлениях «Бюллетеня» находили отражение и противоречия внутри социалистического движения, высказывалось критическое мнение эсеров и меньшевиков о политике, проводимой большевиками по отношению к Временному правительству.

В конце июля 1917 г. состоялся VI съезд РСДРП. Высоко оценив роль «Правды» в руководстве всей партией, съезд поставил перед большевистской печатью главную задачу на ближайшую перспективу — подготовку масс к вооруженному восстанию. Центральным органом партии большевиков в начале августа становится «Пролетарий», который затем меняет свои названия на «Рабочий», «Рабочий путь».

Большевистская журналистика, как и прежде, оставалась непримиримой к другим социалистическим партиям.

Участие меньшевиков и эсеров во Временном правительстве, их одобрение его действий во время наступления корниловских войск, их поведение в первые дни мятежа были расценены «Правдой», «Деревенской беднотой», «Солдатской правдой» и другими большевистскими газетами как предательство интересов революции, интересов народа. Сложившаяся ситуация еще больше усилила противостояние большевистской журналистики прессе всех других социалистических партий.

Выступая в «Правде» со статьями «Как обеспечить успех Учредительного собрания», «Задачи революции», Ленин еще за несколько месяцев до Октябрьской революции предопределил судьбу прессы, не разделявшей взглядов большевиков.

Концепция его выражалась в необходимости подавления буржуазной, контрреволюционной, оппозиционной печати, после того как большевики завоюют власть.

Большевистская пресса звала массы к революции, призывая к достижению победы любой ценой.

Но в среде ленинского окружения не было единства взглядов в вопросе о немедленном захвате власти. В октябре 1917 г. Л. Каменев и Г. Зиновьев опубликовали в формально внепартийной газете «Новая жизнь» письмо, в котором, хотя и завуалированно, выражали несогласие с курсом, взятым партией на вооруженное восстание. Письмо было расценено как вопиющее нарушение партийной дисциплины: Ленин потребовал исключить Каменева и Зиновьева из партии. Однако его предложение не было поддержано большинством ЦК. Выполняя директиву VI съезда партии, большевистская печать выступала как идеологическая и организующая сила в сплочении трудящихся ради победы революции. [2, 19]

С приходом к власти большевиков начался процесс перераспределения материально-технической базы журналистики. Новое руководство страны придавало огромное значение этому вопросу, о чем свидетельствует одна из телеграмм Председателя Совета народных комиссаров (СНК) В. И. Ленина (февраль 1918 г.): «Печатный станок — сильнейшее наше оружие». Петроградский военно-революционный комитет (ВРК) в первые же дни закрыл ряд частных газет: «Биржевые ведомости», «Копейку», «Новое время», «Русскую волю» и др., конфисковал их типографии. ВРК сразу же особой резолюцией регламентировал порядок конфискации типографий, потребовал вести «учет запаса бумаги, которая распределяется между крупнейшими социалистическими партиями». Печатать что-либо в этих типографиях можно было лишь по решению ВРК. Он же принял меры к учету и охране полиграфического имущества. Петроградский ВРК более 15 раз обсуждал вопросы реквизиции бумаги только в октябре — ноябре 1917 г., позднее он принял решение «О запрещении вывоза бумаги из Петрограда». Затем этими вопросами стал заниматься Совнарком.

Через полиграфический отдел ВСНХ и его отделы на местах была проведена в 1918—1921 гг. централизация руководства полиграфической промышленностью. 2 июля 1919 г. Совет рабочей и крестьянской обороны принял постановление «О милитаризации типографских рабочих», а СНК обнародовал декрет о распределении печатной бумаги в стране. В начале 1920 г. увеличивающаяся разруха в полиграфической промышленности заставила милитаризировать 16 крупнейших типографий Москвы, Петрограда, Нижнего Новгорода.

Постепенно все наиболее мощные типографии на территории, занятой Советами, переходят в их руки: к октябрю 1919 г. было национализировано 125 предприятий полиграфической и бумажной промышленности. Был установлен контроль над Петроградским телеграфным агентством, радиотелеграфом, всеми радиостанциями столицы и ее окрестностей, созданы правительственные учреждения по их управлению и контролю за деятельностью частных полиграфических предприятий. [15, 142]

4. Свобода печати и журналистской деятельности

Как всякая деятельность, развивающаяся в соприкосновении с обществом в целом и его разнородными элементами, журналистика не может не подчиняться определенным нормам и правилам. Она оказывает сильное влияние на течение социальных процессов, а также на жизнь конкретных людей, и именно поэтому необходимы механизмы, более или менее строго регулирующие ее активность. Регулирование осуществляется как извне, так и изнутри системы СМИ. Ключевым понятием для решения вопроса о том, что дозволено прессе и что не допускается, является свобода печати — в такой формулировке данный вопрос уже не одно столетие ставится в литературе и общественной практике, которых отнюдь не занимает приоритетного положения.

В связи с данной темой коснемся запутанного вопроса о первом нормативном акте по вопросам прессы в России после февральской революции -- Декрете о печати (1917). Временное правительство объявило, что печать свободна. Однако нормативно-правовой подход к прессе не восторжествовал на практике. 7, 237]

У вопроса о Декрете есть две стороны — это юридическое содержание и практика применения. С правовой точки зрения он соответствует тем нормам, которые можно было бы назвать естественными ограничениями, накладываемыми на деятельность прессы. Согласно Декрету, Временное правительство ввела контроль над прессой, который прослеживал всю прессу.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой