Помощь жертвам влияния нетрадиционных религиозных культов

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Психология


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство Образования Российской Федерации

Московский Государственный Открытый Педагогический Университет им. М.А. Шолохова

Факультет психологии

Дипломная работа

Помощь жертвам влияния нетрадиционных религиозных культов

Выполнила:

Михайлова А.А.

факультет психологии

5 года обучения

Научный руководитель:

Кандидат психологических наук
Елизаров А. Н.

Москва

2002

Он сказал: берегитесь, чтобы вас не ввели в заблуждение;

ибо многие придут под именем Моим, говоря, что это Я;

и это время близко. Не ходите вслед их".

(Лук. 21: 8)

Введение

В настоящее время существуют программы помощи лицам, пострадавшим от манипулятивного воздействия со стороны нетрадиционных религиозных культовых организаций, однако в них не учитываются индивидуально-психологические различия между людьми, которые нуждаются в помощи. Программы составлены, как будто все люди, попадающие под воздействие деструктивных культовых организаций одинаковы. Актуальной является проблема оказания помощи с учетом индивидуально-психологических различий консультируемых.

Цель исследования заключалась в разработке и апробации программы помощи лицам, пострадавшим от манипулятивного воздействия со стороны нетрадиционных культовых организаций, с учетом индивидуально- психологических особенностей консультируемых.

Объект исследования: В диагностическом исследовании участвовало 50 человек, возраст 14−18 лет, участники нетрадиционной религиозной организации «Свидетели Иеговы». В дальнейшем консультировании о выходе участвовало 10 человек из той же организации, обратившиеся за помощью с целью получения профессионального содействия в восстановлении социальной идентичности, помощи в уходе из культа.

Предмет исследования: Консультирование с учетом индивидуально-психологических особенностей личности.

Задачи исследования:

1. Выявить основные механизмы, отвечающие за эффективность манипулирования психикой.

2. Выявить личностные и семейные особенности, предрасполагающие к вовлечению людей в культовые организации.

3. Выявить психотипологические особенности жертв тоталитарных сект и особенности их поведения.

4. Выявить психологические условия, которые позволят

организовать эффективный процесс психокоррекционной работы с жертвами влияния проводников тоталитарной идеологии.

5.C учетом полученных данных выстроить модель

психокоррекционного взаимодействия для лиц, собирающихся покинуть культ с учетом их индивидуальных психологических особенностей.

6. Разработать основы профилактической и просветительской работы с учетом полученных данных.

Основные результаты исследования: Мы разработали программы консультирование о выходе из нетрадиционного религиозного культа, учитывая индивидуально-психологические особенности трех типов личности: паранояльную, шизоидную и эпилептоидную. По разработанным нами программам мы работали с 10 членами секты «Свидетели Иеговы». Из них после консультирования данную организацию покинуло 6 человек, 2 человек вернулись на прежнюю работу, 1 человек поступил в колледж, 1 человек стал посещать православную церковь. Среди остальных членов секты никаких изменений в их жизни не произошло. Успешность проведенного нами консультирования о выходе подсчитывалось при помощи х2 — критерия. Также нами проводилась просветительская работа по просьбе людей, чьи родственники уже вовлечены в религиозные нетрадиционные организации на протяжении нескольких лет или только собираются стать членами данных организаций. Были затронуты следующие темы: культовые фобии, методы контроля сознания, пути общения с близкими, находящиеся в деструктивном культе, религиозные группы, описание интересующих групп, их доктрина.

Глава 1. Интенсивное манипулирования психикой людей в деструктивных культовых группах как проблема современной консультативной психологии.

На данный момент существует большое количество нетрадиционных религиозных организаций в нашей стране, которые наиболее успешно рекламируют себя, эксплуатируя свойства психики человека, распространяя при этом псевдорелигиозные и оккультные учения. После развала СССР, произошла ломка жизненных стереотипов, невостребованность личности, отсутствие других возможностей самореализации, отсутствие работы, разрушение института семьи (нарушение нормального семейного микроклимата). Все это предрасполагает личность к поискам психологического комфорта в системе нетрадиционных религий. Батаев, 1995, с. 39. Спасительным островком выступают как раз различные религиозные движения, в которых царит особая атмосфера взаимной любви и доверия. Как правило, все новые культовые образования первоначально декларируют общечеловеческие позитивные ценности, в чем и состоит их главная привлекательность. Кривельская, 1999, с. 50. Они известны многочисленными судебными процессами в связи с нанесением психического и физического ущерба адептам. Кривельская, 1999, с. 37. Тоталитарные культовые организации претендуют на роль заменителей традиционных религий, в связи с чем они предлагают свою псевдоэзотерическую концепцию всего происходящего в мире и претендуют на право определять истинность того или иного события. Полищук, 2000, с. 5. Каждая такая группа имеет свою символику, свою ритуалистику, свой свод нравственных правил, свою систему наказаний и поощрений. Лисовский, 1994, с. 25−26.

В целях вовлечения в свою деятельность они используют различные каналы средств массовой информации для рекламы своей «истины в последней инстанции». По словам новообращенных там складываются настоящие дружеские, семейные отношения, там завершается поиск истины для каждого человека. Уход в систему этих сект от реальных проблем современной жизни можно рассматривать как один из вариантов психологической защиты. Балагушкин, 1985, с. 286.

1.1. Деформирование личности, попавшей

в тоталитарный культ.

После привлечения новичка к общению с группой адептов он оказывается в особой атмосфере группового психологического давления. Главной составной частью последнего является «бомбежка любовью» («love-bombing»), которая отбивает охоту к сомнениям и усиливает потребность в принадлежности «к новой семье». Майерс, 1999, с. 344.

Для создания чувства духовной общности используются игры, подобные детским, пение, объятия, прикосновения и лесть. В результате этого сверхназойливого навязывания любви у вербуемого в культ потенциального адепта возникает ощущение, что все ждали именно его, что он — это нечто особенное, и общаться с ним адептам культа очень и очень приятно. Даже самый недоброжелательный человек, обогретый этим общим, но в высшей степени деликатным вниманием, поневоле оказывается хотя бы отчасти заинтересованным и пока еще, как ему кажется, свободным участником совместной духотворческой деятельности. Прокопишин, Интернет-ресурс.

Поначалу от него ничего не требуют, не задают никаких вопросов, стараются вообще ничем не тревожить; всеми силами дают понять, что он здесь не только по собственной свободной воле, но к тому же еще и получает нечто такое, чего не получит больше нигде и ни от кого. Имеется в виду, естественно, счастье познания Бога. Буянов, 2000, с. 18. Новичок не выпускается из-под опеки ни на минуту. Например, рекомендованная специальными наставлениями мунитов процедура называется «сандвич» и требует, чтобы новичок постоянно находится в окружении двух приставленных к нему опытных адептов, обязанных со всем рвением «сотрудничать» с ним и вовлекать его. Гондоу, 1995, с. 56.

Методика этой обработки стара как мир. Ее ведущий принцип заключается в обретении полной душевно-духовной власти над человеком, посредством усыпления самостоятельности его мышления и таким образом притупления его духовной зоркости. Буянов, 1999, с. 19. Далее в сознание новичка активно внедряется идея абсолютной истинности учения секты, которая ему доверяется в силу «особой любви» к нему. Под видом хранителя тайны этой истины у него культивируется чувство своей исключительности и внутригрупповой взаимозависимости. Одновременно формируются отрицательное отношение ко всем другим общепринятым социальным, культурным и религиозным представлениям и установка на изоляцию себя от жизни общества. Идет форсированное противопоставление новой жизни старой, культовой общины — своей семье, вплоть до отказа от прежнего имени и принятия нового. В это время уже можно наблюдать возникновение подсознательных форм коллективного реагирования и поведения. Хассен, 2001, с. 99. Для закрепления в сознании новичка «доверенной» ему «абсолютной истины» вербовщики стремятся взять под контроль его время, особенно время размышления, пытаются добиться, чтобы он потерял желание сверять информацию, предоставляемую группой, с реальностью. Одновременно они добиваются появления у новичка ощущения беспомощности и, создавая видимость поддержки, навязывают ему образцы нового поведения, демонстрирующие «истинную» нормативность, которую хочет выработать руководство (лидеры) неокульта. Мартин, 1994, с. 112. С этой же целью широко используется манипулирование путем вознаграждений, наказаний и практических действий, выражение отношения (одобрительного или осуждающего) «группового мнения». Чтобы подавить прежнее социальное поведение новичка нередко используется соответствующая информация о жизненном опыте культиста, полученная в состояниях измененного сознания или при специальных исповедях, — «одитингах». Новичок оказывается в жестко контролируемой системе, в которой тех, кто отступает от внутригрупповой нормативности, заставляют чувствовать себя так, словно у них имеются врожденные отклонения от нормы, и держит новичка в состоянии неведения и неспособности отдавать себе отчет в происходящем.

Основная функция тоталитарной секты на первых этапах обработки члена группы состоит в том, что она удовлетворяет потребность человека в самоутверждении. Берестов, 1996, с. 26. Это происходит за счёт того, что секта выполняет два основных условия:

а) секта даёт человеку определённую сферу деятельности, позволяющей человеку реализовать себя;

б) секта характеризуется наличием положительной обратной связи, то есть отчётливым проявлением общественного признания, выраженного окружающими членами секты. Волков, 1996, с. 76−82.

Например, адепты секты «Свидетели Иеговы» бросают учебу в ВУЗе, техникуме или работу по специальности, чтобы работать не более 2−3 часов в сутки для обеспечения минимума жизненного существования, а остальное время служить Иегове. Самыми престижными работами у Свидетелей Иеговы считаются работы дворниками, уборщицами, ночными дежурными. Макдуэлл, Стюарт, 1993, с. 25. Они становятся «абсолютно нейтральны к окружающей жизни. Все запреты постепенно внедряются в сознание на фоне доброжелательной обстановки на Собраниях, совместного чтения молитв и пения хором песен из специальных сборников. Макдуэлл, Стюарт, 1993, с. 42. Забывают о своей прежней жизни, о тех, кого любили, о целях и стремлениях на работе или в учебе, даже о том, что просто хотели узнать мир. Они полностью растворяются в секте. Казаков, 1995, с. 46. Следствием этого (новое имя, новый язык, новая «семья») является факт радикального изменения личностных ориентации и поведения завербованных в неокульты с изменением всего модуса прежней жизни и с появлением признаков явного психологического изменения, которые у некоторых адептов уже в самом начале могут свидетельствовать о психической патологии.

Личное имя-символ социальной индивидуальности, той позиции, которую человек занимает в социальной жизни. При лишении имени человек выводится из нормального взаимодействия. Юнг считал, что присвоение нового имени в обряде инициации помогает забыть прежние социальные роли, ускорить процесс изменения поведения. Появляется новая личность, с новыми качествами и взглядами на прошлую жизнь.

Важным условием успеха вовлечения в тоталитарные культы является все большая потеря личностью своей индивидуальности, собственной инициативы, способности к волеизъявлению своего «Я». У завербованного постепенно формируются страх и чувство вины. Они вызываются извлечением признаний (исповедей) под предлогом создания атмосферы единства и близости. Стремясь сделать доверие к секте максимальным, от вновь пришедшего требуют исповеди. Исповедь является переломным моментом жизни человека в секте, она, своего рода «кредит доверия» — высшая его степень. Отказавшись от исповеди, член секты рискует навсегда потерять для себя значимую группу. Находясь под этим давлением, человек вынужден полностью раскрыться и поведать организации всю самую интимную (негативную) информацию о себе. Данные сведения используются для формирования зависимости, потому что в секте нет правила неразглашения исповеди. Целикова, 1996, с. 71−75.

Таким образом, под предлогом исповеди нередко получают информацию, которая в дальнейшем делает человека незащищённым перед лицом группы, то есть, создаёт управляемую эмоциональную уязвимость за счёт чувства страха и вины. Кондратьев, 1999, с. 21.

Выявленные личностные проблемы, негативные факты прошлого, страхи и секреты дают представление об эмоциональной уязвимости адепта и посредством явных и завуалированных угроз, также как и чередованием наказаний и наград, позволяют более успешно им манипулировать.

Нередко при психологической обработке акцент ставится на развитии страха за свою жизнь при попытке высказать какое-либо сомнение в истинности учения, не говоря уже о попытке выйти из секты. Кондратьев, 1999, с. 26.

В культе человек перенимает образцы поведения окружающих и становится также доверчив, мягок, уступчив. Сменить данный стиль поведения на жёсткое отстаивание интересов своей личности в принципиальных вопросах очень сложно и не обойдётся без внутренней травмы и чувства вины, чего человек будет стараться избегать. Считая себя любимым, дорогим, ценным, завоевавшим доверие окружающих, человек будет бояться его потерять и уже с первых дней нахождения в группе, потенциально готов идти на уступки, жертвуя своими ценностями. Та глобальная значимость, которую приобретает тоталитарная секта для человека, объясняется тем, что она становится для своих членов новой референтной группой. Зимбардо, Андерсен, 2000, с. 8−34.

Так как человек чаще всего идёт в секту, чтобы решить свои экзистенциальные проблемы, секта быстро снимает ощущение социальной изоляции, страха, бессмысленности жизни и одиночества и вытесняет их ощущением собственной значимости человека, его религиозной избранности и привилегированности по отношению к другим членам социума. Специальные усилия в секте направляются на снижение переживаний по поводу неопределённого, пугающего будущего. Субъективный страх и связанная с ним тревожность снижаются, поскольку секта предлагает упрощённую систему понимания мира. Приняв данную систему как истинную по причине фундаментального доверия человека к секте, он будет подстраиваться под неё. Бойл, 1996, с. 24.

Укрепление глубинных связей с сектой также достигается благодаря культу лидера, при этом, если член группы находится в подростковом или юношеском возрасте, его гиперсексуальность, ненаправленная в социально-активные формы, сублимируется и обнаруживается как любовь и преданность к лидеру. Постоянное усиление чувств почитания и любви разворачивается на фоне напряжённости естественной потребности в любви, вследствие отрыва от семьи и социальной изоляции. Значимость лидера группы и самой организации растёт прямо пропорционально средствам и тем силам, которые человек вложил в неё. А так как секта требует всё большей отдачи себя организации, человек попадает в замкнутый круг постоянного самопожертвования, которое с каждым разом разрушает его личность всё сильнее. Бассин, 1969, с. 118−126.

Цель культа — контроль сознания, который подразумевает власть не только над принятием решений членами культа, но и над мыслями и чувствами членов культа, над их личностью.

Контроль над сознанием

Контроль над сознанием адептов устанавливается по следующим стадиям:

Разтормаживание (психологическое растормаживание, доведение до состояния психологической аморфности и хаотического состояния сознания):

дезориентация;

сенсорная депривация и/или сенсорная перегрузка (существенная недогрузка или перегрузка тех или иных органов чувств);

физиологическая манипуляция (лишение сна, лишение возможности побыть одному, изменение диеты);

гипноз (в качестве средств используются визуализации, притчи и метафоры, двусмысленности, медитации, монотонное произнесение молитв, пение);

новообращенные принуждаются поставить под вопрос свою идентичность («потерять себя прежних»).

Изменение:

создание и навязывание новой идентичности, проделанное шаг за шагом (формально — в ходе индоктринальных занятий; неформально — другими адептами, аудио- и видеозаписями, книгами и т. п.);

использование техник модификации поведения (награды и наказания, использование техник остановки мышления, контроль окружения);

мистическая манипуляция (приписывание тем или иным событиям и ощущениям в жизни «обрабатываемой» личности тех смыслов и значений, которые выгодны лидерам и группе);

использование исповедей и доносов.

Замораживание (консервация новых стереотипов):

укрепление новой идентичности;

отделение от прошлого, передача собственности, переход к культовой деятельности и сближению с другими адептами;

новое имя, новый язык, новая «семья»;

спаривание с новыми ролевыми моделями (система «приятельства»);

продолжение индоктринации (семинары, учеба, усвоение групповых норм.

Контроль сознания осуществляется в четырех основных сферах: контроль поведения; контроль информации; контроль мышления (мыслей); контроль эмоций (чувств).

Контроль поведения

Регулирование индивидуальной физической реальности (где и с кем живет, какую одежду и прически носит, какую пищу ест, сколько позволяется спать, финансовая зависимость);

Большая часть времени обязательно посвящается индоктринации и групповым ритуалам;

Необходимость спрашивать разрешения для принятия важных решений;

Награды и наказания;

Отбивается охота к индивидуализму (превалирует групповая мысль);

Жесткие правила и предписания; необходимость покорности и зависимости.

Контроль информации:

Использование обмана (умышленное утаивание информации, искажение информации, открытый обман);

Максимально возможное ограничение доступа адептов к не культовым источникам информации или устранение приверженности к ним;

Загружение адептов культовой деятельностью настолько, чтобы они не имели времени думать;

Изолирование постороннего носителя информации в пользу внутренних доктрин (отсутствие свободного доступа к информации, варьирование информации на различных уровнях и подразделениях внутри культовой пирамиды, регулирование лидером потока информации среди адептов);

Поощрение слежки за другими участниками (объединение по парам по системе «приятельства» для наблюдения и контроля, доносительство лидеру об отклоняющихся от культовых доктрин мыслях, чувствах и поступках);

Широкое использование созданной в рамках культа информации и пропаганды (бюллетени, журналы, газеты, аудио- и видеозаписи, неправильные цитаты, формулировки, взятые вне контекста из некультовых источников);

Использование проповеди (информация о «грехах» — чтобы уничтожить границы личности, для манипуляции и контроля).

Контроль мышления:

1. Необходимость к принятию групповой доктрины как «Истины», включающей в себя следующие элементы:

а) «Черное и белое» (нет полутонов);

б) «Добро против зла» (нет компромиссов и сложных взаимодействий и сочетаний);

в) «Мы против Них» (групповое против внешнего мира).

Огромное влияние на личность оказывает методы группового мышления. Сплоченность членов группы в культе не спонтанна, а спланирована и реализуется манипулятивно лидерами культа. Лидер формирует вокруг себя преданную верхушку (элиту), которая и является «группой принятия решений», т. е. процесс принятия решения отчужден от рядовых членов культа. Стремление к принадлежности группе у участников культа поддерживается через процесс сурового испытания верности члена культа с использованием приемов «кнута и пряника». Культ становится центральным интересом жизни человека и единственным, первичным, необходимым источником межличностных связей членов культа. Члены культа стремятся к однородности. Они теряют старые принципы поведения и «принимают» новый набор норм, стереотипов поведения, которые поощряются. Кондратьев, 1999, с. 25−38.

Спонтанные и проходящие стрессовые ситуации («провокационные ситуационные контексты») в культе имеют вид жесткого социального контроля, который использует как инструмент чувства вины, страха, позора за свое прошлое, чтобы создавать образ более привлекательного будущего в культе, таким образом, члены культа находятся в постоянном напряжении. Достичь будущего в культе можно, только соблюдая нормы группы, нормы устанавливает элита («группа принятия решения»). Здесь мы опять наблюдаем отчуждение, депривацию по отношению к процессу принятия личностью решений.

Преждевременное согласие с мнением группы в культе модифицируется в полное, восторженное соответствие доктрине культа. Преждевременное согласие может подразумевать наличие и критического настроя участника принятия решения и находится на одном конце континуума. На другом его конце — полное принятие и соответствие. Поскольку в культе критика решений, принятых элитой исключается, то требуется восторженное обожание и самой доктрины, и ее проводников: доктрина — единственная дорога к правде, с ней мало соглашаться, ей надо полностью соответствовать. Кондратьев, 1999, с. 38.

Ещё одним мощным механизмом влияния является использование «специализированного» языка в культе. В нём сложные проблемы редуцируются — представляются коротко и просто. Создаются легкозапоминающиеся и всеохватывающие абстракции. С помощью них, адепт может дать ответ на многие сложные вопросы. Создаётся специальный словарь, содержащий либо новые термины, либо трактующиеся по новому знакомые понятия. Особый язык облегчает формирование новой, упрощённой картины мира, увеличивает отчуждение от старых знакомых и близких людей. Адепту, несомненно легче становится общаться с людьми из секты и сложнее со всеми остальными. Дворкин, 1996, с. 2−3. В культе действует запрет на критические вопросы о лидере, доктрине или политике культа, которые признаются единственно правильными, и запрет на альтернативные системы верования.

Наиболее сильной техникой контроля сознания адептов, используемой деструктивными культами, является индоктринация различного рода страхов, фобий. Чувство страха постоянно поддерживается. Могут индоктринироваться следующие фобии: боязнь мыслить независимо, критически в отношении культа; боязнь внегруппового социума («внешнего мира»); фобия на выход из культа; боязнь врагов; боязнь потерять свое «спасение»; боязнь природных бедствий, создание крайностей эмоциональных пиков и спадов, использование ритуального, часто публичного признания «грехов». Хассен, 2000, с. 90.

Механизм деформации личности при попадании в тоталитарный культ представляет собой фактическую дезинтеграцию образа «Я», выросшего естественным путем. Происходит насильственная замена его на искусственно сформированный псевдообраз «Я». Суть этого нового образа — быть ведомым, управляемым и подчиняемым. Фактически личность фрагментируется и дезинтегрируется, насильственно лишается целостности и организующего центра. Результатом оказывается исчезновение желания быть независимым, стремление к рабскому повиновению более сильной фигуре и прекращение мотивации, направленной на реальное саморазвитие. Фактически жертва такого рода методичной деперсонализации неизбежно останавливается в своем развитии. Внутреннее время, в пространстве которого разворачивается личная судьба и осуществляется углубление самовосприятия, останавливается. Такой человек начинает жить вне личной истории, диссоциируется из мира реальных взаимодействий с окружающими субъектами. Кондратьев, 1999, с. 19.

Происходит отчуждение от родственников, в том числе от собственных детей; уход из родительского дома: отказ от учебы и работы с полным погружением в деятельность секты; прекращение чтения газет, журналов, книг. пользования телевидением и радио; отгороженность от окружающих; резкое ограничение приема пищи; значительное ограничение сна до 3−4 часов в сутки в неудобном положении, физическое и психическое истощение, повышенная возбудимость, утрата присущих ранее интересов. Он переходит в виртуальный мир специально выстроенных для него и ему же навязанных совершенно искусственных отношений с многозначащими фигурами гуру и «братьями по вере». Это человек выпадает из реального культурного пространства, попадая в своего рода лакуну вневременного забытья. Поэтому без применения специальных репрограммирующих техник трудно достучаться до него реального, как бы ярко ни блестели его глаза, сколь бы живой ни казалась его речь. На самом деле он «спит наяву», будучи глубоко погруженным в галлюцинаторную виртуальную реальность впечатываемого в его психику сектантского мировидения.

1.2. Личностные и семейные особенности, предрасполагающие к вовлечению в тоталитарный культ.

Экзистенциальный вакуум, давление которого в определенные периоды жизни испытывает каждый человек, требует немедленного его заполнения. Находясь в состоянии психологического стресса, люди часто не имеют возможности критического осмысления и тщательного анализа предлагаемой им системы ценностей, либо просто не хотят и боятся разочаровать себя в своем выборе. Кондратьев, 1999, с. 35.

Любой деструктивный культ старается представить свое учение, ориентируясь на жизненно важные потребности потенциальной «жертвы». Включение в жизнь деструктивной группы, путем поначалу незначительных уступок, дает возможность обретения нравственной опоры, которая кажется некоторым людям более прочной, чем шаткое основание индивидуальной свободы. Кто же попадает под влияние тоталитарных культов:

Люди, находящиеся в состоянии психоэмоционального стресса, глубокого разочарования, испытывающие чувство одиночества, давление экзистенциального вакуума и неудовлетворенность духовных потребностей.
К их числу относятся и люди, имеющие глубокие психологические травмы на почве семейной жизни и профессиональной деятельности. Кондратьев, 1999, с. 44. Причинами попадания в тоталитарные культы данной категории людей могут являться следующие факторы: возрастные кризисы, критические ситуации, переломные моменты личной биографии (развод, смена или потеря работы, места жительства и т. д.). У них имеются четыре возможности для разрешения жизненного кризиса, избавления от давления:

а) Самоубийство.

б) Изоляция от общества (самостоятельная с группой). Изоляция от общества в отдельной группе единомышленников, является наиболее вероятным путем разрешения кризиса, так как позволяет человеку полностью снять с себя ответственность за свою судьбу, реализовать потребность в общении и понимании, и не совершить при этом социально неприемлемых (преступных) действий. Следует учитывать также, что сама ориентация на поиск новой социальной ниши, приводит к снижению когнитивного диссонанса, увеличивающего убежденность в правильности выбранного пути.

в) Избавление от людей, которым приписывается ответственность

за свои надежды (их крах).

г) Самостоятельное начало новой жизни в реальном мире. Кондратьев, 1999, с. 34.

Так называемые true believers (истинно верующие). Люди, испытывающие острую потребность в духовном и нравственном развитии, стремление которых к высшим целям и моральным ценностям осталось не востребованным в обществе.

Акцентуированные и психопатические личности по, шизоидному, паранойяльному типу с интересом к духовной жизни, оккультизму, мистицизму. В тоталитарных сектах они находят для себя социально психологическую нишу, способ адаптации к жизни. К этой же категории относятся психически больные на ранних стадиях заболевания, либо на стадии ремиссии. Необходимо отметить прямую психопатологическую мотивацию вступления в неокультовую общину. Хассен, 2000, с. 86. Чаще всего это наблюдается в дебюте шизофрении при развивающемся чувстве потери смыслообразующих позиций своего «Я» с гипертрофированной интроспекцией и рефлексией (самоанализом своего внутреннего мира и отношений с внешним). Здесь можно отметить и мотивацию преодоления нарастающего чувства отгороженности от реального мира, и стремление восстановить способность контролировать свои мысли и чувства, и поиск контакта с людьми, способными понять их философские построения, созданные в результате их навязчивых поисков смысла бытия, и попытки обрести магический путь к духовному совершенству.

Лица, с хорошо развитым критическим мышлением, без невротизирующих комплексов, достаточно самостоятельные в определении своего поведения, ориентированные на макросоциальные, духовные ценности. У этих лиц наблюдается неудовлетворенность культивируемым в современном обществе гедонизмом, информационный голод, жажда духовной пищи, жажда познания истины. Все это является причиной, формирующей мотивацию отклика на приглашение познакомиться с новым, необычным религиозным учением. Здесь налицо интеллектуальная жажда познания истины, интеллектуальная основа мотивации, без ведущего участия чувственной сферы психики.

Лица, характеризующиеся отсутствием личностной защи-щенности при наличии фрустрации, то есть при психологическом стрессе, переживании неудачи, разочарования своей жизнью. Этим людям нужен катарсис — очищение от психотравмирующего комплекса, «отреагирование» аффекта, ранее вытесненного в подсознание и являющегося причиной невротического конфликта. Мотивация заключается не в жажде познания, а в жажде признания, в получении сочувствия и эмоциональной поддержки со стороны других в своей проблемной ситуации. Иными словами, здесь в основе лежит чувственная мотивация. Возможности удовлетворения последней всегда находятся в арсенале каждой секты. Чувственная потребность снижает интеллектуальный контроль, ведет к несопротивляемости культивируемым в секте приемам развития синдрома зависимости от авторитетов секты. Для таких личностей уход из секты — это уход в одиночество, возврат к прежним психотравмирующим проблемам, не говоря уже о страхе за свою жизнь. Эти люди в «культовой семье» нашли свой «якорь», им все стало ясно, а от этого просто и спокойно. Они говорят, что обрели в секте чувство счастья, «духовного интима», лишиться которого и не хотят и боятся. Все это сопряжено с подсознательным чувством беззащитности вне секты. Они не хотят слушать доказательств, аргументирующих неоригинальность, примитивность учения, его духовную ущербность. Они не допускают мысли, что существуют сотни других неокультов с подобными богами-учителями со сходными в целом «абсолютными истинами». У этих людей нет и четкого представления о догме учения их неокульта: они утверждают, что у учителя есть «все знания», а им достаточно того, что они ему верят. Все большая потеря своего «Я», подчинение своей воли воле «учителя» делают этих лиц по существу интактными к попыткам показать им их трагическое положение и предложениям помощи. В отмеченном диапазоне полярных свойств личности и мотиваций согласия приобщения к секте можно отметить много вариаций. Кондратьев, 1999, с. 32.

Лица, самостоятельные, с развитым критическим мышлением, но отличающиеся отсутствием внутренней честности и порядочности. Их характеризуют амбициозность, властность, авантюристичность. Довольно скоро они замечают всю химеру «религиозного» учения своей секты, но при этом также быстро замечают и возможную выгоду. Их прельщает перспектива быстро вырваться «из серой массы», занять «офицерскую» должность в секте (то есть роли надзирателя, наставника, активного помощника, ассистента главы культового новообразования, войти в руководящую структуру, побывать в заграничном центре секты) со всеми соответствующими земными (и немалыми) благами. Кондратьев, 1999, с. 39. Чем выше они поднимаются по иерархической лестнице, чем ближе они к большим деньгам — тем меньше в них даже сектантской «духовности».

Лица — наивные искатели «чего-то новенького», необычного, таинственного. Они также хотят выделиться из серой массы, быть причастными к «современному», «международному» духовному движению. Их манят завлекающие, многообещающие рекламы сект, возможность пообщаться с заграничными, «всемирно признанными» проповедниками, не говоря уже о перспективе бесплатно съездить «за океан». Кондратьев, 1999, с. 42.

На предупреждения об опасности связи с сектами они самонадеянно говорят, что могут всегда, когда захотят бросить это дело. К сожалению, они не замечают скрытой, но последовательной психологической обработки и постепенного развития синдрома зависимости, после сформированности которого обратный ход практически закрыт.

К числу общих факторов такого риска относятся такие характерологические черты, как повышенная внушаемость, ведомость, пассивность. Подверженность личности вербовке в секту усиливается развитием невротического состояния в результате упоминавшегося психологического надлома, потери смысловых ориентации, неуверенности в завтрашнем дне, духовной опустошенности, чувства одиночества и ненужности, непонимания в семье. Хассен, 2001, с. 144−146.

В мотивационной сфере предпосылками интереса к учению неокульта и факторами риска вовлечения в его деятельность являются ориентации на глобальные макросоциальные ценности в сочетании с такими социально-психологическими особенностями личности, как неудовлетворенность бездуховной жизнью, протест против поп-культуры, жажда познания, поиск истины. Личностная самостоятельность, ориентированная на такие ценности. может предопределить легкость присоединения к «новой религии», но эта же личностная особенность помешает формированию синдрома зависимости и поможет быстро выйти из неокульта при возникшем сомнении в ее «божественности».

Подростки. Чем младше человек, тем более он подвержен индоктринирующим влияниям, ибо воспринимает окружение как обучающую среду. Егорцев А. Ю, 1997, с. 20−21. Первый период повышенной чувствительности — период раннего полового созревания. Он характеризуется активной ориентацией на адаптацию к образцам общения в малой группе, то есть восприятие правил игры в коллективе. Этот возраст более всего уязвим в плане повышенной восприимчивости к предлагаемым ему образцам поведения в группе, более того, именно в этом возрасте резко возрастает значение символических родительских фигур, которые проективно разыскиваются вовне.

Второй возраст повышенной чувствительности -- юношество 17−19 лет, когда возникает реальная жажда самоутверждения в социуме, однако сил для этого не хватает, а потому нужна поддержка покровителей, которые заведомо сильнее и образованнее самого человека. Достаточно продемонстрировать эффективность собственного поведения в кризисных ситуациях, для того чтобы стать кумиром молодого индивидуума. В юношеском возрасте очень сильна мотивация к формированию образа «Я» через отрицание отвергаемых моделей поведения.

Самоопределение и самоутверждение осуществляется посредством контрастного и резкого разграничения собственной идентичности с наблюдаемыми вовне примерами судеб и моделей жизни. Личностная зрелость проявляется в адекватном восприятии того образа жизни, который не созревшему индивидууму представляется как формальный, банальный, скучный и серый, отыгравший, исчерпавший себя, неперспективный, безжизненный.
Молодые люди, чьи родители оказывают постоянное психологическое давление и не способны ответить эмоциональной поддержкой в его проблемах ищут контакт со «слушающими и понимающими людьми», способными дать ориентир в жизни. Для относительно свободных от серьезной ответственности подростков, характерен недостаток личного опыта, сопровождающийся наивностью и идеализмом. Для снятия напряженности, возникающей от созерцания окружающей несправедливости, они видят один путь — быть приобщенным к чему-то главному, через причастность к «великой идее» за счет идентификации с лидером, воплощающим данную идею. Этот путь приводит подростка в деструктивный культ.

1.3. Особенности поведения личности, длительное время подвергавшиеся манипулятивному воздействию.

Изначально, любой человек обладает определённой системой психологической защиты оберегающей его от деструктивных влияний, как группы, так и другого человека. Сила защиты варьируется в зависимости от личностных особенностей человека и его знаний. Так осведомлённость о действии определённых групповых феноменов может повысить уровень психологической защищённости личности. Взломать психологическую защиту личности, действуя простым убеждением, в большинстве случаев не удаётся. Чтобы проникнуть во внутренний мир человека, в секте организуется специальная ситуация, в рамках которой выработанные раннее личностью защитные механизмы не эффективны. Бассин, Бурлаков, Волков, 1988, с. 78.

М. Т. Сингер и Р. Д. Лифтон выделили следующие параметры ситуаций, с помощью которых, можно достичь ослабления защитных механизмов нового человека, включившегося в жизнь тоталитарной секты:

1. Тотальный контроль над временем (в том числе и временем размышления); практикуется физически и эмоционально напряжённая деятельность, при этом даётся мало времени на её осмысление и в целом на уединение;
2. Содержание новичков в состоянии неведения и неспособности отдавать себе отчёт в том, что с ними делают;
3. Создание жёстко контролируемой директивными лидерами системы,
в которой тех, кто отступает от взглядов группы, заставляют чувствовать себя дискомфортно, подталкивая их к мысли о том, что они, к примеру, врождённо неполноценные.

4. Создание у новичка ощущения беспомощности и снятие этого неприятного переживания с помощью обеспечения его моделями нового поведения — удобного группе;

5. Подавление прежнего социального поведения и, за счёт манипулирования наградами и наказаниями, достижение нового состояния сознания. Далее использование нового состояния сознания для создания желаемого восприятия прежнего жизненного опыта (его переоценки);

Использование методик, тормозящих процесс мышления (медитация, трансы). Бассин, Бурлаков, Волков, 1998, с. 79−80.

Контроль над временем может сформировать так называемую «вынужденную беспомощность», характеризующуюся полной потерей автономии личности. Человек начинает жить по жёсткому графику, который не учитывает его интересы, его психоэмоциональное состояние. От него ничего уже не зависит, и он вынужден консультироваться с наставниками из культа даже по самым незначительным вопросам. У этого явления есть эффект, который может восприниматься личностью как положительный — человек теряет экзистенциальный страх перед свободой, отпадает потребность в структурировании жизненного времени. Будущее кажется стабильным и предопределённым. Скородумов, 1999, с. 49. Тотальный контроль над временем и деятельностью также выполняет роль нового перцептивного фильтра, отбирающего из внешней социальной среды только те нормы и ценности, которые наиболее значимы для принявшей их группы.

Медленно, поступенчато секта стремится к тому, чтобы полностью изолировать человека от социума. Путём давления личность вынуждают отказаться от тех контактов и отношений, которые могут помешать её пребыванию в культе. Далее происходит вытеснение тех жизненных интересов, которые нейтральны по отношению к новому религиозному статусу личности, потому что в них, она может проявлять свою автономность. Цель секты — сформировать зависимый тип личности. Полищук, 1995, с. 40−41. Человеку приходится делать решения, из-за которых он может испытывать сильный диссонанс и большую степень внутренней напряжённости. Преодоление этого диссонанса и снятие напряжённости, которая может вести к психотическим срывам, осуществляется немедленным замещением бывших сфер деятельности и интересов личности на новые, непосредственно связанные с культом. Так происходит замена наиболее близких человеку людей (лично значимых лиц), на новых «духовных сестёр и братьев». Человеку присваивается новый социальный статус и формируется новое социальное окружение, по сути дела — полностью изолированная от жизни большинства социальная ниша. В рамках её мир воспринимается по другому, а всем явлениям жизни предписывается новый «культовый» смысл.

Основными приёмами психического воздействия на новых членов культа является внушение и заражение. Внушение представляет собой процесс особого воздействия на психику человека, при котором полное понимание материала, эффективно воспринимаемого субъектом, не требуется. Это связанно с тем, что при процессе внушения происходит снижение уровня сознательности и критичности, как при восприятии, так и при воспроизведении внушаемого материала. Информации же, усвоенной при внушении присущ навязчивый характер, который обнаруживается в том, что содержание, введённое внушением, с большим трудом поддаётся коррекции. Волков, 1996, с. 86−95.

К личностным факторам, повышающим внушаемость, относятся: неуверенность в себе, низкая самооценка, чувство собственной неполноценности, покорность, слабость логического мышления, повышенная впечатлительность. Внушаемость возрастает в экстремальных ситуациях, во время физических и психических перегрузок, когда происходит сужение поля сознания, вследствие чего на уровне подсознания облегчается запечатление. Дмитриева, 1999, с. 24. Сигналы, элементы программ и циклы поведенческих реакций, введённых при внушении, подобны совокупности операций, находящейся в состоянии постоянной готовности. Какое-то время они могут оставаться на периферии сознания, но стоит человеку воспринять нужный стимул (знакомую интонацию, особый жест и т. п.), как в памяти возникают целые блоки информации, раннее подготовленные формулами внушения. В дальнейшем, если человек будет пытаться выйти из культа или совершить ещё какие-либо нежелательные с точки зрения группы действия, услышав голос лидера и закреплённые внушением формулы, он может вновь вступить на путь автоматического исполнения команд. Дмитриева, 1999, с. 35. Практика внушения характерна для всех деструктивных культов.

Для заражения характерна идентичность переживаемых людьми эмоциональных психических состояний. Заражение представляет собой непроизвольную, спонтанную тонизацию эмоциональных состояний, которая часто происходит при совершении экспрессивных действий. Заражение может вызываться возгласами, восклицаниями, плачем, смехом, ритмическими движениями, аплодисментами. Мощным заражающим эффектом обладает громкое хоровое пение. Многочасовое повторение мантр, которое практикуется в некоторых деструктивных культах, обладает ещё и самовнушающим характером, что служит причиной нарушения чувства реальности.

В деструктивных культах как способ воздействия на личность практикуется массированная сенсорная депривация. Известно, каким влиянием на человека обладает незадействование какой-либо анализаторной системы. «Отключение» каналов восприятия может привести к дезориентации, перегрузке компенсаторных анализаторных систем, галлюцинациям, трансоподобным состояниям. Сенсорная депривация активизирует один из видов психологической защиты — регрессию, которая выражается в явлениях деперсонализации и формировании растущей зависимости от значимого лица. Регрессия характеризуется негативными изменениями в интеллектуальной сфере, проявлением примитивной логики, опирающейся на представление о человечестве, разделённым на две группы: «посвящённых» и «нечистых». На этой базе формируется и закрепляется дуалистический способ мышления «или-или». Одновременно происходит активная выработка иммунитета против иных, новых способов видения мира, за счёт сокрытия значимой информации. Процессу регрессии сопутствуют такие явления, как потеря чувства юмора и спонтанности. Дмитриева, 1999, с. 16.

Изоляция от внешних источников информации и однообразие предоставляемой информации вызывает стойкое торможение. Музыкальное сопровождение с особым ритмом, либо постоянные повторения каких-то слов, во время культовых обрядов или в повседневной жизни, формируют у человека ощущение безразличия, потери интереса к окружающему и собственной жизни. Эмоции подавляются, притупляются желания. По мере усиления звука и возрастания ритма торможение иррадиирует, охватывая все области мозговой коры, что вызывает глубокую дезориентацию, как пространственную, так и временную. Сознание пребывает в сумеречном состоянии. Могут возникать зрительные и слуховые галлюцинации культового содержания (иллюзии полёта, освобождение духа, выделение энергетических сущностей и т. п.). В секте данным процессам приписывается особый смысл, они интерпретируются, как прогресс личности, религиозный рост, появление сверхъестественных способностей, особого видения мира (третий глаз) и т. п.

Непрерывная концентрация внимания и сознания на одном действии, снижает степень воздействия следов прошлой психической деятельности, способности памяти резко ограничиваются. В этот момент мозг реагирует только на те стимулы, на которые предварительно настроили человека. Возможно совершение иррациональных действий, любых внушённых форм поведения. Кондратьев, 1999, с. 41.

Деструктивный культ ставит своими задачами абсолютную изоляцию личности от социума, создание для неё специальной ниши, придание не только нового статуса, но и тотальное изменение личности. Добиться этого можно, открыв путь к самым интимным и дорогим для человека сферам и активно их преобразуя. В этом процессе огромную роль играет обряд инициации (посвящения). Ритуал перехода личности в новое состояние характеризуется обязательным инструктированием о том, как правильно вести себя в новом статусе. Кривельская, 1999, с. 112−114.

В деструктивном культе все усилия направляются на реальную или условную блокаду значимых мотивов, занимавших раннее определённое место в структуре личности. Новый мотив воспринимается как универсальный путь разрешения актуальных жизненных проблем, снимающий необходимость логического анализа, активных самостоятельных действий. С помощью мощного психологического воздействия достигается изменение иерархии в прежней системе ценностей. Это происходит последовательно и поэтапно. Сначала человека знакомят с чем-то раннее неприемлемым на фоне специально сниженной эмоциональной чувствительности. Таким образом, отрицательная установка превращается в положительную. Когда нет эмоциональных оценок, личного отношения, данный процесс проходит наиболее эффективно. Затем человек побуждается к проигрыванию в воображении этого ранее неприемлемого образа действий. На заключительной стадии, закреплённый образ осуществляется в реальных поступках, сначала экспериментальных, затем привычных. Дмитриева, 1999, с. 35−36.

Подобную схему можно чётко проследить на примере коллективных суицидов, совершаемых в сектах. Сначала, во время обрядовых действий, под определённое музыкальное сопровождение, исполняются песни, молитвы и т. п., программирующих на суицидальные действия. Затем, в пик возбуждения, в момент эмоционального катарсиса, человек может представлять себе и даже видеть (галлюцинации) собственную смерть. Далее возможны символические действия репетиции, проигрывания ситуаций самоубийства и в завершение — совершение самого действия. Подобным образом складывались события, происходившие в Джонстауне, в группе Народный Храм. Хассен, 2001, с. 51−52с.

С помощью такого психологического механизма защиты как рационализация прошлый жизненный опыт переосмысляется. Человек невольно подводит, подстраивает своё прошлое к нынешнему образу Я. Человек приписывает прошедшим событиям культовый смысл. Он может вспоминать только те эпизоды прошлого, в которых видит истоки сегодняшней жизни и забывать (вытеснять) те из них, которые противоречат его нынешнему восприятию себя. Бассин, 1969, с. 118−126. Жизнь до культа кажется далёкой, нереальной. Происходит переоценка всей биографии и перенесение в прошлое новых схем интерпретации по формуле: «Я знал это уже и тогда, но не вполне отчётливо». Новые мотивы выносятся в прошлый опыт, потому что они необходимы для нового понимания того, что происходило давно. Фабрикуются и вставляются в биографию дополнительные события, выполняющие вспомогательную роль гармонизации старых воспоминаний с их новыми толкованиями. Хассен, 2000, с. 82с.

Таким образом, в деструктивном культе человек сталкивается с тотально преобразующей личность средой. Изменить ситуацию у него нет возможности. Уйти из группы он не может, так как она уже приобрела для него большую значимость, он испытывает большую привязанность к членам секты и чувствует себя обязанным им за то многое, что, как он считает, они для него сделали. Остаётся единственный путь — измениться самому, адаптироваться к группе и ситуации.

С.С. Корсаков вместе с тем специально подчеркнул, что «принадлежность к некоторым сектам, особенно проникнутым нетерпимостью, изуверством и фанатизмом, а также к таким, в которых религиозный культ соединяется с сильным душевным возбуждением, доходящим до экстаза, способствует к развитию душевных заболеваний». Кондратьев, 1999, с. 44. Процесс присоединения к культам соответствует психотехнологии формирования DDD синдрома, который был одним из объяснений того, что в США принято называть «промыванием мозгов». DDD синдром (deception, dependency, dread — обман, зависимость, страх) соответственно состоит в сокрытии действительных целей культа, в камуфлировании первоначальной «бомбардировкой любовью» последующей жесткой эксплуатации, в подавлении собственной личности с полным подчинением культу и в страхе как главном инструменте манипулирования, основанным на постоянно поддерживаемом чувстве вины. Кондратьев, 2000, с. 22−23.

Зависимое расстройство личности является начальным нарушением психики, вслед за ним возможно развитие более тяжелых психических расстройств вплоть до психозов с агрессивным поведением или с суицидальными действиями. Острые психотические состояния могут носить характер аффективно-бредовых состояний, параноидов, индуцированных психозов, а также стрессовых реакций с последующим затяжным постстрессовым синдромом. Кроме того, в результате пребывания в секте могут возникать резкие обострения уже имевшихся латентных форм заболевания (чаще всего шизофрении).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой