Представительство в гражданском процессе

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Тема: Представительство в гражданском процессе

Содержание

Введение

1. Общая характеристика представительства в гражданском процессе

1.1 Понятие представительства в гражданском процессе

1.2 Оформление полномочий представительства в гражданском процессе

2. Виды представительства в гражданском процессе

2.1 Законное представительство в гражданском процессе

2.2 Добровольное представительство в гражданском процессе

Заключение

Список использованных источников

Приложение А. Виды представительства

Введение

Конституция Российской Федерации, гарантируя государственную защиту прав и свобод человека и гражданина, предоставляет каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом, на судебную защиту, на разбирательство дел судом на основе состязательности и равноправия сторон. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому социальное обеспечение, в том числе в случае инвалидности, а так же гарантирует право на представительство в суде данной категории граждан и иных категорий, нуждающихся в данном представительстве.

Основные права и свободы человека и гражданина, лица нуждающегося в социальном обеспечении, к каковым по своему существу относится право пользоваться помощью представителя, адвоката, защитника, признаются и гарантируются в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Р Ф являются непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти и обеспечиваются правосудием, а их признание, соблюдение и защита, в силу предписаний Конституции Р Ф и корреспондирующих им общепризнанных принципов и норм международного права, обязанность государства и одно из необходимых условий справедливого правосудия.

Правовой институт процессуального представительства является одним из способов обеспечения конституционных гарантий доступа к правосудию и защиты прав и законных интересов всех категорий граждан, в том числе и лиц, нуждающихся в социальном обеспечении.

Существовавшая до недавнего времени система гражданского процессуального права и права социального обеспечения достойно исполняла отведенную ей законодателем роль по защите прав и свобод человека и гражданина. Между тем, динамично обновляющаяся система материального права вызывала необходимость внесения изменений в уже существующие процессуальные законы или принятия новых.

Данная необходимость вызвана тем, что многие вопросы применения норм процессуального права регулировались зачастую уже не самим законом, а результатами правоприменительной практики. Именно эта ситуация привела к пониманию необходимости пересмотра некоторых положений процессуального законодательства, не способных отвечать современному уровню общественных отношений.

Институт процессуального представительства не мог не претерпеть определенных изменений, вызванных введением в действие новых законов.

Исследование проблем процессуального представительства граждан не является новой темой в науке гражданского процессуального права, но следует заметить, что рассмотрением данной темы в аспекте права социального обеспечения, занималось достаточно малое количество авторов.

Исследование проблем процессуального представительства выходит за рамки гражданского процессуального права, поскольку институт представительства известен не только гражданскому процессу, а обладает значительным количеством сходных черт вне зависимости от отраслевой принадлежности отдельных норм. Институт представительства тесно связан не только с гражданским процессом, но и с арбитражным процессом, с такими отраслями материального права, как конституционное, гражданское и семейное право, а так же право социального обеспечения.

По этой причине предлагается исходить из понимания процессуального представительства как сложного явления, являющегося комплексным правовым институтом, соединяющим в себе публично — правовые и частно — правовые начала.

Целью дипломной работы является исследование представительства в гражданском процессе.

Реализация поставленной цели исследования обусловила необходимость выполнения следующих задач:

1 дать общую характеристику представительства в гражданском процессе;

2 проанализировать порядок оформления полномочий представительства в гражданском процессе;

3 охарактеризовать законное представительство в гражданском процессе;

4 исследовать добровольное представительство в гражданском процессе;

5 подвести итоги по исследованию, выявить проблемы и предложить пути решения этих проблем.

Объектом курсовой работы являются общественные отношения, возникающие вследствие представительства в гражданском процессе.

Предметом исследования является нормативное регулирование представительства в гражданском процессе.

При написании работы использованы такие методы, как метод индукции, дедукции, общенаучный и частнонаучные методы исследования, диалектический, формально-логический, технико-юридический, сравнительно-правовой, структурно-системный, аналитический.

Теоретическую основу работы составляют научные работы таких ученых, как Абрамов, С.Н., Викут М. А., Коршунова Н. М., Резниченко И. М. и других авторов.

Нормативную базу исследования составляют Конституция Российской Федерации от 12. 12. 1993 года, Гражданский кодекс РФ от… №…, Семейный кодекс РФ, Гражданский процессуальный кодекс РФ, указы президента РФ, постановления Правительства Р Ф и иные нормативные правовые акты.

Дипломная работа состоит из введения, двух разделов, заключения, списка использованных источников и приложения.

Во введении определяется актуальность выбранной темы, цель, задачи, предмет, объект, методы, научная и нормативная база исследования, а так же структура курсовой работы.

В первом разделе исследуется понятие, дается общая характеристика представительства в гражданском процессе, а так же исследуется порядок оформления полномочий представительства в гражданском процессе.

Во втором разделе проводится исследование видов представительства в гражданском процессе, которым дается общая характеристика.

В заключении будут подведены итоги по исследованию темы дипломной работы, определены проблемы и предложены пути их решения проблем исследования.

гражданский процесс представительство государственный

1. Общая характеристика представительства в гражданском процессе

1.1 Понятие представительства в гражданском процессе

Граждане, участвующие в процессе в качестве заинтересованных лиц, в соответствии с Российским гражданским процессуальным законодательством имеют возможность защищать права и законные интересы в суде с помощью лиц, называемых представителями в суде. Необходимость в судебных представителях возникает, прежде всего, при отсутствии возможности или затруднительности заинтересованного лица самому вести свое гражданское дело в суде.

Подобная ситуация может быть вызвана болезнью, несовершеннолетием, удаленностью места проживания от места нахождения суда и другими условиями, препятствующими обращению с иском, жалобой, личному участию в рассмотрении дела.

При этом гражданин может нуждаться в квалифицированной помощи компетентного лица для защиты прав и законных интересов. В нашей стране в качестве представителей заинтересованных лиц могут выступать члены специально созданной коллегии адвокатов. Кроме того, законом допускается участие в гражданском процессе самого гражданина и его представителя одновременно.

Полномочием на защиту прав и охраняемых законом интересов в суде с помощью представителей в такой же мере наделены учреждения, предприятия и организации, являющиеся юридическими лицами. 2. 18, с. 43]

Институт представительства может быть отнесен к функциональным межотраслевым институтам. Так, гражданское право содержит нормы, регулирующие порядок выдачи и прекращения доверенности, являющейся основанием для допуска представителя в процесс, а соответствующая отрасль процессуального права указывает на порядок деятельности представителя в суде. Вместе с тем, предмет и метод правового регулирования гражданского и гражданского процессуального права не совпадают, каждая из них регулирует свою часть общественных отношений, связанных с процессуальным представительством, присущим этой отрасли права методом.

Представительство включает в себя материально-правовые и процессуально-правовые признаки, совокупность которых определяет содержание данного правового института, регулирующего как отношения между представителем и представляемым, так и отношения между представителем и судом.

В связи с тем, что внутренние отношения представительства (между представителем и представляемым) в гражданском процессе регулируются нормами материального, а внешние (между представителем и судом) — нормами процессуального гражданского права, следует признать, что гражданско-процессуальное представительство являет собой институт, содержащий нормы и материального, и процессуального гражданского права.

Законодатель определяет представительство следующим образом: представительство — это сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого. 1. 2, с. 59]

Понятие представительства является богатым и интересным по своему содержанию, охватывает многие сферы общественных отношений. В юридической литературе ему уделяется пристальное внимание, большое количество исследований посвящено изучению данного института. Однако некоторые вопросы представительства в гражданском процессе до сих пор остаются спорными и до конца не решенными. К таковым, в частности относятся проблемы, касающиеся понятия, системы, содержания, объекта, структуры представительства в гражданском процессе. По данному вопросу среди авторов, исследовавших проблемы представительства, нет единой точки зрения, что, в свою очередь, не способствует развитию гарантий судебной защиты прав граждан и организаций в гражданском судопроизводстве.

Процессуальное законодательство не содержит полного легального определения представительства. Правда, для большинства юридических понятий характерно закрепление в нормах права не в виде развернутых определений, а в виде специальных юридических терминов.

Однако термин «судебное представительство» сформулирован в законодательстве неоднозначно и не точно. Процессуальное законодательство в какой то мере раскрывает лишь содержание представительства, которое, согласно закону в форме ведения представителем дел представляемого, совершения от его имени конкретных процессуальных действий, выражения мнения представляемого по делу. Отсюда следует, что сущность судебного представительства заключается в процессуальной деятельности представителя, то есть действиях от имени и в интересах представляемого в пределах предоставленных ему полномочий. Придавая определяющее значение процессуальной деятельности представителя, ряд авторов пришли к выводу, что эта деятельность — суть самого процессуального представительства. Не соглашаясь с этим, другие авторы рассматривают процессуальное представительство как правоотношение, содержанием которого является представительская деятельность. [2. 1, с. 26]

Как правило, неоднозначность, и споры в определении понятия судебного представительства возникают из-за того, что в теории гражданского процессуального права многие ученые выбирают совершенно индивидуальные, наиболее актуальные, с их точки зрения, подходы, связанные с рассмотрением вопроса о судебном представительстве.

Одни ученые рассматривают представительство как деятельность, другие как институт, третьи — как отношение. Закон закрепляет конструкцию «представительства — деятельности». В литературе существует также конструкция «представительства — правоотношения», которая, очевидно является менее четкой, потому что представительство зачастую выступает элементом более широкого правоотношения, например, между родителем и ребенком. Высказывалось мнение, что представительство — это юридический способ, прием, также недостаточно четкое и не получившее распространения.

Представительство, будучи плодом развитых юридических отношений, образованием, появлению которого граждане обязаны относительно недавнему времени, требует четкого и корректного определения. Между тем, в современной процессуальной науке редкий институт имеет такую многообразную, а зачастую и запутанную терминологию, как институт представительства.

Как указывалось выше, представительство определяют и как процессуальные действия, и как процессуальное отношение, и как институт процессуального права. При этом авторы разных определений горячо спорят друг с другом, указывая на некорректность определений оппонентов в той или иной части.

Однако без четкого понятийного аппарата ни институт процессуального представительства, ни процессуальная наука вообще не могут развиваться. Все дискуссии рискуют быть сведенными в итоге к спору о понятиях как базовых категориях, на которых строится любая наука. В правовой же науке терминологическая точность особенно важна, поскольку выработанные теоретические понятия в дальнейшем используются в законодательной практике и приобретают всеобщее значение.

Самым распространенным определением процессуального представительства является определение его как системы процессуальных действий или как деятельность.

Судебное представительство в гражданском процессе — это процессуальная деятельность право-дееспособных субъектов от имени и в защиту прав и охраняемых законом интересов сторон, третьих лиц, заявителей и иных заинтересованных по делу лиц. То есть, ведение дела в суде одним лицом в защиту и в интересах другого. [2. 17, с. 11]

Сведение представительства исключительно к процессуальной деятельности неизбежно влечет за собой вопрос о месте процессуальных действий и процессуальной деятельности в гражданском процессе. Некоторые ученые-процессуалисты утверждают, что деятельность суда и других участников процесса, урегулированная гражданско-процессуальным правом, и исполнительное производство представляют собой гражданский процесс. Другие указывают, что гражданский процесс есть процессуальная деятельность и связанные с ней правовые отношения суда и других участников процесса.

Процессуальные действия играют двоякую роль. Во-первых, они являются процессуальными юридическими фактами, с которыми гражданское процессуальное право связывает возможность возникновения, изменения и прекращения гражданских процессуальных прав и обязанностей. Однако большинство авторов считает, что к процессуальным юридическим фактам относятся и события. Во-вторых, процессуальные действия являются формой реализации всеми субъектами гражданских процессуальных правоотношений, предоставленных им прав и обязанностей.

С этой точки зрения определение судебного представительства как процессуальной деятельности, системы процессуальных действий ведения дела отражает динамику процесса и имеет большое значение для практической деятельности представителя, позволяет сосредоточиться на конкретной работе по реализации его полномочий в суде. Такое определение акцентирует внимание исследователя на том, что процессуальный представитель является активным участником процесса, деятельность которого направлена на получение известного правового результата для представляемого, а ближайшим следствием деятельности представителя является возникновение, изменение и прекращение процессуальных прав и обязанностей представляемого и их реализация. [2. 20, с. 10]

Вместе с тем, названное определение имеет и ряд недостатков. Во-первых, оно механистично, т. е. лишь описывает внешние явления, происходящие в рамках представительства, не показывая сущность представительства, его место в системе права. Во-вторых, оно оставляет без внимания наличие и содержание правоотношений, складывающихся между представителем и представляемым, представителем и судом. В-третьих, такое понятие, не охватывает общественных отношений, не составляющих собственно деятельность, но урегулированных нормами института судебного представительства, например, отношений, связанных с основаниями (уполномочие, доверенность) и субъектами представительства (лица, имеющие право быть представителями), имущественными отношениями по возмещению расходов на представителя.

Определение процессуального представительства как процессуального правоотношения берет свое начало в предложенной в XIX в. О. Бюлловым концепции права как системы правоотношений. Эта концепция в короткий срок завоевала множество сторонников, в числе которых были известные русские цивилисты и процессуалисты, такие как Коршунов Н. М., Абраков С. Н., Викут М. А.

Н.М. Коршунов предложил следующее определение представительства в гражданском праве: «Представительство — есть отношение, в силу которого последствия сделок, совершенным одним лицом от имени другого, непосредственно переносятся на последнего». Применительно к гражданскому процессуальному представительству отмечалось: «В гражданском процессе представитель есть лицо, осуществляющее процессуальные права другого от имени того, кому эти права принадлежат, и исполняющее процессуальные обязанности от имени того, на ком они лежат, и при том с тем, чтобы последствия его действий были отнесены на счет представляемого». [2. 18, с. 53]

С.Н. Абраков охарактеризовал судебное представительство как правоотношение, в силу которого одно лицо (судебный представитель) совершает процессуальные действия в пределах данных ему полномочий от имени и в интересах представляемого (стороны или третьего лица), вследствие чего непосредственно у последнего возникают права и обязанности. [2. 1, с. 50]

Определение представительства как правового отношения позволяет сосредоточить внимание на правах и обязанностях, возникающих в рамках процессуальных отношений. Традиционно считается, что в этих рамках возникают два вида отношений: между представителем и представляемым и между ними и судом. В первом случае представитель наделяется процессуальными полномочиями, во втором происходит допуск его судом к участию в процессе. По этой причине нельзя утверждать, что в рамках процессуального представительства имеют место только процессуальные отношения, обязательным субъектом которых является суд.

Логичнее было бы разделить возникающие правоотношения на три вида: отношения между представителем и представляемым, в силу реализации которого представитель наделяется полномочием; правоотношение между представителем и судом в процессе совершения им процессуальных действий; правоотношение между представляемым и судом, являющееся результатом реализации внутреннего и внешнего правоотношения.

Следует заметить, что и этими тремя видами отношений не исчерпывается содержание процессуального представительства. Представитель как лицо, осуществляющее публично-правовые функции по оказанию правовой помощи налагает на себя соответствующие обязанности. Государство должно получить право устанавливать определенные требования к процессуальному представителю и его отношениям с представляемым. Применительно к договорному представительству эти отношения не могут и не должны строиться только на основании договора между представителем и представляемым. Государство не может оставаться безучастным к тому, кто и насколько качественно оказывает юридическую помощь при представительстве в судах.

Таким образом, рассмотрение процессуального представительства как правоотношения позволяет глубже изучить отдельные стороны судебного представительства, исследовать права и обязанности сторон этого правоотношения, помогает установить действительное положение представителя в процессе как субъекта одновременно публично-правовых и частноправовых отношений.

Самым распространенным определением процессуального представительства является определение его как системы процессуальных действий или как деятельность.

Так, Викут М. А. и Ярков В. В. понятие представительства в гражданском процессе раскрывали через субъективный и деятельностный факторы, как совершение от имени и в интересах представляемого (стороны, третьего лица) ряда процессуальных действий, направленных на убеждение суда в правильности заявленного требования или возражения против него, на доказывание обоснованности позиции представляемого им лица [2. 20, с. 31].

По мнению Резниченко И. М., судебное представительство в гражданском процессе -- это процессуальная деятельность право-дееспособных субъектов от имени и в защиту прав и охраняемых законом интересов сторон, третьих лиц, заявителей и иных заинтересованных по делу лиц [2. 48, с. 96].

Сведение представительства исключительно к процессуальной деятельности неизбежно влечет за собой вопрос о месте процессуальных действий и процессуальной деятельности в гражданском процессе.

Процессуальные действия играют двоякую роль. Во-первых, они являются процессуальными юридическими фактами, с которыми гражданское процессуальное право связывает возможность возникновения, изменения и прекращения гражданских процессуальных прав и обязанностей. Во-вторых, процессуальные действия являются формой реализации всеми субъектами гражданских процессуальных правоотношений, предоставленных им прав и обязанностей [2. 1, с. 57].

С этой точки зрения определение судебного представительства как процессуальной деятельности, системы процессуальных действий, ведения дела отражает динамику процесса и имеет большое значение для практической деятельности представителя, позволяет сосредоточиться на конкретной работе по реализации его полномочий в суде. Такое определение акцентирует внимание исследователя на том, что процессуальный представитель является активным участником процесса, деятельность которого направлена на получение известного правового результата для представляемого, а ближайшим следствием деятельности представителя является возникновение, изменение и прекращение процессуальных прав и обязанностей представляемого и их реализация.

Вместе с тем, названное определение имеет и ряд недостатков. Во-первых, оно лишь описывает внешние явления, происходящие в рамках представительства, не показывая сущность представительства, его место в системе права. Во-вторых, оно оставляет без внимания наличие и содержание правоотношений, складывающихся между представителем и представляемым, представителем и судом. В-третьих, такое понятие не охватывает общественных отношений, не составляющих собственно деятельность, но урегулированных нормами института судебного представительства, например, отношений, связанных с основаниями (уполномочие, доверенность) и субъектами представительства (лица, имеющие право быть представителями), имущественными отношениями по возмещению расходов на представителя.

По мнению многих авторов, логичнее было бы разделить возникающие правоотношения на три вида: отношения между представителем и представляемым, в силу реализации которого представитель наделяется полномочием; правоотношение между представителем и судом в процессе совершения им процессуальных действий; правоотношение между представляемым и судом, являющееся результатом реализации внутреннего и внешнего правоотношения [2. 48, с. 22].

Следует заметить, что и этими тремя видами отношений не исчерпывается содержание процессуального представительства. Представитель как лицо, осуществляющее публично-правовые функции по оказанию правовой помощи налагает на себя соответствующие обязанности. Государство должно получить право устанавливать определенные требования к процессуальному представителю и его отношениям с представляемым. Применительно к договорному представительству эти отношения не могут и не должны строиться только на основании договора между представителем и представляемым. Государство не может оставаться безучастным к тому, кто и насколько качественно оказывает юридическую помощь при представительстве в судах.

Таким образом, рассмотрение процессуального представительства как правоотношения позволяет глубже изучить отдельные стороны судебного представительства, исследовать права и обязанности сторон этого правоотношения, помогает установить действительное положение представителя в процессе как субъекта одновременно публично-правовых и частно-правовых отношений.

Так, определение им представительства характерно тем, что представительство трактуется как институт гражданского процессуального права, а также нетрадиционным подходом к включению в него соответствующих слагаемых: прав сторон поручать ведение дела; частичное или полное осуществление представителем — дееспособным лицом прав и обязанностей. Отсюда следует, что по объему реализуемых субъективных прав и обязанностей представительство может быть частичным или полным.

Современная теория права определяет правовой институт как обособленную группу юридических норм, регулирующих общественные отношения конкретного вида или как законодательно обособленный комплекс юридических норм, обеспечивающий цельное регулирование данной разновидности отношений или ее стороны [2. 18, с. 11].

При этом институтами гражданского процессуального права являются обособленные группы норм, регулирующие процессуальные отношения отдельных стадий гражданского процесса (специальные институты), либо некоторые общие стороны, присущие системе процессуальных отношений как целому по каждому подведомственному суду гражданскому делу (общие институты) [2. 11, с. 53]. Этому определению отвечает и группа правовых норм, регулирующих процессуальное представительство.

Таким образом, нормы о гражданском и арбитражном процессуальном представительстве относятся к общим институтам гражданского и арбитражного процессуального права.

Отнесение этих норм к такой структурной общности права, как институт, является общепризнанным. Нормы о гражданском процессуальном представительстве и арбитражном процессуальном представительстве представляют собой не простые совокупности, а неразрывную общность, правовую целостность, а потому могут проявлять свои регулятивные свойства в полной мере лишь в единстве [2. 20, с. 63].

Нормы о судебном представительстве сконцентрированы в ГПК РФ в одной главе и не случайно в последующих главах и разделах почти не встречаются правовые нормы о судебном представительстве [2. 5, с. 62]. Это позволяет утверждать, что гл. V ГПК РФ и гл. VI АПК РФ достаточно полно регулируют все основные вопросы, относящиеся к деятельности представителя в гражданском и арбитражном процессе. Нормы о представительстве образуют такую общность, которая обеспечивает практически полное регулирование этого элемента процесса. Очевидно, что нормы о гражданском процессуальном представительстве образуют институт гражданского процессуального права. Аналогичная правовая ситуация складывается и в арбитражном процессе.

С точки зрения юридической техники выделение норм о гражданском процессуальном представительстве и об арбитражном представительстве в отдельные главы, расположенные в Общей части ГПК РФ и в Общей части АПК РФ, представляется довольно удачным. Все нормы о представительстве, имеющие общий характер, «выносятся за скобки» и распространяются на все стадии процесса и виды судопроизводства. С этой точки зрения разделение гл. IV ГПК РФ «Лица, участвующие в деле» и гл. V ГПК РФ «Представительство в суде» есть не разделение лиц, участвующих в деле, и представителей, а прием юридической техники, основанный на системе гражданского процессуального права. Такой прием не подтверждает вывода о том, что представитель не является лицом, участвующим в деле, а лишь подчеркивает его особый статус как части системы публично-правовой защиты прав, а также то, что действие норм о представительстве распространяется на всех лиц, участвующих в деле. [1. 2, с. 43]

Нельзя не признать, что опыт Устава гражданского судопроизводства 1864 г. в этой части может быть весьма поучителен. Так, нормы о поверенных содержались в Общих положениях Устава, распространявших свое действие на все стадии и виды производства в судах.

Гражданское процессуальное представительство является формой оказания правовой помощи одного лица (представителя) другому лицу (представляемому) в форме совершения процессуальных действий представителем от имени и в интересах представляемого в рамках полученных полномочий в связи с рассмотрением и разрешением судом гражданского дела, урегулированных совокупностью норм, составляющих институт.

Связь между юридическими категориями процессуальных действий и правоотношений института процессуального права применительно к гражданскому представительству можно выразить следующим образом: процессуальные действия, совершаемые представителем, являются юридическими фактами, которые влекут возникновение, изменение или прекращение процессуальных правоотношений, в том числе и правоотношений между представителем и представляемым, которые, в свою очередь, являются объектом регулирования норм, составляющих институт гражданского процессуального представительства.

Следует отметить, что судебное представительство используется только в правовом значении и в отличие от некоторых иных случаев представительства не имеет соответствующего аналога во внеправовой сфере общественной жизни.

Представительство в суде является самостоятельным гражданским процессуальным институтом, выполняющим функцию процессуальной гарантии защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов сторон, третьих лиц, заявителей. Но правозащитная функция, которую осуществляют в суде представители, не единственная. Они также содействуют суду и в осуществлении правосудия. [2. 16, с. 31]

Гражданское процессуальное законодательство не относит судебных представителей к участвующим в деле лицам. Основанием для такого решения вопроса являлось, видимо, то, что у судебных представителей отсутствует материально-правовой интерес к исходу дела. Однако считать судебных представителей совершенно не заинтересованными в исходе дела нельзя: в пределах полномочий они стремятся добиться в процессе определенного положительного правового результата в пользу представляемого. Например, представитель ответчика стремится добиться вынесения судом решения об отказе в иске. Такая позиция означает, что представитель заинтересован в исходе дела. Но интерес этот носит не материально-правовой, а процессуальный характер, так как представитель действует не в своих интересах, а в интересах представляемого. Однако процессуальный интерес к исходу дела, как и материально-правовой, является юридическим, поскольку основан на законе. Именно нормами гражданского процессуального права определены правовая природа участия представителя в суде и сущность этого процессуального института.

Характер заинтересованности судебного представителя в деле позволяет полагать, что имеются все основания для отнесения судебных представителей к лицам, участвующим в деле, и это должно найти закрепление в будущем процессуальном законодательстве.

В соответствии со ст. 43 ГПК граждане могут вести свои дела в суде лично или через представителей. Дела юридических лиц ведут в суде либо их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных законом, уставом или положением, либо их представители. [1. 2, с. 19]

Представительство в гражданском процессе необходимо для института права и социального обеспечения. Так как, в ряде случаев участие в суде представителя необходимо, например, при защите интересов малолетних, несовершеннолетних, лиц, страдающих психическим расстройством. Судебный представитель способствует более полному осуществлению процессуальных прав и обязанностей лиц, юридически не осведомленных или малоосведомленных. Судебный представитель необходим и тогда, когда-то или иное лицо, участвующее в деле, по болезни, занятости, пребыванию в другой местности не может лично присутствовать при разбирательстве дела.

Невозможность непосредственного (личного) участия в рассмотрении дела заинтересованного участника процесса в связи с болезнью, занятостью на работе, недееспособностью и т. п.- это одна из самых главных причин существования института представительства в гражданском процессе. Отсутствие в гражданском процессуальном праве норм о представительстве сделало бы в подобных ситуациях реализацию конституционного права на судебную защиту практически невозможной для значительного числа граждан. [1. 1, с. 10]

Таким образом, определение процессуального представительства через институт позволяет не только определить место процессуального представителя в гражданском и арбитражном процессе, но и место норм о процессуальном представителе в системе права, а также более эффективно совершенствовать этот институт. Следовательно, понятие процессуального представительства должно быть определено как единство трех его составляющих: действий, правоотношений и норм, объединенных в институт.

1.2 Оформление полномочий представительства в гражданском процессе

Полномочия судебных представителей в гражданском процессе должны быть надлежащим образом оформлены. По общему правилу полномочия представителя на ведение дел в суде общей юрисдикции должны быть выражены в доверенности, выданной представляемым лицом, участвующим в деле, или организацией. Следует отметить, что делегирование прав представителям, лицами, нуждающимися в социальном обеспечении, очень актуально для данной категории граждан.

Для уяснения действительного соотношения прав и обязанностей представителей необходимо придерживаться следующей исходной посылки: представитель является одновременно субъектом множества социальных отношений, только часть, из которых урегулирована нормами права, и, соответственно, еще меньшая их часть регулируется нормами гражданского процессуального и арбитражного процессуального права.

Представитель, как субъект конкретного процессуального правоотношения, наделяется процессуальными правами и обязанностями, связывающими его с судом как органом, осуществляющим правосудие. Являясь одновременно и субъектом материально-правовых отношений, в рамках которых он наделяется полномочиями, представитель наделяется материально-правовыми правами и обязанностями, связывающими его с представляемым.

Отношения между представителем и представляемым могут регулироваться различными отраслями материального права — гражданским, трудовым, семейным. Так, обладая процессуальным правом подать исковое заявление от имени своего ребенка, законный представитель обязан это сделать, поскольку семейным законодательством на него возложена обязанность защищать права и интересы ребенка. Осуществление процессуального права представлять доказательства является обязанностью работника в случае представления им интересов работодателя в суде, поскольку он исполняет обязанность, возложенную на него трудовым договором. Обжалование неправосудного решения суда при рассмотрении его с позиции гражданско-правового договора между доверителем и поверенным является обязанностью последнего. [2. 9, с. 33]

Очевидно, что обязанность представителя осуществить своими конкретными действиями предоставленное ему процессуальное право лежит за пределами гражданских процессуальных отношений. Он обязан совершить не любое из возможных действий, а лишь то, которое наилучшим образом приведет к защите прав и охраняемых законом интересов доверителя. Несомненно, что выбор такого действия возлагается на самого представителя, но от этого оно не становится менее определенным.

Однако представитель исполняет и публично-правовую обязанность по защите прав и законных интересов граждан и организаций. Эта обязанность вытекает из статьи 48 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому квалифицированную юридическую помощь. Государство, гарантируя эту помощь своим гражданам (в конечном счете, ведь именно они являются потребителями юридических услуг), основной труд по ее оказанию возложило на негосударственные структуры -- коллегии адвокатов.

По логике вещей, государство имеет право требовать от адвокатов исполнения возложенных на них обязанностей. В настоящее время само государство таким правом не обладает, оно передано саморегулируемым добровольным объединениям адвокатов — коллегиям. Действия коллегий по обеспечению оказания квалифицированной юридической помощи адвокатами должны признаваться публично-правовыми действиями лица, уполномоченного государством. В связи с этим уместно провести аналогию с нотариусами и их объединениями — нотариальными палатами, которые были признаны Конституционным Судом Российской Федерации элементом публично-правовой охраны прав граждан. [2. 7, с. 41]

В значительной мере искусственное разделение лиц юридической профессии на адвокатов и юристов, организующих свою деятельность вне рамок адвокатуры, не мешает отнести последних также к лицам, исполняющим конституционную обязанность по оказанию квалифицированной юридической помощи. Однако в настоящее время у государства не существует законодательной возможности потребовать от них исполнять указанную обязанность.

Полномочие процессуального представителя следует рассматривать, как субъективное право представителя на совершение от имени и в интересах представляемого процессуальных действий, направленных на возникновение в связи с гражданским и арбитражным процессом определенных правовых последствий для представляемого, и одновременно как обязанность совершить указанные действия.

С точки зрения происхождения и сущности процессуального представительства полномочия представителя при договорном представительстве могут быть разделены на производные и непроизводные. Непроизводными полномочиями, составляющими публично-правовую сторону деятельности процессуального представителя, являются такие, которыми он наделяется как часть системы по защите прав граждан. Они даны представителю законом, но их возникновение связано с волеизъявлением представляемого, которое может включать: заявление отводов, участие в исследовании доказательств, представление своих доводов и соображений, по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражение ходатайствам, доводам и соображениям других лиц, участие в судебных прениях и т. д. Производными полномочиями следует считать те, которыми представитель наделяется представляемым. Они являются отражением частно-правовой стороны процессуального представительства.

Полномочия процессуального представителя определяются чрезвычайно широко, что создает основу для его участия в процессе с большим объемом процессуальных прав. При всем позитивном отношении к существующему положению вещей следует отметить, что должны быть некоторые ограничения процессуального законодательства. Такие ограничения могут касаться как субъектного состава представительства, т. е. лиц, наделяемых полномочиями, а также объема полномочий, данных представителю. [2. 4, с. 23]

Известным ограничением полномочий представителя является традиционное деление его полномочий на общие и специальные. Под общими полномочиями понимаются такие действия, реализацию которых представитель вправе совершить без специального указания в доверенности. К ним, в частности, относятся подача искового заявления, ознакомление с материалами дела, представление доказательств, участие в исследовании доказательств и многие другие. Под специальными — такие, которые требуют особого указания в доверенности. Эти полномочия перечислены в статье 54 ГПК РФ и статье 62 АПК РФ. Общие полномочия предоставляют право представителю совершать от имени доверителя весь комплекс процессуальных действий и осуществлять процессуальные права, принадлежащие самому доверителю. При этом перечисления всего комплекса общих полномочий в доверенности не требуется, поскольку представитель обладает ими в силу своего статуса. [1. 2, с. 52]

Существо же специальных полномочий заключается в том, что они должны быть прямо предоставлены доверителем путем указания на них в доверенности. Это связано с тем, что совершение некоторых процессуальных действий направлено на возникновение, изменение и прекращение процессуальных прав и обязанностей. К числу таких специальных полномочий ГПК РФ относит право на подписание искового заявления, предъявление его в суд, передачу спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передоверие, обжалование судебного постановления, предъявление исполнительного документа к взысканию и получение присужденного имущества или денег. [1. 2, с. 58]

Аналогичные, но с учетом специфики арбитражного судопроизводства, специальные полномочия у представителя в арбитражном процессе (статья 62 АПК РФ). Среди них: право на подписание искового заявления и отзыва на исковое заявление, заявления об обеспечении иска, передачу дела в третейский суд, полный или частичный отказ от исковых требований и признание иска, изменение основания или предмета иска, заключение мирового соглашения и соглашения по фактическим обстоятельствам, передача своих полномочий представителя другому лицу (передоверие), а также право на подписание заявления о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, обжалование судебного акта арбитражного суда, получение присужденных денежных средств или иного имущества.

В процессуальной науке высказывалась точка зрения, согласно которой при личном участии в деле представляемого совместно с представителем отпадает необходимость не только выдавать доверенность, но и утрачивает смысл разграничение полномочий на общие и специальные. Устного заявления лица о наделении полномочиями представителя вполне достаточно для признания конкретного лица представителем. До того момента, пока представляемый не выражает несогласия с действиями представителя, следует считать, что представитель действует в рамках полученных полномочий, даже если его действия направлены на реализацию специальных полномочий. С таким предположением следует согласиться, но только с тем условием, что суд перед принятием действий представителя, право совершения, которых составляет специальное полномочие, добросовестно разъяснял представляемому все последствия принятия этого действия.

Важность правильного наделения полномочиями подтверждает и процессуальная теория, и судебная практика. Общепризнанной точкой зрения является то, что суд не принимает действий представителя, не оговоренных доверителем, а решение, основанное на них, подлежит отмене. [2. 48, с. 65]

В зависимости от социального статуса доверителя (его медицинского состояния, физических возможностей), а так же от объема выполняемых представителем от имени доверителя полномочий, выделяют разные виды доверенности.

разовая доверенность (выдается доверителем на участие представителя по одному делу в одном суде);

специальная (на ведение одного дела во всех судебных инстанциях);

общая (на ведение всех гражданских дел, затрагивающих интересы доверителя во всех судебных органах).

В тексте доверенности должны указываться место и дата ее составления (подписания), фамилия, имя, отчество и место жительства лица, выдавшего доверенность, и лица, на имя которого она выдана. В доверенности на имя адвоката указывается место его работы (юридическая консультация). В доверенности, выдаваемой от имени юридического лица, указывается его полное наименование, место нахождения руководящего органа и должностное положение лица, подписавшего доверенность.

Согласно ст. 186 ГК срок действия доверенности не может превышать трех лет. Если срок в доверенности не указан, она сохраняет силу в течение года со дня ее совершения. Доверенность, в которой не указана дата ее совершения, ничтожна. В соответствии со ст. 187 ГК лицо, которому выдана доверенность, может передоверить совершение этих действий другому лицу, если уполномочено на это доверенностью либо вынуждено к этому силою обстоятельств для охраны интересов выдавшего доверенность. Данная норма в судебном представительстве по гражданским делам имеет свои особенности: в соответствии со ст. 54 ГПК передоверие допускается только в том случае, когда такое право судебного представителя специально оговорено представляемым лицом. [1. 2, с. 22]

Если доверенностью предусмотрено право передачи полномочий другому лицу, то доверенность, выдаваемая в порядке передоверия, согласно п. 3 ст. 187 ГК должна быть нотариально удостоверена. С прекращением доверенности теряет силу передоверие.

Доверенности выдаваемые гражданами, удостоверяются в нотариальном порядке, могут быть удостоверены также организацией, в которой работает или учится доверитель, жилищно-эксплуатационной организацией по месту жительства доверителя, администрацией учреждения социальной защиты населения, в котором находиться доверитель, а также стационарно-лечебного учреждения, в котором доверитель находиться на излечении; командиром (начальником) воинской части, соединения, учреждения, военно-учебного заведения, если доверенности выдаются военнослужащими, работниками этих частей, соединения, учреждения, военно-учебного заведения или членами их семей. Доверенности лиц, находящихся в местах лишения свободы, удостоверяются начальником соответствующего места лишения свободы.

Доверенность от имени организации подписывается руководителем и скрепляется печатью этой организации.

Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием (юридической консультацией) (ч 5 ст. 53 ГПК). Однако для совершения правораспорядительных действий адвокату необходима доверенность, выданная гражданином. Предоставленный адвокатом суду ордер, выданный соответствующим адвокатским образованием, лишь подтверждает право адвоката на выступление в суде. Полномочия же адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в гражданском судопроизводстве, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством. 1. 4, с. 13]

При представлении интересов юридического лица его руководителем оформления полномочий путем составления доверенности не требуется.

Специфика представительства организаций в суде заключается в том, что органы юридического лица, через которые юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает гражданские обязанности, сами по себе не являются самостоятельными субъектами права, в связи, с чем неразрывно связаны с самим юридическим лицом. Таким образом, их полномочия основаны на учредительных документах самого юридического лица.

Представляя в суде интересы организации, лицо, являющееся органом юридического лица, чьи полномочия основаны на учредительных документах организации, помимо самих учредительных документов, должны представлять приказ о назначении на должность (если это единоличный орган), протокол общего собрания об избрании на должность либо решение участников организации.

Кроме того, во избежание негативных процессуальных последствий при рассмотрении судом конкретных споров сторонам необходимо обращать внимание на правильность оформления и действительность документов, подтверждающих полномочия органа юридического лица.

Что касается вопросов оформления и подтверждения полномочий адвоката, то на основании п. 1 ст. 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном Федеральным законом «Об адвокатской деятельности», физическим и юридическим лицам (доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Адвокатская деятельность осуществляется на профессиональной основе, которая включает в себя несколько составляющих: наличие специального образования, должный уровень квалификации, повседневную трудовую занятость определенным видом деятельности, возмездность занятости как основного источника дохода. [1. 4, с. 58]

Полномочия адвоката удостоверяются в соответствии с Законом об адвокатуре, согласно ст. 25 которого адвокатская деятельность осуществляется на основании соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу. Адвокат выступает в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском, административном судопроизводстве, в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и судопроизводстве по делам об административных правонарушениях, а также представляет интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления, в отношениях с физическими лицами — только на основании договора поручения. В большинстве случаев адвокат не просто советует доверителю поступать тем либо иным образом, но и по доверенности самостоятельно, вместо доверителя, участвует в процессе по рассмотрению гражданского дела в арбитражном суде.

Согласно п. 2 ст. 6 Закона об адвокатуре в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности.

Таким образом, из содержания п. 2 ст. 6 Закона об адвокатуре следует, что адвокат осуществляет представительство на основании ордера лишь в случаях, которые прямо определены в действующем законодательстве. [1. 4, с. 19]

Например, в гражданском судопроизводстве право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием (ч. 5 ст. 53 ГПК РФ). При участии в производстве по делу об административном правонарушении в качестве защитника или представителя потерпевшего полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием (ч. 3 ст. 25.5 КоАП РФ). В уголовном деле адвокат допускается к участию в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера (ч. 4 ст. 49 УПК РФ). [1. 2, с. 68]

В соответствии с положениями статьи 6 Федерального Закона Российской Федерации «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат представляет доверителя на основании доверенности, а в случаях, предусмотренных федеральным законом, — на основании ордера, выдаваемого соответствующим адвокатским образованием.

Очень важным вопросом, для института социального обеспечения являются полномочия законных представителей недееспособных, которые специального оформления не требуют. Представители на основании родства (родители, усыновители) и по назначению (опекуны и попечители) предъявляют суду документы, удостоверяющие их статус и полномочия. [1. 4, с. 48]

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой