Проблема женской трудовой занятости в условиях современности

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Психический мир человека в ситуации социальной нестабильности

Проблема женской трудовой занятости в условиях современности

Социально-психологический анализ женского бизнеса

Заключение

Список использованных источников

Введение

Социальный прогресс с его демократизацией взаимоотношений полов, стиранием границ между «мужскими» и «женскими» социальными ролями, что в частности выражается в выборе женщинами нетрадиционных для них видов профессиональной деятельности, не только изменяет, нормативные представления о женских ролях и нивелирует многие казавшиеся ранее «естественными» их особенности, но и влияет на личность как позитивно, так и негативно. В современном обществе женщины становятся всё более социально активными, инициативными, независимыми, стремятся к профессиональной самореализации. Расширяется репертуар тендерных ролей женщины. Если ещё несколько десятилетий назад подавляющее большинство женщин видело себя только в роли матери, жены, сотрудницы с исполнительными функциями, не претендовавшей на руководящую должность, то в наши дни никого не удивит женщина-политик, бизнес-леди, топ-менеджер в крупных корпорациях. Поэтому необходимость исследования особенностей её самореализации и жизненного пути в современных условиях становится все более актуальной. Значительный вклад в развитие представлений об идентичности внесли Э. Эриксон, Дж. Марсиа, А. Ватерман, Р. Фогельсон и др. Тендерная роль и тендерная идентичность являются одними из составляющих чувства личностной идентичности. Условия их формирования исследованы Н. Чадороу, Дж. Джекобсом, В. Уайцем, Л. Гилбертом, Б. И. Хасаном, Ю. А. Тюменевой, Л. В. Поповой, Н. А. Орешкиной и др.

Психический мир человека в ситуации социальной нестабильности

В ситуации нестабильности человек по-иному переживает время собственной жизни, переосмысливает прошлое, настоящее и будущее, иногда теряет ощущение времени, а значит, и цели собственного бытия, что для психолога служит одним из симптомов жизненного кризиса. [6]

Исследования различных сторон жизни человека в условиях ситуации социальной нестабильности получают все большее распространение, как в зарубежной, так и отечественной психологии. На Западе выделяется целая серия исследований по психологии жизненных кризисов, среди которых определенный интерес представляют работы немецких ученых С. Фишера, К. Коопера и Л. Пельцманна. В этих работах исследуются различные состояния человека в связи с изменениями в сфере профессиональной деятельности, в частности, в связи с потерей работы. Постоянно меняющиеся условия существования сопровождаются негативными последствиями для человека, оказывают определенное влияние на процесс самореализации личности.

Можно выделить два основных плана этих влияний. Первый — необходимость изменения привычной социальной среды, установление новых социальных контактов, что часто связано с преодолением агрессивности среды, трудностями завоевания достойного места, статуса в ближайшей социальной группе. Это сложный путь, ибо он требует устойчивых коммуникативных умений, мобильных коммуникативных действий или специальных умений в решении ситуативных задач, что позволило бы быстрее войти в новую социальную среду. Все это может привести к определенным изменениям личностного потенциала: снижению уровня самооценки, симптоматики достижений, повышению уровня тревожности. Второй план связан с изменениями пространственно-временных параметров жизни человека.

Это не только нарушения привычного ритма и темпа жизни, ее размеренности во времени, привычном пространстве, но и необходимость осознания, принятия и освоения новых временных механизмов кардинальных жизненных перемен, что связано с изменениями временных циклов (последовательности смены событий, их длительности и скорости), а также с сужением временных перспектив, низкой продуктивностью принятия событийности в настоящем и прошлом опыте личности. В ситуациях социальной неопределенности часто наблюдается также установка на возникновение в ближайшем будущем только негативных событий. Это расценивается психологами как один из стресогенных факторов. Есть данные, показывающие, что ситуация ожидания неприятного события человеком переживается тяжелее, чем само свершившееся событие [6]

Согласно имеющимся теоретическим концепциям (Г. Селье), стрессогенные воздействия вызывают систему адаптационных реакций, также различно протекающих во времени. Выделяются три фазы развития адаптационного синдрома: а) возникновение тревоги, когда происходит мобилизация сил для оказания сопротивления: б) развитие сопротивления организма и различных поведенческих реакций: а) истощение приспособительных возможностей. На третьей фазе происходит либо выход из состояния стресса, если протекание двух предыдущих фаз шло в интенсивном темпе, либо потеря сил и отказ от деятельности, если адаптационные реакции несколько запаздывали по времени [8].

При этом важно учесть, что непредсказуемые и неуправляемые события более опасны, чем предсказуемые и управляемые. Когда люди заранее осведомлены о предполагаемом времени надвигающейся неприятности, их самообладание, постепенно формируясь и перестраиваясь, нейтрализует действия стрессора. У них есть возможность подготовиться к этим событиям, обратиться за поддержкой, консультацией к специалисту, скорректировать планы и структуры поведения в новых условиях. При возможности предусмотреть какие-то шаги вероятность стресса значительно снижается [6].

Трудные социально-экономические условия существования человека в условиях социальной нестабильности отражаются не только на общем состоянии личности (постоянное напряжение и дискомфорт), но и на психическом здоровье.

Понятие «тревожность» используется в двух основных значениях: как психическое состояние и как свойство личности. Тревожность — длительное эмоциональное состояние, характеризующееся субъективными ощущениями напряжения в ожидании неблагополучного развития событий — часто возникает в ситуации неопределенности или смутно осознаваемой опасности. Действие тревоги распространяется далеко за рамки реальной ситуации, перенося субъекта тревоги как в будущее, так и в прошлое [6].

Тревожность как свойство личности в основном связывается с поведенческими реакциями, со способами поведения человека в чрезвычайных, внезапно возникших ситуациях. В этом случае поведение человека может проявляться в виде так называемой над ситуативной активности, когда он способен самостоятельно организовать свое поведение, активный поиск и процесс постановки новых целей и способов их достижения. Этот процесс развертывается во времени достаточно медленно, если субъективно оцениваемая человеком ситуация воспринимается как потенциально неопасная, и стремительно, если она оценивается как потенциально опасная, угрожающая жизни или социальному статусу.

Как показывает ряд исследований, состояние тревоги, испытываемое человеком в ситуации неопределенности и нестабильности, также сопряжено с временным фактором, учет которого позволяет выйти на уровень создания конкретных приемов и методов оказания психологической помощи человеку. Так, над ситуативная активность может выражаться в постановке «сверхзадачи», для решения которой потребуется определенное время, в течение которого придется последовательно решать несколько задач. «Встать над ситуацией», переосмыслить ее значение, установить иерархию последовательности решения поведенческих задач, перераспределив их по значимости во времени, — эффективный путь снятия состояния тревоги и формирования адекватных способов ее преодоления. [6]

Следует отметить, что в описанном ряду существуют и так называемые критические ситуации: человек сталкивается с серьезными препятствиями в реализации своих мотивов, стремлений, ценностных ориентаций. Такую ситуацию нельзя разрешить посредством предметно-практической и познавательной деятельности, выход из нее возможен через «переживание» (по терминологии Ф. Василюка), понимаемое как особая фирма внутренней деятельности по перестройке субъективного отношения как происходящему благодаря переоценке личностных позиций, переосмыслению жизненных целей. Это чрезвычайно сложная форма «внутренней работы», которая может быть осуществлена только самим человеком, переживающим кризис, и в зависимости от его индивидуальных особенностей имеет индивидуальные временные границы [3].

Исследования Боннского научного круга, представленные Л. Анцыферовой [2], обращают наше внимание на жизненный мир личности и «техники» ее бытия в переломные периоды жизни. Согласно работам немецких ученых X. Томэ и У. Леер, в трудных ситуациях у человека обостряются по крайней мере три его функции как субъекта жизни. Первая из них заключается в антиципации разных типов возможных жизненных тягот и потенциальном накоплении ответов на них, психологической подготовки к ним, что характерно для всего периода трудных ситуаций; вторая — в быстром анализе имеющихся альтернативных ответов на жизненные сложности и создании новых альтернатив; третья, пожалуй, самая трудная, заключается в создании психологических условий для достижения гармонии между рассогласованными (у людей старшего возраста) когнитивными и мотивационными процессами. Высокие мотивы достижения, сильные желания и стремления должны быть перестроены, снижены до уровня изменившихся тем и когнитивных представлений о своем новом ограниченном жизненном мире. При этом, как показывают Томэ и Леер, человек все же продолжает порождать новые «техники» жизни. Иными словами, человек постоянно творит свой мир повседневности, создавая ответы на требования жизни. Вся совокупность техник бытия называется «системами приспособления», когда под приспособлением понимаются не только требуемые обстоятельствами изменения человеком себя и своих временных перспектив, но и преобразование ситуации в соответствии с новыми возможностями и жизненными целями. [6]

Обновление «техник бытия» в трудных ситуациях связано не только с актуализацией поиска ответов на проблемы, но и с изменениями жизненного стиля, структуры преобладающих тем жизни и социальных контактов, а также доминирующих форм поведения и временной перспективы

Таким образом, все многообразие описанных разными авторами поведенческих реакций и ситуациях нестабильности, последовательность их влияний на человека во временном масштабе могут быть дополнены также проблемой индивидуально-психологических и половозрастных особенностей поведения и адаптации человека и изменяющихся условиях существования.

Рассмотрим проблему реализации женщины в рамках социальной нестабильности.

Проблема женской трудовой занятости в условиях современности

Можно выделить следующие социально-экономические проблемы женщин, требующие особого внимания и принятия мер в современный период:

предпочтения по признаку пола при найме на работу и при увольнении;

недостаточно высокий уровень квалификации безработных женщин, особенно в сельской местности;

широкие масштабы применения труда женщин в неблагоприятных условиях;

скрытая дискриминация в оплате труда и др. [1]

В условиях социально-экономического кризиса проблема женской занятости еще более обострилась. Женщины оказываются менее социально защищенными в сфере труда, чем мужчины. Они вынуждены не просто менять в массовом порядке свой социальный и профессиональный статус, но и в большинстве случаев его снижать, становясь безработными, а затем переквалифицироваться, как правило, на формы занятости, не требующие ни образования, ни накопления профессиональных знаний [7, с. 294].

В настоящее время число безработных женщин трудоспособного возраста значительно превышает число безработных мужчин. Появился даже такой термин, как «безработица с женским лицом». В 2009 г. в общей численности безработных доля женщин составляла 47,7%, а в численности безработных, зарегистрированных в органах службы занятости — 54,9%. Важно отметить, что самый высокий уровень занятости наблюдается среди женщин в возрасте от 30 до 40 лет. Незанятость молодых связана с рождением детей и необходимостью ухода за ними, женщин более старшего возраста — объясняется выходом на пенсию в связи с наличием льготного стажа, заболеваниями, низкой конкурентоспособностью на рынке труда из-за трудностей в переучивании, которые снижают возможность найти новое место работы в случае утраты прежнего.

В наиболее тяжелом положении находятся женщины, относящиеся к категории слабо защищенных в социальном плане:

женщины, имеющие малолетних детей, детей-инвалидов;

многодетные матери; одинокие матери;

жены военнослужащих, которые из-за частых переездов теряют квалификацию;

выпускницы средних и высших учебных заведений, не имеющие опыта работы;

женщины предпенсионного возраста.

Женщины обладают большим адаптационным потенциалом и более активно используют его. По сравнению с мужчинами экономически активные женщины обладают более высоким уровнем образования и более конкурентоспособной возрастной структурой. [1].

При этом большой процент женщин (особенно женщин с детьми) проявляют особый интерес к занятости с неполным рабочим днем, гибким графиком работы и неполной рабочей неделей. Во-первых, превалирует мнение, что именно женщины должны «подстраивать» свою трудовую деятельность под семейные обязанности; во-вторых, женщины не всегда считают себя основными кормильцами семьи, воспринимая свой заработок как дополнительный, а заработок мужа — как основной [4].

Много лет остается неизменным также возрастной профиль гендерных различий в заработной плате: самые большие различия в оплате труда приходятся на возраст 30−45 лет, минимальные — на самые молодые и самые пожилые возраста экономической активности. Гендерный разрыв в оплате труда формируется под воздействием целой системы факторов, подавляющее число которых являются результатом распространения прямых или косвенных дискриминационных практик в отношении женщин: при приеме на работу и увольнении с нее, при продвижении по службе, разной оплате за труд равной ценности и традиционного разделения труда между мужчинами и женщинами. [1]

Женщины часто подвергаются профессиональной дискриминации. Обладая приблизительно той же квалификацией и опытом, что и мужчины, они занимают менее престижные должности и позиции, соответственно, и менее материально поощряются. У каждой женщины должна быть возможность индивидуального выбора самореализации своего человеческого потенциала и в профессиональной сфере деятельности, и в семейно-бытовой сфере, не ограничиваясь при этом гендерными стереотипами. [1]

В этом аспекте рассмотрения проблемы возникает феномен профессиональной сегрегации. Понятие профессиональной сегрегации связано с анализом ассиметричного размещения женщин в профессиональной структуре и связанных с этим неравенств в отношении оплаты труда мужчин и женщин и в отношении других профессиональных характеристик. [5]

Теоретические подходы к понятию «профессиональной сегрегации» варьируются в зависимости от взглядов представителей различных социальных и экономических школ. Анализируя различные направления, можно выделить несколько различных подходов к этому вопросу:

1. Профессиональная сегрегация является продолжением влияния мужских и женских ролей, их статуса в домохозяйстве, в общественной жизни, перенесенного в профессиональную структуру. Это распределение половых ролей может быть задано первично или быть результатом принуждений, навязанных экономической (капиталистической) эксплуатацией (точка зрения марксистов).

2. Профессиональная сегрегация возникает вследствие действия факторов спроса и предложения на рынке труда: из перспективы индивидуальных мужчин и женщин, как рациональных производителей и потребителей (точка зрения неоклассиков).

Размещение женщин в сфере занятости объясняется как последствие мужского давления в общественной и частной сферах (точка зрения феминистов). Влияние мужского менталитета может рассматриваться и более широко, в качестве суммы влияющих факторов — экономических, социо-культурных, домохозяйственных (Кембриджская группа ученых).

Развитие сложного общества проходит через социальное и техническое разделение труда, что предполагает наличие достаточно жесткой профессиональной структуры. [5]

Профессиональная структура описывает различные виды профессий и профессиональных групп. Стандартизация профессий дает возможность рассматривать каждую профессию как равную единицу, позволяет классифицировать профессиональные категории, например, в отношении статуса профессии. Статус может быть высоким или низким, в зависимости от уровня оплаты и общественного признания данной профессии, то есть можно осуществить определенную градацию профессий с точки зрения ее статуса.

Распределение мужчин и женщин на работах различного статуса в рамках профессиональной структуры можно определить как гендерную сегрегацию в профессиональной сфере или профессиональную сегрегацию.

Различается также горизонтальная сегрегация, проявляющаяся в различных профессиональных группах, и вертикальная сегрегация, обнаруживающаяся среди одной и той же профессиональной категории. Горизонтальная профессиональная сегрегация существует, когда мужчины и женщины в большинстве своем работают в различных профессиональных группах и поддерживается набором мужчин и женщин на различные работы.

Существует много профессий, стереотипно воспринимаемых как «женские» или «мужские» профессии. Например, профессии няни, медсестры, школьной учительницы, воспитателя, повара в детских учреждениях, библиотекаря, машинистки воспринимаются нами как «женские» профессии. В то время как профессии водителя, финансиста, брокера, строителя признаны «мужскими».

Иными словами, происходит процесс «полотипизации» (Кромптон, Сандерсон, 1990), то есть процесс феминизации или маскулинизации профессий, когда определенные профессии получают полотипизированные характеристики, и социальный пол является определяющим в установлении данных характеристик. Возникают барьеры для проникновения женщин в сферу «мужских» профессий. [5]

Однако, существующая социо-половая структура может быть изменена, ибо деление на «мужские» и «женские» профессии социально сконструировано, а значит, поддается изменению. Идеология патриархатного общества, создавая свои установки на распределение ролей между мужчиной и женщиной, затронула, безусловно, и профессиональную сферу деятельности человека. Склонность к профессиям няни, медсестры, школьной учительницы трактуется как «природная» склонность женщины быть матерью, воспитателем, осуществлять уход за близкими людьми. «Естественная» роль женщины проецируется на сферу занятости. Общественное мнение поддерживает женщин, работающих в сфере «женских» профессий, и не принимает женщин, работающих в сфере «мужских» профессий.

Достаточно сложным вопросом является вопрос о возможном существовании у женщин (как и у мужчин) природных навыков к определенным видам труда. Здесь имеются в виду такие навыки, как усидчивость, «ловкость пальцев» при выполнении определенной ручной работы. Сложность для нас заключается в выделении социально и природно сконструированных профессиональных навыков. Однако, данный аспект не противоречит нашему общему рассуждению о существовании социального феномена профессиональной полотипизации, связанного, в первую очередь, с идеей «нормального» разделения профессионального и домашнего труда между полами.

Зависимость процесса полотипизации профессий от конкретного социума можно продемонстрировать на следующем примере. Профессия врача в нашей стране считается «женской», тогда как в западном обществе данная профессия представлена в основном мужчинами. Это связано с разницей в уровне оплаты профессии врача в разных странах. Такие характеристики профессий, как «мужская» или «женская», часто ассоциируются с такими понятиями, как престижная или непристижная. Профессия врача в развитых европейских странах является высокооплачиваемой и престижной профессией и в результате определяется как «мужская». [5]

Существует и обратное влияние: «мужские» профессии получают более высокую социальную оценку в глазах общества, что формирует более высокую оплату «мужского» труда. Следовательно, процесс изменения социальной практики, установление эгалитарной идеологии общественного развития позволит изменить социо-половую структуру профессиональной занятости.

Следующим источником пополнения горизонтальной сегрегации является процесс вытеснения женщин на низкоградуированные в отношении оплаты и социального престижа профессии. Такое вытеснение происходит вследствие восприятия женщины как «неспособного» работника. Получается замкнутый круг: с одной стороны, женщина не может устроиться на хорошо оплачиваемую работу из-за отсутствия квалификации, с другой стороны, низкий уровень квалификации является следствием процесса поло-типизации.

Тактика вытеснения женщин на низкооплачиваемые и непрестижные работы проявляется как прямым, так и косвенным образом. В первом случае трудности возникают в отношении равноправного доступа к определенным видам работ (профессиональным группам), во втором — в отношении равноправного доступа женщин к образовательным структурам и другим требованиям для вхождения на соответствующий трудовой рынок,

Воздействие на процесс вытеснения женщин с высокоградуированных профессий также возможно осуществлять, создавая юридическую базу для равноправного доступа к различным профессиям, развивая образовательно-квалификационные структуры и вовлекая женщин в данные структуры.

Можно выделить еще один тип профессиональной сегрегации женщин: вертикальную сегрегацию. Вертикальная сегрегация существует, когда мужчины в большинстве своем работают в более высокоградуированных профессиях, а женщины — в более низкоградуированных (то есть, наблюдаются гендерные различия в социальном статусе профессии). А также наблюдаются гендерные различия в структуре занимаемых должностей. Поддерживается данная сегрегация либо набором на различные профессии (модификации профессии — учитель младших или старших классов, преподаватель университетов) в рамках одной и той же профессиональной группы, либо сдерживанием женщин на более низких ступенях организации труда. [5]

Вертикальная сегрегация первого типа подобна горизонтальной сегрегации, но действует в рамках одной и той же профессиональной группы. Например, в среде начального и среднего образования преобладают женщины, тогда как преподавательский состав университетов неоднороден по полу. То же происходит и в медицинских структурах: чем выше статус врача, тем вероятнее, что данную работу выполняет мужчина (высший медицинский персонал клиник и кафедр), тогда как участковыми врачами в основном являются женщины, «растущие» до заведующего отделением районной поликлиники. Более того, в зависимости отсоциального пола занятого одна и та же должность может быть и стартовой и финальной ступенью в карьерной траектории (научный сотрудник и т. д.).

Вертикальная сегрегация второго типа также реализуется в рамках одной и той же профессиональной группы. Мужчины и женщины набираются на одинаковые профессиональные уровни, но мужчина движется вверх по служебной лестнице, а женщина не преодолевает карьерную иерархию.

Неравные возможности к продвижению влияют также на разрыв зарплаты мужчин и женщин. К 20-ти годам разница в средней зарплате мужчин и женщин составляет 15%, а к 30-ти годам средняя зарплата мужчин относиться к средней зарплате женщин как 3: 2(11). Сегодня существуют даже более смелые оценки соотношения зарплат мужчин и женщин: данный показатель оценивается как 2:1 (32).

Среди причин, указанных женщинами в связи с невыполнением ими работы, полученной по специальности, выделяются следующие: трудно найти работу по специальности (26,5% опрошенных женщин), близость нынешней работы от дома (26,3%), более высокая зарплата (19,3%), необходимость ухода за малолетними детьми (14,5%) (67). Как видно из приведенных цифр, большинство из этих причин замыкаются на семейном статусе женщин и распределении труда в семье. [5]

Несмотря на юридически закрепленное право для мужчин и женщин получать равную оплату за равный труд, существует определенный разрыв в оплате мужского и женского труда (одно из последствий профессиональной сегрегации). Это связано как с прямой дискриминацией женщин, так и с представительством женщин на более низкооплачиваемых работах.

Социо-половые различия в заработной плате, вызванные непрямой дискриминацией женщин, поддерживаются рядом причин, формирующих дискриминационное положение в отношении оплаты женского труда на микро и макроуровне. Различные уровни в заработной плате мужчин и женщин могут возникать из-за недостаточного обеспечения женщин возможностями получить образование или повысить свою квалификацию или из-за неравных возможностей в реализации своих профессиональных качеств, в продвижении по службе. Разрыв в оплате мужского и женского труда может быть следствием различной производительности труда мужчин и женщин, а также следствием разницы в отработанном времени.

По выбору, семейному или социальному принуждению женщина больше энергии и времени тратит на воспитание ребенка и другие домашние работы. Следовательно, она не входит в развивающийся трудовой рынок в равной степени вместе с мужчиной, что влечет за собой ограничение в выборе работы и сокращение заработка. Участие в трудовом процессе с перерывами сокращает заработную плату женщин и ассоциируется с падением квалификации. [5]

Необходимо обобщить, что на современном этапе решение проблемы занятости женщин предполагает регулирование по нескольким направлениям: воздействие на спрос, на предложение их труда, качественные параметры предложения, на барьеры входа на рынок труда, сокращение дискриминации и т. п. [1]

Необходимо затронуть такую тему женского трудоустройства как предпринимательство. На страницах современных журналов все чаще пишут о деловых женщинах, владельцах компаний, преуспевающих менеджерах, выдающихся антрепренерах. Появились организации, объединяющие женщин бизнесменов и руководителей компаний. В рамках различных мероприятий проводятся деловые встречи и лекции для женщин, желающих заниматься бизнесом. Вряд ли кто-то станет спорить, что исходная позиция, отправная точка мужчины и женщины в бизнесе не одинакова. Нужно отметить, что в этом аспекте женщина, занятая во всех сферах народного хозяйства и по сей день, она составляет основную производительную силу. В ней по-прежнему не истребим дух самовыражения, разносторонности интересов и их реализации. Все это воплощается в традиционной женской форме — на общественных началах.

женский предпринимательство профессиональная сегрегация

Социально-психологический анализ женского бизнеса

Женщиной освоены многие сферы проявления деловой профессиональной активности, но именно бизнес с его динамикой способен в сравнительно кратчайшее время обнаружить способность или неспособность руководителя вести организацию к успеху, а это означает, что приход женщины в бизнес проявит ее деловой потенциал, вселит уверенность и тем самым поможет преодолеть устаревшие представления. Женщинам необходимо решиться попробовать свои силы в малоосвоенной сфере. [9]

Становление частного бизнеса, самозанятости женщин в условиях современности идет медленно, наталкиваясь на широкий спектр юридических, экономических и социальных барьеров. Женский социум как субъект предпринимательской деятельности сталкивается с особым классом социальных проблем: конфликты ролей, выполняемых в общественной и частной жизни, массовое сознание, деформированное в сторону патриархата.

Необходимо отметить, что разрыв между женщинами и мужчинами в сфере предпринимательства значителен и почти достигает трехкратной величины. Как видно, развитое рыночное пространство отнюдь не гарантирует столичным женщинам равного вхождения в бизнес, скорее, наоборот — они все более отстают от мужчин.

Пути решения проблем подобного рода предполагают разработку специальной системы мер по поддержке женской предпринимательской активности на государственном и региональном уровне. Дело в том, что женская предпринимательская активность расширяет диапазон женских социальных ролей и ценностные ориентиры, расширяет границы социального пространства для выбора стратегии поведения и свободы маневра женского социума в условиях перехода к новому общественному укладу, противодействует феминизации бедности. Для менее активных и социально слабых контингентов женского социума женщины-предприниматели становятся референтной группой. [9]

Женское предпринимательство весьма многообразно по форме и способам бизнеса. Уже сегодня из 200 предприятий бизнеса, по оценкам, около 25% возглавляют женщины-менеджеры, или женщины занимают 2−3 руководящие позиции в фирме.

В настоящее время набирает силу бизнес, который традиционно являлся женским: торговля, сервис (салоны мод, красоты). Весьма парадоксальный факт: типично мужские секторы бизнеса также активно осваиваются женщинами. В этом случае они, как правило, занимают вторые позиции в фирме, выступая в роли вице-президентов или главных управляющих, беря на себя всю тяжесть управления внутренней жизнью фирмы. Из 100 акционерных обществ, занимающихся производством, 18% имели в качестве менеджера высшего уровня женщину. Возможность бизнеса с женским лицом обусловлена потребностью проникать в узкие сегменты рынка. Именно женщины с их коммуникабельностью, эмоциональной ориентацией на клиента, умением устанавливать доверительные отношения, нежеланием победы любой ценой получают необходимое преимущество перед мужчинами в реализации корпоративных задач. Смена ценностных ориентиров в обществе, переход к демократическим принципам существования способствуют появлению харизматических лидеров-вдохновителей, в отличие от традиционно сильных лидеров. [9]

Экономическая нестабильность, периоды спадов и подъемов предопределяют неизбежность подъема женского предпринимательства. Именно женщины быстро приобретают опыт управления фирмами в ситуации неопределенности, опираясь на чисто женские качества: интуицию, эмоциональный подход к решению проблем, логику здравого смысла.

Однако в судьбе всех обследованных женщин-предпринимателей обращает на себя внимание одна характерная черта: в 80% случаев выбор бизнеса и занятие лидирующей позиции в деле определялось не самими респондентами, а привнесенными обстоятельствами. Сами же респонденты были склонны обозначать это в одном случае как судьбу, в другом — как выбор коллектива, т. е. факторы вхождения в бизнес определялись или сложившейся ситуацией (выход из которой — взять ответственность на себя), или желанием ближайшего окружения, чье доверие нельзя обмануть.

Модель становления женского бизнеса отличается известной вынужденностью, невозможностью существовать в своей профессии иначе, как взяв ответственность на себя. Фактически новая экономическая политика поставила женщин-менеджеров перед необходимостью осваивать новые зоны ответственности. Бизнес же как цель, как желание. Активно поменять свою жизнь, были характерны лишь для 20% опрошенных.

Если сравнивать структуру мотивации женщин и мужчин-бизнесменов, то можно заметить принципиальное различие между теми и другими: бизнес у женщин ориентирован на состояние людей, которые находятся рядом, или тех, за кого женщина-менеджер несет ответственность. Внутренняя сенситивность порождает особую чувствительность к состоянию других людей, которая в значительной степени регулирует мотивационный потенциал женщины-менеджера.

Социальный успех, устойчивость феномена «женский бизнес» в немалой степени зависит от того, с какой установкой приходят женщины в сферу предпринимательства: является ли это делом их жизни или носит случайный, а то и вынужденный характер. Как удалось установить, женщины-предприниматели делятся на три социальные группы. Первая объединяет убежденных бизнес-леди. Мотивация их выбора — внутреннее желание стать предпринимателем, интерес к этому виду деятельности. Они пришли в бизнес по доброй воле и с самыми серьезными намерениями (треть обследуемых). Второй и самый многочисленный тип, вобравший половину бизнес-леди, объединил предпринимателей «по случаю». Свое решение они приняли спонтанно, под влиянием неожиданных случайных обстоятельств (по совету или примеру друзей, неожиданно возникшим благоприятным перспективам, газетной информации и т. д.). И, наконец, третий тип — предприниматели поневоле — объединил женщин, которые не по своей воле пришли в бизнес. Они оказались вынужденными в силу различных неблагоприятных обстоятельств открыть свое дело. Это самая малочисленная группа — 1/5 всех обследуемых. Мотивация их выбора — реальная безработица или угроза безработицы, отсутствие средств к жизни, невыплата зарплаты, а также давление извне. [9]

Заключение

Актуальность изучения реализация женщины очевидна, т. к успешная профессиональная карьера в корне может изменить микроклимат семьи, поскольку возрастет авторитет женщины как матери и жены. Возникнут предпосылки для изменения самооценки мужем себя как мужчины, с которым связана судьба преуспевающей женщины, возможно, произойдет изменение взгляда и на распределение семейных обязанностей. Вместе с тем продвижение женщины по ступеням карьерной лестницы позволит ей увеличить материальное благосостояние семьи, повлияет на уровень и качество жизни последней.

Важно привлечь внимание женщины к проблеме карьеры, поскольку карьера отражает ее установку на самореализацию, самосовершенствование, творческое самовыражение. Выбор карьеры как одного из стратегических направлений жизнедеятельности обусловливает избираемый женщиной тип социального поведения, степень активности, ориентацию на предпочитаемый стиль жизни, на сам способ деятельности.

Список использованных источников

1. Алиева П. Р. Проблемы реализации потенциала некоторых социально уязвимых групп населения в периферийном регионе. // Современные исследования социальных проблем — 2012. — № 1(09).

2. Анцыферова Л. И. Психология повседневности, жизненный мир личности и «техники» ее бытия // Психологический журнал. — 1993. — Т. 14. — № 2.

3. Болотова А. К. Самораскрытие личности и временные границы // Психологические аспекты социальной нестабильности. М., 1995. С. 59−73.

4. Женщины завоевывают рынок труда: почему и зачем? [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. kapital-rus. ru/articles/article/1835

5. Колитова А. Человек и время в ситуации социальной нестабильности. // Электронный ресурс: [Режим доступа: http: //www. xserver. ru/user/chivs/]

6. Пономарева Ю. Ю., Яхварова Е. В. Особенности женской занятости в России // Человеческий потенциал России в условиях становления инновационной экономики: материалы Международной научно-практической конференции, 24−25 ноября, 2010. — Саратов: Издательство «КУБиК», 2010. -473 с.

7. Селье Г. Стресс без дистресса. — Рига, 1992.

8. Социально-психологический анализ женского бизнеса в России. // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //txtb. ru/108/15. html

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой