Предупреждение дисграфии у детей с общим недоразвитием речи в условиях логопедической группы детского сада

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

В случае несформированности необходимых предпосылок письма к началу обучения грамоте ребенок неизбежно встретится с большими трудностями при усвоении начертаний букв, при соотнесении каждой буквы с соответствующим звуком и при определении порядка следования букв при записи слова, что и приведет к появлению у него дисграфических ошибок, не связанных с незнанием грамматических правил. В дальнейшем к этому неизбежно добавятся и грамматические ошибки (таким детям труднее усваивать правила), которые будут «сосуществовать» с дисграфическими.

Дисграфия у детей — это одно из проявлений системного недоразвития речи и ряда неречевых функций, затрудняющих освоение письма, языковых знаний и умений. По мнению многих исследователей, нарушения письма основываются на совокупности дисфункций: дефектов устной речи, недостаточной сформированности психических процессов и их произвольности, мелкой моторики рук, телесной схемы, чувства ритма.

Нередко встречаются дизонтогенетические формы дисграфии, при которых наблюдается запаздывание созревания функциональных систем, участвующих в овладении навыком письма.

Недостатки устной речи (нарушения озвончения, трудности в овладении структурой слога, замены звуков), как правило, отражаются на письме. Нарушение сенсорных функций (зрительная агнозия, нарушение фонематического слуха) приводит к появлению оптических и акустических ошибок.

Учитывая все выше сказанное, можно считать тему работы «Предупреждение дисграфии у детей с общим недоразвитием речи в условиях логопедической группы детского сада» актуальной и своевременной.

Цель данной работы: проанализировать теоретическую литературу и систематизировать методы и приемы проведения работы по предупреждению дисграфии у детей с общим недоразвитием речи в условиях логопедической группы детского сада.

Объект: ОНР детей как фактор и причина проявления дисграфий при школьном обучении.

Предмет исследования: организация лого-коррекционного воздействия по предупреждению дисграфии у детей с общим недоразвитием речи в условиях логопедической группы детского сада.

Гипотеза: предупреждение дисграфии у детей с общим недоразвитием речи будет эффективно, если начато в дошкольный период и проведены различные обучающие занятия, способствующие преодолению и предупреждению дисграфии.

Задачи:

1. проанализировать психологическую и методическую литературу по данной теме:

2. дать характеристику дисграфии и рассмотреть ее различные виды;

3. изучить возможности предупреждения дисграфии у детей с ОНР;

4. провести исследование и обосновать выбор методик;

5. проанализировать результаты исследования и сделать выводы.

Исследование проводилось на базе МДОУ № 348 Ленинского района города Новосибирска.

Методы, используемые при написании данной работы:

1. теоретический анализ литературных источников;

2. проведение практической работы;

3. количественный и качественный анализ результатов эксперимента.

4. математико-статистическая обработка результатов эксперимента.

Данная работа будет интересна логопедам, педагогам и психологам, работающим с детьми логопедических групп.

1. Теоретический аспект дисграфии как речевого нарушения

1.1 Речь и основные нарушения речи

Речь — это не врожденная функция, она усваивается каждым человеком

индивидуально в процессе речевого общения ребенка с окружающими людьми. Речь ребенка привлекала внимание многих исследователей как отечественных, так и зарубежных.

Речь является основным средством человеческого общения. Без нее люди не имели бы возможности получать и передавать большое количество информации.

По мнению А. Н. Леонтьева, речь человека, человеческое слово и история его развития выступают «во-первых, как предмет лингвистики… во-вторых, как предмет психологии… и, наконец, в-третьих, как система физиологических процессов, которые осуществляют эту речевую деятельность, но к которым она не сводиться» [7].

Но существует и другое мнение. М. Р. Львов считает, что в русском языке слово речь имеет три различных значения. Это

а) речь как деятельность, как процесс;

б) речь как продукт речевой деятельности;

в) речь как ораторский жанр [10].

В данной работе мы будем исходить из первого определения, данного Львовым. Речь — это вербальное, языковое общение с помощью языковых единиц и часто при поддержке невербальных средств. Таким образом, мы будем рассматривать речь как процесс использования языка в целях общения.

Необходимо отличать понятия «язык» и «речь», так как в некоторых языках они имеют единое название. Но в научном рассмотрении данных понятий требуется разграничение.

Язык — это система знаков, которая используется людьми для передачи сочетания звуков, имеющих определенное значение.

Речь — это само общение, выражение мысли.

Речь без усвоения языка невозможна, в то время как язык может существовать и развиваться относительно независимо от человека.

Р.С Немов отмечает, что связующим звеном между языком и речью выступает значение слова. Оно выражается как в единицах языка, так и в единицах речи.

В речи отражается личность говорящего, носителя языка. Вильгельм Гумбольдт писал, что «только в речи индивида язык достигает своей окончательной определенности» [Цит. по: 10].

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что язык и речь неразделимы. Особенно тесно их сближают функции, которые реализуются при помощи речи.

Существуют два центра речи:

1. центр Брока — центр, отвечающий за формирование высказывания;

2. центр Вернике — центр, отвечающий за понимание чужой речи.

Есть два вида речевых нарушений:

1. нарушение звукового оформления произносительной стороны речи;

2. нарушения структурно-семантические и системные.

К нарушениям первой группы относятся:

Дисфония — нарушение фонации (звучания) вследствие нарушения звукового аппарата из-за органического функционального расстройства голосообразующего механизма; может возникнуть на любом этапе развития.

Брадилалия — патологическая замедленность темпа речи.

Тахилалия — патологически ускоренная речь.

Заикание (логоневроз) — нарушение темпа речи из-за судорожного состояния. Причина возникновения — органические или функциональные; недостаточная устойчивость нервной системы. Возникает в период перехода к фразовой речи на внешний раздражитель.

Дислалия — нарушение звукопроизношения при нормальном слухе и сохранной работе речевого аппарата. Возникает из-за органических или функциональных причин.

Ринолалия — нарушение тембра и звукопроизношения; связана с нарушением речевого аппарата.

Дизартрия — нарушение звукопроизношения, темпа, выразительности, модуляции; чаще бывает у детей с повреждениями центральной нервной системы.

К нарушениям второй группы относятся:

Алалия — отсутствие или недоразвитие речи в результате поражения речевых центров в коре головного мозга в доречевой период.

а) моторная алалия — поражается центр Брока.

б) сенсорная алалия — поражается центр Вернике.

Афазия — полная или частичная утрата ранее сформированной речи; главный признак — распад речевого стереотипа; проявляется в нарушении фонетической, морфологической, синтаксической структуры собственной речи и понимание чужой речи при сохранности движений речевого анализатора и элементарных форм слуха.

а) сенсорная афазия — нарушение фонематического слуха — дети не распознают звуки на слух, не понимают обращенную к ним речь, трудно воспринимают слова со сходными фонемами, нарушение письма.

б) акустико-мнестическая афазия — нарушена слухоречевая память, объем памяти — 2−3 единицы.

в) оптико-мнестическая афазия — распадается связь между зрительным образом слова и наименованием; дети не могут изображать графические объекты, иногда проявляется в форме нарушения чтения.

г) афферентная моторная афазия — отсутствие возможности передачи ощущений от артикуляционного аппарата в кору головного мозга.

д) семантическая афазия — нарушение понимания грамматической конструкции, отражающей одновременно анализ и синтез явлений; дети не понимают предлоги, суффиксы, родительский падеж.

е) моторная эфферентная афазия — понимание речи, но невозможность произношения.

ж) динамическая афазия — дефект внутренней речи; дети не могут самостоятельно формировать фразу; часто страдают развернутые фразы [5].

1.2 Характеристика детей с общим недоразвитием речи

У детей старшего дошкольного возраста развитие речи достигает довольно высокого уровня. Большинство детей правильно произносят все звуки родного языка, могут регулировать силу голоса, темп речи, интонацию вопроса, радости, удивления (с нормальным развитием речи).

Ф.А. Сохин считает, что развитие звуковой стороны речи — это не только усвоение звуков родного языка, поэтому в понятие звуковой культуры речи включается не только владение нормами звукопроизношения [22].

Говоря о звуковой стороне речи, можно выделить два аспекта — активный и пассивный — произношение речи и ее восприятие. На это же указывал А. Н. Гвоздев, в течение многих лет изучавший онтогенез детской речи: «Общий ход усвоения звуковой стороны речи определяется совместным действием слуховой и моторной сфер» [1]. Овладевая звуковыми средствами языка, ребенок опирается на речевой слух: способность слышать, распознавать фонологические средства языка.

У детей старшего дошкольного возраста звукопроизношение вполне нормализовалось, поэтому работа направлена на улучшение дикции, то есть на умение правильно пользоваться звуками в потоке речи. В. И. Рождественская утверждает, что большинство детей старшего возраста говорят правильно, но все же у известного количества детей речь еще не чистая. Исходя из своих наблюдений, она говорит о том, что дети часто искажают шипящие звуки и р, а легкая картавость, шепелявость приобретают характер речевой привычки [18]. Она же указывала на ряд причин, в результате которых закрепилось неправильное произношение:

— неправильная речь окружающих;

— недостаточный учет взрослыми тенденций ребенка к усвоению речи окружающих;

— непосильная для ребенка речевая нагрузка;

— неблагоприятная обстановка, среди которой живет ребенок в период развития своей речи [18].

Многие педагоги и психологи отмечают, что к шести годам дети не затрудняются в произношении слов любой структуры, применяют многосложные слова. Дети четко различают на слух все звуки родного языка, в том числе и близкие по своим акустическим характеристикам: глухие и звонкие, твердые и мягкие.

«Неумение различать пары звуков свидетельствуют чаще всего о недостатке физического слуха» — считает Л. М. Козырева [3].

В этом возрасте развивается умение изменять интонацию: дошкольники могут произносить фразы с вопросительной или восклицательной интонацией. О. С. Ушакова отмечает, что «одновременно формируется умение правильно пользоваться темпом, громкостью произношения в зависимости от ситуации, отчетливо произносить звуки, слова, фразы, предложения» [23].

Темп речи детей в повседневном общении остается умеренным, однако возможные стилистические и содержательные затруднения вызывают у них необходимость прервать свое высказывание, сделать паузу, немотивированно остановиться. И, наоборот, в состоянии волнения, возбуждения, желая как можно скорее высказаться, ребенок начинает говорить быстрее и громче, чем обычно. Быстрая речи отрицательно влияет на звуко — и словопроизношение, торопливость при речи может привести к недоговариванию, проглатыванию слогов и слов, пропуску звуков.

Бурное речевое развитие старших дошкольников базируется на готовности артикуляционного аппарата к производству полноценных звуков речи.

В этот период активизируется пассивный словарь ребенка, расширяется активный. Это происходит не только за счет увеличения числа существительных и прилагательных, то и за счет постепенного овладевания суффиксальным и приставочным способом образования слов.

«Словарь дошкольника шести-семи лет достаточно велик и уже не поддается точному учету, — отмечает Л. М. Козырева, — тем более существует большой разрыв в количественном отношении у детей с разным речевым развитием: есть дети, обладающие богатейшим словарным запасом и, с другой стороны, встречаются дети, чей словарь очень беден и ограничивается бытовой тематикой» [3].

Ю.С. Ляховская обращает внимание на то, что довольно распространенной категорией в речи детей являются наречия, но их использование не всегда правильно и уместно [13].

В речи ребенка появляются собирательные существительные, прилагательные, обозначающие состав, состояние предметов, а также отвлеченные, абстрактные понятия. Хотя словарь детей заметно расширяется, в подборе нужных слов, особенно при передаче оттенков значения, деталей, дети допускают неточности.

Л.П. Федоренко считает, что овладение родным языком не может происходить без усвоения средств выразительности речи; лексические средства выразительности, доступные детям, — это, прежде всего перенос смыслового значения с одного слова на другое и некоторые классы синонимов [24]. Дошкольникам доступно усвоение эмоциональных и стилистических синонимов, участвующих в создании речевого этикета. Для детей характерны затруднения при разборе слов, противоположных и близких по значению (антонимов и синонимов), а также неточности в обозначении признаков предметов, действий. Неточно могут употребляться все части речи, включая союзы и предлоги.

Ф.А. Сохин говорит о том, что совершенствование речевого общения невозможно без расширения словарного запаса ребенка и вместе с тем познавательное развитие, развитие понятийного мышления невозможно без новых слов, закрепляющих получаемые новые знания и представления [22].

В процессе овладевания речью ребенок приобретает навыки образования и употребления грамматических форм. Формирование грамматического строя у дошкольников включает работу над морфологией, изучающей грамматические значения в пределах слова; словообразованием; синтаксисом.

А.Н. Гвоздев утверждает: «В это время ребенок уже в такой мере овладевает всей сложной системой грамматики, включая самые тонкие, действующей в русском языке закономерности синтаксического и морфологического порядка, а также твердое и безошибочное использование множества… явлений, что усваиваемый русский язык становиться для него действительно родным» [1].

В старшем дошкольном возрасте предложения в структурном отношении значительно усложняются не только за счет простых распространенных предложений, но и сложных, возрастает их объем. Все реже ребенок допускает ошибки в согласовании слов, в падежных окончаниях существительных и прилагательных. А. И. Максакова отмечает, что в это время ребенок легко образует новые существительные и другие части речи при помощи суффиксов, образует прилагательные от существительных.

Однако в речи детей все еще встречаются грамматические ошибки, которые остаются в употреблении форм, являющихся исключениями: некоторые формы падежей, где много вариантов окончаний, и другие речевые ошибки, характерные не только для дошкольников, но встречающиеся и речи взрослых людей, так как являются объективно трудными для усвоения.

К старшему дошкольному возрасту формируется синтаксический строй речи. Г. А. Фомичева говорит о том, что ребенок правильно составляет простые предложения, предложения с однородными членами, употребляя при этом соединительные, противительные, разделительные союзы, он использует в своей речи и сложные предложения, чаще сложноподчиненные, выражающие разнообразные синтаксические отношения [24].

Таким образом, при формировании грамматического строя речи у детей дошкольного возраста закладывается умение оперировать синтаксическими единицами, обеспечивается сознательный выбор языковых средств в конкретных условиях общения и в процессе построения связного монологического высказывания.

Овладение связной монологической речью — одна из главных задач речевого развития дошкольников. Ее успешное решение зависит от многих условий.

С.Л. Рубинштейн определяет две причины, по которым речь может быть несвязной:

1. эти связи не осознаны и не представлены в речи говорящего;

2. эти связи не выявлены в его речи.

Развитие связной речи имеет особое значение, а развитие словаря, овладение грамматическими формами и т. п. включаются в нее в качестве частных моментов. В формировании связной речи отчетливо выступает тесная связь речевого и умственного развития детей, развития их мышления, восприятия, наблюдательности. «Чтобы хорошо, связно рассказать о чем-нибудь, необходимо ясно представлять себе объект рассказа, уметь анализировать предмет, отбирать его основные свойства и качества, устанавливать причинно-следственные, временные и другие отношения между предметами и явлениями», — пишет Ф. А. Сохин [22].

Есть два вида связной речи: диалогическая и монологическая. В дошкольном детстве ребенок овладевает, прежде всего, диалогической речью, которая, как было сказано выше, имеет свои особенности, проявляющиеся в использовании языковых средств допустимых в разговорной речи, но неприемлемых в построении монолога. В диалоге дети, разговаривая с собеседником, дают и сжатые, и развернутые ответы, используют неполные предложения.

Диалогическую речь дети усваивают довольно легко, так как ежедневно слышат ее в быту. Если у младших дошкольников доминирует диалогическая речь, то у старших, наряду с прямой речью, появляется косвенная.

«Ребенок все больше и больше овладевает способностью связного, последовательного, объективного изложения, — утверждает А. М. Леушина. — Вместо того, чтобы самому становиться на место и сходить в роль того или иного персонажа, ребенок, рассказывая, начинает более или менее самостоятельно анализировать, оценивать и обобщать» [13].

К 6−7 годам все условия для развития связной речи созданы: звукопроизношение и грамматический строй в целом сформировались, накоплен необходимый словарный запас. Лингвисты и психологи, занимающиеся изучением особенностями развития связной речи, выделяют два вида: ситуативную и контекстную. К старшему дошкольному возрасту обе эти формы сосуществуют и ребенок пользуется то одной, то другой в зависимости от задач и условий общения.

Речь ребенка становится более точной в структурном отношении, достаточно развернутой, логически последовательной. При пересказах, описаниях предметов отмечается четкость изложения, чувствуется завершенность высказывания.

При недостаточной подвижности артикуляционных мышц нарушается звукопроизношение. При поражении мышц губ страдает произношение как гласных (о, у), так и согласных звуков — при их произнесении требуются активные движения губ: округление, вытягивание [20].

Ограничение движения языка назад может зависеть от нарушений иннервации подъязычно-глоточной, лопаточно-подъязычной, шилоподъязычной, двубрюшной (заднее брюшко) и некоторых других мышц. При этом нарушается артикуляция заднеязычных звуков (г, к, х), а также некоторых гласных, особенно среднего и нижнего подъема (э, о, а).

При парезах мышц языка, нарушениях их мышечного тонуса часто оказывается невозможным изменение конфигурации языка, его удлинение, укорочение, выдвижение, оттягивание назад. Парезы мышц лицевой мускулатуры, часто наблюдаемые при дизартрии, также влияют на звукопроизношение. Парезы височных мышц, жевательной мускулатуры ограничивают движения нижней челюсти, в результате чего нарушается модуляция голоса, его тембр [17].

Характерными признаками нарушений артикуляционной моторики являются дискоординационные расстройства. Они проявляются в нарушении точности и соразмерности артикуляционных движений. Эти нарушения обычно сочетаются с трудностями сохранения определенных артикуляционных поз за счет появления насильственных движений — тремора (мелкого дрожания кончика языка).

Наличие насильственных движений и оральных синкинезий в артикуляционной мускулатуре искажают звукопроизношение, делая речь малопонятной, а в тяжелых случаях почти невозможной. Синкинезии могут наблюдаться не только в речевой мускулатуре, но и в скелетной. При движениях языка у детей нередко возникают сопутствующие движения пальцев правой руки, особенно часто большого пальца [2].

Нарушения голоса крайне разнообразны, специфичны для ее разных форм. Наиболее часто они характеризуются недостаточной силой голоса (голос слабый, тихий, иссякающий в процессе речи), нарушениями тембра голоса (глухой, назализованный, тусклый, может быть гортанным, форсированным, напряженным, прерывистым и т. д.), слабой выраженностью или отсутствием голосовых модуляций (ребенок не может произвольно менять высоту тона).

Поражение фонологического уровня языка в период интенсивного развития речевой функции в некоторых случаях может приводить к сложной дезинтеграции и патологии всего речевого развития ребенка. В связи с этим у отдельных детей имеет место задержка темпов речевого развития, речевая инактивность, вторичные нарушения лексико — грамматического строя речи.

И.И. Панченко в своей работе «Особенности фонетико-фонематического анализа расстройств звукопроизношения и некоторые принципы лечебно-коррекционных мероприятий при дислалических и дизартрических нарушениях речи», обследуя детей с дислалией, обнаружила случаи легкого, невыраженного нарушения иннервации, вызывающего расстройства звукопроизношения, которые, видимо, следует относить к стертым формам дизартрии [16]. Аналогичные сведения приводит Л. В. Мешкова: «Неоднократное повторение движений вызывает быстрое утомление: замедляется темп движений, быстро наступает потеря точности движений, иногда наблюдается легкое посинение языка, затрудняется сохранение заданного положения языка» [14].

В практике логопедической работы часто встречаются дети с нарушениями звукопроизношения, имеющими в заключении невропатолога данные об отсутствии в неврологическом статусе очаговой микросимптоматики со стороны артикуляционного аппарата. Однако, устранение дефектов звукопроизношения у таких детей вызывает определенные трудности и проходит в достаточно длительные сроки.

Среди детей дошкольного возраста речевое нарушение — стертая дизартрия — является распространенным и имеет тенденцию к значительному росту. Вместе с тем, она часто сочетается с другими речевыми расстройствами, например, с заиканием, ОНР.

Ряд авторов отмечает, что в основе некоторых звукопроизносительных расстройств могут лежать отклонения слухового восприятия, которые могут оказаться производными, то есть носить вторичный характер (Е.Г. Корицкая, В. С. Минашина, Е. Ф. Соботович и др.). Как указывает Р. Е. Левина, «такое явление наблюдается при нарушениях речевых кинестезий, имеющих место при морфологически двигательных поражениях органов речи» [6].

1.3 Понятие дисграфии и ее виды

Под дисграфией (графо — пишу, дис — расстройство) понимается специфическое и стойкое нарушение процесса письма, обусловленное отклонениями от нормы в деятельности тех анализаторов и психических процессов, которые обеспечивают письмо. Аграфия — полная неспособность овладеть письмом или полная утрата этого навыка.

Дисграфия и аграфия могут наблюдаться как у детей, так и у взрослых. В последнем случае сформированный навык письма частично нарушается или полностью утрачивается в связи с органическим поражением определенных отделов коры головного мозга (травмы, опухоли, нарушения мозгового кровообращения и пр.). У детей поражение или недоразвитие соответствующих отделов коры чаще всего бывает связано с патологией беременности или родов у матери.

Следует отметить резкое увеличение распространенности дисграфии у детей за несколько последних десятилетий. Если согласно данным профессора М. Е. Хватцева, относящимся к 50-м годам XX века, число учащихся с дисграфией в массовых школах Ленинграда составляло около 6%, то теперь даже к концу третьего года обучения, несмотря на проводимую с детьми начиная с 1-го класса логопедическую работу, эта цифра достигает 37%.

Симптомы, по которым можно распознать дисграфию, заключаются в специфических и повторяющихся ошибках на письме, не связанных с незнанием грамматических правил. Например, ребенок пишет ЗУК вместо ЖУК, ЯШИК вместо ЯЩИК, БОМ вместо ДОМ и т. п. Наиболее часто встречающиеся из таких ошибок:

— замены букв (СЛЯПА вместо ШЛЯПА, КУСЬ вместо ГУСЬ);

— пропуски букв (ЗОТИК вместо ЗОНТИК, СТЛ вместо СТОЛ);

— вставка лишних букв (ЛАНМПА вместо ЛАМПА, МАРТКА вместо МАРКА);

— перестановки букв (КОНРИ вместо КОРНИ, ВСЕТ вместо СВЕТ);

— недописывание слов (КРАСН вместо КРАСНЫЙ, ДОРОГ вместо ДОРОГА);

— слияние нескольких слов в одно (ДЕТИИГРАЛИ вместо ДЕТИ ИГРАЛИ);

— разделение одного слова на части (У ТЮГ вместо УТЮГ, О КНО вместо ОКНО).

Основная особенность этих ошибок заключается в следующем: они допускаются там, где написание слов, казалось бы, не вызывает никаких затруднений.

Письменная речь формируется только на основе устной и между ними существует тесное взаимодействие. Основное назначение письменной речи состоит в том, чтобы как можно точнее передать устную речь. Для обеспечения такой возможности в языке имеется целая система письменных знаков (букв), каждый из которых соответствует вполне определенному звуку устной речи. Поэтому в процессе письма мы должны каждый слышимый (или мысленно представляемый) звук речи обозначить нужной буквой, строго сохраняя, к тому же, их последовательность. Только при этом условии записанное в виде буквенных знаков слово при чтении может быть вновь переведено в последовательность звуков и узнано. Если же по каким-либо причинам звуки будут обозначены не теми буквами и не в должном порядке, то при чтении мы уже не сможем воспроизвести и узнать записанное слово.

Для успешного овладения письмом (его техникой) у ребенка уже в дошкольном возрасте должны быть сформированы следующие необходимые предпосылки письма:

1. Различение на слух всех звуков речи, включая акустически и артикуляторно близкие (звонкие — глухие, мягкие — твердые, свистящие — шипящие, Р-Л-Й).

2. Правильное произношение всех речевых звуков.

3. Владение простейшими видами анализа, доступными детям дошкольного возраста, а именно:

— выделение звука на фоне слова;

— определение места звука в слове (начало, середина, конец);

— выделение ударного гласного звука из начала и конца слова.

4. Достаточный уровень сформированности зрительно-пространственных представлений — умение различать предметы и геометрические фигуры по форме, величине, расположению в пространстве, что необходимо для прочного усвоения зрительных образов букв.

В случае несформированности названных предпосылок письма к началу обучения грамоте ребенок неизбежно встретится с большими трудностями при усвоении начертаний букв, при соотнесении каждой буквы с соответствующим звуком и при определении порядка следования букв при записи слова, что и приведет к появлению у него дисграфических ошибок, не связанных с незнанием грамматических правил. В дальнейшем к этому неизбежно добавятся и грамматические ошибки (таким детям труднее усваивать правила), которые будут «сосуществовать» с дисграфическими.

В зависимости от того, какие именно из перечисленных выше предпосылок письма оказались несформированными, принято выделять разные виды дисграфии. Единой классификации ее не существует, поэтому мы опишем здесь наиболее общепризнанные ее формы, чаще всего встречающиеся в практике логопедической работы.

1. Акустическая дисграфия (иначе — дисграфия на почве нарушения фонемного распознавания), связанная с неразличением (или недостаточно устойчивым различением) некоторых акустически близких звуков на слух.

2. Артикуляторно — акустическая дисграфия, связанная с неразличением ряда звуков не только на слух, но и в собственном произношении ребенка (замены в устной речи одних речевых звуков другими).

3. Дисграфия на почве несформированности анализа и синтеза речевого потока.

4. Оптическая дисграфия, связанная с трудностью зрительного различения буквенных знаков.

5. Аграмматическая дисграфия, связанная с несформированностью у ребенка грамматических систем.

Акустическая дисграфия, в основе которой лежат трудности слуховой дифференциации звуков речи, приводящие к частым заменам на письме соответствующих букв. Например, если ребенок не дифференцирует на слух звуки П и Б, то он будет постоянно колебаться при выборе букв в процессе письма (БОЛОТО или ПОЛОТО; ПОЛКА или БОЛКА).

Еще до начала школьного обучения ребенок, умеющий писать только печатными буквами, заменяет (путает) на письме буквы Ш и Ж, П и Б, С и 3, что связано с неразличением им на слух соответствующих звонких и глухих согласных звуков. То же самое будет наблюдаться и после усвоения им письменных буквенных знаков.

Для преодоления этого вида дисграфии существует единственно надежный путь — воспитание четкой слуховой дифференциации не различаемых на слух звуков. Пока это не достигнуто, ребенок будет продолжать писать наугад. Поэтому необходимо любыми способами довести до его сознания разницу в звучании звуков путем возможно более яркого ее подчеркивания.

Работая над преодолением акустической дисграфии, особое внимание надо обратить на воспитание слуховой дифференциации твердых — мягких и звонких — глухих согласных. Отсутствие такой дифференциации не только приводит к буквенным заменам на письме, но и препятствует усвоению целого ряда грамматических правил. В частности, ребенок, не дифференцирующий на слух мягкие и твердые согласные, не сможет овладеть правилами обозначения мягкости согласных на письме — для него всегда будет сомнительно, надо ли писать мягкий знак в словах типа ДЕНЬ и ДЕНЬКИ и какая буква (А или Я) должна быть написана, например, после Л в слове ЛАМПА. То же самое и со звонкими и глухими согласными. Если ребенок не различает их на слух, то он не сможет овладеть правилом правописания «сомнительных согласных» в конце и в середине слов (в словах типа ГРИБ и ГРИБКИ), а также правилом правописания многих приставок (в словах типа РАЗБЕЖАЛСЯ и РАСПИСАЛСЯ). Даже изменив слово ГРИБ таким образом, чтобы сомнительная согласная была ясно слышна (ГРИБЫ), ребенок все равно не избавится от сомнений при его написании, поскольку он не сможет уловить никакой разницы в звучаниях ГРИБЫ и ГРИПЫ.

Вся проводимая с ребенком работа по слуховой дифференциаций звуков обязательно должна сопровождаться письменными упражнениями. Это могут, быть предупредительные диктовки, запись придуманных ребенком слов с дифференцируемыми звуками, вставка пропущенных «сомнительных» букв и т. п. Все эти упражнения окончательно закрепят навык безошибочного различения звуков и правильного выбора букв, что и будет свидетельствовать о преодолении данного вида дисграфии.

Артикуляторно-акустическая дисграфия связана со звуковыми заменами в устной речи, которые отражаются на письме. Сам характер письменных ошибок при акустической и артикуляторно-акустической дисграфии одинаков, разница лишь в том, что во втором случае и в устной речи ребенка также имеются однотипные звуковые замены, тогда как при акустической дисграфии этого не наблюдается.

Артикуляторно-акустическая дисграфия обычно «вырастает» из не преодоленной до начала обучения грамоте сенсорной функциональной дислалии, ввиду чего ее нередко называют «косноязычием в письме». Так, если ребенок говорит САРФ вместо ШАРФ или ПАКЕТА вместо РАКЕТА, то чаще всего именно так он и пишет эти слова. Ошибочному написанию во многом способствует неправильное проговаривание слов в процессе письма (ребенок как бы сам себе диктует: САРФ, ЛАКЕТА и т. п. В то же время некоторые хорошо знакомые и неоднократно встречавшиеся при письме слова могут быть написаны правильно за счет опоры, например, на зрительный образ слова. Иногда наблюдаются случаи так называемого «пережиточного» косноязычия в письме, когда ребенок уже после овладения правильным звукопроизношением по-прежнему продолжает допускать замены букв в процессе письма.

Дисграфия на почве несформированности анализа и синтеза речевого потока связана с тем, что ребенок затрудняется в сплошном потоке устной речи выделить какие-то отдельные слова и затем разделить эти слова на составляющие их слоги и звуки. А без четкой ориентировки в звуковом составе слов для обозначения каждого конкретного звука не может быть выбрана соответствующая буква и тем более определен их порядок. В итоге правильная запись слов, не говоря уже о фразах, становится невозможной.

Непременным условием овладения письмом является приобретение ребенком умения членить целостно звучащий речевой поток на составляющие его элементы. Но если ребенок в дошкольном возрасте не овладел самыми элементарными формами звукового анализа, то при обучении грамоте ему, как правило, не удается справиться с этой сложной задачей. Как следствие этого и появляется рассматриваемая форма дисграфии, ошибки при которой конкретно могут выражаться в следующем:

— запись целого предложения в виде одного (к тому же чаще всего искаженного) «слова» (ЦВТЫСТЯТСТЛЕ вместо ЦВЕТЫ СТОЯТ НА СТОЛЕ);

— пропуски в словах согласных букв, особенно при их стечении (ТРЕЛА вместо СТРЕЛА);

— пропуски гласных букв (ТРКТОР вместо ТРАКТОР, КАРТНА вместо КАРТИНА);

— вставка лишних букв (СТЛОЛ вместо СТОЛ, СЛОИНС вместо СЛОН);

— перестановка букв (ТУРБА вместо ТРУБА, ЛАПМА вместо ЛАМПА).

— разделение слова на части (О ЗЕРО вместо ОЗЕРО).

Оптическая дисграфия связана с трудностью усвоения ребенком зрительных образов букв, многие из которых кажутся ему «похожими». Корни этих трудностей чаще всего уходят в дошкольный возраст и связаны с несформированностью зрительно-пространственных представлений. Так, если ребенок не научился в свое время отличать длинную ленту от короткой, то ему будет трудно заметить, что у письменной буквы П палочка короткая, тогда как у Р — длинная; если он не усвоил, что предметы могут располагаться слева и справа друг от друга и т. п., то ему будет трудно понять, что овал у буквы Ю располагается справа, а не слева. Все это не может не затруднить усвоение ребенком начертаний букв.

Аграмматическая дисграфия связана с несформированностью у ребенка грамматических систем словообразования и словоизменения, что, прежде всего, находит отражение в его устной речи, проявляясь в неправильном согласовании слов. Эти затруднения не могут не переноситься и на письмо. Вот конкретные примеры неправильных согласований, взятые из письменных работ учащихся разных классов: «ДЕТИ УЧИТСЯ ШКОЛЕ»; «ШИШКА УПАЛА С ДЕРЕВОМ»; «ГРИБЫ РАСТУТ ПОД ЕЛКИ». С большими трудностями для таких учащихся сопряжено изучение склонений имен существительных, прилагательных, числительных, а также усвоение правил согласования слов в роде, числе, падеже. И до тех пор, пока у ребенка не будут сформированы необходимые грамматические обобщения, такого рода аграмматизмы не исчезнут у него ни в устной речи, ни на письме.

Мы рассмотрели отдельные виды дисграфии, проследив при этом их непосредственную связь с нарушением тех или иных операций процесса письма и тем самым несколько упростив понимание вопроса. В практике же логопедической работы чаще всего приходится иметь дело со смешанной формой дисграфии, в основе которой лежит несформированность не одной, а сразу двух или нескольких операций письма, что значительно усложняет общую картину нарушения.

2. Предупреждение дисграфии у детей с общим недоразвитием речи

2.1 Возможности коррекционной работы с детьми, имеющими общее недоразвитие речи

Впервые теоретическое обоснование общего недоразвития речи было сформулировано в результате многоаспектных исследований различных форм речевой патологии у детей дошкольного и школьного возраста, проведенных Р. Е. Левиной и коллективом научных сотрудников НИИ дефектологии (Н.А. Никашина, Г. А. Каше, Л. Ф. Спирова, Г. И. Жаренкова и др.) в 50−60-х годах XX в. Отклонения в формировании речи стали рассматриваться как нарушения развития, протекающие по законам иерархического строения высших психических функций. С позиций системного подхода был решен вопрос о структуре различных форм патологии речи в зависимости от состояния компонентов речевой системы.

Правильное понимание структуры общего недоразвития речи, причин, лежащих в его основе, различных соотношений первичных и вторичных нарушений необходимо для отбора детей в специальные учреждения, для выбора наиболее эффективных приемов коррекции и для предупреждения возможных осложнений в школьном обучении.

Эти категории дефектной речи представляют интерес в дифференциальном плане, поскольку в ряде случаев по внешнему проявлению они сходны между собой, хотя за каждой из них стоят разные причины, локализация и патогенез.

Различны и пути выхода из этих состояний. Одни — функциональные дислалии, не имеющие в своей основе органических поражений ЦНС в большинстве случаев легко поддаются логопедическому воздействию, другие — дизартрии, обусловленные органическим поражением ЦНС, требуют длительной работы и не всегда полностью устраняются.

Логопедическая работа с детьми — дислаликами включает в себя методические приемы, связанные с формированием кинестезий артикуляционного аппарата, фонематического слуха, а логопедическая работа с детьми — дизартриками включает в основном приемы по нормализации речевых мышц, уменьшающие явления пареза, тонуса, гиперкинезов, атаксий [12].

Трудности коррекционной работы с детьми — дислаликами в основном проявляются при искаженном характере произношения звуков, а трудности работы с детьми — дизартриками в основном связаны с отсутствием и заменой звуков. При работе с дизартриками трудности возникают при автоматизации звуков, то есть при введении вновь поставленных звуков в слоги, слова и спонтанную речь. Эти затруднения в автоматизации звуков вызываются плохой подвижностью артикуляционного аппарата при переключении от фонемы к фонеме, от слога к слогу (в более тяжелых случаях), от слова к слову (в более легких случаях).

Трудности возрастают и при условии требования к речи ребенка, новый звук произносится в словах с более легкой конструкцией (двусложные слова из двух открытых слогов). В словах со сложной слоговой структурой (Слова со стечением согласных и закрытым слогом) вновь поставленный звук опускается или произносится искаженно [15].

Порой продолжительность коррекционной работы с детьми — дизартриками считается возможной в течение нескольких лет, а продолжительность работы с детьми — дислаликами может растянуться на год.

Дети, страдающие дисграфией, часто имеют хорошие речевые возможности. К школьному возрасту у них достаточный словарный запас, сформированная фразовая речь. Они хорошо заучивают стихи, на уровне возрастной нормы справляются с рассказом по картинке и серии картинок, в срок начинают обучаться в школе и хорошо справляются с программой по математике. При обучении грамоте у детей часто возникают затруднения в школьном обучении при освоении письменной речи [21].

Недостатки устной речи (нарушения озвончения, трудности в овладении структурой слога, замены звуков), как правило, отражаются на письме. Нарушение сенсорных функций (зрительная агнозия, нарушение фонематического слуха) приводит к появлению оптических и акустических ошибок. В таких случаях диагноз «стертая дизартрия» дополняется диагнозом «дисграфия».

Все случаи расстройств звукопроизношения, смазанной неясной речи должны детально изучаться логопедом и психоневрологом с целью выявления слабости (пареза) мышц аппарата, обуславливающих дефекты речи [4].

Тесная взаимосвязь развития речи, сенсорных функций, моторики и интеллекта определяет необходимость коррекции нарушений речи у детей в сочетании со стимуляцией развития всех ее сторон, сенсорных и психических функций, осуществления тем самым формирование речи как целой психической деятельности.

2.2 Логопедическая работа с детьми — дисграфиками

Дисграфия у детей — это одно из проявлений системного недоразвития речи и ряда неречевых функций, затрудняющих освоение письма, языковых знаний и умений. По мнению многих исследователей, нарушения письма основываются на совокупности дисфункций: дефектов устной речи, недостаточной сформированности психических процессов и их произвольности, мелкой моторики рук, телесной схемы, чувства ритма.

Нередко встречаются дизонтогенетические формы дисграфии, при которых наблюдается запаздывание созревания функциональных систем, участвующих в овладении навыком письма.

Одной из основных задач педагогической работы с детьми, испытывающими трудности в обучении грамоте, является формирование у них психологической готовности, достаточного уровня общего развития и умственных способностей.

Система логопедического воздействия имеет комплексный характер: коррекция звукопроизношения сочетается с формированием звукового анализа и синтеза, развитием лексико-грамматической стороны речи и связного высказывания. Занятия с детьми необходимо начинать в более раннем возрасте, примерно 4−5 лет, в зависимости от тяжести фонетических (дизартрических) нарушений с целью полного преодоления дефекта в устной речи [18].

Успех логопедических занятий, как утверждают многие авторы, во многом зависит от раннего начала и систематичности проведения.

Работа над звукопроизношением строится с учетом следующих положений:

1. Зависимость от уровня речевого развития и возраста ребенка.

2. Развитие речевой коммуникации. Формирование звукопроизношения должно быть направлено на развитие коммуникации, школьной и социальной адаптации ребенка.

3. Развитие мотивации, стремления к преодолению имеющихся нарушений, развитие самосознания, самоутверждения, саморегуляции и контроля, чувства собственного достоинства и уверенности в своих силах.

4. Развитие дифференцированного слухового восприятия и звукового анализа.

5. Усилие перцепции артикуляционных укладов и движений путем развития зрительно — кинестетических ощущений.

6. Поэтапность. Начинают с тех звуков, артикуляция которых у ребенка более сохранная. Иногда звуки выбирают по принципу более простых моторных координаций, но обязательно с учетом структуры артикуляционного дефекта в целом, в первую очередь работают над звуками раннего онтогенеза.

7. При тяжелых нарушениях, когда речь полностью непонятна для окружающих, работа начинается с изолированных звуков и со слогов. Если речь ребенка относительно понятна и в отдельных словах он может произносить дефектные звуки правильно, работа начинается с этих «ключевых» слов. Во всех случаях необходима автоматизация звуков во всех контекстах и в различных речевых ситуациях.

8. У детей с поражением центральной нервной системы большое значение имеет предупреждение тяжелых нарушений звукопроизношения путем систематической логопедической работы в доречевом периоде [13].

Логопедическая работа проводится поэтапно.

Первый этап, подготовительный — основные его цели: подготовка артикуляционного аппарата к формированию артикуляционных укладов, у ребенка раннего возраста — воспитание потребности в речевом общении, развитии и уточнении пассивного словаря, коррекции дыхания и голоса.

Важной задачей на этом этапе является развитие сенсорных функций, особенно слухового восприятия и звукового анализа, а также анализа и воспроизведения ритма.

Методы и приемы работы дифференцируются в зависимости от уровня развития речи. При отсутствии речевых средств общения у ребенка стимулируют начальные голосовые реакции и вызывают звукоподражания, которым придается характер коммуникативной значимости.

Второй этап — формирование первичных коммуникативных произносительных навыков. Основная его цель: развитие речевого общения и звукового анализа. Проводится работа по коррекции артикуляционных нарушений: при спастичности — расслабление мышц артикуляционного аппарата, выработка контроля над положением рта, развитие артикуляционных движений, развитие голоса, коррекция речевого дыхания, развитие ощущений артикуляционных движений и артикуляционного праксиса.

Для преодоления акустической дисграфии существует единственно надежный путь — воспитание четкой слуховой дифференциации не различаемых на слух звуков, Пока зачине достигнуто, ребенок будет продолжать писать наугад. Поэтому необходимо любыми способами довести до его сознания разницу в звучании звуков путем возможно более яркого ее подчеркивания.

Работая над преодолением акустической дисграфии, особое внимание надо обратить на воспитание слуховой дифференциации твердых — мягких и звонких — глухих согласных. Отсутствие такой дифференциации не только приводит к буквенным заменам на письме, но и препятствует усвоению целого ряда грамматических правил. В частности, ребенок, не дифференцирующий на слух мягкие и твердые согласные, не сможет овладеть правилами обозначения мягкости согласных на письме. То же самое и со звонкими и глухими согласными. Если ребенок не различает их на слух, то он не сможет овладеть правилом правописания «сомнительных согласных» в конце и в середине слов, а также правилом правописания многих приставок.

Путь преодоления артикуляторно — акустической дисграфии лежит через коррекцию нарушений звукопроизношения (устранение звуковых замен в устной речи ребенка) и через воспитание четкой слуховой дифференциации этих звуков. Для последней цели могут быть использованы упражнения, как и при акустической дисграфии. Как и при акустической дисграфии, большое внимание здесь должно быть уделено работе над формированием фонематического анализа и синтеза слов, что позволит ребенку безошибочно определять местонахождение «сомнительных» звуков. Пока все это не обеспечено, говорить об исчезновении буквенных замен на письме вообще не приходится.

Единственный путь преодоления дисграфии на почве несформированности анализа и синтеза речевого потока — это обучение ребенка приемам звукового анализа и синтеза слов и анализа речевого потока в целом. Только тогда, когда он будет совершенно отчетливо представлять себе звуковой состав каждого записываемого слова, можно будет не сомневаться в том, что он «не забудет» обозначить буквой ни один из составляющих это слово звуков и сумеет воспроизвести правильную их последовательность.

Прежде всего, нужно научить ребенка делить каждое предложение на отдельные слова и правильно определять их количество. При этом особое внимание должно быть обращено на предлоги и союзы, которые также являются самостоятельными словами и поэтому пишутся отдельно от значимых слов. Для наглядности можно использовать графические схемы предложений, отражающие количество составляющих их слов.

Поработав с графическими схемами предложений, ребенок уже на забудет начать запись предложения с большой буквы, которая в схеме отображена вертикальной палочкой и в конце его поставить точку. Он будет также понимать, что между всеми словами на письме должны быть оставлены интервалы и что предлоги и союзы обязательно должны писаться отдельно от тех слов, к которым они относятся.

Подобным же образом нужно научить ребенка делению слов на слоги и звуки. Для деления слов на слоги он должен, прежде всего, уметь разграничивать гласные и согласные звуки и выделять гласные звуки в слове.

Для преодоления оптической дисграфии необходимо развитие у ребенка зрительно-пространственных представлений, что даст ему возможность заметить различия в начертании смешиваемых им букв.

В процессе непосредственной работы над различением букв широко используются такие приемы:

— складывание букв из составляющих их элементов;

— «переделка» одной буквы в другую;

— вылепливание смешиваемых букв из пластилина;

— письмо смешиваемых букв в воздухе (опора на более сохранный в данном случае двигательный анализатор);

— вырезание букв из бумаги или картона;

— обводка контуров букв;

— узнавание букв, по-разному расположенных в пространстве («перевернутых», «положенных на бок» и пр.);

— узнавание букв, наложенных друг на друга;

— узнавание букв, написанных разными шрифтами (печатные, рукописные, заглавные, строчные, стилизованные);

— письмо смешиваемых или неправильно изображаемых ребенком букв под диктовку (на заключительных этапах работы).

Все эти виды упражнений преследуют одну и ту же цель: привлечь внимание ребенка к особенностям начертания сходных букв, к имеющимся в них различиям и тем самым помочь ему усвоить правильное их написание. Очень важно провести достаточное количество письменных упражнений в правильном написании букв.

Основное, что необходимо сделать при аграмматической дисграфии, это дать ребенку четкие образцы правильных грамматических форм тех или иных слов, к которым он в дальнейшем мог бы «подгонять» все другие однотипные виды окончаний.

Как и при других видах дисграфии, здесь также необходимо достаточное количество письменных упражнений, которые могут заключаться в предупредительных диктовках, выполнении специальных заданий на списывание окончаний слов, на постановку слов в правильной грамматической форме и пр.

3. Исследование дисграфии у детей с общим недоразвитием речи в условиях логопедической группы детского сада

3.1 Организация исследования

Исследование проводилось на базе МДОУ № 348 Ленинского района г. Новосибирска. В эксперименте принимало участие 14 детей. В контрольной и экспериментальной группе было по 7 человек. Возраст детей приблизительно одинаковый (табл. 1).

Таблица 1. Список детей

Контрольная группа

Экспериментальная группа

имя ребенка

возраст

характеристика

имя ребенка

возраст

характеристика

Дима

4 года 10 мес.

ППЦНС смешанного генуса

Коля

4 года 10 мес.

ЗРР на резидуально органическом фоне

Гриша

4 года 10 мес.

Дефицит внимания на фоне резидуальных проявлений ППЦНС, ЗПР

Кирилл

4 года 11 мес.

ММД в виде синдрома двигательной расторможенности, дефицит внимания на резидуальном фоне

Никита

4 года 10 мес.

Органическое поражение ЦНС с ЗПРР

Максим

4 года 9 мес.

ППЦНС, период резидуальных проявлений, ЗПРР

Женя

4 года 9 мес.

ЗРР на резидуально органическом фоне

Алеша

4 года 10 мес.

Дефицит внимания на фоне резидуальных проявлений ППЦНС

Оля

4 года 11 мес.

ЗРР на резидуально органическом фоне

Настя

4 года 10 мес.

ЗРР на резидуально органическом фоне

Марина

4 года 10 мес.

ППЦНС, период резидуальных проявлений ЗРР

Вика

4 года 9 мес.

ЗРР на резидуально органическом фоне

Сережа

4 года 11 мес.

Дефицит внимания на фоне резидуальных проявлений ППЦНС

Надя

4 года 9 мес.

ЗРР на резидуально органическом фоне

Из таблицы 1 видно, что возраст детей примерно одинаковый.

В приложении приведены анамнезы детей.

Эксперимент проводился в обеих группах детей в свободное от занятий время, индивидуально с каждым ребенком. Было применено три методики для выявления уровня речевого развития.

Учитывая тесную взаимосвязь состояния речи и моторной сферы ребенка, сложную структуру и условия построения двигательного акта, особенности нарушений моторных функций, артикуляторно-акустические признаки звуков в структуре различных типов слогов у дошкольников, Л. В. Лопатина и Н. В. Серебрякова разработали методику коррекции нарушений ручной и артикуляторной моторики в процессе преодоления звукопроизносительных нарушений и последовательность использования речевого материала для формирования правильной артикуляции свистящих звуков и их автоматизации в различных условиях произношения.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой