Представления о человеке в основных направлениях психологии

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • Введение
  • 1. Основная часть
  • Психология в Первые десятилетия XX века
  • Психоанализ
  • Бихевиоризм
  • Гештальтпсихология
  • Психология в 1930—1940-е годы
  • Культурно-историческая психология
  • Психология в 1950—1960-е годы
  • Когнитивная психология
  • Трансперсональная психология
  • Психология в 1970—1980-е годы
  • Заключение
  • Литература

Введение

Психология (греч. — душа и логос — слово, знание, дословно — душесловие, знание о человеческой душе) — наука о закономерностях развития и функционирования психики. (Наука, изучающая процессы и закономерности психической деятельности.)

Психология — Объективная наука о субъективном мире человека и животных В. П. Зинченко.

Существует много различных точек зрения на то, что изучает психология. Часто говорят, что психология — это наука о душе, из которой исключено исследование души. психология должна отвечать на вопрос о том, почему человек ведёт себя так или иначе (поведение животных исследует этология).

Для описания того теоретического конструкта, которым можно объяснить поведение человека, существуют разные названия, наиболее частое из которых — психика. Однако, например, бихевиористы отвергают любые ненаблюдаемые переменные, которые могли бы детерминировать поведение, настаивая на том, что только само поведение и детерминирующая его внешняя ситуация могут быть предметом исследования.

Существует много разных классификаций наук, в большинстве из них психология занимает промежуточную позицию между несколькими категориями. Связано это с широким спектром вопросов, которыми занимается психология и методов, которые при этом используются. С одной стороны, психология — естественная наука, активно использующая экспериментальные техники в доказательстве и опровержении гипотез. Многие общепринятые методы статистических расчётов первоначально были разработаны психологами (см. работы Ч. Спирмена, Л. Терстоуна). С другой стороны, в трудах представителей гуманистической психологии практически нет места измерениям, расчётам и экспериментам, работы этой школы можно смело отнести к гуманитарному знанию. В некоторых классификациях помимо гуманитарных и естественных наук выделяются также общественные (социология, политология) — заметную часть современной психологии можно отнести к этой группе. Советский психолог Б. Г. Ананьев указывал на место психологии как ядра системы наук о человеке.

Ранние античные авторы нередко уделяли в своём творчестве внимание проблемам природы человека, его души и разума. До настоящего времени из всего спектра взглядов древних авторов дошла лишь классификация темпераментов Гиппократа, хотя многие идеи Платона оказали влияние на развитие философских основ представлений о психике, в частности, представление о человеке, как существе, раздираемом внутренним конфликтом мотивов, нашло своё отражение в психоаналитических представлениях о структуре личности. Как и у большинства других наук, «дедушкой» психологии справедливо можно назвать Аристотеля, в своём трактате «О душе» давшего развёрнутый анализ предмета психологического исследования.

Средневековые работы о психологии в Европе были в целом сконцентрированы на вопросах веры и разума, в заметной степени христианскими философами, начиная с Фомы Аквинского, были заимствованы идеи Аристотеля. Из восточных учёных внимание психологическим вопросам уделял Ибн Сина (Авиценна).

В 1590 году Рудольф Гоклениус впервые использует термин «Психология» для обозначения науки о душе. Его современник Оттон Касман считается первым, кто употребил термин «Психология» в современном научном смысле.

2 августа 1795 года британский королевский астроном Невил Маскелайн впервые обнаружил ошибки, допущенные его ассистентом Дэвидом Киннбруком в расчётах. Киннбрук был уволен, но анализ ошибок, проведенный другим астрономом — Фридрихом Беззелом, положил начало систематическому изучению времени реакции, индивидуальных различий и «ментальной хронометрии» (mental chronometry), как критериев когнитивных процессов.

Девятнадцатый век стал для психологии веком постепенного зарождения её как научной дисциплины, выделения соответствующих областей из философии, медицины, точных наук.

Эрнст Вебер исследует зависимость интенсивности ощущений от интенсивности вызывающих их стимулов.

Герман Гельмгольц исследует нервную систему как основу психики, формулирует представления об «автоматических умозаключениях», лежащих в основе восприятия пространства.

Однако главное имя в истории оформления психологии как науки — Вильгельм Вундт. Ученик и соратник Гельмгольца, Вундт в 1879 году открыл первую в мире психологическую лабораторию, в которой проходили исследования феноменов сознания методом интроспекции. Этот год считается годом рождения психологии как науки.

1. Основная часть

Психология в Первые десятилетия XX века

Психоанализ

Самое начало двадцатого века отмечено бурным ростом нескольких направлений психологии. С одной стороны, активно развивается психоанализ — школа психотерапии, первоначально основанная на работах Зигмунда Фрейда, в которых человек описывался как система из нескольких независимых структур личности, борющихся друг с другом — Оно (Ид), Я (Эго), Сверх-Я (Суперэго). В этом конфликте Оно представляет собой биологические потребности человека, из которых основное внимание психоаналитики уделяли сексуальной потребности, а Сверх-Я представляет собой требования социума, культуры. Развитие этой школы психологии оказало сильное влияние не только на практику, но и на науку, заставив учёных обратить внимание на феномены, находящиеся за пределами сознания, на неосознаваемые детерминанты психической деятельности. В рамках первой психоаналитической школы к Зигмунду Фрейду присоединяются Альфред Адлер (известен как автор термина «комплекс неполноценности») и Карл Густав Юнг. Психоанализ это название, данное Зигмундом Фрейдом системе интерпретации и терапевтического лечения психических недомоганий. После изучения Фрейдом (1885−86) течение психоанализа продолжило жить благодаря французскому неврологу Дж.М. Шарко, который заключил, что истерия вызывается не органическими симптомами нервной системы, а эмоциональными разладами. Позднее, в сотрудничестве с венским врачом Джозефом Брейером, Фрейд написал две статьи по истерии (1893, 1895), где изложил основную часть своей теории психоанализа. Фрейд использовал свой психоаналитический метод, прежде всего, по отношению к клиентам, страдающим от многочисленных умственных расстройств, которые до недавнего времени классифицировались, как неврозы. Ко Фрейду присоединилось огромное количество студентов и врачей, среди которых были Юнг и Альфред Адлер. Последние сделали множественные вклады в науку, но к 1913 году отказались от основы психоанализа, так как не пожелали согласиться с акцентом Фрейда на сексуальной мотивации. Другие аналитики, включая Мелани Кляйн и Жак Лакан, также существенно повлияли на эту сферу. Психоанализ и его теоретические позиции оказали огромное влияние на современную психологию и психиатрию.

Основной постулат психоанализа — концепция динамического бессознательного ума — вышла из наблюдений Фрейда, что физические симптомы пациентов-истериков имеют тенденцию исчезать после того, как давно забытые ситуации становились осознанными. Он видел бессознательное как сферу психической деятельности, которая влияет на личность и поведение, и оперирует материалами, которые невозможно вызвать путем обычных мыслительных процессов. Фрейд утверждал, что существовали защитные механизмы, куда входили репрессии, реакция-формация, регрессия, замещение и рационализация, которые защищали сознательный ум от аспектов реальности, которые ему было трудно воспринять. Самый основной защитный механизм это репрессия, которая вызывала забывчивость по отношению к сложным моментам.

Наблюдая отношения между психоневрозами и репрессированными воспоминаниями, Фрейд сделал сознательное признание этих забытых ситуаций основой психоаналитической терапии. Гипноз был самым ранним методом, который использовался для «поднятия» бессознательного, но ввиду ограниченной эффективности, его скоро заменили свободные ассоциации (гипнотизм). Сны, которые Фрейд интерпретировал, как символ исполнения желаний, считались первичным ключом к бессознательному, а их анализ — важной частью фрейдистской терапии.

Чтобы уточнить действие человеческой психики, Фрейд и его последователи ввели теорию психоанализа. Целостную человеческую личность Фрейд делил на три функциональные части: ид, эго и суперэго. Он видел ид, как глубочайший уровень бессознательного, где доминируют принципы удовольствий, где целью является немедленное осуществление порывов. Суперэго возникает у ребенка посредством идентификации с родителями и как ответ на социальное давление; функционирует как внутренний цензор, чтобы обуздать порывы ид. Эго, с другой стороны, видится как часть ид, измененное контактами с внешним миром. Это умственная субстанция, которая находится посередине между тремя силами: внешними запросами социального давления или реальности, запросами либидо немедленного удовлетворения, возникающими из ид, и моральными требованиями суперэго. Невзирая на то, что его только частично считают сознательным, эго выступает в качестве большей части того, что называют сознательным. Фрейд настаивал, что конфликты между этими тремя несогласуемыми силами и есть причина невроза.

Психоанализ фокусировался на раннем детстве, утверждая, что многие конфликты, возникающие в человеческом уме, развиваются в первые годы жизни. Фрейд продемонстрировал это в своей теории психосексуальности, в которое либидо (сексуальная энергия) ребенка ищет выход через разные зоны тела в первые пять-шесть лет жизни.

Вызов ортодоксальному психоанализу Фрейда бросили в двадцатых годах ХХ века Отто Ранк, Сандор Ференсзи и Вильгельм Рейх, в тридцатых — Карен Хорни, Эрих Фромм и Гарри Стэк Салливан. Эти критики делали ударение на межличностном аспекте отношений аналитик-пациент и уделяли больше внимания процессам эго. Невзирая на большое количество критиков, фрейдистский психоанализ оставался самым обширно используемым методом, как минимум, до начала пятидесятых годов.

Сегодня метод Фрейда находится среди многих других типов психотерапии, которые используются в психиатрии. Многие постулаты были изменены, частично из-за их негибкости, частично — из-за отсутствия теоретической подоплеки. Современные психологи порицают психоанализ за то, что он слишком опирается на сны и свободные ассоциации. Без эмпирических свидетельств, теории Фрейда кажутся слабыми и не соответствуют стандартам лечения.

Бихевиоризм

В США активно развивается бихевиоризм — основанная Дж. Уотсоном школа психологии, базирующаяся на работах И. П. Павлова и Э. Торндайка о научении. Бихевиористы следовали позитивистскому требованию об исключении из рассмотрения науки всех явлений, кроме непосредственно наблюдаемых. Человек рассматривался как «чёрный ящик», в который входят стимулы, а выходят — реакции на эти стимулы. С начала двадцатого века бихевиоризм предложил обществу и сфер психологии смесь прикладных технологий и философского иконоборчества. В 1913 году Джон Б. Ватсон объявил себя бихевиористом, и заявил о новом теоретическом направлении в психологии. «Бихевиоризм, — говорил он, — это чисто объективная экспериментальная ветвь естествознания, посвященная предсказанию и контролю поведения». Сознание, мысли и чувства не изучались здесь более, как объяснял он, только поведение животных, включая людей. Ватсон объявлял, что психология может быть приложена ко множеству человеческих проблем, созданных индустриализацией и быстрыми социальными переменами. Бизнесменам он обещал показать, как личность может быть приучена к новым привычкам, чтобы подстраиваться под окружающую среду. Родителям он обещал дать методы выращивания бесстрашных детей, которые смогут научиться любой профессии. Такие техники должны были базироваться на условиях невольного поведения Павлова.

Ватсон вынужден был покинуть академию ради карьеры в рекламе, поэтому он никогда так и не разработал техники, которые так расхваливал в своих обещаниях. И все же, в тридцатых годах сфера философии подошла близко к концепции Ватсона, и наблюдатели стали говорить об интеллектуальной революции. Психологические методы стали более объективными и стали больше опираться на поведенческие реакции. В то же время, в психологии бихевиоризма доминировали необихевиористы, чьи внутренние концепции «движения», по сути, перечеркивали теории Ватсона.

Во второй половине двадцатого века, радикальный бихевиоризм Б. Ф. Скиннера выполнил призыв Ватсона о практической психологии поведенческого контроля. Она подавалась вкупе с радикальной опытной теорией познания, в которой движения, мотивы и осознанность не играют никакой роли. Вольные действия по Скиннеру мотивируются позитивными и негативными побуждениями (метод кнута и пряника). Свои законы обучения Скиннер объяснял опытами над белой крысой, которую поощряли всякий раз, когда она выполняла нужное действие. Эти законы, согласно сторонникам Скиннера были универсальными и могли применяться, как к животным, так и к людям.

Как и Ватсон, Скиннер был неутомимым популяризатором, которого никогда не смущали оппоненты. Его хрестоматия утопического общества, «Walden Two» (1948), нашла свою аудиторию в контркультуре шестидесятых годов и вдохновила серию экспериментов по коммунальной жизни. В «Beyond Freedom and Dignity» («Над свободой и достоинством», 1971), он говорил о том, что социальные проблемы лучше всего решались бихевиористами, нежели философами, религиозными мыслителями или политиками-демократами.

В психологии влияние радикального бихевиоризма Скиннера достигло своего пика в шестидесятых годах, но в последующие годы утратило доверие, так как ученые нашли способы обучения (в том числе, овладения языком), которые превосходили предположения Скиннера. В результате, психология повернулась к необихевиористическим объяснениям, в то же время становились популярными когнитивные и эволюционистские школы. Версии бихевиоризма начали появляться в экономике и социологии.

Для общества бихевиоризм был заметен своими взглядами на человека и обещаниями контролировать его поведение. В 1923—1924 годах, Ватсон настроил прогрессивистские теории против инстинктивистской социальной психологии Вильяма МакДугала. На страницах «Новой республики», лекций в Новой школе, и в публичных дебатах с МакДушаллом в Вашингтоне, Ватсон стал влиятельной фигурой, которая пообещала обществу создать нового человека, руководствующегося поведенческими принципами.

К середине столетия многие пришли к тому, что обещания поведенческой трансформации, пахнут антигуманностью. В своем двухтомнике «Сумасшедший апельсин» (A Clockwork Orange, 1963), Энтони Берджесс изобразил авторитарное правительство, которое осуществляет контроль посредством либеральной риторики и методов Павлова, а также традиционных наказаний. Контроль разума при помощи методики Павлова стал олицетворением всех страхов того времени.

Во время войны во Вьетнаме, бихевиоризм Скиннера попал под критику, частично из-за конкретной социальной философии. В 1971 году «Над свободой и достоинством» сделало его объектом критики и правых и левых политических сил. В конце двадцатого века и начале века двадцать первого, последователи Скиннера стали менее радикальными и скрылись из поля общественного обозрения, а их исследования переключились на другие объекты. Эти обстоятельства отмечены в «Хитчхикеровском путеводителе по галактикам» (The Hitchhiker’s Guide to the Galaxy, 1990), где правители вселенной хоть и не бихевиористы сами по себе, но стараются оперировать их методами.

Гештальтпсихология

В Германии развивается гештальтпсихология (М. Вертгеймер, К. Коффка, В. Кёлер), являющаяся дальнейшим развитием на пути изучения феноменов сознания. В отличие от предшественников, гештальтисты не пытались выделить «кирпичики», из которых построено сознание, напротив, они полагали основным своим законом, что «целое всегда больше суммы составляющих его частей». В рамках этой школы психологии было открыто много феноменов восприятия и мышления.

Первая мировая война стимулировала развитие прикладных аспектов психологии, в первую очередь — психодиагностики, так как армии требовалось средство оценки возможностей солдат. Разрабатываются тесты интеллекта (А. Бине, Р. Йеркс). Гельштат психология появилась в начале 20-ого столетия. Ее основоположником считают немецкого психолога Макса Вертгеймера, но в ее развитие вложили свой вклад, такие известные психологи, как Курт Коффка и Вольфганг Кёллер. Основным постулатом Гельштат психологии является рассмотрение целостных структур, не выделяя их составляющих частей. На основании Гельштат психологии в начале 1950-ых годов были заложены основы Гельштат-терапии. Это сделали Фриц и Лора Перлз и Пол Гудман. Базовый подход Гельштат-терапии заключается в том, что психика человека способна саморегулироваться, а также в том, что человек должен нести ответственность за свои действия и мысли.

Гештальтпсихология (также Берлинская Школа Гештальт) является «теорией ума и мозга», которая предлагает, чтобы эксплуатационный принцип мозга был целостным, параллельным, и аналоговым, с самоорганизацией тенденций; и утверждает, что целое отличается от суммы его частей. Эффект Гештальт обращается к формирующей форму способности наших чувств, особенно относительно визуального распознавания фигур и целых форм вместо только коллекции простых линий и кривых. Слово Гештальт на немецком языке буквально означает «форма» или «фигура».

Гештальтпсихология — это направление в психологии, основанное Максом Вертгеймером, была до некоторой степени восстанием против молекулярной программы Вундта для психологии, и приобрела приверженцев среди многих ученых, включая Уильяма Джеймса. Фактически, слово Гештальт означает объединенное или значащее целое, которое должно было быть центром психологического исследования. У этого течения психологии были свои корни в работах многих философов и психологов, работавших до появления Гештальтпсихологии.

Существует мнение, что гештальтпсихология перестала развиваться и соответствовать новым требованиям науки. Возможно основная причина заключается в том, что в гештальтпсихологии основные физические и психические явления рассматриваются параллельно. Гештальтпсихология некоторое время претендовала на общую теорию, однако надо отметить, что исследования гештальтпсихологии касались только одной из сторон психологического процесса.

Кроме того, гештальтпсихология не должна была разделить действие и образ. Надо сказать, что образ в гештальтпсихологии выступает в качестве сущности, которая имеет особый род. Сущность это подчинена лишь личным законам. Стоит отметить, что синтеза таких категорий как образ и действие в гештальтпсихологии в принципе не возможен, так как существует препятствие в виде методологии, у основания которой лежит феноменологическая концепция.

Стоит отметить, что приверженцы гештальтпсихологии поставили под сомнение принцип ассоциации. Однако, это было не оправданно, так как в данном случае не учитываясь синтез и анализ в комплексе, а каждый из этих методов рассматривались по отдельности. Были и такие приверженцы, когда шел разговор об ощущении, утверждали, что ощущение не является разновидностью чувственности.

Гештальтпсихологии остановились на рассмотрении вопросов восприятия, мышления, памяти. Изучение этих познавательных процессов и стало главной задачей гештальтпсихологии.

Психология в 1930—1940-е годы

В Германии приходят к власти нацисты, вследствие чего многие психологи (среди которых было немало евреев) вынуждены эмигрировать в США. гештальтпсихология практически прекращает своё существование, однако К. Левин и последователи гештальтистов становятся основными фигурами американской социальной психологии.

Среди бихевиористов, с одной стороны, начинаются попытки, сохраняя естественно-научный фундамент, внести в объяснение поведения внутрипсихические переменные (Э. Толмен, К. Халл), с другой стороны Б. Ф. Скиннер развивает «радикальный бихевиоризм», развивая теорию оперантного научения.

Ж. Пиаже публикует результаты исследований мышления, в которых были обнаружены сходные типы ошибок у детей одного возраста, которых уже практически не встречается у более старших детей.

Активно развивается психологическая и психотерапевтическая практика. Психоанализ делится на множество ветвей, на его основе формируются альтернативные формы психотерапии (гештальттерапия и др.).

Культурно-историческая психология

Люсьен Леви-Брюль, используя этнографический материал, развил тезис об особом типе «первобытного» мышления, которое отлично от мышления цивилизованного человека.

Пьер Жане еще более углубил принцип социальной детерминации, предположив, что внешние отношения между людьми постепенно превращаются в особенности строения индивидуальной психики. Так, им было показано, что феномен памяти заключается в присвоении внешних действий выполнения поручения и пересказа.

Наиболее полно принцип культурно-исторической детерминации психики был раскрыт в работах Л. С. Выготского, разработавшего учение о высших психических функциях.Л. С. Выготский формулирует основные принципы культурно-исторической психологии, основанные на марксизме. В рамках этого направления постулировалась необходимость изучать личность непосредственно в процессе развития, протекающем под влиянием истории и культуры. На базе этого направления в дальнейшем была построена теория деятельности. Впервые вопрос о социальности, как системообразующем факторе психики был поставлен французской социологической школой. Ее основатель Э. Дюркгейм (1858−1917) с помощью термина «социальный факт» или «коллективное представление» иллюстрировал такие понятия, как «брак», «детство», «самоубийство». Социальные факты отличны от своих индивидуальных воплощений (нет «семьи» вообще, но существует бесконечное количество конкретных семей) и носят идеальный характер, который оказывает воздействие на всех членов общества.

Л.С. Выготский предположил существование двух линий развития психики в культурно - исторической психологии:

· натуральной,

· культурно опосредствованной.

В соответствии с этими двумя линиями развития в культурно - исторической психологии выделяются «низшие» и «высшие» психические функции.

Примерами низших, или естественных, психический функций в культурно - исторической психологии могут служить непроизвольная память или непроизвольное внимание ребенка. Ребенок не может ими управлять: он обращает внимание на то, что ярко неожиданно; запоминает то, что случайно запомнилось. Низшие психические функции — это своего рода зачатки, из которых в процессе воспитания вырастают высшие психические функции (в данном примере — произвольное внимание и произвольная память).

Превращение низших психических функций в высшие происходит через овладение особыми орудиями психики — знаками и носит культурных характер. Роль знаковых систем в становлении и функционировании психики человека, безусловно, принципиально — оно определяет качественно новый этап и качественно иную форму существования психики. Представьте себе, что дикарю, не владеющему счетом, надо запоминать стадо коров на лугу. Как ему придется справляться с этой задачей? Ему необходимо создать точный зрительный образ того, что он увидел, и потом попытаться воскресить его перед глазами. Скорее всего, он потерпит неудачу, пропустит что-нибудь. Вам же нужно будет просто сосчитать коров и впоследствии сказать: «Я видел семь коров».

Многие факты культурно - исторической психологии свидетельствуют, что осваивание ребенком знаковых систем не происходите само собой. Здесь проявляется роль взрослого. Взрослый, общаясь с ребенком и обучая его, сначала сам «овладевает» его психикой. Например, взрослый показывает ему что-то, по его мнению, интересное, и ребенок по воле взрослого обращает внимание на тот или иной предмет. Потом ребенок начинает сам регулировать свои психические функции с помощью тех средств, которые раньше применял к нему взрослый. Так же, будучи взрослыми людьми, мы, устав, можем сказать себе: «Ну-ка, посмотри сюда!» и действительно «овладеть» своим ускользающим вниманием или активизируем процесс воображения. Перипетии важного для нас разговора мы создаем и анализируем заранее, как бы проигрывая в речевом плане акты своего мышления. Затем происходит так называемое вращивание, или «интериоризация» — превращение внешнего средства во внутреннее. В результате из непосредственных, натуральных, непроизвольных психические функции становятся опосредствованными знаковыми системами, социальными и произвольными.

Культурно - историческая психология продолжает плодотворно развиваться и сейчас, как в нашей стране, так и за рубежом. Особенно эффективным культурно - историческая психология оказалась при решении проблем педагогики и дефектологии.

Постановление 1936 года «О педологических извращениях в системе наркомпросов», ликвидировавшее педологию, на несколько десятилетий практически замораживает развитие психологической науки в СССР.

психология когнитивная гештальтпсихология бихевиоризм

Вторая мировая война вызывает новый всплеск активности психологов в области прикладных технологий. Особое внимание уделяется социальной психологии и эргономике.

Психология в 1950—1960-е годы

Эти десятилетия являются эпохой расцвета психологии, активного роста во множестве направлений. В современных учебниках по психологии большая часть материала посвящена экспериментам и исследованиям, проведённым именно в этот период.

Когнитивная психология

Теория бихевиоризма не могла дать ответы на многие вопросы, которые ставила перед наукой развивающаяся промышленность и военные технологии. Разработка максимально эффективных форм представления информации на пультах управления сложными устройствами и другие задачи требовали активного изучения не только простых реакций на стимулы, но сложных механизмов, лежащих в основе восприятия. Вследствие подобного запроса начинает развиваться область, которая позднее получит название «когнитивная психология» — ведёт свои исследования механизмов внимания Д. Бродбент, публикует знаменитую статью про «Магическое число семь плюс-минус два» Дж. Миллер. Когнитивная психология (англ. cognitive psychology) — современное направление в исследовании познавательных процессов. Возникло в 1960-х гг. как альтернатива бихевиоризму. Когнитивная психология реабилитировала понятие психики как предмета научного исследования, рассматривая поведение как опосредствованное познавательными (когнитивными) факторами.

Современная когнитивная психология состоит из многих разделов: восприятие, распознавание образов, внимание, память, воображение, речь, психология развития, мышление и принятие решения, в целом естественный интеллект и отчасти искусственный интеллект. Модели познавательных процессов позволяют по-новому взглянуть на сущность психической жизни человека. «Когнитивная, или иначе познавательная, активность — это активность, связанная с приобретением, организацией и использованием знания. Такая активность характерна для всех живых существ, и в особенности для человека. По этой причине исследование познавательной активности составляет часть психологии» (Ульрик Найссер «Познание и реальность»).

С расширением предметной области исследований когнитивной психологии обнаружилась ограниченность информационного подхода, особенно при анализе речевой деятельности, мышления, долговременной памяти и структуры интеллекта. Поэтому когнитивисты начали обращаться к генетической психологии (Ж. Пиаже), культурно-исторической психологии (Л.С. Выготский и др.), деятельностному подходу (А.Н. Леонтьев и др.).

С другой стороны, разработанная ими методическая база экспериментальных исследований привлекла внимание многих европейских, в том числе российских ученых, которые адаптировали ее для развития своих традиций (микроструктурный и микродинамический анализ, микрогенетический метод). (А.И. Назаров.)

Исследования когнитивной психологии охватывают как сознательные, так и бессознательные процессы психики, при этом и те и другие трактуются как различные способы переработки информации.

Когнитивная психология имеет в своей основе ряд аксиоматических предпосылок (Хабер, 1964):

· Представление о поэтапной переработке информации, т. е. о том, что стимулы внешнего мира проходят внутри психики через ряд последовательных преобразований.

· Допущение об ограниченной емкости системы переработки информации. Именно ограниченность способности человека осваивать новую информацию и прообразовывать уже существующую заставляет искать наиболее эффективные и адекватные способы работы с ней. Эти стратегии (в гораздо большей степени, чем соответствующие им мозговые структуры) моделируют когнитивные психологи.

· Вводится постулат о кодировании информации в психике. Данный постулат фиксирует предположение о том, что физический мир отражается в психике в особой форме, которую нельзя свести к свойствам стимуляции.

Вариантом когнитивной психологии, завоевывающим все большую популярность в последние годы, является теория уровней переработки информации (Ф. Крейк, Р. Локхард, 1972). В настоящее время когнитивная психология все еще находится в стадии становления, но уже стала одним из самых влиятельных направлений мировой психологической мысли.

В психологии активно развиваются техники модификации поведения на основе теории бихевиоризма. Дж. Вольпе разрабатывает технику систематической десенсибилизации, которая оказывается весьма эффективной в лечении различных видов фобий.

На фоне этого появляются гуманистическая психология и психотерапия как попытка преодолеть сведение человека к автомату или животному (теории бихевиоризма и психоанализа). Гуманистические психологи предлагают рассматривать человека как существо более высокого уровня, наделённое свободой воли и стремлением к самоактуализации. Такое достаточно общее определение оправдано тем, что одно из влиятельных направлений психологии ХХ столетия — американская гуманистическая психология — в лице таких ведущих ее представителей, как А. Маслоу и К. Роджерс, не является в строгом смысле психологией экзистенциальной, оказываясь, в противовес идеям европейского экзистенциализма, теорией человеческой успешности и возможной полной состоятельности, существенно более оптимистичной и прагматичной. Вместе с тем представления о свободе, ответственности и становлении, несомненно, роднят ее с экзистенциальной психологией и философией, что позволило И. Ялому обозначить гуманистическую психологию «двоюродной сестрой» психологии экзистенциальной, как и некоторые направления неопсихоанализа. А. Маслоу обозначает следующие общие моменты гуманистической психологии и экзистенциализма:

Сходство методологии — в интраиндивидуальном подходе к человеку исходя из его самости, его данности.

Признание того факта, что каждый индивид находится в постоянном развитии.

Признание ведущей роли смысла, который индивид придает своей жизни или ищет в жизни.

Признание значимости ценностей, в особенности этических, эстетических, познавательных и религиозных.

Признание того, что индивид постоянно находится в ситуации выбора, принятия решения и последующей ответственности.

Стремление к полноте понимания мотивации, определяющей выбор и решение.

Признание глубины и серьезности человеческой жизни, места в ней тревоги и неизбежности страдания.

Акцент на будущем и его динамической роли в отношении настоящего.

Признание уникальности каждого индивида.

Трансперсональная психология

В конце 60-х годов вместе с ростом популярности Нью-Эйдж-культуры психология испытывает сильное влияние со стороны мистики; на волне успеха исследований психоделических веществ и новых областей сознания возникает трансперсональная психология. Трансперсональная психология изучает сознание в широком спектре его проявлений: множественность состояний сознания, духовный кризис, околосмертные переживания, развитие интуиции, творчества, высшие состояния сознания, личностные ресурсы, парапсихологические феномены. Она опирается на целостное видение человека в перспективе его духовного роста, классическую и неклассическую философскую антропологию, мировые духовные традиции, разнообразные способы самопознания и психотерапии, такие как медитация, холотропное дыхание, телесно-ориентированная психотерапия, терапия искусством, работа со сновидениями, активное воображение, самогипноз и др. Существует личностная преемственность и смысловая связь между гуманистическим и трансперсональным проектами в психологии. Их основателями были одни и те же люди — А. Маслоу, Э. Сутич, А. Уотс, М. Мерфи. С середины 60-х гг. они стали относиться к гуманистической психологии как к ориентации, которую необходимо расширить и дополнить. Например, Маслоу, обосновавший представление об неутилитарных «ценностях Бытия», «пиковых переживаниях», «самоактуализации», ставшие фундаментом и ядром программы гуманистической психологии, ввел позднее идею метапотребностей, сверхличностных ценностей — открытого духовного горизонта человека, к которому он всегда устремлен, и только в этом страстном устремлении и реализует свое предназначение. И в этом превозмогании, выходе за пределы, размыкании исторических, культурных, индивидуальных границ и получает смысл само понятие человека и обосновывается и гуманистическая психология, и, более широко, вся антропологическая проблематика. Трансперсональная ориентация отличалась от гуманистической акцентом на метапотребностях и метаценностях, тягой к преодолению границ прежнего предметного поля исследований, задаваемого проблемами самоактуализации, творчества и гуманистической психотерапии и педагогики. Она сделала предметом науки психологические измерения религиозного и мистического опыта, поставила задачу обоснования психологии на материале духовного поиска мировых философских и религиозных традиций. Новое предметное поле, уже не замыкаемое западнохристианской культурой, вобрало в себя мистические и восточные подходы, такие как суфизм, буддизм, адвайта-веданта, йога, традиции североамериканских индейцев, туземных и древних цивилизаций. В качестве программной задачи трансперсональная ориентация попыталась освоить суть и конкретные формы идей, представлений и практик из мирового духовного опыта человечества и дать им научное выражение. Объективной основой нового направления в психологии стало то, что Г. Гессе провидчески назвал «паломничеством в страну Востока». Во второй половине XX века в среде студенческой молодежи и у искателей любого возраста возрастает устойчивый интерес к восточным философским учениям, в частности к учению дзен-буддизма, стимулированный в немалой степени американскими поэтами А. Гинзбергом и Дж. Керуаком, культурологом А. Уотсом и японским исследователем дзен Д. Судзуки. По Америке прокатилась очередная коммунитарная волна, на гребне которой создаются духовные коммуны, происходят масштабные эксперименты с новыми стилями жизни и поиски новой общности людей, пытающихся прорваться через ограничивающие стереотипы, вскормленные традиционным семейным укладом и здравым смыслом. Через эту масштабную практику преодоления оков и табу прежней патриархальной цивилизации, практику, которая вовлекла в себя десятки миллионов людей, и происходило конкретное, через ткань повседневной жизни, посвящение в сознание как в то, что «между» людьми, как в совместное бытие в новом ценностном горизонте, трансцендирующем эгоизм, индивидуализм и европоцентризм. После начала информационной-коммуникативной революции техносфера и инфраструктура воплотили такие базисные характеристики сознания как всесвязность и открытость и оказались в резком конфликте с манипулятивным характером прежних социальных институтов и потребовали их трансформации. Складывание глобальной цивилизации, глобализация всех цивилизованных процессов на планете — экономических, политических, информационных, культурных, усиление всеобщей взаимозависимости, с появлением которой мы начинаем воспринимать себя уже жителями планеты, «гражданами мира», а не отдельного государства — вот, пожалуй, основные цивилизационные процессы, вызвавшие формирование трансперсональной ориентации и то новое осознавание ситуации, которое в ней выражено.

Прикладное значение Т.П. в том, что она предлагает новый взгляд на психическое здоровье и патологию — обеспечивая интегративный, многоаспектный подход к человеку. Трансперсональные переживания обладают особым терапевтическим потенциалом, имеют огромное значение для творчества, эстетического и этического развития. Особую актуальность приобретает трансперсональный подход в лечении наркомании и алкоголизма как видов духовного кризиса, психотерапии неврозов и психозов, в психологическом оздоровлении общества.

В 1966 году создаются факультеты психологии в МГУ и ЛГУ, что демонстрирует прекращение 30-летних гонений на психологов. В заметной степени это было связано с появлением спроса на психологов на производстве и в армии. В СССР активно развивается инженерная психология.

Психология в 1970—1980-е годы

Происходит бурный рост когнитивной психологии, постепенно занимающей всё большую роль в науке, практически вытесняя бихевиоризм. Когнитивная психология шла по пути постепенного опровержения своих исходных постулатов о сущности человеческой психики как системы переработки информации с ограниченной пропускной способностью. В этот период психология устанавливает активные связи с лингвистикой, что стало неизбежным после «хомскианской революции»; возникает психолингвистика.

Заключение

В остальных областях психологии происходит стабильный рост и накопление знаний, вместе с тем вновь обостряется ощущение «вечного кризиса» психологической мысли, так как ни одно из действующих направлений не даёт надежды на скорое появление действительно полной и объясняющей поведение человека теории. В настоящее время психология стала не только полноправной наукой, но и частью обыденной жизни (так, консультации психологов помогают людям справляться с личными проблемами). Особенно этот процесс заметен в странах Западной Европы и в США.

Литература

1. Джемс В. Многообразие религиозного опыта. СПб., Андреев и сыновья, 1992.

2. Ассаджиоли Р. Психосинтез. Киев., Релф-бук, 1994

3. Cтанислав Гроф. «За пределами мозга: рождение, смерть и трансценденция в психотерапии».М., 1994

4. Станислав Гроф. «Области бессознательного: данные исследований ЛСД».М., 1994

5. психотерапии и внутреннего исследования". М., 1995

6. Теренс Маккенна. «Пища богов: поиск первоначального древа знания». М., 1995

7. Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики. Спб., Евразия, 1997.

8. Фритьоф Капра. «Уроки мудрости: разговоры с замечательными людьми». М., 1996

9. Станислав Гроф и Джоан Хэлифакс. «Человек перед лицом смерти». М., 1996

10. «Пути за пределы „эго“: трансперсональная перспектива». Под ред. Роджера Уолша и Френсис Воон. М. 1996

11. «Что такое просветление?» Под ред. Джона Уайта. М. 1996

12. Роджер Уолш. «Дух шаманизма». М., 1996

13. Станислав Гроф и Кристина Гроф. «Неистовый поиск себя». М., 1996

14. Стивен Лаберж. «Осознанные сновидения». Киев, София — Трансперсональный Институт, 1996

15. Cтанислав Гроф. «Космическая игра: исследование рубежей сознания». М, 1997

16. Ч. Тарт. «Пробуждение: преодоление препятствий к преодолению человеческих возможностей». 1997

17. С. Криппнер и Дж. Диллард. «Сновидения и творческий подход к решению проблем». 1997

18. К. Уилбер. «Никаких границ: восточные и западные пути личностного роста». 1998

19. http: //www. psixologic. ru/

20. http: //syntone. ru/library/psychology_schools

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой