Представления о духах, предках и месте Китая в окружающем мире в традиционной китайской культуре

Тип работы:
Эссе
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ХУДОЖЕСТВЕННО-ПРОМЫШЛЕННАЯ АКАДЕМИЯ

им. А.Л. Штиглица

ЭССЕ

Представления о духах,

предках и месте Китая в окружающем мире в традиционной китайской культуре

Выполнила:

студентка II курса

отделения искусствоведения и культурологии

Полуяненкова Ю.

Санкт-Петербург

2010

Введение

Среди современных стран мира Китай — одно из наиболее древних государств. Уже около пяти тысяч лет назад в бассейне Хуанхе существовала высокоразвитая культура Яншао. Китайский народ уже в глубокой древности достиг высокого уровня развития духовной и материальной культуры, общественной жизни. Однако отличительной чертой китайской культуры являются не только богатство материальных и духовных ценностей, но и огромная жизнестойкость. В течение всей истории китайская культура не утрачивала своей активности, сохраняя монолитность. Каждая из культурных эпох оставляла для потомков неповторимые по самобытности ценности. Несмотря на бесчисленные войны, мятежи, разрушения, производимые завоевателями страны, культура Китая не только не ослабевала, а наоборот, всегда побеждала культуру завоевателей. Одной из причиной такой стойкости китайской культуры однозначно является то, что традиции играют немаловажную роль в функционировании всего государства. Начиная с первых народов, населявших территории Китая, традиции и культы были сильны и помогали наладить строго структурированную жизнь государства. Важную роль среди таких традиций и культов однозначно играли вера в духов, культ предков и самоопределение места Китая в окружающем мире. Тотемизм и анимизм легли в основу веры в духов и предков, а культ Шанди — в представление о Поднебесной. Эти верования во многом определили не только поведение отдельных семей, но и всего государства на многие столетия вперед.

Представление о духах

Ещё с древности китайцы пытались объяснить окружающий мир и истолковать явления природы с помощью мифов. Предания о божествах, духах и непобедимых героях занимали большое место в духовной жизни китайского народа.

По китайским воззрениям, небо и земля населены самыми разнообразными божествами: добрыми и злыми, могущественными и слабыми, красивыми и безобразными. Характерной чертой восприятия духов была практически размытая грань между силами добра и зла, так называемая недифференцированность. Добрые духи шэнь и злые духи гуй мирно сосуществовали, им приносили жертвы, они подчинялись одним и тем же важным божественным персонам и Юйхуану шанди (Великий Нефритовый император). Строгого порядка по отношению к духам не было, одни и те же духи выступали под различными именами, разные божества ведали одним и тем же делом.

Люди почитали духов, которые властвовали над природой и распоряжались силами стихий. Такими духами были, например, дух земли, дух деревьев, дух моря, дух гор, дух огня, духи луны и солнца. Эту роль (духов луны и солнца) могли исполнять божества-символы Тай-инь и Тай-ян, мифические персон Чан Э и её муж, легендарный стрелок Хоу И. Были и духи пяти планет, ими считались легендарные императоры древности. Так Хуанда был духом Сатурна, Байди — Венеры, Хэйди — Меркурия, Чиди — Марса, Цинди — Юпитера. Покровителем Юпитера также считался Тайсуй, божество полярной звезды.

Интересно, что большие пожары, вспыхнувшие в Пекине в апреле 1908 г., приписывались духу огня, хо-дэ, который сошел с неба на землю для стодневной прогулки. Говорили, что когда это зловещее божество вернется в свою обитель, пожары прекратятся.

Почетное место среди божеств, покровительствовавших силам природы, занимали божества гор, среди которых наиважнейшим было божество восточного пика горы Тайшань, т.к. под горой Тайшань был скрытый вход на небо, к Юйхуану шанди. Обычно духи гор изображались в виде седовласых старцев с длинными бородами, хмурыми лицами и строгим выражением глаз.

Сами природные явления связывались с действием духов или каких-либо таинственных сил. Северное сияние объяснялось тем, что живущий на крайнем Севере, куда не заглядывает солнце, дракон чжу-лун держит во рту свечку и освещает время от времени темные полярные страны. Радуга воспринималась как большая змея, дугообразно перегнувшаяся над землей. Завывание ветра в ненастную погоду считали плачем бесприютных душ воинов, что пали на поле брани и не были правильно погребены.

На самом деле достаточно трудно даже приблизительно подсчитать, сколько божеств и духов «обслуживало» китайский народ. Не было ни одной сферы жизни и ни одного ремесла, где бы люди обходились без духовных покровителей. Примером божества-патронов могут служить Цзянь-тайгун покровитель рыбаков, Лу Бань — плотников, Яо-ван — медиков и т. д. Покровителями различных профессий со временем стали считаться и восемь даосских бессмертных, ба-сянь. Даже домашних животных охраняли свои божества, были покровители коров, лошадей, собак. Божества могли «специализироваться» в самых различных областях: доу-шэг — дух, защищающий от оспы; цзин-цюань — дух, охраняющий колодец, лэй-цзу — дух, ведающий громом; ма-мин покровитель шелковичного червя.

Китайские крестьяне глубоко почитали местного духа — туди. Туди подвластны все строения данной местности, он считался охранителем жителей от всякого зла, ему молились об урожае, о выздоровлении, благополучном путешествии. Его изображали стариком в головном уборе чиновника давних времен. Рядом с ним рисовали двух прислужников.

Общим уважением пользовался дух долголетия. Его изображали почтенным старцем с высоким лбом. Рядом с духом долголетия обычно помещали аиста, символ вечности, и оленя, счастья. В руках дух держал персик и жезл, которые также символизировали долголетие. У его ног располагались гранаты, красный цвет граната означал спокойствие, радость, счастье и благополучие. Картинки с изображением духа долголетия наклеивались на стены жилых комнат, ведь считалось, что это может помочь изгнать нечистую силу и тогда вся семья будет долго и благополучно жить.

Для гарантии от неприятных воздействий со стороны злых духов и сил в Китае существовала целая система оберегов, амулетов, стражей. Например, возле дома на шесте вывешивали петуха, на стене — изображали тигра, у входа во двор стояла каменная плита, преграждавшая прямой путь, ведь они, как известно всем в Китае, могут ходить только прямо. Мальчикам вшивали в одежду амулеты, а в младенчестве могли даже одеть в одежду девочки, чтобы злой дух перепутал и не польстился. Существовало представление о том, что главы демонических сил отвечают за своих подопечных. Поэтому специалистам по изгнанию злых духов приносились специальные жертвы.

Китайцы свободно ориентировались в мире окружавших их божеств и духов, запретов и суеверий. Они делали всё, чтобы избавиться от чар и наваждений и обеспечить покровительство влиятельных потусторонних сил. Достаточно было иметь изображение патронов и божеств на лубке, ходить в храм, приносить жертву. Многие требования и пожелания можно было выражать не в форме молитв, а косвенно — в виде благопожеланий и связанных с ними символов. Желать здоровья, счастья и процветания принято у многих народов, но именно в Китае культ благопожеланий достиг невиданного размаха. Во-первых, это диктовалось вежливостью, принятой нормой, церемониалом. Во-вторых, символика благопожеланий была очень тщательно разработана и детализирована, имела множество оттенков и намеков. Главным пожеланием в Китае было «три много» — лет, сыновей, богатства. На многочисленных благопожелательных лубках это выражалось аллегориями. А изображения покровителей долголетия и богатства, Шоу-сина и Цай-шэна соответственно, были весьма распространены вплоть до недавнего времени.

Культ предков

В древнем Китае получили распространение различные формы культы, однако особое значение имел культ предков, т. е. обожествление и почитание предка рода по мужской линии. Этот культ оказал решающее влияние на весь характер китайской общественной структуры, на формирование социальных отношений в стране. Корни его уходят в культ мертвых, а сам культ предков был позднее возвеличен конфуцианством. Значением этого культа в истории и культуре Китая настолько велико, что многие специалисты считают его основным видом религии в Китае, а не только отличительной особенностью всей китайской цивилизации.

Еще протокитайцы эпохи неолитических культур Яншао и Луншань верили в загробный мир, где душа умершего пребывает после смерти. Вероятно, уже в первобытную эпоху у далеких предков китайцев сложились зачатки представлений о том, что души умерших, обитающие в ином мире, способны оказывать влияние на судьбы живущих в этом мире. В иньском и раннечжоуском Китае древний культ мертвых получил очень большое развитие и постепенно превратился в детально разработанный и обставленный торжественными ритуалами культ родословных предков. Особенно пышно и торжественно отправлялся этот культ в честь старших родовых предков, родоночальников основной линии определенного родо-племенного коллектива. Именно с почитанием родовых предков был связан и культ верховного божества Шанди в Инь (династии Шань-Инь — 1766 до н. э. -- 1122 до н. э) и в начале Чжоу (династия Чжоу — 1122 до н. э. -- 247 до н. э.).

Характер культа родовых предков в Инь и в начале Чжоу говорит о том, что этот культ был характерен для знати, родовой аристократии. Чем знатней был человек, тем ближе он стоял к покойному или живущему ещё вану, тем большую роль играло в его жизни и в его служебных обязанностях играло все то, что было связано с культом предков. Всем покойным предкам регулярно приносились жертвы, в их честь совершались торжественные обряды, для участия в которых собиралась многочисленная родня. Центральную роль в торжественном обряде жертвоприношения играл сам покойный предок, а точнее, замещявший его мальчик, обычно старший внук покойного. Считалось, что дух покойника на время жертвоприношений вселялся в его внука.

Сравнительно простой культ предков, доведенный до предельных значений и всеобъемлющих масштабов, предоставил возможность осуществить социальный идеал, провозглашенный Конфуцием. Конфуцианство предало культу предков глубокий смысл и превратило этот культ в первую и наиболее важную обязанность каждого китайцы. Средоточием культа становится принцип «сыновней почтительности» -- сяо. Его суть заключена в следующей цитате из второй главы «Лунь-Юя»: «Служить родителям согласно правилам ли, похоронить их, соблюдая установления ли, и приносить им жертвы, придерживаясь установлений ли».

Главный смысл «правил ли» — полное и абсолютное послушание. Согласно этим правилам, уважать родителей и беспрекословно повиноваться им, всю жизнь заботиться об отце и матери и постоянно угождать им, услуживать, — таковы священные обязанности сына.

Культ предков приобретает всеобъемлющее социальное значение: добродетельный сын -- от простолюдина до императора -- посвящает свою жизнь служению родителям при их жизни и после смерти. Устойчивость такой вертикали является залогом должного устройства и порядка в государстве, объединяющем отдельные семьи в единую огромную семью. Преданный сын -- верный подданный есть основа конструкции. Так конфуцианство преобразовало религиозный культ в социальную доктрину, придав ей универсальное значение и государственный статус.

Почтение к родителям затмило все иные отношения в китайском обществе. Китайское письменное наследие -- от мифов, легенд, поэм и драм до династических историй и официальных документов -- переполнено назидательными сюжетами, воспевающими сыновнюю почтительность. Некоторые из этих образцов способны эпатировать нашего читателя, но отнюдь не китайца, воспитанного в сыновнем послушании и служении родителям. Так, один бедняк не мог прокормить одновременно и престарелую мать и малолетнего сына. Посоветовавшись с женой -- мол, сына они могут иметь другого, а матери другой не будет, -- он продал сына. Потом бедняк копал яму и выкопал сосуд с золотом и надписью, гласящей, что Небо награждает его за сыновнюю почтительность. Столь экстремальные ситуации не так уж часты в китайских назидательных сюжетах, но все же очевидно, что сыновняя почтительность есть постоянная доминанта китайской этики и этнопсихологии. Она неизменно проявляет себя в повседневной жизни, начиная с семейного уклада (без окончательного вердикта семейного старейшины в семье ничего не предпринимается) и заканчивая высоким государственным служением (достижения на этом поприще посвящены живым или покойным предкам).

Священная обязанность почтительного сына -- должным образом упокоить бренное тело родителя. Похоронные обряды и церемонии подробнейшим образом изложены в канонической «Книге установлений» и неукоснительно исполнялись в традиционном китайском обществе. Приготовления к похоронам начинались задолго до смерти главы семьи, клана и (тем более) государства. Ныне раскапываемая богатейшая усыпальница первого циньского императора Цинь Шихуанди строилась за многие годы до смерти ее августейшего обитателя. В северо-западных окрестностях Пекина находится величественный погребальный комплекс императоров династии Мин, правившей вплоть до середины XVII века. Впрочем, подобные примеры не уникальны и вряд ли вызовут удивление у нашего читателя: усыпальницы правящих знатных родов издревле существуют в различных цивилизациях мира. Куда более удивителен обычай, который был повсеместно распространен в простых китайских семьях. По вступлении главы дома в преклонный возраст ему подносили в дар гроб -- его посмертное обиталище. Гроб становился главным предметом гордости главы дома: его ставили в одной из комнат и поддерживали в сохранности -- внутри и снаружи покрывали дополнительными слоями особого состава из смолы, фарфорового порошка и лака для придания полной герметичности. Счастливый обладатель собственного гроба был спокоен за посмертное существование -- тело останется в сохранности и после погребения.

Важным элементом культа предков была забота об их могилах. Каждый клан и каждая его ветвь считали своим долгом иметь собственные могильные земли, в которых покоились бы умершие предки. Могильные земли всегда были ухожены и крайне заботливо распланированы. Вне зависимости от дохода семьи, любая могильная территория всегда была обсажена деревьями и кустарниками, возле каждого захоронения были установлены каменные обелиски с надписями.

Неотъемлемой частью культа предков являлись обряды жертвоприношений в храмах или на могилах предков. Храмы предков непременно были в каждой почтенной семье; даже самая бедная семья и та имела алтарь предков на самом видном месте в доме. Поклонение предкам осуществлялось ежедневно. Глава семьи начинал свой день с посещения храма предков, где возжигал курения и совершал поклонения. Первого и пятнадцатого числа каждого месяца, в каждый семейный или всеобщий праздник родичи собирались в храме совершить жертвоприношения и сообщить предкам последние семейные новости.

Урбанизация плохо совместима с культом предков в его привычном виде. В больших китайских городах введен обязательный ритуал кремации, но и в сельской местности ввиду потребностей хозяйственной деятельности сносят старинные надгробья и могилы. Через несколько десятилетий классический культ предков и традиция поминовения усопших неизбежно столкнутся с серьезным кризисом, а Китай -- с проблемой национального самосознания и идентификации. культ родовой предок китай

Место Китая в окружающем мире

Место Китая в окружающем по представлениям китайцев тесно связано с мировоззрением и верованиями, что очень ярко отражено в названиях Китая. Китай имел следующие названия: Чжунго — Срединное государство, Тянься — Поднебесная, Джун-хуа — Срединный цветок, Чжун-юань — Срединная равнина, Чжэнь-дань — Восточная заря, Тянь-чао — Небесная династия. Однако позиционирование себя как Срединного государства не стоит относить к географической неграмотности китайцев. Ещё с эпохи Чжоу Великий Шелковый путь давал возможность получать информацию об окружающем мире.

Поднебесной Китай назывался в связи с культом Неба. Этот культ пришел на смену культу Шанди в эпоху Чжоу. Шанди был верховным божеством в эпоху Инь и считался легендарным родоначальником иньцев. На Небо перешло представление о прямой генетической связи божественных сил с правителем: император считался сыном Неба, и этот титул сохранился за правителем Китая до ХХ века. Если император был сыном Неба, то, следовательно, подвластные ему территории получили название Поднебесной. Согласно таким представлениям, центром мира является двор китайского императора, которого последовательно окружают концентрические круги: высшие чиновники, низшие чиновники, рядовые граждане и, наконец, вассальные царства и «варвары». Классическая китайская политическая мысль утверждала, что китайский император является правителем всего мира, а все известные иностранные царства являются лишь его вассалами. В классической китайской философии термин «Поднебесная» используется, как синоним цивилизации и порядка в китайском их понимании, и обозначает место китайского народа в мире.

Территория за пределами Срединного государства, или Поднебесной, считалась населенной варварами. Они различались лишь по странам света: восточные, западные, южные, северные варвары. Правители Китая рассматривали все стороны вне их границ как нечто единообразное: страны могли быть большими или малыми, отличаться друг от друга по природным и климатическим условиям, находиться далеко или близко от Китая — это не имело никакого значения, потому что все они считались варварами и вассалами Срединного государства, подданными Сына Неба. Даже войны, которые в XIX в. велись против Срединного государства, маньчжурские императоры именовали не иначе, как «восстание» или «бунт варваров».

Заключение

Рассмотренные в данном эссе культы играли важную роль в формировании мышления всего китайского народа на протяжении всей истории существования Китая. Начиная с эпохи Яншао, когда зародились тотемизм и анимизм, продолжая эпохами Шан-Инь и Чжоу, когда сложились основные каноны веры в духов, культа предков, мировоззрения как центрального государства, эти культы были доведены до своего наивысшего состояния благодаря конфуцианству и сформировали китайский народ. Несмотря на то, что данные взгляды были присущи традиционному китайскому обществу, они всё ещё живы в современном обществе. Без понимания происхождения, формирования, трансформаций и влияния этих культов невозможно понять как духовную культуру традиционного Китая, но и современный Китай, который играет важную роль в мировом сообществе и оказывает большое влияние на многие культуры.

Список литературы:

К.Н. Гоголев. Мировая художественная культура. Индия, Китай, Япония. — М., 1999.

Л.С. Васильев. Культы, религии, традиции в Китае. — М., 1970.

Л.С. Васильев. История религий Востока. — КДУ, 2004.

М.Е. Ермаков. Китайский синдром.

В.Я. Сидихменов. Китай: страницы прошлого. — Смоленск, 2000.

Журнал «Звезда», № 5 за 2007 г

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой