Предупреждение преступлений, совершаемых в состоянии опьянения

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВВЕДЕНИЕ

Современное развитие Российской Федерации характеризует высокий уровень насильственной преступности на почве злоупотребления алкоголем. Алкоголизация населения превратилась в относительно самостоятельный и весьма значимый фактор обострения криминогенной обстановки в стране, роста числа насильственных действий против личности. Сегодня каждое третье преступление совершается в состоянии алкогольного опьянения (среди подростков каждое четвертое). Состояние алкогольного опьянения — это распространенное условие, способствующее совершению преступлений. Так, более 90% лиц, умышленно причинивших тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего, совершили преступления в состоянии алкогольного опьянения.

В состоянии алкогольного опьянения совершается значительная часть убийств, случаев причинения вреда здоровью, изнасиловании, хулиганства, грабежей, разбоев, других насильственных и корыстно-насильственных преступлений, а также многих неосторожных преступлений, связанных с гибелью людей и иными тяжкими последствиями. Нередко преступные деяния совершаются с особой жестокостью, с применением крайне опасных способов и средств. Для нашей страны проблема предупреждения «пьяных» преступлений сложная и во многом запущенная. Ее особенностью является переплетение нерешенных социальных, правовых, медицинских, психологических, педагогических, экономических и других вопросов.

До недавнею времени определенное профилактическое значение в отношении противодействия «пьяным» преступлениям имело назначение и применение принудительных мер медицинского характера (ПMMX) в отношении осужденных к лишению свободы, страдающих алкоголизмом. Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» (2003) признал утратившим силу п. «г» ч. 1 ст. 97. В результате рассматриваемая проблема вступила в новый этап развития без ПММХ изменения, внесенные в Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) привели к изменению Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (УИК РФ) в части применения к осужденным мер медицинского характера. Введение в УК РФ ст. 23 было рассчитано на ее взаимодействие со ст. 97, точнее, с п. «г» ч. 1. В противном случае данная статья не нужна, так как есть и ст. 21. и ст. 22. и некоторые другие, позволяющие определиться с вменяемостью лица, совершившего преступление в состоянии алкогольного опьянения. Проблема предупреждения преступлений, совершаемых в состоянии алкогольного опьянения, относится к числу не только сложных и в определенном смысле «вечноактуальных», но еще так называемых общечеловеческих. В подтверждение этого понимания можно сослаться, например, на труды Ч. Ломброзо. В нашей стране в свое время к ее разрешению были причастны такие известные правоведы, как М. Н. Гернет, С. К. Гогель, А. Ф. Кистяковский, А. Ф. Кони, С. В. Познышев, Н. Д. Сергиевский и другие. Работы перечисленных авторов содержали информацию, представляющую тогдашнее, на уровне конца XIX — начале XX вв., понимание разрешения данной проблемы. Данная проблема в прикладном и общетеоретическом планах продолжала и продолжает интересовать современных специалистов в области уголовного и уголовно-исполнительного права, криминологии, судебной психиатрии, наркологии, таких, например, как Р. А. Адельханян, Л. Н. Анисимов, Ю. М. Антонян, С. В. Бородин, И. И. Карпец, Г. М. Миньковский, А. С. Михлин, О. Д. Ситковская и других. Объектом работы являются общественные отношения, возникающие в сфере криминологического воздействия на лиц, совершающих преступления в состоянии алкогольного опьянения. Цель работы — изучение современного состояния «пьяной» преступности в стране, рассмотреть предложения, направленные на совершенствование криминологических мер противодействия преступлениям, совершаемым в состоянии алкогольного опьянения.

1. Современное общее состояние «пьяной» преступности: структура, специфика и проявляемые тенденции

Как показал анализ опубликованных официальных данных См., например: Преступность и правонарушения (1990−1994): стат. сб. М., 1995; Преступность и правонарушения (1994−1998): стат. сб. М., 1999; Преступность и правонарушения (1998−2002): стат. сб. М., 2003; Уголовно-исполнительная система России. 1993−2003. М., 2003. С. 2−16; Преступность и правонарушения (2001 2005): стат. сб. М., 2006., в Российской Федерации в конце XX — начале XXI в. «пьяные» преступления — совершенные в состоянии алкогольного опьянения (необязательно в связи с употреблением алкоголя) — представлены достаточно убедительно, на уровне почти одной трети всех преступлений (31,4%).

В 1990—2005 гг. удельный вес преступлений, совершенных в состоянии наркотического или токсикоманического опьянения, был значительно меньше (0,2−0,9%); средняя величина 0,6%. Следовательно, алкогольная проблематика, если брать только такую характеристику, как распространенность данных преступлений, заслуживает большего внимания по сравнению с наркоманийно-токсикоманийной в более чем в 50 раз (!). Если в начале 90-х гг. доля «пьяных» преступлений превалировала над долей преступлений, совершенных в состоянии наркотического и токсического опьянения, ровно в 190 раз, то в первые годы нового века — уже чуть более чем в 30 раз. Налицо определенное смещение при выборе преступником опьяняющего средства в сторону наркотиков и токсических веществ. Но все же алкоголь остается в том смысле средством выбора для вхождения в состояние опьянения.

В 2008 г. почти каждое седьмое оконченное расследованием преступление совершено лицами (13,5%) — в состоянии алкогольного опьянения, в 2009 г. — почти каждое восьмое (13,0%), в 2010 г. — почти каждое шестое (16,6%), за 10 месяцев 2011 г. — каждое девятнадцатое (5,2%) Состояние преступности за 2011 г. // Электронный ресурс: http: //www. mvd. ru/presscenter/ statistics/reports/show_99 000/ (дата обращения: 28. 11. 2011). В 2000—2005 гг. заметно сократилась доля лиц, находившихся на момент совершения преступления в нетрезвом состоянии, вызванном приемом алкоголя. Следовательно, нельзя признать характерным для тех лет нахождение преступника в пьяном состоянии при совершении преступления.

Если в 1987—1994 гг. происходил неуклонный рост удельного веса «пьяных» преступлений (в среднем на 2,2% в год), то в 1995—2005 гг. — такой же уверенный спад (в среднем на 1,8% в год). В 2002—2003 гг. отмечалось некоторое увеличение доли «пьяных» преступлений.

В бывшем СССР в 1986—1991 гг. удельный вес лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения, изменялся в диапазоне 24,3−40,4%. Если в годы проведения знаменитой антиалкогольной кампании (1986−1988 гг.) этот показатель составил 24,3−29,5% (в среднем 26,3%), то уже в последующие годы (1989−1991 гг.) — 33,4−40,4% (в среднем 35,9%).

Таблица 1. Динамика удельного веса выявленных лиц, совершивших преступления в 1987—2010 гг. в состоянии алкогольного, наркотического и токсического опьянения

Годы

Удельный вес лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения

Годы

Удельный вес лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения

алкогольное

наркотическое

алкогольное

наркотическое

1987

28,1

н/д

2000

23,1

0,9

1989

37,2

н/д

2001

22,6

0,8

1990

38,0

0,2

2002

24,2

0,6

1991

37,9

0,2

2003

24,0

0,6

1992

39,1

0,2

2004

22,5

0,5

1993

41,4

0,7

2005

21,3

0,4

1994

41,2

0,5

2006

21,1

0,3

1995

39,0

0,4

2007

20,9

0,3

1996

36,4

0,4

2008

20,8

0,3

1997

33,8

0,8

2009

20,3

0,4

1998

29,6

0,8

2010

20,2

0,3

1999

25,8

0,9

Примечание: «н/д» — нет данных; «алкогольное» — алкогольное опьянение; «наркотическое» — наркотическое и токсическое опьянение

Криминогенная роль алкоголя не исчерпывается тем, что состояние опьянения способствует совершению преступлений либо непосредственно вызывает их. Значительная часть тяжких насильственных преступлений связана не с единичным и случайным, а с систематическим и неумеренным употреблением алкоголя Адельханян Р.А. Причинение тяжкого вреда здоровью при особо отягчающих обстоятельствах (уголовно-правовое и криминологическое исследование) / под ред.Э. Ф. Побегайло. М., 2000. С. 102.

Что касается отдельных преступлений, то в отношении умышленных убийств и покушений на убийство этот показатель в стране в изученные годы в среднем составил 70,1% с колебаниями в диапазоне 61,3−78,0%. Данный показатель значительно превысил аналогичный в отношении всех преступлений более чем в два раза (2,2).

Если в 1987—1997 гг. он не опускался ниже 70% (среднее значение 74,5%), то с 1998 по 2010 гг. его величина изменялась в диапазоне 61,3−68,5% (среднее значение 64,7%). В 1987—1993 гг. отмечается нарастание удельного веса «пьяных» убийств и покушений на убийство примерно на 1,6% в год; в 1994—2010 гг. — снижение в среднем на 1,4% в год; в 2001—2003 гг. — некоторый подъем доли таких преступлении в среднем на 0,6% в год. По сути, можно говорить о тенденции снижения количества случаев совершения данных преступлений в состоянии алкогольною опьянения в 1994—2010 гг. Коломийченко Е.В., Зеленцов А. А. Общая характеристика преступлений, совершаемых в состоянии алкогольного опьянения // Бизнес в законе. 2010. № 4. С. 56.

Таким образом, основываясь на представленных данных, следует сделать вывод: в Российской Федерации в 1987—2005 гг. было весьма характерным нахождение убийц на момент совершения этого страшного деяния в нетрезвом состоянии. Объяснение подобного наблюдения может быть таким. Преступник, принимая перед совершением преступления алкоголь, тем самым снимает контролирующее (сдерживающее или удерживающее от осуществления преступления) действие головного мозга, а точнее центральной нервной системы. Употребление алкоголя не только снижает чувство ответственности за свое поведение, ослабляет самоконтроль, но и усиливает решимость совершить задуманное преступление. В этом случае алкоголь ведет себя как откровенный криминогенный фактор большой социальной значимости. Получается, что для потенциальных «мокрушников» его употребление крайне нежелательно.

В указанные годы удельный вес выявленных лиц, совершивших в состоянии алкогольного опьянения умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, колебался в диапазоне 57,1−80,6% и в среднем составил 72,3% превысив аналогичный показатель в отношении убийств более чем на 2%. Возможно, что прием алкоголя в большей степени способствует умышленному причинению тяжкого вреда здоровью, чем убийству, то есть его роль при совершении первого преступления более значима (активна). Но при этом нельзя не считаться и с данными, представляемыми официальными статистическими органами, которые в силу своих возможностей не всегда учитывают истинное положение вещей. Их основная роль — регистрация получаемых данных, а не проведение детального анализа.

Изученный показатель значительно превысил аналогичный в отношении всех преступлений, более чем в два раза (2,3). Если в 1987—1998 гг. он не опускался ниже 70%, составляя 72,4−80,6% (среднее значение 77,9%), то с 1999 по 2010 гг. его величина изменялась в диапазоне 57,1−69,4% (среднее значение 63,5%). В 1987—1993 гг. отмечается нарастание удельного веса «пьяных» причинений тяжкого вреда здоровью в среднем на 1,0% в год, в 1994—2010 гг. — уверенное снижение примерно на 2,1% в год. Представленные данные позволяют констатировать тенденцию снижения случаев совершения данных преступлений в состоянии алкогольною опьянения в 1994—2010 гг. Итак, в Российской Федерации в конце XX — начале XXI вв. самый высокий удельный вес нахождения в момент совершения преступления в нетрезвом состоянии отмечали у лиц, совершивших умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Гребеньков А.А. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2009. С. 16.

В Российской Федерации в 1990—2010 гг. удельный вес «пьяных» подростковых преступлений соответствовал диапазону 14,3−33,8%. При этом максимальные значения данного показателя приходились так же как и у взрослых преступников, на 1993 и 1994 гг., а минимальные — на 1999−2001, 2004−2010 гг. В последние шесть изученных лет удельный вес выявленных несовершеннолетних лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения, составил в среднем чуть меньше пятой части всех совершенных ими преступлений (17,8%). То есть в 2000—2010 гг. наблюдалось заметное сокращение доли лиц, находившихся на момент совершения преступления в нетрезвом состоянии, вызванном приемом алкоголя. Итак, для этих лет нельзя признать характерным нахождение несовершеннолетнего преступника в пьяном состоянии при совершении преступления.

Таким образом, суммируя представленные в этом параграфе данные, можно сделать следующие выводы.

1. В Российской Федерации в настоящее время алкогольная криминальная проблематика заслуживает большего внимания, чем наркоманийно-токсикоманийная, более чем в 50 раз. В конце XX — начале XXI в. «пьяные» преступления представлены достаточно убедительно, на уровне почти одной трети всех случаев совершенных преступлений (32,6%). В эти же годы удельный вес преступлений, совершенных в состоянии наркотического или токсикоманического опьянения, был значительно меньше, на уровне 0,6%.

2. Рост насильственной преступности на почве злоупотребления алкоголем, отмечаемый в Российской Федерации в первой половине 90-х гг. был обусловлен происходящими в стране радикальными преобразованиями экономических, социальных, правовых и политических основ общества.
В этот период крайне высокий уровень алкоголизации населения превратился в относительно самостоятельный и весьма значимый фактор обострения криминогенной обстановки в стране.

3. С 1994 г. отмечается уверенная тенденция снижения удельного веса и насильственных, и ненасильственных преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения. Следовательно, представляется бессмысленным ужесточение наказания лицам, совершившим «пьяное» преступление. Нахождение лица на момент совершения им преступления в состоянии алкогольного опьянения не следует признавать за обстоятельство, отягчающее уголовную ответственность. Предпринимаемые усилия по внесению в УК РФ данного положения (в целях применения) представляются необоснованными, и в первую очередь в профилактическом отношении. Его изъятие из уголовного закона было, как свидетельствуют наши данные, своевременным и совершенно справедливым.

4. В состоянии алкогольного опьянения совершается значительная часть насильственных преступлений — умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, убийств, изнасилований, хулиганств, разбоев, грабежей. Для ненасильственных преступлений нехарактерно нахождение преступника в состоянии алкогольного опьянения на момент преступления.

5. Представленные данные более чем убедительно свидетельствуют о необходимости изучения проблем алкоголизации и криминализации населения для разработки по-настоящему эффективных мер, направленных на предупреждение совершения преступлений лицами в состоянии алкогольного опьянения и страдающими алкоголизмом.

2. Криминологическая характеристика лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения

При разработке мер профилактического характер в отношении любых преступлений (насильственных и ненасильственных) важнейшим представляется этап, связанный с изучением личности преступника, установлением степени влияния тех или иных индивидуальных личностных качеств на преступное поведение. Ведь, как известно, личность — основной и важнейший элемент всего механизма преступного поведения.

При предупреждении «пьяных» преступлений необходимо, в том числе основываться и на личностных особенностях тех, кто совершает подобные преступления. Эти характеристики имеют значение для выяснения причин и условий совершения указанных преступлений, выбора мер индивидуально-профилактического характера, назначения наказания, необходимых мер медицинского характера.

Концентрация внимания на личности преступника, совершившего преступление в состоянии опьянения, оставляет шансы на достижение определенного предупредительного эффекта в отношении указанных преступлений.

В данном параграфе будут рассмотрены следующие личностные характеристики осужденных, совершивших «пьяное» преступление в условиях свободы: биологические, социальные, криминологические, психологические, пенитенциарные.

1. Биологические признаки (пол, возраст, наличие психического расстройства).

Пол. Известно, что преступления, в том числе «пьяные», значительно чаще совершаются лицами мужского пола. Преступления женщин, в том числе совершенные в состоянии алкогольного опьянения, более редки. Так, согласно данным официальной статистики, в Российской Федерации в 90-е гг. удельный вес выявленных женщин, совершивших преступления, колебался в диапазоне 10,6−15,9%. При этом примерно пятая часть женщин, совершивших преступления, находилась в состоянии алкогольного опьянения.

Возраст. Характеристика также относится к биологическим признакам и в значительной степени определяет потребности, цели, круг интересов, образ жизни и многое другое, что влияет на поведение человека, в том числе преступное.

Согласно исследованиям, среди всех возрастных групп преступников наиболее опасной в плане совершения «пьяного» преступления является группа «18−24 года» (31,9%), за ней следуют (в порядке ранжирования) группы «30−39 лет», «40−49 лет», «25−29 лет», «50 лет и старше», «до 18 лет». Среди осужденных-алкоголиков распределение было следующим: «25−29 лет» (максимум — 25,2%), «30−39 лет», «18−24 года», «40−49 лет», «50 лет и старше», «до 18 лет» (минимум — 3,8%). Распределение среди осужденных-неалкоголиков было близким к распределению всех осужденных: «18−24 года» (32,3%), «40−49 лет», «30−39 лет», «25−29 лет», «50 лет и старше», «до 18 лет» (1,9%) Юров Г. А. Криминологическая характеристика лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения // Пробелы в российском законодательстве. 2011. № 4. С. 32.

Наличие психического расстройства. В отдельных случаях обычное алкогольное опьянение может способствовать усугублению имеющихся у лица психических расстройств, которые способны привести к различным асоциальным юридически значимым проявлениям в поведении.

На вопрос: «Проводилась ли в отношении Вас судебно-психиатрическая экспертиза?» большинство осужденных (84,2%) ответили: «Нет», остальные (15,8%) — «Да». При этом всеми осужденными, давшими положительный ответ, была названа амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза. Представляется, что усиление судебно-психиатрической активности могло бы способствовать не только установлению истины в отношении распространенности психического нездоровья среди отбывающих наказание лиц, но и проведению с ними необходимой их болезненному статусу профилактической работы.

В группе осужденных-алкоголиков отрицательный ответ дали 45,6%, тогда как положительный — 54,4%; в группе осужденных-неалкоголиков — 86,8 и 13,2% соответственно Трикоз Ю.Е. Мотивация преступного поведения при совершении преступлений в состоянии алкогольного опьянения // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2010. № 3. С. 12.

2. Социальные признаки (семейное положение, образование, наличие специальности, наличие постоянного места жительства).

Семейное положение. Известно, что влияние семьи можем быть отнесено к своего рода антикриминогенным факторам, способным увести человека от совершения нового преступления, в том числе и в связи с злоупотреблением алкоголем. Но влияние семьи может быть позитивным и в лечебном, и в социально-реабилитационном отношении. Указанные воздействия проводятся, в том числе и в условиях уголовно-исполнительной системы.

Из представленных данных следует, что меньше половины осужденных (46,6%) на момент привлечения к уголовной ответственности не состояли в браке (законном и фактическом); среди осужденных-неалкоголиков — 24%. Среди осужденных-алкоголиков доля несемейных была значительно большей 63,5%.

Отношение «семейные/несемейные» среди всех осужденных было равно 1.1. осужденных-неалкоголиков — 3,2, осужденных-алкоголиков — 0,6. Не факт, что семья удерживает от злоупотребления алкоголем, а также от совершения преступления. Но влияние семьи все же имеет определенное антиалкогольное и антикриминальное значение, ведь ее существование, как правило входящих в нее лиц. Злоупотребление алкоголем и алкоголизм уверено ведут к разрушению семьи, к противоправному поведению, так как отличаются способностью устранения перечисленных условий ее существования. Дли пьяницы (алкоголика) главным в жизни становится только употребление алкоголя, все остальное для него малозначимо, второстепенно.

Образование. Данный фактор, как представляется, в значительной степени способен повлиять на жизненную перспективу в целом. Известно, что для лиц с высоким уровнем образования в меньшей степени характерна алкоголизация. И наоборот, для лиц не- и малообразованных алкоголизация характерна в большей степени.

Согласно отдельным данным для большей части осужденных было характерно наличие среднего общего образования — 42,4%, тогда как для меньшей части 4,2% - незаконченное высшее и высшее. В группе осужденных-алкоголиков первое место соответствовало получившим среднее специальное образование — 24,4%, а последнее — окончившим и не окончившим вуз — 14,8%. Для осужденных-неалкоголиков было характерно наличие среднего специального образования — 45,8% и нехарактерно — высшего и незаконченного высшего.

Наличие постоянного места жительства. Данный фактор как бы способствует стабилизации существования человека. Своя крыша над головой все-таки позволяет человеку чувствовать себя увереннее в жизни, предоставляя определенно лучшие условия для выживания. Существование же без постоянного места жительства всегда сопровождается целым комплексом бытовых и общественно значимых проблем и всячески способствует так называемому отклоняющемуся поведению и, безусловно, алкоголизации и совершению преступлений.

Для осужденных, совершивших преступление в состоянии алкогольного опьянения, было характерно наличие на момент привлечения к уголовной ответственности постоянного места жительства — 84,2%. Так называемое бомжевание отмечалось среди 15,8% осужденных за «пьяное» преступление. В группе осужденных-алкоголиков на отсутствие постоянного места жительства указали 32,5%.

Наличие специальности. Данный признак является одним из основных условий, позволяющих найти себя освободившимся из мест лишения свободы в новых жизненных условиях. Наличие специальности свидетельствует и об определенном уровне приспособляемости (социальной адаптации) человека. Наличие нескольких специальностей показатель большей приспособляемости. Таким образом, наличие специальности следует оценивать как своего рода шанс на благополучное возвращение в общество. Только у пятой части осужденных (20,8%), совершивших преступление в состоянии алкогольного опьянения, была специальность. Хуже обстояло дело у осужденных-алкоголиков — 29,5%, лучше — у осужденных-неалкоголиков — 19,4%.

3. Применение мер административно-правового характера

Для предупреждения преступлений, совершаемых в состоянии опьянения, представляется значимым изучение тех профилактических мер, которые в свое время — до совершения преступлений — применялись к исследуемым осужденным. Анализ применения указанных мер в условиях свободы способствует не только оптимизации проводимой профилактической работы, но и выработке новых мер, направленных на снижение уровня «пьяных» преступлений. Для мест лишения свободы использование этих мер имеет особое значение, так как позволяет не только добиться определенной преемственности в выполнении мер по предупреждению «пьяных» преступлений, но и, по возможности, повлиять на эффективность мер лечебного воздействия.

Так, несмотря на предпринимаемые профилактические меры предупреждения (24,2%), штрафы (14,8%), исправительные работы (3,0%), аресты до 15 суток (5,8%), товарищеские суды, собрания трудовых коллективов и т. п. (25,2%), «пьяные» преступления все же были совершены. Значит, их эффективность близка нулю? Ответ на этот вопрос, как нам представляется, все же положителен.

Показатель «помещение в медицинский вытрезвитель» однозначно свидетельствует о злоупотреблении алкоголем. До совершения «пьяного» преступления с таким достаточно специфическим учреждением, как медицинский вытрезвитель, были знакомы 35,8% осужденных, а 14,2% - хорошо знакомы вследствие своих неоднократных попаданий в него. В отношении осужденных-алкоголиков данные были более убедительными — 45,4 и 25,7% соответственно.

4. Характер совершенного преступления. Этот признак в наибольшей степени выражает особенности личности любого преступника, в том числе совершившего преступление в состоянии алкогольного опьянения.

Согласно результатам отдельных исследований основную часть осужденных, совершивших «пьяное» преступление, составили те, кто были осуждены за преступления против собственности (кража, грабеж, разбой) — 29,7% (алкоголики составили 8,5%, а неалкоголики 21,2%). Объяснить это можно так. Употребление алкоголя практически всегда связано с его приобретением, а на это требуются деньги. Невысокий уровень заработной платы, по сути, толкает отдельных людей с тягой к употреблению алкоголя на совершение преступлений, ведь у них нет средств на его частое приобретение. Обычно такие лица совершают хищения в незначительных размерах.

Несколько меньшую группу составили осужденные, совершившие преступления против жизни и здоровья (убийство, причинение вреда здоровью, побои, истязание и другие), — 26,9%, среди алкоголиков — 17,2% и неалкоголиков — 23,6%. Употребление алкоголя нередко способствует крайне нежелательным проявлениям в поведении — агрессивности, жестокости, импульсивности и другим.

На третьем месте — группа осужденных, совершивших преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (изнасилование, насильственные действия сексуального характера и другие). 10,9%, страдающие алкоголизмом — 5,2%, неалкоголики — 11,0%. На отдельных людей алкоголь дополнительно оказывает и сексуально возбуждающее действие. Причем у некоторых в состоянии алкогольного опьянения возможны даже сексуальные перверсии.

Следующую группу составили осужденные, совершившие преступления против здоровья населения и общественной нравственности (незаконное изготовление, приобретение, хищение, перевозка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ, организация либо содержание притонов дня потребления наркотических или психотропных веществ и другие), — 8,7%, среди алкоголиков — 1,2%, неалкоголиков — 9,8%.

Таким образом, наиболее распространенными для исследуемых категорий осужденных являются преступления против собственности, жизни и здоровья, половой неприкосновенности, то есть преступления корыстной, корыстно-насильственной и насильственной направленности.

Анализ рассмотренных в параграфе данных позволяет нам представить криминологический портрет, характеризующий личность преступника, совершившего «пьяное» преступление: лицо мужского пола, 18−24 лет, в связи с совершенным преступлением не подвергавшееся судебно-психиатрической экспертизе, состоявшее в браке, имеющее среднее общее образование, постоянное место жительства, специальность, совершившее преступление против собственности, имеющее судимость, положительно характеризуемое во время отбывания наказания.

3. Предупреждение преступлений, совершаемых в состоянии опьянения

Современная криминальная ситуация в Российской Федерации продолжает оставаться сложной и напряженной. Количество регистрируемых преступлений постоянно увеличивается; при этом предупреждение преступности осложняется фоновыми криминогенными явлениями, в том числе и такими, как пьянство и алкоголизация части населения страны. В связи с данными социальными процессами получило распространение и такое явление, как совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения. Статистика свидетельствует, что в России каждое двенадцатое преступление совершается в состоянии алкогольного опьянения. Причем зачастую эти преступления связаны с посягательством на жизнь и здоровье человека, его собственность, общественный порядок и т. д. Тесная связь пьянства и преступности общеизвестна: во-первых, пьянство, алкоголизм и преступность детерминированы многими общими причинами; во-вторых, алкоголизм является условием, способствующим преступности, а преступное поведение, в свою очередь, способствует алкоголизму Антонян Ю.М. Насилие. Человек. Общество. М., 2001. С. 173−174.

Особенностью проблемы предупреждения преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, является переплетение нерешенных социальных, правовых, медицинских, психологических, педагогических, экономических и других вопросов. Наряду с этим масштабное реформирование уголовного законодательства в последние годы привело к определенным проблемам в дифференциации уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии алкогольного опьянения, пробельности уголовного закона, нарушению его системности. Эти обстоятельства также снижают качество предупредительной деятельности в отношении данной формы преступности. Существующие недочеты уголовного законодательства влияют и на правоприменительную практику.

В науке уголовного права ведется дискуссия, касающаяся того, следует ли состояние опьянения включить в перечень обстоятельств, отягчающих наказание.

Одни ученые считают, что опьянение само по себе не является обстоятельством, отягчающим наказание. В обоснование своей позиции они приводят ст. 23 УК РФ, в которой закреплено, что совершение преступления в состоянии опьянения влечет уголовную ответственность, а также то, что данное положение не включено в перечень обстоятельств, отягчающих наказание (ч. 1 ст. 63 УК) Гребеньков А.А. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2009. 32 с., а он, как известно, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Сложившееся снисходительное отношение к состоянию опьянения, как некоему извиняющему фактору, не смогла преодолеть даже многолетняя практика применения УК РСФСР 1960 г. Уголовный кодекс РСФСР: утв. Законом РСФСР от 27 октября 1960 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 591., который относил опьянение к отягчающим обстоятельствам.

Некоторые правоведы считают, что алкогольное опьянение ни смягчает, ни отягчает наказание. Вместе с тем такая позиция не совсем верна в силу того, что перечень обстоятельств, смягчающих наказание, является открытым, а значит, по усмотрению суда опьянение в каком-либо конкретном деле может быть признано смягчающим вину обстоятельством. Однако это теоретическое положение не реализуется в судебно-следственной практике. Так, по данным Судебного департамента при Верховном суде РФ за 2000−2009 гг. опьянение (в том числе и алкогольное) ни разу не было признано обстоятельством, смягчающим наказание. Как представляется, такая ситуация обусловлена тем, что состояние опьянения само по себе признается аморальным и антиобщественным.

Тот факт, что опьянение само по себе не является обстоятельством, отягчающим наказание, назван и в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в котором говорится, что «совершение лицом преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных или других одурманивающих веществ, законом не отнесено к обстоятельствам, отягчающим наказание» Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовных наказаний» // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2007. № 4.

Суть еще одной позиции сводится к тому, что опьянение, включая и алкогольное, должно учитываться как обстоятельство, отягчающее наказание. Данная позиция основана на УК РСФСР, который рассматривал совершение преступления лицом, находившимся в состоянии опьянения, как обстоятельство, отягчающее ответственность, хотя, согласно ст. 39 УК, суд мог не признавать его таковым.

Отдельные ученые предлагают считать совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения отягчающим наказание обстоятельством, основываясь на уголовной статистике о том, что фактически каждое шестое преступление совершается в данном состоянии Иванов Н.Г. Аномальный субъект преступления: проблемы уголовной ответственности. М., 1998. С. 12.

Вместе с тем сторонники еще одной точки зрения считают, что алкогольное опьянение может быть признано и обстоятельством, смягчающим наказание. Данное мнение распространено в некоторых зарубежных странах (например, в Австрии). Следует отметить, что и некоторые отечественные дореволюционные криминалисты предлагали в определенных случаях рассматривать состояние опьянения — в зависимости от конкретных факторов — как смягчающее наказание обстоятельство (в частности Н.Д. Сергиевский) Сергиевский И.Д. Русское уголовное право. СПб., 1908. С. 229.

Состояние алкогольного опьянения в уголовно-правовом смысле необходимо дифференцировать, так как на практике вполне возможны такие ситуации, когда человек намеренно приводит себя в состояние опьянения для облегчения совершения преступления. Дифференциация позволит судам более гибко и индивидуально подходить к вопросам назначения наказания. В этой связи представляется целесообразным закрепить в УК РФ норму, относящую состояние опьянения к обстоятельствам «смешанного» характера, которое, в зависимости от обстоятельств дела, может быть учтено судом как смягчающее либо же как отягчающее (либо не учитываться, если оно не имеет отношения к обстоятельствам дела). Для этого полагаем целесообразным дополнить ст. 23 УК РФ частями второй и третьей и изложить ее в следующей редакции:

«Статья 23. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения

1. Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

2. Состояние опьянения, вызванное употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, может признаваться в качестве обстоятельства, отягчающего наказание.

3. Если состояние опьянения, вызванное употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться как отягчающее при назначении наказания".

Естественно, что с принятием подобной редакции ст. 23 УК РФ следует внести соответствующие изменения и в действующие постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а также принять постановление Пленума Верховного Суда, разъясняющее правила применения дополнений, внесенных в ст. 23 УК РФ.

Соответственно, необходимо внести поправки в ст. 63 УК РФ «Обстоятельства, отягчающие наказание», дополнив ее ч. 3, в которой регламентировать, что состояние опьянения в качестве отягчающего обстоятельства должно устанавливаться с учетом положений ст. 23 УК РФ.

До внесения изменений и дополнений в УК РФ в декабре 2003 г. в уголовном законодательстве существовал институт принудительного лечения алкоголизма, однако он был исключен из УК РФ в связи с несоответствием данного института ст. 17 Конституции Российской Федерации Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Рос. газ. 1993. 25 дек. Вместе с тем такое решение вопроса о принудительном лечении указанных лиц является неоднозначным, о чем свидетельствует научная дискуссия, которая ведется с конца 2003 г., т. е. со времени его (института) исключения из УК РФ. Так, высказывается точка зрения о том, что данный уголовно-правовой институт необходим и целесообразен.

В деятельности существовавших ранее лечебно-трудовых профилакториев (далее — ЛТП) имелся ряд крупных и очевидных недостатков.

Вместе с тем принудительное лечение в ЛТП имело и несомненные преимущества. Так, длительная изоляция в сочетании с лекарственной терапией при наличии устойчивой установки пациента на отказ от алкоголя помогали воздерживаться от приема спиртного в наиболее «опасный» период болезни и способствовали формированию ремиссий у ряда пациентов, у которых иное лечение не дало бы положительного результата. Кроме того, ЛТП являлись своего рода дополнительным мотивационным фактором добровольного обращения за медицинской помощью для алкоголиков, которые вели асоциальный, паразитический образ жизни: наличие ЛТП заставляло их прятаться от общества и тем самым уменьшало уличную «пьяную» преступность, предотвращало пополнение рядов «уличных» алкоголиков. Семьи лиц, находящихся в ЛТП, получали их заработную плату, что способствовало поддержанию достаточного жизненного уровня. Словом, позитивная социально-профилактическая роль ЛТП была налицо и вряд ли кем-либо может серьезно оспариваться Иванец Н.Н. О целесообразности принудительного лечения больных алкоголизмом и наркоманиями // Электронный ресурс: URL: http: //www. narkotiki. ru/expert272. html. (дата обращения: 09. 11. 2011).

Следует отметить, что данная дискуссия ведется и на правотворческом уровне. Так, депутатами Государственной Думы была неоднократно проявлена законодательная инициатива, которая, в том или ином виде, предполагала принятие Федерального закона, разрешающего принудительное лечение лиц, страдающих алкогольной зависимостью (это и попытки реанимировать указанный институт в УК РФ, и предложение признать наркологию частью психиатрии, что позволило бы также осуществлять принудительное лечение лиц, страдающих данной социальной патологией, и др.).

С другой стороны, есть и сторонники отмены принудительного лечения, которые полагают, что эта мера уголовно-медицинского принуждения совершенно неэффективна. Напротив, исполняясь формально, она в то же время оказывается реальным препятствием для применения условно-досрочного освобождения и амнистии: к осужденным, не прошедшим курс, досрочное освобождение не применяется.

Кроме того, поскольку алкоголизм, пьянство — это заболевание социальное, патология общества, его принудительное лечение представляется нецелесообразным.

Для профилактики на индивидуальном уровне необходимо создание системы социальной защиты и адаптации лиц, страдающих алкоголизмом.

Следует отметить, что сегодня необходимы меры по ресоциализации бывших алкоголиков Дмитриев А.С., Клименко Т. В. Судебная психиатрия. М., 1999. С. 125. Целесообразной мерой является постановка данных лиц на специализированный учет как потенциально склонных к социально отклоняющемуся поведению. Например, в Омске такой учет ведется только наркологическим диспансером и только в отношении тех лиц, которые находятся (или находились) там на лечении. Между тем, как представляется, он мог бы осуществляться участковыми уполномоченными милиции. При этом, конечно, должны быть разработаны соответствующие критерии постановки лиц на специализированный учет. Подобными критериями могли бы служить:

1) учет соответствующих лиц в наркологических учреждениях;

2) системное (т. е. два и более раза) нарушение общественного порядка лицами, злоупотребляющими спиртными напитками (при наличии жалоб от родственников, соседей и т. д.).

Кроме того, существует необходимость дополнения системы мер уголовно-правового характера мерами, рассчитанными на предупреждение рецидива у лиц, ранее совершавших преступления в состоянии опьянения, в число которых должны входить меры, стимулирующие лицо к прохождению курсов лечения от алкоголизма и наркомании, курсов реабилитационной терапии лиц, злоупотребляющих алкоголем и наркотиками. Возможно введение в уголовное законодательство и мер, стимулирующих таких лиц к полному или частичному отказу от употребления алкоголя и иных одурманивающих веществ. Такая обязанность может возлагаться на них при условном или условно-досрочном осуждении, являться необходимым условием признания деятельного раскаяния, снятия судимости Гребеньков А.А. Указ. соч. С. 21.

Рассматривая уголовно-правовые меры предупреждения преступности в состоянии опьянения, следует отметить, что в настоящее время ст. 63 УК РФ содержит исчерпывающий перечень обстоятельств, отягчающих наказание; среди данных признаков состояние опьянение не указано, а, следовательно, оно не относится к обстоятельствам, отягчающим наказание. Соответственно, данное состояние не должно влиять на квалификацию преступления и назначение наказания в сторону увеличения карательной функции. Это положение впервые закреплено в уголовном законодательстве России и отражает тенденции гуманизации УК РФ. Однако в феврале 2009 г. законодатель внес изменения в УК РФ, вступившие в силу с 1 марта 2009 г. и касающиеся новой редакции ст. 264, предусматривающей уголовную ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Данные изменения в отдельной статье Особенной части УК РФ коснулись как категории самого преступления, так и вызвали вопросы, связанные с регламентацией отдельных уголовно-правовых норм Общей части УК РФ. В частности, речь идет об отягощении уголовной ответственности за совершение преступления в состоянии опьянения. Законодатель, естественно, имел в виду любой вид опьянения, будь то алкогольное, токсическое, наркотическое и др. Но, исходя из статистических данных, например Управления ГИБДД по Омской области, если ДТП совершается в состоянии опьянения, то в 98% случаев оно является алкогольным. Поэтому, по сути, законодатель хотя и говорит о всякого рода опьянении, однако имеет в виду в первую очередь состояние алкогольного опьянения. Конечно, социально обусловлена более «строгая» ответственность лица, управляющего транспортным средством в состоянии опьянения, так как любое транспортное средство представляет собой источник повышенной опасности, а следовательно, лицо, им управляющее, должно быть максимально осторожно. Однако при формальном подходе к оценке данного обстоятельства возникает вопрос о том, насколько введение данного квалифицирующего признака соотносится с положениями Общей части УК РФ.

Как следует из юридической конструкции ст. 264 УК РФ, совершение данного преступления в состоянии опьянения влечет за собой более «тяжелое» наказание. Так, статья сконструирована следующим образом: ч.ч. 1, 2 предусматривают последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью человека; ч.ч. 3, 4 — данное деяние повлекло по неосторожности смерть человека; а ч.ч. 5 и 6 — смерть двух или более лиц. Соответственно, ч.ч. 2, 4 и 6 предусматривают ответственность за совершение указанного деяния в состоянии опьянения. По сравнению с общим составом (ч.ч. 1, 3 и 5) совершение преступления в состоянии опьянения влечет более тяжкие последствия.

Возникает закономерный вопрос — чем руководствовался законодатель, устанавливая повышенную ответственность за совершение преступления в состоянии опьянения? Понятно, что сама по себе идея более сурового наказания лица, управляющего источником повышенной опасности и находящегося в состоянии опьянения, справедлива и социально обусловлена, однако исходя из каких критериев и положений уголовного закона следует привлекать лицо, совершившее данное преступление, к более строгой мере наказания? Основано такое положение, должно быть, исключительно на обстоятельствах, указанных в ст. 63 УК РФ, т. е. обстоятельствах, являющихся отягчающими наказание. Именно по такому принципу построена система Особенной части УК РФ. Конструирование ст. 264 УК РФ парадоксально: с одной стороны, оно верное, поскольку устанавливает справедливое наказание тому лицу, которое причинило вред потерпевшему, находясь в состоянии алкогольного опьянения; с другой же стороны, поскольку нет такого обстоятельства, как «совершение преступления в состоянии опьянения», законодатель нарушает логико-структурную основу Особенной части УК РФ и переводит ст. 264 УК РФ (точнее, содержащийся в ней квалифицирующий признак) в неправовое поле, так как данный признак не входит в перечень обстоятельств, указанных в ст. 63 УК РФ, а следовательно, не может влечь за собой более суровое наказание.

Среди ученых-правоведов ведется дискуссия о том, необходимо ли совершение преступления лицом, находящимся в состоянии опьянения, относить к обстоятельствам, отягчающим наказание. С одной стороны, да, следует, так как состояние опьянения — это пограничное состояние, снимающее все внутренние установки личности и в этом смысле способствующее совершению преступления. С другой стороны, по этим же соображениям — опьянение не следует относить к обстоятельствам, отягчающим наказание, так как лицо, совершающее противоправное деяние, не может полностью контролировать свои действия. Опьянение, по большому счету, можно отнести к состоянию ограниченной вменяемости, когда лицо может и понимать значение своих действий, но не может руководить ими (и, наоборот, может не понимать значение собственных действий, но руководить ими).

Таким образом, вопрос об отнесении совершения преступления лицом в состоянии опьянения к обстоятельствам, отягчающим наказание, остается открытым, однако на данном этапе развития законодателем решен кардинально — опьянение не включено в список обстоятельств, отягчающих наказание. И в этой связи формулирование единственного, по сути, квалифицирующего признака ст. 264 УК РФ представляется не совсем верным.

Следует отметить еще один аспект проблемы. Законодатель одним из направлений уголовной политики называет ее гуманизацию. Новая редакция ст. 264 УК РФ противоречит этому приоритетному направлению уголовной политики, криминализируя и пенализируя деяние, совершенное с ранее не известным УК РФ квалифицирующим признаком. Указанное положение можно распространить и на идею о включении состояния опьянения в перечень обстоятельств, отягчающих наказание. В этой связи, как представляется, редакция ст. 264 УК РФ от 13 февраля 2009 г. несколько неудачна и должна быть доработана законодателем.

Резюмируя вышесказанное и учитывая тенденции современной уголовной политики государства, следует исключить квалифицирующий признак «в состоянии опьянения» из текста ст. 264 УК РФ, соответственно исключив ч. 2, 4, 6 данной статьи.

Вместе с тем при практической реализации предложенной редакции уголовного законодательства и введения алкогольного опьянения в качестве обстоятельства смешанного характера, принятая законодателем диспозиция квалифицированного состава ст. 264 УК РФ была бы вполне логичной и обоснованной и не выпадала бы из концепции уголовно-правового регулирования.

преступность опьянение криминологический лицо

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Алкогольное опьянение — один из видов опьянения, представленных в действующем УК РФ в ст. 23 и 63 (п. «д» ч. 1) наряду с опьянениями, вызванными употреблением наркотических средств, психотропных или других одурманивающих веществ.

Алкогольное опьянение представляет собой психическое расстройство, возникающее вследствие поступления в организм человека алкоголя, относимое к категории временных и обратимых, неболезненных по характеру, искусственно создаваемых, как бы рукотворных. Алкоголь, разрушительно воздействуя на головной мозг, изменяет нормальное (физиологическое) течение психических процессов и, как следствие, влияет на повеление употребившего его человека. Следовательно, прием алкоголя лицом, страдающим психическим расстройством, представляется более нежелательным, так как может привести к более неблагоприятным поведенческим проявлениям и соответственно юридически значимым последствиям.

В действующем УК РФ (ст. 61) алкогольное опьянение не фигурирует среди обстоятельств, смягчающих наказание, однако в определенных ситуациях преступного поведения состояние алкогольного опьянения может и даже должно учитываться как смягчающий фактор. Включение психического расстройства, не исключающего вменяемости, в перечень ст. 61 УК РФ, не приведет к безоговорочному смягчению наказания преступникам с психическими аномалиями, поскольку суд в каждом конкретном случае должен оценивать всю совокупность обстоятельств уголовного дела.

Согласно проведенным исследованиям, суды достаточно часто используют предоставленное им право и признают в качестве смягчающих обстоятельства, не указанные в законе. Кроме того, практически во всех случаях наличия у лица, совершившею противоправное деяние, психического расстройства, суды признают это за обстоятельство, смягчающее наказание. В связи с этим представляется вполне обоснованным включить это обстоятельство в перечень ст. 61 УК РФ. Тем самым положение о смятении наказания лицам с психическими расстройствами, наработанное отечественной судебной практикой, получит законодательное закрепление.

Состояние алкогольного опьянения может выступать в качестве фактора, способствующего совершению преступления, но в соответствии с действующим уголовным законодательством не признается обстоятельством, отягчающим ответственность. Отнесение «пьяных» преступлений к обстоятельствам, отягчающим наказание, не имеет предупредительного значения.

С 1994 г. отмечается уверенная тенденция снижения удельного веса и насильственных, и ненасильственных преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, поэтому представляется бессмысленным ужесточение наказания лицам, совершившим «пьяное» преступление. Нахождение лица на момент совершения им преступления в состоянии алкогольного опьянения не следует признавать за обстоятельство, отягчающее уголовную ответственность. Предпринимаемые усилия по внесению в УК РФ данного положения (в целях применения) представляются необоснованными, и в первую очередь в профилактическом отношении. Изъятие его из уголовного закона было, как свидетельствуют представленные нами данные, своевременным и совершенно справедливым.

В Российской Федерации в настоящее время алкогольная криминальная проблематика заслуживает большего внимания, чем наркоманийно-токсикоманийная, более чем в 50 раз. В конце XX — начале XXI в. «пьяные» преступления представлены достаточно убедительно, на уровне почти одной трети всех случаев совершенных преступлений (32,6%). В эти же годы удельный вес преступлений, совершенных в состоянии наркотического или токсикоманического опьянения, был значительно меньше, на уровне до одного процента (0,6%).

В состоянии алкогольного опьянения совершается значительная часть насильственных преступлений — умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, убийств, изнасилований, хулиганств, разбоев, грабежей. Для ненасильственных преступлений — нахождение преступника в состоянии алкогольного опьянения на момент его совершения нехарактерно.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой