Представление о времени у младших школьников

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Институт экономики, управления и права (г. Казань)

Психологический факультет

Кафедра психологии развития

и психофизиологии

Выпускная квалификационная (дипломная) работа

Психология развития и возрастная психология

Представление о времени у младших школьников

Выполнила: студентка

Гарифуллина Ландыш

Казань — 2011

СОДЕРЖАНИЕ

представление время младший школьник мышление

ВВЕДЕНИЕ

1. Теоретические подходы к исследованию представлении о времени младших школьников

1.1 Представление о времени в различных научных концепциях

1.2 Психологическая характеристика детей младшего школьного возраста

1.3 Особенности формирования временных представлений у детей младшего школьного возраста

Выводы к теоретическому исследованию

2. Эмпирическое исследование представлений о времени у младших школьников

2.1 Организация и методы исследования

2.2 Описание и интерпретация результатов исследования

2.2.1 Описание представлений о времени младших школьников

2.2.2 Сравнительный анализ представления о времени у младших школьников в зависимости от преобладающего типа мышления

Выводы к эмпирическому исследованию

ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.

Субъект жизни должен обладать способностью организовать собственную жизнь. Вся жизнь человека тесно связана с временем, с умением измерять, распределять и ценить время. Время является регулятором всей деятельности человека. Ни одна деятельность не проходит вне временных границ. Поэтому исследование процесса становления умения оперировать своим временем, берущее начало в представлениях о времени, является актуальным.

В настоящее время накопилось довольно много различных концепций времени, которые создали исследователи их области психологии, физики, философии. Это различные концепции философов-физиков прошлого времени — Ньютона, Ж. Сивадьяна, Аврелия Августина, Аристотеля, Декарта). Основные психологические концепции времени отражены в трудах Р. А. Аронова и В. В. Терентьева, Ю. К. Стрелкова, В. Г. Асеева, Т. А. Артыкова и Ю. Б. Молчанова, Абульхановой К. А. и Березиной Т. Н., Е. И. Головаха и А. А. Кроник.

Первые представления о времени дети получают в дошкольный период. Смена дня и ночи, смена времени года, повторяемость режимных моментов в жизни ребенка — все это формирует временные представления. Однако, как временная последовательность событий, так и особенно понятие о продолжительности событий усваивается детьми с большим трудом. Данное исследование обусловлено необходимостью изучения представлений о времени у детей младшего школьного возраста. Важность этой проблемы для практики воспитания и обучения младших школьников определяет актуальность данной работы.

Объект исследования: представление о времени.

Предмет исследования: представление о времени детей младшего школьного возраста.

Цель: выявить когнитивные конструкции, раскрывающие представление о времени в младшем школьном возрасте, и их связи с типом мышления младших школьников (вербально — логического и наглядно — образного).

Гипотеза исследования: представления о времени младших школьников находятся в прямой зависимости от уровня их мышления.

Для достижения необходимо решить следующие задачи:

1. Провести теоретический анализ подходов к формированию представления о времени у младших школьников.

2. Эмпирическое исследование когнитивных конструкций, раскрывающих представление о времени характерных для детей младшего школьного возраста.

3. Выявить взаимосвязь представлений о времени у младших школьников с их типом мышления.

Теоретико — методологической основой исследования. В работе были проанализированы и взяты за основу концепция формирования представлений о времени К. А. Абульхановой — Славской, концепция психологического времени Е. И. Головахи и А. А. Кроник, в которой рассматривается психологическое настоящее человека, а также концепция о времени нечто текущее само по себе Р. А. Терентьева и Р. А. Аронова, концепция длительности времени Ньютона, Августина Аврелия.

Методы организации исследования: сравнительная стратегия.

Методы сбора данных: 1) тестирование (методика «Исключение слов», «Лишний предмет») 2) авторская анкета «Представления о времени», выявляющая представления о времени у младших школьников 3) пробы на чувство времени 4) проективная методика «Нарисуй время».

Методы обработки данных: сравнительный анализ полученных данных по U — критерию Манна-Уитни; корреляционный анализ с помощью метода Спирмена; контент-анализ.

Экспериментальная площадка. Исследование проводилось в МАОУ «Прогимназия № 29» Советского района. В нем принимало участие 50 человек: младшие школьники 9−10 лет.

Практическая значимость. Исследования представлений о времени у младших школьников важны в практическом аспекте. Во-первых, результаты могут применяться для расширения теоретико-методического материала в дальнейшем исследовании проблемы представлений о времени у младших школьников. Во-вторых, с помощью разработанной анкеты можно выявлять сформированность когнитивных конструкций, раскрывающих характеристики времени, выделяемые младшими школьниками.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, выводов и предложений, списка литературы, состоящего из 52 источников и приложений. Во введении раскрыта актуальность, объект и предмет исследования, цель и задачи. В первой главе — раскрыта проблема представлений о времени в различных психологических концепциях, психологические особенности детей младшего школьного возраста, и факторы формирования представления о времени у них. Во второй главе — представлены организация и методы исследования, результаты и выводы. В заключении работы даны основные выводы и предложения, заключение и список использованной литературы. Приложение содержит: сводные протоколы результатов психодиагностики; средние значения результатов диагностики.

ГЛАВА 1. Теоретические подходы к исследованию представлении о времени младших школьников

1.1 Представление о времени в различных научных концепциях

Время -- это цикл нашей жизни, ее длительность, ритм, ее периоды, которые имеют разное значение и смысл для личности. Время -- это ценность, поскольку нам удается наполнить его глубоким содержанием и реализовать себя в нем[22]. Время является определенной мерой скорости, продуктивности и т. д.; вместе с тем происходят растраты, т. е. уничтожение времени, виной которых незаметно являемся мы сами. Итак, время -- это темпы, скорость, сроки и ритмы, периоды, этапы и определенные структуры самых различных процессов и явлений. Объединяя все эти временные структуры и явления, можно сказать: время необходимо включает в себя энергетический аспект, время -- это энергия нашей жизни. Время имеет собственную структуру, которая различна в разных системах: в жизни человека структура времени -- настоящее, прошлое и будущее; здесь время необратимо, а жизнь конечна. В познании время может быть последовательным: постепенно происходит развертывание некой идеи, но она же может быть представлена одновременно -- в одном времени и пространстве. В области познания время обратимо[7].

В истории философии проводился диалектический анализ времени, в результате которого установлено, что основными моментами являются длительность и мгновение. Мгновение — чистое «когда», лишенное длительности. Длительность — продолжительность существования объектов или его элементов, сохранение их существования. Между длительностями различных явлений имеются временные отношения одновременности и последовательности. Порядок «прошлое — настоящее — будущее» характеризует временное отношение последовательности[14].

Временная определенность явлений складывается из временной определенности его элементов. В то же время в силу существования между элементами отношений одновременности и последовательности в объекте имеется хронологическая структура. Поэтому временная определенность реального явления есть органическое единство его длительности и хронологической структуры. С понятием длительности связывается также одномерность, необратимость, равномерность течения[15].

Время существует объективно, вне и независимо от нашего сознания. Восприятие же и познание его — это лишь отражение в нашем сознании реально существующего времени[9].

Можно выразить три основные особенности времени:

1) текучесть, время связано с движением;

2) необратимость;

3) отсутствие наглядных форм, «его не видно и не слышно».

Само слово «время» происходит от древнерусского «веремя», что означает «вращение"[37]. Прошедшее, настоящее и будущее связаны между собой таким образом, что они не могут поменяться местами. Свойство необратимости времени, протекание времени в одном направлении есть выражение вечного развития природы и общества по восходящей линии, от старого к новому.

С совершенствованием средств отражения пространства и времени возрастают возможности более точного и глубокого познания предметной действительности. Дифференцировка этих отношений влияет на развитие восприятия. В процессе обучения детей пространственно-временная ориентировка является важным условием усвоения знаний, навыков и умений, развития мышления[42].

В какой бы среде человек не находился, каким бы видом деятельности не занимался, для него жизненно необходимым является правильное отражение изменений, происходящих в пространстве и времени [6].

Различение и обобщение пространственных и временных отношений между воспринимаемыми объектами среды является, по существу, двусторонним процессом. Одна из сторон является собственно перцептивной, непосредственно чувственным отражением определенных связей между объектами. Другая сторона связана с мышлением. Это единство чувственного и логического в отражении пространственных, временных и количественных отношений определяет готовность ребенка к отражению других, более сложных отношений и взаимозависимостей между явлениями внешнего мира. Дифференцировка пространственных, временных и количественных отношений между объектами предшествует образованию знаний о функциональных, структурных и причинно- следственных отношений между вещами, составляющих сущность логического мышления. Все эти виды отражаемых отношений между объектами тесно связаны в чувственном и логическом познании[27].

Любая научная теория, любая модель окружающего нас изменяющегося материального Мира с необходимостью должна основываться на каком-либо представлении о времени. Именно поэтому вопросы, прямо или косвенно связанные с понятием времени, ставились и анализировались практически всеми философскими направлениями и школами. Несмотря на длительный и неослабевающий интерес к этой проблеме, пожалуй, единственным свойством времени, не вызывающим сейчас сколь-нибудь серьезных дискуссий, является его объективность. Остальные же свойства времени интенсивно обсуждаются как в философских, так и естественно — научных исследованиях. В результате этих обсуждений на сегодняшний день четко определились две основные концепции времени: субстанциональная и реляционная[3].

Субстанциональная концепция рассматривает время как особого рода субстанцию, наряду с пространством, веществом и полем. Эта субстанция существует по своим собственным законам и совершенно не зависит от пространства, вещества и полей, оказывая со своей стороны существенное влияние на их бытие и движение. Время в этой концепции, с одной стороны, определяет длительность всех происходящих явлений, с другой упорядочивает события, то есть разделяет их на прошлые, будущие и одновременные. Упорядочивание событий является в этой концепции первичным, далее не анализируемым. Все события, принадлежащие к одному моменту времени, независимо от расстояния между ними считаются по — определению одновременными[24].

Реляционная концепция рассматривает время как систему отношений между физическими событиями. Эта система отношений существует не «сама по себе», а обусловлена свойствами взаимодействия материальных систем. Из постулата конечности скорости передачи материальных взаимодействий следует, что временные отношения, то есть отношения «раньше — позже», любого события возможны не со всеми остальными событиями Вселенной, а только с теми, с которыми оно в принципе может взаимодействовать. В этой концепции события считаются одновременными тогда, когда между ними не может существовать временных отношений[23].

Первым философом, систематически разработавшим категорию времени, традиционно считается Аристотель. Основа его концепции задается связями понятия времени с понятиями существования и движения. Время определяется как «число движения по отношению к предыдущему и последующему». Вопрос о существовании времени, согласно Аристотелю, парадоксален, поскольку прошлого уже нет, будущее еще не наступило, а «теперь» является не частью времени, а скорее границей между прошлым и будущим, которая, с одной стороны, соединяет прошлое с будущим, а с другой разделяет их. Все временные характеристики относятся именно к этому моменту «теперь» -- неделимому и не длящемуся осознанному моменту настоящего. Следовательно, «время или совсем не существует, или едва существует». Таким образом, концепцию Аристотеля можно охарактеризовать как реляционную (время задано через последовательность событий, связь предыдущего и последующего) и динамическую (поскольку прошлые и будущие события не существуют, а происходит непрерывное становление)[32].

Важно отметить, что, хотя Аристотель и подчеркивает, что время неотделимо от движения, изменения, он ни в коем случае не отождествляет их. Время есть мера движения, а единицей времени, может быть, мера какого-то конкретного движения. В качестве такой единицы Аристотель предлагает использовать меру наиболее совершенного движения -- кругового равномерного. Он также описывает топологические свойства времени: оно едино, непрерывно, бесконечно делимо, однородно, не делится на виды и не может идти с разной скоростью[32].

Аристотель не только фактически вводит понятие психологической временной перспективы (цепочка прошлое-настоящее-будущее, память-восприятие-воображение), но и делает несколько ценных замечаний о восприятии времени, прежде всего о том, что восприятие времени существенно определяется возможностью восприятия движения, причем не только внешнего, но и того движения, которое «происходит в душе»: «когда мы ощущаем «теперь» как единое, а не как предыдущее и последующее в движении или как тождество чего-то предыдущего и последующего, тогда нам не кажется, что прошло сколько-нибудь времени, так как не было и движения"[32].

Как «парадокс Аристотеля», так и идея Вечности, связанной с высшим разумом, божеством, были воскрешены в средневековой Европе в рамках религиозной христианской философии, патристики и схоластики. Значительный вклад в этот процесс осмысления христианского мироощущения в контексте классической античной философии внес один из отцов церкви Аврелий Августин. Философия Августина может быть охарактеризована как христианский неоплатонизм: для него существуют два мира — идей (в Боге) и вещей (в пространстве и времени как результат воплощения идеи в материю). Центральное для неоплатонистической концепции провозглашение превосходства человеческой души над телом, ее близости Богу, проходит через все творчество Августина, в том числе и через его рассуждения о времени, содержащиеся главным образом в его основном труде «Исповедь». Однако именно при обсуждении времени Августин опирается в значительной степени и на труды Аристотеля[8].

При помощи понятия времени Августин пытается осуществить теодицею. Бездействие Бога объясняется тем, что Бог существует в Вечности, т. е. в вечном настоящем, вне времени и становления, в то время как люди живут в мире времени, сотворенного Богом. Используя современную терминологию, можно сказать, что для существования Бога принимается статическая концепция времени, а для существования человека — динамическая. Во фрагментах «Исповеди» закладывается основа концепции времени, получившей впоследствии название реляционной, причем в обоих ее вариантах — психологической концепции и объективной реляционной концепции времени[23].

Рассматривая парадокс Аристотеля (будущего ещё нет, прошлого уже нет, а настоящее представляет собой бесконечно краткое мгновение между прошлым и будущим, не обладающее никакой длительностью), Августин приходит к выводу, что прошлое и будущее всё же существуют, но существуют они только для души, в сознании человека, и пишет, что в собственном смысле надо было бы вести речь о трех временах: настоящее прошлого, настоящее настоящего, настоящее будущего. Этим трем модусам существования времени соответствуют три модуса сознания: ожидание (настоящее будущего), созерцание или интуиция (настоящее настоящего) и воспоминание (настоящее прошлого). Ожидание рассматривается как своего рода аналог памяти: все люди так или иначе помнят прошлое, но встречаются иногда и люди, которым удается удачно предсказывать будущие события, они как бы помнят будущее[16].

Научные понятия времени входят в философию вместе с первыми продвижениями физики и связаны с такими именами, как Лейбниц и Ньютон. В натуральной философии Исаака Ньютона приобретают законченную форму понятия абсолютного пространства и времени. Его концепция включает в себя абсолютное пространство (бесконечную протяженность, служащую вместилищем всей материи) и абсолютное время (равномерную бесконечную длительность). Абсолютное время Ньютона — физическое, это реальное условие существования всех вещей. В то же время Готфрид Лейбниц, разрабатывавший философское учение о монадах и предустановленной гармонии, относит пространство и время не к реальностям, а к феноменам — явлениям, вытекающим из существования других реальностей, поскольку время представляет собой порядок последовательности тел, а пространство — порядок размещения тел. Кроме того, все времена — и прошлое, и настоящее, и будущее — присутствуют в перцепции монады. Таким образом, созданная Лейбницем концепция времени относится к реляционным и стационарным. Помимо данной интерпретации физического времени Лейбниц высказывает еще несколько интересных соображений относительно времени психологического. Так, он решает в духе учения о предустановленной гармонии вопрос о том, как соотносятся между собой временная организация внутреннего мира личности и временная организация внешнего мира, каким образом согласованно действуют душа и тело; в обоих этих случаях синхрония выступает как темпоральный аспект предустановленной гармонии[22].

Иммануил Кант в «докритический» период своего творчества рассматривал категорию времени очень близко к пониманию И. Ньютона. В критический же период он разрабатывает теорию «субъективного времени»: время становится для него не самостоятельным предметом исследования, но средством человеческого познания, определяющим одновременно и его возможности, и ограничения. Переворот, совершенный Кантом в понимании познания, коснулся и этой категории. Итак, Кант рассматривал время и пространство как априорные формы чувственного созерцания, изначально присущие человеческому восприятию. Пространство — априорная форма внешнего чувства, время — априорная форма внутреннего чувства. Однако если «пространство как чистая форма всякого внешнего созерцания ограничено как априорное условие лишь внешними явлениями», то время, поскольку оно определяет «отношение представлений в нашем внутреннем состоянии», а следовательно, косвенно и внешние явления, поскольку ничто не дано человеку вне познания. Время — общее условие возможности всех явлений, необходимое представление, лежащее в основе всех созерцаний[24].

Понятие «средство» характеризует время как форму априорного созерцания не случайно. Средство предполагает какую-то деятельность, и И. Кант подчеркивает, что познание, понимаемое как синтез, конструирование предмета, и есть деятельность. Эта деятельность протекает последовательно, и потому время выступает как способ такой деятельности. Поскольку время понимается как средство структурирования познания, оно выступает и как средство описания сознания[24].

И. Кант неоднократно подчеркивает, что время имеет только эмпирическую, т. е. субъективную реальность. Оно не принадлежит к числу «вещей в себе», т.к. в противном случае не воспринималось бы чувствами. Однако, поскольку оно воспринимается, то время является свойством человеческого познания. Понятия движения и изменения также возможны только благодаря этой априорной форме познания.

Еще одно новое понимание времени, оказавшее огромное влияние на последующее развитие категории времени в естественных науках, и прежде всего в психологии, было введено Анри Бергсоном. А. Бергсон пришел к выводу об ограниченности геометрической модели времени, поскольку она не может адекватно отразить время протекания эволюционного процесса. В геометрической модели времени моменты времени равнозначны, внешне друг относительно друга. Эта модель однородного времени адекватна задачам техники и физики, однако абсолютна непригодна для описания живого. Живое существует в другом времени, времени конкретного опыта. Если геометрическая модель времени описывает и объясняет время через пространство, как одно из измерений пространства, то опыт характеризуется длительностью. Жизнь сознания протекает в длительности, времени, представляющем собой непрерывное становление, изменение состояний. Живое время сознания, или психологическое время, характеризуется[24]:

Во-первых, постоянным изменением, однако это изменение именно постоянно, «длительность не является сменяющими друг друга моментами», «мы должны представить себе всякое изменение, всякое движение абсолютно неделимым». Любой акт движения целостен и не может быть расчленен мысленно в силу того, что не является расчлененным в реальности. А поскольку психическое постоянно изменяется, то говорить о последовательных моментах психологического времени, или о сменяющих друг друга психических состояниях можно только в силу того, что внимание человека не в состоянии постоянно отмечать происходящие в нем изменения; когда изменения становятся столь значительны, что внимание отмечает их, мы говорим о смене психического состояния[24].

Во-вторых, психологическое время неоднородно, поскольку каждый последующий опыт включает в себя весь опыт предыдущий: «Мое состояние души, продвигаясь по дороге времени, постоянно набухает длительностью, которую оно подбирает: оно как бы лепит из самого себя снежный ком». А. Бергсон предлагает представить память человека, содержащую весь этот опыт, в виде конуса, основание которого неподвижно покоится в прошлом, в то время как вершина, изображающая образ тела в настоящий момент, будет непрестанно двигаться вперед, представляя собой «поперечный разрез через поток вселенского становления». Эта метафора позволяет понять память как такую форму организации психологического времени, где прошлые моменты, представленные воспоминаниями, все до единого могут быть спроецированы в настоящее. Более того, для живого времени прошлое никуда не исчезает: «если прошлое растет беспрерывно, то оно и сохраняется бесконечно"[24].

Итак, с одной стороны, Бергсон разделяет время живое и время физическое. Что же касается познания времени, то единственный доступный для этого с его точки зрения метод — интуиция. Но, хотя согласно данной концепции, живое время, «чистая длительность», по сути закрыто от естествоиспытателей, появлению категорий биологического и психологического времени наука ХХ века обязана именно А. Бергсону и тому влиянию, которое он оказал на мышление множества ученых[24].

Гегель показывает возможность исторического осуществления духа «во времени», возвращаясь к тождеству формальной структуры духа и времени как отрицания. Гегелевская «конструкция» имеет своим двигателем усилие и борьбу за постижение «конкретности духа».

Время нельзя исследовать как «существующее», его можно исследовать только как «сущность», на чем настаивает Гуссерль, и что достижимо только с позиций феноменологии. Даже с позиций сегодняшнего дня — «время не существует само по себе, вне материальных изменений необходимо изучение именно «сущности» времени. Это необходимо, в том числе и в психологии[31].

Для Гуссерля темпоральность — это прежде всего характеристика сознания, его основа, которая сама находится внутри интенционального переживания. Основная единица времени при этом именуется «теперь-моментом». Впереди ее идет протенция, а позади — ретенция[31].

Гуссерлево понимание времени самым тесным образом связано с пониманием интенциональности и феноменологической рефлексии. Именно интенциональность структурирует и время, и сознание индивида. Если ранее мы отмечали, что сознание понимается им как процесс смыслообразования в акте интенционального переживания, то, очевидно, возникает и другая характеристика сознания — его темпоральность, которая может анализироваться через рефлексию как схватывание временного потока «теперь-момента». Это возможно потому, что акты эпох и предполагают приостановку всяческого существования предыдущего суждения. Это же правило действует и тогда, когда попадает в поле зрения время как объект исследования. Гуссерля на протяжении всего его творчества интересовала проблема темпоральности сознания[31].

Гипотетически предполагается, что личностное время имеет вариативно-типологический характер, и не может быть научно исследовано в терминах индивидуально-неповторимого, биографического времени[33].

Свойства и проблемы времени интенсивно обсуждались так и в психологических исследованиях.

В более широком контексте проблема времени жизни была решена в концепции личностной организации времени К.А. Абульхановой-Славской. Понятие личностного времени раскрывается в этой теории через категорию активности, которая выступает как способ организации времени жизни, как способ превращения потенциального времени развития личности в реальное время жизни. В концепции личностной организации жизни предложена совокупность трех понятий, трех пространственно — временных ценностно — смысловых образований: «жизненная позиция», «жизненная линия», «жизненная перспектива». Жизненная позиция есть результирующая достижений личности, она как бы аккумулирует ее прошлый опыт и одновременно является потенциалом ее будущего. Траектория жизненного движения личности определяется как «жизненная линия», которая, соответственно, имеет восходящий или нисходящий, прерывистый или непрерывный характер. И наконец, К. А. Абульхановой предложена оригинальная классификация перспектив: психологические, личностные и собственно жизненные[1].

Первые есть собственно когнитивная (сознательная) способность личности предвидеть будущее, прогнозировать его, структурировать и видеть себя в будущем. Однако когнитивная перспектива не содержит в себе готовности реализовать прогнозируемое будущее. Личностный потенциал, содержащий мотивационное устремление в будущее, связан с другой перспективой -- личностной, т. е. реальной личностной возможностью реализовать намеченные планы. Третья перспектива -- жизненная -- создается предшествующей жизнью и выражается в жизненной позиции личности. Жизненная позиция может быть тупиковой и закрывать личности всякую возможность продвижения в будущее, несмотря на наличие хорошо продуманных планов и огромного мотивационного желания их осуществить. В других случаях жизненная позиция, наоборот, может открыть перед личностью новый уровень возможностей, которые остается только реализовывать[2].

Важнейшей временной характеристикой с точки зрения всех без исключения подходов в психологии, изучающих время, является ориентация личности на прошлое, настоящее или будущее[1].

Временная ориентация личности является интегральной характеристикой, включающей в себя ряд показателей временной линии. Во-первых, следует учитывать местоположение линии. Как мы уже замечали выше, во внутреннем пространстве психики существуют области более значимые (вверх и вперед) и менее (вниз). Расположение линии в значимой области внутреннего пространства может говорить об ориентации человека именно на это время. Во-вторых, важным показателем значимости образа может служить скорость визуализации. Как отмечает ряд исследователей, на скорость визуализации значительно влияют эмоции субъекта. Лица людей, неприятных испытуемому, появляются в памяти медленнее, чем лица приятных. То же самое касается образов событий. При этом даже неосознаваемые эмоции влияют на скорость визуализации. В-третьих, большое значение имеют качественные характеристики изображения: величина соответствующих образов, их яркость, четкость, наличие в них цвета и движения. Большое значение также может иметь фактор ассоциации--диссоциации образов и степень их субъективной близости к испытуемому[2].

Время представляется Р. А. Аронову и В. В. Терентьеву чем-то текущим само по себе и имеющим какие -то однозначные объективные количественные характеристики, которые не могут быть одни для одних и совсем другие для качественно других материальных процессов, протекающих одновременно в одних и тех же материальных системах. В качестве физического и биологического времени выступает метризованная при помощи качественно разных материальных процессов длительность. Длительности биологических процессов и длительности «лежащих в их основе» физических процессов, протекающих на уровне атомов и элементарных частиц начало и конец некоторого биологического процесса совпадает с началом и концом совокупности тех физических процессов, которые лежат в его основе или так или иначе его сопровождают. Однако длительность сама по себе не обладает количественной определенностью. Она устанавливается при помощи той или иной метрики. Метрика времени вводится при помощи материальных процессов, позволяющих устанавливать конгруэнтные интервалы длительности. Так, если мы считаем конгруэнтными длительности полных оборотов Земли вокруг оси или ее оборотов вокруг Солнца, то мы будем иметь общепринятую метрику физического времени, единица измерения которого — секунда — представляет собой определенную долю указанных выше первичных единиц измерения времени. При этом длительности одних и тех же материальных процессов в этих двух временах будут иметь различные количественные величины. Вполне естественно, что переход от одного времени к другому сам по себе не может поменять местами последовательность событий.

Исследователи Головаха и Кроник предлагают свою «причинно-целевую концепцию психологического времени», отмечая при этом, что «теоретическими предпосылками данной концепции являются философские и культурологические представления о связи между временными и причинными отношениями. В ее основе — реляционный подход к проблеме времени в целом, согласно которому длительность, последовательность, направление и другие свойства времени производны от структуры конкретного процесса и отношений между происходящими в нем событиями».

Сама же гипотеза причинно-целевого обоснования психологического времени, согласно авторам, выглядит так: «Ключевое положение причинно-целевой концепции психологического времени можно определить следующим образом: психологическое время формируется на основе переживания личностью детерминационных связей между основными событиями ее жизни. Специфика детерминации человеческой жизни заключается в том, что наряду с причинной обусловленностью последующих событий предшествующими (детерминация прошлым) имеет место и детерминация будущим, то есть целями и предполагаемыми результатами жизнедеятельности. Эти два типа детерминационных отношений находят свое отражение в наиболее частых высказываниях, которыми мы пользуемся, анализируя взаимосвязи событий своей жизни. Такого рода причинные и целевые связи являются, согласно предлагаемой концепции, единицами анализа психологического времени личности». В рамках причинно-целевой концепции детерминация понимается так: «Детерминационные связи между жизненными событиями характеризуются: направлением, знаком, протяженностью, субъективной вероятностью, принадлежностью к прошлому, настоящему или будущему. По своему направлению связи разделяются на причинные (из прошлого в будущее) и целевые (из будущего в прошлое). По своему знаку — на положительные („благодаря“, „достичь“) и отрицательные („вопреки“, „избежать“). Протяженность связи определяется хронологическим интервалом между событием-причинной и событием-следствием (или событием-целью и событием-средством). Субъективная вероятность межсобытийной связи характеризует степень уверенности личности в том, что одно событие выступает детерминантой другого. Представления личности о связи событий ее жизни и уверенность в наличии тех или иных связей зависят от сформированности в обществе различных социальных норм, регулирующих жизненный путь („жизненное расписание“) человека, а также от степени интериоризованности этих норм личностью» [15]. Однако здесь важнейшие для нас моменты — направленность, целеполагание, целесообразность не раскрываются, а если и анализируются, то с позиций привычного почтительного избегания телеологичности.

Через понятие трансспективы В. И. Ковалев предложил подход, вскрывающий единство прошлого, настоящего и будущего, а также впервые в отечественной психологии представил типологию личностной организации времени. Данная гипотеза проверялась в конкретных эмпирических исследованиях. Так, в работе В. И. Ковалева было выделено четыре типа регуляции времени. Основаниями для построения типологии были — характер регуляции времени и уровень активности[48].

Стихийно-обыденный тип регуляции времени характеризуется зависимостью от событий, ситуативностью, неумением организовать последовательность событий, отсутствием инициативы[26].

Функционально-действенный тип регуляции времени характеризуется активной организацией событий в определенной последовательности, умении регулировать этот процесс; инициатива возникает только актуально, отсутствует пролонгированная регуляция времени жизни — жизненная линия[39].

Созерцательный тип характеризуется пассивностью, отсутствием способности к организации времени; пролонгированные тенденции обнаруживаются только в сферах духовной и интеллектуальной деятельности[39].

Созидательно-преобразующий тип имеет такие свойства как пролонгированная организация времени, которая соотносится со смыслом жизни, с логикой общественных тенденций[39].

В русле данной концепции В. И. Ковалевым, в число изучаемых характеристик времени было включено «как человек не только воспринимает… но и как переживает свое время жизни, каковы его представления о времени (обусловленные как личным опытом индивидуальной жизни, так и усвоенным общественно-историческим культурным опытом), как он осознает течение этого времени».

В.И. Ковалев провел глубокий методологический анализ проблемы времени, предложил и разработал два основных принципа ее анализа и концептуализации. Первым являлось выделение и дифференциация психологической организации у человека и человеком времени, которая включала процессы восприятия, переживания, осознания и отношения ко времени жизни, и личностной регуляции — использования, овладения и управления (преобразования) времени [25].

Согласно Т. А. Артыкову и Ю. Б. Молчанову, время — это сам процесс качественно-количественных изменений материального мира, возникновения нового и исчезновения ранее существовавшего, часы же измеряют только величину длительности времени и к вопросу о сущности времени отношения не имеют. Время отождествляется с самим потоком материальных процессов объективной реальности, а длительность времени объявляется чем-то внешним по отношению к истинному времени. При этом утверждается, что люди научились довольно точно измерять эту пустую «длительность времени» и устанавливать «объективные размеры временных отрезков"[5].

Ю.Б. Молчанов в своей работе, направленная против идеи биологического времени аргументация усилена рассуждениями о том, что проблему существования различных типов времени неправомерно сводить к представлениям «о специфических ритмах процессов и типах часов, которые измеряют и структурируют временную организацию различных типов материальных систем», и что у сторонников идеи биологического времени речь идет «о различной скорости течения биологического и физического времени». Автор считает, что в современной постановке проблемы биологического времени существование различных типов часов (и ритмов), а также скоростей протекания процессов отождествляется с существованием различных типов времени. Такого рода аргументация вполне правомерна, но она направлена против авторов, которые понятие биологическое время отождествляют с понятием «биологические часы» или, по крайней мере, считают, что биологическое время — это время, которое измеряется «биологическими часами"[31].

Таким образом, существуют различные психологические и философские концепции представлений о времени: это концепции Аристотеля, Гегеля, А. Бергсона, Ньютона, Гуссерля, Аврелия Августина, В. И. Ковалева; современные концепции отечественных психологов Р. А. Аронова и В. В. Терентьева, Т. А. Артыкова и Ю. Б. Молчанова, Абульхановой К. А. и Березиной Т. Н., Е. И. Головаха и А. А. Кроник. в понимании Р. А. Аронова и В. В. Терентьева время — это нечто текущее само по себе, это некий поток. В понимании античных мыслителей — Аристотеля и Плотина — время это — движение, либо протяженность самого движения. В понимании Ньютона, Августина Аврелия время — это длительность.

В концепции Абульхановой К. А., Березиной Т. Н., основными характеристиками времени являются темп, скорость, ритм. В концепциях, Т. А. Артыкова и Ю. Б. Молчанова, Е. И. Головахи и А. А. Кроник основной характеристикой времени является длительность.

1.2 Психологическая характеристика детей младшего школьного возраста

Начало обучения в школе ведет к коренному изменению социальной ситуации развития ребенка. Он становится «общественным» субъектом и имеет теперь социально значимые обязанности, выполнение которых получает общественную оценку. На протяжении младшего школьного возраста начинает складываться новый тип отношений с окружающими людьми. Безусловный авторитет взрослого постепенно утрачивается и к концу младшего школьного возраста все большее значение для ребенка начинают приобретать сверстники, возрастает роль детского сообщества [35].

Ведущей в младшем школьном возрасте становится учебная деятельность. Она определяет важнейшие изменения, происходящие в развитии психики детей на данном возрастном этапе. В рамках учебной деятельности складываются психологические новообразования, характеризующие наиболее значимые достижения в развитии младших школьников и являющиеся фундаментом, обеспечивающим развитие на следующем возрастном этапе [35].

Согласно Л. С. Выготскому, с началом школьного обучения мышление выдвигается в центр сознательной деятельности ребенка. Развитие словесно — логического, рассуждающего мышления, происходящее в ходе усвоения научных знаний, перестраивает и все другие познавательные процессы: «память в этом возрасте становится мыслящей, а восприятие — думающим"[49].

В младшем школьном возрасте память, как и все другие психические процессы, претерпевают существенные изменения. Суть их состоит в том, что память ребенка постепенно приобретает черты произвольности, становясь сознательно регулируемой и опосредованной[49].

Отмеченные особенности мыслительной деятельности детей являются причинами неуспеваемости определенной части учащихся. Неумение преодолеть возникающие при этом трудности в учении приводят иногда к отказу от активной мыслительной работы. Учащиеся начинают использовать различные неадекватные приемы и способы выполнения учебных заданий, которые психологи называют «обходными путями». К их числу относится механическое заучивание материала без его понимания. Дети воспроизводят текст почти наизусть, дословно, но при этом не могут ответить на вопросы по тексту. Еще один обходной путь — выполнение нового задания тем же способом, каким выполнялось какое — нибудь задание раньше. Помимо этого, учащиеся с недостатками мыслительного процесса при устном ответе пользуются подсказкой, стараются списать у товарищей и т. д. [21].

В этом возрасте происходит появление и другого важного новообразования — произвольного поведения. Ребенок становится самостоятельным, сам выбирает, как ему поступать в определенных ситуациях. В основе этого вида поведения лежат нравственные мотивы, формирующиеся в этом возрасте. Ребенок впитывает в себя моральные ценности, старается следовать определенным правилам и законам. Часто это связано с эгоистическими мотивами, и желаниями быть одобренным взрослым или укрепить свою личностную позицию в группе сверстников. То есть их поведение так или иначе, связано с основным мотивом, доминирующем в этом возрасте — мотивом достижения успеха [12].

С формированием у младших школьников произвольного поведения тесно связаны такие новообразования, как планирование результатов действия и рефлексия [12].

Ребенок способен оценить свой поступок с точки зрения его результатов и тем самым изменить свое поведение, спланировать его соответствующим образом. Появляется смыслово- ориентировочная основа в поступках, это тесно связано с дифференцированностью внутренней и внешней жизни. Ребенок способен побороть в себе свои желания, если результат их выполнения не будет соответствовать определенным нормам или не приведет к поставленной цели [19].

Важной стороной внутренней жизни ребенка становится его смысловая ориентировка в своих действиях. Это связано с переживаниями ребенка по поводу боязни изменения отношения с окружающими. Он боится потерять свою значимость в их глазах [19].

Ребенок начинает активно размышлять по поводу своих действий, утаивать свои переживания. Внешне ребенок не такой как внутренне. Именно эти изменения в личности ребенка часто приводят к выплескам эмоций на взрослых, желаниям сделать то, что хочется, к капризам [41].

В младшем школьном возрасте происходит рост стремления детей к достижениям. Поэтому основным мотивом деятельности ребенка в этом возрасте является мотив достижения успеха. В сознании ребенка закладываются определенные нравственные идеалы, образцы поведения. Ребенок начинает понимать их ценность и необходимость. Но для того, чтобы становление личности ребенка шло наиболее продуктивно, важно внимание и оценка взрослого. Именно в этом возрасте ребенок переживает свою уникальность, он осознает себя личностью, стремится к совершенству. Это находит свое отражение во всех сферах жизни ребенка, в том числе и во взаимоотношениях со сверстниками. Дети находят новые групповые формы активности, занятий. Они стараются по началу вести себя так, как принято в этой группе, подчиняясь законам и правилам. Затем начинается стремление к лидерству, к превосходству среди сверстников. В этом возрасте дружеские отношения более интенсивные, но менее прочные. Дети учатся умению приобретать друзей и находить общий язык с разными детьми. Дети стремятся к совершенствованию навыков тех видов деятельности, которые приняты и ценится в привлекательной для него компании, чтобы выделиться в ее среде, добиться успеха [13].

В младшем школьном возрасте у ребенка развивается направленность на других людей, получившая свое выражение в просоциальном поведении учет их интересов. Способность к сопереживанию получает свое развитие в условиях школьного обучения потому, что ребенок участвует в новых деловых отношениях, невольно он вынужден сравнивать себя с другими детьми — с их успехами, достижениями, поведением, и ребенок просто вынужден учиться развивать свои способности и качества [29].

Основные достижения этого возраста обусловлены ведущим характером учебной деятельности и являются во многом определяющими для последующих лет обучения: к концу младшего школьного возраста ребенок должен хотеть учиться, уметь учиться и верить в свои силы[29].

Итак, основные психологические новообразования младшего школьного возраста составляют:

— основные достижения этого возраста обусловлены ведущим характером учебной деятельности и являются во многом определяющими для последующих лет обучения.

— развивается направленность на других людей, получившая свое выражение в просоциальном поведении учет их интересов. Просоциальное поведение очень значимо для развитой личности.

— ребенок способен оценить свой поступок с точки зрения его результатов и тем самым изменить свое поведение, спланировать его соответствующим образом. Появляется смыслово-ориентировочная основа в поступках, это тесно связано с дифференцированностью внутренней и внешней жизни. Ребенок способен побороть в себе свои желания, если результат их выполнения не будет соответствовать определенным нормам или не приведет к поставленной цели.

— происходит рост стремления детей к достижениям. Поэтому основным мотивом деятельности ребенка в этом возрасте является мотив достижения успеха. Иногда встречается другой вид этого мотива -- мотив избегания неудачи.

— Преобладающий тип мышления — наглядно-образное, а процесс целостного восприятия еще недостаточно сформирован, внимание носит часто непроизвольный характер.

— Формируются элементы понятийного мышления и мыслительные операции -- анализ, синтез, сравнение, группировка, классификация, абстрагирование, которые необходимы для соответствующей переработки теоретического содержания. Преобладающим является практически действенный и чувственный анализ. Это означает, что учащиеся сравнительно легко решают те учебные задачи, где можно использовать практические действия с самими предметами или находить части предметов, наблюдая их в наглядном пособии.

— Благодаря учебной деятельности интенсивно развиваются все процессы памяти: запоминание, сохранение, воспроизведение информации. А также — все виды памяти: долговременная, кратковременная и оперативная.

1.3 Особенности формирования временных представлений у детей младшего школьного возраста

Временные представления у младших школьников формируются прежде всего в процессе их практической (учебной) деятельности: режим дня, ведение календаря природы, восприятие последовательности событий при чтении сказок, рассказов, при просмотре кинофильмов, ежедневная запись в тетрадях даты, работы — все это помогает ребенку увидеть изменения времени, почувствовать течение времени [38].

Программа предусматривает в 1 классе знакомство детей с названиями дней недели и их последовательностью. В качестве наглядного пособия полезно иметь в классе отрывной календарь, с которым надо научить работать детей. Начиная с 1 класса необходимо приступить к сравнению знакомых, часто встречающихся в опыте детей временных промежутков. Например, что длится дольше: урок или перемена, учебная четверть или каникулы, что короче по времени: занятия ученика в школе или рабочий день родителей? Такие задания способствуют развитию чувства времени. Далее дети приступают к сравнению возраста людей и овладевают важными понятиями: старше — моложе — одинаковые по возрасту [45].

В виду потребностей полезно ознакомить детей как по часам определить время. Знакомство с единицами времени способствует уточнению временных представлений у детей. Необходимо формировать конкретные представления о каждой единице времени, добиваться усвоения их соотношений, научить пользоваться календарем и часами. Такие единицы времени, как месяц и год, сутки, час и минута, изучаются во 2 классе, а век и секунда — в 3 классе [50].

Математические понятия выражают сложные отношения и формы действенного мира: количественные, пространственные, временные представления, представления о форме и величине [47].

В ходе непосредственного общения с окружающим миром, изучая и осваивая впечатления о нем, человечество выработало ряд основных понятий, на которых строится вся наша система знаний. Одним из них является понятие времени. Эта категория появилась в процессе осознания человеком смены событий: сон сменяется бодрствованием, день — ночью и т. д. и их круговорота. Это привело к мысли о длительности времени [40].

Уже в возрасте нескольких месяцев ребенок стремится активно

ориентироваться во времени и пространстве. Это необходимо ему для освоения и изучения окружающего его мира. Раньше и легче дается человеку ощущение пространства. Что такое «здесь» и «там», становится понятным довольно скоро. Здесь — это то, что доступно, что можно разглядеть, потрогать, попробовать на вкус. «Там» — непосредственно недоступно, но, если приложить усилия, постараться дотянуться или переместиться, то можно превратить «там» в «здесь». К году или полутора годам ребенок начинает понимать, что такое «сейчас» — оно похоже на «здесь». Чуть позднее выясняется и что такое «скоро" — оно похоже на «там», «недалеко». К трем годам становится ясным, что бывает «сегодня», «завтра», «вчера». Только к 7−8 годам складывается наше обычное интуитивное представление о времени: как о равномерно и повсеместно текущем потоке мгновений [17].

В своем развитии ребенок, вероятно, повторяет — в очень ускоренном темпе — тот долгий и давний путь, которым человечество, развиваясь от первобытного состояния, пришло к нашему современному понятию времени. Это тоже был путь ощущения, восприятия, исследования и освоения мира.

Восприятие времени человеком подготовлено всем ходом развития животного мира. Сознательное восприятие времени у человека складывалось в процессе социально-производственной практики. Различного рода орудия измерения времени, временные понятия и т. д. — это отсутствует у животных, для которых восприятие времени — явление чисто биологическое [45].

У человека ориентировка во времени состоят из двух форм отражения времени. Одна из них — непосредственное ощущение длительности, обусловленное висцеральной чувствительностью, на базе чего образуются условные рефлексы. Другая — собственно восприятие времени, которая, развиваясь на органической основе, связана с обобщающей функцией второй сигнальной системы. Непосредственное восприятие временной длительности выражается в нашей способности чувствовать ее, непосредственно оценивать и ориентироваться во времени без вспомогательных средств. Эту способность называют «чувством времени». В разных видах деятельности «чувство времени» выступает как чувство темпа, то, как чувство ритма, то, как чувство скорости. В формировании этого чувства определенную роль играет накопленный опыт дифференцировки времени на основе деятельности многих анализаторов [20].

Так, чувство времени наряду с чувственным восприятием включает и логические компоненты: знание мер времени. Таким образом, «чувство времени» опирается на взаимодействие первой и второй сигнальных систем [20].

В раннем возрасте «чувство времени» формируется на основе чувственного опыта без опоры на знание эталонов времени. Младенец кричит, значит, настало время кормления. Ребенок сыт — он спокойно лежит, улыбается. У него нет еще обобщения «чувства времени», оно остается связанным только с той конкретной деятельностью, в которой оно сформировалось, то есть, имеет сравнительно узкую сферу применения. Овладение же единицами времени, и применение их дает возможность пользоваться «чувством времени» более широко [36].

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой